М.Н. Катков
Статья Н.Н. Голицына по поводу покушения 19 ноября 1879 года

На главную

Произведения М.Н. Каткова


Издатель "Гражданина" в борьбе с нуждою должен был прекратить свое доброе и честное, хотя, надо правду сказать, неряшливое издание в Петербурге. Над ним неистово глумились и издание его в поругание продавали с аукциона. Но он не терял духа и бодрости, и кто бы что ни думал о нем, надо отдать справедливость его твердости и верности долгу русского гражданина. Он родом из западного края, из Белой Руси, выдержавшей искус тяжкого гнета и борьбы за существование, откуда поэтому нередко выходят люди с крепким и неуступчивым национальным чувством. Судьба бросила его за границу, и вот в Берлине, кое-как перебиваясь, он снова открыл свое издание, назвав его на чужбине "Русским Гражданином". Странная судьба! Русскому патриотическому изданию не повезло в Петербурге; оно дошло там до истощания и бежало в чужие края, между тем как все антирусское тучнеет в Невской столице, услаждая собою ее интеллигенцию. Не на виду ли у всех с одобрения цензуры, так тяжко оскорблявшей и стеснявшей честную мысль и русское чувство, воспитывался нигилизм, составлялся его катихизис, проповедывались все его доктрины, которые ныне приводятся в исполнение... Да и теперь-то что делается?..

В только что полученной нами книжке "Русского Гражданина", издаваемого в Берлине, прочли мы замечательные строки князя Н.Н. Голицына, молодого, недавно выступившего публициста, которого статьи украшали и поддерживали "Гражданин" еще в Петербурге. Можно многого ожидать от деятельности, которая начинается так хорошо. Князь Голицын с нынешнего года взял на себя редакцию "Варшавского Дневника", и эта газета, доселе полумертвая и едва влачившая свое существование, сразу оживилась и приобрела значение. Мы хотим познакомить наших читателей с замечательною статьей князя Голицына в "Русском Гражданине", о которой заговорили выше.



Это горячее, сильное, глубоко правдивое слово, вырвавшееся из сердца при первом известии о мрачном событии 19 ноября. Бедный "Русский Гражданин" на чужбине затруднен в своих выходах, и статья, написанная 21 ноября, появилась в выпуске 31 декабря, в Москве же получена только теперь. Князь Голицын указывает прямо на источник зла, на растленную часть нашей интеллигенции... Перепечатываем большую часть его статьи, озаглавленной "По прочтении депеши".

Бог сохранил Царя и Россию!.. В четвертый раз Провидение спасает отечество и охраняет его от неисчислимых потрясений и бедствий. Еще раз чаша скорби и гнева нас миновала... Осеним себя крестным знамением! Горе имеим сердца!.. Благодарим Господа!

Но недостаточно только благодарить за благодеяние. Надо показать себя и достойными благодеяния. Пора одуматься, отрезвиться; пора воскликнуть всем русским обществом: quous-que tandem... [до каких же пор... (лат.)]

"Крамола должна быть искоренена" - так гласит Царское слово. К уничтожению "зла, пустившего корни", Русский Царь вновь призывает русское общество...

К несчастию, есть немало между нами безмолвствующих Искариотов, с одной стороны, лобзающих учителя, а с другой - состоящих на службе у синедриона. Эти люди упорно стоят на мысли, что зло может быть искоренено только помощью государственного переустройства, и молча, но злорадственно присутствуют при ходе русской драмы с надеждой, что власть не сегодня, так завтра сознается в своем бессилии и начнет переустраивать Россию по шаблону их мечтаний и желаний! Эти Иуды не прочь подать иногда молчаливо даже руку помощи вражьей силе, подтолкнуть ее на новое злодейство, дабы тем скорее пододвинуть тот идеал, о котором они мечтают...

Что же делать? Где же эта крамола? С чего начать? Где нам искать врага? Мы его не видим. Он ходит между нами как Антихрист евангельского пророчества, о котором никто не в состоянии сказать - он здесь или там.

Неправда! И эта неправда да не будет ответом от имени всей Руси; ибо Русь никогда не лгала... Вы знаете, где он, вы его видите и осязаете...

Другие говорят: зло очевидно; но оно группируется и сосредоточено в ничтожной шайке или горсти злоумышленников, с которою легко справиться власти, и затем атмосфера очистится и всякая порча упразднится.

Шайка и горсть? О, об этом мы слышим давно! Скажем более: эти единицы разбойников и фанатических злодеев по численности своей не заслуживают даже, может быть, названия "шайки и горсти" как понятия слишком собирательного. Вопрос не в этом, но в том - откуда появляется и зреет эта непреходящая и не умирающая горсть и шайка? Соки какого дерева их питают? Где корни этого дерева?

Изобразим себе графически внутреннее состояние русского общества. Начертим себе мысленно вертикальную линию, опирающуюся в русскую землю, и разделим ее на несколько частей. Внизу вообразим себе тот слой общества, где только таятся первые зачатки порчи; второй слой - начало растления. Переходя все выше от отдела к отделу, мы проследим весь рост нашего нигилизма и социализма, дойдем до анархистов, и на самой верхушке венцом их явятся те злодеи-варвары, подвиги которых заставляют содрогаться Россию. Корень всего этого лежит глубоко. Сколько ни срезывать верхушки, следующий под нею слой рождает от себя новых заместителей, наподобие того как в Mipe растительном, сколько ни коси сорной травы, она от этого растет еще буйнее и гуще.

