Литература и жизнь        
Поиск по сайту
Пользовательского поиска
На Главную
Современная публицистика
Роман "Созвездие Близнецов"
Зарисовки прошлого и настоящего
Библиотека
История Европы и Америки XIX-XX вв
Как мы делали этот сайт
Форум и Гостевая
Полезные ссылки

НазадСодержаниеВперёд

Глава 11. Скажи "Прощай!.."

"Медуза" задержалась на Марсе. Вики пообещал выгодный заказ на перевозку запчастей навигационного оборудования. Поскольку все заказы, которые предлагал он, в конечном итоге действительно оказывались выгодными, Датч не стал возражать против двухдневной задержки.

- Будет время разобраться, почему барахлит морозильная установка в трюме, - решил он.

- Ага! А заодно выяснить отношения с техконтролем, - напомнил Рек, отлично понимая, что со строптивым агрегатом предстоит сражаться ему. - Они до сих пор ждут - не дождутся, когда ты к ним явишься.

Датч пожал плечами, не собираясь отмахиваться от очевидного факта. Он действительно откладывал "на потом" проблему с техконтролем, мотивируя это тем, что надо на всякий случай быть рядом с передатчиком корабля, пока Рек бегает неизвестно где, улаживая проблемы с Братством.

- Утром займемся и тем и другим, - рассудил капитан "Медузы". И повернулся к На-Ле. - Выключай пульт. Поздно уже.

Кадийка нажала несколько кнопок, далеких от выключения.

- На-Ла!

- Щас!

Датч вздохнул - и обесточил весь кокпит.

- Ну я же запомнить не успела!! - заорала возмущенная На-Ла.

Капитан молча смотрел на нее, не собираясь вступать в полемику. Кадийка смирилась, вылезла с кресла и поплелась на выход.

- Эй, погоди! - вскочил ей вслед Рек.

Но кадийка, угадав его мысли, сорвалась с места и помчалась куда-то. Через минуту Рек вернулся с разочарованным видом и плюхнулся в кресло.

- Что, На-ла успела-таки занять душ? - поинтересовался Датч, листая грузовые декларации.

- Вот всегда так! - пожаловался Рек. - Даже ты не изобретешь способа выжить На-Лу из душа раньше, чем через полтора часа.

- Брось! Пусть ребенок балуется, - не отрываясь от бумаг, успокоил его Датч. - А то вернулась бы и начала канючить, что пока ты в душе, она может еще пятнадцать минут за компом посидеть.

Но На-Ла появилась в кокпите минуты через две.

- У меня трусы кончились! - заявила она громогласно, вытаскивая что-то белое из кармана. - Вот: последние порвались!

Братья как по команде отвернулись носами к обзорному стеклу и замахали на нее руками.

- Все понятно, На-Ла! - уверил ее Рек.

- Понятно, купим, - поддержал Датч, милостиво разрешив: - Можешь не показывать.

На-Ла пожала плечами, сунула белую тряпку обратно в карман и пошла из кокпита, недоумевая: что она такое особенное сделала? Она же не на себе пришла их демонстрировать, а культурно принесла в кармане...

***

Встав раньше всех, Рек быстренько позавтракал, после чего два часа разбирал и собирал по винтикам все узлы и вспомогательные части морозильной установки, занимающей четвёртую часть их трюма. Чтобы под конец убедиться: причину температурных скачков надо искать не здесь. Сидя на пустом ящике из-под пива перед герметичной дверью установки и жуя зубочистку, второй пилот (и техник по совместительству) раздумывал, стоит ли продолжать в том же духе. Или лучше оставить все как есть. По крайней мере, пока им не попался груз, требующий соблюдения температурного режима. И тут снизошло озарение: а что, если где-то барахлят трансформаторы? С этой счастливой мыслью Рек вскочил, выплюнул зубочистку и помчался наверх, за сетевым тестером.

Капитан "Медузы" застал своего второго пилота висящим вниз головой в люке силовой шахты. Снаружи торчали только подошвы его ботинок.

- Как дела? - поинтересовался Датч, отодвигая люковую заслонку и заглядывая в полутемный лаз.

- Нашел! - раздалось снизу.

Ботинки исчезли в шахте. Потом раздался скрежет, позвякивание, шуршание и кряхтение. И наконец из люка показалась физиономия младшего Дагварда. Красная, мокрая, перемазанная - но вполне довольная.

- Во! - объявил он, водружая на край люка семикилограммовый трансформатор. - Сейчас заменю весь блок - и порядок. Тут на корпус пробило.

- Я иду в город, - напомнил Датч. - Разберусь с техконтролем и загляну в банк.

Капитан собрался уже уйти, как вдруг Река осенило (воистину, день идей!).

- Стой! Ты все равно мимо магазинов пойдешь. Купи На-Ле трусов.

Датч остановился, сверху вниз обозрев торчащего из дыры в полу брата.

- Как ты это себе представляешь? - Датч остановился и вся его поза выражала оскорблённую невинность.

- А что? - не понял Рек.

- Вот я! в капитанской форме! - и пойду покупать женские трусы.

- Так ты одень джинсы... - без задней мысли предложил младший Дагвард.

- Некогда мне переодеваться! - категорично отрезал старший, устремляясь к выходу.

- А мне есть когда! - возмутился ему вслед Рек. Но брат уже скрылся из видимости. - Вот всегда так.

Выбравшись из шахты, Рек приладил на место люк, отодвинул к стене снятый трансформатор и пошел, на ходу расстегивая перепачканную робу.

- Можно подумать, мне не надо переодеваться, - проворчал он, сворачивая в душевую.

Очередная попытка убедить Датча заняться покупкой женского нижнего белья привычно провалилась. Впрочем, смыв с себя разводы корабельной смазки и переодевшись, Рек пришел к выводу, что так будет даже лучше. Он уже окосел от ползания в брюхе корабля. Самое время прогуляться.

Проблема с покупкой нижнего белья для На-Лы вставала не так уж часто (потому что покупалось сразу много и с запасом). Отправлять ее саму в магазин было еще хуже, чем посылать туда Датча. Капитан Дагвард просто отнекивался и не шел, находя кучу уважительных причин. По своей инициативе он был способен покупать На-Ле только верхнюю одежду, причем в уже отягощающем кадийкин шкаф изобилии. А На-Лу они один раз отправили в магазин... Кадийка исчезла на несколько часов, благодаря чему "Медузе" пришлось задержать вылет. Братья обшарили все ближайшие отделы женской одежды, но там На-Лу даже не видели. Под конец она явилась сама. Оказалось, что все это время она проторчала в компьютерном отделе, где выбрала-таки наконец жутко дорогущий прибамбас величиной с кулак, способный по ее словам сильно облегчить жизнь на корабле. Неделю после этого На-Ла потратила на попытки адаптировать прибамбас к системам "Медузы". Под конец Датч озверел, отобрал у нее прибамбас и закинул в техшкаф, где он благополучно лежит и поныне.

***

Пробродив около часа и набив сумку всем, что по его мнению могло понадобиться На-Ле, Рек возвращался на корабль, когда одинокая женская фигура привлекла его внимание. Дама (иначе ее не назовешь) стояла на галерее над причальными доками, изящно отставив ножку на высоком каблучке. Рек узнал ее почти сразу. Даже удивился, что вот так просто узнал, через несколько лет.

Ева! Ева Фличер.

Он подошел. Зачем? Этого он и сам не ведал.

- Здравствуй, Ева!

Она обернулась, нахмурив тонкие брови. И тут же лицо ее из недовольного сделалось удивленным.

- Рек?

Он кивнул. Словно ее слова нуждались в подтверждении. И почувствовал себя дураком. Зачем было ее окликать? Что сказать дальше?

Она сменила удивленное выражение на выжидающее. Рек всегда поражался, на сколько быстро меняется ее лицо. Такое же, как пять... нет, шесть лет назад. Почти шесть. Хотя, это неважно. Она совсем не изменилась.

- Я шел мимо, - оправдался Рек. - Увидел тебя. Тебя невозможно не узнать.

- Правда? - Теперь она улыбнулась. - А ты стал другим... Откуда ты здесь?

Рек неопределенно кивнул в сторону летного поля.

- Мы здесь с братом. У нас свой корабль. Как дела у твоего банкира? - спросил он, не успев самого себя осадить.

Она разочарованно усмехнулась. Но ответила.

- Мы разошлись два года назад.

Рек увел взгляд в сторону, чтобы не смотреть ей в глаза.

- Меня это не удивляет, - признался он.

- А ты все еще на него злишься? - удивилась Ева. - Бедный Рек! Или ты злишься на меня? Прошло столько времени...

- Нет, - солгал Рек. - Просто я долго вычислял: чем этот парень был лучше меня? И вспомнил: у него были деньги.

- Он сделал мне предложение, - напомнила Ева. - А ты - нет.

Рек не собирался сдаваться.

