Литература и жизнь        
Поиск по сайту
Пользовательского поиска
На Главную
Современная публицистика
Роман "Созвездие Близнецов"
Зарисовки прошлого и настоящего
Библиотека
История Европы и Америки XIX-XX вв
Как мы делали этот сайт
Форум и Гостевая
Полезные ссылки

НазадСодержаниеВперёд

Глава 10. Не всё так просто

Датч еще раз прошелся вдоль прохода, разглядывая приготовленные к отправке контейнеры. Что-то ему в этом грузе не нравилось. Или в поведении экспедитора (тот, кстати, семенил рядом, явно нервничая из-за того, что капитан "Медузы" так долго бродит по ангару и не подписывает договор доставки).

- Ладно, - сказал наконец Датч, остановившись у одного из контейнеров. - Вскрывайте этот.

Экспедитор опешил было, но тут же нашелся:

- Это нельзя вскрывать. Все в заводской упаковке. Как я буду отчитываться перед заказчиками, когда они увидят, что заводская упаковка нарушена?

Датч непреклонно смотрел на экспедитора.

- По правилам я имею право требовать, чтобы любой, на мой выбор, контейнер был вскрыт, - напомнил он. - Я хочу взглянуть на ваше... - он заглянул в документ, - медицинское оборудование.

Экспедитор шумно вздохнул и сделался как-то меньше ростом.

- Это не совсем медицинское оборудование, - вдруг признался он.

Датч вздернул одну бровь.

- Это исследовательская лаборатория, - рассекретился наконец экспедитор.

- Понятно, - Датч повертел в руках сопроводительные листы. - Вы хотите провезти исследовательскую лабораторию, не получив на это разрешение хозяев планеты. - Он сунул листы в руки экспедитора, отвернулся и пошел, бросив напоследок: - Когда оформите все, как полагается - можете обращаться ко мне.

- Капитан Дагвард! - Экспедитор рванулся следом. - Капитан Дагвард! Мы можем договориться...

- Нет.

- Но почему?

Датч остановился и повернулся к нему.

- Если вашу контрабанду обнаружат, вы, в худшем случае, отделаетесь штрафом и, возможно, сможете вернуть свою собственность. Я же, в лучшем случае, лишусь летной лицензии.

Экспедитор смотрел на него во все глаза.

- Вы можете выплатить мне такую сумму, которая компенсирует мне то, что я на неопределенный, возможно очень долгий срок, лишусь работы? - спросил Датч резко.

Экспедитор пожал плечами.

- Не можете, - ответил за него Датч. - Получите разрешение - и я с радостью соглашусь везти ваш груз.

Экспедитор остался стоять посреди ангара, глядя вслед удаляющемуся капитану Дагварду.

С первых же дней, едва близнецы приобрели свой грузовоз СГ класса, Датчу пришлось столкнуться с проблемами, о которых он в принципе не подозревал. Он не склонен был думать, что именно такие каждодневные проблемы станут основным поводом для его головной боли. Как капитану и владельцу корабля, Датчу пришлось искать заказчиков на перевозку, следить за тем, чтобы никто не подсунул контрабандный груз, чтобы все бумаги были в порядке, ругаться с таможней из-за лишних пятидесяти сантиметров в габаритах груза, с диспетчерами из-за места на летном поле, с заправщиками из-за того, что на пятнадцать минут задерживают вылет корабля... И с огромным и совершенно невообразимым сонмом других подобных проблем. Датч не мог переложить свои заботы на брата, и уж тем более на На-Лу. Это была его обязанность. Это делало его рабочий день (если, разумеется, они не летели в этот момент в гиперпространстве) совершенно ненормированным. А в промежутках старшему Дагварду пришлось изучить массу образцов оформления бумаг, полетных листов и прочей документации, проверить которую кроме него все равно было некому. Не будешь же каждый раз бегать за консультациями в те инстанции, которые определяли образец каждого конкретного документа.

Датч остановился посреди дороги и стал перебирать листки заказов, которыми разжился после долгих и убедительных переговоров с диспетчером. За перевоз медицинского оборудования (точнее, контрабандного исследовательского оборудования) можно было выручить больше всего. Хотя Датчу с самого начала показалось подозрительным, что такой выгодный груз осел в складах космопорта почти на неделю. Ну, что теперь о нем говорить? Оставался еще груз кожи и меха на Илуо. Датч не любил иметь дело с илуоанским ветеринарным контролем. Понятно, ребята ограждают свою планету от всякой внешней заразы, которую можно случайно завезти с грузом. Но сидеть на Илуо неделю и ждать, когда пройдет карантин и позволят вынести тюки с этими мехами и кожами из трюма "Медузы" они не могли себе позволить. Простой сведет на нет преимущества от этого груза. Остаются ткани и галантерея для одной из колоний и продукты питания для другой.

- Нет чтобы все сразу - и в одну колонию, - буркнул Датч и пошел дальше, перебирая листы и раздумывая.

И тут сработал передатчик. Датч нажал кнопку ответа. Миниатюрный прибор в правом ухе ожил.

- Капитан Дагвард?

- Да.

Он заранее приготовился выслушать какую-нибудь гадость. И не ошибся.

- Вам необходимо срочно предоставить в Координаторскую сведения о прохождении техосмотра.

- Это не может подождать пару часов? - Датч постарался говорить как можно спокойнее.

- Вас ожидают в течение часа, - сухо ответил голос - и связь отключилась.

- Вот так! - констатировал сам для себя Датч и вызвал "Медузу".

- Как с заправкой?

- До сих пор не подвезли топливо, - отозвалась На-Ла.

- Что значит - не подвезли?

- Говорят, что заправщик сломался, - беспечно бросила кадийка.

Датч снова остановился и заставил себя сделать пару глубоких вдохов и выдохов. Потом повернулся и пошел к административному зданию, подумав, что хотя бы Координаторская и Диспетчерская находятся почти рядом, с разницей в пару этажей.

По счастью, документы техосмотра у него были с собой. Придирчиво изучив каждую строчку, словно подозревая капитана "Медузы" в том, что он их сам за углом написал, чиновник наконец удовлетворенно кивнул и сунул пластиковый лист под сканнер. Датч посмотрел на часы и решил удовлетвориться хоть тем, что его задержали всего на двадцать минут. Следующая остановка была в Диспетчерской.

- Одну минуту, капитан, - отмахнулась от него чавкающая жвачкой девица за прозрачной стенкой. Она закончила что-то набирать на пульте и только потом подняла глаза на Датча.

- Я хотел уточнить, почему до сих пор не доставлено топливо для СГ "Медуза".

Девица очаровательно улыбнулась:

- Заправщик сломался, - мило сообщила она.

- Девушка! - Датч постарался, чтобы накопившееся с утра раздражение никак не просочилось в его голос. Но то, что не прорвалось в тоне, вышло в словах. - Не пытайтесь уверить меня в том, что на весь космопорт существует всего один-единственный заправщик.

- Капитан! Ваш корабль - не единственный на летном поле.

Датч кивнул, облокотившись на стойку. Спорить с диспетчерами, в общем, бесполезно. Их нужно убеждать неопровержимой логикой.

- Девушка! Если мой корабль вовремя не покинет ваше летное поле - следующий корабль, ждущий сейчас посадки на орбите, вовремя не сядет. А разбираться с отставанием в графике придется вам.

Девица перестала чавкать и тяжко вздохнула.

- Погодите пять минут. Я выясню, не освободился ли вспомогательный заправщик, - пообещала она.

Датч отошел от окошка и сел.

За стеклянной стенкой Диспетчерской (как экзотические рыбки в аквариуме), присутствовало как минимум десяток девушек, которые уже перебрасывались замечаниями в его адрес. Датч не жаловался на слух, поэтому слышал почти все, что они высказывали друг другу приглушенным шепотом.

- Красавчик...

- Это капитан Дагвард. Они здесь часто бывают.

- Ишь, какой строгий!..

- Девочки! Его брат - просто прелесть!

- Ну да?!

- Очаровашка...

- О-о!

Одна из девиц привстала, выглядывая из-за подруг. Встретилась взглядом с Датчем, хихикнула и исчезла. Как на зло, в диспетчерской кроме него никого не было. Поэтому, продолжая поглядывать в мониторы и отвечать на то и дело приходящие запросы, девицы продолжали коситься на капитана Дагварда, перемигиваться и хихикать. "И как им удается делать столько дел одновременно?" - с досадой подумал Датч, роясь в своей папке и пересматривая бумаги.

- Мы здорово поболтали с его братом в прошлый раз, - похвасталась одна из девиц в полный голос.

- И как?

- Он та-акой вежливый!

Новая волна хихиканья прерывалась писком вызывающих диспетчерскую сигналов.

"Так вот где ты болтаешься столько времени, - мстительно подумал Датч про брата. - Ну, погоди!.. очаровашка".

- Капитан! - окликнула его диспетчерша с жвачкой. - Заправщик прибудет через пятнадцать минут.

- Спасибо, девушки! - громко высказал Датч, вскакивая и ретируясь за дверь под дружные пожелания "счастливого полета".

Едва взойдя по пандусу на корабль, Датч услышал недовольное переругивание.

- Если бы ты не кидала вещи на пол - жизнь была бы на много легче.

- Я не виновата, что автомат запрограммирован включаться каждые два часа!

- Вот теперь сама будешь выносить весь этот мусор!..

Датч появился в дверях и оглядел технический отсек. Рек сидел на краю открытого мусоросборника, рядом с какой-то коробкой. На-Ла стояла тут же.

- Что случилось? - потребовал отчета капитан, чувствуя, что до последней капли его терпения уже очень недалеко.

- У меня пропал разъем от универсального блока! - тут же заявила кадийка таким тоном, будто весь мир по непонятной причине сговорился воровать у нее детали от компьютера.

- Да На-Ла его просто на пол бросила! - наябедничал Рек. - Вот он. - Он продемонстрировал брату клок пыли и тряхнул рукой. Пыль полетела во все стороны, явив взору небольшой овальный предмет.

Вокруг, по полу, валялось множество пыльных клочков самых разнообразных форм и размеров. Некоторая часть извлеченного горячими поисками мусора уже была сложена в коробку. Датч понял, что уже озверел окончательно и ничто не поможет вернуть ему спокойствие. Во всяком случае, никто из экипажа "Медузы".

- Так! - заявил он, раздувая ноздри и наступая на Река с На-Лой. - Чтобы через пять минут вы мне здесь все вылизали! Понятно?

На-Ла бросилась к Реку и выдернула у него из рук свой драгоценный разъем. И тут же намерилась улизнуть. Датч поймал ее за шиворот.

- Сперва сделаешь то, что я приказал.

Кадийка смирилась, плюхнулась на четвереньки и стала поспешно запихивать клочки мусора и пыли в коробку. Рек вылез из мусоросборника и занялся тем же.

- Щетку возьмите, что ли... - проворчал Датч, отворачиваясь к двери. - Кстати, Рек! В следующий раз не ври мне, что в Диспетчерской была большая очередь.

- А что? - удивился младший Дагвард.

- Нечего по часу болтать с девицами, когда у нас каждая минута на счету.

Капитан вышел из технического отсека. Рек с На-Лой переглянулись.

- А ты убирай, убирай, - посоветовал Рек.

На-Ла сунула найденный разъем в карман и пожала плечами. Капитан вернулся злой. Лучше его не доводить. Рассудив так, кадийка вернулась к уборке мусора.

