М.Н. Катков
Необходимость развития русской силы и уничтожения иностранной монополии на берегах Великого океана

На главную

Произведения М.Н. Каткова



Москва, 19 декабря 1884

Со всех концов России слышатся жалобы на переживаемые теперь страною затруднения: земледелец жалуется на страшное падение хлебных цен, которые стоят столь низко, что не окупают расходов производства; торговец жалуется на плохой сбыт товаров, промышленник — на необходимость сокращать, а иногда и вовсе прекращать производство. Всем приходится трудно... Но легче ли живется в тех местах, куда стремится теперь русский человек, думая найти там облегчение от стесняющих его затруднений? Мы разумеем здесь Восточную Сибирь и преимущественно Приморскую область, которая как по естественным и климатическим условиям, так и по географическому положению на берегу Великого океана представляет наиболее выгодные условия для пользования естественными богатствами, которыми природа столь щедро наделила Сибирь и куда поэтому главным образом направляется переселенческое движение из густонаселенных местностей России. Хорошо ли живется на берегу Великого океана, где, казалось бы, все условия сложились таким образом, чтобы русские обитатели тех местностей могли только благоденствовать? Плодородная земля, обильные рыбой реки, наполненные зверями девственные леса, и все эти богатства на берегу океана, дающего легкий выход добываемым в тех местах продуктам, — оставалось бы, по-видимому, только завидовать обитателям тех благодатных местностей. Так бы, казалось, но на деле не так. Давно уже всем известно, в каком жалком положении находится этот край и как печальны тамошние дела. Вот и теперь нам удалось заглянуть в записку г. Фейгина, посетившего по делам службы в 1881 году Амурскую область. Сведения, которые содержатся в этой записке, вполне согласуются со всем, что нам об этом крае известно. Г. Фейгин предлагает ряд мер, заслуживающих полного внимания, к которым мы возвратимся, но прежде полагаем не излишним наполмнить о теперешнем положении края на основании сведений, сообщаемых г. Фейгиным. По его свидетельству, «нигде не приходилось испытывать чувство патриотизма столь глубоко оскорбленным, как в Приморской области, ибо нигде население русское не играет такой жалкой роли чуждого угнетенного пришельца, как именно в этой области». Рядом с принижением русского населения «здесь на каждом шагу видишь лишь массу китайцев да иностранцев с гордым сознанием полноправных хозяев, эксплуатирующих в свою пользу неисчерпаемые богатства этого непочатого края и захвативших в свои руки все промыслы в нем и всю торговлю». В чем же заключается причина столь ненормального положения? В том, что этот богатейший по природе и первостепенной важности по своему географическому положению край совершенно пренебрежен и отдан в монопольное владение иностранной эксплуатации, которая прочно в нем установилась и старается выжать из него все, что только возможно.

Значение этого края для России и необходимость усиления в нем русского элемента осознается всеми, но, к сожалению, правительственные мероприятия относительно этого края до сих пор ограничивались лишь ежегодным переселением туда на счет казны 250 семейств землепашцев, которые должны были служить проводником русского влияния в том крае. Что могут поделать с чужою, заполонившею тот край силою бедные землепашцы, являющиеся на новые места без денег и знания: они сами становятся жертвами эксплуатации и тем лишь способствуют ее усилению. Явившись в новый неведомый ему край без средств (ибо нельзя считать достаточными средствами привезенные с собой несколько сот рублей, на которые надо и обзавестись хозяйством на новом месте, и прожить с семейством до тех пор, пока переселенец не устроится окончательно), переселенец тотчас же попадает в кабалу, из которой ему уже трудно вырваться впоследствии. Страшная дороговизна быстро истощает средства переселенца, и ему остается на выбор или закабалить свой труд одному из многих эксплуататоров этого края, или же бежать в другие, не столь богатые по природе, но более благоприятные для русского труда местности, и бывали случаи, что переселенцы возвращались в Европейскую Россию. До чего доходит в Приморской области дороговизна цен на самые обыкновенные предметы потребления, приведем следующее место из «Записки» г. Фейгина. «Чтобы дать наглядное понятие о существующих там ценах, достаточно указать на тот факт, что фунт белого хлеба стоит в Амурской и Приморской областях 50 коп., фунт сахара или свеч — 50— 60 коп., бутылка пива, привозимого туда из Норвегии, — 1 руб. 50 коп. Что же касается мануфактурных произведений, то не только русские, но и заграничные стоят там на 300—400% дороже, чем в Европейской России». Так дороги в Приморской области самые обыкновенные предметы потребления, а между тем весь тот край пользуется всеми выгодами столь превозносимой свободной торговли и не знает таможенных стеснений, ибо вся местность от Великого океана вплоть до Иркутска — один обширный porto franco. Вот поучительный пример, как и при свободной торговле цены на товары могут быть страшно высоки вследствие того, что «в Приморской области весь торговый рынок находится в руках лишь иностранцев, соперничать с которыми русские купцы безусловно лишены возможности».

