Литература и жизнь        
Поиск по сайту
Пользовательского поиска
На Главную
Современная публицистика
Роман "Созвездие Близнецов"
Зарисовки прошлого и настоящего
Библиотека
История Европы и Америки XIX-XX вв
Как мы делали этот сайт
Форум и Гостевая
Полезные ссылки

НазадСодержаниеВперёд

Глава 16. Безопасная планета

Кевин Лоро родился на свет для того, чтобы затевать авантюры. Во всяком случае, так считал он сам. И такого же мнения придерживалось большинство его знакомых. Он не обижался, когда его в глаза звали Пронырой и даже получал от этого некоторое удовлетворение. Нельзя сказать, что у него всегда все получалось. Несколько раз Проныре Кевину самому приходилось платить за авантюрные мероприятия, при чем не только в денежном эквиваленте, но и клочками собственной шкуры. Его это не расстраивало и не отвращало от приключенческого образа жизни. Напротив, каждый раз Проныра приходил к выводу, что в качестве компенсации за неудачу он просто обязан затеять что-то еще и добиться своего.

Его любили женщины и собаки, потому что он был красивым мужчиной, подарки делал исключительно очень дорогие (или никакие) и всегда знал, от какого лакомого куска не откажется ни один пес. Но при этом Проныра Кевин не собирался заводить собственную семью или обременять себя заботами о домашних животных. Расставаясь с очередной подругой, он щедро отдавал все до последней кредитки и начинал с полного нуля, чтобы через месяц-другой снова стать богатым и привлекательным.

Он предпочитал дорогие отели, ресторанную еду и свободу передвижений. Но это не мешало ему иметь тихий и неприметный дом на Планете Закатов, в Лилен'чики, о котором знали только самые ближайшие его друзья и в котором Проныра скрывался всякий раз, когда после очередных бурных приключений нуждался в отдыхе и уединении.

Лилен'чики, кстати, был одним из наиболее тихих, можно даже сказать, "сонных" маленьких городков планеты. Кроме Проныры в его доме жила парочка его секретарей (которые большую часть времени путешествовали вместе с Пронырой) и сторож (который, напротив, никогда не покидал дома). Прислуга была приходящая.

В этот раз все шло как обычно. Проныра заранее предупредил сторожа, чтобы тот в свою очередь заранее пригласил прислугу и привел в порядок дом. Кевин не собирался задерживаться надолго. Его ждала куча дел. Дом встретил его обычной тишиной, которая достигалась с помощью тщательной звукоизоляции (на столько непопулярной на Шаблин'гвас, что имея ее, вполне можно было стяжать славу большого оригинала). Обычной такой домик, овальной формы, в три этажа. И очень тихий.

Кевин отослал одного из секретарей на Марс, чтобы тот проследил, как будет идти торговая конференция между Землей и Илуо. Второй секретарь получил недельный отпуск и должен был присоединиться к Кевину, когда тот сам отправится на Марс. Прислуга, убрав помещения, тоже убралась, а сторож, сдав дежурство хозяину, отпросился в гости к родственникам. Таким образом, Проныра добился полного одиночества и намерен был с толком его использовать.

Сварив себе кофе, Кевин устроился перед дорогим и очень современным компьютером и углубился в ту работу, которая ждала его последние несколько месяцев, пока он носился по космосу и выискивал, что бы такое новое и выгодное затеять. К слову сказать, эта самая работа снабжала Проныру деньгами тогда, когда он оставался без прибыли. Примерно через час подсчетов и прикидок Проныра отвлекся, внезапно почувствовав, что он в доме не один. Ему послышался незнакомый звук. Сторож должен был явиться только на следующий день. С улицы звуки в дом не проникали. Во всяком случае, когда никто не открывал окон и дверей. Проныра понял, что это и был звук улицы, вдруг непонятным образом проникший в его тщательно изолированный дом.

Звук появился внезапно и через несколько секунд прекратился. Ошибиться Проныра не мог, потому что пользовался специальным слуховым аппаратом, который никогда и ни при каких обстоятельствах не вынимал из правого уха. Не исключено, что сторож по каким-либо своим причинам вернулся раньше, или прислуга забыла свою сумочку. И у того, и у другой были свои ключи от входной двери. Но тогда Кевин услышал бы, как они ходят по дому.

Проныра встал, вынул из ящика стола мощный бластер военного образца, привычным движением проверил зарядку блока питания. Потом подумал и сунул руку с бластером в карман домашнего пиджака.

Пол почти во всем доме имел мягкое ковровое покрытие ненавязчивых оттенков. Проныра бесшумно вышел из комнаты и некоторое время стоял на овальной площадке, от которой вниз, в обе стороны, спускалось нечто вроде пологих пандусов. Теперь Кевин четко услышал, как щелкнула пружина в одной из нижних дверей. Значит, кто-то действительно вернулся. И скорее всего, сторож. Кевин пожал плечами и собрался уже пойти обратно в комнату, но в последний момент решил все-таки проверить. Не то, чтобы он чего-то здесь опасался. Просто бурная жизнь приучила его на всякий случай контролировать даже самые незначительные мелочи.

Посторонние звуки улавливались крошечным прибором в ухе Проныры, становясь достаточно громкими, чтобы попытаться понять их этиологию. Такими слуховыми устройствами пользовались и в полиции, и в армии. Устройство автоматически отключалось, пропуская обычные звуки без изменений и реагировало только на то, что было на пределе слышимости или уходило за этот предел. Хотя пользовались устройством нечасто. К нему нужно было привыкнуть. Многие жаловались, что постоянные шорохи и звуки, которые улавливал прибор, только усложняют жизнь и мешают. Проныре устройство пришлось вполне по вкусу и он практически с ним не расставался. В тишине его пустого дома слуховой аппарат должен был работать особенно четко.

Спустившись по пандусу, Проныра огляделся и сразу заметил неплотно прикрытую дверь в одну из нижних комнат. Интересно, что понадобилось сторожу в хозяйской столовой? Не спеша ставить бластер на предохранитель, Проныра подошел к двери и осторожно толкнул легко скользящую створку. Дверь отъехала. В комнате никого не было. И тишина свидетельствовала об этом вполне красноречиво. Проныра оглянулся еще раз. Неудобство овальных домов Планеты Закатов заключалось в том, что коридоры никогда не шли прямо и через несколько шагов было уже не видно, что делается за поворотом. Во всяком случае, даже очень хороший слуховой аппарат, изготовленный на заказ Проныры, не уловил ни малейшего постороннего звука. Войдя в гостиную, Кевин огляделся и тоже ничего не увидел. Честно говоря, Проныра был так увлечен своей работой, что мог не обратить внимание на звуки, когда сторож или прислуга входили в дом, а уловить звук только тогда, когда человек выходил. Проныра пожал плечами и вышел из гостиной. Поднялся по пандусу и шагнул в кабинет...

...Некто черный целился ему в грудь из бластера.

- Оставьте оружие в кармане, мистер Лоро, - предупредил его незнакомец. - И покажите мне руки.

Краем глаза Кевин уловил движение еще двух черных фигур, справа и слева. Сопротивляться было неразумно. Осталось только выполнить приказ. Моментально тот, что был справа, запустил руку ему в карман пиджака и вытащил бесполезное теперь оружие.

- Кто вы такие? - спросил Проныра как мог спокойнее.

- Для вас, мистер Лоро, это не имеет значения, - ответил один из черных.

***

"Максаковский" возвращался после длительного патрулирования к Земле, поэтому доставил корабль Дагвардов до Лунной базы. А уже оттуда корабль переправили в Техническую зону на искусственных островах в Атлантике. Для "Медузы" нашлось место в Пятом ремонтном доке обширной технической зоны.

- Вам надо обратиться в Комитет Космической Службы Спасения, - уговаривал братьев капитан Элбрук, посетив их уже на следующий день в местной гостинице. - "Медузу" вы не сами разбили от нечего делать. Вы участвовали в спасательной операции. Они должны выделить деньги из Фонда на ремонт. А как же иначе? - вопросил он, видя, что не вселил в близнецов особой надежды. - Да я сам буду свидетелем на комиссии! Я же подбирал вас с Талпо!

- Не знаю, что получится из этой затеи, - признался Датч. - Но попробовать стоит.

Дело осложнялось тем, что за шесть лет эксплуатации "Медуза" успела основательно устареть. Нет, как хорошая, проверенная модель, корабли класса СГ 12489А до сих пор успешно использовались в космосе. Но заводы уже перешли на новые модели и доставать запчасти, тем более, целые двигатели, становилось все сложнее. Можно было поставить на корабль новые двигатели и просто подогнать некоторые системы. Но при этом получалось как с оснащением старого компьютера: заменив одно, неизбежно придется сменить еще другое, третье, четвертое... Невозможно обойтись одной лишь покупкой новых двигателей и их установкой. Дополнительных расходов будет еще на такую же приблизительно сумму. А заказывать на заводе двигатели старого образца - имеет ли смысл? Новые модели значительно лучше и экономичнее. К тому же спецзаказ устаревшего уже образца - тоже дорого.

Кроме двух пар планетарных, четырех импульсных и одного сверхсветового двигателя, годных только на то, чтобы украсить ими свалку, нужно было сменить и оставшиеся пары, потому что с новыми они не будут должным образом сочетаться. А если присовокупить туда же ремонт обшивки и внутренних разрушений - сумма получалась впечатляющей. Датчу с Реком просто в голову не приходило, где можно взять столько денег. На ссуду им рассчитывать не приходилось, потому что под разбитый корабль могли не дать нужной суммы. Другой собственности у братьев не было. Оставалась страховка. Датч уже связался со страховой компанией и теперь братья ждали эксперта, который должен был явиться и оценить ущерб, причиненный кораблю. Так что самое время было воспользоваться предложением капитана Элбрука и отправиться в Комиссию ККСС.

Это был далеко не самый удачный день в их жизни. В Комиссии, несмотря на представленные доказательства причиненного кораблю ущерба и свидетельства капитана "Максаковского" о том, что "Медуза" пострадала в спасательной операции, братьям долго и обстоятельно объясняли, по какой причине ничего для них сделать не могут.

Очень очаровательная блондинка (кажется крашеная, но это ей шло) с не менее очаровательной и обаятельной улыбкой объяснила близнецам, со всей доброжелательностью, на которую только способно такое создание, что:

Во-первых, они не состояли на официальной службе в ККСС. Это не страшно: спасательными работами могут заниматься и специально нанятые люди, а также просто добровольцы. Но они должны были или получить заказ от ККСС, или предложить свою помощь в спасении беженцев. Например, хотя бы отправить в ККСС сообщение. Тогда их корабль был бы учтён в спасательных работах. Если по каким-то причинам они не смогли связаться с ККСС, они могли бы послать сообщение в полицию или др. службу или даже просто другим кораблям Земли, но сделать это нужно было до того, как вы приступили к спасательным работам, а не после того, как ваш корабль разбился.

- Я понимаю, - жестом остановила Датча очаровательная блондинка, - вы не рассчитывали быть подбитыми. Но вы должны были понимать, что операция предстоит опасная и надо было хоть кого-нибудь поставить о ней в известность. Допустим, - продолжила она, - вы не связались ни с кем, но если бы вы совершили хотя бы один рейс с беженцами от Талпо до Космической станции и был бы сам факт спасения людей. Это несомненно дало бы вам право на ремонт корабля за счёт ККСС. Но к сожалению, вы не спасли ни одного человека.

Внешность очаровательной блондинки в стиле Мерилин Монро не произвела на Река должного психологического воздействия. Он мрачно вышел, только что не пнув дверь. Остальные доводы приводились Датчу без него.

- Да, мы ознакомились с заявлением капитана Элбрука. Но из его заявления следует, что он прибыл на орбиту Талпо 26 мая в 14.49. В тот момент на Талпо находилось 2 078 человек и разбитый шаттл "Медуза". Факта спасательных работ и он не может засвидетельствовать. Я понимаю, что вы действовали из благородных намерений: вы шли спасать людей, но благородные намерения не приложишь к делу. Что я могу предложить на рассмотрение комиссии ККСС? Они там точно спросят: А вдруг шаттл просто случайно мимо пролетал и его подбили? Где доказательства спасательной операции?

Датч мрачно слушал вооруженные неумолимой бюрократической логикой выкладки. Возразить было нечем.

- Не волнуйтесь, - очаровательно улыбнулась напоследок блондинка. - Наша организация ничем не может вам помочь, но ведь ваш корабль застрахован. Обратитесь в вашу страховую компанию. Они должны возместить вам все убытки и даже оплатить транспортировку корабля на Землю.

Датчу ничего не оставалось, кроме как последовать примеру брата. Река он нашел у каменного ограждения наружной лестницы. Тот сидел, вытянув ноги и не заботясь о людях, которые вынуждены были его обходить. Спрятавшись за поднятый воротник плаща, он мрачно смотрел куда-то в пространство. Датч сел рядом.

- Этого следовало ожидать, - рискнул сказать он.

- В следующий раз будешь ходить по этим чиновникам без меня, - предупредил Рек.

- Знаешь, мне это тоже не слишком понравилось, - вспылил Датч. - Но мы были должны хоть попробовать. Теперь одна надежда на страховку, - добавил он спокойнее.

