Литература и жизнь        
Поиск по сайту
Пользовательского поиска
На Главную
Современная публицистика
Роман "Созвездие Близнецов"
Зарисовки прошлого и настоящего
Библиотека
История Европы и Америки XIX-XX вв
Как мы делали этот сайт
Форум и Гостевая
Полезные ссылки

НазадСодержаниеВперёд

Глава 17. Тот снежный ком был слишком маленький

Гвидо Паверс оставил машину на стоянке и пошел по каменистой тропинке наверх. Огромное каменное строение на склоне горы называли Тихим Пристанищем. Оно было удачно встроено в окружающий ландшафт и немного напоминало замок. Все современные дороги обрывались у подножия и попасть в Тихое Пристанище можно было только пешком. Или на чем-нибудь летающем. Но никому на Илуо не приходило в голову нарушать спокойствие обитательниц приюта и летать над их домом. Сюда чинно поднимались по узкой тропинке, оставив все технические средства на площадке внизу.

Рмаркритские женщины не обрывали связи с внешним миром окончательно. К ним можно было обратиться за помощью, за советом. Прожив длинную жизнь, они приобретали опыт и мудрость, которыми делились по мере необходимости. Разумеется, обращаться к ним следовало только в самом крайнем случае. Беспокоить Тихое Пристанище по пустякам было не принято.

Вдоль тропы стояли каменные скамейки. Гвидо присел на одну из них и стал смотреть на возвышающиеся впереди стены. Как и в предыдущие разы, Гвидо пытался угадать, не наблюдает ли Елеань за ним из какого-нибудь скрытого витражом окна. Она назначала день и час встречи и наверняка поджидала его, смотря на дорожку.

Скамейки, конечно же, были поставлены здесь не для того, чтобы можно было с комфортом разглядывать стены Тихого Пристанища. Да и невозможно было ничего увидеть за узорчатыми цветными стеклами. Приходящий сюда за советом должен был, прежде чем постучится в высокие ворота, посидеть и подумать. Сперва о том, достаточно ли важно его дело, чтобы нарушать покой почтенных женщин. Потом, если дело действительно важно, то пришедший мог бы посидеть и подумать, как ему лучше сформулировать просьбу. А уже перед самым последним подъемом, почти у ворот, полагалось просто посидеть и постараться успокоить свои мысли и чувства (а кому надо - и дыхание), прогнать ненужные страсти, чтобы в сдержанном почтении ступить на двор приюта. Это было традицией, которую соблюдал на Илуо каждый.

В первый раз Гвидо поднимался по этой тропинке через пару недель после того, как Елеань покинула его. Елеань сказала, что ей пора оставить его и поселиться в Тихом Пристанище, всего за несколько дней до ухода. Гвидо растерялся. Он и представить себе не мог, что нечто подобное однажды произойдет, хотя еще в самом начале замужества Елеань предупредила, что все рмаркритки уходят жить в Приют после того, как им исполняется 130 лет. Но Гвидо не пришло в голову отнестись к ее словам серьезно. Не то, чтобы он не торопился вникать в обычаи принявшего его общества. Просто он не знал, даже представить не мог, сколько лет его жене. Решил, что к тому времени, когда ей исполнится 130 - его уже в живых не будет. Елеань всегда выглядела прекрасно. Маленькая утонченная рмаркритская женщина, которая по земным меркам не выглядела и на тридцать. Елеань поняла тогда, что он ее не понял, но почему-то не стала ничего объяснять.

Никакого повода в тот первый раз у Гвидо не было. Он выдумал повод. Он должен был сам убедиться, что с его женой все хорошо, что она жива и здорова. Да и трудно было землянину согласиться с чуждыми обычаями, в которых он не видел смысла. Он даже хотел удержать Елеань силой, не пустить ее уйти. Но рмаркритка объяснила ему, что по их обычаю, если женщина не явилась в приют в положенный срок, она лишалась права приходить туда вообще и оставалась в миру, что для нее было большим позором. Если так произойдет, Елеань вынуждена будет скрываться в своем доме, не смея никому показаться и отвергнутая родственниками и друзьями. Если Гвидо согласился принять их обычаи, он не должен препятствовать ей уйти вовремя.

Смириться с ее уходом было необходимо. Но смириться не получалось. Поэтому он и придумал тогда "дело", по которому мог обратиться к Елеань. И пришел. Она прекрасно поняла его и не осудила. Постаралась успокоить, как могла и долго убеждала, что ей хорошо в Приюте и что ему не надо волноваться за нее. Настало время для Гвидо привыкнуть к положению одинокого хозяина дома.

Он мог бы покинуть Илуо, оставить вместо себя управляющего, вернуться на Землю, даже жениться, потому что теперь у него все равно что не было жены. Но Гвидо этого не сделал.