***

Виктор Златов не принадлежал к числу людей, которым нравится космос. Ему и в голову не приходило заводить собственный звездолет. А сперва и денег на это не было. Годам к тридцати он имел свою маленькую адвокатскую контору на Земле и вполне успешно зарабатывал деньги. Небольшие, но во всех отношениях очень честные. Личная жизнь Златова не ладилась, но он не унывал и готовился сделать очередное предложение одной из своих сотрудниц. Девица охотно общалась с ним, принимала подарки, ездила на совместные отдыхаловки, но не желала делить с Вики одну крышу и связывать себя обязательствами. Дошло до того, что Златов твердо постановил себе выяснить раз и навсегда, чем он ее не устраивает и в крайнем случае перенести свое внимание на другую сотрудницу, вроде бы смотрящую на него более благосклонно.

В самый разгар его заботы о создании семейного очага его посетил один из друзей детства - Кевин Лоро. Появление его было тем неожиданнее, что по сведениям Вики Кевина давно не было в живых. Официально он сгинул в какой-то авантюре со службой секретарем у диктатора Маиси - Бенгела Шу-Марана Первого. Дни диктаторства завершились очередным переворотом, а его личный секретарь Кевин Лоро числился в погибших при штурме диктаторских апартаментов. Однако перед Вики в тот день на ковре стоял именно Кевин, когда-то, еще в годы учебы, получивший прозвище - Проныра. Пронырой он и был. В этом Виктор Златов убеждался много раз.

Встреча оказалась роковой. Проныра Кевин открыл старому другу большую тайну, величайшую тайну, с помощью которой можно было уйти гораздо дальше скромной адвокатской конторы. Что-то было в предложении Кевина, заставившее Виктора Златова согласиться с ним сотрудничать. Что именно - сейчас Вики не мог вспомнить. Не иначе, как личное обаяние. Так или иначе, уже через несколько дней они вместе сели на пассажирский звездолет до Маиси. С этого момента для Златова началась совершенно новая жизнь. Жалел ли он о том, что оставил? Пожалуй, нет. Да, ему пришлось смириться с тем, что он вынужден проводить в космическом пространстве несколько больше времени, чем ему хотелось бы. Но мелкие неудобства окупались с лихвой.

Проныре Кевину нужен был организаторский талант Вики, которым сам он не обладал. Через несколько лет они сколотили организацию, которой вполне реально было спланировать политические перемены на целой планете. Правда, планета была не особого пошиба. Все та же Маиси, по земному реестру обозначенная как Бета-21. Но в том то и состояла задача: поднять мало привлекательную колонию, на которой сомнительные правители менялись по несколько раз в год, до уровня промышленной и развитой и установить наконец на ней такое правительство, которое будет способствовать процветанию и миру этого спорного объекта в галактике.

Они смогли многое. В результате Вики возглавил Правительство, став президентом. Самыми близкими и верными помощниками Виктора Златова и Кевина Лоро стали Карен Манцетти (честный и принципиальный толстяк, знакомый Вики со времени учебы в университете) и Гвидо Паверс. Тот самый знаменитый Гвидо Большеносый, который по молодости не побоялся вступиться за одну рмаркритку с Илуо. (Рмаркриты были одной из рас, проживающих на Илуо - планете Кадийского сектора. Они очень похожи на землян, но имеют некоторые существенные отличия, в частности, очень большую продолжительность жизни.) Дело было громким. Несмотря на протесты общественности, Гвидо судили и по соответствующей статье он был отправлен на марсианские рудники. Политическая обстановка того времени не позволила правительству Земли проявить лояльность к своему согражданину. Не то, чтобы на пресловутых марсианских рудниках было трудно работать. Там почти все было автоматизировано. Но тогда еще не совсем разбирались в том, что такое - излучение марсианской руды тирит. И не заботились о защите. Через пять лет Гвидо остался совершенно лыс, но не жалел об этом. Рмаркритка, за честь которой он вступился не совсем гуманным и не совсем законным способом, честно дождалась его возвращения и преподнесла в качестве благодарности свою любовь и красивое имение на Илуо. Большеносый с радостью принял и то, и другое. И хотя по причине разности рас у них не было детей, Гвидо считал себя полностью вознагражденным. Но к сожалению, по своему рмаркритскому закону прекрасная Елеань, когда ей исполнилось 130 илуоанских лет, ушла в горное убежище, нечто вроде монастыря, в котором скрывались все рмаркритские женщины, дабы ни один мужчина не видел их увядания. Гвидо со временем смирился. А поскольку этого самого времени у молодого, тридцатилетнего мужчины, стало хоть отбавляй, он охотно присоединился к компании Виктора Златова, с которым сталкивался еще тогда, когда Златов держал адвокатскую контору.

Новое правительство Маиси за несколько лет вывело планету из ранга "отсталых" в ранг "развивающихся". Это было большое достижение. На планете прекратились междоусобицы между коренным населением, Вольным Племенем землян (вождем которого стал небезызвестный Шекла) и переселенцами Второй волны. Отныне все разногласия решались путем переговоров. Города стали больше и заметно чище. Торговля справедливей. Контрабандисты и бандиты со всей галактики стали меньше использовать Маиси как свою перевалочную базу, потому что вынуждены были честно платить налоги и вести себя более корректно и цивилизовано.

Пять лет Златов возглавлял правительство на Бете-21. А потом боевики, нанятые Полярным Блоком, взяли штурмом Здание Правительства. Он решил тогда, что это самый черный день в его жизни. Он еще не знал, что еще более черные дни ждут его впереди.

Когда их освободили, логично было восстановить прежний кабинет правительства и постараться впредь быть умнее и предусмотрительнее. Но совершенно неожиданно Виктор Златов отказался вернуться на свой пост. Объяснить, почему он так поступает, ему было сложно. Получилось так, что он поступил правильно, сохранил другому человеку жизнь. Но потом на его глазах этого человека подвергли пыткам. Жестокая демонстрация того, во что может обернуться даже самое правильное решение, принятое за другого человека, сильно подействовала на Вики.

У Стефана Цвейга есть любопытное произведение: "Глаза извечного брата". Главный герой его - Вирата - считается справедливым и милосердным судьей и однажды судит человека, обвиненного в многочисленных убийствах. Поскольку смертная казнь видится ему слишком жестокой, он выносит решение: пусть преступник останется жив, но его поместят в подземную тюрьму на столько лет, сколько человек он убил и в начале каждого года выводят и бьют кнутом, чтобы своей кровью он искупил чужую пролитую кровь. Все поражаются милосердию и справедливости судьи. И только сам преступник не согласен. Он обвиняет судью в жестокости. Он говорит, что убивал, но не погребал людей заживо. Убивал, но не подвергал пыткам. Так кто же более жесток? И тогда Вирата решается испытать на себе, к чему он приговаривает, чтобы понять, так ли он справедлив на самом деле. Он посещает преступника в тюрьме и обменивается с ним платьем. Он принимает на себя удары кнута и за месяц в подземной тюрьме испытывает все страдания, какие выпадают человеку, запертому в глубокой и непроглядной яме. Потом его освобождают, весть о его смелом эксперименте только добавляет ему популярности. Остается ли он судьей? Нет. Он не может более судить других, принимать на себя решение их судьбы.

Нельзя сказать, что Виктор Златов чувствовал себя подобно цвейговскому Вирате. Разве что совсем чуть-чуть. Более того, подумай он хорошенько, он бы понял, что бегство с поста президента не избавит его от необходимости принимать решения в дальнейшем. Но Вики был слишком измучен, чтобы трезво посмотреть на происходящее. Поэтому он ушел. А за ним ушли и остальные. Это выглядело вполне естественно после того тяжелого испытания, через которое им пришлось пройти. На Маиси провели обычные выборы и к власти пришел обычный президент, "во всех отношениях положительный человек". Хотя до таланта Златова и его Кабинета ему было далеко.

Постепенно, придя в себя и осознав, что жизнь должна продолжаться дальше, Вики пришел к выводу, что его организаторский талант можно направить в более безопасное русло и вместе с друзьями организовал некое Братство. Чем занималось это Братство - со стороны было не совсем понятно. Больше всего это походило на торговлю информацией. Страшную тайну Кевина Лоро (то бишь Проныры) бывшее правительство унесло с собой. К слову, именно эту страшную тайну и пытались у них выведать боевики, нанятые Полярным Блоком. Специфика тайны состояла в том, что никто точно не знал, в чем состоит секрет небывалой осведомленности Вики и его компании. Поэтому что конкретно у них спрашивать, пленившие их люди не представляли.

Позднее Вики сказал Большеносому, что надо было не строить из себя героев, а дать боевикам то, что они требуют. Стоит ли какая-то тайна всех тех мучений? Рассудительный Гвидо ответил просто:

- Если бы мы рассказали им всё, они бы нас всех убили.

Гвидо Паверс был прав. Златов постарался выкинуть из головы ненужные колебания и занялся Братством так же активно, как когда-то занимался правительством.

Наверное космос, как и мир, всё-таки действительно тесен. Примерно через год он случайно встретился с человеком, очень похожим на Река. Это оказался его брат Датч.

На пике своей популярности Виктор Златов часто удостаивался внимания видеокомпаний. Поэтому Датчу не составило труда узнать бывшего президента Маиси. Рек появился тут же, вслед за братом. Но не успел сказать ни слова. Старший Дагвард, отметя Река в сторону, уже наступал на Златова, высказывая о нём всё, что думает.

- Вы, президент, должны были хоть задуматься о последствиях своих решений!

Это было уже третье или четвертое по счету соображение Датча.

- Датч! Ты извращаешь факты... - честно попытался вмешаться Рек.

- Помолчи!! - не оборачиваясь, оборвал его старший брат и отпихнул Река себе за спину. - Командовать целой планетой вы могли, - продолжил он отчитывать Златова. - А спасти одного единственного человека - нет!

Сорокапятилетний Златов стоял перед двадцатичетырехлетним Датчем Дагвардом, не поднимая глаз и покорно выслушивал все обвинения в свой адрес. По выражению его худого, подвижного лица могло показаться, что он испытывает боль. Но Датч, когда считал, что он прав, становился совершенно безжалостен.

- Если бы все политики, вроде вас, думали не о каких-то абстрактных величинах, а о каждом конкретном человеке, они... Они просто перестали бы заниматься политикой! Возможно, всем бы стало легче.

- Датч! - Рек не выдержал и снова сунулся вперед.

- Помолчи!! - осадил его капитан Дагвард, категорично задвинув обратно себе за спину. - Вы и только вы виноваты в том, что случилось с моим братом! - Не оборачиваясь, Датч ткнул в сторону Река пальцем. - Не думаю, что этому есть хоть какие-то оправдания.

Круто развернувшись, он прихватил Река за локоть и увлек за собой, к выходу, оставив бывшего маисийского президента стоять посреди зала ожидания.

- Зря ты так, - сказал Рек, когда они вернулись на корабль. - Я, между прочим, сам отлично умею нарываться на неприятности. И ничьей помощи мне не надо.

- Можешь не стараться, - посоветовал старший Дагвард. - И не выгораживай этого твоего Златова!

- А я и не выгораживаю. Просто ты ведешь себя, как... - Рек некоторое время пытался найти достойный эпитет, но в голову лезли только заученные с детства папины и дядины "наезды". - Было бы из-за чего устраивать разборки посреди космопорта, - высказал он наконец. - И вообще, ничего особенно страшного тогда не произошло.