- Просто я прагматично смотрю на вещи. Ты бы за меня не вышла. Мне было нечего тебе предложить, кроме своего полицейского жалования.

- А сейчас? - Она улыбнулась, хотя в улыбке была изрядная доля скептицизма.

- А сейчас у меня нет и этого, - признался Рек. - Зато есть пара новых шрамов и репутация законченного психа. Устроит?

Она повернулась к нему совсем и заглянула ему в глаза.

- Ты и тогда был законченным психом. Это меня устраивало.

- Значит, если я сейчас предложу тебе стать моей женой, ты согласишься?

- Нет, конечно, - ответила она и тонкая улыбка скользнула по её красиво очерченным губам. - Но мне будет приятно.

Рек отвернулся, бросил сумку под ограждение и облокотился на парапет, окружающий галерею. Эта женщина привлекала его сейчас так же сильно, как и тогда. Ему казалось, что все прошло и не вернется. Столько всего было между тем их коротким романом и этой встречей... Но вот, достаточно было Еве появиться и заговорить с ним - и он понял, что обманывал себя. Ничего не прошло. Даже если она еще сотню раз оставит его ради денег, карьеры, спокойной жизни. Можно ли винить ее в этом? Она - женщина. Ей нужно нечто большее, чем его зарплата полицейского или космический корабль в качестве единственного жилища или перспектива жены, вечно ждущей мотающегося по космосу мужа. А изменить свою жизнь он не мог и не хотел. Может, когда-нибудь... Но это вряд ли.

- Ты была права тогда, - признал он. - Мне нечего было дать тебе. И сейчас нечего. Просто я люблю тебя. Думал, что разлюбил. Но вот увидел - и все вернулось.

Она мягко коснулась его плеча. Рек вздрогнул и обернулся. Она стояла совсем близко, почти вплотную.

- Ты никогда не говорил ничего подобного.

- Я был мальчишкой. Считал, что подобные признания - чушь. Что ты только посмеешься. Разве взрослые люди говорят такие вещи? Они говорят: "Я хочу тебя" - и этого достаточно.

- Но сейчас ты так не считаешь?

- Я изменился, Ева. - Рек снова посмотрел на летное поле, раскинувшееся у их ног, уставленное космическими кораблями всех видов. - Мне уже все равно, что обо мне думают. А смех - не самое страшное, что приходится переживать...

Она шагнула к парапету и тоже посмотрела на летное поле.

- Который из них твой?

Рек покачал головой, не глядя на нее.

- Отсюда его не видно. Но если хочешь, - он снова повернулся к ней и внимательно посмотрел прямо в глаза, - я могу показать тебе. Если пойдешь...

На этот раз она отвела взгляд, спрятав ореховые глаза под густыми ресницами. И качнула пышной прической.

- Я здесь с мужем.

Почему-то он сразу подумал: "Конечно! Я так и знал!". Но от этого не стало приятнее.

- Очередной банкир? - Он сам удивился той степени горечи, что вылилась в эти два слова.

- Нет! - Ева тут же взглянула на него, позволив язвительной улыбке чуть скривить идеально подкрашенные влажной помадой губы. - Промышленник. Очень богатый, - упредила она очередной вопрос Река.

Теперь ее глаза светились вызовом. Совсем как тогда, шесть лет назад. Когда они только познакомились. Ева действительно не изменилась. Но возможно, изменился Рек. Потому что не принял ее вызов. Вместо этого он подобрал с земли сумку и закинул лямку на плечо.

- Я рад за тебя, Ева, - сказал он спокойно. - Надеюсь, теперь ты по настоящему счастлива.

Ева кивнула.

- Надеюсь, ты тоже, - сказала она. И улыбнулась.

***

Датч расставил по клетчатой доске белые и черные фигурки.

- Что-нибудь случилось? - спросил он, не поднимая головы.

Рек уже минут десять расхаживал по кают-компании туда-сюда. А вчера вечером вообще вернулся сам не свой, вручил На-Ле сумку с покупками и, отмахнувшись от всех расспросов, улез чинить трансформаторный блок.

- У Златова новые проблемы? - предположил Датч.

- Нет, - неохотно ответил Рек. Но потом перестал бродить из стороны в сторону и сел на диван напротив. - Я вчера встретил одну старую знакомую, - признался он.

Датч вопросительно поднял бровь. Но Рек снова ушел в размышления.

- Твоя очередь играть белыми, - напомнил старший Дагвард.

Младший рассеянно передвинул первую попавшуюся пешку.

- Я видел Еву, - сказал он наконец.

Датч внимательно посмотрел на брата.

- Интересно, - признался он. - Об этой Еве я за пять лет слышал от тебя десять слов. И половина из них - повторение ее имени.

Рек спрятал нос в ворот мохнатого белого свитера и некоторое время сосредоточенно разглядывал шахматную доску. Потом поднял голову.

- Вряд ли я могу рассказать о ней что-то связное, - решил он. - И вообще, разве кто-то на свете способен рассказать связно о своей первой любви?

- Не знаю, - честно признался Датч. - А это действительно была любовь?

- Только не смейся! - предупредил Рек.

- Да я серьезен, как на маневрах, - без улыбки сообщил Датч.

- Вот тогда и рассуди, что это было, - решил младший Дагвард. - Только мне придется начать не с Евы.

Датч передвинул фигуру и посмотрел на брата.

***

- Сколько тебе лет?

- Двадцать три.

- Мне нужны люди поопытнее.

- Я работал испытателем на полигоне и знаю, как устроены эти железные штуковины с электронными мозгами, - спокойно сказал Рек. - Если понадобится - обойдусь без вас.

Сказано было негромко, к тому же жилистый и подвижный комиссар уже устремился куда-то, перестав интересоваться новичком. Он мгновенно вернулся обратно.

- Что ты сказал?

Гектор Ледермен переменил свое решение и предпочел взять Река себе в напарники.

- Я буду спокойней спать, если парень вроде тебя будет под присмотром, - категорично заявил он.

Рек без возражений сел за управление тяжелого полицейского флаера и они помчались по искусственным улицам марсианской столицы.

- Ты действительно работал испытателем?

Рек кивнул, на полной скорости плавно огибая круглое здание-колонну, которое всем своим массивом держало свод крыши, громко именуемой здесь "небом". Центральные марсианские улицы достаточно широки, чтобы двигаться по ним в четыре полосы. И почти по всей своей протяженности оставляют много свободного пространства между поверхностью и "небом" для движения летающих объектов. Сложно только на перекрестках, потому что все боковые проходы - это скорее многоэтажные тоннели в толще города. Чтобы попасть на нужный уровень, надо взлететь и не промахнуться мимо своего "этажа". Иначе придется двигаться до следующего перекрестка. Соображения дорожной безопасности предписывают пилотам не поворачивать в обратную сторону и не менять своей полосы внутри тоннеля.

На Марсе всевозможные флаеры и ховеры почти целиком вытесняли обычный наземный транспорт. Слишком много времени надо потратить на то, чтобы взобраться с одного уровня на другой по сети сложных заездов и спусков. Марсианские города изначально строились настолько компактно, что колонистам пришлось ввести особые правила, которые предписывали оставлять определенное количество пространства и обеспечивать таким образом достаточное количество воздуха, чтобы человеческие существа могли обходиться без кислородных баллонов. Для этого же предпочтение отдавалось машинам с мощными фильтрами или вообще на электромоторах. А вентиляционные шахты, которые тянулись по всей толще городов и сходились у комплексов по переработке марсианской атмосферы, добавляли хитростей в это царство человеческого рационализма и фантазии.

Запутанные улицы и сложносоставные переезды из одного квартала в другой, как объемный лабиринт, притягивали именно кажущимся отсутствием логики. На самом деле логика была и Рек с Датчем быстро разобрались в ней, чем гордились очень сильно. Уже через месяц житья на Марсе юные Дагварды руководили собственными родителями на улицах, всегда безошибочно указывая, в какой именно проход надо двигаться чтобы попасть к тому или иному магазину, станции общественного транспорта и множеству подобных полезных объектов. Спустя тринадцать лет, ведя полицейский флаер, Рек совершенно машинально следовал по назначенному маршруту, не заглядывая в мелькавшие на экране сбоку знаки и предупреждения. Для него в этом не было необходимости.

- Смотри, куда летишь, - потребовал его новый командир минут через пять, убедившись, что Рек игнорирует автопилот. - Не надо доказывать мне, какой ты крутой.

Рек удивленно покосился на начальника.

- Я не доказываю. Это очень простой маршрут.

- Простой?!

Рек подумал, что вероятнее всего, инспектор Ледермен недавно на Марсе и еще не привык к тому, как здесь все просто. Поэтому решил пояснить.

- Если улица идет под сорок пять градусов влево и вверх, значит, через три километра она выведет на горизонтальный штрек.

- И что? - уже с некоторым интересом спросил его новый начальник.