В свое время Елеань познакомила его со своими многочисленными родственниками, которые понимали ее согласие стать женой землянина и не возражали этому. Гвидо хорошо приняли. Он умел вести себя естественно и легко сошелся со всеми этими людьми, среди которых внешне очень сильно выделялся. "Как опора высоковольтной линии среди телеграфных столбов", - сказал бы Гвидо Паверс. Невоспитанный Гвидо Паверс. Тот, который много лет назад крайне свирепым способом заступился за честь рмаркритки. Или тот, который проработал пять лет на марсианских рудниках. Но сегодняшний, воспитанный Гвидо Паверс, принятый рмаркритским обществом, не стал бы сравнивать и ограничился бы тем, что сказал: "Внешнее отличие - не главное".

Гвидо постарался вникнуть в рмаркритскую жизнь, которая внешне не была чем-то радикально отличным от жизни землян. На первый взгляд рмаркриты были всего лишь более вежливые, утонченные и воспитанные. Особенно если сравнивать с той средой, в которой вырос Гвидо. Но умение не ковырять в носу, не вытирать об себя руки и правильно держать столовый прибор - не такая уж сложная наука. А врожденное чувство такта и умение наблюдать и делать выводы помогло Гвидо справиться с остальным.

Елеань жила в Приюте, а Гвидо руководил фамильным производством по выращиванию местной водоросли (из которой делали препараты, способствующие регенерации тканей), принимал у себя гостей, посещал когда надо родственников жены. И по прежнему не оставался в стороне от их проблем, потому что теперь это была и его семья тоже.

Второй раз Гвидо привели в приют дела одного из родственников Елеань, которому оказалось проще попросить совета через Гвидо. Они как обычно поговорили через плотную тканую загородку, через которую можно было лишь слышать голос, да уловить смутный силуэт. Хотя насчет силуэта Гвидо не был уверен. Может быть, он очень хотел увидеть силуэт Елеань и поэтому ему казалось, что он его видит.

Несколько следующих лет Гвидо не нарушал покой Тихого Пристанища. Но сегодня Елеань позвала его сама. И Гвидо Паверсу не нужно было размышлять о том, как бы поточнее и покороче изложить суть дела. Но он не стал нарушать традиции и сидел теперь на каменной скамейке, разглядывая склон и стену и стараясь угадать, смотрит ли жена на него из этих непроницаемых для чужого взгляда окон.

***

За своим компьютерным пультом На-Ла могла сидеть до полного одурения. Точнее, землянин бы одурел уже тогда, когда гениальный хакер Наала-Дала только "входила во вкус". Единственно, что иногда мешало На-Ле - это чувство голода. Когда оно становилось слишком назойливым, кадийка выбиралась из-за пульта и некоторое время бродила в поисках пищи. Но если ничего не находила - не расстраивалась и возвращалась за пульт.

Чаще всего, впрочем, кто-нибудь из братьев вовремя замечал ее поиски.

- Что-то На-Ла по коридору бродит. Наверное есть хочет, - замечал Рек (или Датч). - Пойду дам ей что-нибудь, пока она не передумала.

На этот раз на "Медузе" проходила последняя проверка всех систем после ремонта, поэтому пища готовилась вообще крайне нерегулярно. И не одна На-Ла рисковала остаться голодной. Периодически кто-нибудь из братьев, рассвирепев, забегал на камбуз, хватал из холодильника мясной полуфабрикат и совал его в печку. После чего убегал и забывал. К счастью, печка была автоматическая и еде не грозило превратиться в угольки. Зато грозило остыть и пролежать несколько часов в готовом виде. Потом свирепел другой, прибегал на камбуз, хватал из холодильника следующий полуфабрикат, открывал печку и обнаруживал, что там давно уже что-то лежит. После громкого негодования по этому поводу замороженный продукт бросался обратно в холодильник, а готовый выкладывался на тарелки. И дальше происходило самое интересное: тарелки начинали кочевать по кораблю. Сперва одна из них приносилась в кокпит, где в этот момент На-Ла обнаруживала, что одна из линий передачи на двигатели не откликается на запрос. Тарелка бросалась на край пульта - и оставалась там на неопределенное время. Потом вторая тарелка из камбуза непонятным образом перемещалась в кают-компанию, где и оставалась посреди чехлов от разных точных приборов, которые в этот момент были задействованы в наладке систем. Третья тарелка пропадала в неизвестном направлении так незаметно для всех членов экипажа, что потом возникал спор: была ли она вообще.

Следующим этапом тарелка из кокпита выносилась в коридор, потому что на пульте и без нее было мало места. Там она "оседала" на раскладной лесенке, пока кто-нибудь не пробегал мимо, подхватывал лесенку (естественно, не заметив тарелки) - и начинались громкие вопли: "Кто поставил тарелку на лестницу?!". Разумеется, никто не сознавался, а потом вопивший вспоминал, что десять минут назад сделал это сам.

Во время всей этой бурной и кипучей деятельности с тарелки в кают-компании само собой исчезало мясо. При этом никто не помнил, чтобы его ел и тому доказательством было чувство голода, которое наконец заставляло экипаж оставить все дела и столпиться у камбуза.

- Может, сделаем перерыв? - предложил за всех Рек.

- А что, больше еды нет? - удивилась На-Ла.

