М.Н. Катков
Назначение графа Д.А. Толстого министром народного просвещения

На главную

Произведения М.Н. Каткова


Назначение графа Д.А. Толстого министром народного просвещения есть такое событие в истории нашего образования, которому нельзя не придавать особенной важности, на которое нельзя не возлагать многих ободряющих надежд. Прежде всего упомянем, что, как видно из печатаемой ниже телеграммы, высочайший указ, повелевающий графу Толстому быть министром народного просвещения, оставляет за ним и должность обер-прокурора Святейшего Синода, которая была вверена ему доселе и с которою у нас соединяется весьма значительное влияние на учебную часть духовного ведомства, можно даже сказать, главное заведывание ею. Потребность дать нашим духовным учебным заведениям надлежащую, соответственную их высокому назначению постановку чувствуется всеми. Поднять уровень преподаваемого в них ученья, к прискорбию, низко упавший, улучшить их материальные средства, с течением времени крайне оскудевшие, - всего этого легче достигнуть при их соединении с светскими учебными заведениями под общим высшим управлением. Духовные учебные заведения могут, конечно, оставаться в теснейшей связи с духовенством и ближайшем подчинении его иерархии, но нет никакой причины, чтобы, приготовляя к духовному званию, они были открыты исключительно для детей лиц, принадлежащих к этому званию, чтоб они сохраняли и впредь свой кастообразный характер, из них преимущественно переходящий на все духовное сословие и отчуждающий его от остального общества к величайшему ущербу для церкви. Если вопиющая потребность постепенно освобождать православное духовенство от несвойственного ему левитизма не подлежит сомнению, то удовлетворение этой потребности всего легче начать со школ духовного ведомства, открыв их для лиц всех состояний и поставив их так, чтоб их не чуждались родители из мирян. Духовные школы, так поставленные, то есть сближенные в плане преподавания со светскими, окажут серьезную пользу и всему обществу, и в особенности самому духовенству. Богословское образование может быть с успехом преподаваемо лишь молодым людям, достигшим известной степени зрелости. Ему должно предшествовать образование общее, которое должно быть для будущего богослова не только не ниже, но, если можно, выше, чем для приготовляющихся к высшему обучению по светским факультетам. Нечего скрывать от себя, что язва, именуемая нигилизмом, начала проникать и в наши духовные заведения и что в них она действует даже с особенным озлоблением. Нельзя не опасаться, что зло может развиваться далее, если не устранится главное условие для его развития, - поверхностность учения, раздражающая ум и вместе с тем повергающая его в немощное состояние, в совершенную неспособность искать серьезного решения вопросов, возбуждаемых в нем, без всякого соответствия его силам. При теперешнем положении вещей судьба всего народа зависит от того, будут ли получать его духовные пастыри солидное общее образование, будут ли они пользоваться таким преподаванием, которое упражняет умственные силы молодых людей и приучает их к самодеятельному труду, а не набивает их головы непереваренными фразами, тем более надмевающими, чем безотчетнее они повторяются.



По светским учебным заведениям прежнее управление завещевает новому устав, задуманный в прекрасном духе, но нигде, кроме северо-западного края, не введенный в силу. Исполнение этого великого дела потребует много усердия со стороны нового министра, много предусмотрительности и находчивости, много такта в обращении с людьми и их приискании. Наше педагогическое сословие должно быть, очевидно, усилено какими-нибудь новыми элементами из-за границы. Наш новый гимназический устав заключает в себе некоторые подробности, требующие изменения; это было очевидно и прежде, а тем более теперь, когда за произведенным сокращением времени уроков (1 час вместо 1 1/4 часа) должно естественно последовать изменение в плане преподавания, дабы наши молодые люди не выходили по-прежнему недоучками, ничего не знающими основательно. Будем надеяться, что просвещенный взгляд нового министра усмотрит верный путь и в том, и в другом отношении: тогда можно будет радоваться тому, что введение гимназического устава в действие замедлилось для значительнейшей части России, и можно будет сказать, что все было к лучшему. Опыт жизни ежедневно умудряет нас. Мы должны отбросить, наконец, пагубное оригинальничанье, пренебрегающее общепринятою в образованном мipe системой воспитания. Мы должны, наконец, освободиться от хвастовства уставами, из которых оказывается, что наши школы делают чудеса, но которые в действительности не исполняются, потому что не могут быть исполнены. Скромность и здравомыслие - вот тот девиз, который наше учебное дело жаждет увидеть на знамени своего руководителя. О доброжелательстве мы не говорим. При отсутствии в нашем обществе всякой организации, кроме организации правительственной, лицо, стоящее во главе управления какою бы то ни было частью, имеет у нас неизмеримое влияние на тот дух, в котором действуют не только исполнители его распоряжений, но и соприкасающиеся с ними лица из публики. Каждая перемена в настроении правительственных сфер немедленно отзывается в настроении общества. Пример тому мы видим на частных учебных заведениях, оживившихся и в Петербурге, и в Москве единственно вследствие того, что по поводу пересмотра учебных уставов из законодательных сфер повеяло иным, более благотворным духом. Между тем как улучшения в казенных училищах встречали серьезные препятствия, в частных школах новое направление законодательства уже отозвалось живительно, и здравые педагогические начала уже успели вступить в силу и принесли некоторые плоды, позволяющие надеяться на дальнейшие, более серьезные успехи в будущем.

Не можем при этом не упомянуть о том приятном случае в педагогической жизни Москвы, которому мы были недавно свидетелями и о котором не преминули бы уже прежде сего поговорить с публикой, если бы не наступило потрясающее событие, приковавшее к себе все мысли. Мы разумеем тот педагогический праздник в частной гимназии г. Креймана, о котором читатели найдут ниже несколько строк, написанных заслуженным профессором Московского университета А.И. Меншиковым. Заведение г. Креймана существует еще недавно. Своим благоустройством оно обязано замечательной энергии учредителя, доверчиво возложившего все надежды на справедливую оценку трудов его со стороны публики и не обманувшегося в своих надеждах. В короткое время его заведение достигло такого развития, что в начале нынешнего года правительство нашло справедливым дать ему имя гимназии. Латинский спектакль, устроенный старшими учениками новой гимназии, несомненно свидетельствует, что школа г. Креймана заставляла их серьезно работать, что их умственные силы удовлетворительно развиты сообразно их возрасту, что они привыкли бороться с трудностями и добросовестно побеждать их. Вынесши приятное впечатление из этого спектакля, мы старались собрать сведения о школе г. Креймана и получили еще большее удовольствие. Сколько можно судить по нашим сведениям, коллегия преподавателей этого заведения ведет педагогическое дело серьезно, а почтенный директор не жалеет ни трудов, ни издержек для умственной и нравственной пользы питомцев, вверенных его попечению. Преподаватели и ученики трудятся честно, и в школе господствует серьезный педагогический дух. К сожалению, этого в такой же мере нельзя еще сказать о наших казенных гимназиях, где многое делается лишь для вида, в усилиях педагогической коллегии нет единства и общего одушевления, от учеников по большей части требуется слишком много, а контроль за ними слишком формален, и они привыкают скорее обегать требования школы, нежели добросовестно исполнять их.


Впервые опубликовано: Московские ведомости. 1866. 16 апреля. № 80.

Михаил Никифорович Катков (1818-1887) - русский публицист, философ, литературный критик, издатель журнала "Русский вестник", редактор-издатель газеты "Московские ведомости".


На главную

Произведения М.Н. Каткова

Храмы Северо-запада России