Е.Ф. Шмурло
Приложения к I тому Курса русской истории:
Спорные и невыясненные вопросы русской истории
Приложение № 9
Первоисточник сказаний о смерти Олега и мести Ольги древлянам (скандинавский или славянский?)

На главную

Произведения Е.Ф. Шмурло


Буслаев, вслед за Шлецером (Нестор, II. С. 765), Погодиным (Исследования, I. С. 179), Соловьевым (История России, I, прим 187), считает источник скандинавским: 1) Сказание о смерти Олега ничто иное, как отголосок исландской саги о норвежском герое Орваре Одде. Орвару Одду колдунья предсказала 300 лет счастливой жизни и смерть от коня. Орвар умерщвляет коня, свергнув его в глубокий ров и насыпав над ним курган. Через 300 лет, вернувшись в Норвегию, он находит большие перемены: места, раньше зеленевшие, поблекли и засохли; рассыпался и курган, обнаружив голову коня. Орвар ворочает голову копьем, а из нее выскакивает ящерица и смертельно жалит его в пятку. - 2) Ольга сжигает древлянских послов в бане - "казнь очень обыкновенная в северных скандинавских сагах". Гедеонов горячо оспаривает Буслаева, утверждая, что как эти два сказания, так и два других, попавших в скандинавские саги: о мести Рогнеды и о Яне Усмошвеце, - славянского происхождения. Между русскими сказаниями и скандинавскими сагами "есть все отличие оригинальных проявлений народного духа, от сухого, искусственного подражания неискусных литературных промышленников. Рассказ о смерти Олега не может принадлежать скандинавам уже потому, что до XII столетия они не знали верховой езды. Сказание об Ольгиной мести - народная поэма о покорении Древлянской земли. Как в Илиаде гнев Ахиллеса и разрушение Трои, так в русской поэме мщение Игоревой вдовы и сожжение Коростеня, являют все поэтические условия народных преданий и глубоко связанных с народною жизнию. Скандинавских сказочников поразило одно - военная хитрость; они пользуются ею при рассказе о взятии всевозможных городов, даже таких, которых не знают по имени; одного только не могли они придумать: средства к получению из осажденного города голубей и воробьев. Фридлев ловит ласточек под Дублином; Гаральд смолит целый лес под стенами неизвестного сицилийского города. - Сказание о мести Рогнеды - другое высокопоэтическое произведение народной фантазии... Сказание о Яне Усмошвеце, соединенное в предании с основанием Переяславля, без сомнения, перенесено из древнейших времен в эпоху Владимира; если только еще не перешло к нам от вендов, о чем, кажется, следует заключить из западнославянской формы имени Ян; быть может, и Переяславль какой-нибудь западный Preslawl. Как бы то ни было, это сказание стало русским народным, подобно прочим; и оно отличается поэтическою простотою рассказа, оригинальною естественностью подробностей. В скандинавской переделке преувеличения доходят до уродства; где русский богатырь вырывает у разъяренного быка "кожю с мясы, елико ему рука зая", скандинавский силач вырывает заднюю ногу быка с лядвеею, и бык ударяется так сильно передними ногами в землю, что они уходят в нее по колена" (Варяги и Русь. СПб., 1876, ч. II, прим. 197).

У Гедеонова приведены для сравнения тексты русский, летописный, и латинский.

Характерно, что и в Азии, у монголов, сохранилось подобное же предание. Легендарное жизнеописание Чингис-хана рассказывает, как последний, обложив со своим войском непокорный стан племени Джуршид, "потребовал у осажденных в кочевье небольшую дань: 10 000 ласточек и 1000 кошек. Каждой ласточке и каждой кошке на хвост привязали по клочку хлопка, зажгли, ласточки полетели в свои гнезда, кошки бросились на свои крыши, и все запылало". (Всев. Иванов. Мы. Харбин, 1926. С. 83).

Ср. еще: А.И. Лященко. Летописные сказания о смерти Олега Вещего. Известия отд. р. яз. и слов. Акад. Наук. 1921. Т. XXIX (1925). С. 254-288.


Впервые опубликовано: Курс русской истории в 3 тт. Прага, 1931-1935. Т. 1.

Шмурло Евгений Францевич (1853-1934) русский учёный-историк, член-корреспондент Российской академии наук, профессор Санкт-Петербургского и Дерптского университетов. 4-й Председатель Императорского Русского исторического общества.



На главную

Произведения Е.Ф. Шмурло

Храмы Северо-запада России