Литература и жизнь        
Поиск по сайту
Пользовательского поиска
На Главную
Современная публицистика
Роман "Созвездие Близнецов"
Зарисовки прошлого и настоящего
Библиотека
История Европы и Америки XIX-XX вв
Как мы делали этот сайт
Форум и Гостевая
Полезные ссылки

НазадСодержаниеВперёд

Глава 12. О Кади, вегах и других странных созданиях вселенной

Капитан Да-Лан-Хакау, или попросту Ха-Лан, уже сутки пыталась связаться с отцом, но прямая связь не работала, а диспетчерская Кади отвечала, что стратег Да-Кау отбыл вместе с флотом. Куда - секретная информация. Ха-Лан припугнула своим кодом допуска. Кадийский флот отличался абсолютно безбашенными пилотами и абсолютно педантичными диспетчерами. Поэтому диспетчер не испугался. Но снизошел до объяснения: связь может прослушиваться. Тогда Ха-Лан решила не толкаться в закрытые ворота и полететь туда, где по ее мнению скорее можно было узнать, куда девалась отборная кадийская эскадра вместе со своим главнокомандующим.

- Я доберусь за сутки, - пообещала она Датчу. - Так что ждите вестей.

Теперь ее кораблик, отдалённо напоминающий формой гигантского лесного клопа, мчался со всей возможной скоростью. Ха-Лан возвышалась перед пультом, не отходя от него, словно поставив своей целью продемонстрировать насколько Кади выносливы, и могут не есть и не спать сутками. Не то, чтобы она волновалась, но отсутствие эскадры там, где она должна быть, могло означать что угодно вплоть до объявления войны Эльдории. Ха-Лан очень надеялась, что Эльдория здесь ни при чем.

- Я могу подежурить и разбудить тебя, если понадобится, - предложил ей Алекс, пытаясь отстоять права сильного пола. Но Ха-Лан только качнула головой, не соглашаясь.

Она командовала, потому что была капитаном. Она была капитаном, потому что заслужила это звание. Но тут можно проследить очень сложную связь. Ха-Лан не стала бы одним из лучших капитаном, если бы у нее не было папы-стратега. Но это вовсе не означает, что ее называли одной из лучших, чтобы подольститься к ее отцу. С ней действительно мало кто мог сравниться.

А дело было просто. На Кади женщины имеют счастливую возможность не прикасаться к оружию. Не потому, что им это категорически запрещается. А потому, что в этом нет необходимости. Мужчины Кади достаточно сильны и агрессивны, чтобы планета Кади не испытывала дефицита в защитниках. Поэтому встретить среди военных, или даже среди гражданской полиции женщину - огромная редкость. У женщин есть занятия поинтереснее и почище, чем гоняться за нарушителями общественного спокойствия, или водить военные машины.

На Кади все общество делится не на государства, а на кланы. Или то, что кадийцы подразумевают под кланами. Кадийские кланы, естественно, не замыкаются в границы каких-то определенных территорий. Почти каждый город-поселение на Кади (как правило, занимающий территорию, равную небольшой земной европейской стране) внутри себя самого делится на несколько частей. И каждый клан занимается тем, чем ему приходится заниматься испокон веков. Естественно, при такой преемственности не теряется ни одна полезная технология и не забывается ни один полезный секрет.

Самый малочисленный клан Кади - военные. Малочисленный, естественно, в сравнении с другими кланами Кади. Общее количество военных-кадийцев ничуть не меньше, чем военных-землян, или военных-эльдориан. Почему-то девочки в клане военных рождаются значительно реже, чем мальчики. Тем более, их очень ценят и берегут именно как будущих женщин. К примеру, в семье стратега Да-Кау из восьми детей только одна девочка. Младшая. Очень долгожданная. И поэтому, очень избалованная вниманием отца.

Да-Кау - крайне вспыльчивый, ужасно строгий и во всем категоричный (спросите у его сыновей - они горячо подтвердят) - позволял маленькой Ха-Лан почти все, что только она пожелает. И с раннего ее детства делал то, чего наверное, делать не стоило: часто брал ее с собой на верфи, военные корабли, в казармы и прочие военные объекты. Больше всех игрушек девочка обожала сидеть в пилотских креслах, или возиться среди деталей оружия и ремонтных инструментов. Естественно, ее любили все, кто ни видел. Естественно, ей ничего не угрожало, потому что все любящие ее военные - сослуживцы отца - считали своим долгом чести за ней присматривать и ее развлекать.

Когда ей было шесть, отец впервые взял ее в тренировочный полет на малом крейсере. В десять она уже могла дотянуться до всех кнопок пульта управления и жадно запоминала, что как и чем делается. В двенадцать Ха-Лан доказала на практике, что если отец не возьмется учить ее всерьез, она непременно попытается сама - и ничем хорошим это не кончится. Пришлось учить.

Никакой кадиец не может похвастаться, что начал летать с шести лет. Пусть даже с папой. Ха-Лан начала летать так рано и налетала такое немыслимое количество часов, что летный опыт любого ветерана побледнеет. Да еще папа помогал, от души предоставляя своему любимому ребенку любой корабль самой новейшей модели. Естественно, Ха-Лан стала асом. По другому просто быть не могло. Так что капитанское звание было ею получено вполне заслуженно.

К несказанному облегчению Ха-Лан флот обнаружился там, где она предполагала. Хотя встретили ее не слишком дружелюбно и долго перепроверяли коды допуска, прежде чем подпустить к флагману. Наконец Ха-Лан спрыгнула на темный металлический настил причального дока.

Стратег Да-Кау был всего чуть-чуть повыше своей рослой дочери, достаточно стройный для Кади его лет. Казалось странным, что он с легкостью таскает на себе сложносоставные "доспехи" стратега, которые шились из многослойной толстой кожи и щедро украшались металлом. Но Да-Кау вес доспехов не замечал и двигался в них стремительно - сказывалась многолетняя практика. С дочерью он поздоровался сухо, лишь на миг прижав кулак к груди и тут же отвернулся, получив ответный жест. Ха-Лан этим не смутилась. Она понимала, что ворвалась прямо на совещание и то, что стратег вообще отвлекся, чтобы приветствовать ее внезапное появление, говорило о весьма теплых чувствах между ними. И о том, что Да-Кау ждал дочь и хотел, чтобы она появилась. Поэтому Ха-Лан заняла привычное для себя место справа от отца и постаралась вникнуть в суть происходящего.

"Справа от отца" вовсе не означало, что она села. Да-Кау ходил вокруг горизонтального стенда с картами и Ха-Лан попросту пристроилась рядом и стала ходить с той же скоростью. То обстоятельство, что некоторым из присутствующих военачальников пришлось поминутно уступать ей дорогу, ее не волновало. Потому что "справа от отца" было ее законными местом.

- Планетарная защита у планеты "Счастье Человечества" слишком хороша, чтобы пробиться силами всего одной флотилии, - продолжил прерванную мысль один из военачальников.

Да-Кау остановился. Ха-Лан тоже.

- Кто сказал, что надо пробивать их планетарную защиту? - вопросил стратег. Ему не ответили. Тогда он продолжил: - Сам знаю. Это - гениальный план тех, кто видит войну только через экраны мониторов.

- Этот план утвердило наше правительство, - рискнул напомнить кто-то из заднего ряда.

Да-Кау стремительно повернулся и сделал шаг в ту сторону. Ха-Лан отлично вписалась в его маневр. Она с детства привыкла к неожиданным и порывистым движениям своего родителя.

- Для моей флотилии ни один план не будет приниматься через мою голову!