Рек тяжело поднялся и побрел в сторону гостиницы. Он был подавлен и чувствовал себя примерно так же, как после Островного, когда брат забрал его и они долго думали, как жить дальше. Тогда у них не было корабля и они считали, что нет денег на то, чтобы его купить. Теперь у них был корабль, которого все равно, что нет, потому что нет денег на ремонт.

Когда нужно было что-то активно делать, спасаться из плена, или спасать кого-то, выбираться из почти безвыходных ситуаций, терпеть все, что угодно ради того, чтобы остаться в живых - Рек не унывал. Ему и в голову не приходило унывать. Времени на это не было. Но столкнувшись с чиновником, вооруженным кучей предписаний, через которые невозможно пробиться и не видя выхода из той ситуации, в которой они очутились, Рек почувствовал, что сил на борьбу у него нет. Пришла апатия. Захотелось скрыться от всех и просто сидеть, ничего не делая. Что он и осуществил, вернувшись в гостиницу, сев в кресло и уставившись в пространство.

Датч по опыту знал, что ближайшие несколько часов брат никуда из номера не денется. Поэтому поймал такси и поехал в Техническую зону. Надо было проведать, что делает На-Ла. Кадийка заявила, что будет сторожить корабль, пока они решают проблему с финансированием. Ответ страховой компании они должны были получить только через несколько дней.

Вернувшись вечером в гостиницу, Датч как ни странно застал Река не в кресле, а за разбором сумки с личными вещами.

- Доставили сообщение от Златова, - пояснил он.

Датч насторожился.

- Что ему надо?

- Ничего. - Рек поднял голову и посмотрел на брата. - Он уже некоторое время не может связаться с Пронырой. Просил сообщить, если вдруг мы с ним где-нибудь пересечемся.

Датч сел и стал смотреть, как Рек копается в вещах.

- Что ты ищешь? - спросил он наконец.

- А? Да вот... Кажется, нашел. У меня тут запасной зарядный блок для пистолета. - Рек сел на пол и принялся запихивать вещи обратно в сумку. - Я подумал: слетаю на Планету Закатов. У Проныры там дом. Расспрошу, может, кто-нибудь знает, куда он делся.

- Может, сейчас не время заниматься поисками? - предположил Датч, отнюдь не придя в восторг от того, что Рек собирается куда-то в одиночку.

- Слушай! - Рек посмотрел на брата. - Планета Закатов - тихое местечко. И с ближайшего космопорта есть прямые рейсы до Помур'чики. А оттуда два часа езды до Лилен'чики, где у Проныры свой дом. Это займет меньше недели. Я не собираюсь задерживаться. Просто посмотрю - и вернусь. - Рек подумал, какой бы еще аргумент привести - и продолжил: - Не могу я просто сидеть тут, или ходить за тобой следом и слушать все это. Да и вряд ли что-нибудь изменится за неделю.

Датч вздохнул и кивнул головой. В последнем Рек был прав. Как бы ни пошло дальше дело с ремонтом, за неделю вряд ли что-то существенно изменится.

***

Как и предполагал Рек, добраться до Шаблин'гвас рейсовым кораблем и доехать на общественном транспорте до Лилен'чики, оказалось самой простой частью приключения. Несмотря на мрачные думы о разбитой "Медузе" и еще более мрачные - о всяких страховых и спасательных конторах - Рек успел хорошо выспаться и теперь стоял перед домом Проныры, размышляя, что делать дальше.

Дом выглядел пустым. Типичное для Планеты Закатов строение овальной формы, с прозрачной наружной галереей и плоской крышей, усеянной антеннами и декоративными флюгерами. Наружная автоматическая дверь была наполовину открыта. Рек попросту налег плечом и открыл ее до конца.

Автоматика выключена. "Странно", - подумал он. Похоже было, что домом никто не пользуется. А почему, собственно, странно? Проныра - человек непредсказуемый. Может, он съехал отсюда еще месяц назад, продал дом, а новые хозяева еще не заселились.

Рек покачал головой, возразив сам себе. Это - любимый дом Кевина. И если бы он съехал, то обязательно сообщил бы, где его искать. Хотя бы Златову. Кстати, а где сторож? Обычно в отсутствие Проныры здесь живет какой-то местный. Жаль, что Рек не удосужился запомнить его имя. Хотя, вряд ли запомнил бы. У жителей этой планеты были совершенно неудобопроизносимые имена. А вот если бы запомнил, можно было поискать сторожа и порасспросить, куда все делись.

Было похоже, что дом покинули в большой спешке. А еще больше было похоже, что все здесь было совершенно бессистемно обыскано. Впрочем, обыскать дом могли мародеры из числа местного населения. В кабинете Проныры царила пустота, хотя Рек помнил, что здесь на столе был вмонтирован одни из таких мощных "Суперов" последней модели, которые Рек и видел то только дважды: на выставке оргтехники и у Проныры в кабинете. Значит, Кевин все же уехал и забрал комп.

Рек вспомнил полицейские навыки и тщательно изучил стол. После чего поменял свое мнение. Хозяин снял бы свою технику аккуратно, не повредив крепления. А тут явно работали в спешке. Вырвали кусочек столешницы, чтобы не возиться. Значит, все-таки мародеры. Что же здесь произошло?

Дальнейшее блуждание по дому не прояснило обстановки и Рек спустился в подвальный этаж. Здесь был выход в общую подвальную систему.

На Планете Закатов под городами располагались очень сложные и обширные системы подземных коммуникаций. Практически можно было попасть в любую точку города, не поднимаясь на поверхность. А кое-где попадались ходы, по которым можно было проехать на машине из города в город. Подвал под домом Проныры почти ничем не отличался от всех прочих. Большое помещение с многочисленными выходами в общую систему катакомб. Здесь был свален старый хлам и стояли какие-то древние агрегаты, похожие не-то на станки, не-то на куски древних "лунных" ракет. На всем лежал вековой слой пыли. И пол тоже равномерно покрывал ковер пыли. Рек вспомнил, что подобная пыль всегда сопровождает месторождения галтцениума, достаточно тяжелая, чтобы не крутиться в воздухе. Некая составная часть этого минерала, названием которой Рек никогда не интересовался, выкрашивается из основной породы и оседает. Если нет большого ветра, она наверное может оставаться веками там, где давным-давно выбран весь галтцениум.

А еще - здесь было светло. Длинные световоды соединяли подвал и катакомбы с поверхностью. Те прозрачные колпаки, похожие на грибы, которые в городе встречались на каждом шагу, на самом деле были выходами световодов. Как здесь осуществлялась вентиляция - сказать трудно. Особенно учитывая неподвижный слой пыли. Но воздух не был затхлым.

Рек осторожно спустился по пологой лестнице и остановился, не наступая на пол подвала. Если бы здесь и прошел кто-то, следов бы он оставил немало. Оставалось вернуться в дом и попытаться поискать Проныру в другом месте. Реку действительно вдруг захотелось отсюда уйти. Обычно он поддавался такому чувству, потому что оно означало какую-то опасность. К тому же подвал выглядел совершенно безжизненно. Зачем тревожить этот ровный ковер пыли? Следов Проныры здесь не найти. Если, конечно, пыль не собирается здесь за несколько дней (или часов). Другое подсознательно чувство говорило Реку, что можно возвращаться в космопорт, садиться на любой корабль до Земли и забыть о том, что вообще что-то искал. Все равно Проныры здесь нет и дом его брошен.

Странно, до какой степени иногда приживаются некоторые повадки. Шесть лет прошло с тех пор, как Рек уволился из полиции. Да и проработал он там меньше года. Правда, это было время, насыщенное событиями так, что хватило бы на десять лет. Теперь же, когда Рек столкнулся с ситуацией, в которой простой обыватель пойдет и пригласит полицейских, он вместо этого логичного действия начал расследовать сам. Привычка. Зачем звать полицейских? Он сам - полицейский, хотя и бывший.

Подвал притягивал Река и отпугивал одновременно. Не понимая, что так странно на него действует, Рек шагнул с последней ступеньки и ощутил, как его нога утонула в слое пыли. "Посмотрю, что там, за ближайшим поворотом", - решил Рек, обнадеженный тем, что пока ничего страшного не происходило. Страшного? А почему, собственно, он подумал о страхе?

Пыль глушила шаги. Казалось, что действительно идешь по ковру. Рек обошел подвал, заглядывая в каждый выход в катакомбы. Но везде лежала такая же пыль. И тишина. Ни живности, ни воды не было в этом гигантском лабиринте.

Рек знал, что эти катакомбы строила какая-то древняя вымершая цивилизация. Почему она вымерла - никто из здешних не имел представления. Думали даже, что они не вымерли вовсе, а просто взяли и улетели, нашли место получше. И никто никогда не говорил, что в катакомбах особенно опасно. Крепкие своды, без намека на трещины, могли простоять еще хоть тысячу лет.

Он дошел до тупика и свернул в один из проходов. Потолок терялся где-то в вышине. Настойчивое чувство тревоги бралось непонятно откуда. Легкое такое чувство, которое можно было счесть за предчувствие. Но чего? Опасности? Или того, что он на правильном пути?

Рек остановился и некоторое время осматривался и размышлял, не повернуть ли назад. Но потом заметил, что от следующего поворота пыль уже не выглядит однообразно. Похоже было, что там проволокли большой предмет. Рек осознал, что уже держал бластер наготове. Сам не заметил, как вынул оружие.

Проехало нечто на гусеницах, - определил он через несколько шагов. В пыли по всему следу четко виднелись поперечные полосы. Не меньше получаса он шел по следу. Досадно было то, что любой, кому вздумается следить за ним, запросто пройдет по его следам. Но что делать? Вокруг по прежнему было тихо и пусто. В проходах даже хлам не попадался. Возникало даже ощущение какой-то нереальности, словно ты во сне. Хотелось покрепче сжать бластер, просто для того, чтобы твердая рукоятка напоминала о материальном мире.

Когда Рек достаточно осознал, что внутри него поднимается глубинный подсознательный ужас, он остановился и сделал попытку обсудить сам с собой свое состояние. Ничего особенно страшного пока не происходило. Замкнутых пространств Рек, космический летчик, не боялся. Спускаться в катакомбы и тоннели ему и раньше приходилось, так что подсознательно бояться этих конкретных тоннелей просто за то, что они - тоннели и проходят под землей, он не стал бы. Значит, страх может приходить извне. Извне?.. Похоже на какой-то волновой трюк. Воздействие инфразвуком на подсознание. Недаром не проходит неприятное ощущение в ушах, словно их вот-вот заложит.

Один "умелец" завел на своем дачном участке машинку для отваживания бродячих собак и крыс. Пока эту его машинку не обнаружили и не расколотили всенародно, по району ходить невозможно было. Предполагали даже, что какая-то эпидемия распространилась, вроде заразной паранойи. Это Реку один знакомый с Марса рассказывал.

Скорее всего, сейчас на его подсознание воздействовали низкочастотные звуковые волны. Кто-то генерирует их специально, чтобы отбить желание посторонним сюда ходить. Если это так - то надо как раз идти на этот "звук", на этот генерируемый ужас. И придешь туда, куда нужно. Вот только кому нужно?..

Рек заставил себя сдвинуться с места и пошел вперед.

Когда след наконец-то свернул в нечто, напоминающее ворота ангара, нервы у Река были на пределе. Ощущение опасности в этом очередном гигантском помещении стало совершенно осязаемым. Хотя, на сколько хватало взгляда, ничего кроме многочисленных поломанных агрегатов, стоящих вдоль стен, здесь не было.

Маленький гусеничный тягач, оставивший след в лабиринте, нашелся стоящим посреди прочей рухляди. Но вокруг никого не было. Генератор, судя по всему, был установлен прямо на нём. Рек потрогал машинку, потом поднял какой-то щиток и наугад выдернул несколько проводов. Эффект был такой, словно из ушей вынули вату. Ощущение опасности исчезло, а вместо этого появились нормальные звуки вроде отдаленно капающей воды, шуршания невидимых насекомых. Исчезла "звуковая завеса". Даже дышать почему-то стало легче. А в катакомбах, оказывается, не так уж тихо. Непонятно только, зачем понадобилось устраивать эту самую "инфразвуковую завесу" в абсолютно пустом помещении. На всякий случай, Рек не стал убирать оружие. Все равно эта свалка металлолома ему не нравилась. И очень быстро стало понятно, почему.

На ум ему пришло одно слово, которое он и произнес вслух:

- Тени.

Боковым зрением Рек заметил... движение? Или просто задрожал воздух. Так над нагретым асфальтом колышется марево, создавая иллюзию подернутой рябью воды. Рек выпрямился. Железные остовы старых механизмов помогали маскировке. Многочисленные углы и выступы отвлекали взгляд. Но теперь, когда Рек разгадал оптическую иллюзию, серые фигуры проступили в полумраке вполне отчетливо.

В академии в одной группе с ними учились два эльдорианина. Большинство их сокурсников недоумевали, для какого такого престижа эти парни выбрали военную академию землян. Несмотря на присущий эльдорианским мужчинам несколько изнеженный, вальяжный вид, парни были отлично подготовлены. Особенно физически. Так что миф о том, что эльдориане слабее и изнеженнее людей, для Река развеялся очень рано. А вот другой "миф", похоже, превращался в абсолютную реальность.