Датч оглянулся и посмотрел так, словно именно в этот момент сильно засомневался, в уме ли его младший братец. Но Рек опередил его, не собираясь передавать инициативу:

- Я серьезно! То есть, поначалу, конечно, было довольно гадко. Но потом... Как только приходили эти люди, я сразу - брык! - и сознание терял. Защитная реакция. Не веришь?

Датч опешившим взглядом уставился на него, но так и не смог придумать достойное случаю нравоучение. А Рек и не собирался слушать.

- Вот спорим! - предложил он. - Увижу сейчас хоть одного из тех ребят случайно на какой-нибудь станции - тут же хлопнусь в обморок!

Жуткий юмор Река, ни в чём не переубедил Датча, однако, положил конец разговору.

В отличие от Вики Рек полагал, что счастливо отделался и, в отличие от Вираты считал, что стоило потерпеть ради того, чтобы остаться в живых. Он был искренне благодарен Златову и вторично очаровал своей непосредственностью. Тогда Вики задумал пригласить Река в Братство и посвятить наконец в то, ради чего они все так старательно страдали.

Почему-то именно сейчас Златову вспомнились эти события. Он был главой Братства и старался не пропустить опасность, как пропустил ее когда-то, будучи главой правительства.

Сейчас проблема состояла в том, что кто-то делал попытки воспользоваться их общим секретом, не поставив в известность остальных. Меньше всего Вики хотелось подозревать в нечестности людей, с которыми работал вместе много лет. Но где и что нужно искать знали только они. И Рек Дагвард. При чем последний сразу оказывался вне подозрений и Вики был намерен подключить его к своему "служебному расследованию".

Бывший глава правительства, а ныне глава Братства, ворочался на узкой койке в каюте Первого класса пассажирского звездолета "Тур-Север", летящего к Марсу, одолевался мыслями, не спал сам и не давал спать своему телохранителю. Последний сидел тут же, внимательно изучал свежую прессу и на каждое предложение не обращать внимания и постараться заснуть глубокомысленно кивал, не двигаясь с места. Дрыхнуть, когда его хозяин в таком волнении, телохранитель считал неэтичным.

***

Братья стояли за спиной На-Лы, наблюдая, как она копается в программах.

- Как ты думаешь, что нужно сделать, чтобы оторвать На-Лу от компьютера? - задумчиво спросил Рек.

- По моему, это невозможно, - с сомнением ответил Датч, покачав для убедительности головой.

- Нет, возможно, - воодушевился Рек. - Надо резко повернуть кресло к себе. Только очень резко. А то успеет соскочить.

Датч хмыкнул.

- Ну да. А потом удерживать в этом положении секунд 10-20... Нет, лучше 20-30. В общем, пол минуты минимум. Чтобы обратно не повернула. Возможно, после этого она станет способна хоть что-то воспринимать.

"Медуза", благополучно решив все проблемы на предыдущей стоянке, несколько часов назад прибыла с грузом продовольствия на Марс. И уже успела разгрузиться. Когда было необходимо, На-Ла прекрасно контролировала ситуацию и откликалась на первый зов. Но сейчас они сидели в относительно безопасном космопорту, решив большую часть насущных проблем и кадийка считала, что все остальное (вроде закупки топлива, провизии и заправки водяных резервуаров) может разрешиться без нее. Поэтому она с чистой совестью углубилась в свой личный и непонятный непосвященному диалог с компьютерной системой "Медузы" и совершенно игнорировала то, что ее уже несколько раз приглашали пообедать.

- Попробуй ее уговорить, - предложил Датч брату. - Если не получится, пойдем на более радикальные меры. Например, обесточим пульт.

Кадийка прекрасно слышала, о чем идет речь. Угрозы На-Ла не испугалась, потому что обесточивать пульт во время автоматической загрузки водяного резервуара было нельзя. Датч пожал плечами и пошел проследить за процессом.

Рек взял тарелку и сел на край пульта рядом с На-Лой. Наколов на вилку кусок давно остывшего мяса, он сунул это самое мясо ей под нос.

- Ну скушай кусочек! Ну пожалуйста!

На-Ла отстранилась, потому что рука Река мешала ей смотреть на экран. Младший Дагвард терпеливо переместил свое подношение вслед за ее носом.

- Ну что тебе стоит? Просто открой рот...

Кадийка сделала попытку отмахнуться, но Рек отодвинул вилку ровно на столько, на сколько было надо, чтобы На-Ла случайно не сбила с нее мясо.

- Надо есть! - Рек решил убедить ее логикой. - Если не будешь есть - не будет сил на кнопки нажимать.

- Ну сейчас, - досадливо буркнула На-Ла.

- "Сейчас" было два часа назад, - неумолимо напомнил Рек - и мясо снова оказалось под носом На-Лы.

- Сперва закончу! - Это было уже более категорично.

Но Рек не испугался. Наоборот, пересел поудобнее (окончательно загородив экран) и покрепче зажал вилку в кулаке. Так, на всякий случай, если На-Ла вздумает отбиваться.

- Ну пожалуйста! - самым умильным и вкрадчивым тоном попросил он.

На-Ла озверела, выхватила у него вилку и тарелку и принялась торопливо запихивать куски в рот.

- Вот видишь, как все просто, - удовлетворенно кивнул Рек.

Передатчик выдал звонкое "тирликанье". Кто-то вызывал звездолет по прямой связи. Рек оставил судорожно заглатывавшую куски На-Лу и пошел к креслу первого пилота.

- Здравствуй! Надо встретиться, - без предисловий начал Вики, едва Рек включил видеосвязь.

- Прямо сейчас? Вообще-то, мы тут погрузкой занимаемся.

- Я подожду. Когда ты сможешь прийти?

- Что случилось? - Рек поразглядывал лицо Вики и пришел к выводу, что глава Братства паршиво провел предыдущую ночь.

- Не хочу говорить об этом по связи, - сказал между тем Златов. - Так ты можешь прийти?

Рек кивнул.

- Где тебя найти?

- Я в гостинице "Альтаир", два квартала от космопорта.

Вики отключил связь.

- Почему, когда что-то случается, он зовет именно тебя? - На-Ла отставила пустую тарелку и теперь смотрела на озабоченного второго пилота "Медузы". - Их же там еще четверо. И все такие умные.

- Что ты имеешь в виду? - машинально переспросил Рек.

- Ты сам сказал как-то, что это исключительно умные люди. А выходит, что когда что-то случается, самым умным оказываешься ты.

- Ну, я тоже исключительный человек, - объяснил младший Дагвард.

И тут вернулся Датч.

- Кто звонил?

- Златов, - быстро ответил Рек, не дожидаясь, когда На-Ла начнет намекать на "политиканов". - Мне надо с ним встретиться.

- Тебе надо? - не поверил Датч. И добавил, дернув брата за воротник: - Брысь с моего места! Нам еще нужно пройти техконтроль. И отчитаться за отсутствие четвертого члена экипажа.

Не укомплектованность команды создавала особые проблемы, когда "Медуза" садилась в космопортах, числившихся за Земным Содружеством. К счастью, Рек в свое время смог получить летную лицензию на Кади. После маисийской истории и своего неоконченного лечения в Островном реабилитационном центре ему не приходилось рассчитывать на то, что хоть одна земная комиссия в ближайшее время признает его годным к работе пилота. Любой медицинский компьютер выдавал информацию о том, где он не долечился. Поэтому почти сразу после покупки корабля, укомплектовав экипаж первыми найденными специалистами, близнецы отправились на Кади. Кадийцы не доверяли ничьим медкомиссиям, кроме своих собственных и Река Дагварда обследовали, протестировали и проанализировали (т.е. детально изучили анализы) и признали вполне пригодным как физически, так и психически. Ему охотно выдали лицензию, которая являлась действительной так же, как и земная, в большинстве миров.

Кади тогда развязал очередной военный конфликт с Эльдорией, в который братья из благодарности тут же вмешались. Им в помощь дали кадийцев, потому что нанятые еще на Земле второй пилот и астронавигатор подрядились лететь только до Кади. И уж тем более, не возгорелись желанием участвовать в чужих военных действиях. Они сошли с корабля при первой же возможности. В дальнейшем близнецы честно пытались найти кого-то еще, чтобы четырехпилотный шаттл имел положенное количество человек в экипаже. Но по несходству характеров, или по каким-либо иным причинам, долго у них никто не задерживался. Одно время они даже взяли за правило нанимать помощников на один перелет. Конечно, они и вдвоем отлично справлялись с "Медузой". Но по существующим трудовым нормам за ними признавали такую недопустимую переработку, которая неизбежно должна была вести к усталости и потери бдительности. Из соображений безопасности, дабы пилоты не создавали аварийных ситуаций, кораблям типа "Медузы" полагалось иметь двух пилотов, астронавигатора и механика. Поэтому, когда на корабле появилась На-Ла, положение существенно улучшилось. Хотя выдерживать наступление контрольных служб из-за отсутствия четвертого члена экипажа все равно приходилось.

- Ты мне предлагаешь объясняться с диспетчерами? - спросил Рек у брата самым невинным тоном. - Между прочим, ты у нас капитан. Так что твоя прямая обязанность - растолковать этим ребятам, что мы и втроем отлично справимся.

- Я не успеваю делать абсолютно все, пока На-Ла таращится в компьютер, а ты бегаешь на свидания со Златовым.

Рек повернул свое кресло и сел.

- Хорошо. Что надо делать?

Датч отмахнулся. В принципе, они уже почти закончили с делами и недовольство старшего Дагварда касалось его личной нелюбви к Братству, а вовсе не погрузочно-разгрузочных работа на "Медузе".

Датч их недолюбливал. Так и не мог простить им того, что его брат пострадал на Маиси. Датч сам дал понять Братству, что их дела его не касаются. Компания Златова его желание уважала и не лезла. Теперь по мнению старшего Дагварда эти самые взрослые серьезные дяди, норовили снова ввязать его младшего брата во все свои истории. Но не признать того, что сотрудничать с ними очень часто бывает выгодно, Датч тоже не мог. "Медуза" была частным кораблем и заработать ее экипаж мог ровно столько, сколько мог заключить сделок на перевозки. От Вики всегда можно было получить информацию, где намечается выгодный заказ. И именно благодаря Вики они в свое время перестали перебиваться мелкими заработками, которых едва хватало на оснащение корабля и еду для экипажа. Так что с Братством Датчу приходилось мириться. К тому же, сам Вики не беспокоил их по пустякам и обращался за помощью только в очень серьезных случаях. И эти "очень серьёзные случаи", как правило также серьёзно оплачивались. Хотя последнее не слишком успокаивало Датча: если Вики позвонил, значит, произошло что-то чрезвычайное.

- Я скоро вернусь, - пообещал Рек, видя, что брат не собирается продолжать бесполезный спор.

- Не забудь переодеться, - крикнула ему вслед кадийка. Ее забавляло, с какой скрупулезностью Рек соблюдает самим собой установленное правило: не показываться перед членами Братства в задрипанном плаще и штанах на два размера больше.