Датч с яростным вздохом шагнул к холодильнику и вытащил еще один шмоток замороженного мяса. Вскрыл обертку и кинул мясо в печку. Теперь вся троица стояла, завороженно смотря на чудо-прибор и сглатывая слюну. На-Ла не выдержала первая, вытащила коробку с хлебом и принялась жевать. Остальные последовали ее примеру. К счастью, голод был достаточно силен, чтобы не удовлетвориться какими-то корками. Иначе новой порции мяса грозила бы участь предыдущего.

Рек достал три бутылки пива и присоединил их к хлебу.

- Если так дальше пойдет, мы закончим дня за два, - высказал он.

- Закончим что? - не поняла На-Ла. - Мясо жарить?

- Корабль ремонтировать!

Датч сел на откидную скамейку и отхлебнул пива.

- На сегодня хватит, - решил он за всех. - Поздно уже.

- Так там немножко осталось, - начала было кадийка, но Датч на нее категорично глянул и заявил:

- Нет. Мы устали, можем что-нибудь пропустить. Завтра с утра сперва пройдемся со сканнером и проверим то, что сделали.

Печка подала долгожданный сигнал. Рек тут же ринулся к ней, опередив брата. Через пару минут все сидели в кают-компании, скинув со стола чехлы от приборов. Наконец-то можно было расслабиться и ощутить в полной мере усталость и удовольствие от еды. Но тут из кокпита донеслись настойчивые сигналы передатчика.

- Ну нет, только не это! - взмолился Рек. - Может, кто-то из дока?

- Не надо было передатчик включать, - ядовито изрекла На-Ла. - Сидели бы сейчас в тишине.

- А что, если это что-то важное? - Датч не разделял мнения астронавигатора. - Рек! Сходи узнай.

Рек хотел было возмутиться, но передумал. Тем более, что мясо он уже успел съесть.

- Надеюсь, мне принесут за это лишнюю бутылочку пива? - с надеждой спросил он, поднимаясь из-за стола.

- А что это ты на меня смотришь? - Кадийка подозрительно покосилась на него.

- Ну не капитана же гонять, - рассудил Рек.

Датч начал молча подниматься. Настойчивый вызов передатчика действовал ему на нервы.

- Да сиди-сиди! - тут же сорвался с места Рек. - Я уже иду.

В рубке он первым делом сбросил со своего кресла обрывки проводов и изоляции и уселся, закинув ноги на край пульта, а потом уж ответил на вызов. К его несказанному удивлению, с ними связался Гвидо Паверс.

- Здравствуй, Рек!

Младший Дагвард моментально сдернул ноги с пульта.

- Здравствуйте, мистер Паверс.

У него никогда не поворачивался язык назвать Гвидо просто по имени, как он называл остальных "политиканов". Гвидо был не таким, как Вики или Проныра. С ним, по мнению Река, не могло быть никакого панибратства. Для этого Гвидо Паверс слишком серьезен.

- У вас найдется несколько минут? Вы не слишком заняты? - вежливо осведомился Гвидо, пока Рек собирался с мыслями.

- Да нет!.. Мы тут с ремонтом заканчивали.

- Я слышал, что у вас проблемы с кораблем, - заметил Гвидо. - Может быть, требуется помощь?

- Нет. Мы уже почти закончили. Уже даже перелетели из дока на летное поле.

Гвидо кивнул своим замечательным носом.

- Хорошо. Я не сразу узнал, что с вами случилось. Вы могли бы сообщить, - сказал он. - Я бы ссудил вас деньгами.

- Нам кадийцы помогли, - ответил Рек.

Им с Датчем не очень хотелось занимать деньги у Братства. Ну, в самом крайнем случае они, конечно, обратились бы и к Златову, и к дяде. Но Вики и иже с ним - деловые люди. Будет неудобно долго не отдавать долг. С них и не потребуют. Но материальная зависимость от Златова и компании, перерастающая в моральную, Дагвардам не улыбалась. Хотя объяснять это Гвидо Рек не собирался. А Гвидо объяснений и не требовал.

- Я хотел пригласить вас с Датчем к себе на Илуо, - произнес Гвидо Большеносый.

Рек чуть не спросил: "зачем?". Но решил, что это невежливо и спросил менее определенно:

- А это очень срочно?

- Да, - тон Гвидо был категоричен. - Но это разговор не для связи.

- Мы будем готовы вылететь дня через два, - прикинул Рек.

- Хорошо. - Гвидо кивнул. - Я позабочусь, чтобы в Чересмерильском космопорту вас встретили.

Рек вернулся в кают-компанию притихший и задумчивый.

- Что случилось? - тут же спросил Датч. А На-Ла протянула ему новую бутылку пива.

- Это был Гвидо, - сказал Рек. - Он просил, чтобы мы прилетели к нему по какому-то важному делу.

Конкретно к Дагвардам Гвидо обращался первый раз. Почти всегда с ними связывался Златов. Иногда мог "по свойски" позвонить Проныра. Гвидо - он как бы существовал отдельно. Вместе со всеми - но всегда слегка в стороне.