Гневный рявк подействовал безотказно. Все притихли и уставились на своего начальника. Да-Кау нетерпеливо прошелся вокруг карты, сопровождаемый безмолвной дочерью и выжидающими взглядами.

- Мы не станем бомбить "Счастье". Никакая планета не заслуживает уничтожения. А бой на орбите будет именно уничтожением. Мы выманим их флот в космос и будем сражаться, как воины, а не как трусливые скрабы.

Да-Кау не стал рассматривать, как и когда именно следует выманивать флот так называемого "Счастья". Это не входило в план сегодняшнего совета и он жестом отпустил присутствующих, отрезав этим всяческие попытки возражения.

Ха-Лан не торопилась делать вывод, что Кади уже вступил в войну с Полярным Блоком. Она, как всякий Кади из клана военных, придерживалась мнения, что если ты не заключил с потенциальным врагом мирный союз, значит надо заранее подготовить тактику и стратегию для борьбы с ним. Сейчас, когда Кади отказалась вступить в Полярный Блок, было самое время позаботиться о последствиях.

- Я ждал тебя на прошлой неделе, - повернулся к дочери стратег Да-Кау. - Что тебя задержало?

- Попросили помочь Дагварды, потом стратег Кай-Да-Хан поручил мне сопровождать посольский корабль к Земле. Ты не сообщал, что я тебе нужна.

Да-Кау не дал ей замаскировать начало объяснения.

- Что это за история со счастьевским крейсером? Почему Полярный Блок кричит о Кадийских диверсантах?

Ха-Лан на всякий случай отошла в другой конец стола, но удивленной прикидываться не стала.

- Помощник счастьевского вождя взял в заложники семью одного нашего знакомого. - В нескольких словах она пересказала отцу историю освобождения семьи Динко.

- И ты не нашла ничего лучше, как разнести половину их флагмана? - Честно говоря, Да-Кау был не так уж сильно возмущен. Ввязывать семью в политические интриги у Кадийских военных считалось крайним проявлением подлости. А наследственная отвага дочери не могла вызвать у Да-Кау ничего, кроме одобрения.

- Ну, не то, чтобы половину... - призналась Ха-Лан. Она ожидала большего гнева, но стратег Да-Кау кивнул, удовлетворенный объяснением. Тогда Ха-Лан решила спросить:

- Мы готовимся к войне?

Игнорировав вопрос дочери, стратег Да-Кау набрал на пульте комбинацию команд и появилась карта знакомого Ха-Лан сектора.

- Это - Шаблин Гвас.

- Знаю. Я обещала Датчу быть там через несколько дней.

- Зачем?

- Он собирается присмотреть, как пойдут переговоры между "Счастьем" и Эльдорией.

- Тогда у нас одни цели! - Да-Кау положил руку на плечо дочери. - Отправляйся туда. Я хочу знать, чем все это кончится, в числе первых. Надеюсь, твоя проделка с их флагманом не помешает?

Ха-Лан потерлась щекой о ладонь отца.

- Я возьму другой корабль, - пообещала она. - К тому же Датч может там ничего не опасаться. Шаблин Гвас - нейтральная планета. А все, что узнает он - узнаю и я.

***

Шаблин'гвас во всех реестрах значилась как "Планета Закатов". Это не было переводом ее названия, которое местные предпочли скрыть. Благодаря отраженному свету нескольких спутников здесь действительно были потрясающие закаты. По крайней мере, в той части планеты, которая была обжита.

Когда-то на Шаблин'гвас добывали галтцениум, из которого выделяли одну из его составных частей - трилений. Это соединение, близкое к металлическому, обладало очень высокой прочностью и служило внутренним покрытием гипердвигателей. Никакие сплавы не могли сравниться с этим веществом. В марсианской руде тирит тоже был трилений. Но очень мало. Да и добывать его было сложнее.

Когда галтцениум на Шаблин'гвас иссяк, планета пришла в упадок и теперь вольный перевод ее названия как "Планета Закатов" иногда произносили как "закат планеты". Местные с этим мирились. А для поддержания хоть какой-то экономики, стали форсировать развитие шоу-бизнеса: предоставляли всем желающим проводить на Шаблин'гвас деловые переговоры и встречи, а также вечеринки и отмечание дней рождения и пр. Если на планете больше ничего нет - приходится превращать жизнь в праздник.

- Двигатели отключены, - оповестил экипаж "Медузы" Рек.

- Здорово, что мы забронировали место на летном поле заранее! - весело высказала кадийка.

- Здорово, - согласился младший Дагвард. И добавил: - Если бы бесплатно.

Датч отстегнул ремни, потянулся и повертел кистями рук, разминая запястья. Заодно подумал, что На-Ла права: летное поле Помур'чики было уставлено кораблями только что не в два этажа. Вытребовать себе место для посадки, не позаботься они об этом заранее, было бы просто невозможно. Больше всего места занимали корабли сопровождения счастьевской и эльдорианской делегаций. С ними соперничали небольшие скоростные суда прессы и всех видов средств массовой информации, расцвеченные яркими и броскими логотипами своих контор. На всех антеннах и опорах космопорта пестрели разноцветные флажки, вымпелы и масса другой невообразимой мишуры, на которую были очень щедры местные жители, едва у них на Планете Закатов намечалось хоть мало-мальски значительное мероприятие.

- Прям праздник! - бросила На-Ла, развлекаясь с камерой наружного обзора, пока братья приводили в порядок приборы и готовили "Медузу" к разгрузке.

- Ага! Праздник. Особенно для любителей скупать брикеты "Люкс", - без улыбки прокомментировал Рек.

На-Ла фыркнула.

- А что? - переспросил ее второй пилот "Медузы". - Ты сама прикинь: сколько здесь кораблей и сколько они должны притащить этого... добра на планету.

Большинство кораблей земного изготовления, равно как и многие инопланетные, строились по принципу, который Рек однажды определил: "сам себе безотходное производство". Системы жизнеобеспечения проектировались с таким расчетом, чтобы как можно меньше стояла проблема с водой и проблема с уничтожением мусора. На "Медузе" к примеру, было два отдельных резервуара для питьевой и для технической воды. Пополнялся только питьевой. Техническая вода после использования (помыться, там, или еще что) проходила через несколько степеней очистки и возвращалась обратно в резервуар. Некоторых людей, мало представляющих себе устройство очистки на космическом корабле, шокировал тот факт, что в систему очистки выводились так же все жидкие составляющие из клозета. Они тоже очищались до состояния дистиллированной воды и пополняли технический резервуар.

Весь мусор на корабле, после того, как от него автоматически отделялись металлические частицы, сжигался в специальном мусоросборнике до золы и поступал в специальный отсек, куда отправлялись и все твердые частицы метаболизма и вся органика, остающаяся от фильтрации воды. Все, что уже не представляло ценность для астролетчиков, смешивалось, прессовалось, паковалось в герметичные пластиковые пакеты и получало официальное и громкое название - брикеты "Люкс". Эти самые брикеты охотно скупались населением колоний и планет с бедным гумусовым слоем почвы.

Не то, чтобы на Шаблин'гвас (или планете Закатов) стояла проблема с удобрением почвы, но относительно дешевые брикеты "Люкс" охотно скупали и здесь. А присутствие в космопорту большого количества кораблей говорило о том, что этих самых пресловутых брикетов должно быть привезено огромное количество.

- Давайте пройдемся, - предложил Рек Дагвард, когда все необходимые операции по разгрузке и регистрации были сделаны. - Посмотрим, что в городе делается.