Это был его собственный кодекс, который Рек никогда не нарушал. Никто не требовал от него "полного парада". Но он не чувствовал себя на равных, если оказывался в "штатском наряде полицейского" рядом с людьми, для которых внешний вид служил способом лишний раз подчеркнуть свое достоинство и принадлежность к серьезной организации. Поэтому младший Дагвард завернул в свою каюту и извлек из шкафа одежду, больше подходящую кинозвезде, чем второму пилоту транспортника. Хотя кто сказал, что пилот должен одеваться хуже кинозвезды?

***

Златов выбрал дешевенькую гостиницу с громким названием "Альтаир", поближе к космопорту. Его телохранитель встретил Река в маленьком фойе, где пропустить входящего было невозможно по причине слишком узкого прохода между конторкой портье и единственным диваном. Своими умными глазами скользнув по фигуре Дагварда (от ботинок до стриженой макушки), телохранитель молча встал и проводил его до скромного номера на четвертом этаже.

- У тебя странное пристрастие к дешевым забегаловкам и третьесортным гостиничным номерам, - заметил Рек, протягивая Златову руку.

- Здесь потише, чем в модных отелях, - ответил тот, пожимая его ладонь. - И не утруждают себя прослушиванием разговоров постояльцев. Я все еще не поблагодарил вас за то, как вы блестяще решили проблему с Кади, - вспомнил Вики.

Рек отмахнулся:

- Это моего брата надо благодарить. Ты оказался прав: он со своей популярности среди кадийцев живо нашел с ними общий язык и разъяснил, на сколько они заблуждаются. - Рек сел, внимательно глядя на Вики. - Судя по твоему лицу, случилось что-то очень серьезное, - признал он, переводя разговор к настоящему моменту.

Обычно очень подвижное лицо Златова оставалось каким-то вяло-расслабленным. Многочисленные складочки сбегали вниз. Вики и не пытался улыбнуться.

- Не знаю, на сколько это серьезно, - ответил он. - Все зависит от того, что мы обнаружим.

- Мы? - переспросил Рек.

Лицо Вики чуть ожило.

- Я надеюсь на твою поддержку. Хочешь выпить?

Рек отрицательно качнул головой.

- Меня беспокоит состояние базовой Программы, - начал Златов. - За последнее время "охранник", установленный вашей На-Лой, засек три попытки взлома. Это значит, что кто-то пытается войти без спросу, или вообще скопировать Программу.

Рек насторожился. Секрет Братства знали всего несколько его членов. Даже секретарям было неизвестно, что скрывается за безликим словом "Программа" и как это действует.

- Это кто-то из своих? - тут же спросил Дагвард.

- Мне не хотелось бы так думать. Да и что я могу думать?! - Златов встал и резко прошелся по комнате. - Кого я могу подозревать? Большеносого? Или Карена? А может, сам Проныра решил, что уже хватит иметь с нами дело, пора заводить собственное? Чушь!

Златов резко повернулся к Реку, словно поставил этим точку. Но тут же плечи его опали и сам он словно сделался меньше ростом.

- Я не знаю, - признался он. - Мало вероятно, что кто-то из посторонних мог бы так целенаправленно искать Программу. То есть, ее могут искать, но вряд ли додумаются, что искать нужно именно в той системе, в которой она находится. Об этом знают только свои. А свои... Если кому-то из своих что-то нужно, они могут просто связаться с тобой, или со мной и попросить. Но защита от копирования показывает, что Программу стараются именно скопировать. Зачем? - Златов снова прошелся по комнате. - Вывод как-то сам напрашивается, - признался он, искренне желая оказаться неправым.

- Кто-то решил, что иметь Программу в единоличном владении лучше, - закончил за него Рек. - Или вообще надумал ее продать.

- Конечно, надо проверить всех, - решил Златов. - Секретарей, помощников... Даже уборщиц. Мало ли кто мог узнать наконец, что такое Программа. Нельзя все время пребывать в благостной иллюзии, что вокруг тебя сплошные идиоты, которые никогда ни о чем не догадаются. Но мне хотелось бы сперва... не знаю, как бы поточнее выразиться.

- Избавиться от подозрения и проверить тех, кто о Программе хорошо знает, - подсказал Рек.

- Да, именно так, - согласился Вики.

- А меня ты исключаешь сразу.

Вики наконец улыбнулся - и его лицо преобразилось, напомнив, почему он так располагает к себе людей, не обладая особенно блестящей внешностью.

- Если бы ты задумал скопировать Программу, я бы никогда об этом не узнал, - напомнил он Реку. - Ведь у тебя ключ.

- И то верно, - согласился Рек, почувствовав себя вышеупомянутым идиотом. - Так что ты предлагаешь? - перевел он на другую тему.

Вики сел и придвинулся к нему.

- Поскольку в данных обстоятельствах я могу полностью доверять только тебе, нам надо вместе придумать что-то, чтобы проверить остальных. Если окажется, что никто из них в этом не виноват, мы извинимся, расскажем, в чем дело и попытаемся сообща провести расследование.

- А мне ты предлагаешь выступить в роли главного "придумывателя"? - самым невинным тоном поинтересовался Рек.

- Ты у нас - Хранитель. - Златов улыбнулся еще шире, словно как минимум самая сложная половина дела была уже сделана.

- Скажи лучше: оператор. - Реку никогда не нравилась эта напыщенность, которая по его мнению содержалась в слове "хранитель".

- Уверен, вместе у нас получится, - продолжил Златов. - У тебя мозги молодые, глазки остренькие...

- Ты прямо как наша мама, - усмехнувшись, подначил Рек.

- На-Ла может выдумать какую-нибудь ловушку? - спросил Златов.

- Может быть. Я поговорю с ней. Хорошо бы, конечно, поймать злоумышленника за руку.

Защита специальной Программы, когда-то похищенной Пронырой у диктатора Бенгела Шу-Марана Первого, была разработана На-Лой и представляла из себя сочетание самых неожиданных кодов и ссылок. Принцип был не так уж сложен (по мнению кадийки). Но сколько она ни втолковывала этот принцип Реку, тот так ничего и не понял и поверил на слово.

Чисто технически все выглядело просто. У каждого из "братьев" хранился длинный, многосоставной код. Но к коду требовался ключ. А ключ был только у Река. Когда кому-то требовалось активизировать программу, он связывался с Реком (или со Златовым, а тот находил Река), передавал свой код, к которому Рек добавлял ключ. И программа начинала работать через виртуальную сеть. Естественно, из любой части галактики в глобальную галактическую сеть выйти невозможно. Надо находиться на одной из планет, подключенных к сети. Но таких планет достаточно много, а Программу использовали не так уж часто. По особым случаям.

Как выглядит ключ и где его хранит Рек, по общему согласию "братьев" знал только Златов. Остальные потенциально могли вообразить себе что угодно. К примеру, что Рек наизусть помнит нечто, состоящее из хаотического набора букв, цифр, знаков и картинок и может воспроизвести все это на любом компьютере в любой момент.

Подобрать ключ - задача непростая. Можно долго составлять нечто, совершенно бессмысленное, а в результате окажется, что это не то и все нужно начинать сначала. Конечно, можно надеяться на то, что если болтать ложкой в стакане воды, случайно столкнутся несколько нужных электронов, из которых соберется кристаллическая структура золота. Но проще наверное найти золотой самородок в ближайшей речке.

Совсем недавно в Братстве встал вопрос о том, чтобы уничтожить Программу. Тем более, что пользовались ею все реже, а узнать о ее существовании со временем могло все больше и больше народу. И вот тут-то кто-то из своих сделал попытку взломать Программу и добраться до нее без ключа.

Обдумав все выше изложенное, Рек решил, что способ проверки существует. Нужно только очень сильно попросить На-Лу употребить свои гениальные способности. Учитывая ее любовь ко всему, что касается программ, эта часть плана не представлялась Реку особо сложной. Лишь бы у кадийки все получилось.

- Я попрошу На-Лу, - сказал Рек вслух. - Пусть соорудит ловушку. Потом мы разошлем послания и соберем всех на встречу по поводу уничтожения Программы. Что-нибудь этакое: - Вынув электронный блокнот, Дагвард углубился в составление текста. - Встречаемся... 25 по земному. Придумай - где, - бросил он Златову и продолжил: - Надо решать вопрос с уничтожением Программы. Принесите свои коды доступа...

За пару минут Рек объяснил ход своих мыслей. Пришлось согласиться, что это может сработать.

***

Урсул Грек еще в юности вывел для себя жизненное наблюдение: первый очень легко становится последним. Достаточно, чтобы те, кто стоит за ним, повернули в противоположную сторону. Лучший на своем экономическом курсе, в 22 года получивший престижное место в одной уважаемой конторе, он в одни день лишился всего. Не потому, что лично он сделал что-то не так. А именно потому (как считал он сам), что все остальные, еще вчера смотревшие на него, как на новую восходящую звезду бизнеса, сегодня отвернулись и сделали вид, что знать его не знают. Ситуация, в общем-то, не такая уж необычная. Контора, в которой работал Урс, здорово "проштрафилась". Одни из работников перепутал документацию и успел отослать неверный отчет. Благодаря неверному отчету центральная фирма понесла большие убытки. Стали разбираться, в чем дело - дошли до виновника. А поскольку Урс работал с ним в паре (хотя именно этот отчет он не составлял) - вину свалили на Урса. Его напарник оказался сыном местного начальника. Естественно, увольнять своего собственного отпрыска начальник не захотел. И уволил Урсула Грека, "молодого и неопытного работника, который вполне мог допустить подобную небрежность в работе".

С такой неприятной рекомендацией, которую благодаря происшествию получил Урс, ему вряд ли светило найти приличную работу на родном Марсе. Да и несправедливость очень сильно подействовала на впечатлительного юношу. С горя он пошел и напился в ближайшем баре. А бар оказался ближайшим не только к горюющему Урсу, но и к местному космопорту. Именно поэтому состоялась встреча Урсула Грека и будущего консультанта маисийского правительства Гвидо Паверса.

Это произошло как раз тогда, когда абсолютно счастливый и довольный жизнью Гвидо осваивался в новой роли мужа рмаркритской красавицы и управляющего ее фармацевтических заводов на Илуо. Несмотря на то, что Гвидо пришлось пострадать на Марсианских рудниках, эта планета не вызывала у него дурных чувств. Напротив, Гвидо рассматривал Марс как некую отправную точку, которая помогла ему выйти из ранга простых смертных и оказаться на высоте илуоанского общества. Но это было не главным. Гвидо влюбился в свою миниатюрную (даже по рмаркритским меркам) жену, позволявшую дома таскать себя на руках, как ребенка и как-то сразу доверившуюся огромному землянину, один вид которого на большинство людей наводил оторопь. Для своей Елеань Гвидо был готов на все, тем более на такую малость, как помощь в управлении фармацевтической фирмой. И он честно учился всем премудростям бизнеса и вникал в тонкости производства.

На Марс Гвидо Большеносый прибыл по делам. Закончив с делами, он заглянул в ближайший бар, чтобы переждать время до отлета космического лайнера "Медерий", следующего по маршруту Марс-Илуо. Потягивая какой-то коктейль и косясь на часы, Гвидо предавался мечтам и романтическим фантазиям. Пока не заметил у противоположного конца барной стойки сильно подвыпившего молодого человека. В радужную картину того мира, который окружал счастливого Гвидо, молодой человек совершенно не вписывался. Он кривобоко хмурил густые брови, то и дело бросая злые взгляды на окружающих. Бурая грива его волос спутано торчала во все стороны, потому что молодой человек то и дело хватался за голову и принимался мять и тянуть густые пряди, словно именно волосы мешали ему жить счастливо. Столкнувшись взглядом с Гвидо, молодой человек шумно засопел, так что это было слышно в довольно шумном баре, и решительно отвернулся, едва не сбросив со стойки наполовину пустую бутылку и стакан. Гвидо Большеносый посозерцал некоторое время мощную спину, одетую в добротный, наверняка сшитый на заказ пиджак и пришел к выводу, что надо вмешаться.