- Воздуховоды здесь по правую руку, если считать от центра. - Для убедительности Рек указал куда-то на другую сторону улицы. - Значит, мы летим по направлению движения воздуха. Мимо двадцатого проезда не промахнемся. - Рек пожал плечами. - Это же очевидно.

Ледермен покачал головой.

- Грамотный! И долго ты тренировался?

- В чем?

- В езде по городу.

Рек пожал плечами в очередной раз.

- Да я еще в детстве понял, что здесь все подчиняется схеме вентиляции.

Гектор Ледермен не стал тогда признаваться, что все равно ничего не понял. Но про себя твердо решил изучить эту самую схему и докопаться до логики своего молодого помощника.

Двадцатый проезд кишел народом и транспортом по всей своей протяженности. Многоуровневую схему движения поддерживали свисающие со сводчатого "неба" автоматические регулировщики всех видов, начиная от обычных световых и кончая инфракрасными, подающими сигналы прямо в электронные мозги автопилотов проносящихся мимо машин. Рек уверенно завел флаер в нужный поток, не прозевав освободившееся всего на мгновение окошко для маневра. Полицейские машины могли использовать пустые воздушные коридоры, предназначенные для ремонтных бригад и другой обслуживающей город техники. Узкие, ничем конкретно не ограниченные воздушные эшелоны, поддерживались свободными только благодаря инфракрасным сигналам регулировщиков, бдительно следящих за тем, чтобы необходимое на случай чрезвычайных ситуаций пространство оставалось свободными.

Рек не стал пользоваться правом полицейской машины на свободный коридор. Вместо этого он нырнул в общий поток - и почти сразу опустил флаер перед нужным домом. Ледермен кивнул, оценив его искусство вождения и умение ориентироваться.

Около магазина столпился народ. Полицейские пытались разогнать зевак, но получалось плохо. По всему тротуару валялись пластиковые бутылки. Рек подхватил одну.

- Минерализованная вода из Беретского источника, - прочитал он этикетку. - Хорошая вода.

Ледермен, размахивая полицейским значком, наконец заставил прохожих расступиться и пропустить их с Реком к самому магазину.

- Что тут у вас? - спросил он у одного из полицейских оцепления.

- Хаос. Вышло из строя с десяток автоматов с напитками. Устроили настоящий обстрел. Несколько человек получили легкие травмы. Хозяин магазина рвет на себе волосы и кричит об убытках.

- Легкие травмы, - повторил Рек. - Заедет жестяной банкой по голове - будет тогда "легкая травма".

Полицейский покосился на него.

- Ладно - заедет. Большую часть товара тут же растащили. Кто-то крикнул, что магазин разорился и бесплатно выбрасывает продукцию. Народ и набежал.

- Понятно, - кивнул инспектор Ледермен. - Пойдемте внутрь, поговорим с хозяином. Надеюсь, эти автоматы отключили и больше они не станут ничем кидаться.

Магазин в тот день оказался лишь началом. Настоящий хаос разразился, когда вдоль одной из центральных улиц вышли из строя автоматические регулировщики движения. Не отключились совсем, а начали подавать самые неожиданные и противоречивые команды. Умение Река ориентироваться в городе и виртуозно водить флаер, оказалось весьма кстати. Им удалось предотвратить часть возможных аварий, провести за собой подкрепление в виде целой бригады машин, отключить всю электронику и по старинке, с помощью портативных инфракрасных указателей из арсенала местной дорожной инспекции, навести порядок.

Возвращаясь в конце смены в Управление, Ледермен пребывал в мрачном настроении, что было совершенно неудивительно.

- Никак не можем застать этого мерзавца на месте преступления, - сказал он, недовольно глядя перед собой.

- Того, кто перепрограммирует автоматы? - уточнил Рек.

- Бегает какая-то дрянь по городу... Возможно, их целая группа, - продолжил Ледермен. - Это началось пару недель назад. И чем дальше - тем больше. Магазины - меньшее из бед.

- Я знаю, - проговорил Рек, обращаясь скорее к самому себе, чем к инспектору.

Ледермен посмотрел на него. Спрашивать ничего не стал. Он уже получил досье на Ричарда Дагварда и знал, почему Рек пришел работать в полицию.

- А зачем им бегать по городу? - вдруг спросил Рек. - Они могли давно все сделать.

- О чем ты?

Рек объяснил пришедшую в его голову мысль. Гектор Ледермен крепко задумался. Версия Река выглядела весьма правдоподобно. И хуже всего, если это действительно так - впереди можно предвидеть еще очень много неприятностей.

- Так можно уничтожить все население Марса, - признал инспектор. - С другой стороны, если бы у кого-то была такая идея, все можно сделать гораздо проще. Например, перекрыть все воздушные тоннели, или послать в автоматические станции по переработке атмосферы сигнал пропустить какой-нибудь ядовитый газ. Это проще и быстрее, чем ломать машины. Значит, цель скорее - посеять панику, а не уничтожить.

Идея о том, что существует некий вирус, который постепенно выводит из строя технику, показалась в Управлении вполне логичной. Полицейские программисты посидели над проблемой, покопались в остатках тех автоматов, что уже вышли из строя, почти ничего не нашли, но склонны были признать, что следы некой программы имеются. Вероятнее всего, она самоликвидируется после того, как технику удается отключить. Масштабы возможных последствий могли оказаться грандиозными для такой замкнутой системы, которой являлся Марс. Программисты предположили, что необходимо срочно заняться перепрограммированием всего, в чем потенциально хватает электронных мозгов для внедрения вируса. Ледермена откомандировали обсудить предложение на самом верху, то есть, с мэром. Рек тогда ездил с ним.

- Вы представляете себе масштабы того, что предлагаете? - ответил мэр, выслушав инспектора Гектора Ледермена.

- Я представляю себе масштабы того, что может произойти, если мы этого не сделаем, - ответил инспектор.

- Нет! Вы ничего не представляете, - возразил мэр. - Все города Марса связаны между собой. У нас общая компьютерная сеть. Сколько нужно вашим программистам, чтобы обнаружить и уничтожить вирус?

Ледермен подумал немного и вынужден был честно признаться:

- Несколько дней, возможно, неделя. Мы не знаем, с чем имеем дело.

- Вот именно! - воскликнул мэр.

У Река, присутствующего при этом разговоре, создалось впечатление, что они зря теряют время.

- Неделя! - продолжил мэр. - Вы предлагаете отключить электронику. Попробуйте хоть представить себе последствия. Остановить все автоматические линии производства, движение транспорта, закрыть космопорт... Это все равно, что отрезать все население от системы жизнеобеспечения. Это вы предлагаете?

- Я понимаю, что закрыть космопорт и на некоторое время перейти на ручной режим работы - очень сложно, - согласился Ледермен. - Да, экономика пострадает. Да, будет много недовольных. Но если этого не сделать, экономика может совсем развалиться.

- Чушь! - Мэр наконец вышел из себя. - Это всего лишь ваши предположения. Если два или три раза техника вышла из строя - это еще не означает диверсию. У вас есть доказательства, что эти случаи связаны между собой? Нет! Знаете, что скажут люди? Они скажут: полиция не умеет работать, поэтому выдумывает проблемы всепланетного масштаба. Вы можете сказать мне, дать стопроцентную гарантию, что вирус действительно существует?

Ледермен покачал головой.

- Нет. Такую гарантию я дать не могу. Но будет хуже...

- Будет хуже, если я послушаю вас и соглашусь с вашими идеями. Несколько автоматов вышли из строя! И это - ваши основания для того, чтобы все мы ударились в панику?

Ледермен тоже постепенно выходил из себя.

- Господин мэр! Оцените и вы, что произойдет, если вирус действительно существует. Одно дело, когда автомат по продаже хот-догов начнет кидаться в прохожих сосисками и поливать их кетчупом. И совсем другое, когда вирус полностью завладеет основными коммуникациями города. Несколько дней назад колонна автоматических грузовиков разрушила два дома в предместье. Вчера на двадцатом проезде произошла авария: столкнулись несколько десятков машин. Потому, что инфракрасные регулировщики стали неправильно подавать сигналы. Вы правильно сказали: если отключить все линии производства, остановить работу космопорта, перекрыть движение транспорта - будет катастрофа. Но что вы предпочитаете: управляемое отключение, которым можно руководить, или бесконтрольный выход из строя, когда никто не сможет предсказать, в какой момент и где именно вся наша хваленая техника пойдет против людей?

- Это - всего лишь предположения, - не сдался мэр. - Или найдите мне доказательства существования вашего неуловимого вируса, или просто постарайтесь работать более расторопно.

Взбешенный Ледермен, когда они возвращались в Управление, выругался на "болванов, которые не видят дальше своего носа". Но потом совладал со своим горячим темпераментом и стал думать.

- Надо искать, какими путями могли внедрить вирус, - сказал он наконец.