О эльдорианской боевой маскировке говорили часто и много, но никто ее толком не видел. И та эльдорианская парочка в академии держала рот на замке и на все вопросы о "тенях" отвечала весьма и весьма уклончиво. Так что под конец решили, что эльдориане набивают цену и на самом деле нет у них ничего подобного. Но мифы на пустом месте не вырастают. Это Рек тоже давно понял.

Не меньше десятка фигур в сером отделилось от стен и механизмов и шагнуло к нему. Со всех сторон. Поняли, что прятаться дальше бесполезно. Чужак-пришелец их уже увидел. По мере того, как они подходили, их окраска менялась, становясь светлее и более "подстраиваясь" под цвет окружающей пыли. Хотя какая-то легкая иллюзия марева по прежнему окружала каждую фигуру, как тонкая прослойка между тканью и воздухом. А Рек Дагвард просто стоял и смотрел, испытывая совершенно не подходящее ко времени ликование по поводу того, что разгадал, что такое "тени".

Секрет оказался элементарно прост. Ну, как большинство секретов после того, как их разгадают. Ткань-хамелеон, особым образом отражающая свет, в сочетании с соответствующей тренировкой - вот и все. И, распластавшись вдоль какого-нибудь подходящего угла, человек становится практически невидим.

Эльдориане собрались вокруг Река, все более теряя иллюзорность. Вполне реальные, до зубов вооруженные, рослые эльдориане. Самое время перестать радоваться и подумать о своем незавидном положении.

Сопротивляться и отстреливаться - бесполезно и небезопасно. На него со всех сторон глядел десяток стволов. А прятаться в центре зала некуда. К тому же, в основном фигуры в сером оказались вооружены станнерами. А эта дрянь вырубает, даже если попадаешь под самый край создаваемого ею поля. Тем временем фигуры в сером приблизились почти вплотную, окончательно растеряв сходство с тенями. Один из них, видимо старший, стащил с головы защитную маску, явив свету типичное лицо эльдорианина, по пропорциям напоминающее лица сфинксов. В руках у старшего вместо станнера была дубинка с утяжеленным концом. Выглядел он мало дружелюбно. Действовал и того хуже: сказал что-то остальным (видимо, на каком-то эльдорианском диалекте, так что понять слова было невозможно, хотя смысл приказа выяснился моментально). Несколько фигур тут же подошло к Реку, пока остальные не отводили от него оружия.

- Не сопротивляйся, - предупредил эльдорианин. - Это бесполезно.

- Вижу, - ответил Рек, ругая себя за то что так глупо попался. С другой стороны, разве кто-нибудь попадается умно?

Его быстро и, что самое обидное, очень профессионально обыскали. После чего главный спросил:

- Кто ты такой и что тебе нужно?

- Могу возвратить вопрос. - Рек прикинул расстояние до главного и пришел к выводу, что прыгать на него сейчас действительно без толку. - Что вам здесь нужно? На сколько я знаю, Планета Закатов не является протекторатом Эльдории.

У каждого эльдорианина на груди и на боках поблескивали плоские коробочки, по-видимому, те самые устройства, что создавали маскирующее поле. Остальная одежда состояла из свободных скафандров (или комбинезонов) теперь уже обычного серого цвета. "Контрабандисты? - подумал Рек. - Или бандиты".

- Когда вернется главный - ты ответишь на его вопросы, - пообещал между тем эльдорианин. - А пока тебя отведут к остальным.

Река подтолкнули дулом станнера и действительно куда-то повели. Окружили плотным кольцом и держали под прицелом. Миновав один подвал, они оказались в новом, еще большем. Здесь стояли старые вагонетки и громоздились кипы небольших, размеров с чемодан, контейнеров. Потом Река провели мимо огромных куч какого-то шлака. Рек заинтересовался, быстро подобрал кусочек шлака и отделался всего лишь тычком в спину. Кусочек непонятной породы остался у него в руке. Никто и не думал отбирать.

Покрутив обломок между пальцами, Рек определил, что это скорее всего галтцениум. Однажды ему приходилось держать в руках эту породу. Из нее на Планете Закатов когда-то добывали трилений. Однако!

Трилением покрывали внутреннюю полость гипердвигалетей. Любой другой сплав, даже самый прочный, служил не больше двух лет. Не выдерживал нагрузок. Трилений мог служить практически столько же, сколько служит сам двигатель. Но галтцениум давно уже иссяк на Шаблин' Гвас (то бишь Планете Закатов). Хотя, судя по внешнему виду куч, они пролежали здесь изрядно.

Неожиданно до Река дошло: Проныра нашел старые запасы в катакомбах и присвоил их себе. И похоже, поплатился за свою хитрость. Да ладно бы он один. Так ведь и ему, Реку, понадобилось туда же впутаться.

Минут через пять они пришли. Эльдориане открыли решетку на одной из ниш и втолкнули Река внутрь. Решетка за его спиной захлопнулась.

***

Утром Датч встречался со страховым агентом. Новости были не слишком утешительные. Несмотря на то, что факт аварии, спровоцированной выстрелом талповской зенитки, был очевиден, выплатить всю сумму положенной страховки страховая компания отказывалась.

- Имеет место нарушение эксплуатации корабля, - разъяснил капитану "Медузы" агент. - Ваш экипаж не был укомплектован полностью. Когда вы проводили техкомиссию у вас было указано временное недоукомплектование экипажа. Дальнейших поправок не было внесено.

- Вы считаете, что если бы "Медуза" была набита пилотами под завязку, в нее бы не выстрелили?

- Мистер Дагвард! - Агент был настроен категорично, как и положено страховому агенту. - Для нашей компании имеет значение только тот факт, что на момент аварии у вас было три члена экипажа вместо положенных четырех. Я понимаю, что это не имело решающего значения. Комиссия признает, что между отсутствием четвёртого члена экипажа и повреждением двигателей из-за прямого попадания снаряда нет причинно-следственной связи (Иначе бы вам не заплатили ничего!). Но по существующим правилам мы не можем выплатить всю сумму владельцу, который систематически нарушал правила эксплуатации.

"Да пропади ты со своими правилами!" - едва не сказал Датч, но вовремя сдержался. Спорить было бессмысленно.

- Вам выплатят, вероятно, тридцать-тридцать пять тысяч, - напомнил агент. - Согласитесь, что это достаточно большая сумма.

Старшему Дагварду пришлось смириться с новой неудачей. Тридцати пяти тысяч едва хватило бы на то, чтобы установить новый гипердвигатель и подвести к нему систему управления. А остальное?

Датч шел обратно в гостиницу. Мысли крутились по замкнутому кругу: страховка, которой не хватает, заказ двигателей на заводе, на планетарные нет денег, потому что страховки не хватает...

У входа он наткнулся на Ха-Лан. Кадийка по каким-то делам прилетела на Землю и остановилась в той же гостинице, что и Дагварды.

- Приветствую! - Ха-Лан прижала кулак к груди, выразив этим искреннюю радость от встречи.

Ее помощник Алекс Анчура вполне по земному обменялся с Датчем рукопожатием.

- Что случилось? - спросил он, опередив вопрос своего капитана.

Датч позлился про себя и на себя за то, что по одному его виду можно понять, на сколько плохи их с Реком дела. После чего честно постарался оправдаться.

- Устал бегать по инстанциям, выбивая деньги на починку корабля, - ответил он. Чем, естественно, вызвал кучу вопросов. Пришлось рассказывать, как и при каких обстоятельствах разбилась "Медуза".

- А ваше правительство? - спросила Ха-Лан, едва он закончил краткий отчет. - Они должны что-то выделить за участие в спасательной операции.

- Ха-Лан! Уволь меня от перечислений того, что и в какой форме мне высказали по этому поводу. Вот, сегодня узнал от страховой компании, что мы все же получим некоторую сумму. Но этого не хватит. К тому же часть пойдет на оплату счета за перевозку корабля.

- А сколько исполнилось "Медузе"? - поинтересовалась Ха-Лан, по привычке ставя вопрос так, словно речь шла о живом существе.

- Пять лет, - ответил Датч. - Сама понимаешь, ее нельзя просто починить, поставить такие же двигатели, как были. Придется проводить модернизацию. Иначе что толку вообще ее чинить.

- А если достать новый корабль?

- Купить новый корабль совершенно нереально, - признался Датч. - Это еще дороже, чем ремонтировать старый. У нас есть корпус с очень хорошим тройным покрытием, лучше которого пока не изобрели. Навигационное оборудование мы поменяли совсем недавно. Нужно заменить часть обшивки, но это как раз меньшая из проблем. Двигатели! Этой модели - пять лет (а если учесть, сколько её строили - можно сказать, что все шесть). Такие двигатели уже сняты с производства. Их больше не выпускают. В ремонтном блоке мне предложили похожие. Они подходят к нашей системе. Но они чуть-чуть послабее тех, что были. Сама понимаешь - не хочется брать такие. А более мощные - уже не подходят к системе нашего охлаждения. Точно такие как на "Медузе" не выпускают уже около трёх лет. Можно, конечно, оформить спецзаказ, но спецзаказ обойдётся дороже, чем новые мощные. А кому захочется платить втридорога, чтобы восстановить старьё?! С гипером - вообще отдельные проблемы! В общем-то мы с братом прикидывали, что лет через пять всё равно придётся модернизировать "Медузу", даже если оборудование не износится - оно уже здорово устареет. Но мы рассчитывали что накопим денег за эти пять лет... А тут тебе пожалуйста - досрочная модернизация в обязательном порядке!

- У вас совсем нет денег? - участливо спросила кадийка.

- Страховки не хватит. Мы подсчитали с Реком: нужна большая сумма.

- Но ведь у вас много друзей! - грустно улыбнулась кадийка и подумала, что отдаст Датчу все свои личные сбережения, но для такого размаха, который описал Датч - это капля в море. Если она расскажет об этом отцу - тот тоже даст денег для ребят, но это будет две капли...

- В общем, - подвел итог Датч, - заказывать такие же, какие были - бессмысленно. А под новые пойдет перестройка внутренних систем охлаждения. Да и горизонтальные линии придется заменить.

- Это - серьезная работа, - согласилась Ха-Лан, а Алекс прикинул в уме, что распотрошить старые линии и наладить новые - все равно что сменить систему в компьютере на более мощную, а потом понадобится новый блок питания и куча всего еще. Только оболочка и останется старая.

- Не думайте, что я "с жиру бешусь", - сказал Датч. Хотя Ха-Лан его в этом и не обвиняла.

Его досадовали неудачи, а еще добавляло недовольства отсутствие Река, который умчался куда-то, "посмотреть, что там с Пронырой". На-Ла сидела на корабле и изображала из себя охранника, хотя на "Медузу" в доке никто не покушался. Но для кадийки было спокойнее видеть это самой, будто она всерьез боялась, что в ее отсутствие корабль отправят в переплавку. Впрочем, от На-Лы немного толку, когда приходится бегать по чиновникам. Да и от Река тоже. Но как моральная поддержка они очень даже были нужны.

Тут Датч подумал: "Куда это меня занесло? И что подумает Ха-Лан? Два взрослых человека не могут решить свои проблемы и плачутся всем, кому охота слушать". Поэтому он поспешил заверить кадийку:

- Да ничего страшного. Ну, возьмем наконец ссуду, потом будем выплачивать. С кем не бывает... Не хотел забивать тебе голову своими проблемами. Что-нибудь мы придумаем.

Тем не менее, Ха-Лан с Алексом оставили Датча в расстроенных чувствах, пообещав еще заглянуть перед отлетом.

***

Размер подземной камеры был вполне обозримый. И потолок не терялся в вышине, а конкретно висел над самой головой. Здесь царил такой же полусвет, как и в большинстве тоннелей. А еще здесь были люди, человек двадцать, или тридцать. Оглядывая их, Рек понял, что все это - женщины. Некоторые сидели на полу, некоторые стояли, привалившись к стенам. И большинство смотрело на новичка.

- Добрый день, дамы, - поздоровался Рек и, на всякий случай поправился: - Или добрый вечер.

Никто не кивнул в ответ, хотя смотрели на него с недоумением, а кое-кто с опаской, словно его появление могло означать перемены не в лучшую сторону. Рек решил, что в затянувшемся молчании нет ничего интересного и пошел осмотреться.

Помещение было достаточно сухим и просторным. В углу Рек обнаружил водопровод. Точнее, прямо из стены по желобу стекала вода и падала в чашу размером с раковину, потом переливалась через края и бежала по следующему желобу метра полтора, к дырке в полу. Дырка, судя по некоторому специфическому запаху, использовалась в качестве нужника. Около чаши, подальше от сливного отверстия, стояло несколько разнокалиберных сосудов и кружек.

- Удобно, нечего сказать, - рассудил Рек вслух. И повернулся к ближайшей женщине, напряженно наблюдавшей за его передвижениями. - Воду пить можно?