Минут через тридцать Гвидо Паверс отправился в космопорт, оставив своему новому знакомому некоторое успокоение, а так же визитную карточку и талон на приобретение билета до Илуо за счет фармацевтической компании. Проспавшись, Урс им воспользовался. И стал секретарем Гвидо, справедливо рассчитав, что быть секретарем управляющего известной компании выгоднее, чем предаваться отчаянию и ругать весь мир за несправедливость.

Ему повезло. Урсул Грек даже счел, что невероятное везенье - плата судьбы за то, как с ним несправедливо обошлись. Работа на Гвидо и илуоанскую фармацевтическую компанию оказалась интересной и выгодной. Урс жил при Гвидо, на всем готовом. Свое довольно приличное жалование он вкладывал в банк. Повезло Урсу и избежать маисийского плена. Гвидо в тот раз оставил его разобраться со срочным делом на Илуо.

О Программе, точнее о существовании чего-то подобного, Урс догадывался. Но в чужие дела не лез. В этом был свой расчет: Урсул Грек надеялся, что достаточно доказал Гвидо свою преданность и свои деловые качества, чтобы однажды его посвятили в тайну по общему согласию. И тут сработала его "мудрость" о том, что первый часто легко становится последним. С точки зрения самого Урса, разумеется.

Он считал себя первым претендентом на то, чтобы стать полноценным членом Братства. И последним в этой роли мог представить Река. Урс работал на Гвидо уже тогда, когда никто из будущих "братьев" и не слышал ни о каком полицейском Реке Дагварде. Да и кто такой этот Дагвард?! "Второй пилот третьесортного грузовика". И этого самого второго пилота, с которым Златов и остальные были знакомы несколько дней во время маисийских событий, вдруг посвящают в тайну Братства. А Урс остается секретарем.

В то время Урсул Грек серьезно подумывал организовать свое собственное дело, все на том же Марсе. И Гвидо его охотно поддерживал. Златов и прочие относились к Урсу вполне по дружески. Он откровенно не понял, почему ему предпочли какого-то там Река. Урс, разумеется, обиделся. Но, как взрослый человек, предпочел обиду стерпеть и не предъявлять никаких претензий. Именно в этой ситуации Урс оказался терпелив. Только через пару лет, когда Урс окончательно ушел от Гвидо и занимался своим собственным бизнесом, ему наконец преложили вступить в Братство. Урс предложение охотно принял, потому что давно мечтал узнать о Программе. Он подозревал и догадывался о многом и раньше, но даже в самых смелых мечтах не мог представить, что на самом деле объединяет Гвидо со Златовым и остальными. Если так можно выразиться, у Урса голова закружилась, когда он осознал, рядом с чем живет последние несколько лет. Но Программа лежала где-то на Маиси, а доступ к ней был возможен только через Река, с согласия остальных. Что ж, Урс решил смириться с неудобствами. И постарался совсем забыть обиду. Но не тут то было!

Златов решил, что Программу надо уничтожить. Урс сперва не поверил своим ушам. Только он узнал, с чем имеет дело, только размечтался, какие перспективы перед ним открываются - и вот, всему приходит конец. Все соображения о межпланетной безопасности и о том, что о Программе стало догадываться слишком много народу, Урсул Грек пропустил мимо ушей. С тех пор, как Проныра выкрал Программу и предоставил ее в пользование своим друзьям, никаких глобальных катастроф не случилось. Так почему должно случиться теперь? И разве это справедливо: едва сообщить ему правду - и тут же все поуничтожать?

Урс честно пытался сдерживать свои эмоции. Но искушение оказалось слишком велико. "Дряхлые старики! - ругался про себя двадцатидевятилетний Грек. - Вы имеете под рукой такое "золотое дно" - и готовы выбросить его на свалку! Да вам просто не хватает воображения, чтобы понять, каких дел можно наворочать, обладая такой замечательной Программой!". И Златов, и Гвидо Большеносый, и остальные, прекрасно представляли себе, каких именно дел можно "наворочать". Именно поэтому и решили, что дальше хранить Программу нельзя. Но их доводы ничего не значили для Урса. Он слишком сильно ушел в свои планы. Как-то сама собой Урса посетила мысль, что если Программа больше никому из Братства не нужна, почему бы не забрать ее себе? Но между ним и Программой стоял Рек Дагвард. "Полицейская ищейка". Урс решил, что теперь знает, зачем Златову и остальным понадобился этот бывший марсианский коп. "Посадили его на поводок, в качестве Цербера, чтобы охранял их добро. Умно придумано". Урс даже стал спокойнее относиться к Реку, потому что глупо обижаться на то, что Златов завел сторожевого пса для своей собственности. В тонкости отношений между бывшими сокамерниками Урс вникать не собирался. Сейчас главной задачей для него стало - пробиться через поставленную Реком защиту и скопировать то, что возможно, уже в ближайшем будущем будет бессмысленно уничтожено. Урс решил рисковать. Кто сказал, что из последнего нельзя сделаться первым? Надо только повернуть все в свою сторону. А еще он сказал себе: "Если упустить шанс - потом его уже не окажется".

***

На-Ла просидела над "ловушкой" два дня. Еще около недели ушло на то, чтобы разослать членам Братства послания и получить от каждого подтверждение того, что он будет на назначенной встрече. Датч, разумеется, досадовал на задержку и мирился только потому, что Вики обещал оплатить неустойку и добыть для них хороший заказ на перевозку. "Медуза" занимала место в ангаре, а старший Дагвард развлекался тем, что проводил диагностику систем корабля, приводил в порядок бухгалтерию и полетные отчеты, или прогуливался (когда один, когда с Реком) по такому знакомому и такому чужому для обоих Марсу.

Далеко не всем нравится Марс. Точнее, он мало кому нравится. Эта колония под куполами, которая с орбиты создает впечатление, будто Марс зарос плесневыми грибами, появилась в свое время потому, что здесь обнаружилось много полезных минералов. Более романтически настроенные приводили и ту мысль, что человечество слишком долго мечтало о внеземной цивилизации на Марсе, чтобы отказать себе в удовольствии его колонизировать.

Воздух внутри колонии был слишком искусственный. Даже более искусственный, чем на корабле. Все постройки для простоты и экономичности располагались так, что марсианская колония производила впечатление огромной коммунальной квартиры. Но это были самые настоящие города, связанные сетью упакованных в тоннели дорог и светящиеся огнями через единую, очень сложно и прочно наведенную, систему прозрачных крыш.

В назначенный день Рек отправился на встречу с Братством, старательно убедив Датча, что ничего страшного и непредвиденного не произойдет и что провожатые ему не требуются. Худшее, что по его мнению могло произойти, это то, что одному из "братьев" придется долго и подробно объяснять, зачем ему понадобилось воровать их общее достояние.

Для встречи выбрали неприметную забегаловку, с обратной стороны которой был пристроен видеозал. Именно этот маленький зальчик арендовали на вечер члены братства. Присутствовали все пятеро. Шестым был Рек. Телохранители остались снаружи.

Вики был как всегда элегантен и улыбался своим подвижным лицом всем, кто собрался в этот вечер за одним столом. Рек устроился в кресле напротив. Он хорошо знал каждого. И он к каждому хорошо относился. Рек не мог не испытывать разочарование из-за того, что кто-то из этих людей может оказаться злоумышленником. А если это не они? Дагвард смотрел на каждого и пытался угадать, как они воспримут устроенную им проверку и что скажут, узнав о попытке украсть у них программу. Разозлятся? Обидятся? Или как всегда окажутся на высоте спокойствия и хладнокровия? Он не мог сказать, впервые задумавшись, что слишком плохо знает этих людей. Было бы честнее признаться, что он почти их не знает. Да и возможно ли хоть кого-то хорошо знать?

Рядом с Вики, как обычно, сидел Гвидо Паверс. Высоченный, абсолютно лысый. Его хищный нос выделялся на худом лице как гора посреди равнины. Его сосед, Карен Манцетти, казался маленьким и круглым в сравнении с ним. У толстяка не было ничего примечательного. Только внимательные глазки, которые то и дело пробегали по всем присутствующим. Карен нервничал и не скрывал этого. На сколько его знал Рек, он всегда нервничал. Дагвард уважал лысого Гвидо и даже восхищался им, потому что Гвидо был сильным, спокойным и умел сделать свою жизнь такой, какая его устраивала. Но и Карен не был слабаком. Толстяк занимался бизнесом, содержал огромную семью, мог жаловаться на неприятности, но умел их преодолевать. И Рек всегда считал его абсолютно преданным тем, кого Карен ставил в ранг своих друзей. Рек задал себе вопрос: "Может ли Карен или тот же Большеносый Гвидо оказаться вором"? Хотелось категорично ответить: "Нет"! Но тогда кто?

По другую сторону от Вики сидел человек, которого большинство его знакомых знали как Проныру. Кевин Лоро: красавчик, циник, авантюрист. Непредсказуем и даже вероломен для всего мира, но так же предан друзьям, потому что знает, что и они ему преданы. В маисийских событиях он пострадал сильнее других, потому что был серьезно ранен в ногу и, естественно, никакой помощи боевики ему не оказали и обращались с ним так же, как с остальными. Впоследствии Кевин Лоро не меньше года ездил по всем известным светилам медицины, но своего добился: ногу ему спасли и залечили так, что он даже не хромал.

Проныра не спеша потягивал какой-то напиток и разглядывал остальных так же внимательно, как Рек. Пока не столкнулся с ним взглядом. После чего ухмыльнулся, налил себе еще и продолжил наблюдения.

Проныру можно было с самого начала и не проверять. Хотя Проныра - он и есть Проныра - он никогда не стал бы разрушать то, что сделал своими руками. Когда-то Проныра положил начало сегодняшнему Братству. Рек сильно сомневался, что Кевин Лоро склонен будет уничтожать своими руками то, что прежде всего для самого Проныры было очень выгодно. А с другой стороны, мало ли, что может прийти в таинственную голову Проныры?

Последним, всего год назад, к этой компании присоединился коренастый и подвижный парень с улыбчивым лицом. Урсул Грек. Бывший секретарь Гвидо. С Большеносым он работает много лет. Урс недолюбливал Дагварда и не скрывал этого. Он ревновал, потому что несмотря на его многолетнюю службу предпочтение отдали не ему, а Реку. Однако, Урс был во всем достаточно прямолинеен. Он не лебезил и не подделывался под остальных, не делал вид, что он тоже уважает и ценит бывшего полицейского, ставшего равным бывшим правителям целой планеты. В глазах Река за прямоту Урс заслуживал только уважения. Если бы Река спросили: может ли Урс пойти на предательство по отношению к остальным "братьям" - Рек однозначно ответил бы "нет". Но разве он не может ошибиться? Тем более, что Урсула Грека он знал даже хуже, чем остальных.

Рек оставил бесплодные попытки копания в своей и чужих душах и задавания вопросов, на которые у него не было ответов и посмотрел на Златова.