Предложение было принято и экипаж "Медузы", оставив корабль на заботу охранной системы, погрузился в свежевыкрашенный серебристой краской флаер и направился к выезду из космопорта.

***

Несмотря на поздний час народу на улице города Помур'чики было много. Вечером в портовых городах на Планете Закатов жизнь только начиналась.

- За нами какой-то катер летит, - безразличным тоном сказал Рек, выворачивая из одного очень широкого и извилистого проулка на другой, еще более просторный и еще более зигзагообразный.

Датч оглянулся. Угадать, кого конкретно имеет в виду Рек, ему не удалось. Слишком много машин сновало по освещенной желтыми и лиловыми тонами улице.

Рек сбросил скорость, позволив длинному автобусу обогнать их флаер.

- Сейчас покажется, - пообещал он.

На-Ла перевесилась через спинку сидения, заглядывая через плечо Река на приборную доску. Младший Дагвард постучал по экрану заднего обзора:

- Вот он.

Оранжевый катер вынырнул из-за ребристого бока местного общественного транспорта с такой скоростью, с какой журналисты обычно спешат на пожар. И тут же тормознул, на пару мгновений поравнявшись с серебристым флаером Дагвардов. А потом умчался вперед.

- Вег! - убежденно заявила кадийка, продолжая свешиваться между передними сидениями. - Морда волосатая.

- Давно он за нами едет? - спросил Датч, задвигая На-Лу обратно на заднее сидение.

- Почти от самого И'Моку'чики.

- Раньше не мог сказать? - возмутился капитан. - За нами от самой столицы едет какой-то Вег, а ты помалкиваешь!

- Это важно? - удивился младший Дагвард.

Старший промолчал. Хотя по его мрачно-сосредоточенному лицу и без слов читался ответ на вопрос.

- Вон он, с твоей стороны. В другой ряд перестроился, - махнул рукой Рек. - Гонщик-перегонщик! Хоть бы на знаки смотрел...

Датч углядел наконец оранжевый флаер. И встретился взглядом со странным мохнатым существом. Существо оскалилось и крутануло штурвал, вклинившись между двумя машинами поменьше и оказавшись благодаря своему рискованному маневру почти вплотную к серебристому флаеру. Некоторое время Датч и Вег смотрели друг на друга. Для Вега играть в гляделки оказалось более опасно, чем для Датча, так как Датч не сидел за рулем. Рек воспользовался свободным пространством и прибавил скорости. Вег, не отрывая взгляда от старшего Дагварда, проделал то же - и едва не протаранил впереди идущую машину.

- По-моему, самое время разобраться, - заявил Рек, не уточняя, с чем конкретно он надумал разбираться. И свернул в открытую движению боковую улицу.

Овальные дома на планете Закатов строились на расстоянии друг от друга. Практически любое здание можно было облететь вокруг. Рек заложил крутой вираж и влетел между двух веселеньких построек, подсвеченных разноцветными фонарями и не менее разноцветным закатным небом. Боковая улица была гораздо более пустынная, чем та, с которой они свернули. Здесь можно было не бояться неожиданных маневров. Рек заставил флаер зависнуть в метре от поверхности, не глуша мотор и поджидая, когда покажется их преследователь. Он намеревался пристроиться к оранжевому катеру сзади и заставить сесть. Но Датч неожиданно откинул верх кабины.

- Вылезайте! Живо! - капитан Дагвард так категорично выпихнул Река с места водителя, что тому пришлось выпрыгнуть на тротуар. На-Лу Датч просто подхватил за одежду и высадил. И тут же рванул машину вверх, на ходу захлопывая дверцу.

Почти в тот же момент оранжевый катер промчался мимо того закоулка, в котором они прятались. Рек выбежал на улицу, но обе машины уже взлетели и исчезли за соседним домом.

- Вот псих! - Наградил брата Рек.

Странная вещь - воспоминания. Они приходят совершенно непредсказуемо, когда ты к ним не готов. И вдруг будят эмоции, которых ты совершенно от себя не ожидаешь. Отчаянное желание поддаться своим эмоциям крушит здравый смысл, как чугунный таран - ветхие стены. И вот ты уже летишь сломя голову, повторяя изгибы улиц, стремясь только к одному: догнать, рассеять, распылить на атомы ни для кого другого не примечательный флаер оранжевого цвета. Потому, что в нем сидит враг. А враг ли? Ну уж не друг - это точно.

Вег то и дело исчезал из поля зрения, прячась между построек. Датч прибавил скорости, стремясь не потерять его из виду. Заложил крутой вираж вокруг напоминающего башню дома. Стабилизаторы не справились. Флаер вынесло центробежной силой, едва не расплющив вдоль палевой стены. Удар швырнул его вперед и вбок. Едва не теряя сознание, Датч машинально потянул штурвал на себя, отводя машину вверх и в сторону от предательских стен. Перед глазами разбегались яркие круги. Где-то глубоко, в его ответственном капитанском подсознании билась мысль: "Прекрати! Сбрось скорость". Когда через несколько секунд в глазах прояснилось, он обнаружил, что поднялся почти на предельную для их флаера высоту и теперь несется в верхних эшелонах, над крышами овальных и круглых домов. Над левой бровью пульсировала боль. Что-то сбегало, щекоча кожу. Датч смахнул скопившуюся над глазом кровь и чуть подал штурвал вперед, опуская машину ниже, обратно к улицам. Самое время оглядеться.

Он тут же увидел своего противника. Тот пристроился сбоку и будто выжидал, когда капитан Дагвард изволит прийти в себя. Датч резко свернул в его сторону. Теперь обе машины выписывали замысловатый танец, крутясь вокруг друг друга. Датчу удалось оказаться сверху и он резко бросил машину вниз. Вег увернулся, нырнув в сторону. Датч чуть тормознул, отстав, и повторил маневр. С тем же результатом. Они уже были ниже уровня крыш и неслись, не отцепляясь друг от друга.

Замысловатые улицы Помур'чики огибали дома в совершенно непредсказуемом порядке. Когда впереди вырос очередной дом, Датч оказался в более выгодной позиции. Сбоку. А флаер Вега шел прямо на стену. Вег мог бы сбросить скорость и свернуть. Но он будто не видел опасности.

- Поворачивай! - процедил старший Дагвард. - Сверни!.. Скотина!

В те несколько секунд ему в голову не пришло, что он сам может свернуть в сторону - и Вег получит место для маневра. Но Датч только крепче сжал штурвал.

В последний миг Вег оглянулся. На Датча сверкнули темные, без белков, глаза. Потом Вег резко рванул штурвал - и оранжевый флаер взмыл вверх, проехавшись пузом по стене.

Датч едва не лишил свою машину стабилизатора, чудом успев завалить флаер на бок. В переглядки с Вегом лучше было не играть. Сильно отвлекало. Он пронесся над самой дорогой, уворачиваясь от встречных машин и снова взлетел выше, успев заметить две знакомые фигуры внизу. Маленькая размахивала руками.

Лихорадка поединка отступила так же внезапно, как и возникла. Датч покрепче вцепился в штурвал, оглядываясь и высматривая противника. Рек давно уделал бы это шустрое создание вместе с его оранжевым аппаратом. Датчу не хватало габаритов космического корабля. Это было странно и необъяснимо логически. Но ведя маленький и юркий флаер, Датч чувствовал, что не ощущая привычного веса и скорости, начинает нервничать. И впервые подумал: а чего конкретно добивается Вег? Чтобы за ними обоими начала гоняться местная полиция? И с чего он, Датч, взъелся на этого типа? Самое разумное с его стороны было бы опуститься сейчас вниз, вызвать полицию и подождать, когда Вега привлекут к ответу за превышение скорости и фигурную акробатику в неположенных местах.