Женщина подумала немного и кивнула. Враждебности никто не проявлял, что Рек счел хорошим признаком. А еще он заметил, что все эти женщины одеты довольно странно: в помятые и запыленные, но явно предназначенные для деловых встреч, костюмы и платья. Вот эта ближайшая, к примеру, сидела накинув на плечи пиджачок, не имеющий ничего общего с рабочей одеждой. А под ним виднелась шелковая кофточка, в хорошие времена бывшая белой. Рек повернулся и сел рядом. Женщина дернулась было, но передумала и не стала отодвигаться.

- Откуда вы? Как сюда попали? - спросил Рек.

Женщина помедлила, но все же ответила:

- Мы были на конференции женщин-океанологов, в И'Моку'чики. Потом, когда возвращались в космопорт, на нас напали и нас увезли сюда. Заставляют работать.

- Ясно, - протянул Рек, хотя на самом деле ему мало что было ясно. - А на что смотрела местная полиция? И с каких это пор эльдориане воруют земных женщин?

"Чушь какая-то, - отозвалось у него в голове. Рек попытался настроить мысли на более информативный лад. Но получилось не более содержательное: - Ладно, разберемся".

- Ты сам-то кто такой?

Вопрос задали откуда-то сзади. Рек обернулся. В нескольких шагах от него сидела молодая девица с всклокоченными длинными волосами.

- Я - Рек Дагвард, - представился Рек. - А вас как звать?

- Это имеет значение? - Она явно была настроена агрессивно.

- Имеет, - спокойно ответил Рек. - Как иначе мне к вам обращаться? Девушка с длинными волосами?

- Ее Тина зовут, - опередила девицу женщина постарше, отделяясь от стены, подходя и садясь рядом с Реком. - Тина Шунтор. А меня - Дайана Ленс. Так откуда ты взялся, Рек Дагвард?

- Мимо шел. Нет, действительно мимо, - признался он. - Искал одного своего друга. Он пропал недели три назад. Вы не слышали, здесь есть еще пленники?

Женщина покачала головой. Но тут заговорила та, которая была в модном пиджаке.

- Я немного знаю это эльдорианское наречие. Как-то надсмотрщики говорили о том, что надо получше охранять... я не поняла, как они его назвали, но это было какое-то имя. Не помню точно.

- Уже хорошо, - решил Рек. - Есть надежда, что мой приятель жив.

- Ага! И ты решил составить ему компанию, - съязвила та, которую назвали Тиной.

- Ну, на данный момент я составил компанию вам.

Тина презрительно фыркнула.

- Правильно. Не стоит надеяться на то, что пришел спаситель, который решит наши проблемы.

- Да я и не собирался, - признался Рек, не собираясь ломать голову над тем, почему эта девица на него крысится. Бедняги, должно быть, здорово здесь натерпелись. Нервы у всех на пределе. Чему удивляться?

- Не знаю, сколько мы здесь, - призналась та, что в пиджаке. - Трудно ориентироваться, когда все время один и тот же полусвет. Нам дают несколько часов отдохнуть, а потом снова выводят на работу.

Женщины понемногу перестали бояться Река и он смог составить себе примерную картину того, что происходит. Женщины перебирали и сортировали галтцениум. Годный к употреблению раскладывали по контейнерам (тем самым, размером с чемодан, которые видел Рек). Куда он потом девался - никто не видел. Его грузили на автоматические тележки и увозили. Понемногу. Рек подумал, что много сразу эльдориане не могли отправлять. Они ведь действовали "контрабандой". А женщин они приставили к этой работе потому, что с ними проще справиться.

- Думаю, их здесь немного, - заключил Рек, кивая в сторону двери и имея в виду эльдориан.

- Мы видели человек десять, - сказала Дайана Ленс, присоседившаяся к Дагварду с противоположной стороны от женщины в пиджаке.

Понемногу интерес к Реку приобрел более всеобщий характер. Ему стали задавать вопросы, иногда неожиданные. К примеру, "где мы все находимся?". Оказывается, никто не знал, куда их привезли. Потом, когда общее оживление стихло, язвительная Тина спросила:

- Что делать-то будем? - Будто он должен был прямо сейчас дать ответ на этот вопрос. - А что? Ты же мужчина. Вот и придумай что-нибудь!

Слово "мужчина" эта девица каждый раз произносила примерно с таким выражением, с каким можно произнести слово "придурок". Но Рек не собирался принимать вызов.

- Непременно. Куда ж я денусь, - пообещал он вместо этого, хотя на самом деле не имел ни малейшего представления, что можно предпринять.

Он прикинул, что эльдориане вряд ли захотят уничтожить пленников, когда закончат свою работу. Эльдорианские контрабандисты всегда вели себя рационально и некровожадно. Но сколько времени придется сортировать для них породу? Месяц? Год?

На некоторое время все стихло. А потом пришли охранники, открыли решетку и сунули в камеру коробку с хлебом и сушеным мясом. Женщины тут же разобрали небогатый паек. Рек от своей доли отказываться не стал, но сунул хлеб в карман. То ли не проголодался за несколько часов блужданий по лабиринту, то ли был слегка "на взводе", а в таком состоянии он никогда есть не мог. Еще через пол часа всех погнали на работу. Для Река исключения делать не стали.

***

На-Ла сидела в кокпите и развлекалась с мини-компом. Общий пульт обесточили и других занятий кадийка для себя не нашла. А уходить в гостиницу ей тоже не хотелось. Потом пришел капитан, заглянул ей через плечо в комп, сел в свое кресло и сказал:

- Рек улетел на Шаблин'гвас. - И добавил: - Страховки на ремонт не хватит.

На-Ла оставила комп (он все равно был маломощный и ей уже надоело с ним возиться) и посмотрела на капитана.

- Сбежал? - переспросила она. - Ну, потом вернется - вы что-нибудь придумаете.

Кадийку уже не беспокоило будущее. Корабль не бросили, до ремонтной зоны дотащили. О чем волноваться?

Датч в свою очередь посмотрел на На-Лу и покачал головой.

- Не сбежал, - не согласился он. - Поехал проверить, куда делся Проныра.

- Да знаю я! - отмахнулась кадийка.

- Что ты знаешь?

- Рек терпеть не может, когда ему на нервы капают, - заявила На-Ла очень убежденно, хотя наверняка повторяла фразу, которую слышала от самого Река и в смысл которой мало вникала.

- На-Ла! Что ты понимаешь? - поморщившись, ответил Датч.

- Так свяжись с политиканами, - предложила На-Ла. - Что, у Златова не найдется несколько лишних тысяч?

Датч вздохнул. И некоторое время разглядывал внутренность дока через обзорное стекло.

- Несколько тысяч нас не спасет, - сказал он наконец. - Нам нужно тысяч шестьсот, а может, восемьсот.

- Ну и что? У Златова нет восьми сотен тысяч?

Датч отмахнулся.

- Лучше скажи, что не хочешь быть ему обязанным, - выдала На-Ла абсолютно уверенным тоном.

- Не хочу, - признался Датч. - Да, Златов ссудит нас деньгами. И возможно, даже без процентов. Но быть обязанным на такую сумму!.. Нет, не хочу.

- Как ты его не любишь! - съехидничала На-Ла. - Но когда он что-то просит - идешь и делаешь.

Датч сверкнул было на кадийку взглядом, но сдался.

- Конечно, если мы ничего лучше не придумаем, придется позвонить Златову. Хотя лучше бы это Рек сделал, - признался он и встал. - Хватит об этом. Ты когда последний раз ела?

Кадийка задумалась и пожала плечами. В принципе, нельзя было с уверенностью отрицать тот факт, что есть ей хотелось.

- Пошли, - скомандовал капитан. А поскольку На-Ла все еще сомневалась, стоит ли оставлять корабль, повторил более категорично: - Идем! Здесь есть приличная забегаловка поблизости. Никто не украдет "Медузу" в твое отсутствие. В карман ее не положишь.

***

Лорд Хазар с интересом осматривал своды катакомб, пока подъемник вертикальной шахты доставлял к открытому трюму его корабля контейнеры с галтцениумом. Эльдорианину приходилось слышать о подземных коммуникациях на Планете Закатов, но стоило это увидеть, чтобы оценить масштабы работ, проделанных неизвестной древней расой.

- Нашим строителям стоило бы поучиться у тех, кто это все возводил, - вслух сказал лорд Хазар, не в силах оторваться от созерцания.

- Хуже всего, что эти катакомбы совершенно бессистемные, - пожаловался Варад (такой же контрабандист, как и Хазар, только не аристократического происхождения). - У нас есть карта, но она очень приблизительная. Так что вычислить, в каких еще местах хранится порода, невозможно.

Лорд Хазар перевел наконец взгляд на собеседника. Тот счел это за вопрос и пояснил:

- Не то, чтобы совсем невозможно. Но на это потребуются месяцы. У нас нет столько времени.

- И как же вы обходитесь? - поинтересовался лорд Хазар, проходя вперед, чтобы получше рассмотреть каменную кладку.

- Стараемся убедить нашего подопечного, что для него лучше рассказать все без лишних эксцессов.

- Стараетесь?

Варад сдержанно усмехнулся.

- Земляне очень упрямы. Но реалистичны. Этот парень понимает, что сопротивляясь нам, он только делает хуже себе.

Лорд Хазар пошел вперед по проходу и Вараду пришлось его догонять.

- Хотите посмотреть, как устроены здешние залы? - спросил он.

- Разумеется. Это очень интересно.

Два эльдорианина вели себя как экскурсант и гид. В среде эльдорианских контрабандистов табель о рангах соблюдался так же строго, как в высшем обществе. Лорд Хазар был лордом и поэтому Варад, простой парень из средней семьи, вел себя предупредительно и вежливо и даже готов был демонстрировать так заинтересовавшие лорда чужие катакомбы.

Гусеничные транспортеры таскали контейнеры к отвесной подъемной шахте, над которой пристроился эльдорианский малый транспортник со странным (с точки зрения людей) названием "Обводка". Леди Далила скурпулезно подсчитывала ящики, которые люди Варада переносили с площадки подъемника в трюм корабля. Пока она была занята этим важным делом, лорд Хазар вместе с Варадом осматривали катакомбы. Они дошли до зала, в котором лежала еще не разобранная куча породы и копошились какие-то люди. Хазар только мельком глянул в их сторону, отметив про себя, что его соотечественники выбрали в качестве рабочей силы землян. Три охранника-эльдорианина со станнерами наперевес следили за работой.

Рек узнал эльдорианского лорда, едва тот вступил в зал. Но Хазар был занят созерцанием стен и потолка и едва заметил, что в зале есть кто-то еще кроме него самого. Закидывая куски породы в ящик, Рек прикидывал, что надо сделать, чтобы заставить лорда обратить на себя внимание. Окликнуть его? В принципе, эльдорианам должно быть все равно, если на них будет работать на одного человека меньше. Но вряд ли лорд Хазар уговорит их отпустить всех. А оставить женщин Рек не мог. К тому же, вдруг лорду Хазару нежелательно, чтобы Рек обнародовал свое с ним знакомство? Лучше бы он сам заметил Река. Но как на зло куча, которую разбирал Рек, лежала не на дороге и лорд Хазар мог уйти, так и не обратив внимание на тех, кто возле ее копошится.

Идея, которая пришла Реку в следующий момент, может и не была слишком хороша, но зато легко осуществилась. Краем глаза Рек заметил, как один из охранников подошел и стал подталкивать двух женщин к краю кучи, где по его мнению их работа могла быть более эффективной. Рек бросил ящик и прыгнул к нему. Главное было - не дать в себя выстрелить. Поэтому Рек вцепился в эльдорианина сзади и принялся отбирать у него оружие, оря как можно громче, чтобы тот не смел обижать женщин. Второй надсмотрщик кинулся на помощь первому, а третий закричал на женщин, чтобы отошли в сторону и подкрепил свое требование тем, что выпалил из станнера в пол. Психологическое воздействие оказалось верным. Большинство бросилось от голубой вспышки и сбилось в кучу. Оставшееся меньшинство на пару секунд растерялось, но потом последовало общему примеру. При этом некоторые завизжали от страха, а некоторые закричали, чтобы эльдорианин не стрелял.

Рек, вися у врага на загривке, старался как мог уклоняться от второго надсмотрщика, колотившего его прикладом. При чем из-за резких рывков дерущихся половина ударов доставалась не тому, кому она была предназначена. Избиваемый товарищем эльдорианин подвывал и ругался за двоих, не забывая при этом делать попытки скинуть Река со своей спины. Умудрился даже ткнуть локтем под ребра. Но по причине стесненности движений удар оказался недостаточно сильным, хотя и заставил Дагварда резко выдохнуть. Потом кто-то из них за кого-то запнулся - и оба упали под ноги третьему.

Можно было на этом и заканчивать, потому что лорд Хазар заинтересовался сражением еще на первых выкриках и по своей любви к рукопашным схваткам подошел достаточно близко, чтобы разглядеть Река. Но драка уже зашла слишком далеко. На зов Варада прибежало еще двое и общими усилиями они оттащили Река от своего товарища. После чего просто не могли не кинуться вымещать на землянине свой боевой пыл. Рек перестал сопротивляться, отлично понимая, что в данном случае лучший способ утихомирить врага - это дать ему беспрепятственно делать то, что он хочет. Прикрыв руками голову, он приготовился стерпеть все, что ему причитается. Но эльдориане не кровожадны и умеют быстро справляться со своими эмоциями. Варад закричал на подчиненных - и они прекратили избиение.