Он был самый молодой из "политиканов" - лет на десять младше остальных и казалось бы, по возрасту он должен быть к Реку ближе всех. Но он наоборот был дальше, этот странный человек с экзотической внешностью и не менее экзотической биографией.

Рек его слегка робел. Хотя в этом никогда не сознавался. И дело было даже не в том, что этот человек огромного роста, с огромными руками, огромными ногами, огромным носом, мог внушить оторопь любому встречному. Он был непонятен и, наверное, это было самым главным.

И теперь этот экзотический человек ждал близнецов Дагвардов на Илуо, в своем имении, о котором Проныра как-то сказал: "Место, о котором только мечтать можно".

Датч, в отличие от Река, не робел перед Гвидо и уважал его. Капитан Дагвард относился к нему с гораздо большим терпением, чем к остальным "политиканам". Вдобавок ко всему, Датч был доволен завершенным ремонтом и модернизацией на корабле. И только что пообедал. Поэтому к идее слетать на Илуо отнесся спокойно.

- Все равно надо проверить в деле новые двигатели, - решил он. - Сразу груз не возьмешь. И на пути к Илуо есть техстанции. Мало ли, что придется подправить.

***

Привычка прятаться в свободной одежде появилась у Река после Островного реабилитационного центра. Когда надо было купить форму пилота, он, разумеется, выбрал на пару размеров больше, чтобы эта самая форма на нем свободно болталась. Но Рек не учел, что он был тогда сильно отощавший. Через пару месяцев активной и относительно спокойной жизни он поправился - и форма стала сидеть на нем, как на картинке "образцовый пилот". Хотя никакую форму Рек не любил и большую часть времени она висела в шкафу. Но тут пригодилась.

- Чего это ты не в этой своей куртке? - поинтересовалась На-Ла, когда братья совсем уже собрались к Гвидо.

- Рукав лень пришивать, - невинно ответил Рек, намекая на происшествие с разоблачением Урса. (Опаленные бластером волосы, кстати, уже давно отросли и были сострижены, но оторванный рукав почему-то сам не прирос.)

- Так отнес бы в ремонт! - проинструктировала На-Ла.

- Ему лень, - пояснил за Река Датч. Рек невинно промолчал.

- Ничего. Так даже интересней, - констатировала кадийка.

- Как - "так"?

- Ну, когда оба в форме. Что-то в этом есть!

- Ладно, пошли, - скомандовал Датч. - На-Ла! В корабль никого не пускай.

- Не впущу.

- Лучше вообще запри двери, - посоветовал Рек.

- Запру! - пообещала кадийка, скрываясь в свое кресло от поучений.

- И следи за связью, - напомнил Датч. - Будет что-то важное - дай сигнал.

- А когда мы вернемся, мы споем тебе песенку, - в тон брату проговорил Рек.

- Какую песенку? - Пятнистая мордочка высунулась из-за кресла.

- Какую-нибудь. Чтобы ты нас по голосам опознала и пустила домой.

- Если хочешь, чтобы я тебя опознала...

- Хватит! - Датч решительно пресек дальнейшие пререкания. - Пошли. Мы уже опаздываем.

Рек подмигнул кадийке. Та фыркнула и скрылась за спинкой кресла. Близнецы (а в летной форме не признать в них близнецов можно было только сослепу) наконец покинули корабль и направились к ожидавшей их почти у самой посадочной площадки машине.

Ладный, обтекаемой формы мобиль быстро доставил их в фешенебельный сектор ближайшего города, название которого Рек не взялся бы воспроизвести даже за деньги. В этом районе, напоминающем больше национальный парк, чем город, дома (точнее виллы) были раскиданы на площади в несколько сотен квадратных километров. Глаза космолетчика большую часть времени видят черноту за обзорным стеклом корабля. А здесь, между виллами, шли отдохновением для взгляда: леса, поля, озера и реки. Пока Рек гадал, сколько может стоить жилье в таком районе, они вывернули из-за очередного поворота и остановились перед вполне земного вида домом с наружной галереей, садом, бассейном с фонтаном и прочими принадлежностями загородной резиденции.

Во дворе их уже ждал невысокий человек (или рмаркрит) в зеленой одежде.

- Пойдемте, я провожу вас, - сказал он.

Они прошли по ухоженным дорожкам, посыпанным разноцветным песком и остановились перед чем-то, напоминающим не-то грот, не-то вход в пещеру. На самом деле это была лестница наверх, в дом, целиком утопающая среди вьющейся зелени. Сквозь растения можно было с трудом рассмотреть сложенную из больших камней стену, служившую фундаментом. Сам дом, гладко выбеленный, с резными рамами в больших окнах, начинался где-то на метр выше человеческого роста.

Близнецы поднялись вслед за провожатым, почти что раздвигая головами густые ветви и листья. И вынырнули из декоративных "джунглей" на сияющую от солнца и золотистой отделки террасу. Здесь их и ждал Гвидо Паверс собственной персоной. Высокий, в светлых брюках и мягком пиджаке, обрисовывающем его мощные плечи. Он приветливо пожал братьям руки и жестом пригласил за собой.

