А.Ф. Писемский
Самоуправцы
Трагедия в пяти действиях

На главную

Произведения А.Ф. Писемского


СОДЕРЖАНИЕ



ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА

К н я з ь   П л а т о н   И л л а р и о н о в и ч   И м ш и н,   генерал-аншеф, плохо говорит и понимает по-французски, больше читал священное писание.
К н я г и н я   Н а с т а с ь я   П е т р о в н а   И м ш и н а,   жена его, молодая и очень красивая женщина, но без всякого образования.
К н я з ь   С е р г е й   И л л а р и о н о в и ч   И м ш и н,   советник посольства; сам с собою постоянно думает по-французски и только в разговоре с русскими переводит мысли свои на русский язык.
К н я ж н а   Н а т а л ь я   И л л а р и о н о в н а   И м ш и н а,   в молодости была фрейлиной, а теперь старая провинциальная барышня: белится, румянится, пудрится и сильно душится.
П е т р   Г р и г о р ь е в и ч   Д е в о ч к и н,   отец княгини Настасьи Петровны, отставной портупей-прапорщик; фигурой похож на Суворова, беспрестанно петушится, целый день пьян; курит из коротенькой трубочки корешки; человек, про которого можно сказать: «Черт его знает, что такое!»
Г у б е р н а т о р,   высокий, худощавый и задумчивый мужчина с длинным носом.
Р ы к о в,   молодой гатчинский офицер.
К а и п т а н - и с п р а в н и к,   краснорожий, в отставном военном мундире.
П о д ь я ч и й,   как и следует быть подьячему.
У п р а в и т е л ь   князя Платона Илларионовича, ходит в немецком камзоле, кафтане, треугольной шляпе, видом похож на немецкого пастора.
Ш у т   К а д у ш к и н,   до неистовства не любит, когда его «теленком» называют.
Д в о р е ц к и й.
У л ь я ш а,   горничная.
К а р л и ц а,   какой и следует быть карлице.
М и т р и ч,   старый садовник; человек умный, но хвастун и лгун; очень любит болтать.
Ф и л ь к а,   молодой садовник, малый работящий, притворяется только, что думает, а совершенно не может этого.
С а р а п к а,   горбатый, кривобокий и очень злой.
Б у ф е т ч и к,   о ф и ц и а н т   и   о х о т н и к и.

Действие происходит в поместье князя Платона Илларионовича Имшина в 1797 году.

ДЕЙСТВИЕ ПЕРВОЕ

В огромном каменном доме князя Платона Илларионовича боскетная, с зеркалами, вделанными в стены и задрапированными с краев нарисованною зеленью; мебель тяжелая из красного дерева и обитая ярким желтым штофом. На одной стороне сцены огромный камин с стоящими на нем затейливыми часами; на другой стороне горка с фарфоровыми куклами и статуэтками. На потолке висит хрустальная люстра, тоже с зеленью из крашеной жести. На задней стене два портрета: императора Павла и Вольтера; на двух других стенах развешаны картины эротического содержания.

ЯВЛЕНИЕ I

Князь Платон Илларионович, в дорожном мундире, но с полным комплектом крестов, звезд и лент, в лосинах и ботфортах, в парике с косою в кошельке, сидит в креслах. Княгиня Настасья Петровна, в прическе «узел Аполлонов», в узеньком и с буфами на рукавах платье, сидит в других креслах рядом с мужем. Несколько поодаль помещается князь Сергей Илларионович в щеголеватом немецком кафтане и камзоле, с косою, увитою лентою, в сапогах сверх брюк. Сам он в манерах изящен и мягок. Шут Кадушки н, одетый совершенным маркизом, в чулках и башмаках, стоит в строго официальной позе у дверей.

К н я з ь   П л а т о н (обращаясь с нежностью к жене и кладя ей руку на плечо). Ну, прощай, моя птичка, не скучай, да и не веселись очень; а главное, молись Богу и будь здорова!

К н я з ь   С е р г е й. Это, я полагаю, вне душевной власти Настасьи Петровны: скучать она непременно будет.

К н я з ь   П л а т о н. Что было тут делать?.. Я не был искателем счастия при новом дворе, хотел вот ей одной (показывает на жену)... посвятить всю жизнь мою, но государю самому угодно было избрать меня на столь важный пост. Кто смел бы не повиноваться воле его?.. Брать же ее с собой, когда она только еще неделю встала с постели...

К н я г и н я. Я теперь никак не могу ехать, совершенно еще слаба.

К н я з ь   С е р г е й. О да! Тем более, что и надобности такой неотклонимой нет.

К н я з ь   П л а т о н (вздохнув и с ударением). Надобность есть-с! Если бы кто побывал у меня на душе и посмотрел, какая печаль там внедряется от разлуки с ней, так не сказал бы надобности нет.

К а д у ш к и н. Я тепель, васе сиясество, на войну поеду, сабью возьму, сьяжаться буду, вото-сто с!

К н я з ь   П л а т о н. Непременно, ты первый храбрец у меня будешь!

К а д у ш к и н. Я пиеду с войны, князю Сейгею гоеву сыобью.

К н я з ь   С е р г е й. Мне?.. За что?

К а д у ш к и н. А помнись ли, опомнясь!.. (Обращаясь к князю Платону.) Я, васе сиясество, пьисой к нему с пьязником поздьявить, а он на-ка, собаками стай тьявить меня.

К н я з ь   С е р г е й. Но мне сказали, что не ты, а теленок зашел ко мне в сад, я и велел его травить собаками.

К а д у ш к и н. Я те дам, теенок, чейт, дьявой, пьязо! (Поднимает на князя Сергея кулак.)

К н я з ь   П л а т о н. Ну, нишкни, Кадушка! (Обращаясь к жене.) Я на время моего отсутствия просил брата погостить у тебя, во-первых, для развлечения твоего, а во-вторых, и по хозяйству; ибо моя Настасья Петровна хозяюшка никуда не годная.

К н я г и н я (несколько обиженным тоном). Я никогда себя особенно хорошей хозяйкой и не считала!

К н я з ь   П л а т о н (Кадушке). Поди, вели подавать лошадей и сам одевайся!

Шут уходит.

К н я з ь   П л а т о н (жене). Ну, я желаю сказать несколько слов с братом наедине, а потом прощусь и с тобой, может быть, последним поцелуем в жизни.

К н я г и н я (вставая). Почему же последним?

К н я з ь   П л а т о н. А потому, что на войне, говорят, прежде всех чинов и крестов надобно чаять смерти!

Княгиня уходит.

ЯВЛЕНИЕ II

Князь Платон и князь Сергей.

К н я з ь   П л а т о н. Так-то, братик, хоть мы с тобой и различествуем во многом: я уж стар, а ты еще в поре, я человек военный, служивый, ты светский, придворный; но все-таки полагаю, мы не по названью одному братья, по крайности в моей душе, кроме пожелания тебе всякого добра, счастья и радостей, ничего другого не было.

К н я з ь   С е р г е й. Точно так же, братец, и я разделяю сие чувство с присовокуплением уважения, которое всегда питал к вам.

К н я з ь   П л а т о н. Бог с ним, с уважением!.. Любви твоей я паче всего желал бы, и теперь хочу открыть тебе самые сокровенные мои помыслы. Господь Бог, кажется, всем меня благословил: богатством, знатностью, чинами, царскою милостью,— а меж тем душа моя болит.

К н я з ь   С е р г е й. Ничего такого, братец, я не вижу в вашей жизни, что могло бы вас огорчать.

К н я з ь   П л а т о н. Огорчает меня моя молодая жена...

Князь Сергей взглядывает с удивлением на брата.

(Продолжает.) Сколько я прельщен ее красотою и молодостью, сказать того не могу; но и опечален тоже. Каждоминутно, не успокаиваясь даже во сне, я ее ревную ко всем, кажись, и к каждому!

К н я з ь   С е р г е й (потупляясь). А к этому вы имеете еще менее каких-либо оказий.

К н я з ь   П л а т о н. Сам не ведаю того... Посмотри, однако, что выходит: из какой несладкой жизни взял я ее — бедная дворяночка, отец пьяница, буян!.. Окружил я ее почестями, довольством, а между тем все словно бы она печалится, о чем-то грустит; сидит по целым часам, слова не промолвит; окликнешь ее, встрепенется точно со сна.

К н я з ь   С е р г е й. Она, сколько мне кажется, от природы такого меланхолического характера...

К н я з ь   П л а т о н. Нет. В девушках она была резвунья и шалунья. Но как бы то ни было, того уж не воротишь, по крайности, когда я около нее, я знал, что она не изменит мне, она трепещет моей ревности, но теперь я уезжаю!.. Положим, что опасность эта только во мнении моем существует, тем не менее она мучит меня, как бы на самом деле была... Чем я предотвращу ее, какие приму против нее меры?

К н я з ь   С е р г е й (с усмешкою). Ceinture de virgi-nite [пояс девственности (фр.)] вы, может быть, желали бы иметь.

К н я з ь   П л а т о н. Да я и тем не успокоился бы!.. Душа моя в этом случае ненасытима, я хочу, чтобы она и мыслей своих никому другому не отдавала!.. Средство теперь одно: останься ты вместо меня стражем, наблюдай за ней, и если в полусловах ее, в мине, в улыбке заметишь что-либо подозрительное, сейчас же пиши мне: я брошу все и прискачу сюда.

К н я з ь   С е р г е й. Вы, братец, даете мне поручение... как это сказать по-русски... tres embarassant [весьма затруднительное (фр.)]. Есть восточная басня, что один из персидских шахов, когда имел гнев на кого-либо из своих придворных, он сейчас же заставлял его стеречь верность одной из жен своих, а потом всегда находил, что тот не усматривал, и он казнил его за то.

К н я з ь   П л а т о н (обеспокоенным уже голосом). И ты поэтому не надеешься усмотреть?

К н я з ь   С е р г е й. Au contraire [Напротив (фр.)]; я наперед уверен, что образ поведения Настасьи Петровны спасет меня от всякого нарекания с вашей стороны.

К н я з ь   П л а т о н. Дай-ка Бог твоими устами пить мед, но, впрочем, погоди, постой, открывать тебе, так уж открывать все. Есть тут у меня через реку сосед, молодой гатчинский офицерик — Рыков, так себе, из худородных... Только ты знаешь, как государь не любит, чтобы гатчинцы ездили в отпуск, а этот малый каждый год месяца по два пребывает здесь, всячески втирается ко мне в дом, юлит передо мной, перед прислугой даже...

К н я з ь   С е р г е й (потупляясь и как бы скрывая свои мысли). Mais... je trouve cela fort naturel [Но... я нахожу это вполне естественным (фр.)], что молодой офицерик ищет чести быть принятым в вашем доме.

К н я з ь   П л а т о н. Положим, так; но выслушай ты меня дальше: когда получено было мое назначение, но не решено еще было, что княгиня останется здесь, он вдруг является ко мне и просится в адъютанты; брать мне его никакой стати не было, но, чтобы повыведать его, говорю: «Хорошо!» Малый наш расцвел, как маков цвет; потом, когда слух прошел, что я еду один, он вдруг пишет мне письмо, благодарит, что я изъявил согласие на принятие его к себе на службу, но что он, по домашним обстоятельствам, воспользоваться сим не может.

К н я з ь   С е р г е й. Все это... мне трудно выражать мои мысли... есть одно... может быть, обыкновенное столкновение вещей.

К н я з ь   П л а т о н. Ты думаешь?

К н я з ь   С е р г е й. Совершенно уверен в том, а, наконец, если это беспокоит вас, я не буду здесь в ваше отсутствие принимать господина Рыкова.

К н я з ь   П л а т о н (почти с плачем в голосе). Да, не принимай его. На пушечный выстрел, Бога ради, не пускай его сюда!

К н я з ь   С е р г е й. Не пущу, soyez tranquille! [будьте спокойны! (фр.)].

К н я з ь   П л а т о н. Спасибо!.. (Целует его.) Теперь ступай, позови сюда жену; я прощусь с ней.

Князь Сергей уходит.

ЯВЛЕНИЕ III

К н я з ь   П л а т о н (один, складывая руки). Великий Боже, если в предвечном решении твоем назначено мне за грехи мои наказание на земле, то ниспошли мне какие только святой воле Твоей благоугодно будет муки, но не измену жены моей!.. Молю о том не толико за себя, коли-ко за нее.

ЯВЛЕНИЕ IV

Князь Платон и княгиня Настасья Петровна.

К н я з ь   П л а т о н (подходя к жене и заключая ее в свои объятия). Прощай, моя милушка, лапушка, прелесть! Покажи мне твои глазки: есть ли в них печаль и горе о моем отъезде.

Княгиня потупляется.

Или, может, они уже радуются и обращены в сторону?

К н я г и н я (еще более потупляется). Никуда они не обращены, и вы только этим меня обижаете.