Сознание в вине - первый признак покаяния. Тут нужна тоже добрая доля смирения, которую мы призываем на смену высокомерия и чванства пресловутым нашим прогрессом.

...Прогресс! Возлюбленное детище нового русского общества! Не во твое ли имя все разрушалось и тление заносилось в русскую жизнь?..

Есть два прогресса. Благословенны и святы да будут тот рост и то преуспеяние, которые делают людей лучшими, более чистыми, любовными, которые просвещают, облагораживают, примиряют противоречия в жизни, мирят науку с верой, укрепляют дух...

Но таков ли тот прогресс, которым вы гордитесь, тот оффен-баховский канкан с веселым припевом "Bu qui s'avance" ["Пей, кто рискнет" (фр.)], с которым вы прошли вдоль и поперек всю Русь, силясь превратить ее в какую-то Russie du tra-la-la? Если таков ваш прогресс, если он знаменует только разрушение, если он поборает семью, веру, предания, русскую честь, растлевает русский дух, создает нигилизм, анархию, коммуну с целым хором дьявольских злодеев, посягающих на русскую святыню и, как настоящие жители преисподней, из недр земли покушающихся на жизнь нашего Царя, - о, если он таков, то да будет он трижды маранафа!..

Саженными буквами желалось бы вывесить эти слова везде и всюду, взвалить их на плечи древних богатырей: пусть разнесут они их вольными ходебщиками по дальним весям в поучение тем, кого надлежит еще спасти, на видимость того "народа", над чистотой которого вы так глумитесь и подстерегаете как будущую жертву. Дай Бог спасти его, и тут борьба должна идти не на живот, а на смерть. Пора нам скинуть маски. Долой перчатки, скорей кольчугу и меч.

Мечом погибнет вынувший меч, и не мы первые его обнажаем.

Есть для борьбы двоякий меч: булат стальной и меч духовный. Первый из них в руках власти, порядка и правосудия. Духовный меч - вот наш удел для бедного и богатого, старца и юноши, для всех сословий, от поденщика до вельможи, от церковника до епископа, от крестьянки до княгини, от бедняка до миллионщика. Дел много, жатва обильна. Все мы призваны. Тут безграничная область для деятельности каждого. Каждому из нас дано бороться и устным, и печатным словом, тем же оружием, которым развращались мы с таким сладострастием долгие годы. Русская интеллигенция и русское слово! Да будут вам отпущены в день суда те преступления, которыми испещрили и осквернили вы русскую летопись последних 25 лет...

К борьбе! К борьбе! Вечевой колокол гудит. Пусть образуется рать, хотя для этого не надо ей выходить в иоле. Общественное поприще, всякая деятельность, государственная, служебная, публичная, семья, домашний очаг - вот поле деятельности, вот поприще для пропаганды добра и правды. Никакие снисхождение, укрывательство и защита тут не должны быть мыслимы. Кто не за идею добра, тот против нее, и служение Богу и мамоне признано преступным уже очень давно.

Тут не может быть ни ссылок, ни уклонений, ни отговорок...

А отговорок куда как много. Вот, дай тому или другому учреждению или сословию ту или другую льготу, привилегию, и оно непременно совершит чудеса. Иначе - его действия парализованы, оно бессильно и т.д.

Старинное лукавство, и не дай Бог опять услышать это от большинства Русской земли. Россия, повторяем, никогда не лгала, а это ложь, и даже наглая. У каждого - поприще под рукой. Взаимная солидарность в добре должна воздействовать на каждого члена общества и существование каждого злодея, ответственность в появлении его должна хотя бы в миллионной части лежать отныне на каждом члене русского общества. Только такою самопомощью и дружными усилиями зло и крамола могут быть искоренены; только солидарностью всех может быть устранена смута. Никакое злодеяние отныне, после нового призыва Царя, да не будет мыслимо, иначе исчезла с лица земли русская честь, иначе упразднилась наша кормилица, многострадальная Русь Божья... Этого не будет.

Чудом сохранена жизнь Русского Царя. Какого ждать нам еще знамения, дабы покаяться и принести плоды покаяния? Пусть новое двадцатипятилетие новой России станет началом новой русской эры, эры русского здравого смысла, который из одного сознания жизненности и самосохранения сумеет победить терзающих Русь внутренних врагов с верою в призвание России...
Жив Русский Царь. Анафема измене!..

Князь Н.Н. ГОЛИЦЫН СПб., 21 ноября 1879 года


Впервые опубликовано: Московские Ведомости. 1880. 20 января. № 19.

Михаил Никифорович Катков (1818-1887) - русский публицист, философ, литературный критик, издатель журнала "Русский вестник", редактор-издатель газеты "Московские ведомости".


На главную

Произведения М.Н. Каткова

Храмы Северо-запада России