И Рек, повинуясь его приказу, свернул в Центральное Диспетчерское Бюро Марса. Где они с инспектором узнали новое имя: Огвест Бремер.

Полгода назад он работал программистом, а теперь директор крупнейшего на Марсе металлоперерабатывающего, полностью автоматизированного завода.

- Он что, миллионер с причудами? - искренне удивился Рек. - В свободное время подрабатывает программированием автоматов с газировкой?

- Нет, конечно, - охотно объяснил молодому помощнику Ледермен. - Банальная история, хотя может и не совсем банальная. Его отец был владельцем этого завода, но у него был длительный конфликт со своим единственным сыном Огвестом Бремером. Он полностью отказал ему в какой-либо помощи, хотя был очень богат, и этот Бремер-младший перебивался подработками программистом в разных компаниях. В конце концов старый Бремер скончался и завод достался сыну в наследство. Это вовсе не секретная информация. Первым делом Огвест Бремер уволил директора, посчитав, что у него и самого хватит опыта руководить таким делом. Так что теперь он является и владельцем и единственным директором завода.

Когда они вернулись в Управление, инспектора Ледермена уже ждали.

- Вот что, - сказал он Реку тогда. - У меня сейчас ответственное совещание. Поезжай-ка ты на завод этого Бремера. Поговори с ним, послушай. Может, парень что полезное скажет. Ну и присмотрись там свежим взглядом. Мало ли что интересное заметишь. Кстати, на этом его заводе пока все тихо, никаких происшествий. Так что заодно предупредишь человека о возможной диверсии.

Рек кивнул. На третий день работы в полиции он уже получил самостоятельное задание.

***

Завод Бремера был не самым крупным на Марсе. Зато единственным полностью компьютеризированным и автоматизированным. Весь технический персонал, обслуживающий "марсианское чудо", состоял из трех десятков ремонтников, нескольких диспетчеров и программистов, самого директора и его секретарши. Пока Рек шел через крытую территорию к Главному корпусу, он столкнулся всего с тремя людьми, два из которых оказались такими же посетителями, как и он сам. Зато успел вдоволь насмотреться на самую разнообразную технику.

- Выглядит внушительно, - сказал он симпатичной секретарше с волосами цвета спелого каштана.

Девушка посмотрела на него строго и нажала кнопку связи с боссом.

- Мистер Бремер. К вам посетитель. Из полиции.

Реку показалось, что красивая секретарша при слове "полиция" глянула на него неодобрительно. Словно принадлежность к данной службе не делала ему чести.

- Проходите, - скомандовала секретарша, нажав другую кнопку.

Дверь в кабинет директора открылась.

- Большое спасибо! - Рек шагнул в сторону кабинета. - У вас шикарные волосы, - сказал он напоследок просто так, чтобы хоть немного отвлечь девицу от слишком уж серьезного настроения. Получилось или нет - разбираться было некогда.

- Чем я могу помочь полиции? - спросил человек за массивным столом, едва только Рек шагнул в его кабинет.

- Лейтенант Дагвард, - представился Рек вместо ответа, на ходу вынимая из кармана жетон и демонстрируя его директору. - Вы - Огвест Бремер?

- Да.

Рек остановился у края стола.

- Присаживайтесь, - предложил хозяин кабинета.

Рек не спеша сел, вытянув ноги. Отец всегда говорил, что солидный и уверенный человек не будет с порога выпаливать все, что хочет сказать. Он будет действовать не спеша, не боясь пауз, с чувством собственного достоинства. Самое время потренироваться.

- Вы работали программистом в Диспетчерском Бюро, несколько месяцев назад? - медленно спросил он, разглядывая директора завода.

Мистер Бремер пожал плечами, не собираясь отрицать очевидный факт.

- Да. Я уволился примерно пол года назад. А в чем дело? Видите ли, - директор изобразил на лице стандартную улыбку занятого начальника. - У меня на двенадцать часов назначена встреча в Мэрии.

- Понимаю, - Рек кивнул, не собираясь торопиться. Тем более, что по его часам было всего десять. - Я не задержу вас надолго. В городе происходят некоторые события, о которых вы должны были уже слышать.

Мистер Бремер внимательнейшим образом смотрел на него. Прямо весь превратился в знак вопроса: что же там произошло?

- Выходят из строя автоматы, машины начинают совершать непредсказуемые действия. Есть подозрение, что в сеть запустили некий вирус, который может активизироваться постепенно и выводить из строя все больше и больше техники.

- Это очень интересно, - признался Бремер. - Я что-то слышал о беспорядках в городе, но без подробностей. Простите, - он развел руками. - У меня много дел и мало времени на то, чтобы выслушивать подробности абсолютно всех городских событий.

- И на вашем заводе ничего за последнее время не произошло? - вроде бы удивился Рек.

- Думаю, что если бы произошло, полиция узнала бы об этом в первую очередь. Так что конкретно интересует именно вас?

Рек решил перейти к делу, потому что пока никакие его наблюдения не помогали.

- По официальной версии вирус могли внедрить некоторое время назад. Поскольку вы специалист по установке программ, мы решили обратиться к вам как к эксперту. Как по вашему можно было сделать что-то подобное и кто бы потенциально мог это сделать?

- Понятия не имею! - отрезал мистер Бремер. - Видите ли, э... лейтенант, я подрабатывал установщиком программ, но я не специалист по их составлению. К тому же, в последнее время я был очень занят налаживанием нескольких новых линий здесь, на заводе. И у меня решительно не было ни времени, ни сил, думать о чем-то кроме этого.

Рек разочарованно почесал подбородок.

- Жаль! - признался он. - Мы на вас очень надеялись.

- Мне тоже очень жаль, - кивнул Бремер.

Рек быстро соображал, что бы такое еще спросить, потому что хозяин кабинета явно намекал на окончание аудиенции, а возвращаться в Управление без ничего Реку не хотелось. Все-таки первое задание.

- Можно посмотреть на ваше производство? - спросил он, почти ожидая, что Бремер удивится столь странному любопытству.

Но директор удивляться не стал. Вместо этого он вызвал свою серьезную секретаршу.

- Мисс Фличер! Будьте добры, покажите нашему гостю все, что он пожелает увидеть. У нас мало людей, - повернулся он к Реку. - Сейчас все специалисты заняты. Но мисс Фличер в курсе наших новых технологий. В общих чертах она сможет ответить на все ваши вопросы.

Рек посмотрел на спокойное лицо мисс Фличер и как-то само собой понял, что секретарша не испытывает восторга по поводу этого поручения. Но не собирается спорить с шефом.

- Пойдемте, - снова скомандовала она, поворачиваясь спиной к молодому полицейскому.

Она подхватила какую-то кожаную папку со столика и направилась по коридору так решительно, словно шествовала по своему собственному делу и лейтенант Рек Дагвард ее совершенно не интересовал. Осталось пойти следом, по ходу разглядывая ее стройные ножки, как минимум на три четверти видные из под юбки. Рек поймался на этом созерцании, мысленно напомнил себе, что любоваться конечностями мисс Фличер не входит в его задачу и прибавил шагу. Чтобы поравняться с секретаршей и, во-первых, напомнить ей о себе, во-вторых, убрать все отвлекающие предметы из поля зрения. Дойдя до лифта, девица притормозила и обернулась к нему.

- Что вы хотите?

- В каком смысле? - не понял Рек.

- Шеф сказал, что я должна показать вам производство. Что конкретно вас интересует?

- А что вы имеете против полиции? - спросил Рек, потому что ничего конкретного на ее вопрос ответить не мог.

Она поджала губы и перестала скрывать свое недовольство.

- Вы приходите к людям, отрываете их от дела ради каких-то своих домыслов и подозрений. Кому это нравится?

Рек потер за ухом, пытаясь придумать достойный ответ. Ему не приходилось сильно теряться в разговоре с девчонками, когда он учился в Академии. Но эта особа была слишком непохожа на тех девчонок. Она выглядела настоящей женщиной, взрослой и слишком независимой. Смотрела на него прямо и требовательно. И, вероятно, не слишком высоко оценивала его умственные способности. К сожалению, это у себя за рулем флаера Рек был асом и мог ровным счетом ничего из себя не строить и никому не доказывать. А здесь, на этом заводе, асом была секретарша Бремера. Ну, может быть, не асом. Но она работала здесь давно и знала о своей работе гораздо больше, чем Рек о своей. Потому что работала секретаршей еще при старом директоре, а Рек стал полицейским ровно три дня назад. И теперь лейтенант Дагвард очень не хотел выглядеть неопытным мальчишкой (которым, собственно, и был) и очень хотел произвести впечатление (пусть даже сам и не осознавал этого желания).

- Я думаю, полицейскому приходится быть подозрительным, - сказал он наконец. - Для того, чтобы вовремя защитить простых людей от опасности.

"Ну высказался! - обсмеял он сам себя. - Защитник человечества!"