К н я з ь   П л а т о н. Ну, ну, не буду!.. И на прощанье тебе скажу одно мое такое рассуждение: тебе 25 лет, а мне 65; живучи в молодости моей, я тоже, как говорится, поджигал себя со всех концов, а посему много-много проживу еще лет пять; не отравляй ты мне сего времени и не губи ни себя, ни меня!.. Я теперь именно, как в священном писании сказано: что возлюбит человек жену свою, аки тело свое, так и я к тебе прилепился; но если ты отвратишься от меня, так и я поведу себя с тобою, как бы собственным телом своим: никого не боючись и никого не слушаясь!

К н я г и н я. Ничего я этого не боюсь, потому что никогда ничего того не может быть! Меня одно только теперь беспокоит, что князь Сергей будет жить у нас.

К н я з ь   П л а т о н. Но почему же тебя может это беспокоить?

К н я г и н я. Он человек светский, жил всегда в столицах; я женщина простая, он будет скучать со мной.

К н я з ь   П л а т о н. Но он сам с величайшей охотой и радостью принял мое приглашение.

К н я г и н я (отворачиваясь в сторону и как бы несколько про себя). Тем хуже для меня!

К н я з ь   П л а т о н. Чем же хуже для тебя?

К н я г и н я. А тем... Зачем вам нужно, чтобы он оставался здесь?.. Чтобы присматривать за мной?..

К н я з ь   П л а т о н (сконфузясь). Не присматривать, а он похозяйничает...

К н я г и н я. Что ему хозяйничать... У вас очень верный и усердный управитель... Вы вот ревнивы, а тут не видите ничего.

К н я з ь   П л а т о н. Что такое ревнив и что такое мне видеть?..

К н я г и н я (торопливо и с ударением). А то, что князь Сергей кидает иногда на меня такие взгляды, что мне совестно делается, а вы оставляете меня жить с ним с глазу на глаз.

К н я з ь   П л а т о н (побледнев и сдерживаясь). Какие же взгляды?

К н я г и н я. Такие взгляды, какие я не желаю, чтобы ни один посторонний мужчина на меня кидал.

К н я з ь   П л а т о н (притворно хохоча). Ха, ха, ха! Сергей кидает взгляды!.. Ну, ты ошиблась! Я знаю, что он слаб, по парижской своей привычке, к актрисам, к девкам городским,— вообще к женщинам вольного поведения; но чтобы он стал кидать взгляды на женщину замужнюю, а тем паче на жену мою... Это не в его правилах... Ха, ха, ха! Сергея подозревать в влюбчивости и в сентиментальности,— этого даже всепредвидящая ревность моя не могла подметить...

К н я г и н я. Я ни в чем его не подозреваю, а говорю только, что он несколько раз позволял себе держать себя со мной очено вольно.

К н я з ь   П л а т о н. Когда же он это делал?

К н я г и н я. Несколько раз!.. Я не хотела только говорить вам и расстраивать вас с братом.

К н я з ь   П л а т о н. Все вздор!.. Ступай, прикажи собрать все к отъезду моему... Я сейчас уезжаю.

К н я г и н я (уходя). Подействовало, вижу, а там письмами докончу... (Уходит.)

ЯВЛЕНИЕ V

К н я з ь   П л а т о н (один, в сильном волнении). Что это такое она сказала? Только одно место в сердце оставалось здоровым,— и то поранили... Я теперь и уехать не могу... (Приставив палец ко лбу.) Нет, пусть они полагают, что я уехал, а я вот буду сидеть тут (показывает на одну из боковых дверей), в библиотеке, и подслушивать. У меня давно там сделано отверстие в эту комнату, чтобы наблюдать за женой... (Сначала свистит, а потом кричит.) Кадушкина мне!

ЯВЛЕНИЕ VI

Кадушкин мгновенно влетает в круглой шляпе с кокардой, в гороховой с несколькими воротничками шинели, перетянутой портупеей, на которой повешена сабля.

К н я з ь   П л а т о н. Поди сюда!

Кадушкин, приложив руки по швам, приближается.

Я отсюда выеду и у сада сойду, а ты с людьми и лошадьми поезжай до первой станции и дожидайся там меня день, два, неделю, пока я сам не приеду или не пришлю кого,— понял?

К а д у ш к и н. Поняй, васе сиясество!

К н я з ь   П л а т о н. Если люди не будут тебя слушаться, покажи им вот мой перстень... (Подает ему перстень.)

К а д у ш к и н (принимая перстень). Будут сьюсаться, васе сиясество, я им сказу: «Цыц!»

К н я з ь   П л а т о н. Цыц и ты! Дворецкого ко мне позовешь!

К а д у ш к и н. Сьюсаю, васе сиясество!.. (Прикладывает руку к шляпе, повертывается налево кругом и уходит.)

ЯВЛЕНИЕ VII

Князь Платон и дворецкий, сейчас же после шута явившийся; одет он во французском кафтане из камлотовой материи, в чулках и башмаках.

К н я з ь   П л а т о н (показывая на дверь в библиотеку). Запереть всю эту половину и никого не пускать туда!.. Если кто войдет туда и пропадет что-либо из вещей моих, ты мне отвечать за то будешь.

Д в о р е ц к и й (модно раскланиваясь). Никого не будет допущено, ваше сиятельство!

К н я з ь   П л а т о н. А ключ от балкона в сад отдать мне!

Д в о р е ц к и й (проворно вынимая из кармана ключ, почтительно подает его князю). Смею представить оный!

Князь Платон кладет ключ в карман и уходит.

ЯВЛЕНИЕ VIII

Д в о р е ц к и й (один, запирая дверь в библиотеку). Не будет допущено — а как ты сделаешь-то? У нас такой насчет этого народец, что покажи им на какую-нибудь пустую, валяющуюся на улице палочку и скажи только: не тронь этого! Так всякая бестия подойдет и дотронется!

Из противоположных дверей показывается Ульяша.

Д в о р е ц к и й (строго к ней). Что тебе надобно?.. Горничная ты, молоденькая девушка, а шляешься на мужскую половину.

У л ь я ш а. Мне князя Сергея Илларионовича надо.

Д в о р е ц к и й. Никакого тебе князя не надо, сиди ты в своей светлице и тки золотом,— вот ваше девичье дело!

У л ь я ш а (робко). Мне нужно-с!

Д в о р е ц к и й. Ну так вот что: князь приказал, чтобы духу вашего человечьего на этой половине не было, и ежели я теперь кого из этих дураков лакеев или из вас дур горничных здесь застану, так, как собаку паршивую, возьму за шивороток и прямо приведу к княгине на ее распоряженье!.

ЯВЛЕНИЕ IX

Те же и князь Сергей Илларионович.

К н я з ь   С е р г е й. Что это, Федор Парменыч, так разглагольствовать изволите?

Д в о р е ц к и й. Да вот-с молодой девице нотацию читаю, как себя вести надо.

К н я з ь   С е р г е й. Кому же и поучить их, как не вам, Федор Парменыч!

Д в о р е ц к и й (самодовольно). Нельзя без того, ваше сиятельство; нас старики наши родители учили, а мы их теперь учим.

К н я з ь   С е р г е й. Что же вы не провожали князя?.. Он уж уехал.

Д в о р е ц к и й (почти с ужасом). Как уехал?

К н я з ь   С е р г е й. Сел в экипаж и уехал.

Д в о р е ц к и й. Боже мой, бегу хоть вслед им поклониться... (Убегает.)

ЯВЛЕНИЕ X

Князь Сергей и Ульяша.

У л ь я ш а (робко подходя к нему). Как же, ваше сиятельство, письмо-то отправлено ли?.. Княгиня и сегодня меня об нем спрашивала.

К н я з ь   С е р г е й. Отправлено, отправлено! Какая хорошенькая — а!.. (Берет ее за подбородок.)

У л ь я ш а. Сделайте милость, ваше сиятельство, чтобы отправлено было-с; я очень боюсь, сохрани Бог, княгиня узнает, что не сама я носила, куда я тогда поспела!

К н я з ь   С е р г е й. Все сделано, все!

У л ь я ш а. Сделайте милость!.. (Приседает ему и уходит.)

ЯВЛЕНИЕ XI

К н я з ь   С е р г е й (один, мгновенно переменяя веселое выражение лица на озабоченное). Когда брат жал мне при прощаньи руку, son regard etait plein de colere et de mepris. Que voulait il dire par la? Je voudrais bien le savoir! Mais, Dieu, a quoi bon se tourmenter une lois qu'il est deja parti. Occupons-nous de notre plan que je brflle de realiser au plus vite!.. [Его взгляд был полон гнева и презрения. Что он этим хотел сказать? Я хотел бы это знать! Но, Боже, к чему мучить себя, если он уже уехал. Возьмемся за наш план, который я горю желанием осуществить поскорее!., (фр.)] Аббат Десюис говаривал: «Чего женщина не сделает из любви, сделает из страха!» C'est une femme privee d'education et de belles manieres, mais n'importe, elle est fort jolie!.. [Это женщина простого воспитания и манер, но что нужды, она очень красива!., (фр.)] она производит на меня... comment dire cela... [как это сказать... (фр.)] раздражение, mais chut! [но тише! (фр.)] Она идет... начну сейчас же... не буду откладывать.

ЯВЛЕНИЕ XII

Князь Сергей и княгиня, входит печальная и серьезная.

К н я г и н я. Как, братец, вы думаете проводить ваше время?.. Я по вечерам и при князе всегда почесть сидела у себя одна наверху.

К н я з ь   С е р г е й. Ваше время совершенно в вашем распоряжении, и я прошу у вас только на сегодняшний вечер исключения, ибо имею надобность говорить с вами.

К н я г и н я (неохотно садясь). Только, пожалуйста, не обыкновенные ваши пустяки, которые вы мне иногда говорите.

К н я з ь   С е р г е й (пожимая плечами). Увы, кузина, быв с вами наедине, могу ли удержать себя, чтобы не повторить вам своей мольбы!

Княгиня делает недовольное движение.

(Продолжает тем же тоном.) Она, я знаю, в глазах ваших не имеет никакой цены; но тут есть, как бы сказать, un petit rien... [мелочь... (фр.)] одна маленькая вещь, которая, может быть, вас заинтересует...

К н я г и н я. Какая бы это вещь ни была, она совершенно для меня неинтересна и неприятна.

К н я з ь   С е р г е й (протяжным и знаменательным голосом). Не выслушав последнего куплета пьесы, нельзя говорить об ней своего суждения. Вчера брат прислал ко мне своего лакея... он при мне начал из своего платка носового Ires sale [очень грязного (фр.)] вынимать два письма: одно... адресованное рукою брата ко мне, а другое... надписанное вами к Рыкову.

К н я г и н я (делая движение и вся побледнев). Где же это мое письмо теперь?..

Князь Сергей молчит.

Князь, вы такой добрый и благородный! Надеюсь, вы этого письма моего не перехватили, не прочли его?

К н я з ь   С е р г е й (не спеша и с ударением). Я письмо ваше перехватил... промел... и оно теперь у меня...

Княгиня опять делает движение.

(Смотря ей в лицо.) По вашему лицу, княгиня, видно, что вам поступок мой кажется неблагородным... c'est une action ignoble; [это низкий поступок; (фр.)] совершенно справедливо; но вспомните: из-за женщин люди десять лет сражались, из-за любви люди идут на плаху, в тюрьму, убивают коварно друзей своих, а потому, я думаю, мое маленькое неблагородство, особенно кто видел красоту вашу, извинительно.

К н я г и н я (почти плача). Князь, я и без того теперь такая несчастная, а вы еще смеетесь надо мной!

К н я з ь   С е р г е й (пододвигаясь к ней и страстным голосом). Не смеюсь я, кузина, а плачу... Как и чем мне доказать вам весь пламень сжигающей меня страсти?.. Я для вас... как это... j'ai brise [я разбил, (фр.)], изломал всю мою жизнь!.. Мне скучен Петербург, двор... я живу более года, без всякой надежды, около вас и около ревнивой пасти вашего мужа, и мне остается, как утопающему, схватиться за соломинку, одна надежда воспользоваться вашим письмом!

К н я г и н я (вставая и намереваясь уйти). Пустите меня! Я и то долго позволила себе слушать непристойные речи ваши.

К н я з ь   С е р г е й (останавливая ее). Еще два слова, от которых, может быть, зависит ваша и моя жизнь: по письму вашему видно, что сердце и душа ваша вся принадлежит тому счастливцу (задыхающимся голосом), но мне дайте счастие обладать вами только на самый краткий миг, потом я буду глух и нем к своим собственным чувствам, буду аккомодировать вашей любви к другому, буду скрывать ее.

К н я г и н я. Вы, князь, так уж низко меня разумеете, что прошу вас оставить мой дом.

К н я з ь   С е р г е й. Княгиня, я бешен и безжалостен буду к вам: я отдам письмо ваше вашему мужу!

К н я г и н я (вся вспыхнув и с твердостью). Кому хотите отдавайте!.. (Уходит.)

ЯВЛЕНИЕ XIII

К н я з ь   С е р г е й (сердито топая ногой). Она глупа, как последняя крестьянская баба, но мужу, вероятно, будет писать; надобно предупредить ее; сейчас пошлю камердинера, чтобы он воротил брата... (Уходит.)