- Господа, - начал Вики. - Рек попросил нас об общей встрече, потому что считает необходимым решить судьбу программы. Послушаем его.

Дагвард отложил мини-комп, который с самого начала извлек из кармана и крутил в руках.

- Мы собрались здесь чтобы решить важную вещь. Как я уже говорил в послании каждому из вас, я предлагаю уничтожить Программу. В противном случае я снимаю с себя обязательства хранить ее и передаю вам.

- Может, мы наконец поговорим о том, почему это так необходимо? - тут же предложил Большеносый.

Рек уже давно обдумал аргументы, поэтому ответил сразу:

- Видите ли, Мистер Паверс, всё в мире совершенствуется. И технологии взлома тоже. То, что придумал один человек, даже если этот человек - гениальный кади, всегда может разгадать другой. Сколько бы порогов, кодов и шифров не было в защитной системе, но со временем может найтись такой хакер, который всё это сможет взломать. Сейчас такая обстановка, что нельзя допустить, чтобы Программа попала к Полярному Блоку. Они готовятся к войне. Совсем недавно они сделали попытку перетащить на свою сторону Кади. В ближайшем будущем намечают попробовать то же сделать с Эльдорией. Это серьезнее, чем может показаться на первый взгляд. Поэтому я считаю, что лучше будет, если мы уничтожим лишний повод для беспокойств.

- В последнее время мы все чаще обходимся без нее, - добавил Вики. - Во избежание неприятных последствий, которые обязательно будут, если эта вещь попадет к Полярному Блоку, нам стоит позаботиться о ее уничтожении уже сейчас.

- Если дело обстоит так серьезно, Рек прав. - Это сказал Проныра.

От него такой податливости можно было ожидать меньше всего. В отличие от остальных ему пришлось дважды пострадать ради невольного наследства маисийского диктатора. Рек помнил его нежелание даже думать об уничтожении Программы и не предполагал, что он так легко согласится. Так же легко, как когда-то передал ее в общее пользование.

- Но ведь эту штуку можно перевести в неактивное состояние, - тут же продолжил Проныра. - И она сможет пролежать сколько угодно времени не привлекая внимания. До лучших времён.

В этом весь Кевин! Недаром получивший свое прозвище. Зачем спорить и не соглашаться? Лучше согласиться, чтобы собеседник не был готов к сопротивлению, а потом переубедить. В каждый разговор этот парень бросался, как в водоворот: сперва позволял утащить себя на дно, а потом находил неожиданный способ всплыть на поверхность.

Но Рек не поддался.

- Мало ли, что Программа в неактивном состоянии. Если кто-то знает, что ищет, он сможет всё равно найти ее, - напомнил он Проныре.

- Мы тут все скоро станем параноиками! Найдёт - не найдёт! До сих пор же никто не нашёл! - взвился нервничающий толстяк Карен.

- Пусть риск мизерный, но мы рискуем слишком многим.

- Что же теперь, все поуничтожать? Эта программа - наш хлеб! - не сдался Карен.

- Рек прав, - вступил в разговор коренастый крепыш с улыбчивым лицом. - Программу ищут счастьевцы, а их планета - серьёзная угроза для спокойствия в галактике.

- Спасибо, Урс, - поблагодарил Рек, хотя его и удивила поддержка Урсула Грека, обычно не упускавшего случая оспорить его мнение. - У кого-то еще есть возражения?

- Я думаю, что нам не стоит углубляться в прения, - решил за всех Вики. - Рек попросил всех принести свои коды к Программе. Надеюсь, они при вас.

Гвидо-Большеносый кивнул, соглашаясь. Его примеру последовал толстяк Карен, потом крепыш Урс. Проныра достал расческу, пригладил свои крашеные (в естественный цвет) волосы, картинно вздохнул и кивнул тоже.

- Для того, чтобы забрать Программу с того места, где она находится, надо соединить все пять кодов и добавить к ним ключ, - объяснил Рек. Эту ложь он придумал экспромтом. Ему было немного стыдно врать, чтобы таким вот недостойным образом выявить взломщика. Но выбора не было.

Никто из "братьев", даже Вики (пока Рек не объяснил ему), не знал, что все коды одинаковы. На-Ла сделала так для простоты. Поэтому и получилось, что в нужный момент невозможно стало определить, кто пытался взломать Программу. Человек заходил не со своего персонального компьютера, а код ни о чем не говорил.

- Передайте мне свои коды и я введу их в систему, - предложил Рек, включая комп.

В просьбе не было ничего особенного. Все честно выложили свои инфочипы.

Рек взял сперва инфочип Златова. Это было логичным, принимая во внимание, что Вики - глава Братства. Недрогнувшей рукой Рек ввел полученный код в свой компьютер. И мысленно выдохнул, потому что код оказался "чистым". Нет, он безусловно верил Вики. Но почему-то все равно испытал облегчение.

"Братья" наблюдали за Реком в некотором напряжении. Это было объяснимо: Программа была очень ценной и сложной, можно сказать, произведением искусства, а ее собирались уничтожить и необходимость такого действия понимал каждый.

Рек протянул руку и взял инфочип Гвидо. И понадеялся, что его напряжение не заметно со стороны. Еще через минуту Рек кивнул и отложил инфочип в сторону.

Златов тоже вздохнул с облегчением. Гвидо чист! Оставалось надеяться, что с остальными будет так же.

После проверки кодов Проныры и Карена Рек позволил себе поднять руку и вытереть лоб. Всегда можно было сослаться на то, что в помещении слишком тепло, а он в толстой бархатной куртке.

Урсул Грек оказался последним, потому что был младше других и естественно, не стал соваться вперед. Внешне Грек совершенно не выглядел напряженным. Он явно ничего не боялся. Или делал вид, что не боится. А может, ему бояться нечего. И Рек, и Златов готовы были расслабиться и уже почти надеялись, что взломщик оказался посторонним. Это очень сильно увеличивало их проблему, потому что проверять чужих окажется гораздо сложнее. Скорее всего, просто невозможно. Ну и что? Надо будет просто доделать начатое и действительно уничтожить Программу. Правда, уничтожить ее прямо сейчас, как сказал всем Рек, невозможно, потому что невозможно извлечь ее, находясь далеко от того места, где она находится. Естественно, Рек солгал и в этом. Придется объяснить остальным, что весь "спектакль" - вынужденная мера. Они - деловые люди. Поймут.

Рек ввел код Урса. На экран тут же выметнулась красная табличка. Рек заметно вздрогнул. (Что-нибудь одно: либо ссылаться на жару, либо на холод. Ах, да, на жару он еще не пожаловался. Тогда пусть думают, что это от сквозняка).

На всякий случай, чтобы исключить вероятность случайного сбоя программы, Рек удалил код и ввел его снова. С тем же результатом. Вторично он вздрагивать не стал. Златов и так уже все понял.

На-Ла не особенно мудрствовала. Просто придумала новый вирус, действующий именно на входе в Программу. Безобидненький такой вирус. Он всего лишь должен был незаметно прицепиться к коду. А для этого единственного и неповторимого вируса На-Ла разработала такую же единственную и неповторимую программу-антивирус. И программа обнаружила невидимого никому другому врага, тут же доложив об этом Реку.

Антивирус всегда разрабатывается после вируса. А поскольку никто больше никогда не видел уникального вируса, созданного На-Лой, у взломщика Программы не было ни единого шанса, что его система заметит маленький "хвост", прочно прицепившийся к его коду доступа.

- Это сработало, - признался Рек, потому что и дальше держать всех в неведении не было смысла.

Теперь Гвидо, Проныра и Карен смотрели на него с интересом и настороженностью. Эти люди мигом реагировали на малейший намек на опасность. Только Вики был спокоен. И Урс почему-то не особенно волновался. Может, был готов? Но к чему?

- На самом деле цель нашего собрания совсем другая. Чуть больше недели назад Вики сообщил мне, что кто-то предпринимает попытки скопировать Программу. - Рек говорил в своей привычной манере, медленно и с паузами. Это помогало ему сосредоточиться, а остальным - лучше осмыслить его слова. - Я решил проверить и поместил в "охранника" Программы вирус. Этот вирус должен был остаться на коде доступа у того, кто попытается вскрыть Программу без ключа, или скопировать ее.

Теперь на Дагварда смотрели не просто с интересом, а очень подозрительно. Гвидо даже подался вперед, словно так ему было лучше слышно.

- Кто пытался взломать Программу? - быстро спросил он, качнув в сторону Река большим носом.

- Последний из пяти кодов, которые я проверял, - просто ответил Рек, показав свой комп с яркой красной табличкой.

И все посмотрели на Урса.

Крепыш откинулся на спинку стула.

- Хорошо придумано, Дагвард. - Вынимая из пачки сигарету и закуривая он казался совершенно спокойным. - Ты не учел только маленького обстоятельства. Марс - моя родная планета, у меня здесь свой бизнес и свои связи. Извини...

В задней стене видеозала открылась дверь - и человек шесть с оружием успели окружить стол прежде, чем кто-то шевельнулся. С другой стены моментально ворвались четверо телохранителей. Кто-то из "братства" успел подать им сигнал. Может, и зря, потому что налетчики были готовы к этому. Телохранители выбежали прямо под лучи их станнеров.

Урс вышел из-за стола и подошел к Вики.

- Извини, Златов, - сказал он. - А теперь - все встали! И держите руки так, чтобы я видел. Особенно ты, Дагвард. Я заподозрил, что меня могли вычислить и, как видите, хорошо подготовился.

Их оттеснили от стола, и разоружили. Обманутые "братья" хранили презрительное молчание. Никто из них не ожидал такого оборота. Даже Рек со Златовым. Бывший президент Маиси в свою очередь подумал, что нужно было не гнаться за желанием разоблачить злоумышленника при всех, а сперва задержать его и запереть где-нибудь в безопасном месте. Но что теперь об этом говорить?

- Я верил тебе, Урс, - гневно проговорил Гвидо. - Как ты можешь так поступать?

- Я не собираюсь никого убивать, - пояснил Урсул Грек, не желая вдаваться в полемику. - Дагвард! Я думаю, у тебя больше нет причины скрывать ключ к Программе. Все равно вы собирались ее уничтожить.

- Жадность тебя погубит, - снова сказал Большеносый.

- Губит не жадность, а глупость, - резко бросил Грек.

- И это тоже, - согласился Гвидо.

- Отдай ключ, Дагвард! - Урс понемногу начал терять терпение. Он не хотел слишком долго препираться с людьми, которых знал много лет, а теперь предавал. - Вам больше не нужна Программа. Вот и отдайте ее мне. По-хорошему.

Рек не шелохнулся.

- Зря ты так, Урс, - сказал Вики. - Ты ведь умный человек. Подумай, сколько неприятностей будет у тебя самого, если ты завладеешь программой.

- Чушь! - бросил Грек. - Вы просто трусите. Ни у кого из вас не хватает духу сделать по-настоящему смелый шаг.

- Какой? - удивился Вики. - Может быть, продать Программу?

- Это - мое дело! - огрызнулся Урс. - Вас это больше не касается. Дагвард! Мне надоело ждать.

- Что бы ты ни сделал - он не отдаст тебе код, - с нажимом проговорил Златов.

- Правда? - Урс не поверил. - Я думаю, ты заговариваешь мне зубы, Вики.