Кто-то толкнул его в бок.

- Вставай!

Рек осторожно убрал руки и поднял голову. И увидел прямо перед собой пару изящных эльдорианских сапог.

- Вставай! - потребовал кто-то сбоку. Не обладатель сапог - это точно.

Рек сосредоточился и стал подниматься. Помогать ему не стали, но и препятствовать тоже. Рек машинально отряхнул плащ и (с некоторым трудом) разогнулся. Прямо перед ним стоял лорд Хазар. Безразличным взглядом окинув растерзанного и вывалянного в пыли Дагварда, лорд Хазар сказал что-то Вараду, повернулся и пошел к выходу из зала. Река подтолкнули к женщинам и повели всех "на перерыв", обратно в камеру.

- Все мужчины - идиоты, или ты один такой? - прицепилась к нему девица, которую звали Тина.

- Оставь человека, - посоветовала ей другая. - Ему и без тебя плохо.

Рек стащил плащ и постелил его на пол. Потом лег на него и принялся размышлять о лорде Хазаре и о том, что тот сделает. Собственно, Река больше волновало то, что эльдорианин не сделает. "Узнавать" Река при своих соотечественниках он не стал. Вполне возможно, что все старания были бесполезными и Хазар не захочет ему помогать.

Кто поймет логику инопланетника? Рек с Датчем пошли на таран счастьевского крейсера, чтобы организовать спасение самого лорда. Но ведь до этого, на "Олимпии" лорд сам спасал их, отстрелив стену их камеры. Может сейчас лорд Хазар посчитает, что они квиты и никто никому не обязан. К тому же выгода для эльдорианина может оказаться важнее дружбы. Но попытаться стоило. Во всяком случае, объяснять свое поведение этим барышням и вселять в них надежду, которая для него самого виделась довольно сомнительной, Рек не стал.

- Может, водички попьешь? - сказал кто-то рядом.

Рек открыл глаза и увидел обладательницу модного пиджака. Женщина принесла ему кружку. Рек сел и забрал у нее воду.

- Спасибо.

Пить действительно хотелось.

Женщина принесла не только кружку, но и смоченный в воде платок, которым осторожно коснулась его лица, стирая кровь.

- Я очень боялась, что они тебя убьют, - призналась она.

- Не убили бы, - убежденно ответил Рек. - Эльдориане не такие кровожадные, как о них думают.

- Значит, они не станут нас убивать?

- А зачем им вас убивать? - удивился Рек.

- Ну, чтобы свидетелей не было. Вот погрузим эти камни, а потом они от нас избавятся.

- Успокойся. Они не станут этого делать.

К их разговору прислушивались многие. Поэтому снова ввязалась Тина:

- Откуда ты знаешь, что они станут делать, а что нет? Они - инопланетяне. Как ты можешь быть уверен в том, что они сделают?

Рек посмотрел на девушку и ему стало ее жалко. Жалко стало и всех этих женщин. Стоило бы сказать лорду Хазару пару ласковых при встрече, чтобы знал, что он, Рек, думает о манере эльдориан воровать людей.

- Я думаю, мы отсюда выберемся, - сказал он, отлично понимая, что пока это только пустые слова, которыми мало кого успокоишь.

- Оптимист, - фыркнула Тина. - Как? Как мы отсюда выберемся?

- Поговорим об этом позже, - предложил Рек. - Мне кое-что надо... - Он встал и направился в тот угол, где был сток для воды. - Я прошу прощения у дам...

Некоторые сразу догадались и поспешили сделать вид, что ничего не замечают. Остальные тоже оказались понятливыми. Только одна девица (она сидела ближе всех к воде) уставилась на его спину. Не то, чтобы с интересом. Она просто растерялась.

- Когда тебе понадобится, я тоже глаз не отведу, - пообещал Рек, не оборачиваясь.

Девица покраснела и потупилась.

"Вот ведь положение! - досадливо подумал Рек. - Если лорд Хазар решит, что не стоит вмешиваться в чужие дела, мы здесь рискуем надолго застрять. Очень бы этого не хотелось"...

***

Тем временем Лорд Хазар вернулся на корабль и сказал леди Далиле:

- У них там Рек.

- Как - у них?

- Работает. Не знаю, где они его прихватили.

- Ну так помоги ему, - не минуты не колеблясь предложила прекрасная эльдорианка. Рек был их другом и для леди Далилы было вполне естественно, что другу надо помочь. - Скажи им, что Рек - твой друг. Они его отпустят.

- Не все так просто, - признался Хазар, садясь за пульт своего корабля. - Он не один. С ним не меньше двадцати женщин.

- Что? - Далила решила, что она ослышалась. - Двадцать женщин?

Следующим вопросом было бы: "зачем ему столько?". Но лорд Хазар вовремя разъяснил ее недоумение:

- Они там тоже работают. Зная Река, можно предположить, что он не уйдет один, а захочет выручить всех остальных.

- Ну, значит, надо помочь всем, - тут же решила Далила, довольная тем, что Рек не потерял в ее глазах свой нравственный облик.

Однако лорд Хазар сомневался. Помочь Реку значило - обмануть своих. В этом нет уж очень большой беды. Эльдорианские контрабандисты люди полностью свободные от каких бы то ни было обязательств перед кем бы то ни было. Даже перед своими же эльдорианами. Поэтому контрабандисты с Эльдории старались не связываться друг с другом. В сущности, никто не обязывал лорда Хазара поступать честно по отношению к Вараду. Хазар мог в любой момент развернуться и улететь, присвоив себе часть "товара", которую уже успели погрузить в его корабль, вместо того, чтобы довольствоваться платой за перевозку. С другой стороны, и Варад тоже мог поступить нечестно и обмануть лорда Хазара при расчете, к примеру, подсунуть ему заблокированную платежную карту. С третьей стороны, они могли поступить и честно по отношению друг к другу, потому что это было бы залогом дальнейших деловых отношений. Все диктовала выгода. В данном случае выгоднее было поступить честно, потому что галтцениума могло оказаться очень много. Корабль Варада - тяжелый транспортник - стоял в ближайшем порту. Он не мог опуститься прямо на шахты: масса и недостаток маневренности не позволяли. А вывозя галтцениум на своих челноках люди Варада могут провозиться слишком долго и привлечь к себе нежелательное внимание: ближайший порт был не так уж близко. Относительно небольшая и лёгкая "Обводка" могла сесть на любую поверхность (в данном случае - погрузочным люком на подъёмную шахту), а также была достаточно вместительна. Поэтому Варад нанял лорда Хазара и даже развлекал его, пока шла погрузка.

Лорд Хазар, в отличие от запертых в катакомбах земных женщин, знал, что ничего страшного эльдорианские контрабандисты с ними не сделают. Когда закончится работа, их просто запрут, отлетят от планеты на безопасное расстояние и сообщат анонимно местной полиции, что в таком-то месте катакомб заперта куча народу. Значит, можно не особенно волноваться и за Река, и за этих женщин. Эльдорианские контрабандисты никогда не позволяли себе ненужных убийств. Контрабанда и так нелёгкое занятие, зачем его ещё больше осложнять убийством. В понятии деловых людей это вещи несовместимые. Если представители одной расы начнут убивать представителей другой расы, за ними начнут охотиться по-настоящему, настойчиво и заключая всякие союзы для наибыстрейшей поимки убийц с властями других планет. Лишние проблемы никому не нужны и поэтому лучше никого не убивать. А так... какие-то эльдориане, точно неизвестно какие (всего эльдориан по космосу миллиарда три-четыре будет), вывозили что-то (неизвестно что) с Планеты Закатов. Ну и что? Ах, да! Они задержали два десятка женщин (на что не имели санкционированного права). И заставили их работать... ничего не заплатив. Ну это и вовсе дело житейское: с каждым из нас такое случалось, что б нам хозяин за работу не заплатил. Таким образом, то, что сделали эти неизвестные эльдориане очень плохо и совершенно противоправно, но... никто за такой проступок не будет снимать свои вооруженные эскадры и бросать за ними в погоню. Тем более - кто они, эти нехорошие эльдориане? Имени не оставили, в порту Шоу-планеты зарегистрировались под вымышленным кодом...

Всё прекрасно! Выходит, можно сохранить деловые отношения с партнером и честно перевезти галтцениум, куда просят. А как потом разговаривать с Реком? Наверняка он обидится. Да и его брат тоже. Выходит, что лорд Хазар его бросил, пусть не на растерзание, но на бесплатную работу на своих эльдориан. Всё-таки, нехорошо!

Лорд Хазар выложил свои доводы Далиле, но та его сомнений не разделила.

- Милый, как ты можешь так рассуждать?! Ну и что, если ты обманешь компаньона? Зато ты спасешь друга! И вообще, тот отборный галтцениум, который уже лежит в трюме, можно продать, выручив больше, чем за перевозку. А найдет ли Варад что-то еще - неизвестно!

Далила моментально сразила лорда Хазала своей женской логикой. С такими доводами нельзя было поспорить, поэтому лорд Хазар потянулся к одному из многочисленных ячеек под пультом и вынул свой портативный парализатор, проданный ему "из-под полы" одним земным военным. Вообще-то, эльдориане сами неплохо изготовляли подобные игрушки и даже снабжали их регуляторами мощности. Но лорд не мог отказать себе в удовольствии купить то, что продавалось незаконным путем.

- Жди меня в корабле, дорогая. Я скоро вернусь, - пообещал Хазар, напоследок вальяжно поцеловав свою верную подругу.

***

Вернувшись после очередного неудачного похода по кабинетам чиновников, Датч, мрачный и злой, забрал с корабля На-Лу и в приказном тоне отправил спать в соседнюю комнату их гостиничного номера. А сам сел за стол... И через некоторое время понял, что просто сидит, уставившись в пространство, без единой мысли в голове.

Прошедшие полторы недели измотали его больше, чем сам Датч мог ожидать. Он надеялся на получение ссуды, но в каждой новой конторе ему почти одинаково отвечали: "Нет, мы не можем дать ссуду под залог корабля. Если бы у вас было поручительство - тогда другое дело. Обратитесь туда-то. Они наверняка занимаются такими сделками"... И Датч старательно обходил все адреса, которые ему выдавали. Провалиться бы им!..

Датч подавил вздох и придвинул к себе аппарат дальней связи (который в силу устоявшихся привычек называли телефоном). Мысль о том, что нужно позвонить дяде, приходила ему не однажды. Но каждый раз Датч надеялся, что проблему можно разрешить без его вмешательства. Время шло. Проблема не решалась. Датч достал записную книжку и вывел на дисплей личный номер Генриха Дагварда. Прикинул, что по времени в маисийском городе Светлове начинается рабочий день. И отбросил от себя книжку.

Стоит дяде Генриху узнать, что они разбили корабль, он устроит такое, что все походы по страховым компаниям и Комитетам Поддержки покажутся послеобеденной прогулкой в воскресный день! Он же спит и видит, как бы перетащить племянников в свою корпорацию. А тут такой удобный случай. Куда они без корабля денутся? Дядя соберет все доводы, убеждения и наезды, которые накопил за пять лет с того момента, как они грохнули все свое наследство и продали всю недвижимость, чтобы купить "Медузу". Позвонить дяде - это все равно, что вступить в космический бой без оружия. В принципе, победить можно. В принципе... Только на это больше сил надо.

А сил нет.

Датч сунул пальцы в свою русую шевелюру и сжал пряди волос, словно собирался их выдернуть. Но тут же убрал руки и выпрямился. "Еще головой об стенку побейся", - посоветовал он сам себе. Нашел о чем переживать! Дядя, между прочим, им никогда в помощи не отказывал. Заботился о них не меньше, чем о собственных детях. Так никто и не говорит, что он сейчас обязательно откажет. Корпорация "Строй Транзит Дагвард Компани" достаточно мощная, чтобы сумма в какие-то там восемьсот тысяч не пугала ее генерального директора. А чтобы не спорить с ним в данную минуту, можно сослаться на то, что межпланетная связь слишком дорогая и долго разговаривать Датч не может.

Датч снова придвинул блокнот и телефон. И уже набрал первые три цифры межпланетной связи: восемь - восемь - восемь... Все равно, с какой связной компанией иметь дело. Связь с Маиси проходит через одни и те же 287 спутников. И не убеждайте меня, что у вас секунда дешевле, чем у конкурентов! Не могут обходиться без рекламы...

Датч снова бросил блокнот и отключил набор номера, не дождавшись, когда интимный женский голос договорит, какие еще блага дает связь именно через их компанию.

Дядя Генрих и не станет говорить по связи. Он бросит все дела и прилетит сам, лично. И даже привезет в кармане кредитную карту на восемьсот тысяч галактических кредиток. Но сперва будет бой. И только в том случае, если дядя поймет, что Датч лучше убьется, а не изменит образ жизни, восемьсот тысяч будут им выданы. Дядю можно понять. Даже с чисто меркантильной точки зрения. Они починят корабль и будут старательно работать, чтобы отдать деньги. Но работать придется очень долго. Космический корабль "съедает" почти две трети заработанных денег только на собственные нужды вроде техосмотра, ремонта, горючего, оснащения, налогов, таможенных сборов и т.д. и т.п. Даже если сильно урезать то, что уходит на нужды экипажа, они будут отдавать эти восемьсот тысяч несколько лет.

