М.Н. Катков
Сообщения корреспондентов о взрыве в Зимнем Дворце

На главную

Произведения М.Н. Каткова


Все интересы умолкают пред ужасающим событием 5 февраля. Ни о чем другом нельзя думать, все ждут только известий об этом событии. Спешим передать публике все полученные нами от разных корреспондентов сообщения с их повторениями и разночтениями, впрочем, небольшими.

1

Петербург, 7 февраля. Снова Провидение спасло Русского Царя. 5 февраля, в 6 часов 15 минут вечера, в подвальном помещении под главною гауптвахтой Зимнего Дворца произошел взрыв. Первоначально полагали, что взрыв причинен лопнувшими газовыми трубами, но тщательный осмотр удостоверил их исправность. Взрыв произведен, как засвидетельствовано компетентными лицами, динамитом приблизительно в количестве четырех пудов, что равняется действию около 20 пудов пороху. Результат, приведенный в ясность сегодня в полдень, ужасен. Восемь солдат погибли на месте, пятьдесят изувечены. Из них двое умерли, двенадцать в безнадежном состоянии. Вид пострадавших представлял потрясающую картину. Среди массы обломков мусора валялись отдельные оторванные члены. Нужны были усилия многих людей, чтоб извлечь несчастных из образовавшейся груды обломков; глухие стоны изувеченных и крики их о помощи производили раздирающее душу впечатление. Но самое ужасное то, что в этом деле видна злодейская рука, снова поднявшаяся на жизнь священной особы Царя-Освободителя. Главная гауптвахта находится прямо под залой, в которой в этот день предназначался в 6 часов пополудни Царский семейный обеденный стол с участием Князя Болгарского и отца его Принца Гессенского. Обед случайно был отложен до 6 1/2 часов. Вследствие взрыва произошел обвал почти всего пола солдатской караульной комнаты и некоторой части потолка ее; обнажились деревянные связи и поднялась даже часть паркета обеденной залы. Находившийся в зале для окончательной сервировки стола лакей контужен. Все двери и окна обширного внутреннего двора разбиты; в обеденной зале многие предметы от взрыва повреждены и опрокинуты. В Помпейской галерее разбиты стекла. В момент взрыва в обеденной зале и некоторых соседних залах и коридорах погасли газовые рожки.

С быстротой молнии ужасная весть облетела столицу. Всюду негодование к злодеям, ликование по поводу нового чудесного спасения Царя и глубокая скорбь о мучениках и страдальцах. Высказывается желание почтить память погибших жертв панихидой во всех церквах, а также обеспечить осиротевшие семьи и судьбу страдальцев общественною подпиской.



2

Петербург, 7 февраля. Столовая, когда вошли в нее после взрыва, представляла такую картину: все газовое освещение в ней потухло, в разбитые окна несся мороз, в полу зияло большое отверстие, но сервированный стол был не тронут, и стоявший на нем канделябр колеблющимися огнями освещал комнату. Снизу неслись раздирающие стоны раненых в караульне.

Столовая, под которой произведен был взрыв, расположена как раз над комнатой для нижних чиной главной гауптвахты, помещающейся внутри дворцового двора по левому его фасу от входа в ворота со стороны Александровской колонны. Под гауптвахтой находится подвал; в нем помещалась небольшая мастерская, где работали три столяра, из которых один исчез; подвал состоял под наблюдением старика унтер-офицера. Взрывом разбило своды под гауптвахтой и под столовой, но пол ее устоял. Караульные вслед за взрывом полетели в подвал, поражаемые падавшими сверху камнями. К месту происшествия быстро прибыла рота Преображенцев из соседних казарм, куда и перенесли раненых. Говорят, никаких следов подкопа не обнаружено. Взрыв, надо полагать, произведен динамитом или порохом, принесенным в подвал в большом количестве. Взрыв был настолько силен, что вдоль всей стены Дворца у гауптвахты образовалась трещина; окна до самого верхнего этажа включительно разбиты.

3

Петербург, 7 февраля. Наскоро сообщаю несколько сведений о событии в Зимнем Дворце. Несомненно, что взрыв произведен был динамитом. Мины никакой не было, но динамит был положен в одной из комнат подвального этажа, находящейся прямо под помещением караула. Взрыв был ужасен. Выломало весь свод; находившихся в караульной солдат (Финляндского полка) приподняло вверх, и затем они провалились в подвал. 10 человек убитых и много тяжелораненых. Над караульней, пострадавшей столь сильно, находится столовая, где именно в то время (6 1/2 часов) должен был происходить обед. Злоумышленники, очевидно, рассчитывали, что динамит подействует сильнее и что взрыву подвергнется и столовая.