- Спасибо, что откликнулись на мое приглашение. Как вам понравился город?

Обычно с Гвидо, как и со всеми остальными "братьями", общался Рек. Но тут старший Дагвард взял на себя инициативу (чем порадовал младшего).

- Мы как-то были на Илуо. Но не заглядывали дальше космопорта. Здесь красиво.

- На этой планете жителей в несколько раз меньше, чем на Земле, - заметил Гвидо. - Это дает возможность селиться только в самых привлекательных районах. Но и рождает некоторые проблемы. Вы ведь участвовали в войне с Талпо и представляете себе, почему много лет назад жители Илуо просили Земное Содружество разместить здесь военную базу.

- Мы участвовали в войне последние восемь месяцев, - признался Датч. - Это была уже не война, а преследование последних остатков талповского флота.

Гвидо кивнул.

- Во всяком случае, вы сталкивались с талповцами и лучше поймете, в чем суть создавшейся ситуации. Той, которую я хотел бы с вами обсудить. Но для начала, думаю, вы не откажетесь со мною отобедать.

Гвидо умел принимать гостей и никогда не начинал с порога обсуждать дела, предпочитая, чтобы люди успели отдохнуть и почувствовали себя достаточно комфортно. Тем более, если гости прибыли прямиком из космопорта. Поэтому братьям сперва представилась возможность принять душ, избавиться от дорожной пыли, а уже после этого гостеприимный хозяин пригласил их к накрытому прямо на террасе столу.

- Я предполагаю, что вы вряд ли близко знакомы с политическим устройством на Илуо, - начал Гвидо после того, как с основными блюдами было покончено, гости и хозяин откинулись на спинки кресел, не спеша потягивая местное вино.

- Только в общих чертах, - подтвердил Датч, которому академический курс политологии всегда казался слишком кратким, чтобы можно было в дальнейшем утверждать, что ты знаешь, как устроена государственная власть даже на самой ближайшей планете.

Гвидо немного подумал, с чего бы начать экскурс. И решил начать с самого основного.

- Почему-то считается, что на Илуо живет три народа: рмаркриты, илуоанцы и земляне. На самом деле это не совсем так. Рмаркриты - илуоанская аристократия, а не отдельный народ. Хотя стороннему наблюдателю может показаться, что они слишком сильно отличаются от остальных жителей Илуо.

Уже много веков пять рмаркритских кланов правят этой планетой. Старший клан - императорская семья. Хотя оставшиеся четыре клана так же могут претендовать на императорскую корону, до сих пор никто этого не делал, потому что порядок и стабильность считаются самым главным как для процветания кланов, так и для всей планеты.

Гвидо встал и подошел к перилам террасы. Некоторое время он всматривался куда-то в даль. Близнецы ждали, когда он продолжит.

- Равновесие может нарушиться. - Гвидо повернулся к ним. - Равновесие, которое поддерживалось испокон веков. Это было бы плохо для любого народа, но для жителей Илуо это грозит стать катастрофой. Это трудно объяснить, потому что история Земли - это история постоянных войн и компромиссов. Мне самому было очень нелегко понять, как может существовать целая планета, на которой не знают, что такое - гражданская война. Война с внешним агрессором - да, это понятно. С тех пор, как в галактике наладились связи между планетами, войны и конфликты вспыхивают слишком часто. Нападение талповцев на Илуо в свое время привело к тому, что император Илуоанский был вынужден просить Земное Содружество разместить здесь военную базу. Но внутреннее устройство на Илуо не пострадало. Земляне оказались вполне приемлемыми соседями. Сейчас все может измениться.

Гвидо вернулся за стол и сел, по очереди посмотрев на обоих братьев, словно желая уяснить, достаточно ли понятно он объясняет.

- Вы хотите сказать, что под угрозой императорская власть? - спросил Датч, а Рек подумал, что у него очень умный брат, на которого можно положиться, если сам чего-то не улавливаешь.

Гвидо удовлетворился понятливостью старшего Дагварда и продолжил.

- К моей жене обратился за советом паж принца Аолия Рмаркритского. Примерно через месяц старый император должен передать корону и власть своему наследнику. К сожалению, принца втянули в очень скверную авантюру. Талповский диктатор - эльдорианин Эйле Влад - обманом вынудил принца подписать бумагу: прошение о ликвидации военной базы землян и вывозе всех инопланетных войск с Илуо.

- Как можно обманом заставить что-то подписать? - удивился Рек. - Его что, пытали?

Гвидо достал из кармана платок и вытер им нос. Похоже было, что он затрудняется ответить на вопрос Река. Возможно, способ, которым наследника заставили подписать бумагу, не казался Гвидо важным и теперь он вынужден был искать слова, чтобы объяснить.

- Точно я не смог это выяснить, - сказал он наконец.

Датч покосился на брата, надеясь, что он не станет больше перебивать и даст Гвидо довести свою речь до конца.