Датч встал и прошелся по комнате. Если бы все упиралось только в деньги, было бы проще. Но дядя Генрих еще и очень искренне обеспокоен судьбой своих племянников. Он до сих пор так потрясен тем, что случилось с Реком на Маиси, что готов при нем ходить на цыпочках. На Река он никогда не станет орать и давить нравоучениями. Ему умные люди - врачи из Реабилитационного Центра - доходчиво объяснили (пять лет назад, точнее, пять с половиной), что психика Река очень сильно травмирована и с ним надо обращаться очень и очень корректно. То, что по мнению Датча, Рек давно уже полностью выздоровел, и даже то, что последние четыре года это признают все медкомиссии, на дядю никакого эффекта не оказывает. К счастью для Река. А потом еще Датч сам попал на Стамтон, о чем дядя Генрих узнал задним числом, из Новостей. Датча дядя больным не посчитал и при первой же встрече "обрабатывал" часа три, убеждая в авантюрности всего, что они с Реком делают. Датч подумал, что если дядя однажды узнает, на сколько он прав насчет авантюр - он упадет в обморок. Хотя, не упадет. У него достаточно крепкая нервная система. Но вряд ли ему хоть в кошмарном сне снилось, что дети его родного брата работают на военную разведку, суются улаживать конфликты между кадийскими министрами, или устраивают диверсии на кораблях "Счастья человечества".

Нет уж! Лучше пусть Рек звонит дяде. Вот вернется с Планеты Закатов...

Датч сел и с тоской посмотрел на телефонный аппарат. Ну разве это правильно: скидывать проблему на младшего брата только потому, что у него нет настроения разговаривать с собственным дядей? И потом, все равно разговора с дядей ему не миновать. Он же не станет прятаться по углам. Или требовать от Река, чтобы тот врал дяде, что Датча нет рядом и он не может подойти к телефону.

Датч уже не стал подавлять тяжелого вздоха. И подумал, что отлично понимает Река, которому было так тяжко ходить по инстанциям и выслушивать отказы, что он предпочел сбежать хоть на какое-то время, прикрывшись уважительной причиной.

А может, вообще не связываться с дядей? На-Ла сказала: свяжись с политиканами. Почему нет? Какая разница, кому отдавать деньги: дяде или Златову?

Датч схватил блокнот. Связной телефон Виктора Златова у него где-то был. На всякий случай. Правда, это действительно только связной телефон. Златов, подобно некоторой части бизнесменов, предпочитал не обременять себя недвижимостью. Он жил в гостиничных номерах-люкс, где можно не заботиться о постельном белье, столовой посуде, охранной сигнализации и проблемах с профсоюзом горничных. Попробуй найди его, где он сейчас.

Ну, про них тоже можно сказать, что не обременяют себя недвижимостью. Назвать недвижимостью космический корабль совершенно невозможно...

Точнее, сейчас как раз возможно, когда он, раскорёженный, стоит в ремонтном доке и никуда не двигается...

Датч почувствовал, что уже разозлился на бывшего президента Маиси и отложил блокнот. Нет уж! Вот Златову пусть Рек звонит сам. Ему привычнее общаться с этим Вики... Что за дурацкая интерпретация? Вики... Вот Датч, или Рек - совсем другое дело!.. Чушь какая! Что только ни придет в голову, когда сидишь вот так, один на один с телефоном.

Нет! Златову он должен позвонить сам. А то именно так и получится, что он подсылает брата, потому что самому ему лично гордость не позволяет обратиться к человеку, от которого, пока не пришла нужда, старательно воротил нос. Глупость какая!..

Нет, это что-то невозможное... Датч снова отодвинул аппарат и подумал: "Смешно! Два взрослых человека не могут решить простую проблему с починкой корабля без того, чтобы как маленькие не попрошайничать у дяди"!

- Что, телефон не работает?

Датч обернулся. В дверях стояла На-Ла, в оранжевой пижаме и почему-то в обнимку с подушкой.

- Почему ты не спишь? - проворчал он, отчасти довольный тем, что кадийка отвлекла его навязчивых мыслей.

- Я сплю, - убежденно ответила На-Ла. - Просто ты смотришь на телефон так, будто от него все проблемы.

- На-Ла! - Датч покачал головой. - Не убеждай меня, что видишь во сне через стену.

- Так я уже не сплю и стою здесь, - ничуть не смутилась кадийка.

- Вот и возвращайся к себе в кровать, - посоветовал капитан.

На-Ла с сомнением оглянулась через плечо на темнеющий проем двери. Потом снова посмотрела на Датча.

- Ты сам иди спать, - заявила она. - Все равно сидишь тут и никуда не звонишь.

После чего кадийка отвернулась и ушествовала вместе с подушкой в свою комнату. Датч вздохнул и протянул руку, чтобы выключить верхний свет. Проблема может подождать до утра.

***

Все, за что брался эльдорианский лорд-контрабандист, делалось исключительно изящно и просто. Хазар не любил лишнего шума, криков, сложных уверток. В конце концов, они же не на войне. Здесь нет надобности проявлять чудеса героизма, закрывать собой товарищей, тонуть в болоте ради того, чтобы незаметно подобраться к неприятелю. Нужно всего лишь появиться там, где нужно и в подходящий момент. Поэтому он прошелся по лабиринту туда-сюда, определяя, куда делись люди Варада. Рядом с камерой был всего один часовой. Собственно, могло и его не быть. Эльдориане ничего не опасались. Они собирались отдохнуть и загрузить еще одну партию ящиков в трюм "Обводки".

Лорд Хазар вышел из-за угла и пошел прямо к часовому.

- Где Варад? - спросил он, оглядываясь, словно ожидая, что главарь контрабандистов прямо сейчас выйдет на его зов. На самом деле это было совсем необязательно и даже ненужно.

- Он отошел по делам, - ответил часовой, не видя в лорде Хазаре никакой угрозы. - Мне поискать его?

Можно было ответить "Да" - и этот малый умчался бы искать Варада. Но тогда Варад мог появиться раньше, чем было нужно лорду Хазару. Поэтому лорд подумал и ответил:

- Нет. Я сам посмотрю.

И пошел дальше, мимо часового. А поравнявшись с ним, вынул руку из кармана и ткнул парня в бок. Тонкая "вилка" парализатора легко проткнула одежду - и часовой осел на пол, молча и сразу. Лорд Хазар перешагнул через его бесчувственное тело и открыл примитивный запор решетки.

- Рек! - позвал он, на всякий случай не входя внутрь.

Дагвард появился сразу, будто только этого и ждал.

- Я надеялся на тебя! - признался он.

Лорд Хазар позволил себе снисходительно улыбнуться.

- Я знаю, - ответил он. - Пойдемте быстрее. Часовой очнется минут через тридцать, но сюда могут заглянуть другие.

Рек оглянулся на женщин.

- Быстрее! Пошли все.

Не веря тому, что происходит, они тем не менее потянулись на выход. Чем дальше - тем быстрее. Лорда они посторонились. От лежащего часового кое-кто шарахнулся.

- Быстрее, вам говорят, - подогнал их Рек, потом проскользнул в камеру и принялся подталкивать тех, кто двигался по его мнению слишком неуверенно.

Лорд Хазар оставил на время свое медлительное достоинство и побежал впереди, показывая всем путь. Рек шипел на женщин, как рассерженный индюк и напирал сзади. Двоих особенно нерешительных он подхватил под руки и тащил силой, так что им оставалось только ноги переставлять. Так, довольно приличным темпом, они выбежали в тоннель и двинулись к подъемной шахте.

***

Кевин в очередной раз попытался высвободиться из наручников - и в очередной раз потерпел неудачу. Не то, чтобы эта идеально гладкая железка причиняла неприятные ощущения. Это были эльдорианские наручники, сделанные так, что совершенно не травмировали кожу. Разумеется, если не начать рваться из них силой. Но кроме неудобства по причине того, что твои руки все время впереди и их не развести дальше, чем сантиметров на десять, они мешали предпринять какие-нибудь решительные действия против эльдориан. Проныра в очередной раз подумал о "дамской ручке", которая выскользнула бы из таких наручников без труда. Потом вспомнил россказни о том, что какой-то человек умудрился вывихнуть себе суставы больших пальцев и после этого вынул руки из кандалов. Что-то подсказывало Проныре, что он этот подвиг повторить не сможет.

Какая только чушь не приходит в голову, когда сидишь взаперти, в подземелье, не зная, чем все кончится. Тот эльдорианин, который разговаривал с ним, первым делом доложил, что убивать Кевина они не собираются, что это не входит в их планы. На что было вполне естественно возразить: убивать не собираются, а собираются только ограбить.

- Вы сами грабите эту планету, продавая галтцениум в обход здешнего правительства, - логично возразил эльдорианин.

- По здешним законам, которые вам, разумеется, неизвестны, найденный на планете клад целиком принадлежит тому, кто его нашел, - объяснил Проныра.

- Тогда давайте сделаем вид, что это мы его нашли, - предложил эльдорианин.

- А иначе что? Вы меня убьете?

И разговор пошел по кругу. Когда эльдорианину надоело, он применил более крутые меры допроса - и Кевин сдался, указав на плане катакомб место, где хранился галтцениум. Но, разумеется, слукавил. Эльдориане провозились несколько часов и по указанному "адресу" ничего не нашли. Поэтому следующий разговор был уже без предварительной части. Проныра наконец-то вынужден был указать правильное место. Второй раз он не решился морочить им голову, а то совсем озвереют. Но зато Проныра скурпулезно вспомнил, где лежит самая маленькая кучка породы. Он так поступал вовсе не потому, что был сильно скупым, а просто из принципа, чтобы им "жизнь медом не казалась". Хотя кому именно должна была не показаться медом жизнь в данном случае - еще вопрос. Потому что эльдориане вернулись снова.

- Мы очень ценим то, что вы согласились указать нам нужное место, - вежливо сказал главный эльдорианин. - Но согласитесь, не может быть, чтобы это было все. Вы пользуетесь запасами в этих катакомбах уже давно и наверняка знаете, что есть еще места.

На этот раз им пришлось повозиться, но Проныра просто не мог не сопротивляться. Это было чертой его характера. Дело было даже не в галтцениуме. Кевин, разумеется, не считал какие-то камни, пусть даже очень ценные, ценнее своей жизни. Но не противиться насилию не мог. Поэтому следующее место на карте они получили от него с большими усилиями.

Проныра не мог не понимать, что своим поведением делает хуже прежде всего самому себе. Ведь теперь, даже когда он покажет эльдорианам все места хранения галтцениума, ему просто не поверят, что это всё, и будут продолжать что-то требовать. Было от чего прийти в ужас. Кевин, конечно, надеялся, что его долгое отсутствие заметит кто-нибудь из друзей или секретарей. Ради того он и тянул время. Но его могли и не хватиться. В Братстве не принято было лезть в дела друг друга без приглашения. Проныра понимал: остальные могут подумать, что он просто носится где-то со своими проблемами и не хочет, чтобы ему мешали. Но его секретари должны были встретиться с ним на Марсе еще неделю назад. Они-то догадаются, что надо искать своего хозяина! Если, конечно, не подумают, что на него нашла очередная блажь, как уже случалось раньше, когда он исчезал надолго, никого не предупреждая.

Дверь камеры открылась и появление двух эльдориан прервало его раздумья.

- Мистер Лоро! Мы пришли смиренно попросить вас о том, чтобы вы еще раз внимательно посмотрели на карту, - сказал один из них, тот, что все время с ним разговаривал.

Кевин покосился на его пояс. Серебристый чехол, в котором скрывался небольшой рогатый предмет, болтался на петле, примерно там, где носят оружие, только с другой стороны.

- Что вам еще от меня надо? - резко спросил Проныра, ненавидя эльдорианина и его подручных, вместе со всей их планетой и остальной галактикой заодно.

- Давайте рассуждать здраво, мистер Лоро, - предложил эльдорианин, подходя совсем близко. Но при этом его приятель зашел сзади, готовый схватить Проныру при первом же подозрительном движении. - Зачем вам осложнять себе жизнь, а нам наш бизнес. Вы же не хотите, чтобы вам снова причинили боль.

- Разве для вас это имеет какое-то значение? - спросил Кевин, ощущая спиной тепло, исходящее от второго эльдорианина. То ли у этих ребят температура была выше, чем у землян, то ли чувствительность самого Проныры обострилась так, что он может ощущать стоящего сзади человека сквозь бархатный домашний пиджак.

- Мистер Лоро, - сказал эльдорианин очень серьезно. - Мне лично не доставляет никакого удовольствия это делать. - Он отстегнул чехол и вынул из него металлическую рогульку.

Кевин нервно сглотнул, чувствуя, что язык его мгновенно пересох, зато по спине потекли капельки пота.

- Думаю, - сказал он, изо всех сил стараясь говорить спокойно, - что это очень даже доставляет вам удовольствие.