Оранжевый флаер появился внезапно. И ударил его снизу. Датч выровнял машину и свернул на очередную боковую улицу. Вег несся следом. Видимо, он тоже решил, что пришло время для решительных действий. Теперь он целенаправленно пытался сбить флаер Датча, толкнуть его сзади или протаранить. Пришлось до отказа прибавить скорость, чтобы не подпускать его к себе.

Выписывать мертвую петлю на флаере категорически не рекомендуется. Слишком мала высота, чтобы не врезаться в поверхность. Рек однажды проделал такое. Расцарапал обшивку и едва не сжег мотор. И получил заслуженную трепку от старшего брата. При этом долго отбрыкивался и утверждал, что проделывал более опасные вещи, когда работал на испытательном полигоне Марса. Капитан тогда оказался непреклонен и в качестве дисциплинарного взыскания месяца два не давал младшему Дагварду садиться за штурвал.

Он проделал этот маневр не задумываясь. Просто потянул штурвал на себя и не останавливался, чувствуя, как ускорение вжимает его в кресло. Мотор ревел, протестуя и грозя захлебнуться. Мир размазался, словно по внутренней поверхности огромного шара. Борясь с перегрузкой и желанием закрыть глаза, Датч только крепче вцеплялся в штурвал. Вниз, по пологой дуге. Оранжевая цель на сером фоне...

Удар оказался на удивление пружинистым. Внутренности подскочили и плюхнулись на место, отчаянно протестуя за такое с собой обращение. Датч чуть потянул штурвал, выровняв машину над поверхностью. Под ним, дымясь и кувыркаясь вдоль улицы, падал оранжевый аппарат. Борясь с тошнотой, капитан Дагвард, повел флаер на снижение, сбрасывая скорость и мечтая только об одном: чтобы все, кто есть на этой улице, догадались убраться с дороги и оранжевый флаер Вега не уничтожил вместе с собой всех, кто окажется нерасторопным.

Машина Вега чуть-чуть не уткнулась в стену дома. Разбитый двигательный отсек дымился. Датч выволок лохматое существо с пилотского места и усадил, прислонив к серебристому боку своей машины. Ему захотелось вытереть руки, потому что Вег был перемазан в саже и по его волосатому лицу текла кровь. Но больше потому, что одно прикосновение к этому существу вызвало у капитана дрожь омерзения.

Вег пошевелился и вполне осмысленно посмотрел на капитана Дагварда.

- Барча Дваса нашла тебя, - проговорил он вполне отчетливо. И добавил: - Моя нашла.

- Барча Дваса, - повторил Датч, разглядывая Вега и стараясь понять, на сколько серьезны его травмы. - Что тебе нужно? - спросил он наконец, так и не придя к определенному выводу.

- Ты прогнал народ Барчи Двасы со Стамтона, - заявил Вег, продолжая говорить о себе в третьем лице, как делали представители некоторых рас. - Ты лишил Барчу Двасу дома.

- Стамтон не принадлежал Вегам, - напомнил Датч.

- Ты победил Барчу Двасу три раза. - Вег пропустил его слова без ответа и приосанился, оскалив красные от крови зубы. - Теперь ты отвечаешь за народ Барчи Двасы.

- А Барча Дваса не хочет, чтобы я прибил его на месте? - теряя терпение, пригрозил Датч.

Вег закатил темные, без белков, глаза, словно собирался потерять сознание. Но Датч помнил, что эта гримаса означает всего лишь полное несогласие с предложенным. Поэтому подождал, что будет дальше.

- Ты не убил Барчу Двасу раньше. Не убьешь теперь, - заявил Вег, возвращая глаза в привычное положение.

Датч досадливо выдохнул. И почувствовал, что устал, что болит разбитый лоб. А это лохматое существо сидит тут и требует с него непонятно чего.

- Теперь ты должен командовать нами, - снова повторил Вег и принялся подниматься. Он уже достаточно пришел в себя и оказался вполне целым. - Таков закон Вегов! - для придания веса своим словам, добавил он.

- Мне это не нужно, - резко ответил Вегу Датч. - Завтра тебя победит другой и ты будешь служить ему.

- Нет. Барча Дваса - матриарх. Как Барча Дваса скажет, так и будет. А ты будешь командовать.

Датч смотрел на вега с брезгливым равнодушием.

- Веги служат Полярному Блоку, - холодно напомнил он. - Возвращайтесь к своим хозяевам.

И тут подбежали Рек с На-Лой.

- Ты цел? - Брат схватил его за плечи, разглядывая рассеченный лоб.

- А это кто? - требовательно высказала На-Ла, вцепившись в капитанский рукав и таращась на Вега.

- Барча Дваса, - машинально представил лохматую особу Датч. - Матриарх Вегов.

Рек оглянулся. Вега плохо держали ноги и он стоял, вцепившись одной рукой в дверцу их машины. Вокруг понемногу собирался народ. Полиции пока не было видно.

- Барча Дваса будет служить тебе, - поспешно заверил Датча матриарх Вегов, косясь по сторонам и скаля зубы.

- Поехали отсюда, - решил Датч, отцепляя брата и На-Лу от себя и Барчу Двасу от дверцы флаера.

- Если ты передумаешь, Барча Дваса будет в Огидор'чики, - заявил ему вслед мартиарх Вегов.

Датч не обернулся.

***

- И что? - поинтересовалась На-Ла, заглядывая через руку младшего Дагварда.

- Ничего! - отодвинул ее Рек. - Наш капитан боится, как бы я не разучился накладывать швы. Вот и старается, чтобы я почаще практиковался.

- Аккуратней можно? - призвал обоих Датч.

- Сам виноват, - отрезал Рек, шагнул в сторону и полюбовался на свою работу.

- Неплохо, - признал он. - Но было бы еще лучше, если бы некоторые не забывали про ремень безопасности.

Датч не ответил, думая о своем.

- Это ты на корабле привык: кнопочку нажал - тебя пристегнули, - не сдался Рек. Но тут же оставил эту тему. - Что такого произошло между тобой и этой... Барчей Двасой?

- Я усиленно мешал ей командовать, - задумчиво ответил Датч.

- А-а! - понимающе протянул Рек, собрал инструменты и сунул в стерилизатор. - Я думал, что Веги все мужского пола, - признался он, чувствуя, что расспрашивать Датча бесполезно. Захочет - сам расскажет.

- Кто их разберет? - признал Датч, думая о своем. - Я ей под хвост не заглядывал.

Рек выпихал любопытный нос На-Лы из аптечки и углубился в поиски.

- Где эта штука... Вот!

- Что ты там ищешь? - безразлично спросил старший Дагвард.

- Я введу тебе сыворотку против этой ихней дряни... На всякий случай.

Датч кивнул, закатывая рукав.

- А что, у них есть хвост? - переспросила вдруг На-Ла.

- Не знаю, - бросил Датч еще более безразлично. - Я им в штаны не заглядывал.

- На-Ла! - напустился на кадийку Рек. - Отвяжись со своими глупыми расспросами.

Второй пилот медузы побоялся, что тема чужих штанов и хвостов с помощью На-Лы зайдет слишком далеко.

- Передатчик, - кивнув в сторону кокпита, заметил Датч.

- Сейчас, - отозвался Рек, запихивая в аптечку все, что успел высыпать астронавигатор "Медузы". - Что ты тут ищешь? - с досадой спросил он у кадийки.

- Тут таблетки мятные были, - капризно заявила та, силясь дотянуться до отобранной аптечки.