ЯВЛЕНИЕ XIV

В дверях библиотеки щелкает замок, и появляется князь Платон, бледный и весь дрожащий.

К н я з ь   П л а т о н. Приятные речи я выслушал для себя... (Ударив себя в грудь.) Ни Богу, ни государю моему я жаловаться не стану, но только и вы уже, добрые люди, не подивитесь, как я распоряжусь со всеми ими.

Занавес падает.

ДЕЙСТВИЕ ВТОРОЕ

Та же боскетная комната.

ЯВЛЕНИЕ I

Входят князь Платон и князь Сергей.

К н я з ь   С е р г е й. Вы так, братец, скоро вернулись, что я никак вас не ожидал.

К н я з ь   П л а т о н. Я как получил от тебя весточку, сейчас и поскакал... (Поднимает дрожащей рукой письмо.) А что же я стану с письмом этим делать?

К н я з ь   С е р г е й (пожимая плечами). Что заблагорассудите.

К н я з ь   П л а т о н. Я его, знаешь, пошлю по адресу; пусть Рыков явится сюда... Мне все-таки любопытно видеть, как это он станет с женой моей обращаться!..

К н я з ь   С е р г е й. Он, кажется, недалеко тут живет!

К н я з ь   П л а т о н. Недалеко, только через реку, к моему, а может, ведь, и к его несчастью.

К н я з ь   С е р г е й. Helas! [Увы! (фр.)] Он был по крайней мере счастлив!

К н я з ь   П л а т о н. Да, в самом деле это так! Здесь, пожалуй, может быть несчастлив и тот, кто вовсе и не был счастлив,— а, так?..

К н я з ь   С е р г е й. Кто же, братец, не был здесь счастлив?

К н я з ь   П л а т о н. А я, например; я только был глуп, а счастлив не был.

К н я з ь   С е р г е й. Вы имеете так много твердости характера, что эту неприятность вашу перенесете... Comment dire cela, plus avec du mepris, que de douleur [Как это сказать, больше с презрением, чем с болью (фр.)], и меня, признаюсь, очень удивляет и беспокоит ваш теперешний расстроенный вид, ваш странно изменившийся голос, тон речи.

К н я з ь   П л а т о н. Ну да, я удивился очень; хоть и подозревал несколько, но все-таки это была для меня нечаянность; точно обухом по голове ударили! Письмо, впрочем, прежде, чем посылать его, ты мне перечти: я не все понял, когда первый раз читал его; как-то в глазах у меня темнело при сем!

К н я з ь   С е р г е й (берет письмо и начинает читать). «Бесценный голубчик мой, Митя! Наконец злодей наш уезжает...»

К н я з ь   П л а т о н (перебивая его). Злодей! Почему же я для нее и злодеем уж стал.

К н я з ь   С е р г е й (читает). «Хожу я целые дни, и только и есть, что думаю об тебе... Вчера я от тоски зашла в нижний этаж нашего дома. Там увидала из одного коридора, в первый еще раз, подвальные тюрьмы, с цепями в них на стенах. Муж, говорят, сажал туда людей и пытал их, когда имение это бунтовало...»

К н я з ь   П л а т о н (перебивая его). Тюрьмы с цепями!.. Славная мысль... отличная! Я запишу ее в своей памятной книжке... (Вынимает бумажник и записывает в него.)

К н я з ь   С е р г е й (продолжает читать). «Болтаю, дружок мой, с тобой и сама не знаю что. Приезжай в четверг; старый медведь, как ты его называешь, непременно уж уедет, а ты приезжай подольше ко мне погостить. Люди при мне остаются те же: Ульяша и дворецкий; они оба верны нам и преданы».

К н я з ь   П л а т о н. Старый медведь... Ульяша и дворецкий!.. Постой, мне все это надо записать; я должен с точностью все помнить!.. (Записывает.)

К н я з ь   С е р г е й (продолжает читать). «Я очень боялась, чтобы он не оставил шута Кадушки, этот дурак очень ему предан, и все ему передает от слова до слова,.»

К н я з ь   П л а т о н. А, Кадушка! Давайте мне его сейчас, я его расцелую... (Обращаясь к брату.) Ты понимаешь ли?.. Значит, есть еще человек около меня, на коего я могу положиться!.. Читай дальше!

К н я з ь   С е р г е й. Дальше тут обыкновенные фразы: «Обнимаю тебя» и прочее...

К н я з ь   П л а т о н. А много она, чай, и со страстию его обнимала; но теперь я как-нибудь уж постараюсь, что она больше не будет обнимать его.

К н я з ь   С е р г е й. Вот это, братец, и я желал бы знать, что вы намерены предпринять.

К н я з ь   П л а т о н. Мне это, знаешь, и самому как-то смутно еще представляется; но ревность и злоба, говорят, хитры на выдумки; может быть, и я выдумаю что-нибудь хорошее. Прежде всего ты пошли это письмо к Рыкову с каким-нибудь верным человеком.

К н я з ь   С е р г е й. С камердинером моим!

К н я з ь   П л а т о н. Хорошо!

К н я з ь   С е р г е й (кричит). Jean! [Жан (Иван)! (фр.)]

Является камердинер француз.

ЯВЛЕНИЕ II

К а м е р д и н е р. Monsieur? [Господин? (фр.)]

К н я з ь   С е р г е й (подавая ему письмо). Allez chez monsieur Rikoff qui demeure de l'autre cote de la riviere... [Идите к господину Рыкову, который живет на другом берегу реки... (фр.)]

К а м е р д и н е р. Oui, monsieur! [Да, господин! (фр.)]

К н я з ь   С е р г е й. Remettez lui cette lettre! [Передайте ему это письмо! (фр.)].

К н я з ь   П л а т о н. И скажи ему на словах, что меня дома нет; а что письмо от жены, которая просит его сейчас же к ней приехать.

К а м е р д и н е р. Oui, monsieur!..

К н я з ь   П л а т о н. И что письмо это подала тебе горничная Ульяша... (К брату.) Понимает он меня?

К а м е р д и н е р. Oui, monsieur! J'ai compris tout се que vous m'avez dit [Да, господин! Я понял все, что вы мне сказали (фр.)].

К н я з ь   С е р г е й. La femme de cbambre de la cuiniesac! [Горничная княгини! (фр.)]

К а м е р д и н е р. Je la connais, monsieur! Une tres jolie petite [Я ее знаю, господин! Очень красивая девочка, (фр.)].

К н я з ь   С е р г е й. Allez![Идите! (фр.)]

К а м е р д и н е р. Oui, monsieur!.. (Уходит.)

ЯВЛЕНИЕ III

Князь Платон и князь Сергей.

К н я з ь   П л а т о н. Ну, а теперь, милый брат, ты поди скажи жене, что мне занездоровилось и что я воротился... Говори только это осторожнее и не вдруг, а то она, пожалуй, перепугается по любви своей ко мне; потом, когда она придет сюда, и ты также приходи, и я, что называется, проведу вечер между нежной женой и добрым братом.

К н я з ь   С е р г е й. В чувствах моих к вам и вашей жены есть, я полагаю, некоторое различие.

К н я з ь   П л а т о н. Я и делаю сие различие: то нежная жена, а ты добрый брат; а потом подъедет молодой человек. Посмотрю я на него; какие же это такие он достоинства имеет, что так уж пленил ее. Ступайте, брат, известите жену и пошлите ко мне моего Кадушкина.

К н я з ь   С е р г е й. Повинуюсь... (Уходит.)

ЯВЛЕНИЕ IV

К н я з ь   П л а т о н (один). Хоть бы в слове, негодяй, заикнулся; но черт пока с ним!.. Паче всего мне теперь жена моя. Где силы она брала в своей маленькой душонке так долго и так хитро притворяться... Как велика была любовь моя к ней и как продолжительно было ее лукавство, так велико и продолжительно будет наказание ей мое.

ЯВЛЕНИЕ V

Тот же и Кадушкин.

К н я з ь   П л а т о н. Ты приехал, мой милый, ну и прекрасно! Я тебя поценю и награжу скоро очень!

К а д у ш к и н (вытянувшись во фрунт). Я, васе сиясество, как вас пьикащик пьискакай: «Скаци, говоит, домой!»,— я запляг сейцас, поехаи мы: князя Сейгея фьяицузиска скацет: «Князя, говоит, пиосят домой!» — «Едем, говою, ницего, не догадайся, сто вас нет!»

К н я з ь   П л а т о н. Ты молодец! А скажи, что бы ты делал, если бы три, четыре, а может, и пять человек очень меня обидели?

К а д у ш к и н. Я им гойло пеегьизу, как собака: ам! ам!.. (Лает.)

К н я з ь   П л а т о н. Отлично, бесподобно. Теперь поди и припаси мне дюжину охотников помолодцеватее, чтобы они стояли внизу дома и дожидались моих приказаний; а сам стой тут у дверей, как я хлопну в ладоши, так и являйся налицо.

К а д у ш к и н. Сьюсаю, васе сиясество!.. (Делает рукой под козырек, поворачивается налево кругом и идет; в дверях сталкивается с княгиней и также отдает ей честь.)

ЯВЛЕНИЕ VI

Княгиня быстро и беспокойно входит.

К н я г и н я. Вы вернулись, не поехали... Я ничего не знаю, сижу там у себя...

К н я з ь   П л а т о н. Да, мне занездоровилось, кровь или желчь прилила к сердцу, но только мне нехорошо.

К н я г и н я. Вы бы приняли что-нибудь успокоительное.

К н я з ь   П л а т о н. То-то вот и есть: против моей болезни медицина не выдумала еще ничего успокоительного.

К н я г и н я. Но что же вы, по крайней мере, чувствуете? Долго ли ваша болезнь продолжится?

К н я з ь   П л а т о н. Тебя более всего беспокоит: долго ли моя болезнь продолжится... скоро, вероятно, пройдет и я уеду... молодые жены ведь любят, когда от них уезжают старые мужья.

К н я г и н я. Я никогда, кажется, не давала вам поводу так думать; но все-таки я вас буду просить, что когда вы опять поедете, так князя Сергея не оставляйте здесь со мною.

К н я з ь   П л а т о н (смотря на жену). Отчего же?.. Он такой милый, славный!..

К н я г и н я. А оттого, что только что вы уехали, он сделал мне декларацию в любви.

К н я з ь   П л а т о н (как бы сильно удивленный). Князь Сергей?.. Декларацию в любви?..

К н я г и н я. Он и прежде говорил мне такие слова.

К н я з ь   П л а т о н (перебивая жену). Князь Сергей говорил такие слова?.. Вот кто бы подумал, повеса какой!.. Я ему попеняю за это серьезно.

К н я г и н я. Он, вероятно, будет вам говорить и прс меня; примите это как вам будет угодно; но я вам повторяю, что он сам хотел меня соблазнить.

К н я з ь   П л а т о н. Шалун, шалун! Я ему уши за это надеру... Однако он идет, прекратим разговор об нем.

ЯВЛЕНИЕ VII

Те же и Князь Сергей.

К н я з ь   П л а т о н. Вот и все налицо!.. (Князю Сергею.) Садитесь, братец!

Князь Сергей садится.

Что же мы теперь будем делать?

Официант входит с чаем.

А вот, кстати, и чай подают... (Берет и ставит чашку жене. Официанту.) А я не хочу!..

Официант подает чай князю Сергею. Тот берет.

(Развалясь на кресле, как бы желая понежиться.) Скажите вы мне, милые мои, какую-нибудь сказочку, убаюкайте вы меня, старика.

К н я г и н я (улыбаясь). Я только и знаю сказочку про белого бычка, не начать ли ее с конца?

К н я з ь   С е р г е й (пожимая плечами). А я и той не знаю.

К н я з ь   П л а т о н. Ну так я вам скажу: одному французскому королю изменила жена; он вознамерился отравить ее, и для сего велел изготовить бульон с тончайшим ядом, и подал его в чашке жене, как вот я теперь подаю моей милой жене чай... (Подает жене чашку.) По этикету, когда король сам что подает, близкие ему и. подчиненные сейчас должны выпить, и так как все-таки же я король здесь немножко, то приказываю вам, моя супруга, сейчас же выпить вашу чашку!

К н я г и н я. Может быть, она тоже с ядом?

К н я з ь   П л а т о н. Может быть!

К н я г и н я. Ничего, все равно!.. (Выпивает.)

К н я з ь   П л а т о н (взглянув ей прямо в лицо). Смела!.. (Обращаясь к брату.) А вы, братец, выкушаете вашу чашку?

К н я з ь   С е р г е й. Но я не жена ваша и не изменила вам!

К н я з ь   П л а т о н. Можно изменить и не быв женою, вы знаете!.. И по этикету вы не имеете права отказаться.

К н я з ь   С е р г е й. Нет-с, я не буду пить чаю, вы меня напугали; я очень брезглив!

К н я з ь   П л а т о н. Трус вы после того, и совесть, видно, у вас чем-нибудь не чиста против меня!..

Входит лакей.

Л а к е й. Дмитрий Яковлевич Рыков!

К н я з ь   П л а т о н. Проси! Очень рад видеть молодого человека, очень рад!..