- На сколько я понял, Эйле Влад сделал вид, что просит принца ходатайствовать за какого-то преступника, чтобы его помиловали. Он просил подписать прошение. Одно на языке талпо. Другое - перевод на общегалактический. Эйле Влад просил принца подписать обе бумаги. Но Владу было известно, что язык талпо принц не знал.

Гвидо помолчал. Потом продолжил:

- Перевод действительно содержал прошение о помиловании преступника и в конце была подпись - принц Аолий Рмаркритский и число прописью. А вот "подлинник" на талповском языке, хотя и был внешне похож на перевод по количеству строчек, но на самом деле содержал обращение к земному содружеству о выведении военной базы с Илуо, т.к. надобность в ней отпала: Талпо разоружена и ей запрещено иметь свой флот, над ней стоит назначаемый каждые четыре года диктатор. Илуо ничего не угрожает, стало быть военная база не нужна. Зато она вносит некоторый дисбаланс в древние устои планеты. Это кратко. У места подписи стояло не "принц", а "император", дата опять-таки была написана прописью, чтобы Аолий не заметил подвоха. Принц подписал обе, не заметив подмены а через некоторое время Эйле Влад связался с принцем и поставил его в известность, что на самом деле то, что было написано на языке талпо - это прошение о ликвидации военной базы. Более того, талповская бумага датирован будущим числом и имеет указание на то, что подписана императором после коронации. Сейчас Влад не сможет обнародовать прошение, он предоставит этот приказ только после коронации. Но он требует, чтобы принц понемногу начал проводить политику убеждения, которая подготовит всех к восприятию его будущего приказа. Чтобы он постепенно насаждал своим приближенным мысль о том, что Талпо уже не имеет своего военного флота и нахождение земной базы на Илуо перестало быть актуальным.

- Принц мог бы отказаться от приказа и объявить, что диктатор Влад обманом заполучил его, - заметил Датч. Рек кивнул.

- В этом и заключается проблема. - Гвидо разлил оставшееся вино по бокалам и некоторое время молчал, глядя в пространство. - Принц не может просто пойти и признать, что его обманули, - продолжил он наконец. - Рмаркриты управляют планетой потому, что на протяжении нескольких прошедших столетий они прекрасно справлялись со своим делом. При них не было ни войн, ни революций, на народных бедствий, ни срывов в экономике. Династия Тайдманъйо-Ман занимает престол, потому, что это безупречная династия и потому они безупречные правители. Если выяснится, что принц, еще не успев взойти на престол, уже вляпался в какую-то авантюру, это вызовет резкой неодобрение среди ряда рмаркритов. Они могут захотеть поставить другую династию. В свою очередь, у принца может найтись и много сторонников или хотящих избежать новшеств. К тому же на трон могут претендовать сразу насколько династий. Смута среди рмаркритов неизбежна. А если среди рмаркритов возникнет смута, остальные илуоанцы не захотят себе такое ненадежное правительство. Несколько последних столетий власть на Илуо держалась на авторитете и полном доверии. Как это ни странно, - Гвидо слегка улыбнулся, - рмаркриты никогда не ошибались. Теперь илуоанцы могут не захотеть видеть у власти "ошибающихся" рмаркритов. Таким образом, самое малое, что угрожает в создавшемся положении: каскад дворцовых переворотов. В худшем случае - даже гражданская война.

Если принц Аолий Рмаркритский из династии Тайдманъйо-Ман позволил втянуть себя в столь неприглядную историю, как он будет в дальнейшем справляться со своими обязанностями? Даже если в течение всей оставшейся жизни принц не совершит ни одного необдуманного поступка, он все равно будет запятнан в глазах илуоанцев, и в глазах рмаркритов из других кланов. Если на белой скатерти есть хотя бы одно пятно - ее уже не положат на праздничный стол.

Близнецы попереглядывались. Трудно было поверить, что существует общество, в котором до сих пор никто не совершил ни одного неприглядного, или хоть сомнительного поступка. Но в данный момент было неважно, могут или не могут они, сыновья Джона Раймона Дагварда, поверить в то, что в мире существует совершенство.

- Значит, принцу необходимо вернуть бумагу со своей подписью? - спросил Датч.

Гвидо кивнул, довольный тем, что его понимают.

- Если бумага не будет возвращена за этот месяц, принцу придется признать, что она подлинная. Это повредит внешней безопасности, но сохранит внутреннюю. Конечно, диктатор Эйле Влад не остановится на одной этой уступке и будет продолжать шантажировать принца. Талпо запретили иметь свой флот. На Илуо флот достаточно развит. Возможно, в дальнейшем, Влад предполагает захватить илуоанский флот для Талпо, если не будет мешать военная база землян. Но это - только мои предположения. Возможно, он надеется, что постепенными уступками добьется возвращения былой военной силы Талпо, где он уже станет не диктатором, а законным (с его точки зрения) правителем. Тогда Илуо очень легко будет попасть в зависимость от Талпо. Скорее всего, это приведет к новой войне, потому что на Талпо не знают меры. В этом талповцы не сильно отличаются от Вегов. Но Веги малочисленны и плохо ладят с техникой. А на Талпо, я думаю, еще не забыли, как строить военные космические корабли, хотя у них и демонтировали все военные заводы.