- Поищи их у себя в карманах, - бросил Рек, захлопнул аптечку, сунул ее на место и почти вприпрыжку умчался в кокпит.

***

С точки зрения астрофизики космос представляет из себя строго упорядоченную систему, в которой все взвешено, отмеряно и находится на своих местах, вернее в заранее выверенном и рассчитанном точнейшим образом движении. Но с точки зрения социологии космос - это огромная помойка, на которой можно встретить кого угодно, где угодно и даже тогда, когда тебе это совершенно неугодно.

Вегов никто не относил к расам, украшающим галактику. С другой стороны, обитали здесь и более мерзкие и более агрессивные создания. Маленькие шустрые Веги тащили все, что плохо лежит. Их можно было нанять, если у тебя есть деньги. И даже подрядить на что-нибудь похуже, чем охрана Стамтонского рудника. Никто не понимал ни их психологии, ни их морали. Если у них вообще была хоть какая-то мораль. Но в общем целом присутствие в галактике Вегов было вполне терпимо. Особенно с точки зрения их малочисленности. Разумеется, никакую перепись населения среди Вегов никто не вел. Но даже самые пессимистически настроенные понимали, что на полтора десятка кораблей не поместится больше двух-трех тысяч Вегов. Какими бы низкорослыми и тощими они не были.

Один на один с Вегом справился бы кто угодно. Датч мог запросто подхватить за шкирки двоих - и они ничего не могли с ним сделать. Брали они числом, или оружием. Поэтому по одному и без оружия не ходили. Тем более странно было столкнуться с матриархом Вегов, рассекающим по городу в гордом одиночестве. Датч задумался: а зачем вообще понадобилось Вегам прилетать на Планету Закатов? Вряд ли Барча Дваса примчался (или примчалась) сюда исключительно ради его персоны. Хотя, кто знает. Она винила его в том, что он поднял восстание и отвоевал у нее Стамтон. Но Стамтон принадлежал счастьевцам. Тайная планета, координаты которой знали только ее хозяева. Было глупо и опасно попадать на нее. И Датч не любил вспоминать эту свою глупость. Поэтому появление Барчи Двасы не прибавило ему хорошего настроения.

Его арестовали вместе с какими-то драчунами на Лоо. Планета располагалась на окраине сектора Полярного Блока и полиция здесь была счастьевская. Датч старался объяснить им, что не имеет отношение к драке. Но его не стали слушать. Вместо этого сунули вместе с остальными в ближайший корабль и отправили на Стамтон. Уже на руднике он отчасти понял причину несговорчивости счастьевцев. Драку спровоцировали специально, чтобы задержать двоих неблагонадежных с точки зрения счастьевской власти людей. Датч оказался ненужным свидетелем их исчезновения. Поэтому его заставили исчезнуть вместе с ними.

Три месяца на Стамтоне показались ему тремя годами. И все эти три месяца Рек с На-Лой безуспешно искали своего капитана. Пока Датчу не удалось собрать надежную группу из людей и кадийцев и придумать план, в конечном итоге спасший всех пленных. Бежать со Стамтона казалось невозможным. Поэтому они подняли весь Стамтон, захватили передающую станцию.

Первым делом пришлось расшифровывать коды доступа в компьютерную систему, выискивать координаты планеты - и только потом делать попытки отправить сообщение. Просто так пытаться выйти на связь не имело смысла. Никто из пленных не знал, где находится. "Где-то посреди космоса. - А что вокруг? - Звезды". При чем, делать все нужно было быстро, пока не подоспела подмога с Гаммы-249 и повстанцев не разгромили. А их непременно разгромили бы, явись сюда на помощь Вегам парочка крейсеров, груженных хорошо вооруженными счастьевскими солдатами.

Сигнал получили сразу две транзитные станции. И тут же переправили в Службу Спасения. А уж там настал черед гадать, что это: чья-то ловушка или дурацкая шутка? Непонятно откуда пришедший, неподтвержденный сигнал. А информация в нем совершенно шокирующая и неправдоподобная. Рабские рудники счастьевцев! Ходили, конечно, слухи о существовании некоего Стамтона. Но больше как страшилка. Скептики считали, что это - лишь выдумки счастьевской оппозиции. Вот, мол, какие они там у себя на Гамме-249 неправильные и нехорошие, тайную планету содержат исключительно ради того, чтобы рабов мучить.

Непроверенные координаты могли завести куда угодно. Лететь наобум никто не решался. И только измотанный отчаянием Рек Дагвард согласился, если не сказать, напросился на эту безумную затею. "Медузе" удалось благополучно пройти по полученным координатам между гравитационных аномалий и метеоритных полей. Ради брата Рек рискнул бы и на большее, чем полёт в неизвестность.

И безумная надежда - "А вдруг Датч там!" - оказалась в итоге не такой уж безумной.

Веги удрали, как только поняли, что не в состоянии удержаться без счастьевцев. А счастьевцы, узнав о том, что координаты Стамтона стали общим достоянием, быстренько "умыли руки" и помогать Вегам, естественно, не стали. Чтобы выбелиться перед мировой общественностью, правительство Гаммы-249 во всеуслышание заявило, что "Счастье Человечества" никакого отношения к рудникам не имеет. Естественно, им поверил только те, кто хотел в это поверить. Однако, с доказательством противного тоже пришлось туго: счастьевцы заранее подготовили план отступления (самоликвидирующиеся маяки и пр.) и теперь обвиняли во всём вегов. Но и общегалактической погони за вегами тоже не возникло. Кадийцы (их на рудниках было большинство) философски заметили, что "спрашивать надо не с рук, а с головы". И прониклись к счастьевцам стойким презрением.

Крутя в пальцах фигурку черного короля, Датч размышлял о своем стамтонском приключении и о том, на сколько он на самом деле злится на Барчу Двасу. Брату он рассказывал о трехмесячном пребывании на руднике чисто поверхностно. Но ведь и Рек предпочитал не вспоминать подробностей своего плена на Маиси. Хотя Реку, судя по всему, пришлось хуже: он не мог сопротивляться. Во всяком случае, сопротивляться активно. А Барча Дваса имеет все основания ненавидеть Датча Дагварда, заставившего ее и всех остальных Вегов панически себя бояться. Да, они мстили за свой страх при любой возможности. Но убить не смели. Почему? Датч догадывался. Скорее всего, счастьевцы запретили им убивать пленных. Слишком дорого и хлопотно раздобывать новых рабов на рудник. А разреши ухлопать одного (даже в качестве исключения) - где гарантия, что потом Вегов можно будет остановить?

"Быть бы мне таким снисходительным, как кадийцы", - подумал капитан "Медузы", ставя шахматную фигурку на край стола. Он не чувствовал никакого снисхождения к Вегам. Маленькие мерзавцы сделали все, чтобы существование на Стамтоне стало невыносимым для всех, кроме них самих. Не ради выгоды, а просто потому, что очень хотели покомандовать и показать свою власть над более сильными. Правильно: где еще в жизни они могли бы командовать и властвовать?

- Почему все терпят Вегов?

Датч повернулся. Перевесившись через спинку дивана, На-Ла заглядывала ему в глаза, дожидаясь ответа.

- Почему ты решила, что их все терпят? - переспросил он.

На-Ла обошла диван и забралась с ногами в дальний угол.

- Ну ты же терпишь, - заявила она в ответ. - Если бы не терпел, размазал бы этого Барчу Двасу по стенке.

- По-моему, я именно это и сделал, - заметил Датч. - Почти.

На-Ла фыркнула.