Князь Сергей потупляется, княгиня бледнеет.

К н я г и н я (про себя). Письмо мое, видно, дошло к нему!

ЯВЛЕНИЕ VIII

Те же и Рыков.

К н я з ь   П л а т о н. Милости просим, мой бывший, но не будущий адъютант! Скажите мне по совести: вы никак не чаяли застать меня здесь?

Р ы к о в (почти совсем растерявишсь). Я?.. Нет, что ж?.. Конечно, что...

К н я з ь   П л а т о н (обращаясь к брату). Какой ответ удовлетворительный... (Рыкову.) Как же это вы вошли в гостиную и не кланяетесь даме? Что это за неловкие нынче молодые люди, точно молодой медведь какой! Извольте сейчас подойти к моей супруге и поцеловать у ней руку.

Рыков конфузится окончательно, но подходит к руке княгини. Та, вспыхнув и не вставая с места, подает ему руку.

(С злобной насмешкой, обращаясь к жене.) А как вам, княгиня, нравится мое прозвище ему молодой медведь?

К н я г и н я (несколько овладевая собой). Я ничего в этом не нахожу похожего на Дмитрия Яковлича!

К н я з ь   П л а т о н. Ну, а старый медведь, как называют меня иные, неужели я так уж и похож совсем на старого медведя. (Снова повертывается к Рыкову.) Что же вы, садитесь хоть наконец!.. А то ни с кем не кланяетесь и стоите, как столб.

Р ы к о в. Ей-Богу, ваш прием до того меня озадачил: я не могу еще прийти в себя; впрочем, по вашему желанию, я сажусь.

К н я з ь   П л а т о н. Ну-с, и чаю выкушайте... (Официанту.) Подай господину Рыкову чай. Я сейчас рассказывал, что один французский король приревновал жену к придворному своему, и сам ему подал в такой чашке, в какой вы пьете, яд, и тот ведал, что это яд, и выпил его из уважения к королю, не, поморщась.

Р ы к о в. Что ж тут, морщись, не морщись, не поможет!.. (Выпивает чашку.)

К н я з ь   П л а т о н. Вы думаете? А что, скажите, вы не чувствуете, что чай чем-то отзывается?

Р ы к о в. Я не знаток в чаю; для меня решительно все равно, чем бы он ни отзывался!

К н я з ь   П л а т о н (брату). Не в вас, князь, не брезглив... (Обращаясь ко всем.) Приношу, однако, всем вам маленькое извинение, что, в присутствии вашем, произведу расправу с некоторыми мерзавцами из людей моих... (Хлопает в ладоши, является шут.) Дворецкого пошли мне и горничную Ульяшу!

К а д у ш к и н. Сьюсаю, васе сиясество! (Обертывается налево кругом и уходит.)

К н я г и н я (в сторону). Он точно читал мое письмо!

ЯВЛЕНИЕ IX

Те же, дворецким, Ульяша и шут.

К н я з ь   П л а т о н (дворецкому). Вы, Федор Парменыч, изобличаетесь в измене нам, в продаже нашей чести, в сокрытии от нас того, что оскорбительнее для нас всего.

Д в о р е ц к и й. Я, ваше сиятельство?..

К н я з ь   П л а т о н. Разговаривать еще после будем с вами... (К Кадушкину.) Велите охотникам наложить на него цепи и в подвал первого номера запереть; ключ принести ко мне!..

Шут уводит дворецкого.

(К Ульяше.) Ну, ты, красавица!..

У л ь я ш а (падает ему в ноги). Я, ваше сиятельство, батюшка, отец милосердный!

К н я з ь   П л а т о н. Ис тобой я тоже после поговорю!.. (К вошедшему шуту.) Сковать и ее и посадить в подвал второго номера.

К н я г и н я. Как же я останусь без горничной?

К н я з ь   П л а т о н. Я к вам приставлю отличную горничную, усердную, не ветреную! Так-то-с! (Встает и выходит на авансцену, как бы за тем, чтобы собраться с духом.)

К н я г и н я (пользуясь этим мгновением, подходит и говорит Рыкову). Поезжайте сейчас к отцу и скажите, чтобы он приезжал спасать меня: муж что-то затевает!..

Р ы к о в (подходит к князю Платону). До свиданья, ваше сиятельство.

К н я з ь   П л а т о н. Вы уж уезжаете?

Р ы к о в. Прошу позволения на то!.. (Раскланивается княгине и князю Сергею и идет.)

К н я з ь   П л а т о н. Я хочу, по крайней мере, вас проводить!

Р ы к о в. Что вы беспокоитесь!

К н я з ь   П л а т о н. Нет-с, мы, старинные хозяева, вежливы!.. (Уходит за Рыковым.)

ЯВЛЕНИЕ X

Княгиня и князь Сергей.

К н я г и н я. Безбожник вы этакой и бесстыдник!

К н я з ь   С е р г е й (пожимая плечами). От вас зависело!..

Слышится шум и крик Рыкова.

К н я г и н я (в испуге). Что такое? Он убивает его?

К н я з ь   С е р г е й. Не думаю!

К н я г и н я. Я пойду туда и посмотрю, что такое... (Уходит.)

ЯВЛЕНИЕ XI

К н я з ь   С е р г е й (один). Неприятно даже немножко становится: этот вепрь, пожалуй, Бог знает что начудесит!.. (Прислушивается.) Что это такое? И княгиня, я слышу, плачет,

ЯВЛЕНИЕ XII

Тот же и князь Платон.

К н я з ь   П л а т о н. Какой, однако, сильный, двоих без всякого оружия уложил, ну, а пятеро одолели!

К н я з ь   С е р г е й. Что вы такое сделали с вашим гостем?

К н я з ь   П л а т о н. Гораздо меньше, чем он со мной; он лишил меня всякого душевного света, а я пока его только дневного и посадил в склеп, а через стену с ним и княгиню...

К н я з ь   С е р г е й. Княгиню?

К н я з ь   П л а т о н. Да, она сама научила меня этому в письме своем к Рыкову. Вы ведь читали?

К н я з ь   С е р г е й. Братец, вы отвечать будете за то перед правительством вашим!

К н я з ь   П л а т о н. Правительство мое ничего мне в этом случае не может помочь, а потому и судить не может!.. А гораздо лучше мы вместе с вами сообразим по всем законодательствам, что с ними надо сделать, то и сделаем.

К н я з ь   С е р г е й. Это будет, сами согласитесь, одна только смешная комедия, в которой я, je vous le dis serieusement [я вам говорю это серьезно. (фр.)], не только участвовать не желаю, но даже и видеть ее.

К н я з ь   П л а т о н. А я вам говорю, что вы будете участвовать!..(Хлопает в ладоши; являются двое охотников.) Запереть людей и лошадей князя, а также и его самого не отпускать отсюда никуда!.. (Кивает брату головой.) До свиданья.

Князь Сергей остается в удивлении; охотники приближаются к нему

Занавес падает.

ДЕЙСТВИЕ ТРЕТЬЕ

Длинная, огромная комната в нижнем этаже дома со сводами. У одной из стен стоит стол, покрытый черным сукном, на нем горит две восковые свечка и лежат сложенные накрест две шпаги.

ЯВЛЕНИЕ I

Посредине стола, как бы на председательском месте, сидит шут Кадушкин в новом маркизском костюме, с прицепленной шпагою сбоку. Князь Платон все в том же дорожном мундире; глаза у него горят каким-то неестественным блеском; лицо бледно и искажено. В некотором отдалении от стола, с понуренною головой, стоит управитель. По задней стене стоят молодцеватые охотники в казацких казакинах, с кинжалами за поясами и с нагайками в руках.

К н я з ь   П л а т о н (с почтением обращаясь к шуту). Вас, единственно верный нам друг, избрали мы в судич нашего дела. Ведомо вам, какою мы нежною любовью окружали супругу нашу, считая ее женою любящею и верною нам... Ныне же известились мы, что считает она нас первым злодеем своим, изменила супружескому долгу, предпочтя нам гатчинского офицера Рыкова.

К а д у ш к и н. Ево, васе сиясество, пайками надо пьягнать!

ЯВЛЕНИЕ II

Входит князь Сергей, совсем взбешенный.

К н я з ь   С е р г е й (обращаясь к брату). Долго ли вы будете не пускать меня и не приказывать отдавать мне моих лошадей... Что же я, пленник, что ли, у вас?..

К н я з ь   П л а т о н. Нет, не пленник, пока далеко еще не пленник... Не сердитесь и поприсядьте.

К н я з ь   С е р г е й (садясь с досадою на другой стороне сцены). Я никогда себе не прощу, что, из глупой моей преданности к вам, я вмешался в вашу семейную историю, что до меня совершенно не касалось!

К н я з ь   П л а т о н. Вы поступили в этом случае как добрый брат, и как добрый же брат поможете мне и в настоящем моем горестном положении! (К охотникам.) Дворецкого и горничную Ульяну привесть! (Обращаясь снова с почтением к шуту.) Я начинаю с менее виновных преступников и надеюсь, что вы каждому воздадите должное по делам его!

К а д у ш к и н (горячась). Я им дам, васе сиясество!

К н я з ь   С е р г е й (кусая губы, пожимая плечами и оборачиваясь в сторону). C'est incroyable! [Это невероятно! (фр.)]

ЯВЛЕНИЕ III

Двое охотников вводят дворецкого и Ульяшу, скованных по рукам и по ногам.

Д в о р е ц к и й (падая князю в ноги). Помилуй, государь-князь!

К н я з ь   П л а т о н (обращая на него грозный взгляд). В этом положении, подлый раб, и отвечай мне!

Д в о р е ц к и й (не поднимаясь). В каком прикажешь, государь-князь!

К н я з ь   П л а т о н (помолчав и подумав). Знал ли ты о любовной связи жены моей с офицером Рыковым?

Д в о р е ц к и й. Нет, государь-князь! Раб ваш смеет ли думать-то о госпоже своей!

К н я з ь   П л а т о н. Подолгу ли он в мое отсутствие пребывал здесь?

Д в о р е ц к и й. Дня по два, по три гостил.

К н я з ь   П л а т о н. Отчего же ты не докладывал мне об том по моем возвращении?

Д в о р е ц к и й. Государь-князь, как приказ от тебя был: «чиновный или не чиновный, но ежели дворянин, так чтобы прием был!» — так мы его и принимали, не думая прогневить твою милость!

К н я з ь   П л а т о н. Почему ты в письме жены моей назван слугою верным?

Д в о р е ц к и й. Государь-князь, как я служил тебе, так супруге твоей и всему роду твоему одинаково.

К н я з ь   П л а т о н (обращаясь к шуту). Чего он достоин?

К а д у ш к и н. На посеенье его, васе сиясество, подьеца!

К н я з ь   П л а т о н (обращаясь к управителю). Со всем семейством свести в город и сослать на поселенье. (Толкая дворецкого ногою в лицо.) Пошел!

Д в о р е ц к и й (поднимаясь). Твоя воля, государь-князь!

К н я з ь   П л а т о н (Ульяше). Поди сюда!..

Та подходит.

Будешь ли ты все говорить?

У л ь я ш а. Буду, ваше сиятельство!

К н я з ь   П л а т о н. Ты носила письмо к Рыкову от жены моей?

У л ь я ш а. Я-с!

К н я з ь   П л а т о н. Когда снесла первое письмо?

У л ь я ш а. Давно-с. Года уж два.

К н я з ь   П л а т о н. Кто тебя послал с ним?

У л ь я ш а. Сама княгиня-с... «Поди, говорит, снеси от меня к Рыкову писуличку!» Я говорю: «Сударыня-княгиня, ну как князь споведует это?» — «Ничего, говорит, тебе же хуже будет, коли ты мне этим не угодишь». Я и понесла.

К н я з ь   П л а т о н. А брат твой носил?

У л ь я ш а. Братец только раз, как его к князю Сергею Илларионовичу послали; я тоже через реку ходить — собак все боялась. «Снеси, говорю, письмецо!» Он и взялся.

К н я з ь   П л а т о н. Не приводила ли ты когда-нибудь к княгине любовника ее ночью?

У л ь я ш а. Нет-с!

К н я з ь   П л а т о н. Где ж и когда они имели любовные свиданья? Отвечай мне все или сейчас же на дыбу отдам!

У л ь я ш а (побледнев, задрожав и прерывающимся голосом). Ваше сиятельство... только и есть... Когда Дмитрий Яковлевич у нас ночевали-с... на другой день девушки станут убирать его комнату, и точно что шпильки княгини тут нахаживали... особенные у них, аглицкие... принесут мне и смеются: «Что это, говорят, где уж вы шпильки ваши теряете!»

К н я з ь   П л а т о н (глухим голосом). От чувства и страсти их раскидывала и растеривала...

У л ь я ш а. Да-с!

К н я з ь   П л а т о н. Есть у тебя отец, мать?

У л ь я ш а. Есть маминька и папинька; в садовниках в Гурьине.

К н я з ь   П л а т о н (к шуту). Назначьте ей наказанье!