- Короче, у Талпо есть все шансы взять реванш, - подытожил Рек. - Но что можем мы? Подобраться к Владу и выкрасть у него бумагу?

- Или найти, чем можно шантажировать его самого, - добавил Гвидо. - Так или иначе, я прошу вашей помощи.

- Почему вы не обратились к Златову? - спросил Датч. - У главы Братства много связей, он мог бы помочь нам всем в этом деле.

- Я думал поговорить со Златовым, - кивнул Гвидо. - Но в данном случае хотелось бы как можно больше конфиденциальности. Во-первых, он все равно предложил бы посоветоваться с вами, потому что у вас связи с земной Разведкой. Во-вторых, вокруг Виктора очень много народу и информация может попасть в нежелательные руки. Не потому, что я не доверяю лично ему, а потому, что чем больше людей участвует в этом обсуждении, тем больше вероятность, что дело станет достоянием слишком многих.

Датч кивнул, удовлетворенный объяснением.

- Ладно. Попробуем что-нибудь придумать. И хорошо бы узнать, где сейчас Влад. Если он на Талпо - полетим туда. Наш корабль вряд ли кто-то запомнил, так что опасаться особенно нечего.

- Кроме их экстремистов, которые уже прогнали одну земную колонию, - напомнил Рек.

- Мы - не колония. Мы занимаемся грузоперевозками. На сколько мне известно, талповские космопорты не закрыты для грузовых кораблей.

- Я полечу с вами, - категорично произнес Гвидо. - Я не собираюсь перекладывать эту заботу на ваши плечи и оставаться в стороне. К тому же, мне знаком язык талпо и я знаю, как выглядит этот эльдорианин - Эйле Влад.

Гвидо рассказал им не все. Принц понимал, что Влад хочет захватить военную базу Илуо, потому что на Талпо нет флота. Илуо угрожала оккупация. У Илуо достаточно мощный флот, а невоенные корабли легко модернизировать (или милитаризировать): установить пушки, укрепить броню и пр.

Принц не мог продолжать линию, навязанную Владом, потому, что понимал, что это приведет к захвату планеты. Обратиться за помощью к остальной аристократии, он тоже не мог, по выше означенным причинам. И потому после долгих размышлений, он смог найти только один выход для себя. Нельзя чтобы это прошение от имени императора пошло куда бы то ни было, а с другой стороны нельзя, чтобы жители Илуо усомнились в своем императоре. Поэтому единственно, что можно сделать - это то, чтобы этого императора никогда не существовало. Если например он отречется и уйдет в монастырь, то все поймут, что он что-то напортачил. У него один единственный выход - умереть. У него есть месяц до коронации, и он может только прийти и попросить помощи у людей, которым он может довериться. Как настоящий рмаркрит он обязан принимать всегда только правильные решения. На его месте ему только это решение видится правильным: чтобы избежать кривотолков, необходимо будет инсценировать его скоропостижную естественную смерть. А это возможно.

В конце принц позволил себе слабость, потому что принц был еще достаточно молодой человек. Он сказал Гвидо:

- Я очень не хочу умирать.

И эти слова так впечатлили Гвидо, что он решил во что бы то ни стало уничтожить опасную бумагу.

***

Нельзя сказать, что новость о предстоящем визите на Талпо понравилась На-Ле. Слишком свежи были воспоминания о едва не потерянном корабле. Кадийка пришла в такое расстройство, что даже про компьютер забыла. Спорить с братьями она не собиралась: корабль все же принадлежал им и они были здесь хозяева. Да, конечно, все страшное оказалось не таким уж страшным, они все живы и на звездолете новые двигатели, но На-Ла напряженно выдумывала неопровержимый довод, который бы заставил братьев переменить решение.

- Не бойся, - посоветовал Датч. - У нас говорят: в одну воронку снаряд дважды не попадает.

- Это зависит от плотности стрельбы, - рассеянно возразил Рек, подправляя что-то на пульте.

На-Ла помрачнела еще больше, а Датч с уставился на него.

- Обнадежил, - скептически заметил капитан. - Не думаю, что талповцы запомнили нас или наш корабль. Мы сядем вполне официально, разгрузимся и на месте посмотрим, что к чему.

Для "легенды" Гвидо подыскал Дагвардам заказ на поставку медицинского оборудования с Тиоры - планеты эльдорианского сектора. Так что, несмотря на эмоции На-Лы, "Медуза" прямым курсом шла к Талпо. Что делать, когда они туда прилетят и сдадут груз, Ни Дагварды, ни Гвидо, ни тем более На-Ла, не представляли. Поэтому все сидели в кокпите, игнорируя давящую на психику черноту за обзорным стеклом, и пытались составить план действий.

- Мы не знаем, где Влад хранит этот документ, - констатировал Рек. - Может быть, диктатор вообще отправил его на Эльдорию и положил там в какую-нибудь... банковскую ячейку. Кстати, а как он собирается объяснить, почему илуоанская просьба о выводе земной базы составлена на языке талпо?

