М.Н. Катков
Трехсотлетний юбилей присоединения Сибири

На главную

Произведения М.Н. Каткова


Юбилей Сибири знаменательно праздновался 6 декабря, в день церковно-народного и вместе государственного праздника. По соображениям, около этого же дня поклонился Сибирью, за триста лет пред сим, царю Ивану Васильевичу в Москве сподвижник Ермака, атаман Кольцо. С этого момента Сибирь числится за Россией, с этого момента можем мы праздность трехсотлетие Сибири как русского края. Сибирь с ее безмерными пространствами и богатствами досталась не даром России. Она была завоевана, и завоевание ее было делом редкой и характеристической доблести. Страну эту завоевала горсть тогдашней вольницы, беглые из разных мест тогдашней Руси люди, которые под именем казаков бродили на окраинах государства, не имевших тогда ни определенности, ни прочности, - люди, жившие вне закона, пробавлявшиеся набегами и грабежом, не всегда разбирая своих и чужих. Но эта вольница, эти полуразбойники отнюдь не были тем, что называется мятежниками и изменниками. При первом зове на государеву службу они являлись, готовые идти на всякую опасность. Их была горсть, около восьмисот человек; но подвиг, который предстоял им, был не малый, и тем славнее их подвиг. Эта малая дружина пустилась без оглядки в неведомый путь, не имея позади себя ни обозов, ни резервов. Ей одной предстояла борьба с организованною силой, с царством все-таки значительным, - ибо Кучумово сибирское царство было не менее значительно, чем Казанское и Астраханское, для борьбы с которыми потребовались многочисленные рати. Бороться приходилось с теми самыми ордами, которые когда-то заполонили наше отечество и грозили Европе, и притом фанатизированными мусульманством. Борьба с ними была делом нелегким, и поход Ермака не может считаться простым набегом; он по праву принадлежит к военной истории, и чем зрелее мы сами будем и внимательнее к своей истории, тем выше будем ценить это дело.

Ермак и его воины побеждали величайшие трудности, терпели крайние лишения и выдерживали геройские бои, в которых один приходился более чем на тысячу неприятелей, укрепляясь только мыслию, что они служат святому делу и исполняют долг свой перед Русскою землею. Как истинные подвижники, они наложили на себя обет воздержания и целомудрия на все время своего подвига, и летопись с особенным ударением указывает на эту черту. В простоте своих сердец они понимали высоту и величие дела, которому обрекли себя. В одну из самых трудных минут в этой малой дружине, которой немалая часть уже полегла в боях, возник было вопрос: идти ли вперед? Собрался круг, и осилили те, говорит историк, которые хотели идти вперед во что бы то ни стало. "Братцы, - говорили они, - куда нам бежать?.. Будем надеяться на Бога. Он и беспомощным поможет. Вспомним обещание, которое мы дали честным людям... Назад со стыдом возвратиться нам нельзя. Если Бог нам поможет, то и по смерти память наша не оскудеет". Аминь, решила дружина, и утром ринулась в бой со всею ратью султана Кучума, в бой рукопашный и кровопролитный, окончившийся блистательною победой и завоеванием города Сибири, столицы Кучумовой. Не узнаем ли мы наш народный дух в этих людях, которые не для себя, не для своей славы или корысти так самоотверженно бились и гибли, но во исполнение долга, с верою в Бога, в уповании, что служат великому делу? Они действительно совершили великое. Начало, положенное их доблестью и запечатленное их кровью, не погибло. Сибирь, не Кучумова только, но вся эта безмерная страна до Тихого океана, стала частью Русской державы. Сибирь не колония только, не окраина, не придаток, - она есть существенная часть России, и таковою следует ей быть во всем ее гражданском устройстве. Сибирь, конечно, не то для России, что Индия для англичан. А между тем она слыла и доселе слывет даже ссылочного колонией, нашим Ботани-Беем... Пора прекратить то исключительное положение, в котором еще находится Сибирь. Нет, это не каторжное место, куда Россия должна выбрасывать все негодное и преступное из себя. Это не колония, но это, повторяем, и не окраина, которая нуждалась бы в особенных мерах для того, чтоб упрочить в ней русскую государственную власть. Это сама Россия, и ничем не должна от нее разниться. Здесь нет места вопросам, какие могли бы смущать нас, и нам остается только оживать эту громадную часть русских владений более деятельным сообщением с Европейскою Россией посредством железных дорог, которые стали необходимостью в наше время и без которых забытый край не может жить полною жизнью. Слава Богу, трехсотлетний юбилей Сибири не останется в этом отношении без последствий. Сибирская железная дорога давно настойчиво требовалась всеми интересами, давно признана ее необходимость, и неоднократно принималось решение приступить к ее сооружению; но дорога эта была каким-то заколдованным вопросом. Чем ближе казалось его разрешение, тем далее оно отодвигалось. Теперь, можем мы надеяться, чары потеряют свое действие, и трехсотлетие Сибири увенчается живою связью ее с Москвою, связью, которая наглядно выразится в ожидаемой всеми железной дороге.

Сибирские населения почерпнут новый дух в монарших обещаниях, данных в ответ на поздравления сибирских властей. Исключительное положение Сибири не замедлит кончиться. Одна и та же система управления, одни и те же учреждения вскоре будут действовать там, как и в остальной России. Пожелаем только, чтобы все учреждения наши приведены были в должное соответствие со своим истинным назначением и чтобы в центральных, как и в отдаленных местах нашего отечества, реформы наши действовали ко благу, оживляя и поднимая народные силы на пользу великого целого. Дай Бог, чтобы вместе с правдой, которая везде требуется, не распространялась ложь, которая парализует, мертвит и портит наилучшие начинания.


Впервые опубликовано: Московские Ведомости. 1882.10 декабря. № 342.

Михаил Никифорович Катков (1818-1887) - русский публицист, философ, литературный критик, издатель журнала "Русский вестник", редактор-издатель газеты "Московские ведомости".



На главную

Произведения М.Н. Каткова

Храмы Северо-запада России