К а д у ш к и н. И ее на посеенье, мейзавку!.. Дуя экая, смея байские шпийки теять!

К н я з ь   П л а т о н (управителю). И эту всю семью на поселенье! Рыкова сюда!

Управитель уводит Ульяшу и дворецкого.

К н я з ь   С е р г е й (обращаясь к брату). Вы и господина Рыкова отдадите суду вашего шута?

К н я з ь   П л а т о н (странным голосом). Господин Рыков, может, уж не господин Рыков. Вы в детстве, вероятно, слыхали сказки о чародее, который обращал людей в волков, в медведей!.. (Встает со стула, отходит на другую сторону сцены и все время стоит, обернувшись лицом к публике. Обращаясь к шуту.) Сейчас приведут злейшего моего врага; его надобно будет наказать строго.

К а д у ш к и н. Я ему дам, подьецу, хоёшенько его, пьяво!

ЯВЛЕНИЕ IV

Вводят Рыкова, зашитого в медвежью шкуру, ноги и руки его скованы, и на лицо, тоже зашитое в медвежью шкуру, но только с прорезанными глазами и ртом, надет, как у медведя, недоуздок, и от него идет цепь. Его ввел медвежий вожак с дубиною в руке.

К н я з ь   П л а т о н (встает и кланяясь в пояс Рыкову). Здравствуйте, молодой Михаила Иванович! Ну как вам нравится быть в моей шкуре, в которую вы прозвищем вашим одели меня; ведь нехорошо, жутко.

Р ы к о в (с скрежетом зубов). Не надругательства твои мучат меня, а то, что я не могу ничем тебе отомстить за них!

К н я з ь   П л а т о н (обращаясь к шуту). Когда молодой медвежонок сердится, что с ним делают?

К а д у ш к и н. Пайками его бьют, вото-сто.

К н я з ь   П л а т о н (Рыкову). Слышите, палками велит бить!

Р ы к о в. Подлец!

К н я з ь   П л а т о н (бешеным, по сдержанным голосом). Возвращаю тебе это имя сторицею, не мне оно принадлежит, а тебе. Я не вкрадывался в чужой дом и не соблазнял чужих жен! (Обращаясь к шуту.) От обязанности судьи мы вас избавляем; извольте явиться к нам в качестве горничной княгини, будьте одеты прилично и приведите сюда самое княгиню.

К а д у ш к и н. Сисас, васе сиясество! (Убегает.)

ЯВЛЕНИЕ V

Те ж е, без шута.

К н я з ь   С е р г е й (обращаясь к брату). Господин Рыков офицер, а люди нашего ранга в подобных случаях стреляются, а не надругаются друг над другом чрез своих лакеев.

К н я з ь   П л а т о н. Что стреляться?.. Потешиться одну минуту; а они со мной делали то, что я во всю жизнь не буду ничем радоваться.

ЯВЛЕНИЕ VI

Шут, одетый в женское платье, вводит княгиню; лицо у ней заплакано, коса распушена. Отворотившись и с омерзением она опирается на руку шута.

К н я з ь   П л а т о н. Кресло княгине скорей!

Князь Сергей, с тоской и досадой в лице, торопливо подвигает ей кресло.

К н я з ь   П л а т о н (княгине, показывая на Рыкова). Я хочу вам представить вашего старого знакомого, только в новой шкуре... Как он вам нравится: к лучшему или к худшему он изменился?

К н я г и н я (кидая Рыкову нежный взгляд). Простите меня, Бога ради, Дмитрий Яковлевич, что вам из-за меня делают такие оскорбления!

К н я з ь   П л а т о н. Паче всего ей жаль его!.. Вам, может, даже поцеловать его желательно... Извольте, не только разрешаю это, но даже приказываю: я хочу видеть, так ли же вы целуете молодого медведя, как целовали прежде старого!

Княгиня и Рыков отворачиваются друг от друга.

(Княгине.) Я вас подвергну пытке, если вы не поцелуете его. (Рыкову.) Я ее подвергну пытке,— целуйте ее скорей!

Р ы к о в. Чтобы спасти несчастную, я готов все сделать! (Подходит и целует княгиню.)

К н я г и н я. Хоть бы вы перед людьми вашими постыдились срамить так меня. Если не боитесь суда человеческого, то есть суд Божий!

К н я з ь   П л а т о н. И вообразите, княгиня, суд Божий также существует для меня, для вас, для этого малого, для братца моего, и еще неизвестно, кто будет на нем правее. Если я всегда ненавистен вам был, зачем же вы выходили за меня замуж?

К н я г и н я. Не тридцати лет шла за вас,— что понимала?.. А промеж тем отец хотел косу мне обрезать, в паневу одеть, если не пойду за вас...

К н я з ь   П л а т о н. Жестокий родитель!.. Я всегда разумел его канальей. Вы же обижались этим, говорили, что я из гордости не велю его пускать к себе в дом; но, положим, то родитель; зачем же вы сами, не дальше, как вчера, притворялись женой верной мне и нежной?

К н я г и н я. Жизнь всякому дорога: покажи раз вам нелюбовь, так давно бы сидела в тюрьме, где очутилась теперь.

К н я з ь   П л а т о н. Отчего же вы, по-нынешнему, по-модному, не убежали от меня с вашим любовником?

К н я г и н я. Убежала бы, как бы грош свой какой был.

К н я з ь   П л а т о н. Из-за грошей только не убегала?.. Не бесчестная ли вы после того женщина? На мое богатство вы хотели жить в довольстве, в почестях, носить мое княжеское имя и единовременно с тем, надругаючись и надсмехаючись над моими сединами, потешаться с вашим любовником... (Обращаясь к брату и показывая на Рыкова.) По французским законам, я мог убить его, как собаку, безнаказанно; а по аглицким, ее (показывает на жену) продать на площади; у нас только нет ничего против того; но я сам себе напишу законы! (К жене.) Изготовили ли вы письмо, которое я вам приказал?

К н я г и н я. Написала.

К а д у ш к и н (подавая письмо князю). Вон оно-то тко-сь.

К н я з ь   П л а т о н (беря письмо и пробегая его).

«Милостивый государь, князь Платон Илларионович! Уведомляю вас, что сего числа бежала я от вас с гатчинским офицером Рыковым и никогда не имею намерения прибыть к вам обратно». (Обращаясь к брату.) Вот вы укоряли меня в неблагоразумии; а посмотрите, как я осторожен: письмо это я буду показывать всем знакомым и незнакомым, буду печаловаться и жаловаться, что меня, бедного, жена бросила; а меж тем они будут сидеть тут, на веки веченские заключенные; потом я еще женюсь на другой, молодой, и над их головами буду веселиться, пиры и банкеты задавать, а они будут стенать в подземелье,— как вам нравится мой план, а?

Князь Сергей ничего не отвечает брату и еще более отворачивается от него.

Р ы к о в. Вы выжили, генерал, из ума: неужели вы думаете спрятать нас? Что княгиня не бежала, знает про то родитель ее, а за меня заступится мой государь! Вспомните ваше звание и не бесчинствуйте!

К н я з ь   П л а т о н. Воробью с орлами не летать; прапорщику генерала не учить! (Вожаку.) Веди его на прежнее место! (Вожак ведет.)

Р ы к о в (следуя за ним). Не княжеская у тебя душа, а зверя дикого!

К н я з ь   П л а т о н (шуту). Веди и ты госпожу свою!

К н я г и н я (вставая). Бывают злодеи, но всё не такие, как вы!

К н я з ь   П л а т о н. Я был злодеем для вас, когда не надохнул на вас, как на собственную свою душу!

К а д у ш к и н (княгине). Пойдемте-с!

К н я г и н я (хватая себя за голову). Бедная, бедная я!..

ЯВЛЕНИЕ VII

Князь Платон и князь Сергей.

К н я з ь   П л а т о н. Ну-с, братец любезный, теперь с вами счеты! В тот вечер, как я уехал и вы беседовали с супругою моею, я сидел рядом тут в комнате и все слышал.

К н я з ь   С е р г е й (изменившись в лице). Что ж тут было слышать такого особенного?

К н я з ь   П л а т о н. Тут было слышать то, что вы соблазняли жену мою и за то обещали быть медиатором ее с другим.

К н я з ь   С е р г е й. Вам, вероятно, послышалось это по вашей ревности. Если я что-нибудь подобное и говорил, так это был один светский дискур, который я веду со всеми женщинами и за который ни перед кем не считаю себя ответственным!

К н я з ь   П л а т о н. Как! Ты не ответствен перед мужем, думая соблазнять его жену и медиаторствовать другому, не ответствен перед братом, который открывал тебе всю душу свою? Все могли меня обмануть, но не ты, мерзавец; ибо я тебя никогда ни в чем не подозревал.

К н я з ь   С е р г е й. Если вы вашими ругательствами и насилием коснетесь хоть волоса моего, то по моему положению в свете...

К н я з ь   П л а т о н. Не защитит тебя от меня никакое положение твое... Я бы сейчас велел тебя колесовать, если бы не щадил в тебе крови отца моего... (Берет со стола две шпаги и одну из них кидает брату.) На, защищайся, подлый трус, если в тебе хоть капля чести осталась!

К н я з ь   С е р г е й. Волею государя моего и вашего дуэли запрещены, нам обоим угрожает за то каторга.

К н я з ь   П л а т о н. Прежде, чем ты попадешь на каторгу, я распорю тебе живот и все кишки твои вымотаю тебе на шею! (Бросается на брата со шпагою.)

К н я з ь   С е р г е й. Я вас слабее и наверное должен быть жертвою!.. (Почти нарочно натыкается плечом на шпагу и падает.) Я ранен, я умираю!

К н я з ь   П л а т о н (людям). Вытащите его и бросьте в его экипаж; пусть едет куда хочет!

Люди поднимают князя Сергея и уносят его.

ЯВЛЕНИЕ VIII

К н я з ь   П л а т о н (один, опуская в землю голову и руки). Будет! Комедия кончена! Маска снята; месть насыщена, но душа моя болит еще сильнее: горе им, но горе и мне!.. (Склоняет голову.)

Занавес падает.

ДЕЙСТВИЕ ЧЕТВЕРТОЕ

Темная аллея старинного барского сада. На одной стороне видна часть каменного дома, на другой забор сада, а через него в аллею прорезываются лучи низко спустившегося солнца. На самой аллее лежат бревна, приготовленные для постройки скамеек.

ЯВЛЕНИЕ I

Филька, со всклоченными волосами, в рубахе и лаптях, обчищает кусты, растущие около надземных, с железными решетками, окон дома. Митрич, в худенькой суконной куртке, со стриженой головой и бритой бородой, в дырявых чулках, в худых башмаках, стоит, опершись на метлу.

М и т р и ч. Не хаживал он тут, паря, николи!.. Я вот уж годов двадцать при саде, не помню того; а тут вот лавочку и столик велел себе устроить... Управитель прибежал ко мне: «Подметите, говорит, и подстригите хорошенько в саду!.,»

Ф и л ь к а (сделав усилие над своим мозгом). Подметем! Нам что велят, то и делаем.

М и т р и ч (видимо, довольный этим ответом). Так! Так!., Господа, что сами хотят делают, а нам что велят делаем... Теперь взять — мельник и мельница... Мельник пустит мельницу, и мелет она сколько только душе его угодно, без остановки; а мельница мельнику не может приказать того: запер он ее, гуляет, пьянствует,— мельница стой, молчи. То и мы: господа — мельник, а мы — мельница!

Ф и л ь к а (совсем не поняв Митрича). У нас ныне, дядя, очень мало мельница вымалывает; все плотину прорывает!

М и т р и ч (несколько озадаченный подобным замечанием). Мельник пустой человек, так и быть тому надо!., Обирай почище около окон!..

Ф и л ь к а (обирая и прикладывая ухо к стене). Никого что-то не чуть тут!

М и т р и ч. Тут не тут, а есть с пуд, как говорят про брюхатых баб.

Ф и л ь к а (обращая глупое лицо свое к Митричу и улыбаясь по обыкновению всем ртом). Дядя!.. Тут, говорят, княгиня посажена.

М и т р и ч. Тише, молчок!.. Вытянут те язык-то!.. Подь сюда!..

Филька подходит.

(Кладя ему руку на плечо и почти шепотом.) А болтовни, братец, Боже ты мой, сколько насчет этого идет.

Филька глупо усмехается.

(Продолжает тем же полушепотом.) Ехал я этта из Ерёмина, нагоняет меня наш священник. «Митрич, говорит, пересядь ко мне, поговорим!» Сел я к нему. «А что, говорит, правда ли, что у вас княгиня в тюрьму посажена?» Я говорю: «Как, говорю, ваше священство, вы, по вашему сану, такие слова говорите?.. Я, говорю, сейчас князю донесу о том!..» Батюшки мои, попик наш тут же мне прямо в телеге в ноги бух! «Митрич, говорит, сделай милость, братец, не сказывай!» Завозит меня опосле того к себе в гости, водкой, ратафием угощает, студнем накормил; попадью с мягкой постели согнал и меня на место ее положил: «На, Митрич, нежься, только не сказывай». А на другой день поехал я от него, два рубля деньгами подарил.

