М.Н. Катков
Необходимость покровительства народной промышленности

На главную

Произведения М.Н. Каткова


Космополиты-доктринеры протестуют против национальной экономической политики. Если отменить пошлины на ввозимые товары, сказано было в нашей газете, то в первое время будем мы приобретать иностранные товары по более дешевым ценам, но потом цена этих товаров будет возрастать вследствие упадка ценности наших денежных знаков, и дешевые, по-видимому, товары обратятся для нас в весьма дорогие. Новости возражают на наши слова, что если де иностранные продукты будут обходиться не в пример дороже отечественных, то их, конечно, никто покупать не станет. Еще задолго де до повышения цен в указанных Московскими ведомостями размерах ни один иностранный товар не будет покупаться в России, и отечественная промышленность разовьется де безо всякого покровительства. Вот основной довод Новостей против покровительственного таможенного тарифа, и можно только подивиться отваге, с какой высказывается очевидная несообразность. Если мы с помощью беспошлинного привоза иностранных товаров убьем внутреннее производство в стране, то можно ли рассчитывать, что оно вдруг возродится при сильном падении кредитного рубля? А по словам упомянутой газеты выходит так. Значит, для развития промышленности в стране нужно лишь уничтожить таможенный тариф и уронить ценность денежных знаков!

Если производительность в стране будет убита, то для возрождения каждого производства необходимо будет материалы и машины выписывать из-за границы, что при падении ценности кредитного рубля обойдется крайне дорого. С другой стороны, не найдется и предпринимателей, которые пожелали бы затрачивать в производство капиталы без уверенности в успехе. А где будет достать опытных рабочих? Да и может ли быть сомнение, что раз убив производство, мы не можем рассчитывать, что оно вдруг возродится при самых невыгодных условиях?



Но Новости не останавливаются на одном софизме. Мы указали на пример Америки, которая улучшила свои финансы с помощью выгодного для страны торгового баланса. Космополитическая газета пытается умалить значение этого примера. "Если Соединенные Штаты, говорит она, покрыли свои долги при значительном перевесе вывоза над привозом, то Англия не менее успешно покрывает свои долги при несравненно более значительном перевесе привоза над вывозом, составляющим в течение такого же периода, то есть шести лет, до 6 миллиардов рублей! Очевидно, заключает газета, дело заключается вовсе не в торговом балансе, а в богатстве обеих стран".

Но, во-первых, Англия ввозит к себе богатства своих же промышленных классов, которые эксплуатируют все страны мира и все части света. Что привозят они из одной Индии, выжимая из ней все соки? Само собой разумеется, что Англия ввозит к себе своих богатств более, чем сколько успевает от себя вывезти. Во-вторых, собственно Англия с Шотландией и Ирландией не может пропитывать массы своего населения продуктами своей земли и вынуждена по естественным, а отчасти и политическим условиям прокармливать его чужим хлебом. Кто слыхал, чтоб Англия ввозила к себе в значительном количестве мануфактурные или заводские товары? Но продуктов сельского хозяйства она не может не ввозить, иначе голодающие массы ее населения давно бы вымерли.

Внешняя торговля Англии дает следующие результаты в фунтах стерлингов:

  1883 1882
Ввоз 361 561 932 346 808 131
Вывоз 239 829 744 211 467 162
Перевес ввоза над вывозом 121 732 188 105 340 969

Из приведенных цифр, по-видимому, выходит, что торговый баланс Англии клонится не в ее пользу. Но мало ли что кажется? Так ли это в действительности? В общей сумме ввезенных товаров значатся и товары, привезенные в Англию из ее колоний. Так, например, в 1883 году было ввезено в Англию съестных припасов "животного царства" на 51 209 000 ф. ст., и большинство этих продуктов были ввезены из английских же колоний, то есть хотя и были отнесены по официальной классификации товаров ко внешней торговле, но в действительности должны быть отнесены ко внутренней, как и привозимые, например, из Сибири на Нижегородскую ярмарку товары. Точно так же и по другим отделам ввезенных в Англию товаров значительная часть привоза падает на долю английских же колоний; так, съестных припасов из отдела растительной пищи было ввезено в Англию в 1883 году на 102 783 000 ф. ст., и опять-таки значительная часть привоза падает на долю Индии и колоний. Напитки, ввоз которых в 1883 году выражался цифрой в 7 205 000 ф. ст., большей частью ввезены в Англию из ее же колоний.