Динамит положен был в комнате подвального этажа, где жили четыре лица: престарелый вахтер, находящийся во Дворце уже 15 лет, и три плотника или столяра. Вахтер и два плотника оказались налицо и арестованы; они говорят, что ничего не знают, что когда произошел взрыв, то они не были в комнате, ибо ходили обедать. Третьего плотника не оказалось. Где он, неизвестно. Он поступил для работы во Дворце всего два месяца тому назад. Думали, не погиб ли он. Но теперь все разрыто, все исследовано, а его нет и следа. Теперь легко составить себе понятие, как все это совершилось. Господи, когда же это кончится! Когда же захотят наконец положить этому предел!

4

Петербург, 7 февраля. Из жертв катастрофы 5 февраля большинство, именно 33, было перевезено в Придворный госпиталь Конюшенного ведомства; 17 человек, перевозка которых не внушала опасений, отправлены 6 февраля в госпиталь Финляндского полка. Из оставшихся рядовой Селении умер сегодня, 7 февраля. У несчастного оказались переломленными обе голени и бедро. На лицах пострадавших полное спокойствие и сознание исполненного долга. Среди раненых находится придворный лакей Коровяков, бывший в момент взрыва на кухне, граничащей с караульного комнатой. Больные пользуются безукоризненною госпитального обстановкой, вызвавшею Высочайшее одобрение. Находящиеся в полковом госпитале жертвы катастрофы, подобно несчастным своим товарищам, были осчастливлены Августейшим вниманием.

Теперь все черты этого ужасного и позорного дела обозначились. Каким болезненным чувством должны отозваться все эти подробности во всяком человеке, у кого сердце сколько-нибудь на месте и есть смысл в голове! Настойчиво делаются попытки совершить величайшее из злодеяний, - зачем? - только для того, чтобы совершить, только потому, что оно велико. Зачем этим людям нужно зажечь Россию, повергнуть ее в хаос? Они сами не знают. У них нет другой цели, кроме разрушения. Преступные действия стараются оправдывать себя какою-либо целию; но здесь злодейство служит само себе целью. Преступление для преступления, злодейство для злодейства! Всякое гнусное дело считают эти люди дозволительным, лишь бы только оно могло способствовать к совершению другого, еще более гнусного. Какой позор для того общества, где эти люди могут гнездиться и находить себе притоны! Холопы дьявола, рабские исполнители плана, ни начало, ни цель которого им неведомы, эти люди омерзительнее простых злодеев, не украшающих себя титулом политических преступников. Посмотрите, чего уже стоила, в самой неудаче своей, эта проклятая затея, так ухищренно приведенная в исполнение! За что погибли эти русские люди, эти честные воины, недавно бившиеся на полях Турции, солдаты доблестного лейб-гвардии Финляндского полка? За что осиротели их семьи, недавно обрадованные их возвращением? Честь этим воинам, вечная память погибшим, помощь пострадавшим, - и всенародное проклятие злодеям!

Нельзя не назвать изменниками и предателями людей, которые мирволят этим бессмысленным злодеям или хотят соблюдать нейтралитет в отношении к ним. Это слабодушие, этот умственный разврат, именующий себя либерализмом, в некоторой части нашего образованного общества, нашей интеллигенции, - вот что делает возможными эти позорные явления, вот что поощряет крамолу и дает дух и смелость ее слугам. Испытание Божие поражает нас в самом больном нашем месте. Оно указывает нам, что должны мы врачевать в себе. Пора, давно пора образумить этот фальшивый либерализм и отнять у него власть над незрелыми умами. Пора пробудить чувство долга в людях, гоняющихся за правами. Во всех отправлениях нашего общественного организма давно уже чувствуется нездоровое расслабление; необходимо принять и в правительственных действиях, и в законодательных направление, укрепляющее общественную нравственность.

Злоумышленная крамола не уймется, пока государственная власть не покажет ей свою силу и тем не отнимет у нее надежды поколебать государство. Попытки прекратятся, когда крамола убедится в их безнадежности.

Со всех концов несутся поздравления нашему Государю. Не можем не радоваться этому сочувствию всех стран и всех партий; но в то же время не может и не скорбеть, что так часто повторяется повод к этим поздравлениям. Наше народное достоинство не может не страдать, видя, что о нас сожалеют как о стране, самой революционной в свете...


Впервые опубликовано: Московские Ведомости. 1880. 8 февраля. № 38.

Михаил Никифорович Катков (1818-1887) - русский публицист, философ, литературный критик, издатель журнала "Русский вестник", редактор-издатель газеты "Московские ведомости".


На главную

Произведения М.Н. Каткова

Храмы Северо-запада России