- Ты почти выиграл у меня последнюю партию в шахматы. Но ведь не выиграл. И сам сказал, что слово "почти" ничего не значит.

- На-Ла! Веги - несчастный народ. У них нет собственной планеты. Их очень мало. Они не умеют ни с кем ладить. Неудивительно, что им так хочется хоть кого-то хоть в чем-то превзойти.

Неожиданно ему пришло в голову, что он оправдывает Барчу Двасу.

- То, что они ни с кем не ладят - их проблема, - категорично заявила маленькая кадийка.

Датч решил не спорить. Настроение На-Лы с ее "размазал бы по стенке" ему не понравилось. Поэтому он оставил тему Вегов, постучал пальцем по столешнице и спросил:

- Когда ты намерена заняться этим пятном?

На-Ла тут же приняла независимый вид и оскорблено заявила:

- Оно не оттирается.

- А ты пробовала? - поинтересовался капитан, поднимаясь.

- Это клей, - констатировала кадийка, соскальзывая с дивана в сторону выхода и намереваясь быстренько ретироваться. - Откуда я знаю, как его оттереть?

- Куда?! Вернись!

На-Ла неохотно подчинилась.

- Возьмешь в кладовке растворитель. Такая маленькая синяя бутылка с оранжевой этикеткой. Потом пойдешь на камбуз. Там у вас с Реком куча всякой ветоши. Возьмешь тряпку, вернешься сюда, нальешь на пятно растворитель и как следует, - он строго погрозил На-Ле пальцем, - очень как следует и очень тщательно вытрешь все это. Поняла?

На-Ла издала тяжкий вздох и потащилась в кладовку.

***

- Кто звонил?

- Леди Далила, - ответил Рек брату, появляясь в кают-компании. - У нее какое-то очень важное дело и она просила нас зайти.

Датч нахмурился было, но шов на лбу напомнил о себе, занудно потянув кожу. Старший Дагвард досадливо потрогал пластырь.

- Пойдешь один, - буркнул он Реку.

- Это почему еще?

- Я не могу показаться леди Далиле в таком виде, - огрызнулся Датч.

Рек скептически осмотрел брата с ног до головы.

- Ничего особенного, - выдал он резюме. - Подумаешь, пластырь на лбу...

- Я сказал - пойдешь один!

Рек пожал плечами. И пошел один.

Леди Далила встретила Река Дагварда и проводила в изысканную гостиную (язык не повернется назвать это место на корабле лорда Хазара кают-компанией).

- Я очень рада, что вы здесь, на Шаблин Гвас, - ответила на приветствие Река эльдорианка. - А где ваш брат?

- Он... немного занят. - Рек не удосужился выспросить у брата, что ответить на подобный вопрос и решил ничего от себя не сочинять.

Леди Далила из деликатности не стала переспрашивать.

- Особенно приятно встречать именно таких, как вы, - продолжила она. - Вы всегда такие галантные и воспитанные.

- Ну, это скорее относится к Датчу, чем ко мне, - признался Рек.

Леди Далила посмотрела на него с очаровательной улыбкой.

- Это относится к вам обоим. У нас на Эльдории говорят: иметь близнеца - значит, быть целым.

Рек вопросительно посмотрел на нее, ожидая, что эльдорианка пояснит не слишком понятную для землянина поговорку.

- Каждый человек рождается как бы в половинном состоянии, - охотно стала рассказывать эльдорианская леди. - Всю жизни мы ищем свою вторую половину, чтобы восполнить этот недостаток. Чаще всего целостность достигается в хорошо обдуманном и просчитанном браке. Иногда можно достигнуть целостности, найдя верного и преданного друга, способного понимать тебя, как самого себя. Рождение близнецов - дар, потому что человек сразу получает свою вторую половину. Он, как это у вас говорят... становится самодостаточен. У близнецов гораздо больше возможностей и сил, потому что главный выбор в своей жизни они сделали еще при рождении.

- Близнецы не всегда живут вместе, - заметил Рек. - Бывает даже, что совсем расходятся.

Леди Далила печально улыбнулась.

- Это так, - согласилась она. - Для нас, эльдориан, нет хуже несчастья, чем если близнецы расходятся и живут как чужие люди. Ведь одно дело - родиться с недостатком, и совсем другое - приобрести его, да еще и по своей воле. Поэтому мне всегда приятно видеть, что вы с вашим братом живете вместе и являетесь единым целым.

Эльдорианка налила ему вина и села напротив, разложив по дивану волной складок все свои пышные и многочисленные юбки.

- Мне очень жаль, что я беспокою вас, - наконец то перешла она к своей проблеме. - Но мне совершенно необходима ваша помощь.

Рек оставил бокал и внимательно уставился на леди Далилу. Нельзя сказать, что он сильно разбирался в эмоциональных тонкостях, свойственных эльдорианским женщинам, но ему показалось, что леди Далила сильно встревожена. И вежливое вступление к основной части разговора - лишь дань утонченному воспитанию.

- Сегодня утром я получила письмо, - проговорила леди Далила, извлекая из узкого рукава аккуратно сложенный желтый лист. - Я знаю, что могу рассчитывать на вашу деликатность. Поэтому - прочтите.

Рек развернул письмо. Шелковистая на ощупь бумага, на сколько он знал, была именно бумагой. Она рвалась, горела и вообще была не слишком практична с точки зрения современного делового человека. Но эльдориане соблюдали традиции и личные послания писали (или печатали) только на бумаге. (Возможно, именно потому, что при надобности их было легко уничтожить). Письмо оказалось отпечатанным изысканным шрифтом на идеальном аппарате. По счастью, общегалактическим считался именно эльдорианский и Реку не пришлось просить леди Далилу перевести текст.

"По случаю предстоящего бракосочетания лорд Хазар считает своим долгом уведомить Вас, что снимает с себя все обязательства, принятые им перед Вами и в качестве компенсации оставляет в Вашей собственности космический корабль и все имущество, на настоящий момент пребывающее в его пределах".

Все. Подписи не было. Рек поднял голову и вопросительно посмотрел на эльдорианку. Она тут же подвинулась в его сторону и, чуть прикрыв обрамленные длинными ресницами глаза, доверительно сообщила:

- Я уверена, что лорда Хазара держат в плену.

Рек принялся вертеть и разглядывать лист бумаги у себя в руках. Трудно было заставить себя задать вопрос, который по его мнению должен был смутить, или расстроить прекрасную эльдорианку. И все же он спросил (продолжая разглядывать лист):

- Почему вы в этом уверены? - И тут же принялся пояснять свою мысль: - Возможно, я не так хорошо знаю лорда Хазара, как вы. Но не может быть такого, что он...

- Нет! - Леди Далила положила свои тонкие, унизанные перстнями, пальцы на его руку. - Если бы лорд Хазар решил покончить с нашими отношениями, он сообщил бы мне это лично.

Сказано было так убежденно, что Рек не стал спорить. И что вообще он знает о тонкостях эльдорианских отношений? Или о том, на сколько эльдорианские мужчины способны лично сообщать любовницам о том, что намерены с ними расстаться?

Леди Далила откинулась на спинку дивана и взирала теперь на Река чуть ли не победоносно.

- Я должна просветить вас о некоторых вещах, - сказала она. - Дело в том, что лорд Хазар - выгодный жених с точки зрения многих семей на Эльдории. И его брат отнесся бы очень благосклонно к тому, кто вернет лорда Хазара к легальной жизни. Мы: я и Хазар, всегда опасались, что однажды кто-нибудь может пойти на насильственные меры в решении этого вопроса.

- То есть, вынудить лорда Хазара жениться?

