М.Н. Катков
Столетняя годовщина дворянской грамоты

На главную

Произведения М.Н. Каткова


21 апреля празднуется столетняя годовщина государственного акта, даровавшего жизнь российскому благородному дворянству. До жалованной грамоты 1785 года были дворяне как тяглые люди, приписанные к государственной службе, но не было или почти не было организованного дворянства как высшего в народе сословия, признанного в своей чести и утвержденного в правах общественного служения государству. Дворяне, незадолго перед тем освобожденные от подневольного, можно сказать крепостного, государственного тягла, в силу жалованной грамоты Екатерины Великой стяжали вместе с честью и гражданскую полноправность, свободу и неприкосновенность личности, а обязательная служба государству возложена на поместное дворянство как на сословие, стоящее во главе народа и с ним неразрывно связанное. Дворянская полноправность потом разлилась в народе и стала достоянием и других сословий. Что было для дворянства 21 апреля, то для крестьянства - 19 февраля. Грамотой дворянству был как бы предрешен и крестьянский вопрос. Дворянской грамотой, освободившей дворян, уже полагалось начало и освобождению крестьян. Находясь в крепостной зависимости у крепостных слуг государства, крестьяне вместе с ними, под их начальством, тянули общее государственное тягло. Но по освобождении дворян крестьянские населения стали их принадлежностью уже на праве частной собственности - аномалия, которую не могло выносить государство, и она пала через три четверти века после жалованной дворянству грамоты. Лично за дворянином в настоящее время, в отличие от лиц других сословий, не остается почти ничего, кроме разве привилегии более тяжкой кары за действия, противные правилам чести. Следует ли думать, что с распространением гражданской полноправности в народе дворянство упразднилось? Следует ли думать, что русское дворянство кончает свой век и что оно держится теперь только как superstitio, как суеверное предание отжившего времени? Действительно, многое в ходе реформ, последовавших за отменой крепостного права, вело к такому воззрению на судьбы русского дворянства. Действительно, можно было думать, что дворянство щадили только по памяти о его прежней службе, оставляя за ним до времени некоторое положение среди новых, одно за другим возникавших учреждений. Ретивые прогрессисты со дня на день ожидали новых узаконений, чтобы совсем покончить с ним... Напрасно; сила русского дворянства живуча, как сама Россия, как ее народ, как ее государственный строй; ослабление дворянства в этом строе ослабляет и его, и, как мы, к несчастью, испытали, сопровождается горькими последствиями... Наша повадка, признак заимствованного образования - прилагать ко всему своему мерку чужих понятий, - причиняет те несчастные qui pro quo в наших суждениях и действиях, даже законах, которые всегда дорого обходятся нам. Эта повадка препятствует нам выйти на широкий путь правильной и плодотворной, нам свойственной гражданственности. Русское дворянство не имеет ничего общего с феодальной знатью других стран; оно есть самородное создание русской истории и должно быть понимаемо в смысле своей истории, а не в том, который вносится в него как друзьями, так и врагами, по фальшивой аналогии, из французской или немецкой истории.



Первоначально дворяне были только частью того, что теперь вообще называется дворянством. Дворянами именовалась только часть служилого сословия, к которому равно принадлежали служилые люди и других именований. Боярские дети, например, были то же, что и дворяне, и лишь к концу Московского государства именование дворянина более обобщилось, так что Петр всех желавших остаться в служилом сословии и нести государственное тягло назвал дворянами, упразднив все другие именования. Попадаются документы того времени, из которых явствует, что лица других именований служилого сословия, боясь строгостей и нововведений петровской службы и пользуясь тем, что именовались боярскими детьми, отрекались от дворянского звания в том общем смысле, какой придавал ему Петр.

Что же такое дворянин в смысле, какой был сообщен этому званию преобразователем России? То же, что и служилый человек допетровского времени, обязанный до конца дней своих нести государеву службу при всяком призыве, с той лишь разницей, что Петр усилил значение этой службы. Лиц дворянского звания он обязал к службе поголовно. Дворянской службой была по преимуществу военная; из трех сыновей дворянской семьи только один мог поступать на гражданскую службу, но также обязательно. Дворянин от колыбели до могилы принадлежал государству и военную службу должен был начинать непременно с солдатской; царская гвардия должна была вся состоять из дворян - от солдата до генерала. Обязывая дворян к государственной службе, законодатель также строго обязывал их и учиться. Образование - вот вторая черта в определении дворянства.