- Неправда, - не согласился эльдорианин, которого втянуть в полемику было довольно просто. - Вы, земляне, считаете нас едва ли не чудовищами. Но неужели вам, деловому человеку, не приходит в голову, что это - всего лишь бизнес. Уверен, ради этого самого бизнеса вы в своей жизни делали вещи ничуть не лучше. Возможно, предавали, шли на подлость, льстили, обманывали. Разве не так?

Кевин задумался. Конечно, его жизнь не идеальна. Она просто не может быть идеальной, потому что ради своих целей Проныре приходилось делать много чего такого, что вполне можно было назвать теми эпитетами, которыми воспользовался эльдорианин. Но есть одно "но".

- Ради своего бизнеса я никогда не пытал людей, - сказал он твердо. И добавил: - Даже тех, кто был не одной со мной расы.

Эльдорианин улыбнулся. Ему слова Кевина показались забавными.

- Разве это - самое страшное? - спросил он.

- Если говорить о данном моменте - да. Для меня, - признался Кевин.

- Тогда избавьте себя от этого, - предложил эльдорианин миролюбиво. Но прибор не убрал.

Проныра пожал плечами.

- А что, если я просто не хочу потакать вашему "бизнесу"?

Эльдорианин кивнул. Кевин дернулся было, но не успел: второй эльдорианин уже крепко схватил его за локти.

И тут в камеру влетел третий.

- Они сбежали! - выкрикнул он.

Проныру тут же отпустили и эльдориане исчезли из камеры, закрыв за собой дверь. Осталось только сидеть и гадать, кто сбежал и что за этим последует. Проныра поднял руки и вытер лоб рукавом пиджака. Что ж, на некоторое время его оставят в покое. Уже хорошо.

***

Подъемник доставил последних четырех женщин и Река к раскрытому трюму "Обводки".

- Быстрее, барышни. - Лорд Хазар пропустил беглянок внутрь корабля и повернулся к Реку. - Надо срочно улетать.

- Я остаюсь, - сообщил Дагвард. - Доставь их, пожалуйста, в надежный космопорт и помоги связаться с остальными.

- Как это - остаешься?! - не поверил своим ушам эльдорианин.

- У меня тут друг где-то, - быстро пояснил Рек. - Одолжи бластер, ладно?

При этом Рек уже отцеплял от пояса удивленного лорда кобуру.

- Я верну, честное слово.

- Да мне не жалко... - протянул Хазар, понемногу справившийся с удивлением. - Но это неразумно!

- Улетайте быстрее, - поторопил его Рек. - Пожалуйста!

И запрыгнул на площадку подъемника.

Спрыгнув, когда подъемнику оставалась пара метров до земли, Рек скользнул в один из боковых ходов и прижался к стене, прислушиваясь к тому, что происходит. Он успел вовремя. Эльдориане появились тихо и быстро, серыми тенями заполнив шахту. Рек замер. "Да улетай же ты!" - мысленно потребовал он от лорда Хазара. Эльдорианские контрабандисты уже завладели подъемником и готовы были последовать наверх, за беглецами. Но раздался долгожданный гул, быстро переросший в грохот - и контрабандисты ринулись вон из подъемника, стремясь сохранить свои барабанные перепонки в целостности.

Шахта очень направленно донесла до всех, кому была охота слушать, звуки продуваемых двигателей на эльдорианском малом транспортнике. Потом по стенам побежали тени - и через несколько секунд дневной свет беспрепятственно ворвался в шахту. "Обводка" лорда Хазара взлетела, освободив путь лучам неяркого местного солнца.

Удовлетворившись тем, что лорд Хазар улетел, Рек потихоньку стал продвигаться прочь от шахты. К сожалению, катакомбы были слишком большие и часто далеко просматривались. Чтобы раздосадованные предательством лорда Хазара контрабандисты не заметили, что один из беглецов остался, Реку пришлось уйти довольно далеко в противоположную сторону. Спрятавшись за выступ стены он стал наблюдать за тем, что происходит с большего, чем хотелось бы, расстояния.

Эльдориане некоторое время бурно что-то обсуждали, махая руками и указывая в сторону шахты. Звуки их голосов долетали достаточно хорошо. Но Рек не знал это эльдорианское наречие. Оно довольно сильно отличалось от официального эльдорианского языка. Различить в речи отдельные слова Рек не смог, как ни старался. Наконец эльдориане погрузились на один из гусеничных транспортеров и поехали в обратную сторону. Рек подождал, когда они скроются за следующим поворотом и побежал следом.

Нельзя сказать, чтобы транспортер ехал медленно, но Рек старался бежать как можно быстрее. Он боялся сильно отстать. Вдруг контрабандисты свернут не туда, откуда приехали? Вдруг они раньше высадят часовых? К счастью, шахта была не очень далеко от того места, которое эльдориане облюбовали под свой "штаб". Дагвард не успел чересчур уж сильно запыхаться. Зато перепугался, когда из бокового ответвления почти в его сторону вылетел аэрокар. Рек успел упасть и закатиться под самую стену, понадеявшись, что его неброский плащ сольется в неясном освещении катакомб с неровностями поверхности. Его действительно не заметили и аэрокар пролетел мимо.

Рек выглянул из своего ненадежного укрытия. Эльдориане бросили медлительный транспортер и принялись грузить оставшиеся ящики с породой в багажное отделение прилетевшей машины. Судя по всему, они собирались удирать как можно быстрее. Боялись, что лорд Хазар или бывшие пленницы сообщат о них полиции. Рек рискнул встать и двинуться вдоль стены в их сторону. Если надо будет действовать быстро, он стоит слишком далеко.

Аэрокар был типичным для этой планеты передвижным средством. Размером с небольшой автобус, он отлично вписывался в картину катакомб своей облупленной буроватой окраской. Скорее всего, решил Рек, эльдориане взяли его напрокат, или угнали у местных. Значит, из катакомб есть достаточно просторные выезды, а не только лестницы через подвалы домов и шахты подъемников. Рек подобрался еще ближе. Теперь между ним и аэрокаром было каких-то метров двадцать. Рек залег в желоб под стеной и принялся ждать. Что ни предпримут эльдориане, они должны решить судьбу Проныры прямо сейчас. Если, конечно, Проныра все еще здесь и вообще у них.

***

- Выходи, - потребовал эльдорианин.

- Зачем? - Кевин на всякий случай отошел подальше от входа.

Эльдорианин сказал что-то в дверной проем - и появилось еще двое. Со станнерами.

Проныра решил, что не стоит утруждать ребят и заставлять их зря разряжать свое оружие - и покладисто пошел на выход. За три недели ему уже здорово надоела его камера. Хотя он серьезно опасался, что вне ее лучше не станет.

Эльдориане грузили контейнеры в открытый кузов какой-то машины. Проныра задержался было, намереваясь спросить, куда его ведут, но тычок в спину пресек это его намерение. Пришлось подчиниться.

- Залезай, - скомандовал эльдорианин, распахнув перед ним дверцу машины.

- Послушайте! Может, я лучше останусь?

Эльдорианин молча ткнул его дулом станнера, не собираясь на этот раз вступать в какую-либо полемику. Пришлось подчиниться, в очередной раз пожалев, что нет способа избавиться от наручников.

- Лезь назад, - приказал контрабандист, подталкивая Проныру и захлопывая дверцу.

В этот момент машина дернулась. Холостые обороты двигателя сменились рабочими. Кевин не успел выполнить приказ и упал боком на переднее сидение. Кто-то заботливо поймал его за шиворот и вздернул в сидячее положение.

- Пристегнись. Пора убираться с этой вечеринки.

- Рек!?

Дагвард перевел рычаг управления вперед и машина сорвалась с места прежде, чем кто-то из эльдориан сообразил, что происходит. Из открытого багажника посыпались не закрепленные ящики с галтцениумом. Потом машину накренило влево. Правая дверца с грохотом захлопнулась, левая черкнула по стене.

- Извини, - непонятно кому сказал Рек, сражаясь с управлением. - Незнакомая система.

Он резко повернул в боковой ход. Машину занесло вправо. Левая дверца благополучно закрыла не успевшие вывалиться ящики.

- Откуда ты взялся? - спросил Проныра, вцепившись обеими руками в наручниках в край пульта. Провалиться бы этим наручникам!

- Тебя искал, - бросил Рек, гадая, правильно ли он понял, что в этой колымаге отвечает за торможение.

Их снова занесло, но проход был достаточно широк. Словно древние строители предугадали, что здесь будет летать именно Рек Дагвард. И именно на машине с малознакомой системой управления.

- Как бы избавиться от этой железки!? - не выдержал Проныра, дергая руку в надежде стряхнуть-таки ненавистные оковы.

- Сейчас всё брошу и буду с тебя наручники снимать! - пообещал Рек, прибавляя скорость.

Проныра смирился.

Рек не знал, если ли у эльдориан еще машины и на всякий случай стремился оторваться как можно дальше.

- Где ближайший выезд из катакомб? - спросил он Проныру.

- Не очень далеко, судя по тому, как ты гонишь, - ответил тот.

Рек наконец разобрался, что к чему и еще прибавил скорости. Это было неразумно. На поворотах аэрокар норовил размазаться по стенам. Если вдруг окажется, что впереди тупик, тормоза не успеют понадобиться. К тому же, у эльдориан может быть не один аэрокар. Хорошо, если он гонится следом. Хуже, если летит навстречу.

- Мы разобьемся, - мрачно предупредил Проныра, борясь с искушением закрыть глаза покрепче. - Думаешь, эльдориане рискнут ехать с такой же скоростью?

- Не хочу их недооценивать, - бросил Рек.

- А себя не переоцениваешь? Стой! Мы пропустили поворот!

- Зараза! - высказался Рек, чуть сбавляя скорость. - Когда пропустили? На что ты смотрел?!

- Думаешь, я носился по катакомбам как ты? Я тут пешком ходил. Да тормози ты! Там, впереди, на несколько миль ничего, ни одного выезда.

Рек затормозил.

- Глуши мотор: я послушаю, что сзади! - Слуховой аппарат эльдориане не отобрали. Наверное решили, что Проныра глухой и без аппарата их не услышит.

- А я потом его заведу? - с сомнением переспросил Рек, имея в виду мотор аэрокара.

Кевин не ответил. Наручники мешали вылезти нормально - и Проныра просто вывалился через дверцу, поднялся и отбежал на несколько метров от машины назад. Рек сидел и сам пытался услышать сквозь бормотание движка (который все же не посмел полностью отключить), есть ли позади погоня.

Кевин вернулся категоричный и мрачный.

- Сзади несколько двигателей, но далеко и непонятно с какой стороны.

Рек за шиворот затащил его обратно в машину.

- Возвращаться поздно. И выход они скорее всего теперь будут караулить. Ладно! Где-нибудь выскочим.

Аэрокар взревел и помчался дальше. Проныра помалкивал. Пути дальше он не знал.

Рек ехал чуть медленнее и теперь можно было разглядеть проносящиеся мимо ответвления лабиринта. Несколько раз они сворачивали, когда Рек вовремя замечал, что ответвление достаточно широко для их аэрокара. Но все когда-нибудь кончается, и нормальная дорога тоже. В очередной раз проход закончился широким залом, из которого, сколько хватало глаз, выходили тоннели, годные только для пешехода.

- Приехали, - объявил Рек, глуша мотор.

Возвращаться назад было рискованно: ближайшее пропущенное Реком ответвление нормальных размеров осталось слишком далеко.

- Пойдем пешком, - сказал Проныра, открывая дверцу. И тут же разозлился: - Может, поможешь мне снять эти дурацкие украшения!?

Рек вынул бластер. Проныра с готовностью вытянул руки. Рек разбил выстрелом среднее звено, но на то, чтобы снять блестящие металлические "браслеты" нужен был более подходящий инструмент.

- Ничего, - довольный и таким результатом, сказал Кевин. - Это уже более терпимо.

- Пошли, - скомандовал Рек, направляясь к ближайшему выходу из зала.

Почесываясь и разминая плечи, Кевин без возражений поспешил за ним.

- Есть идеи насчет того, где мы находимся? - поинтересовался Рек, заглядывая в проход.

- Идеи? - Проныра прислушался, но ничего, кроме шуршания насекомых и еще более отдаленных и непонятных звуков не уловил. - Возможно, мы уже не под городом.

- Это плохо или хорошо? - Рек тоже прислушался, но ничего определенного не наслушал.

- Плохо, - однозначно решил Кевин. - Если вылезем наверх - лучше бы затеряться среди людей.

- Если вылезем?

- Пошли быстрее!

Оба нервничали. Реку совсем не улыбалось заблудиться в катакомбах, или выскочить прямо на эльдориан. Проныре тоже.

- Я слышал, отсюда должно быть много выходов, - с надеждой сказал Рек, оглядываясь и держа бластер наготове.

- В городе, - обнадежил Проныра. - Там каждый подвал - выход.

- А между городами?

- Не знаю, - Кевин пожал плечами. - Я всегда ходил с картой, но на ней обозначены только проходы, которые ведут к старым хранилищам с галтцениумом.

- Чудесно! - хмуро прокомментировал Рек, убыстряя шаги. Неизвестно, что впереди, но сзади остался зал, в котором они бросили машину. Если эльдориане до него доберутся, они быстро вычислят, куда именно делись беглецы. Их выдадут следы на пыли, которой в этой части было меньше, но все равно достаточно.