Урс подошел к Реку, которого тут же схватили за руки двое его помощников. Некоторое время Урс разглядывал лицо Река и пыхтел сигаретой. Потом протянул руку, развязал на нем галстук и расстегнул на груди рубашку. Снова затянулся - и протянул руку с сигаретой к груди Река.

- Не делай этого, Урс, - тихо сказал Вики. - Мы отдадим тебе Программу.

Все, что угодно, лишь бы не переживать это снова! Бывший президент Маиси сам удивился, с какой легкостью он готов сделать, что от него требует Урс. Только бы не видеть снова, как будут мучить другого человека. Сейчас от их молчания жизнь не зависит. А Программа... Еще не факт - что Урс сможет ею воспользоваться. Никакого повода нет заставлять Река, или кого-то другого, страдать, а Урса - причинять страдания.

Урс повернулся к Златову.

- Так просто? - переспросил он.

- Скажи ему код, Рек, - попросил Вики. - Оно того не стоит.

Дагвард молчал. Разозлиться он успел раньше, чем испугаться. А злость всегда заставляла младшего Дагварда сопротивляться. В любых обстоятельствах. Кому угодно.

Он злился не потому, что Урсул Грек собирался присвоить себе общее достояние. И даже не потому, что Урс обманул всех, в том числе и Гвидо, которому прослужил много лет и от которого вряд ли видел что-то плохое. Причина злости Река было в другом: ради компьютерной программы Урс готов вести себя, как нанятые счастьевцами боевики. Что же это за человек такой? Рек просто не мог ему не сопротивляться.

- Не надо, Рек, - сказал с другой стороны Гвидо. - Урс сам не понимает, что делает. Если ты будешь ему противодействовать, все зайдет слишком далеко.

Рек отвел взгляд от сигареты в руке Урса и посмотрел ему в лицо.

- Я жду, - напомнил Грек. Сигарета в его руке дрожала.

Ничего не выражающий взгляд Дагварда сказал Урсу гораздо больше, чем любые самые цветастые выражения. Рек не собирался ничего отдавать. А мнение других просто не собирался слушать.

"Жду" чего? Все представлялось Урсу так просто. Они должны были испугаться угрозы и отдать Программу. Урс понимал, что это - только начало и что все проблемы начнутся, когда Программа окажется в его руках. Златов так просто не сдастся. Он попытается вернуть себе свою собственность. Но Урс считал, что сможет защитить себя. Если смотреть на моральную сторону дела, Проныра в свое время тоже заполучил Программу нечестным путем. Так что ничего особенного Урс не делает. Подумаешь, вор у вора украл ворованную вещь! Но Урс не подумал, что будет делать, если не сможет запугать и заставить отдать себе Программу сразу. И что теперь? Пытать всех этих людей? Допустим, Урс это сделает. А потом они обвинят его в нападении и нанесении телесных повреждений и пустят по его следу всю полицию, какую найдут. Ему придется бежать с Марса. Скрываться, прятаться. В общем, вести нелегальную жизнь. Распрощаться со своим бизнесом, возможно, сменить имя. Чтобы все это не пришлось делать, Урсу придется убить всех этих людей. Например, устроить несчастный случай.

В приключенческих фильмах подобные проблемы всегда обходят стороной. Главный герой добивается своего, уничтожает всех, кто между ним и его целью - и остается счастливый и безнаказанный. Вот только в жизни все не так, как в фильмах. В жизни, как это ни странно, частенько срабатывает правосудие и преступника отправляют за решетку. И Урс неожиданно это осознал. Допустим, он убьет Златова, Проныру, Гвидо, Карена, и этого бывшего копа. И обставит дело, как несчастный случай. Но у всех этих людей куча влиятельных друзей и знакомых. А они поверят в несчастный случай? Да у одного Река на Марсе должно оставаться куча друзей полицейских, которые перероют всё и вся, и наверняка поймут, что дело совсем не в несчастном случае. Или просто не захотят поверить и все равно будут искать, расследовать. Пока не докопаются до Урса. Даже очень тайные вещи неожиданно всплывают наружу, а Урсу придется всю оставшуюся жизнь жить в ожидании, что однажды его раскроют. И отправят на какие-нибудь очередные рудники, лет на 20. Или на 40. А есть еще его собственные люди, которые могут оказаться болтливыми, или начнут шантажировать его самого, вымогая деньги за свое молчание. Их тоже придется убить. И по какому же количеству трупов придется пройти ему, Урсулу Греку, чтобы жить спокойно?

Все было бы так просто, если бы его план сработал и Программу отдали сразу. Но план не сработал. И все эти неожиданные выводы и соображения мигом промелькнули в голове Урса, создав состояние лёгкой паники. Что делать дальше - он не знал.

Ну почему все пошло не так?! Почему как только он намечает себе конкретную цель в жизни, все обязательно срывается? Неужели он неспособен на такую простую вещь: отобрать компьютерную программу у людей, которые находятся у него в руках?

Какими бы ни были остальные "братья", в сравнении с ними Урс - неудачник. К тридцати годам у него есть только маленькое дело здесь, на Марсе - и больше ничего. Никаких перспектив. Никаких гениальных планов на будущее. Он уже стал тем, что он есть. Это Златов успел создать свою собственную адвокатскую контору, потом стать правителем целой планеты, добровольно отказаться от президентства и снова заняться бизнесом, оставаясь известной и уважаемой личностью в деловых кругах. Гвидо Паверс сидит на Илуо и командует огромной фармацевтической компанией. Проныра... Чем занимается Проныра - знает только сам Проныра. Но судя по нему, он ведет именно такой образ жизни, который ему выгоден. Манцетти как был бизнесменом, так им и остался. У него семья, уважение в обществе и все такое. А Урс? Что он имеет? Третьесортную фирму, о существовании которой знают несколько десятков марсианских дельцов. Так нельзя! Он достоин большего! Значит, надо заполучить Программу.

Вся авантюра не казалась Греку слишком сложной. Он понимал, что добровольно ему в единоличное пользование Программу не отдадут. Но понимал и то, что пройдя однажды через пытки, никто из этих людей не захочет повторить опыт. Это только дурак воображает, что если человек уже испытал какие-то мучения, вторично ему будет проще. Урс себя дураком не считал. И его ставка была абсолютно правильной. Он нанял боевиков и собирался "попугать" Златова с компанией. На самом деле он никого пытать не собирался. Слишком много будет проблем из-за этого. Гораздо больше, чем пользы. Но "не дурак" в одном - в другом Урс оказался-таки дураком.

Если бы Урс начал со Златова, а не с Река, этот бывший марсианский коп все бы ему отдал. Но у Урса всё-таки ещё оставались какие-то тормоза и он просто не посмел бы подступиться к Златову, тем более к Гвидо. Да ни к кому из "братьев", кроме Река он не посмел бы подступиться. Потому, что в его глазах бывший коп Дагвард продолжал оставаться на уровне слуги. Возможно, Рек и сам осознавал себя так же. Но в данный момент программа была у него. И он уперся. Урс слышал от остальных, что Рек Дагвард отличается способностью упираться так, что никакие уговоры на него не подействуют. Но фантастическое упрямство Река не озаботило Урса. А зря!

Теперь ни Гвидо, ни Златов. никто другой просто не могли докричаться до Река. Он игнорировал их слова и продолжал отсутствующим взглядом смотреть куда-то в пространство. Урсу показалось, что Рек вообще не слышит, что вокруг происходит. И что делать? Подтвердить свою угрозу действием? А если не поможет?

Пока Урс гадал, как быть, Рек чуть повернул голову и стал смотреть куда-то в пустоту. Когда-то, в бытность полицейского, Рек здорово натренировал себя реагировать на малейшее движение сбоку. И постоянно учился незаметно для всех перемещать взгляд так, чтобы бокового зрения хватало для оценки того, что происходит. Он не хотел, чтобы кто-то из помощников Урса или он сам заметили, что творится у стены.

Там шевелился телохранитель Вики. Рек не знал, как ему удалось так быстро прийти в себя после разряда станнера, но парень медленно и очень аккуратно перемещал руку к внутреннему карману. Значит, у него было запасное оружие (пистолеты телохранителей нападавшие собрали сразу). "Что бы ты ни задумал - делай это быстрее", - мысленно призвал парня Рек.

Телохранитель, казалось, откликнулся на его призыв. Прежде, чем кто-то что-то понял, державший Река слева человек охнул и осел на пол. Дагвард моментально вывернулся от второго и двинул Урса ногой в пах. И тут же Гвидо, вспомнив старые навыки, прыгнул назад, сбив с ног еще одного "нехорошего парня". Остальные тоже не растерялись.

Неожиданно оказалось, что семеро против шести - не такой уж большой перевес. Тем более, что первый налетчик уже лежал, держась за ляжку, Урс боролся с ощущениями, а еще один его помощник барахтался под очень злым Гвидо Большеносым, не в силах высвободиться из его больших и хватких рук. Оставшиеся стрелять из станнеров в ближнем бою не решались. Велика опасность задеть своего. Да им и не дали на это времени. Рек, Вики, Проныра и Карен храбро вступили в сражение против четырех оставшихся не у дела приятелей Урса. А телохранитель Вики, которому удалось ожить только частично, сидел на полу и на всякий случай держал под прицелом Урса. Тот как раз справился с ощущениями и собирался помочь своим.

В разгар драки Реку вторично помогло боковое зрение. Он вовремя заметил, что дальняя дверь снова открывается и в помещение вбегают новые люди. На всякий случай оценив их как помощников Грека, Дагвард отбросил от себя противника и выпалил в их сторону из отвоеванного станнера. Кто-то упал.

- Уходим!! - рявкнул Рек, пиная парня, успевшего оседлать Толстяка Карена. - Поднимайся!

Телохранитель Вики успел каким-то чудом подкатиться к двери и его просто выбросили наружу. Следом выкатился толстяк, которому Рек от души придал ускорение. Каким-то чудом успел прыгнуть в сторону выхода Гвидо. Луч станнера настиг его уже на пороге. Пришлось подхватывать его и вытаскивать.

- Молодец! - крикнул Рек телохранителю, когда они дружно навалились на дверь.

- Меня пустите! - взмолился Вики.

Его вытянули в щелочку и на дверь навалились всем скопом.

- Где Проныра? - спросил Рек, пока Вики из-под его руки пытался заклинить замок. Дверь была непробиваемая, поэтому в нее ломились просто весом.

- Не знаю. Он исчез куда-то.

- Надо вытащить тех, кто остался, - выдохнул Рек, стараясь одновременно помочь Вики и запихать обратно в зал чье-то плечо. Потом ему надоело и он врезал по настырному врагу прикладом станнера. Раздался особенно громкий вопль - и плечо исчезло.

- Не надо никого вытаскивать, - сказал кто-то сзади. Проныра выскочил раньше всех и теперь вернулся с одним из своих парней и оружием. - Я хотел смыться под шумок, - честно признался он.

- И что? - переспросил Карен.

- Выход перекрыт. Я и подумал: нехорошо бросать друзей.

Все поверили. Никто не обиделся: Проныра есть Проныра.

- Что там есть под потолком? - спросил Рек (обсуждать поведение мистера Лоро не было времени).

- Вентиляция.

- А еще?

- Распределительный кабель.

Рек отобрал у Проныры бластер и выстрелил в потолок, разнеся вдребезги несколько красивых, под старину, плиток. Осколки посыпались им на головы.