Мисс Бремер смотрела на него так, будто ничего более умного и не ожидала.

- Так что вы хотите посмотреть? - повторила она свой вопрос. И добавила совершенно уничтожающе: - Кроме моих ног.

- Не знаю! - резко ответил Рек, решив, что церемониться с этой особой не стоит, потому что она тоже не склонна с ним церемониться. - Я же не разбираюсь в том, как должно выглядеть это ваше образцовое производство. Вы здесь лучше ориентируетесь. Вот и покажите мне, что самое главное на вашем заводе.

Она скептически улыбнулась и нажала наконец кнопку лифта.

Из всей старательно прочитанной ему лекции о пользе подобных производств и о рациональности их устройства Рек понял только, что машины здесь "поумнее некоторых людей и уж подавно менее опасны". В основном в залах, по которым его водила мисс Фличер, было шумно и приходилось кричать, чтобы услышать друг друга. Лишь оказавшись в обширной диспетчерской, к несказанному облегчению Река, стало относительно тихо. Это помещение было предназначено для людей и поэтому снабжено хорошей звукоизоляцией. Рек подавил в себе желание потрясти головой и зевнуть, чтобы избавиться от неприятного чувства заложенности в ушах. А еще он заметил, что на пульте валяются переговорные устройства с радионаушниками.

- Ваши техники, прежде чем лезть в этот хаос, надевают это? - спросил он, беря в руки одно устройство.

- Разумеется, - признала мисс Фличер. - Им ведь надо переговариваться друг с другом. И не смотрите на меня так. Я не держу подобные вещи перед дверью в кабинет директора.

- Уверен, сюда можно было спуститься на этом вашем лифте прямо из того коридора, - не сдался Рек.

В диспетчерскую вошел парень в оранжевом комбинезоне техника.

- Привет, Ева! - поздоровался он с секретаршей.

Девушка кивнула. Парень покосился на Река, взял что-то из-под пульта и вышел.

- Красивое имя, - заметил Рек.

Мисс Ева Фличер посмотрела на него недовольно.

- Я думала, что вам будет интереснее почувствовать здешнюю атмосферу.

- Ради того, чтобы поиздеваться надо мной, вы готовы подвергать ваш собственный слух таким испытаниям? - удивился Рек.

- Что еще вы хотите увидеть? - вместо ответа потребовала девушка.

- Что-нибудь, где не так грохочет. Надеюсь, на вашем заводе имеются подобные места?

Она кивнула и, не прикоснувшись к переговорным устройствам, вышла из диспетчерской. Рек вздохнул, потрогал ухо и направился вслед за ней. Минут через десять лифт доставил их на самый нижний этаж комплекса.

- Это - склады готовой продукции. - Ева Фличер обвела рукой пространство вокруг себя.

Здесь действительно было тише. Только где-то в отдалении пыхтели и стучали погрузчики.

- Милое местечко, - кивнул Рек с одобрением. - В самый раз, чтобы поговорить о деле.

Она изобразила искреннее удивление.

- Ради того, чтобы поговорить, можно было не расхаживать по всему заводу.

- Ну, мне так было интереснее. Во всяком случае, я оценил масштабы вашего производства. - Рек разглядывал штабеля металлической арматуры, будто они его действительно заинтересовали.

Ева Фличер ждала. И все ее нетерпение сказывалось в легком постукивании узеньким носком туфли по полу.

- Как вы относились к прежнему директору? - спросил наконец Рек.

- Хорошо.

Лаконичный ответ. Но Рек решил на нем не останавливаться.

- Новый лучше или хуже?

Она чуть дернула плечом.

- Не могу сказать. Они достаточно разные.

- Но и тот и другой регулярно платят вам зарплату? Это главное?

- Что вы можете знать о главном? - вскинулась вдруг она.

- Так расскажите мне о том, чего я не знаю.

- Это не ваше дело! Вы интересуетесь производством, хотя вам лично от этого нет никакой пользы. Теперь вы пытаетесь вмешаться в чужую личную жизнь. А на самом деле вам надо знать, кто придумал вирус, с которым вы не в состоянии справиться.

Рек буквально вцепился в нее взглядом.

- Откуда вы знаете про вирус? Или у вас практикуется подслушивание разговоров своего шефа с его посетителями?

Ева посмотрела на него ошарашено. Но тут же призвала весь свой хоть небольшой, но продуктивный опыт общения с посетителями автоматизированного завода. И в очередной раз этот опыт ее выручил.

- Разумеется, мистер Бремер интересуется тем, что творится в городе. Мы обсуждали с ним эту тему.

Рек прикусил язык и проглотил следующий вопрос, который тут же пришел ему в голову. Как мистер Бремер мог обсуждать вопрос о вирусе со своей секретаршей, когда рабочая версия полиции об этом самом вирусе появилась меньше двух суток назад? Неужели ему удалось совершенно случайно ухватиться за ниточку, которая может привести к развязке этого запутанного в немыслимые узлы дела? Или это случайность? Мало ли, откуда на самом деле этот Бремер, или его секретарша могли узнать о существовании вируса. Хоть от мэра. Но логика тут же подсказала Реку, что сразу после встречи с мэром инспектор Ледермен отправил его на завод. И директор завода был на своем рабочем месте. Не успел бы он за столь короткий срок повидаться с мэром и узнать новости. А может, мэр ему позвонил? Зачем?

- Вас что-то еще интересует?

Голос Евы Фличер вывел его из раздумий. Девушке, видимо, надоело ждать, пока он сосредоточится и найдет достойный ответ. Или придумает новый вопрос.

- Пока ничего, - к ее несказанному облегчению проговорил лейтенант Дагвард. - Я и так слишком вас задержал.

В любом случае, решил он про себя, прежде чем расспрашивать дальше, надо посоветоваться с Ледерменом. Будет хуже, если он спугнет этих людей и заставит совершать какие-нибудь непредсказуемые действия. Тут у Река вполне хватило благоразумия, чтобы понять, что у него слишком мало опыта в подобных делах и один он не в состоянии правильно оценить то, что узнал таким вот неожиданным образом.

- Если у вас случится что-нибудь непредвиденное - сообщите в полицию, - сказал он напоследок. - Нам важна любая информация, которая может помочь следствию.

Получилось вполне стандартно, почти как в полицейских боевиках. Рек поспешил в Управление, очень надеясь застать там своего начальника и поделиться с ним своими подозрениями.

***

Так получилось, что вновь попасть на завод Бремера Реку пришлось лишь через три недели. События, связанные с вышедшей из повиновения техникой, стали развиваться с такой быстротой, что полиция буквально сбивалась с ног, чтобы сохранить в городе хоть какой-то порядок. Этого мало: эпидемия "машинного бешенства" перекинулась на другие города Марса. Началось то, что впоследствии получило официальное название "Война роботов". Неточное и не соответствующее сути, оно закрепилось, как закрепляются множество подобных словесных ярлыков в памяти обывателей. Для полиции же "Война роботов" осталась "Делом в,,- 783-11-01". Именно под таким заголовком оно хранилось и поныне в полицейских архивах Марсианской колонии.

Владелец автоматического металлоперерабатывающего завода мистер Огвест Бремер оказался слишком неприступный для того, чтобы можно было его в чем-то обвинить и предположения Река просто "взяли на заметку", что само по себе ровным счетом ничего не означало.

Мобильные отряды полиции вынуждены были сутками, сменяя друг друга, выезжать и сражаться с самыми разнообразными агрегатами. Иногда машины просто расстреливали специальными капсулами с особо корозийным веществом, потому что подобраться к ним более мирным способом не удавалось. В закрытых городах Марса невозможно было применение настоящей артиллерии, гранатометов и тому подобного. Слишком сильна была опасность повредить воздуховоды, купол или еще какие-нибудь жизненно важные объекты. Поэтому пришлось пользоваться едкими веществами, которые при точном попадании в считанные минуты выводили из строя двигатели и ходовые части механизмов. Тут нашел применение еще один талант Река - его снайперские способности, отмеченные в Академии особой наградой. Вместе с другими снайперами Рек колесил по городу, вооруженный устройством типа базуки и увешанный капсулами-зарядами. Под это все полагался химически непроницаемый комбинезон и бронежилет, превращающие охоту на машины еще и в отличное средство для сбрасывания лишнего веса. При чем даже для тех, у кого, подобно Реку, лишнего веса в помине не было.