Леди драматично кивнула.

- Я понимаю, что задаю не относящиеся к делу вопросы, - оправдался Рек на всякий случай. - Но скажите: а чей он брат?

- Его полное имя - лорд Хазар Дааса, - тут же ответила леди Далила, ожидая видимо, что Рек сам все поймет.

Пришлось крепко призадуматься, чтобы не разочаровывать эльдорианку в своих умственных способностях. Рек уже успел пожалеть, что Датч категорически отказался идти с ним. Наверняка его братец не выглядел бы таким дураком и сразу вспомнил, где слышал фамилию - Дааса. Стоп! Рек поднял голову, возликовав, что так быстро все вспомнил сам, без подсказки старшего брата.

- Адмирал Ярус Дааса! - доложил он леди.

Эльдорианка кивнула.

- Да. Адмирал Ярус Дааса - старший брат лорда Хазара Даасы. Теперь вы понимаете, что с такой родней и такими связями можно быть выгодным женихом.

Знаменитый эльдорианский адмирал не раз упоминался на занятиях в Академии. Даже кадийцы признавали его таланты и говорили, что для любого военного большая честь - быть противником адмирала Даасы. Рек никогда не интересовался фамилией лорда Хазара. Как-то не приходило в голову. А зря.

- Лорд Хазар ушел три дня назад, прогуляться по игорным домам, пока еще не начались переговоры, - продолжила леди Далила. - Я нисколько не тревожилась за него, пока не получила это письмо. Я уверена, что его держат в плену и вынуждают согласиться на брак. И я уверена, что он до сих пор не согласился. Иначе он написал бы мне лично. - Леди Далила снова придвинулась к Реку, доверительно коснувшись его руки. Этот ее жест, на сколько она знала, действовал безотказно на любого мужчину. - Помогите ему, - попросила она. - В таком деликатном деле я не могу довериться никому другому.

***

Отказываться от пищи и таким образом выказывать свое неуважение к дому соотечественника лорд Хазар посчитал ниже своего достоинства. Поэтому педантично съел все, что подали. И удалился... на кровать. Естественно, ему хотелось удалиться как можно дальше от этого дома. Но такой возможности ему никто не предоставлял. На окнах стояли пуленепробиваемые стекла, которые с успехом заменяли самые крепкие решетки. Дверь в комнату запиралась снаружи. И к ней, на всякий случай, прилагалось несколько охранников. Можно было попробовать покричать, повопить и пожестикулировать, надеясь на звукопроницаемость вентиляционных отдушин или любопытство местных полицейских. Но, как всякий эльдорианин, лорд Хазар совершенно не жаждал стать посмешищем и позориться, докладывая посторонним о том, что собственный троюродный дядя заманил его в ловушку, запер и обещает отпустить только в том случае, если лорд Хазар согласится на брак с его юной дочерью. И вообще между эльдорианами считалось неприличным выносить свой межэльдорианский "сор" из эльдорианской "избы" на суд иноплеменников.

Поскольку ни в какой брак лорд Хазар вступать не желал, а решить своими силами вопрос с неподдающимися стеклами, замком и охраной не мог, ему ничего другого не оставалось, как только удалиться под густо-синий балдахин кровати и демонстративно зашториться со всех сторон.

- Как только окончатся переговоры, мы сможем отправиться на Эльдорию, - пообещал ему голос хозяина дома из-за шторы.

Лорд Хазар решил не вступать в новую полемику.

- Уверен, когда ты познакомишься с Шимде поближе, вы быстро найдете общий язык. Хочешь, я прикажу принести ее портрет?

Лорд Хазар закинул руки за голову и принялся разглядывать узорчатый полог. Он мог бы ответить, что видел юную Шимде Витию два года назад. Но упоминание о ее портрете было лишь поводом для того, чтобы вызвать его на новый разговор. Поэтому он не нарушил молчания.

- Твое сопротивление тебе не поможет, - напомнил хозяин дома, не делая попыток проникнуть под опущенную штору. Он и так прекрасно знал, что его пленник не спит и слышит, что ему говорят. - Я отправил письмо Далиле.

Никакой реакции за синей тканью.

- Я решил, что твой корабль и имущество на нем стоят достаточно дорого, чтобы послужить достойной компенсацией. Поэтому написал, что Далила может оставить все это себе.

Поскольку пленник так и не откликнулся, хозяину осталось только покинуть комнату.

***

- Куда мы идем?

- Увидишь.

- Может, сначала объяснишь?

- Послушай: кто из нас служил в полиции? Ты или я?

- Допустим, ты, - кивнул Датч, совсем не убежденный в том, что это так уж важно в данный момент.

- Не "допустим", а именно я. - Рек сунул руки в карманы плаща и с самым независимым видом зашагал куда-то мимо разноцветных овальных домов Помур'чики. - На корабле командовать будешь, - пообещал он. - А здесь делай то, что я говорю.

- Ты не говоришь - ты отговариваешься, - резонно заметил Датч. И добавил: - Пинкертон несчастный!

Рек шел не оглядываясь, как человек, который знает, что делает. Обычно он сваливал принятие решений на старшего брата. Но бывали моменты, когда Рек вдруг становился совершенно неуправляем и непредсказуем. Хуже того: он замолкал, ничего не объяснял и действовал по какой-то своей, никому не понятной логике. С молчанием спорить трудно. Поэтому Датч оставил попытки и просто пошел следом.

Рек остановился у невысокого дома веселенькой радужной раскраски. Типичный дом на планете Закатов: овальной формы, так что ни единый угол не портит обтекаемости пористых стен.

- Нам сюда.

Двери (тоже овальные, разумеется) открылись автоматически - и близнецы вошли в прохладный, тщательно кондиционируемый и очищаемый от пыли холл. Рек тут же подошел к стойке и обратился к круглой особе в радужном платье, очень похожей на тот дом, в котором она сидела.

- Мне нужно расписание всех игорных домов в Помур'чики.

- Легальных или нелегальных? - сладострастным полушепотом уточнила дама (вероятно, все-таки дама, как решил про себя Датч, который так и не научился отличать по полу и возрасту ни Вегов, ни местных жителей Планеты Закатов).

- Всех, - кивнул Рек.

- Желаете проиграть, выиграть или просто провести время?

- Смотря по обстоятельствам, - мило улыбнулся младший Дагвард.

"Точно дама", - утвердился в своей догадке Датч. На женский пол обаяние его брата действовало независимо от расы и возраста. Дама в радужном платье нажала на какую-то кнопку и через десять секунд выдала Реку карточку с традиционно овальными краями.

- Желаю приятно провести время, - сказала она напоследок, словно напутствовала горячо любимого человека.

- Вежливый народ, - заметил Рек, отходя от стойки. - Так! Что у нас тут?

Надписи на карточке менялись по мере того, как Рек вел по ее поверхности пальцем. Справа налево - новая надпись, слева направо - возвращаемся на предыдущую.

- Вот смотри, - предложил Рек брату. - У нас двадцать четыре официальных игорных дома в районе космопорта. Двадцать работают круглосуточно. И еще пятьдесят три - нелегальных, то бишь, старающихся не платить налоги. М-да... Нам придется пройтись по радиусу от "Стит" - и до вот этого.

- Зачем?

- Будем искать иголку в стоге сена, - пообещал Рек. - А что тут такого? Обычная полицейская работа. С этого каждое расследование начинается. Будем ходить, спрашивать, пока что-нибудь не узнаем.

- Не проще ли найти списки всех эльдориан, которые сейчас на Планете Закатов?