Иностранцам в Приморской области предоставлялись различные льготы и преимущества в ущерб русским интересам. Так, можно указать на тот факт, что «существовавшая в Приморской области американская торговая компания имела почему-то право, ей лишь одной принадлежавшее, не оплачивать пошлиной привозимый ею в Европейскую Россию чай из Китая». «Другая компания, гамбургская, исходатайствовала себе право не оплачивать акциза с привозимых ею из-за границы спиртных напитков. Ни тем, ни другим в то же время не дозволено было пользоваться русским купцам». Таким образом, мы сами потрудились над тем, чтобы создать на наших восточных окраинах, на берегу Великого океана, чужую и чужеядную силу, отдав ей в жертву интересы местных обитателей. И что же в результате? «Ничтожное и жалкое русское население, даже и количественно подавляемое иностранцами, — и весьма нередки случаи, что русские крестьяне находятся в услужении в качестве батраков у китайских бродяг, предоставляя в их пользование даже жен своих». Итак, русское население находится в полной рабской зависимости от пришлых людей, которые стали de facto хозяевами в том крае. Все мероприятия, направляемые к улучшению его благосостояния, не принесут той пользы, какую от них ожидают, если не будет ослаблена там эта чужеядная сила.

Освобождение русского населения Приморской области от иностранной зависимости может быть достигнуто путем улучшения быта местного населения, то есть когда обитатели тех местностей будут иметь возможность по дешевым ценам приобретать потребные им товары и в то же время найдут более широкий сбыт для своих продуктов, продавая их по выгодным ценам. Что может быть достигнуто громадное понижение цен на потребляемые местными обитателями привозимые товары, в этом и сомнения быть не может. Для примера укажем на сахар, стоимость которого колеблется теперь в Восточной Сибири от 20 до 24 рублей за пуд, и посмотрим, насколько она может понизиться с уничтожением иностранных монополий. В настоящее время сахар стоит в Одессе от 5 до 6 рублей за пуд; доставка его во Владивосток на пароходах Добровольного флота обойдет 1 руб. 15 коп. с пуда; прибавим сюда страховку и комиссионные расходы, увидим, что пуд сахара во Владивостоке будет стоить от 6 руб. 50 коп. до 7 руб. 50 коп., а между тем платят за него там до 24 руб. за пуд. С другой стороны, местные продукты в Приморской области ценятся крайне низко, что также подрывает благосостояние местных жителей. Так, г. Фейгин замечает, что «в городе Хабаровске он платил за фунт осетрины 10 коп., а за белужью зернистую икру по 20 коп. за фунт. Но так как солить эту икру никто не умеет, то ее обыкновенно рыбаки выбрасывают, хотя в то же время в продаже имеется за дорогую цену паюсная икра, привозимая туда из Москвы». Не курьёз ли, что во Владивосток привозится паюсная икра из Москвы, когда лучшую свежую зернистую икру выбрасывают за неумением приготовить ее впрок?

Во что обходится нам иностранная монополия, господствующая в наших владениях на берегах Великого океана, доказывает опыт с партией соболей, купленною г. Фейгиным в Хабаровке и распроданною в Петербурге, который убедил, что «цена на пушной товар при приобретении его из первых рук может быть понижена на рынках Европейской России на 150 до 200%». Подобный факт лучше всяких уверений доказывает, сколько причиняет стране зла господство иностранной монополии. Пока мы не освободим те местности от чуждой эксплуатации, до тех пор оне не будут прочно закреплены за Россией и не будут приносить государству выгоды, требуя каждый год от государства новых расходов. Необходимо в этот богатый и весьма важный для нас край ввести русскую силу и привлечь туда людей, обладающих техническими знаниями и капиталами. И чем скорее русская жизнь разовьется на берегах Великого океана, тем будет выгоднее для государства как в смысле экономическом, так и политическом, ибо восточный берег Сибири имеет для нас громадное значение, открывая широкий путь во все стороны.


Впервые опубликовано: Московские Ведомости. 1884. 20 декабря. № 352.

Михаил Никифорович Катков (1818-1887) - русский публицист, философ, литературный критик, издатель журнала "Русский вестник", редактор-издатель газеты "Московские ведомости", основоположник русской политической журналистики.


На главную

Произведения М.Н. Каткова

Храмы Северо-запада России