Ф и л ь к а (что-то такое сообразив). Угостил он тебя!

М и т р и ч. Лихо... Это все теперь по барину нашему почет нам такой. Князь наш по государе второй человек в России; по его высокой и великой милости нам никто ничего не может сделать. Теперь рыковские сколько тоже много за барина своего зарятся на нас,— вот им всем! (Показывая кулак.) Ономнясь на торгу в Горках тоже выпито было ловко!.. Мне ведь везде угощенье. «Митрич, Митрич, пожалуйте, откушайте!» Только раскланивайся... Наперло на меня рыковских человек сорок. «Бей, говорю, только друг дружке не мешай!» И взял одного молодого парня, да как свисну его под микитки; смотрю, завертелся кубарем, упал на землю и дух из себя испустил. «Ах, думаю, беда!» Сейчас верхом на своего коня и к князю: «Так и так, мол, говорю, повинную несу!» — «Ты это, говорит, мне служил, ничего за то не будет! На записку моей руки!» Так, паря, и проехало мимо!

Ф и л ь к а (простодушно). Умер парень-то?

М и т р и ч. Нет, черт его дери, отдышался... Побогатырствовал я, паря, тоже на своем веку — довольно!

ЯВЛЕНИЕ II

Те же и управитель и за ним идет подьячий, в засаленных брюках, в дырявых чулках, в худом камзоле и кафтане и в вытертом рыжем парике.

П о д ь я ч и й (оглядываясь кругом и махая на себя худым носовым платком). Какой здесь воздух свободный п места восхитительные!

М и т р и ч (не выдержав, чтобы не поговорить). Места здесь привольные, легкие!

У п р а в и т е л ь (осматривая аллею). Всё вы пообчистили тут?

Ф и л ь к а. Все-то-тко-с!

М и т р и ч (с гордостью). Больше сделали, чем сказано было-с! (Раскрывая тавлинку и подавая подьячему.) Смею просить об одолжении!

П о д ь я ч и й. Приемлю! (Нюхает табак и отщелкивает пальцами.) Сами стираете?

М и т р и ч. Сам-с! И уж без золы-с, сумления не имейте,— терпеть всегда не мог этого!

У п р а в и т е л ь (Митричу). Поди-ка, старик, съезди на Бирючую отмель. Княжна приехала, скоромного не кушает, а у нас щеки свежей рыбы нет: купи стерлядей, а паче ершей и налимов... Поваренки-подлецы довели до чего: что князь ничего теперь не кушает, так ничего при доме и держать не надо!

М и т р и ч. Теперь дело к ночи, Николай Макарыч, вся ваша воля: ехать опасно!.. На Волге баловство идет несосветимое!

П о д ь я ч и й. Рапорт есть от водяной коммуникации поручика,— разбои сильные происходят.

У п р а в и т е л ь (Митричу). Так что же и сидеть все так дома, не ездить никуды?..

М и т р и ч. Да помилуйте, за что же я-то несчастнее всех?.. (Таинственным голосом). Вон Семена Гаврилыча Бахирева управитель Грузинки, барское поместье, продал, деньги-то господам повез ни много, ни мало двадцать тысяч: на Тарутинском мосту остановили, самого избили, деньги похитили, лошадь угнали, а господа думают, что он капитал этот весь у себя утаил,— наказывают его, истязуют, и погибай, выходит, человек!

У п р а в и т е л ь. Да ты, старый черт, с деньгами, что ли, поедешь?.. Много что рыбу у тебя отнимут, а тебя, если и схватят, так на другой же день отпустят назад,— ненадобен никому!

М и т р и ч (обидясь). Что ж, ведь это про кажинного человека, пожалуй, то же самое можно сказать!

У п р а в и т е л ь. Про кажинного не про кажинного, а ты, старик, рассуди то: не молокососов же мне посылать... А ты человек умный, толк в рыбе знаешь... Дворецкого теперь на поселенье услали, на кого ж мне понадеяться?

М и т р и ч (самодовольно). Толк мы в рыбе знаем почище ваших дворецких.

У п р а в и т е л ь. То-то и есть... Князь теперь узнает и дворецким, может, тебя сделает за то!.. Вон возьми Фильку с собой для безопасности и поезжайте с Богом.

М и т р и ч (Фильке). Пседем, Филя!.. Жили, видно, при господах и умирать за них надо!

У п р а в и т е л ь. Не ропщи, старик, не ропщи!

М и т р и ч (укоризненным голосом). Да я и не ропщу! Докладов-то только об нас что-то мало господам бывает! Зависть все в человеках-то живет... (Уходит с Филькой)

ЯВЛЕНИЕ III

Управитель и подьячий.

П о д ь я ч и й (почти со слезами в голосе). Осмелюсь вам доложить,— все жилы живота моего подвело: алчу и жажду коликий уж день!

У п р а в и т е л ь. Погодите маненько!.. Сейчас выйдут князь сюда,— вы им доложите, а потом я вас поведу к себе: водочкой и пирожком угощу, баранинки жареной дам.

П о д ь я ч и й (голосом, исполненным чувства). Всепокорнейше благодарю. Очень ныне нам по округе прием скуден стал... Квас выпускают, молоко разливают по другим селениям, в кои приедем мы; мимо винокурни едем, хоть бы стаканчик где плеснули.

У п р а в и т е л ь. За что вам угощенье делать?.. Какая польза от вас?

П о д ь я ч и й. Как же, помилуйте, служба-с!.. Порядок содержим; князь идет,— умолкаю!

ЯВЛЕНИЕ IV

Вдали аллеи показывается князь Платон, очень печальный и похудевший; с ним идет княжна Наталья, напудренная, в мушках, в фижмах. Карлица несет за нею шлейф ее, Управитель и подьячий почтительно склоняют перед ними головы.

К н я ж н а (приветливо кивая головой управителю). Здравствуйте, Макарыч!

У п р а в и т е л ь. Честь имею с приездом поздравить, ваше сиятельство!.. (К князю, показывая на подьячего.) Приказный от господина капитан-исправника прибыл.

К н я з ь   П л а т о н (не поднимая глаз на подьячего). Что тебе надобно?

П о д ь я ч и й (склоняя голову и прижимая треугольную шляпу к животу). Господин капитан-исправник просит позволения явиться перед светлые взоры вашего сиятельства, понеже дан ему указ из земского суда по челобитной портупей-прапорщика Девочкина.

К н я з ь   П л а т о н (еще более нахмуриваясь и мрачно взглядывая на подьячего). Ты сам кто такой?

П о д ь я ч и й (потупляя глаза). Подьячий, ваше сиятельство.

К н я з ь   П л а т о н (строго). Зачем же капитан-исправник как гончую собаку засылает тебя допреждь себя?

П о д ь я ч и й (вытянувшись). Их высокородие по письменной части очень слабы, мыслей своих с ясностью на перо изливать не могут, а также насчет подводки законов, и приказывают, чтобы я был при них.

К н я з ь   П л а т о н. Где же теперича сам капитан-исправник?

П о д ь я ч и й. В полверсте, ваше сиятельство, в Марьине, чинит извет по рапорту водяной коммуникации поручика о разбоях.

К н я з ь   П л а т о н. Пошел, скажи, что может приехать.

П о д ь я ч и й. Еще просит их высокородие об милостивом одолжении: супруга их на конях ихних уехала на богомолье, они поехали в округу на обывательских, и просят, нельзя ли им хоть какую ни на есть подводу пожаловать — прибыть сюда и доехать обратно до града.

К н я з ь   П л а т о н (потерев себе лоб, управителю). Вели заложить мою крашеную сибирскую кибитку, запречь тройку вяток, надеть бляшную сбрую; Петру велеть одеться в нарядную кучерскую одежду и ехать за исправником... (Показывая на подьячего.) А этому дай рубль деньгами. Отправляйтесь.

П о д ь я ч и й. Земно кланяюсь и благодарю, ваше сиятельство... (Раскланивается и, сопровождаемый управителем, уходит на цыпочках из сада.)

ЯВЛЕНИЕ V

Князь Платон, княжна в карлица.

К н я ж н а (карлице). Ну, теперь можешь и ты идти отдохнуть.

К а р л и ц а. Слушаю, княжна матушка!.. (Приседает госпоже и уходит.)

К н я ж н а. Я нарочно, мой друг, услала ее, чтобы еще поговорить с тобою наедине. Как я предсказывала, так и случилось: исправник едет по тому же делу.

К н я з ь   П л а т о н. Коли будет умен, так подарок сделаю; а нет, так велю нагайками прогнать.

К н я ж н а. Ах, мой друг, не советовала бы я тебе это делать; при нынешнем государе просто опасно,— такие строгости пошли, что уму невообразимо. Брат Сергей приехал ко мне совершенно растерянный: «Брат теперь, говорит, на службу не едет, меня ранил...»

К н я з ь   П л а т о н (перебивая сестру). Он меня сам ранил поопаснее; моя царапина скоро у него пройдет, а рана, что он мне нанес, у меня неизлечима.

К н я ж н а. Слышала я это, друг мой, он мне рассказывал все; но смею тебя уверить, что это был один только светский, придворный дискур... Я сама была фрейлиной при дворе покойной императрицы... Конечно, благодарю Бога, что родилась от благочестивых родителей и сама всегда имела твердую мораль; но куртизанов имела сотни около себя: точно бабочки на огонь летят к тебе и как бы соловьиные голоса окружают тебя отовсюду и напевают тебе свои песенки — что ж из того?

К н я з ь   П л а т о н. То, что христианину и неразвратнику жить становится невмоготу посреди вас, развратников.

К н я ж н а. Только брат не таков, извини меня!.. И он тебя истинно любит и уважает. Наместник при мне к нему приезжал и прямо спрашивает: «Что такое у князя Платона Илларионыча происходит?» Сергей юлил, юлил пред ним, а потом тог уезжает, он мне и говорит: «Сестрица, вы видите, я не знаю, своим влиянием успею ли отстранить, что брату, может быть, угрожает!»

К н я з ь   П л а т о н. Ну, уж я лучше сам как-нибудь себя оберегу, и вообще я, как старший брат, приказываю тебе даже имени этого негодяя не произносить в моем доме.

К н я ж н а. Ты это, мой друг, говоришь теперь в твоем встревоженном состоянии, но надобно же думать, что и дальше будет... должно же тебе с этой мерзкой бабенкой и с полюбовником ее сделать что-нибудь; нельзя же в самом деле их держать, как арестантов, взаперти.

К н я з ь   П л а т о н (устремляя на сестру пристальный взгляд). А что бы я по-твоему должен был с ними сделать?

К н я ж н а. Во-первых: явись прямо к государю, проси развода, тебе сейчас же дадут его; а потом можешь жениться: не бойся своих шестидесяти лет, найдутся невесты тебе.

К н я з ь   П л а т о н. Так... Совет хорош... А понимаешь ли ты то, что эта скверная, как ты называешь, бабенка стала мне милее во сто крат, чем когда-либо была. Я думал, что злобы против нее у меня хватит на целый век, а ее едва достало на два дня. В боях при мне младенцев на штыки поднимали, женщин убивали, целые города держал я в осадном положении и морил их голодом,—душа моя жалости не знала; а ее вот посадил в склеп, и как цепная собака хожу все тут кругом; каждый кусок, который несут к ней, я все осмотрю и оглядываю, хорош ли и вкусен ли; если послышу ее стон или вздох, так легче бы мне было, если бы каленое железо вонзили мне в сердце и ворочали им там,— понимаешь ли ты это, глупая, бесчувственная баба!.. (Отворачиваясь от сестры, закрывает лицо руками и плачет.)

К н я ж н а. Мало что понимаю, но предсказывала это: ты мужчина с твердым характером, но добр как ангел. Я даже брату Сергею говорила: он ее простит и будет опять с ней жить!

К н я з ь   П л а т о н. Нет, я ее не прощу и жить с нею не буду: пока она у меня на глазах, я ее стану попрекать на каждом шагу и буду ревновать ее к каждому человеку, к каждому лакею моему.

К н я ж н а. В таком случае отпусти ее лучше от себя!

К н я з ь   П л а т о н. Чтобы она ушла к Рыкову, нет, уж мне легче ее мертвой видеть!.. (Подумав довольно продолжительное время.) Одно мне казалось лучше бы всего было: это, как у прежних царей бывало: когда господь не благословлял их счастием в браке, супруги их удалялись в монастырь и обрекали себя монашеству... пусть и она поступит в какую-нибудь женскую обитель и пострижется там. Позволение на это я ей выхлопочу... Самому мне с ней видеться и говорить об этом тяжело, да я и не могу... Поди сходя, спроси ее, согласна ли она это сделать?

К н я ж н а. Изволь, мой друг, я рада хоть чем-нибудь тебе быть полезной... Вели только проводить меня к ней кому-нибудь, я трусиха большая.

К н я з ь   П л а т о н (свистит и кричит). Кадушкин!

Кадушкин является.

Проводи сестру к княгине.

К а д у ш к и н. Пойдемте, матуска-баисня!.. (Ведет ее под руку и неторопливо уходит.)