- Ну, если ты считаешь, что это проще... - Рек пожал плечами. - Если бы я до сих пор был полицейским, я вытребовал бы себе базу данных по всем прибывшим соотечественникам лорда Хазара. Но тогда пришлось бы обходить их. Уверен, сейчас, перед переговорами, адресов остановившихся здесь эльдориан гораздо больше, чем игорных заведений в районе космопорта.

- А если мы ничего не найдем? - не без скептицизма поинтересовался Датч.

- Будем думать дальше, - пообещал Рек, выходя на улицу. - Вероятнее всего мы найдем людей, которые могли видеть нашего лорда. Или узнаем, что Хазар вообще не дошел ни до одного из этих игорных домов. Пошли. У нас много работы.

***

По эльдорианским меркам лорд Хазар еще не вошел в пору зрелости. Ему было всего-то сорок четыре года (если перевести с эльдорианского летоисчисления на земное). Но несмотря на столь молодой возраст Хазар уже был опытным и искушенным контрабандистом, прошедшим не одно заключение, равно как и массу других неприятностей разного рода. Чаще всего лорда Хазара выручал сам лорд Хазар. Только дважды молодой лорд-контрабандист становился обязанным своим спасением посторонним людям. Однажды ему организовала побег леди Далила, а в другой раз спасли от почти неминуемой гибели братья Дагварды. На этот раз жизни Хазара Даасы ничего не угрожало. Зато было сильно задето его самолюбие. Можно даже не говорить о том, что жениться сейчас - означало вернуться к законопослушной жизни (а лорд Хазар считал, что он еще молод и недостаточно "нагулялся"). Гораздо хуже было расстаться с леди Далилой. Хазар рассчитывал, что однажды им удастся скопить достаточно денег, чтобы уговорить какого-нибудь старого бездетного лорда удочерить леди (то есть не леди) Далилу. И тогда можно будет спокойно жениться на женщине, сто раз доказавшей ему свою преданность и свою любовь. Женившись сейчас на Шимде Вития, он лишится такой возможности. И скорее всего, навсегда. К тому же, лорд Хазар ненавидел, когда на него оказывают давление. Только ради того, чтобы воспротивиться насилию, Хазар был готов умереть, лишь бы не жениться. Ну, по крайней мере, жениться лишь в случае реальной угрозы физического уничтожения. Хазар тайно надеялся, что до подобных крайностей лорд Вития не дойдет. А еще больше надеялся сбежать и вообще больше никогда не видеть ни своего пленителя, ни его дочки.

Лорд Вития, мечтающий породниться с родом Дааса, совсем недавно приобрел дом в Помур'чики и еще не успел перестроить его по эльдорианскому вкусу. Поэтому звукоизоляция между комнатами и коридорами оставляла желать лучшего. Лорд Хазар услышал, что к хозяину кто-то пришел. А по обрывку разговора понял, что его соотечественник принимает у себя счастьевцев. Это был шанс, которым Хазар воспользовался не задумываясь. Дождавшись, когда гости вместе с хозяином окажутся достаточно близко (а они, благодаря планировке дома, при всем желании не могли миновать двери в его комнату), Хазар принялся настойчиво стучать в дверь, сопровождая свои действия не менее настойчивыми комментариями:

- Будьте любезны, откройте дверь! Я случайно захлопнул замок.

Как уже было упомянуто, у эльдориан не принято демонстрировать свои внутренние разборки. Лорд Вития просто вынужден был открыть дверь и не показывать при этом своей досады. Он совершенно не ожидал, что потенциальный жених его дочери падет так низко и устроит "комедию" при инопланетниках. А Лорд Хазар устроил. И, полный практически естественного смущения за свою неловкость, тут же вышел в коридор и присоединился к общей группе.

- Не представляю, как я мог забыть, что эти замки с обоих сторон открываются ключами? - очень натурально оправдался он.

Лорд Вития (не менее натурально) ответил:

- Вы очень неосторожны, мой друг. - Он с напряжением ожидал, что будет дальше и удастся ли сочинить благовидный в глазах иноплеменников предлог, чтобы запихать ускользающего жениха обратно.

- Я постараюсь впредь быть внимательнее, - пообещал лорд Хазар абсолютно искренне и отошел подальше от двери..

Шансы заполучить адмиральского брата в зятья стремительно сокращались. Оставалось только представить счастьевцам своего "гостя":

- Лорд Хазар Дааса.

- Неужели родственник великого адмирала Даасы? - живо отреагировал один из счастьевцев.

- Младший брат, - не слишком охотно пояснил Хазар. Откровенно врать про однофамильцев было совсем не кстати. Тем более при лорде Витии с его недовольным взглядом и любезной улыбкой.

Счастьевцы неожиданно пришли в неописуемый восторг от того, что они познакомились с братом знаменитого эльдорианского адмирала. Кратко выразив свои восхищения боевыми заслугами именитого брата, они тут же принялись звать Хазара посмотреть свой новый скоростной ботик, который как раз сейчас стоял на летном поле космопорта.

- Я надеялся, что ты останешься на обед, - резво выразил свое неудовольствие лорд Вития. Ему совсем не хотелось сдаваться. А еще хотелось остаться с Хазаром наедине и высказать ему все, что пришло в голову по поводу его безобразного поведения. Надо же! Устроить такой глупый спектакль перед этими счастьевцами! Замок он случайно захлопнул... Позор!

- Не стоит из-за меня волноваться! - с готовностью "успокоил" родственника Хазар, отступая поближе к счастьевцам. - Я только посмотрю на новейшее достижение наших союзников. Нельзя отказываться, когда тебе делают такое интересное предложение.

- Я буду тебя с нетерпением ждать! - косясь на счастьевцев прошипел лорд Вития, прекрасно осознавая, что любые ожидания окажутся напрасными.

- О! Нисколько не сомневаюсь! - со счастливой и жизнерадостной улыбкой только что освобожденного заключенного ответил лорд Хазар.

Поскольку в планы лорда-контрабандиста входило удрать из этого дома как можно резвее, он охотно пошел вместе со счастьевцами. Под мысленное скрежетание зубами лорда Витии, так лихо лишившегося своего пленника благодаря несвоевременному визиту потенциальных союзников.

Спустившись с порога дома своего дальнего родственника Хазар естественно быстро передумал куда бы то ни было ехать со счастьевцами.

- Я очень вам признателен, за предложенную экскурсию, - начал лорд Хазар вежливо улыбаясь, - но вы знаете, я неожиданно вспомнил, меня ожидает одно срочное дело. Я совсем забыл о нем, пока сидел в той комнате. Давайте отложим наш экскурс, скажем, до завтра.

- Да вы не волнуйтесь. Это не займет много времени, - со странной непреклонностью стали заверять его счастьевцы. Пред ним открыли дверцу синего мобиля, а несколько человек встало сзади, словно пресекая возможность отступления.

Лорд прикинул: того, что слева можно было двинуть ногой, с того, что справа - локтём. Вероятно вырваться не составит труда, особенно, если эти ребята верят в распространённую сказку об изнеженности эльдориан. Но прежде, чем предпринимать радикальные действия, нужно было убедиться в безопасности тылов. Хазар мельком обернулся на дом Витии. И тут же столкнулся взглядом с самим лордом. Тот с напряженным вниманием ждал, не откроется ли в последний момент возможность перехватить лорда Хазара у незваных союзников. А из-за плеча Витии выглядывали его слуги. Несостоявшийся жених прикинул, что если он сейчас вырвется от счастьевцев, то снова попадёт в лапы к Витии. Хазару показалось что он выбрал меньшее зло. Он вздохнул и полез в мобиль.