Не обошлось и без курьезов, хотя смешными они не были. В городе появились группировки, громко именующие себя "защитниками роботов", "друзьями машин" и тому подобным. Некоторые из них были откровенно хулиганскими, потому что устраивать разборки и тащить под шумок все, что плохо лежит, людям вполне свойственно. Но были и такие идеологи, которые на полном серьезе стали утверждать, что "благодаря человеку машины обрели разум, и как разумные существа - они захотели свободы". С этими было особенно тяжко иметь дело, потому что они буквально пикетировали продвижение мобильных отрядов. У Река осталось неприятное впечатление от всех этих "борцов за свободу машин", чаще орущих из толпы дурацкие лозунги и кидающих камнями в снайперов, а иногда и открыто бросавшихся на людей с химическими "базуками" с целью отобрать оружие. Иногда ему казалось, что весь Марс вдруг разом сошел с ума. Но большинство напуганных людей и не думали о "свободе машин", а лишь хотели, чтобы все это как можно быстрее прекратилось. И Рек наравне с другими старался сделать все, что было в его силах.

В одно утро ему позвонил Ледермен и сказал, что возникла необходимость посетить старого знакомого.

- Все ниточки сходятся на том программисте, который вдруг с блеском стал директором завода.

- Огвест Бремер? - Рек кивнул, усилено протирая глаза. Ему не столько хотелось спать, потому что отряды придерживались строгого расписания и от бойцов требовалось, чтобы они регулярно не менее восьми часов спали. Просто накопилась усталость.

- Я собираюсь послать кого-нибудь к нему...

- Хорошо, я съезжу, - не дослушав, тут же решил Рек. - Только скажи, что мне надо делать. А то с базукой в руке я чувствую себя более умным, чем когда пытаюсь вести расследование.

- Если уж ты сам вызвался, - в голосе Ледермена слышалась неуверенность. - Впрочем, так будет даже лучше. Просто посмотришь, не изменилось ли чего. У тебя там, кажется, наметилась знакомая?

- Ага! Пышноволосая красотка, которая только и делала, что сажала меня в лужу.

- Вот и поговори с ней. Уверен, она будет не против поболтать с шикарным парнем вроде тебя.

Рек поморщился.

- Не уверен, - честно признался он, не поддаваясь на шуточку. - По моему, я не в ее вкусе.

Тон инспектора сделался серьезным.

- Просто поговори с ней. Ну, и может быть, с Бремером, если он тебя примет. Мисс Фличер может случайно что-нибудь сболтнуть. Я так понял, она не слишком хорошо умеет держать язычок за зубами. Разведай, не случалось ли чего нового на заводе. И еще, Рек! - Ледермен сделался еще серьезнее. - Никуда не лезь, даже если что-то заметишь.

- Понял, - кивнул Рек, будто Ледермен мог видеть его кивок через аппарат аудиосвязи. - Просто съезжу и поговорю. У меня как раз выходной.

- Мы смотрим за ним в оба, - добавил Ледермен. - Так что любое его телодвижение будет против него.

- Ты меня успокаиваешь? - Рек подумал, что уже не помнит, на каком этапе перешел с начальником на "ты". - Я не боюсь. С машинами сражаться страшнее, чем наносить визиты директорам заводов.

Через двадцать минут Рек ехал в своем служебном флаере в сторону Северного предместья. И думал, что ему даже льстит, что инспектор Ледермен не повел расследование в обход своего помощника, несмотря на то, что Рек уже полторы недели как перешел в другое подразделение.

***

Первой, с кем Рек столкнулся, приехав на завод, оказалась секретарша Бремера Ева Фличер.

- А я опять к вам! - разведя руки, словно собираясь ее обнять, объявил Рек. Он заранее решил вести себя так, будто две недели назад они расстались наилучшими друзьями.

Девушка на всякий случай чуть посторонилась и посмотрела на него с неодобрением.

- Я надеялась, что вы наконец-то оставите нас в покое, - призналась она.

- Ни в коем случае! - Рек сделал серьезное лицо. - На вашем заводе так тихо, - признался он.

Ева Фличер посмотрела на него совершенно уничижающе. Коридор, по которому они шли, не выходил к автоматизированным цехам. Здесь действительно было тихо. Но сказать о всем заводе "здесь тихо" - означало совершенно беспардонно и нагло солгать.

- У вас никакие машины не пытаются нападать на людей, - решил объяснить Рек.

- Надеюсь, это лишний раз доказывает, что мы не имеем к вашему машинному бунту никакого отношения, - отрезала Ева Фличер.

- Лично я так не думаю. - Рек сунул руки в карманы, словно этот жест должен был придать ему независимости.

- Что вы имеете в виду? - удивилась девушка, наконец-то почтив его своим взглядом.

- То, что у вас ничего не происходит, может доказывать совсем обратное, - заявил Рек, не глядя в ее сторону. - В прошлый раз вы оговорились, что знаете о существовании вируса, при чем от своего шефа. Хотя ваш шеф за двадцать минут до этого уверял меня, что он ровным счетом ничего ни о каких вирусах не слышал. Вы хорошо разбираетесь в программах, мисс Фличер?

Он остановился и посмотрел на нее. Секретарша мистера Бремера тоже остановилась и тоже смотрела, при чем с нескрываемым изумлением.

- Вы хотите сказать, что подозреваете меня? - Она тряхнула яркими каштановыми кудрями, словно прогоняя навязчивую мысль. - Какая чушь! И для этого вы сюда явились?

Рек продолжал серьезно на нее смотреть.

- У меня есть свое предположение на этот счет, - медленно и не слишком громко проговорил он. - Согласитесь, что ваша осведомленность выглядит, мягко говоря, подозрительно.

- В тот раз я сказала вам правду, - поспешила заверить его мисс Фличер. - Мы действительно говорили о вирусе с мистером Бремером. Как раз перед вашим приходом.

- Значит, я должен подозревать мистера Бремера?

Она глянула на него совершенно уничтожающе.

- Если уж в вашем Управлении смогли додуматься до того, что причиной всех бед стал вирус, то тем более, до того же самого мог додуматься человек, который сам является программистом.

Рек скептически пожал плечами.

- Ну и что? - переспросил он.

- Как это - что? - изумилась мисс Фличер. - Мистер Бремер догадался о существовании вируса задолго до того, как эта версия появилась у полиции.

- Да понял я! - отмахнулся Рек. - Но ваш директор соврал мне в глаза, что знать ничего не знает.

Девушка, кажется, уже кипела негодованием, но на этот раз не смогла сразу найти ответ на его вопрос. Сказать, что директор завода просто не хотел связываться с полицией, было явно недостаточно, а ничего другого в голову не приходило.

- Вы действительно так горячо поддерживаете нового директора? - спросил Рек, не дожидаясь ответа. - Или все же старый вам нравился больше?

- Это принципиальный вопрос? - удивилась мисс Фличер. - Разве это имеет отношение к делу?

- Допустим, имеет. И не отговаривайтесь тем, что это - ваша личная жизнь.

- Но это действительно моя личная жизнь, - заявила Ева Фличер, почувствовав себя немного более уверенно, потому что разговор ушел в сторону от предполагаемого вранья директора и знания или не знания о вирусе. - Почему это вас так интересует?

- Потому, что вы мне нравитесь, - вдруг сказал Рек.

Она фыркнула и посмотрела в сторону. Потом взгляд ее вернулся к Реку, но был полон скептицизма, если не сказать, презрения.

- Это что, полицейский ход? Рассчитываете, что я растаю и сразу выложу вам все, что вас интересует?

- А есть что выкладывать? - невинно поинтересовался Рек.

Она резко отвернулась и пошла по коридору.

- Полицейский! - Брошено было как ругательство.

Рек в два шага нагнал ее и пошел рядом.

- Не обижайтесь, - примирительно предложил он. - Я сказал то, что думал. Вы действительно мне нравитесь. И мне стало интересно, чем может привлекать такой странный и... немолодой человек, как этот Бремер. Деньгами? Связями?

- Вы ничего в этом не понимаете, - заявила она. - Возможно, вы слишком молоды, чтобы разбираться в том, почему мужчина может нравиться женщине.

- Еще скажите, что у вас роман и вы влюблены в директора. Ни за что не поверю.

- Если бы вы не были полицейским, я бы вас ударила, - пообещала мисс Фличер. - Но вашему ведомству привычно копаться в чужой личной жизни. Но я не стану говорить на эту тему.

- Ваше право, - признал Рек. - Меня больше интересует не ваше личное отношение к директору завода. Я хочу понять, почему вы заведомо готовы отрицать саму мысль о его причастности к перепрограммированию автоматики в городе.

- Почему я должна поддерживать вашу бредовую идею о том, что мистер Бремер стоит за всеми этими беспорядками?

- Беспорядками? - Рек вдруг схватил ее за руку и повернул к себе. - В городе полный хаос, машины нападают на людей, на заводе вашего Бремера тишь да гладь, а вы полагаете, что у меня нет оснований удивляться вашей стойкой верности своему директору? Вам не приходилось сталкиваться с грузовиком, который вдруг погнался бы за вами вместе со всеми своими тоннами веса?