Наконец, Англия есть всесветный кредитор, общий банкир всех государств, с которых она ежегодно получает громадные суммы за занятые у нее капиталы. В лице своих промышленных классов она получает свои проценты не все деньгами, но и товаром, что бывает гораздо выгоднее. А с кого можем мы получать проценты, если наш бюджет отягощен громадной массой долгов? Мы не только не имеем чужих долговых обязательств, которыми могли бы мы покрыть невыгодный для нас торговый баланс, но сами запутаны в долгах. Чем же в таком случае будем мы платить иностранцам за товары, как не новыми долговыми обязательствами? Мы задыхаемся от нашей задолженности, а нам советуют крепче затягивать петлю.

Другой орган экономистов-доктринеров, Русские ведомости, заявляют, что "таможенные пошлины, поднятые (?) в 1867 году, с 1876 года постоянно поднимаются и достигли уже уровня, который считается идеалом в этом отношении, - американского таможенного тарифа".

Итак, пошлины нашего таможенного тарифа, по словам Русских ведомостей, дошли до пошлин тарифа американского. Но это не правда: наши таможенные пошлины значительно ниже пошлин тарифа Соединенных Штатов, где, несмотря на сильно развившуюся промышленность, все-таки продолжают держать таможенные пошлины весьма высоко. Каждый желающий проверить утверждение Русских ведомостей легко убедится в неверности сообщенного ими факта; стоит только сравнить американский таможенный тариф с нашим. Посмотрим, однако, к каким выводам приходит эта газета.

Указав на сильное развитие в стране мануфактурной промышленности, Русские ведомости заявляют, будто и все отрасли промышленности так ограждены у нас, что более и ограждать нечего. Правда, мануфактурная промышленность действительно развилась в стране в значительных размерах, но ведь потому она и развилась, что была ограждена таможенными пошлинами, что и дало повод министру финансов выразить во всеподданнейшем докладе о государственной росписи следующие соображения: "Фабрики полотняных изделий после изменений, последовавших в тарифе, быстро оживились", и потом: "Надо надеяться, что к таким же результатам в других отраслях промышленности приведет дальнейший пересмотр таможенного тарифа". Министр финансов, у которого находится в заведывании промышленность страны, указывает на блестящие результаты мануфактурной промышленности, получаемые от пересмотра таможенного тарифа в смысле покровительства народному труду, и выражает надежду, что к таким же результатам поведет пересмотр тарифа и по другим частям производства, кроме мануфактурного. Не то ли же говорим и мы? Не твердим ли мы о необходимости пересмотра всего нашего таможенного тарифа в смысле национальной политики? Мы оградили нашу мануфактурную промышленность, и теперь в России вырабатывается одних хлопчатобумажных изделий более 8 миллионов пудов. Зато какой контраст представляют со столь значительным развитием мануфактурной промышленности железное и химическое производства, считающиеся основными в промышленном деле! Вот сколько было выработано железа и чугуна у нас в 1882 году сравнительно с другими странами (в пудах):

  Чугун Железо
Россия 28 237 027 18 151 810
Бельгия 44 343 706 29 406 026
Пруссия 150 520 428 79 955 689
Соед. Штаты 286 489 855 137 976 083
Великобритания 525 861 846 175 933 577

Таким образом, несмотря на то, что в России числится теперь около 100 миллионов населения и что она обладает сетью железных дорог в 22 000 верст и значительным военным флотом, она добывает железа много менее маленькой Бельгии (в полтора раза). Также точно и химическая производительность находится теперь в России в жалком положении: чуть не все химические продукты, за исключением приготовляемых из нефти, мы получаем из-за границы. А между тем, какую бы отрасль промышленности ни взять, ни одна не может обойтись без помощи железного и химического производств, которые находятся у нас еще в младенчестве. Заботы правительства должны быть направлены прежде всего к развитию основных производств в стране, без которых не могут развиваться самостоятельно другие производства; с этих-то основных заводских производств и следовало начинать покровительство отечественной промышленности. Только в настоящем году была немного поднята пошлина на чугун, чтоб оказать содействие развитию у нас горной промышленности, а производство химических продуктов и до сих пор остается почти безо всякой охраны.

Органы наших космополитов-доктринеров употребляют все усилия, чтобы парализовать начинания правительства в видах покровительства народному труду. Они не привыкли спрашиваться собственного ума; зато со слепой верой внемлют тому, что скажут чужие люди. Так, вот что было недавно сказано в немецком журнале Stahl und Eisen относительно вопроса о повышении в России пошлины на привозный иностранный чугун: "wenn Russland eine industrie haben will, und die hat es nothig, so muss die russische Regirung die Industrie schutzen" (если Россия хочет иметь свою промышленность, а она ей нужна, то русское правительство должно охранять свою промышленность).


Впервые опубликовано: Московские ведомости. 1863. № 162. 25 июля. С. 1.

Катков Михаил Никифорович (1818-1887) - русский публицист, издатель, литературный критик.


На главную

Произведения М.Н. Каткова

Храмы Северо-запада России