Наконец, значение дворянина определяется еще одной существенной чертой. Все сословия несут повинность перед государством, и каждое по-своему тянет свое государственное тягло. Крепостная зависимость крестьян была также своего рода государственной службой. Но дворянин несет службу начальственную. Он царский слуга, облеченный известной властью для исполнения своих обязанностей. Царская служба и начальствующее, в некотором смысле правительственное положение - вот дворянство в том смысле, какой завещала нам история наша и какой под этим именем установлен мощной рукой Петра. Отсюда всякий, какого бы то ни было происхождения, человек, достигший начальственного на царской службе положения, приобретает тем самым достоинство дворянина. По закону Петра, уже первый офицерский чин, как сопряженный с командованием, сообщал дворянство. Впоследствии дворянский ценз поднимался все выше и выше, и в наше время лишь чин полковника в военной службе и действительного статского советника в гражданской признается высшим на службе положением, с которым соединяется по праву дворянское достоинство. Возвышать далее условие приобретения дворянства значило бы приближать русское дворянство к несвойственному ему типу касты, de facto закрывать его, а это не усилит, это ослабит дворянство, это оторвет его от народа, лишит его исторической почвы и извратит его русский характер. Это уронило бы, с одной стороны, значение государственной службы, а с другой - создало бы антидворянство в классе людей, служащих государству на более или менее начальственных постах помимо дворянства. Замкнутость дворянства, ныне открытого для всякого образованного человека путем государственных отличий, отняло бы у него будущность и сделало бы его непригодным к новой высокой службе среди новых условий. Не замыкать дворянство требуется, а разве вернее и сообразнее с современными условиями определить самую службу государству.

Между дворянством и всеми другими сословиями русского народа нет элементов розни. Дворянство в настоящее время не имеет никаких своих эгоистических интересов. В том и состоит его благородство и его честь, тем и оправдывается его возвышенное положение, что оно, как сословие, видит свой интерес в общих интересах государства. С отменой крепостного права дворянское сословие не обладает никаким стеснительным для других сословий правом. За ним остается только преимущество чести стоять на страже того, что для всех равно важно и дорого. Благодаря своему первенствующему положению, государственному духу свой организации дворянство, одушевленное из рода в род передаваемой честью и пополняемое новыми силами из народа, служит живым посредствующим звеном между государством и обществом и по преимуществу призвано к царской службе в земском деле. Созданное служением государству, будучи живым преданием его истории, в которой записаны все его имена, русское дворянство, учрежденное жалованной грамотой императрицы Екатерины и освобожденное от крепостного права Александром II, представляет собой всю полноту гражданских прав и более всех заинтересовано в ограждении их от произвола и беззакония. Все дорогое для государства и все дорогое для общества в дворянстве сливается воедино. Только дворянская организация способна, в лице своих предводителей, нести безмездную службу на пользу общую. Не из поместного ли дворянства вышли и те достославной памяти деятели, которые были самоотверженными двигателями крестьянской реформы, сопряженной с немалыми для дворянства материальными ущербами? В дворянской организации по преимуществу следует искать элементы для благоустройства местного, то есть повсеместного управления в Русском царстве...

Вот в настоящее время голос, мы полагаем, всякого русского дворянина: "В этот день государственных воспоминаний, озирая столетие, пережитое государством, дворянство поистине может сказать пред Престолом и Отечеством, что преимущества, дарованные дворянству грамотой 1785 года, оправданы службой, которую, в силу этих преимуществ, несло дворянство как священную перед государством обязанность. Всеизменяющее время коснулось и формы отношений российского дворянства к государственному строю; но неизменно жив остается государственный дух земли Русской, а с ним и неразрывная связь верности между русским Самодержцем и высшим сословием народа. Некоторые частности государственного акта 1785 года отжили свое время, но державная рука Строителя земли Русской обладает силою восполнить отжившее в духе закона, которого столетняя годовщина теперь празднуется. Да пребудет русское дворянство, как и в прошлые времена, живым звеном между Царем и народом, часть которого оно составляет!"


Впервые опубликовано: Московские ведомости. 1885. № 108, 20 апреля.

Катков Михаил Никифорович (1818-1887) - русский публицист, издатель, литературный критик.


На главную

Произведения М.Н. Каткова

Храмы Северо-запада России