- В ваших словах отсутствует логика, - призналась Ева Фличер. - И мы уже пришли. - Она высвободила свою руку. - Если кто-то поддерживает у себя на производстве порядок - это не означает, что он злоумышленник. Мой шеф - программист. И он в состоянии уследить за тем, что у него делается. Что же до моей личной к нему привязанности... Ее нет. Просто он мой директор. И было бы странно, если бы я считала его негодяем или преступником и продолжала при этом у него работать.

Секретарша мистера Бремера нажала кнопку вызова на своем столе.

- Мистер Бремер. К вам лейтенант Дагвард.

Рек отвернулся от нее, молча проследовав в открывшуюся дверь кабинета.

***

Разговор с Бремером занял не меньше получаса. Покинув кабинет директора и не обнаружив в приемной секретарши, Рек прошел к лифту. Кабина путешествовала где-то далеко. Рек нажал вызов.

И стал думать: не сильно ли он напугал директора этого "миленького заводика"? Да он и не пугал. Во всяком случае, специально не пугал. Само как-то получилось. Вдохновение снизошло...

Но разве это не странно, что на таком огромном предприятии работают всего два программиста? При чем, один (судя по отчетам) уже три месяца в отпуске по болезни. А на втором висит большая часть оборудования основных цехов.

Рек так и не понял, каким образом это обстоятельство проглядели его коллеги из Управления. А Бремер, глазом не моргнув, сослался на то, что наследство получил недавно и не успел еще за всем проследить. Чушь! Как может директор завода "не проследить" за самым главным? Ну, допустим, Бремер сказал правду. Тогда почему до сих пор эпидемия "машинного бешенства" не добралась до его машин?

"Вот сыщик выискался! - в который раз повторил себе Рек. - Может, я просто очень сильно хочу что-то найти и поэтому вижу то, чего нет?". Он глубоко вздохнул и постарался успокоиться. Но неприятное чувство не проходило. То ли он действительно что-то проглядел, пока демонстрировал директору свои аналитические способности, то ли стыдно было, что разговор закончился едва ли не на повышенных тонах. Отличная реклама Полицейскому Управлению! Можно подумать, что именно без его грубости на копов еще не вешают всех дохлых собак Марса. Мальчишка...

Но ведь Бремер действительно испугался! Не просто разозлился. Не просто пришел в раздражение от того, что ему смеет предъявлять претензии какой-то там лейтенант Дагвард - "без году неделя" полицейский. Рек постарался представить себе лицо директора и понять, что именно убедило его в том, что он ходит так близко к разгадке, что этого мистера Бремера озноб прошибает. Что? Взгляд? Напряжение? Да, к концу Бремер сидел прямой, как палка. И смотрел такими глазами, что Река самого едва озноб не прошиб. Но говорить Бремер продолжал вполне вежливо. Только под конец высказался:

- Вы говорите так, будто готовы предъявить мне обвинение!

- Я? - тут же выпалил Рек. - Что вы. Я слишком маленькая фигура. Рядовой коп. Думаю, будет солиднее, если обвинение вам предъявит начальник Полицейского Управления. Уверен, он согласится с моим мнением, после того, как я введу его в курс дела.

Последние две фразы не стоило произносить. Но Рек не успел вовремя вспомнить наставление своего родителя, который говорил: "Никогда не обещай ничего людям, если не уверен в том, что действительно это сделаешь".

Рек решил, что лучше всего будет обсудить все свои "ляпы" с Ледерменом. Но для этого нужно побыстрее вернуться в Управление. Тут только он обратил внимание на то, что лифт до сих пор стоит где-то в недрах завода. И секретарша, как на зло, тоже куда-то делась. Ну не торчать же здесь, перед лифтовой дверью, вечно. Может, лифт вообще сломался.

Рек не был уверен, что в состоянии точно повторить путь по бесчисленным коридорам. Но потом вспомнил, что в первый свой визит выходил к еще одной лифтовой площадке, через ближайшую техническую галерею.

Он вышел на огороженную дорожку над огромным пространством машинного зала. Если это можно было назвать залом. Скорее, это походило на город механизмов, тянущийся на сколько хватало взгляда. Все пыхтело и грохотало. Поскольку не надо было защищать ничьи уши, уровню шума тут никто не уделял внимания. Станки и машины работали, подчиняясь строго заданной программе, по проходам сновали погрузчики, тягачи, еще что-то большое и железное, пыхтящее и страшное в своей бездумной подчиненности общему ритму. Рек чувствовал, как дрожь помимо воли пробежала по его телу, но не мог оторваться от созерцания простирающегося от самых его ног машинного царства. Ни одного человека не было видно. Это казалось закономерным. Сама идея присутствия живой плоти среди металлических и пластиковых рук, колес, подъемных стрел, лебедок, кранов казалась абсурдной. Механизмы не заметят, разорвут, растопчут любого, кто посмеет ступить на целиком и полностью отданную в их власть территорию.

Рек качнул головой, подумав, что ему не нравится хозяин всего этого. Каким извращенным умом нужно обладать, чтобы гордиться и приходить в восторг от кишащего металлического водоворота, способного, как казалось Реку, поглотить все живое на своем пути? И только стены завода удерживают эту массу в относительном повиновении. Но какие стены способны удержать миллионы тонн сокрушительного металла? Если металлический поток затопит улицы марсианского города, через несколько часов на поверхности не останется ни одного дышащего и способного чувствовать боль существа из плоти и крови.

Бортик галереи был чуть выше его колен. Рек посмотрел вниз, вдоль стены. Прямо под его ногами промчались открытые вагоны, наполненные до верху дымящимся шлаком. Волна горячего воздуха хлынула в лицо Реку. Ниже, в каком-то метре от того уровня, на котором он стоял, блестел высоковольтный рельс. Идущие почти вплотную к стене вагоны скользили по этому рельсу коротенькими боковыми пантографами. Самым разумным было отойти от края и перестать разглядывать то, что творится внизу. Что Рек наконец и собрался сделать.

Сильный удар в спину бросил его через перила. Рек взмахнул руками, почти по кошачьи извернувшись и успел вцепиться в какой-то идущий вдоль стены кабель. Чудо! Высоковольтный рельс остался метром выше. Рек уцепился покрепче, сделал попытку опереться о стену ногами. Ботинки соскользнули с гладкой поверхности. Повернув голову, Рек увидел, как прямо на него мчится головной вагон очередного состава с шлаком. Бросив взгляд вниз, Рек заставил себя оттолкнуться от стены. Он упал, распластавшись между направляющими рельсами как раз вовремя. Головной вагон промчался над ним. Вжимаясь всем телом в бетонную поверхность, Рек не смел даже вздрагивать. Волны горячего воздуха прокатывались через его спину. По ушам, словно молотом, бил металлический грохот. Но оторвать руки от поверхности и прикрыть ими уши Рек был не в силах.

Потом, в спокойной обстановке, Рек понял, что безумное решение спрыгнуть вниз было единственно верным. Выкарабкаться наверх было практически невозможно, потому что над головой маячила только одна опора - ничем не изолированный высоковольтный рельс. А останься Рек висеть на стене, идущий почти вплотную головной вагон сорвал бы его, или размазал по всему пути своего следования. Но лежа между направляющих и всем телом чувствуя, как проносится над ним многотонная махина, груженая раскаленным шлаком, Рек был совершенно не в состоянии думать. Только вжиматься в горячую поверхность бетона, цепляясь за нее и в страхе ожидая, что неожиданный выступ в днище вагона сорвет его и потащит всей своей нечеловеческой силой.

Он не сразу понял, что грохотать стало меньше, потому что почти оглох от грохота. Очень трудно было заставить себя открыть глаза. Еще труднее - повернуть голову и оглядеться. Следующий состав только входил в поворот зала. Рек поднялся и побежал между направляющих, словно собирался догнать предыдущий состав. Узенькая техническая лесенка шла вдоль стены наверх. Рек уцепился за нее и полез, впопыхах срываясь и соскальзывая. Он успел вылезти обратно на галерею, когда новый состав с шлаком загрохотал мимо. Рек отполз от края. И наткнулся на ноги в изящных туфельках.

- Вы живы?! Вы не ранены?! С вами все в порядке?!

Вопросы показались ему неуместными, но выдавить из себя достойный ответ Рек был не в силах. Поэтому просто приподнялся и сел.

- Ужас какой! - Ева опустилась рядом с ним на колени. - Я так испугалась!

Лицо ее показалось Реку бесцветной маской в обрамлении темных волос. Ева действительно была смертельно испугана. Хотя легче от этого не становилось. Рек постарался справиться с дрожью и на всякий случай еще немного отодвинулся от края.

- У вас кровь... Я позову кого-нибудь.

Рек остановил ее, схватив за руку.

- Нет... Все... хорошо. - Он сунул вторую руку в карман и достал платок.

Из носу действительно шла кровь, но похоже, это было единственным повреждением. Если не считать утихающей помаленьку дрожи, он чувствовал себя вполне сносно.

- Не надо, - сказал он наконец более членораздельно. - Я цел.