- Ты нас угробить хочешь? - взвыл Карен.

- Угробить нас хотят они!

Рек снова выстрелил. На этот раз попал куда нужно. Свет погас. Искры посыпались.

- Там еще подача кислорода, - предупредил Вики.

Дверь наконец не выдержала и подалась. Замок вылетел. Тут с противоположной стороны коридора тоже стали стрелять. Противник окружил их и не собирался упускать. Пришлось отстреливаться и пробиваться вглубь. Где-то на середине этой тьмы, дыма и воплей, их отряд высыпался на запасную лестницу. Гвидо тащили за собой как тюк. Телохранитель Вики передвигался сам.

Они смогли-таки заклинить и эту дверь и спуститься на этаж ниже. А потом Рек оторвал щит от вентиляционной шахты и все по очереди запихались в узкий проход. Когда вся компания добралась до соседнего дома и оказалась на пустой внутренней площадке, Большеносый Гвидо понемногу пришел в себя и теперь недоуменно тряс головой и силился понять, чем все кончилось.

- Надо сматываться отсюда, - предложил Рек.

- Может, подождать полиции? - предложил Карен. - На такой шум они быстро прибегут. Я их знаю, здешних.

- Я тоже знаю, - согласился Рек. - Сам когда-то был полицейским. Быстро соображают. Но парни Урса могут раньше сообразить, куда мы делись.

- Поймали медведя... - иронично протянул Проныра, намекая на латинское значение слова Ursus - Медведь

Карен нервно рассмеялся. И тут же оборвал себя, вяло махнув рукой.

- Это так... последствия стресса, - попытался объяснить он, хотя никто в этом не нуждался. Тогда Карен глубоко вздохнул и вытащил из кармана платок. - Хорошо, что все закончилось, - высказал он, вытирая потное лицо.

- Ладно, пошли, - скомандовал Рек. - Нечего стоять тут и привлекать внимание.

"Братья" беспрекословно повиновались ему, как боевому командиру. Гвидо пришлось опереться на плечо Златова. Голова у Большеносого все еще кружилась. Но в целом они отделались практически без потерь.

- Надо было сразу задержать Грека. Запереть где-нибудь, - запоздало констатировал Вики.

- Раньше мы не знали, что это он, - заметил Рек, засовывая за пояс бластер Проныры (который так и не вернул владельцу).

- Надо было людей побольше взять, - назидательно изрек мистер Лоро, косясь на хозяйский жест Дагварда.

- Теперь это не важно, - напомнил Карен Манцетти, почти готовый простить Урсу предательство. Лишь бы больше на глаза не появлялся.

- Мы с Гвидо попытаемся вернуться в гостиницу, - решил Вики. - Встретимся в более спокойной обстановке. И еще, Рек... Спасибо.

Рек счел это за издевательство и отмахнулся. Не останавливаясь, он заправил выбившуюся рубашку в штаны и провел рукой по волосам.

- Вот зараза! - тут же заявил он. - Шарф потерял.

В следующую секунду шарф стал совершенно не важен.

- О, нет! - вырвалось у толстяка Карена.

***

Прямые на Марсе только связывающие города главные штреки и центральные улицы. Все остальное - лабиринт поворотов. Здесь даже ни одни подъемник не работает строго вверх или вниз. Между двумя уровнями лифтовая кабина несколько раз сворачивает то вправо, то влево, обходя несущие опоры, вентиляционные трубы и массивы домов. Если точно знаешь, куда тебе надо попасть и пользуешься указателями всех видов и размеров - попадешь в нужную точку. Но пытаться спрямить, срезать, пройти коротким путем, даже если очередная улица, как кажется, идет в нужную сторону, нельзя категорически.

Тем более, совершенно непредсказуемы мелкие проулки и переходы. Некоторые из них так петляют, что пройдя от начала до конца, можно вынырнуть всего на двадцать шагов в сторону от того места, откуда начал. И даже если у вас врожденное чувство направления, на Марсе это мало поможет. Разве что, будете постоянно досадовать, что очередная улочка уводит все дальше от нужной точки, а свернуть некуда.

Урс, хотя и родился на Марсе, ориентировался внутри колонии из рук вон плохо. Поэтому всегда следовал схемам и указателям. Но сегодня он был слишком "не в себе", чтобы смотреть по сторонам. Когда "братья" вырвались и удрали, Урс испытал огромное облегчение. Даже забыл удивиться тому, что собственная неудача его так обрадует. Естественно, он был уверен, что никто из компании Златова не станет заявлять в полицию. Значит, ставшая безвыходной ситуация разрешилась наилучшим образом. Да, ему не повезло, он просчитался. Зато теперь весь этот кошмар позади... И Урсул Грек шел, не разбирая дороги, просто чтобы уйти как можно дальше от места своего поражения. А нанятые им люди старательно топали следом, полагая, что начальник лучше знает, куда идти.

Почти уже успокоившись, Урс на ходу вытащил очередную сигарету и даже успел отметить, что руки больше не дрожат. Закурив, он позволил наконец себе полностью расслабиться и посмотреть по сторонам. Указателей не было и Урс поторопился свернуть за очередной угол, потому что на всяком повороте обязательно должен быть указатель...

И резко остановился. В двух шагах от Река Дагварда.

- О, нет! - воскликнул Карен.

Рука Река мгновенно метнулась от пояса вверх.

"О, нет!" - мысленно воскликнул Урс.

Черная точка ствола затянула взгляд Урса. Он вдруг увидел всю внутренность бластера, вплоть до готового выплеснуться ему в лицо сгустка энергии. И не видел, как замерли и "братья", и боевики. "Нет!" - захотелось крикнуть Урсу. Но губы не шевельнулись.

Рек целился с двух метров в лоб Урса. Палец до половины нажал спусковой крючок. Только тут Дагвард осознал, что вокруг происходит и что он делает. Указательный палец остановился. "Где же мои принципы? Наверное, страх сильнее". Выстрела не последовало. Сердце стучало громко, но ровно. И похоже, ситуация обернулась в его пользу. Люди Урса не шевельнутся, пока их хозяин под прицелом. А сам Урс... Бледный, как тесто. С сигареты осыпается пепел. Вероятно, все люди ведут себя одинаково, если видят перед глазами дуло бластера. Замирают и не двигаются. А дальше? Вдруг Урс дернется? Попытается отпрыгнуть?

Вот тут под ребрами выплеснулся настоящий холод. И сердце застучало сильнее.

- Все хорошо, Рек! - Это сказал Златов. Похоже, он один не собирался голову терять. - Урс! Он не выстрелит. Если твои люди не будут хвататься за оружие.

Понял ли Грек, что ему сказали? Златов был не уверен. Поэтому просто продолжил уговаривать:

- Урс! Просто скажи своим людям, чтобы они отошли. Слышишь? Просто пусть отойдут.

Похоже, смысл сказанного стал понемногу доходить до Грека. Рука с сигаретой дрогнула.

- Отойдите назад. - Златов сам приказал урсовским наемникам. Ему хотелось дать Реку возможность опустить оружие. Пока Рек целится в лицо Урсу, тот вряд ли начнет адекватно реагировать на уговоры.

Потоптавшись немного, наёмники отошли. Тем более, что их начальник продолжал молчать.

Взгляд Рек соскользнул с Урса и последовал за его людьми. Когда они допятились до противоположной стены, Дагвард медленно опустил руку с бластером. После демонстрации его молниеносных рефлексов наемники решили резких движений не делать. Стояли смирненько, как примерные школьники перед учителем.

Удовлетворившись расстановкой сил, Златов снова заговорил с Урсом:

- Все в порядке, Урс. Нам просто надо спокойно поговорить. Но сперва отпусти своих людей.

Рек подумал, что на месте Урса тут же послушался бы и сделал то, что говорит Вики. На Златова можно положиться. Бывший президент Маиси уже оценил обстановку, пришел к своим выводам и теперь всем будет лучше, если подчиниться ему и сделать, как он скажет.

Вероятно, Урс подумал примерно так же. И с видимым облегчением выдохнул. Плечи его расслабились. Отбросив сигарету, он повернулся к наемникам.

- Уходите. Убирайтесь живее!

И наемники охотно потянулись за угол.

Урс повернулся к Вики.

- Не знаю, что на меня нашло... - сказал он вдруг, словно решил срочно оправдаться, пока Златов не передумал с ним разговаривать.

- Пойдем! - бывший президент шагнул к нему и взял под руку. - Здесь рядом кафе. Поговорим там.

И Урс с готовностью подчинился, счастливый уже тем, что кто-то другой вместо него взялся распутать ситуацию.

Златов и Грек уже ушли вперед. Почему-то обычно мощный, если не сказать, квадратный, Урс показался Дагварду ниже и меньше. Может, он до такой степени смирился и сник? Даже со спины было понятно, что Златов - старший, опытный, уверенный в себе - пытается поддержать и утешить молодого, неопытного и раскаявшегося Грека. Ну дела!

Златов с Урсом свернули к двери кафе.

- Ты все-таки присмотри за улицей, - вполголоса посоветовал Реку Проныра.

***

Датч с На-Лой играли в шахматы, когда Рек вернулся на корабль. Крайне энергично протопав по коридору, он внесся в кают-компанию и тут же плюхнулся на диван.

- Как все прошло? - спросил Датч, не поворачиваясь. Он обдумывал, как бы так обойти непробиваемую защиту, выставленную На-Лой на игровом поле.

- Да все прекрасно, - бросил Рек бодрым тоном. Он явно был чем-то очень доволен. Датч заподозрил неладное и посмотрел на брата.

Закинув руки на спинку дивана и вытянув ноги в запыленных кожаных штанах, Рек, кажется, внимательно вглядывался в положение фигур на шахматной доске. Через порванный рукав его черной куртки торчал клочок белой, ещё с утра, рубахи. Часть пуговиц отсутствовала, шарф куда-то затерялся. Волосы над правым виском торчали дыбом, словно их подпалили.

- Что ты подразумеваешь под словом "прекрасно"? - поинтересовался Датч.

Рек оторвался от созерцания шахматных фигур и невинно посмотрел на брата.

- А что? Ну, отлично, если тебе это больше нравится.

- И чем вы так "отлично" занимались? - на правах старшего потребовал объяснения Датч.

На-Ла только покосилась на Река, определила, что с ним все в порядке и уткнулась обратно в шахматы.

- Да мы там предателя разоблачили, - легкомысленно пояснил Рек. - В общем, всем удалось благополучно удрать. Потом мы снова встретились и объяснили парню, что он не прав. Не знаю, на сколько искренне он согласился, - признался Рек. Но тут же добавил: - Зато теперь между нами нет никаких неясностей.

Датч уже заготовил было речь на тему Братства и его авантюр, но Рек его опередил.

- Да брось ты! Главное, что все получилось! - Он встал с дивана. - Знаешь, я что-то так устал с этой беготней. Пойду переоденусь и приготовлю что-нибудь поесть.

Не дожидаясь, когда Датч обрушится на него с обличительной речью и докажет, что Златов - источник всех неприятностей, Рек исчез из кают-компании.

- Твой ход, - напомнила На-Ла. И добавила: - Ты тоже помогаешь этому вашему Златову, когда он просит.

- Я не являюсь после этого в драной одежде, - заметил Датч.

Кадийка покосилась на него и фыркнула.

- Ну да. Только с разбитой скулой, - согласилась она.