ЯВЛЕНИЕ VI

К н я з ь   П л а т о н (один). А может быть, Настя скажет: пусть бы он простил меня; я поценила бы то, а Рыкова и видеть не хочу; может быть, она скажет то!.. (Смеется и плачет в одно и то же время.) И я ее прощу!.. Непременно!.. Царь и владыко всех милостей для людей, дай мне сию светлую радость!

ЯВЛЕНИЕ VII

Из глубины сада подходит капитан-исправник.

К а п и т а н - и с п р а в н и к. Честь имею представиться вашему сиятельству.

К н я з ь   П л а т о н. О дурак!.. (Совладев с собой и обращаясь к исправнику.) По какому делу вам надо было видеть меня?

И с п р а в н и к (прижимая руки по швам). Дворянин Девочкин, явясь в земский суд, заявил, аки бы дочь его, состоящая в супружестве с вами, заключена вами в тюрьму,

К н я з ь   П л а т о н. Дочь его не заключена мною в тюрьму, а сама сбежала от меня, вот ее письмо... (Подает письмо.)

И с п р а в н и к (не читая его, кладет в карман и опять продолжает, держа руки по швам). Господин Девочкин требует сделать обыск в усадьбе вашей. Я говорю: «Как же, говорю, мне в княжеском доме делать обыск, что вы, говорю...» Он выругался, знаете, по-своему, по-мужицки, н передавать-то даже его слова неприлично...

К н я з ь   П л а т о н (вдруг перебивая его). Скажите, вам нравится мой экипаж и лошади, на которых вы приехали сюда?

И с п р а в н и к. Как птица, ваше сиятельство, прилетел!

К н я з ь   П л а т о н. Ну, так садитесь опять в сей экипаж и поезжайте домой... лошади, кучер и кибитка — все ваше!

И с п р а в н и к. Ваше сиятельство, достоин ли я принять такие благодеяния!..

К н я з ь   П л а т о н. Уезжайте скорее, мне некогда!..

И с п р а в н и к. Еще насчет подлеца этого, Девочкина, осмеливаюсь доложить... Слухи есть, что он стакнулся с волжскими грабителями: «Я, говорит, с ними побываю в гостях у моего зятька!»

К н я з ь   П л а т о н. Может побывать у меня с кем ему угодно; у меня охотники всегда готовы. Отправляйтесь!

И с п р а в н и к (раскланиваясь). Я вам, ваше сиятельство, всегда ваш раб нижайший был! (Уходит.)

ЯВЛЕНИЕ VIII

К н я з ь   П л а т о н (один, нервным голосом). Что это сестра так долго нейдет,— толстая, неповоротливая дура? И что-то Настя скажет ей?..

ЯВЛЕНИЕ IX

Тот же и княжна, входит вся в волнении.

К н я ж н а. Боже, как там страшно, гадко: духота... сырость... мыши... ящерицы... я чуть не задохнулась!

К н я з ь   П л а т о н (в сторону). А Настя сидела там целые дни и ночи. (К сестре.) Что же она тебе сказала?

К н я ж н а. Ох, дай собраться только с духом... Она на все согласна и идет в монастырь и просит только за все это сейчас же освободить Рыкова, который за нее страдает.

К н я з ь   П л а т о н (отступая от сестры). Освободить Рыкова... Зачем ты мне это сказала... Она всей своей жизнию хочет освободить только Рыкова — что ты со мной сделала, безумная старуха!.. Слова твои зажгли во мне опять прежний огонь; я их опять буду пытать и мучить!..

К н я ж н а. Что ты это?.. Не я безумная, а ты!

К н я з ь   П л а т о н. Да, я безумец, но теперь уж вам меня не унять: плети и цепи сюда!..

ЯВЛЕНИЕ X

Те же и вбегают Митрич и исправник.

М и т р и ч. Батюшка-князь, народ какой-то с песнями, с гайканьем едут к усадьбе!

И с п р а в н и к. Разбойники-с это, верно!

К а д у ш к и н (вбегая с другой стороны). Язбойники, васе сиясество, едут!.. Ой, я боюсетка!

К н я з ь   П л а т о н (бьет шута по лицу). Подлый трус, побледнел, как лягушка перед морозом! Охотников сюда, убью каждого, кто хоть шаг отступит назад!.. Все за мной! (Выхватывает шпагу и проворно уходит из сада; шут убегает за ним.)

ЯВЛЕНИЕ XI

Княжна, исправник и Митрич.

К н я ж н а (припрыгивая на одном месте). Ай, ай, разбойники!

И с п р а в н и к (стоя около нее и тоже подскакивая). Ничего, матушка-княжна, я сам около вас.

На заборе сада показываются несколько человек мужиков и Девочкин в отставном военном мундире нараспашку.

Д е в о ч к и н. Вот они где,— все тут!

К н я ж н а (отворачиваясь от него и опуская голову почти до земли). Самый главный атаман это и есть! (Убегает.)

Д е в о ч к и н (соскакивая с забора и хватая исправника за шивороток). Где моя дочь?

И с п р а в н и к. Я по вашему делу здесь; надо быть, где-нибудь тут. (Оглядывается.)

М и т р и ч. В склепе, вот тут-с, против этих окон!

Д е в о ч к и н (показывая мужикам на лежащие на дорожке бревна). Выбивайте и выколачивайте бревнами эти окна!

Мужики поднимают и выколачивают ими окна.

Г о л о с   к н я г и н и. Кто это там?

Д е в о ч к и н. Я, моя милая!

К н я г и н я. Батюшка?

Д е в о ч к и н. Мы самые-с!

М и т р и ч (показывая на другое окно). А здесь вон господин офицер посажен; вон они глядят.

Д е в о ч к и н. Выбивайте и это окно!

Мужики выбивают бревном и другое окно.

Р ы к о в (выскакивая из окна). Это вы, Петр Григорьич?

ЯВЛЕНИЕ XII

У п р а в и т е л ь (вбегает). Петр Григорьевич, мужик, что с вами приехал, ранил очень князя, бросил в него топором; а другие мужики побежали усадьбу поджигать.

Р ы к о в. Как, ранил князя и усадьбу поджигать?! Этого нельзя! (Управителю.) Пойдем со мной! (Уходит проворно за управляющим.)

К н я г и н я. Кто это князя ранил и усадьбу поджигает?

Д е в о ч к и н. Ничего! Это мои молодчики! Я овины им велел зажечь. Первей всего, чтобы очистить дорогу к крепости, предместье надо выжечь... Суворовская тактика!.. Пусть несут мне ключи и знамена! Армеец сумеет проучить гвардиянца, будьте покойны!

Слышится шум, крик, и показывается пламя.

(Слегка похлопывая в ладошки.) Ого, как заиграло... Браво! Браво!

Занавес падает.

ДЕЙСТВИЕ ПЯТОЕ

На другой день. Гостиная в доме князя Платона.

ЯВЛЕНИЕ I

Входят Рыков с озабоченным лицом и княгиня вся в слезах.

К н я г и н я. Что из-за меня мужу приключилось... Теперь глаза мне никуда показать будет нельзя.

Р ы к о в. Родителя вашего благодарите... Теперь я не знаю, что с ним делать: с этой сволочью своей полонил всех людей, кого перевязали, кого секут, порют, сам он по усадьбе разгуливает.

К н я г и н я. Но я-то, друг мой, чем же виновата?.. За что ты на меня-то сердишься?.. (Протягивает к нему руку)

Р ы к о в (отстраняя ее руку). Остерегитесь, люди сюда идут!

ЯВЛЕНИЕ II

Те же и дворецкий.

К н я г и н я (овладев собой). Ты от князя?

Д в о р е ц к и й. Точно так-с!

Р ы к о в. Каким же образом тебя отпустили?

Д в о р е ц к и й. Попервоначалу меня и Ульяшу губернатор изволил позвать к себе, «Вот, говорит, вам царская милость: государь не велел вас отправлять на поселенье. Отправляйтесь к господам вашим, кланяйтесь им и скажите, что сегодня я сам к ним в деревню приеду!»

К н я г и н я. Ты говорил об этом князю?

Д в о р е ц к и й. Докладывал-с!

К н я г и н я. Не рассердился он?

Д в о р е ц к и й. Лица их я не имел счастия зреть, за ширмами они изволят лежать; а по голосу не слыхать того было... Приказали только, чтобы прислуга вся была в мундирной форме и музыканты готовились.

Рыков и княгиня переглядываются между собой в удивлении.

Р ы к о в. Это что такое еще он затевает?.. (К княгине). Сходите, узнайте.

К н я г и н я. Но зачем же это?..

Р ы к о в (сердито перебивая ее). Как зачем?.. Бог знает, какая баламутица происходит...

К н я г и н я. Мне легче бы умереть, чем идти к нему— вот каково мне это.

Р ы к о в. Бабья слабость, больше ничего.

К н я г и н я. Ну да, я знаю, что я глупая и слабая, но в такой жизни, как моя, и мужчина потеряется.., (Уходит неохотно.)

Р ы к о в (про себя). Такая каша заварилась, что приведи Бог и расхлебать ее!

ЯВЛЕНИЕ III

Те же и Девочкин.

Д е в о ч к и н (дворецкому). Водочки, водочки, любезный, выдай.

Д в о р е ц к и й. Сию секунду-с! (Уходит.)

Р ы к о в (Девочкину). Долго ли вы с вашей сволочью тут останетесь?

Д е в о ч к и н. Да ничего, погостим еще... что же вы так мало рады дорогим гостям?

Р ы к о в. Дорогие гости! Хоть бы вы то вспомнили, что вы, дворянин, приехали к своему брату, дворянину, с мужиками и разбойниками.

Д е в о ч к и н. А как же мне инако было ездить к моему высокочтимому зятюшке? Он меня с самой свадьбы дочкиной... тоже я тогда понапился немного... в подворотню к себе заглянуть не пущал; дураком и пьяницей именовал меня на все четыре стороны; я еще на прошлой балтировке хотел его за шивороток сгресть, да дворянство наше заступилось за него и оттащило меня.

Р ы к о в. Благородные люди, коли кем кто обижен, не за шивороток берут друг друга, а в судах жалуются.

Д е в о ч к и н. Пробовал, жаловался, да что-то мало толку из того выходило, а посему сам поймал, дал в рыло раз, два, и дело с концом...

Р ы к о в. Дали в рыло? Ведь это не простой мужик, а князь... его ранить, усадьбу разорять и выжечь! Сейчас губернатор приедет сюда. Сколько за все то отвечать будете?

Д е в о ч к и н. Сколько? Нисколько! Я дочку освобождать приехал... Шалишь, паря!.. Сам государь прикажет мне сделать то; али теперь богатство зятя — тьфу мне оно! Он когда только еще предложение Настеньке сделал, раскошелился, жидомор этакой: «На-те, говорит, вам сто душ, собирайте, говорит, с них оброк и пользуйтесь...»— «Не надо, говорю, силой, говорю, ограблю, а даром — не надо!»

ЯВЛЕНИЕ IV

Те же и Ульяша.

У л ь я ш а (обращаясь к Рыкову). Княгиня вас просит к себе!

Р ы к о в. Вышла она от князя?

У л ь я ш а Вышла-с...

Оба уходят.

ЯВЛЕНИЕ V

Д е в о ч к и н (один, к публике). Я как понимаю, так Рыков отличный офицер, благородный!.. Сколько тоже князь ни наругался, он сейчас в защиту ему пошел. «Мало ли, говорит, что промеж господ бывает, зачем мужиков мешать в то!..» Благородно!.. (Лукавым голосом.) Парень-то, что ранил князя, есаулом у них именуется... из-за хорошей пищи в разбойники пошел... бурлаком был и еще маленьким как-то изловчился, украл из-под рыла лошади овес, та и фыркни на него; с тех пор ненаеда напала: что ни жрет, нажраться не может и пошел на мирские хлебы... Подлец исправник говорит: «Я, говорит, Петьку Девочкина словлю, пошто он разбойникам пристанодержательствует».— «Сам, говорю, ты первый разбойник и мироед...» У меня в указе об отставке сказано: «Жить ему вольной волею, подать не платить и к службе не нудить»,— и живу как хочу...

ЯВЛЕНИЕ VI

Девочкин и княжна, сопровождаемая карлицей.

Д е в о ч к и н (расшаркиваясь перед ней). Фу, сватьюшка, как расфрантилась да расфуфырилась!

К н я ж н а. Что ты, совсем, что ли, уж над нами изнаругаться хочешь?

Д е в о ч к и н. Не изнаругаться, сватьюшка, а я тоже, худ ли, хорош ли, родитель есть! Мне больно было за мое детище... Пойду, думаю, выручу ее!.. Старый ведь рубака, сватьюшка, пехотинец, армеец, не больше-с! Позвольте вашу драгоценную ручку поцеловать.

К н я ж н а. Поди прочь от меня, недостойный человек! Не заступаться тебе надо бы за дочку-то, а хорошенько поучить ее, как надо с мужем жить.

