М.Н. Катков
Необходимость диктатуры для борьбы с крамолой. Приказ генерала Гурко. Телеграмма генерала Богдановича
(По поводу взрыва в Зимнем Дворце)

На главную

Произведения М.Н. Каткова


Вчера в глубокую ночь, почти пред выходом нашего листка, получили мы из Петербурга известие о пожаре в Зимнем Дворце вследствие лопнувшей газовой трубы. Сегодня телеграфировали нам правительственное сообщение о случившемся по неизвестной причине взрыве, от которого погибло много нижних чинов караула от Финляндского полка... Нельзя было не догадываться об ужасном значении взрыва, но только благодаря телеграфным сообщениям из Берлина и Парижа о поздравлениях, молебствиях в русской церкви и негодовании, обычно выражаемом в подобных случаях печатью мы впервые определенно известились, что вчера, в 7 часу вечера, совершилось новое, ужаснейшее из всех покушение...

Боже, как быстро мы идем! Выстрелы на улице, адская машина, подведенная под рельсы железной дороги, взрыв в самом Дворце!

Бог охраняет Своего Помазанника. Только Бог и охраняет Его.

Много злоумышленников перебывало в руках правосудия; много произведено и производится следствий, но ничего не выходит наружу, и всякому предоставляется делать свои предположения и догадки о крамоле, которая в продолжение двадцати лет издевается над Россией, над ее правительством, над всем народом русским. Судятся люди ничтожные, явно служащие орудием несведомого им самим замысла, а все, что позначительнее, ускользает...



Вскоре после 2 апреля была принята по-видимому серьезная мера, учреждены временные генерал-губернаторства с обширными полномочиями. Тогда же осмелились мы выразить мнение, что мера эта окажется полумерой и что никаких серьезных последствий ожидать от нее нельзя. К несчастью, так и выходит. Тогда же казалось нам необходимым сильное центральное действие власти. Борьбу с организованною крамолой, которая, конечно, не между мальчишками получила свое происхождение, необходимо сосредоточить в одной сильной руке; необходимо, чтоб один правительственный орган, облеченный полным доверием Государя, имел диктаторскую власть для борьбы со злом. На нем должна лежать вся ответственность, и ему должны быть предоставлены все средства действия. Прочие власти должны беспрекословно способствовать ему во всем, что относится к предмету его полномочия. Не вмешиваясь в специальности управлений, в технику разных ведомств, он должен иметь полную свободу действий в делах и вопросах политического свойства. От него должно исходить направление и соглашение действий генерал-губернаторов; ему должны быть предоставлены контроль и проверка, и никакие формальности процедуры не должны иметь силы пред его полномочием.

Чем сильнее и решительнее была бы такая диктатура, тем быстрее было бы ее действие. Необходимо такое же, в сущности, действие, сосредоточенное и полномочное, какое оказалось столь успешным в борьбе с польскою революционною организацией. Опыт того времени не может не убедить нас, что полумеры только усиливают и раздражают зло...

Пока мы дописывали эти строки, в поздний час получены дальнейшие известия из Петербурга. Ужасное событие раскрывается вполне. Приказ генерал-адъютанта Гурко по войскам гвардии и Петербургского военного округа говорит о злоумышленниках, прокравшихся во Дворец, и о динамите. Телеграмма генерал-майора Богдановича сообщает потрясающие подробности. У злоумышленников был в точности рассчитанный план. Если бы не случайное обстоятельство, если бы Царский обед последовал в обычное время, если бы Государь Император получасом ранее вступил в столовую... Повторилось то самое, что случилось в Москве 19 ноября.

Так-то доводится нам праздновать двадцатипятилетие поистине славного, освободительного и преобразовательного Царствования!

Приказ генерал-адъютанта Гурко по войскам Гвардии и Петербургского военного округа
(по телеграфу)

Вчера, в 7 часу пополудни, под помещением главного корпуса Зимнего Дворца от воспламенения значительного заряда динамита произошел взрыв. Избрав время обычного Высочайшего обеденного стола и направив удар к разрушению столовой Его Величества, дерзкий злоумышленник очевидно обнаружил тем адский замысл на священную Особу Государя. Бог спас драгоценную жизнь Своего Помазанника, вновь проявив неизреченную и великую ко всем нам милость, за которую поспешим возблагодарить Господа в горячей и единодушной молитве.

__________________

ПЕТЕРБУРГ, 6 февраля. Весть о вчерашнем вечернем крушении в Царских палатах облетела мгновенно столицу, и с утра все население, взволнованное и радостное, бросилось в храм Божий с благодарственною молитвой за чудесное избавление Царя и Царственной Семьи от великой и ужасающей опасности. При звоне колоколов митрополит Исидор прибыл в Исакиевский собор, где совершил молебствие в сослужении с митрополитами Московским и Киевским, четырьмя архиереями, восемью архимандритами и духовенством столичных церквей. Пред началом молитвы первосвятитель отечественной церкви с архиерейского амвона произнес глубоко знаменательное слово, прерываемое слезами. Вся паства за ним плакала навзрыд. В это же время совершалась молитва и в Дворцовой церкви. Гвардия и армия Русского Царя и Его сановники теснились во всех залах. Тут же сгруппировалось множество дам. Появление Царя под руку с Цесаревной и Наследника престола с Царственною Семьею вызвало необычайный восторг, прерываемый восклицаниями и слезами. Этот же восторг, эти слезы возобновились после незабвенных слов, произнесенных Государем по поводу вчерашнего события. Вот подробности дела, насколько они успели выясниться: обед Государя бывает в 6 часов, но вчера по случаю приезда брата Императрицы Принца Александра Гессенского обед неожиданно замедлился на полчаса. В ту самую минуту, когда к столовой подходили с одной стороны Государь с принцем и князем Болгарским, а с другой - все члены Царственной Семьи, кроме больной Императрицы, раздался страшный взрыв; случись он минутою позже, великому горю не миновать. Какая-то адская сила разбросала столы, посуду, выбила стекла и ранила двух прислужников. Присутствие духа Государя разом успокоило всех окружающих. Вскоре были доложены Его Величеству подробности катастрофы. Жертвами взрыва оказались по первому дознанию восемь убитых и 45 раненых нижних чинов лейб-гвардии Финляндского полка, занимавшего вчера дворцовый караул. Взрыв произошел в подвале, где устроено центральное отопление; газы, пробив свод подвала, перешли в находившуюся над ним караульню, пробили ее свод и произвели страшное сотрясение находившегося над ним пола Царской столовой. Движение воздуха было так сильно, что перебито несколько сот стекол не только во Дворце, но даже в некоторых зданиях по набережной Невы. В 8 часов Государь Император осчастливил раненых своим посещением, а в полночь посетил их вторично. Сегодня под развалинами свода открыто еще два трупа. Движение по улицам громадное. Толпа теснится на Дворцовой площади, все жаждут знать последствия и причины вчерашнего потрясающего события. Город с утра украшен флагами.

Генерал-майор Богданович.


Впервые опубликовано: Московские Ведомости. 1880. 7 февраля. № 37.

Михаил Никифорович Катков (1818-1887) - русский публицист, философ, литературный критик, издатель журнала "Русский вестник", редактор-издатель газеты "Московские ведомости".


На главную

Произведения М.Н. Каткова

Храмы Северо-запада России