В проходе было темновато. Световоды попадались редко. Хотелось надеяться, что легкий сквознячок означает близость выхода.

- У тебя компьютер сперли, - сказал Рек шагов через двести, просто чтобы нарушить тишину, которая начала уже действовать на нервы.

- Вот мерзавцы! - Проныра расстроился, но всего на пару секунд. - Куплю новый. В нем не было ничего особенного.

- А карта?

Кевин усмехнулся.

- Если бы в компьютере была карта, я бы эльдорианами не понадобился.

- И то правда, - признал Рек, вытирая вспотевшую ладонь о штаны и перекладывая бластер в другую руку.

- А кто там сбежал? - поинтересовался Проныра.

- Где?

- Мне как раз собирались задать пару вопросов, когда один из ихних крикнул: "Они сбежали!". Очень кстати.

Рек понял, о чем речь и пояснил:

- Эльдориане прихватили двадцать женщин-океанологов с какой-то их конференции, чтобы сортировать твой галтцениум. Меня тоже посадили к ним. Они и сбежали.

Проныра хмыкнул. Потом вдруг прислушался и скомандовал:

- Стой!

Рек замер. Пульс можно было сосчитать, не ища артерию. Казалось, сердце стучало прямо в ушах. Рек досчитал до двадцати, прежде чем Проныра перестал прислушиваться и кивнул.

- Показалось.

-Тьфу! - Рек сплюнул и пошел дальше.

- Не волнуйся. Я услышу их дыхание, если понадобится.

- А мое сердцебиение не услышал? - Рек злился на то, что так дергается. Хотя в этом нет ничего удивительного. Эльдориане должно быть уже достаточно озверели, а выхода из катакомб пока не видать.

Еще минут через двадцать им повезло. Они обнаружили узкую лестницу наверх. Пришлось выломать дверь в чьем-то пустом подвале, зато удалось выбраться на поверхность. Окраина города показалась обоим очень живописной.

- Надо как-то добираться до космопорта и сваливать отсюда, - предложил Рек. - Конечно, если ты не собираешься вернуться в свой дом.

- Повременю, - решил Проныра. - Идем. - Еще через пару минут он сказал: - Только ты и поехал меня искать...

- Ты сам виноват, - заметил Рек, не расположенный выслушивать благодарности. По крайней мере, пока. - Все уже привыкли, что ты исчезаешь, на сказав, куда и на сколько. Кто тебя станет искать?

- Но ты же стал, - просто пояснил Кевин.

- Да мне надоело таскаться за братом, пока тот выпрашивает деньги на починку корабля.

- А что у вас с кораблем?

Рек подумал, что меньше всего ему хочется сейчас пересказывать Проныре, как "мастерски" они расколотили "Медузу".

- Авария, - без подробностей ответил он. - Нужно сменить почти все двигатели, в том числе и гипер. Что-нибудь придумаем. Лучше скажи, как этим парням удалось тебя прихватить?

- Если без подробностей: забрались в дом, выманили меня из кабинета - боялись, что у меня есть "тревожная" кнопка.

- А у тебя она есть?

- М-м... еще не успел поставить.

- Молодец! - издевательски похвалил Рек. Пятнадцатилетняя разница в возрасте (в пользу Лоро) его не смущала.

- Не трави душу, - попросил Проныра. - Я думал, если есть в галактике безопасное место, так это - мой дом в этом вот городе... Кстати, это не Лилен'чики. Мы с тобой проскочили до Лилен'киби.

- А в чем разница?

- Ну, разница примерно, как между Парижем и Версалем.

- Вроде пригорода?

Рек оглянулся по сторонам, но особой разницы не увидел. Зато увидел, что их догоняет местный общественный транспорт. Нечто продолговатое на воздушной подушке. Рек помахал рукой - и этот вполне интернациональный жест сработал: автобус затормозил.

- Эта штука дотащит нас до космопорта? - рискнул спросить Рек, заглядывая в полупустой салон.

Кондуктор кивнул и протянул к Реку сухонькую ладошку. Порывшись в карманах, Дагвард обнаружил-таки чудом не вывалившуюся во всех приключениях местную монетку и сунул ее кондуктору. Тот для порядка подождал, не дадут ли еще (на чай), но потом без возмущений убрался в свой угол. Они устроились на заднем сидении. Местные с готовность. потеснились. Трудно сказать, что подействовало на них больше: вид бластера и остатков наручников, или потрепанный облик и соответствующий запах (как раз такой, какой должен быть у двух мужчин, один из которых не мылся три недели, а другой три дня).

- Мы в катакомбах заблудились, - пояснил на всякий случай Рек.

На них покосились еще подозрительнее. Местные жители не видели в катакомбах ничего сложного и запутанного. Поэтому скорее всего они подумали: "Как там можно заблудиться?!". И вряд ли пассажиры автобуса смогли сопоставить блуждание в катакомбах, бластер Река и странные браслеты на руках Проныры. Если заблудились - то почему с оружием? Сигналы подавать? И откуда наручники? Или это новая мода у землян: вместо браслетов носить разбитые наручники?

Так или иначе, приставать к странным чужакам никто не стал.

- Двадцать женщин! - мечтательно проговорил между тем Проныра. - И сколько ты просидел в этом "малиннике"?

- Два дня, - отмахнулся Дагвард.

- Надеюсь, это были не старые феминистки-мужененавистницы? Ты не слишком скучал?

"Треснуть бы его, - подумал Рек. - Ожил, развеселился и уже ни о чем не жалеет". Впрочем, что еще можно ожидать от Проныры?

***

Вернувшись на Землю и не обнаружив брата в гостинице, Рек для порядка заглянул в ремонтный док. Там вовсю кипела работа, грохотали подъемники, перекрикивались люди. "Медузу" было почти не видно из-за ремонтных лесов. Рек походил туда-сюда, гадая, не продал ли братец корабль в его отсутствие. А что? Кто-нибудь вполне мог купить старый грузовоз. Тот, для кого починка покажется дешевле покупки нового корабля. Потом Рек увидел Датча, быстро идущего в компании двух ремонтников. Датч размахивал какими-то листками и, судя по всему, был по привычке чем-то недоволен. Рек подождал, пока компания поравняется с ним и пристроился рядом. Брат только на мгновение стрельнул в его сторону взглядом и продолжил:

- Здесь нельзя собирать в обычной последовательности. Потом вам придется вскрывать корпус, чтобы наладить вентиляцию. Я лучше знаю этот корабль.

- У нас есть чертежи...

- Нет. Лучше повременить. С завода обещали прислать те чертежи, по которым строился именно этот корабль.

- Но это задержит нас на несколько дней. Мистер Дагвард! Вы ведь не единственный заказчик у нас.

Датч остановился.

- Я заплачу вам за дополнительные дни.

- В принципе, - вступил в разговор еще один ремонтник, - мы и так рискуем потратить несколько лишних дней. Мистер Дагвард прав. Лучше подождем чертежей.

- Ну, если на то пошло...

Ремонтники пошли своей дорогой, а Датч остановился.

- Рад тебя видеть, братишка!

Вместо того, чтобы предъявлять претензии и требовать с Река, где он задержался, Датч обнял его и похлопал по плечу. Несмотря на препирательства с бригадиром ремонтников, он был доволен.

- Еще недели три-четыре - и мы ее починим, - пообещал он.

- Я что-то важное пропустил? - Рек оглянулся еще раз на "Медузу", чтобы убедиться, что ее действительно ремонтируют. Ему все не верилось. - Откуда ты взял деньги? Комитет раскошелился?

- Ну да, сейчас! Пойдем. Здесь слишком шумно, чтобы разговаривать. Кстати, как дела с Пронырой?

Рек беспечно отмахнулся.

- Да нашел я его. Все в порядке. Лучше расскажи, что у тебя произошло.

А произошло чудо.

Приехала Ха-Лан и привезла кучу денег.

Естественно, Датч спросил: откуда они взялись?

Кадийка в двух словах пересказала, как явилась к отцу, опечаленная неудачей друзей, и все ему объяснила. А дальше сработало "Сарафанное радио". Капитана Дагварда на Кади очень многие знали и любили. На Стамтонском руднике вместе с Датчем было несколько тысяч кадийцев, и для них Датч был человеком, который устроил восстание, организовал победу над Вегами, связался с Большой землёй, а потом за ними и за Датчем пришел корабль, который пилотировал его брат. Конечно, они все поднимали это восстание, но ведь пока Датч не появился - сами они не смогли этого сделать.

А у этих нескольких тысяч освобожденных кадийцев со Стамтонского рудника было ещё несколько тысяч родственников или друзей, которые теперь передавали друг другу потрясающую новость: "Ты представляешь, Датч разбился, спасая людей с Талпо! Нет, сам он жив, но у него нет денег на починку корабля, а ему не хотят платить страховку! Надо собрать ему хоть что-нибудь! И мой сосед обещал принести денег для Датча. Мы понесём их к Ха-Лан - она передаст!"

И с утра до глубокой ночи, а иногда и глубокой ночью и ранним утром чуть свет в дом стратега Да-Кау приходили совсем незнакомые люди, некоторые стучали, будили его, совали деньги, говоря только одну фразу: "Передайте Датчу!" А другие даже не знали его имени, они говорили: "Это для того землянина, со Стамтонского рудника". Кое кто с большим почтением передавал деньги и начинал свой рассказ: "Я помню, как на Стамтонском руднике..." Но тут приходили третьи и тут же с порога спрашивали: "Как там землянин Датч?" И те, кто пришел раньше, понимали, что сейчас не время продолжать свой рассказ и с поклоном уходили, тихо улыбаясь своим воспоминаниям, а на встречу им попадались следующие, которые спрашивали: "Скажите, это здесь можно передать деньги для Датча?"

Да-Кау не роптал за то, что его лишают отдыха и покоя. Он с признательностью принимал от благодарных кадийцев деньги для Датча.

А кроме этих кадийцев был еще бывший министр Гван-Ло, которого Датч избавил от неминуемой смерти. И родственники бывшего министра Гван-Ло. И сторонники бывшего министра Гван-Ло, довольные тем, что Датч переубедил советника Табо-Нача ратовать за Полярный Блок. Не говоря уже о самом новом министре Табо-Наче, благодарном Дагварду за то, что тот помог ему мирно занять пост министра, вернуть деньги, а также за то, что спас главу рода Табо со Стамтонского рудника.

Разумеется, были и такие кадийцы, которые не одобряли разрыв с Полярным Блоком, или такие, которым было просто все равно до проблем какого-то там землянина Датча Дагварда. Но они не мешали собирать деньги, а только лишь не добавляли свои. Приходили даже дети и приносили какую-то мелочь, говоря о том, что про отважного Датча им рассказывал, например, дедушка. Сам Датч наверное бы решил, что он ещё не достиг того возраста, чтобы про него рассказывали дедушки своим внукам. Но внуки убегали, крайне счастливые сознанием того, что они помогали самому легендарному Датчу чинить его корабль!

Люди продолжали идти и за несколько дней набралась огромная сумма, которую Ха-Лан лично перевела в галактические кредитки и доставила Датчу.

Из многочисленных "капель" сложилось море.

Датч пытался допытаться у Ха-Лан у кого конкретно она взяла такую большую сумму. Но кадийка невозмутимо ответила:

- Ничего особенного. Просто восемьсот тысяч кади дали по одной кредитке.

- А откуда взялось восемьсот тысяч кади?!

- Ты смешной какой, - пожав плечами, заявила Ха-Лан. - На Кади жителей гораздо больше.

Как смогла, она объяснила, что будет смешно, если братья будут бегать по планете Кади и пытаться вернуть свой долг - каждому по кредитке.

***

Через три недели, когда работы по восстановлению "Медузы" переходили в финальную стадию, пришла еще одна благодарность. На имя Река. Он примчался в док, где Датч с На-Лой надзирали за прокладкой новых командных линий. Кадийка желала самолично убедиться, что ее навигационный пульт "найдет" все эти новые линии.

- Что-то случилось? - спросил Датч у брата, подозревая, что его довольный вид означает что-то важное.

- Нам посылочка пришла, - доложил тот. - От Проныры. Готовые трилениевые блоки для покрытия гипердвигателя.

- Ого! Щедрый подарок.

- Ну, Проныра вообще-то может быть каким угодно, только не неблагодарным, - объяснил Рек. К слову, до сих пор младший Дагвард не обмолвился о своем приключении на Планете Закатов.

- Так, ну-ка расскажи, за что это он тебя так горячо благодарит? - поинтересовалась На-Ла, вылезая из-под пульта.

- Да было дело на Планете Закатов... - Рек всё ещё слабо надеялся отделаться от вопросов.

На-Ла обменялась с Датчем хитрым взглядом.

- Ну и что же это за "дело", с благодарностью на такую сумму? - подступил старший Дагвард.

- Только не кричи, чтоб я меньше связывался с политиканами! Тут совсем отдельная история, - предупредил Рек, усаживаясь в кресло и прикидывая, как бы ему понезаметнее обойти тему "малинника". - Значит, началось с того, что дом Проныры оказался пуст и основательно ограблен...