Д е в о ч к и н. Я ее, сватьюшка, и учу, и браню. Бог ее теперь и наказует за непочтение к родителям... Я уж, сватьюшка, офицериком к покойной маменьке моей приехал; слепенькая уж она была, с клюкой ходила, да, что ли, как-то поутру к ручке к ней подойти и забыл... Она подкликнула меня к себе: «Подька, говорит, сюда, Петька!» и по спине-то клюкой лущила, лущила меня! А я только кланяюсь ей: «Матушка, помилуй, родимая, прости!».

К н я ж н а. И родители прежде не такие были, не были у них с утра до ночи глаза налитые вином.

Д е в о ч к и н. Это я, сватьюшка, не запираюсь, пью, потому мне нельзя, я ранен. Мне его высокопревосходительство господин генерал-штаб-доктор при отставке сказал: «Пейте, говорит, водку и табак курите! Табак, говорит, будет у вас мокроту вытягивать, а водка силу давать».

К н я ж н а. Даст она тебе силы, околеешь где-нибудь под забором.

Д е в о ч к и н. Никогда! Потому — водка мне не вредна; я все на воздухе и в моционе.

К н я ж н а. Ну, прах тебя возьми, делай, что хочешь! Убирайся только отсюда поскорее... (К карлице.) Сведи меня к брату. Заботит он меня очень, что с ним деется...

Карлица под руку уводит госпожу.

ЯВЛЕНИЕ VII

Д е в о ч к и н (один, смотря вслед княжне). Старуха-то сдобная, как бы взять ее за шивороток да тряхнуть хорошенько,— Боже мой, сколько бы денег из нее посыпалось... Да-с, да!

ЯВЛЕНИЕ VIII

Тот же и дворецкий входит с водкой.

Д в о р е ц к и й. Мужик, что с вами приехал, спрашивает вас-с.

Д е в о ч к и н (немного сконфузившись). Ничего, подождет еще! (Наливает и выпивает залпом рюмку.) Первая, говорят, колом!.. (Сейчас же наливает и выпивает другую рюмку.) Вторая соколом! (Наливает третью и четвертую и мгновенно выпивает их.) Третья и четвертая маленькими пташками! (Дворецкому.) Позови мужика.

Д в о р е ц к и й. Слушаюсь! (Уходит.)

Д е в о ч к и н (один, к публике). Есаула нашего буду иметь честь представить вам.

ЯВЛЕНИЕ IX

Тот же и Сарапка, горбатый, кривобокий, в поддевке короткой, в смазных сапогах и с кистенем за поясом.

С а р а п к а. Что ж, Петр Григорьич, долго ли ж нам дожидаться тут?

Д е в о ч к и н. Погоди, братец!.. Человек помирает, что мне тут делать.

С а р а п к а. Коли годить-то, помилуйте? Мы не то, что народ вольный,— может уходить за всякий час без страха. Вы сами говорили: как дочку ослободим вашу, вы сейчас сто рублей выдадите.

Д е в о ч к и н. И выдадут.

С а р а п к а. Ну и выдайте коли!.. Атаман с меня спросит. Робята у меня уж голдят: «Либо, говорят, утекаем, либо на деревню пойдем!..» Исправник тоже скрылся, того и чай, с командой наедет.

Д е в о ч к и н. А зачем ты, скотина, князя ранил? Не будь того, он сдался бы на капитуляцию, все бы тогда было: деньги, вино и пиво.

С а р а п к а. Кто его ранил-то; сам лез, я только отмахнулся топором, так ему голову-то и подставлять? Дворяне еще, право!

Д е в о ч к и н. Ты не груби, пока цел! Зуба ни одного не оставлю. (Поднимает руку.).

С а р а п к а. Свои наперед береги. (Прислушиваясь и задрожав всем телом.) Чу, это гарнизонный барабан... Влопался, право, я в это дело... Убегать надо! (Вскакивает на окно, выбивает раму, свистит и соскакивает, ему отвечает несколько свистов.)

Д е в о ч к и н. И мне, черти, с ними надо убираться! (Выпивает торопливо еще рюмку водки, вскакивает тоже на окно, свистит и соскакивает.)

ЯВЛЕНИЕ X

Сцена несколько времени остается пустою, слышны крики и вы-стрелы. Вбегает княжна, за ней карлица.

К н я ж н а. Господи, опять уж там сраженья и драка, (Падает в кресло.)

К а р л и ц а. Сраженье, матушка, настоящее сраженье! (Подбегает к окну и начинает в него смотреть; раздается выстрел.)

К н я ж н а (вздрагивая всем телом). Царица Небесная, приими последний мой конец!.. Не покарай меня в моих грехах: аще злобствовала, ехидствовала, ковар-ствовала.

К а р л и ц а (смотря в окно). Матушка, Митрий-то Яковлич Рыков ловит того мужика, что ранил князя; на-ка, матушка, как тот кистенем-то отмахнулся, ажио шпажку у Митрия Яковлевича переломил!

К н я ж н а. Архангел Михаил, вручи ему меч всеразящий! Кроткий Давид победил Голиафа. Царица небесная, покрой его кровом твоим!

К а р л и ц а. Словил, матушка, он мужика-то!.. Охотники наши ему уж руки и ноги перевязали! И, матушка, от ворот-то пыль какая идет!.. (Слышится звук труб и бой барабанов.)

К н я ж н а. В трубу уж затрубили,— последние дни и часы приближаются.

ЯВЛЕНИЕ XI

Те же и вбегает Кадушкин с радостным лицом; волосы у него все опалены; один глаз совсем вышибен.

К а д у ш к и н. Матуска-княгинюска, губейнатой с сойдатами и двоянство едут.

К н я ж н а. Откуда мне сие? Прииди помощь господа моего!.. (К шуту.) А ты жив еще, бедняжка?

К а д у ш к и н. Они меня, матюска, заззеными вениками паии; тоскует так все тепей... Побегу посьмотьеть, как их, дьявоёв, коётить станут... (Убегает.)

К н я ж н а (продолжая смотреть в окно). Как, матушка, разбойники-то побежали, словно саранча посыпала.

ЯВЛЕНИЕ XII

Те же и Рыков, весь запыленный, тревожно входит.

Р ы к о в. Все ли здесь благополучно?

К н я ж н а. Все, мой друг, все!

Р ы к о в. Где же княгиня?

К н я ж н а. Там, у князя... Он услыхал шум и очень встревожился.

Р ы к о в. Губернатор сам прибыл с командой и сейчас идет сюда.

К н я ж н а. Хорошо, я сейчас вышлю княгиню. Спаситель ты наш, истинный спаситель, так я тебя и понимаю! (Уходит, сопровождаемая карлицей.)

Р ы к о в (почтительно отворяя дверь). Хозяева просят, ваше превосходительство, пожаловать сюда.

ЯВЛЕНИЕ XIII

Губернатор входит. За ним идет несколько человек дворян, капитан-исправник, земский заседатель и заседатель от дворянства.

Г у б е р н а т о р (кивая с важностью Рыкову). Я слышал, князь ранен?

Р ы к о в. Очень сильно-с!.. Причащался уж и исповедывался; не полагаем, чтоб и жив остался.

Г у б е р н а т о р (грустным голосом). Грустные и печальные времена!

К а п и т а н - и с п р а в н и к (выдвигаясь несколько вперед и дрожащим голосом). Это, ваше превосходительство, Девочкин навел весь этот народ; мне никакого сладу с ним нет в уезде; он всем ворам и разбойникам пристанодержательствует, пищу и вино им доставляет,

Г у б е р н а т о р. Арестуйте поэтому его!

К а п и т а н - и с п р а в н и к (испуганным голосом). Он, ваше превосходительство, опять удрал с разбойниками; те даже не пускали его, насильно к ним в телегу вскочил: погодите, говорит, еще увидимся!

Г у б е р н а т о р. Поэтому погоню за ним пошлите!

Р ы к о в. Господин Девочкин, ваше превосходительство, приехал с этим народом за дочку заступаться, чтобы тоже кто-нибудь подсобил ему: у князя дворня большая.

Д в о р я н и н   с р е д н и х   л е т (таинственным голосом). У нас, ваше превосходительство, эти богачи вот где сидят. (Показывает на шивороток.) Он покормит тебя раза два в год обедцем, а потом и делает с тобой, что хочет: и поля у тебя мнет, и самого, коли попадешься, собаками затравит!

Д р у г о й   м о л о д о й   д в о р я н и н. Девочкин не таючись ехал с шайкой своей... Селенья через три на большой дороге проехал... сзади две пушки везут, а сам впереди верхом ехал!.. Всем рассказывал: «Князя Платона, говорит, полонить еду».

Т р е т и й   с т а р ы й   д в о р я н и н (сам уже не знает, зачем объяснил). С нас, бедных дворян, что спрашивать: разбойники приедут к тебе на дом, за неволю к ним с хлебом, с солью выйдешь.

Г у б е р н а т о р (окончательно грустным голосом). Печальные времена!

ЯВЛЕНИЕ XIV

Те же и карлица, и за нею выступает княжна.

К а р л и ц а. Княжна Наталья Илларионовна желает видеть государя-губернатора.

Г у б е р н а т о р (склонив голову). Всегда готов быть ее покорным слугою.

Княжна входит и приседает; все подходят к ней к руке.

К н я ж н а (раскланиваясь всем общим поклоном). Ох, с горя и печали и на приветствия ваши не умею как ответить... Братец сейчас идет сюда!

Г у б е р н а т о р. Лучше поэтому ему?

К н я ж н а. Какое, чуть жив! Кажется, и в рассудке уж тронулся!

Одна из боковых дверей отворяется и показывается князь Платон, худой, в бархатном халате. С одной стороны ведут его лакей и княгиня Настасья Петровна, а с другой шут.

ЯВЛЕНИЕ XV

К н я з ь   П л а т о н (губернатору). Извините, ваше превосходительство, что я выхожу к вам в таком наряде.

Губернатор придвигает ему кресло. Князь Платон опускается в него, но княгиню не отпускает от себя. Той подвигают тоже кресло. Она садится около мужа. Все прочие окружают их.

К н я з ь   П л а т о н (снова обращаясь к губернатору, слабым и протяжным голосом). Ваше превосходительство, вероятно, приехали усмирять меня; но я уже сам усмирил себя.

Г у б е р н а т о р. Мы приехали к вам в гости и привезли вам здоровья.

К н я з ь   П л а т о н. Благодарю!.. (Опускает на несколько мгновений голову, потом поднимает ее.) Я думал, что умереть мне так же легко будет, как кинуть в огонь старое платье; но нет, животолюбив, видно, человек, и геенна адская страшнее ему всех мук земных! (Крестится и потом, обращаясь к губернатору, говорит.) Мужика, ваше превосходительство, что меня ранил, не наказывайте... я сам искал смерти.

Г у б е р н а т о р. Будет исполнено ваше желание.

К н я з ь   П л а т о н (после нескольких секунд молчания как бы ищет кого мутными глазами и, наконец, останавливает их на Рыкове). Господин Рыков! Вы поступили со мной, как великодушный враг. Я крови и смерти вашей искал, а вы хотели спасти мне жизнь... (Опускает голову; потом через несколько мгновений поднимает глаза на княгиню.) С вами нас, княгиня, будет Бог судить, кто из нас виноватее; но вы... после претерпенного от меня... оплакивали мои раны, а потому... (Слабо хлопает в ладоши.) Дворецкого мне!

К а д у ш к и н. Двоесский!

К н я з ь   П л а т о н. Сервирован ли там стол и готовы ли музыканты?

Д в о р е ц к и й. Все готово-с!

К н я з ь   П л а т о н. Вели играть веселый туш!

Дворецкий уходит.

К н я з ь   П л а т о н. Вас, ваше превосходительство, и вас, господа дворяне, призываю я в свидетели, что, оставляя жену нашу, Настасью Петровну, наследницей всего нашего... состояния, желаю я сам отпраздновать сговор ее за господина Рыкова. (С горькой усмешкой.) Стол готов, музыка играет, пожалуйте кушать! (Склоняет совсем низко голову. Слышится музыка.)

К н я г и н я (плача). Простите меня, князь, не наказывайте так! (Берет у него руку и целует ее.)

К н я з ь   П л а т о н (горько усмехаясь). Я думал сим сделать вам приятное!

К н я ж н а (княгине). Не противоречьте уж ему!

Г у б е р н а т о р. Совершенно не нужно противоречить. Больной — что малый ребенок.

К н я з ь   П л а т о н (крестится и почти уже в бреду). Ваше превосходительство, соблюдите этикет... ведите сестру мою под руку... а господин Рыков мою жену и свою невесту... (Умолкает.)

Все остаются в немом недоумении. Музыка продолжает играть.

К а д у ш к и н (взглянув князю в глаза, вскрикивает). Умей!

К н я г и н я (становясь на колени пред князем). Благодетель вы мой!

Занавес падает.

Впервые опубликовано: Всемирный труд. 1867. № 2 (февраль).

Алексей Феофилактович Писемский (1821-1881) русский писатель, драматург, редактор журнала "Библиотека для чтения".


На главную

Произведения А.Ф. Писемского

Храмы Северо-запада России