Она смотрела расширенными темными глазами, как Рек, сидя на полу, прижимает к носу платок. Дагварду стало почему-то неудобно, что он сидит тут как дурак, а эта девица ползает рядом с ним на коленях.

- Я видела, - сказала вдруг Ева Фличер. - Вас толкнул механический уборщик. Их тут много ездит.

Час от часу не легче! Рек оставил в покое нос и, с некоторым трудом (по причине слабости в коленках) встал на ноги. Протянул руку Еве.

- Мне надо ехать в Управление, - решил он вслух.

- Вам надо зайти в медпункт, - не согласилась секретарша мистера Бремера.

Рек огляделся, но ни одного уборщика, по счастью, поблизости не увидел.

- Со мной все в порядке. Я лучше пойду.

Неосознанное желание покинуть поскорее этот ужасный завод было на столько сильным, что Рек почти выбежал наружу, придирчиво проверил, не копался ли кто в его флаере, влез на водительское место и до самого Управления ни разу не включил автопилот. Глупость, конечно. Даже если кому-то очень захотелось от него избавиться, рисковать перепрограммировать полицейскую машину не стали бы. Разбейся Рек в лепешку - то, что называют "черным ящиком" уцелеет и полиция в десять минут разберется, что была подстроена диверсия. А его официальный визит на завод точно укажет направление, по которому нужно искать злоумышленников. Но Реку в тот момент было не до логики.

Ева, оставшись одна, тут же направилась к своему начальнику. Пережитый страх толкал ее на поиска логического объяснения тому, что только что произошло на ее глазах.

- Я видела... - начала было она. Но мистер Бремер перебил ее, даже не дослушав.

- Ну вот! Полиции не нравится, что на моем заводе ничего не происходит?

Затем он долго доказывал Еве, что полицейский сам нарушил технику безопасности. Никто не заставлял его подходить так близко к краю. А еще мистер Бремер громко сокрушался по поводу странного поведения автоматического уборщика и сетовал на то, что теперь есть все основания полагать, что эпидемия машинного бешенства достигла и его производства. И почему-то в этом мистер Бремер винил прежде всего полицию.

Ева Была удивлена. Ни разу до этого ее начальник не вел себя так агрессивно и не орал на нее, доказывая свою непричастность. При чем, она, Ева, его ни в чем и не обвиняла. Девушка заставила себя выслушать все обвинительные речи молча. Но про себя подумала, что уже не так уверена в правильности своей оценки работы полиции.

- Ну, ты успокоилась? - требовательно спросил ее директор производства, закончив свою обвинительную речь.

- Да, почти, - ответила Ева. - Все в порядке. Я просто испугалась. Все хорошо.

А хорошо ли? На этот вопрос она твердо вознамерилась найти ответ своими силами.

***

Ледермена в Управлении не было, а ни с кем другим Рек не был готов делиться тем, что произошло. Поэтому он отдал флаер техникам, посоветовал (на всякий случай) проверить автопилот. А сам уехал домой. Разглядывая в зеркале ванной несколько синяков на руках и груди, Рек решил, что ему очень не нравится завод Бремера. И если директор этого жуткого, по мнению Река, заведения хоть в чем-то замешан, то ему не поздоровится. Это Рек ему заочно и от всей души пообещал.

Звонок в дверь застал его в тот момент, когда, утомленный переживаниями и размышлениями, Рек едва успел задремать.

- Да ну вас!.. - буркнул Рек, заворачиваясь в плед и твердо решив не открывать.

Из Управления ему бы позвонили. Посетить его одинокую квартирку мог только хозяин дома. Или кто-то из соседей решил одолжить луковицу.

- В магазин надо ходить, - посоветовал Рек, закрывая глаза.

В дверь позвонили настойчивее. Рек укрыл голову пледом. Кто бы ни был за дверью, он ничего не дождется.

Звонок теперь звонил не переставая. Рек озверел, вскочил с дивана и кинулся, как был, в одних штанах, в прихожую.

- Убью! - пообещал он, возясь с замком.

За дверью стояла Ева собственной персоной. Рек остолбенел, не веря своим глазам. И так и остался стоять на пороге, во все глаза смотря на секретаршу мистера Бремера. А она смотрела на него, логично ожидая, что Рек либо спросит, зачем она пришла, либо просто впустит в квартиру. Но Рек не двигался. Сколько бы он так простоял - трудно сказать. Но, поняв, что с него мало толку, девушка заговорила сама.

- Можно мне войти?

Рек опомнился и торопливо отстранился, давая ей дорогу.

- Я узнала ваш адрес по Городской Справке. Мне надо с вами поговорить.

- Ну, проходите, - нашелся наконец Рек (хотя она и так уже вошла). Краем глаза он увидел свою долговязую фигуру в обтрепанных домашних штанах, отраженную в не слишком чистом зеркале. - Я сейчас переоденусь.

Он скользнул в спальню, на ходу отыскивая части своего разбросанного в расстройстве костюма. Через пару минут он вернулся в гостиную. Ева сидела на стуле, напряженно выпрямив спину и сжимая руками лежащую на коленях сумочку.

- Я принесла вам это, - она протянула ему небольшой черный предмет.

Стандартная коробочка для переноски записывающих устройств. Рек покрутил ее в руке и посмотрел на Еву.

- Что это?

- После того, как вы ушли, шеф повел себя так странно... - девушка раскрыла сумочку и достала носовой платок. - Он кричал, что полиция виновата в том, что и на его заводе появились взбесившиеся роботы. В общем, мне это показалось странным и я, после того, как он ушел, немного покопалась в его файлах. По моему, это, - она кивнула на коробочку в руках Река, - поможет вам разобраться, что происходит. Это часть программы.

Рек кивнул.

- Я не программист, - признался он. - Если это действительно часть программы, мне надо отвезти это в полицию.

Ева встрепенулась.

- Вы должны меня спрятать! - выдала она.

Рек посмотрел на девушку выжидающе. Она пожала плечами.

- Ну вы же понимаете, что шеф сразу обнаружит, что кто-то копался в его компьютере. А кроме меня никто не может просто так зайти в его кабинет. Я боюсь! - Голос ее скорее был требовательный, чем испуганный. - Он знает, где я живу и сразу же меня отыщет.

Рек кивнул.

- Поедемте со мной.

- Нет! - Ева решительно мотнула каштановыми кудрями. - Я боюсь выходить на улицу.

- Ну хорошо, - Рек оглянулся. - Оставайтесь здесь. Вряд ли ваш шеф догадается, что вы пошли ко мне на квартиру, а не в полицию.

Он тут же сорвался с места, подхватывая на ходу ключи от машины и куртку.

- Я закрою вас снаружи. Никому не открывайте.

Ева внимательно его слушала и кивала. Рек отыскал в карманах телефон и сунул ей в руки.

- Если будет надо - я позвоню вам вот на этот телефон. От того трубку не берите, - он ткнул в сторону стоящего на столе аппарата. - Проголодаетесь - холодильник на кухне.

Оставив девушку в своей тесной квартирке, Рек тщательно запер дверь и помчался через три ступеньки в подземный гараж. Если Ева действительно раздобыла что-то ценное - лучше, чтобы это как можно скорее увидел Ледермен.

***

Несколько дней, пока полицейские программисты разбирались с той информацией, которую принесла Реку Ева Фличер, девушка пряталась у него на квартире.

Она оказалась милой девушкой, Рек - покладистым парнем. И у них нашлись общие темы для разговоров и общие интересы для совместного времяпрепровождения.

К сожалению, не все в мире было так же идеально. Рек допустил ошибку, не сообщив сразу о том, что произошло с ним на заводе. Мистер Бремер успел хорошо подготовиться к возможному визиту полицейских. Арестовать его сразу не удалось. Потом было финальное сражение на заводе Бремера, которое оказалось практически последним в Войне Роботов. А затем целых два месяца Рек был абсолютно счастливым полицейским. Дело, разумеется, было не в наградах, которые он получил за участие в ликвидации бунта машин. Дело было в Еве Фличер и их счастливом романе. Но потом Ева встретила другого, более преуспевающего человека и ушла. Рек никогда ни с кем не обсуждал это событие. Ссылался лишь на то, что зарплата полицейского, даже вместе со всеми наградными (которые подозрительно быстро кончились), не могла обеспечить достойную жизнь такой женщине, как Ева. Она вышла замуж за банкира, имя которого Рек демонстративно запамятовал. А дальнейшие приключения, которые знаменовали его службу в полиции, заметно поистерли и ослабили впечатление от этого короткого романа. Рек только удивился, как легко вернулись именно эти воспоминания, едва он увидел женщину, которую, как ему казалось, уже давно забыл. Постарался забыть...

***

- Прибыл груз от вашего Златова, - сообщила На-Ла.

Датч поднялся.

- Пошли. А то еще сутки здесь простоим, - объявил он.

Обсуждать первую любовь Река было некогда. Да и незачем.