- Возможно, у Эйле Влада есть этому объяснение, - предположил Гвидо, давая понять, что это не самый важный вопрос.

- Неплохо бы пошарить в его компьютере! - На-Ла торопилась предложить свои услуги. - У него ведь есть компьютер?

- Как у любого современного правителя, - кивнул Большеносый. - Неизвестно только, есть ли у него выход во всеобщую сеть, вне Талпо. И как часто он ею пользуется. Кстати, а что ты надеешься в нем найти? Электронную копию документа? Или точные указания того, где он лежит?

На-Ла поерзала на своем кресле, но открыть рот не решилась.

- Допустим, документ хранится у Влада, - предложил Датч. - Если это так - он будет хранить его в сейфе, поближе к себе. К примеру, в своем кабинете, или где там эльдориане хранят свои сейфы? Хорошо бы иметь план его дома.

- План есть, - неожиданно выдал Гвидо и полез в один из многочисленных карманов своего походного костюма. - Дом, точнее дворец диктатора на Талпо строили эльдориане, по своим вкусам. Вряд ли Влад что-то сильно изменил в нем.

- Откуда план? - тут же поинтересовался Рек, забрав маленький чип с записью из руки Гвидо и засунув в считывающее устройство на пульте.

- Купил по случаю у одного эльдорианского техника, - уклончиво ответил Большеносый.

Эльдорианские архитекторы любят шик и размах и дворец на Талпо строили в соответствии со своими пристрастиями. Большой, удобный и со множеством украшений как на фасаде, так и внутри. Все это означало, что пробраться в такой дворец непросто. В смысле безопасности и надежности эльдориане были так же пристрастны, как и в смысле удобств. Братьям планировка дворца не показалась обнадеживающей. Зато На-Ла воодушевилась. И хотя Гвидо наводил на нее оторопь своими огромными руками и огромным носом, она предприняла вторую попытку вмешаться в разговор.

- Можно, я скажу? У меня тут идея, - сообщила она осторожно, но достаточно громко, чтобы не было возможности сделать вид, что ее не расслышали.

- Что за идея, На-Ла? - Датч повернулся к ней, в принципе не ожидая ничего конструктивного. Однако На-Ла была лучше знакома с эльдорианами в их привычной обстановке. Можно сказать, что из всех присутствующих, у нее был самый большой опыт общения с этим народом.

- А давайте продадим ему меня как классного компьютерщика, а я пошарю в его файлах, - ничуть не сомневаясь в своей гениальности, предложила На-Ла.

Рек хмыкнул. Гвидо, как воспитанный человек, не стал удивляться.

- Считай, что мы рассмотрели твое предложение и отклонили его, - посоветовал Датч, возвращаясь к плану дома.

Но На-Ла уже осмелела.

- Можно под каким-нибудь предлогом войти к нему в дом, накинуть на голову мешок и вывести!

Рек пообещал, что ей самой на голову мешок наденет, если она будет лезть с дурацкими предложениями. Кадийка на время притихла, а Гвидо подумал, что у них тут на "Медузе" весьма интересная компания. Даже забавная. Но к сожалению, сейчас было не до забав. Слишком мало времени было в их распоряжении и слишком многое зависело от того, смогут ли они сделать то, за что взялись.

Подробное рассмотрение плана дворца ничего нового не дало. Потенциально и в такой дом, точнее дворец, можно пробраться, но каково будет, когда это станет актуальностью? Сразу возникнет куча проблем.

Во-первых, надо подобраться на виду у половины столицы к дому правителя, во-вторых, необходимо, чтобы охрана перепилась и заснула без просыпу, в третьих, кроме обычных камер наблюдения в доме, возможно, нужно будет обмануть еще и выводы на общие камеры слежения где-нибудь в расположенном рядом здании полиции... В общем, если все это получится, останется решать проблему, где искать покои самого Влада и где он хранит свой сейф. А заодно и шифры к сейфу, наверняка такие же изощренные, как и все, что придумывают эльдориане. В результате, можно ничего не получить, потому что неизвестно, действительно ли диктатор Эйле Влад держит нужную бумагу при себе.

На-Ла углядела на плане нечто, похожее на каминную трубу.

- А давайте спустим ему бомбу на веревочке! Вот через это! - она ткнула пальцем через плечо Датча в понравившееся ей место на плане.

- На-Ла!! - сказал Датч и посмотрел в ее сторону. - Свари нам кофе.

- Да я уже молчу!

- Я серьезно, - еще более настойчиво проговорил Датч. - Пожалуйста, сходи, свари нам кофе.

На-Ла молча встала и ушла на камбуз. Кофе даже она была в состоянии сварить. Для этого надо было только налить воды и нажать кнопку на кофеварке. При чем вода тоже наливалась нажатием кнопки, а порция кофе засыпалась автоматически, как порошок в стиральной машине. Отключалась кофеварка сама. Так что все кулинарное мастерство сводилось к тому, чтобы дважды нажать на кнопку, а потом разлить жидкость по чашкам. Поэтому проблем не возникло и минут через пять кадийка принесла поднос с готовым кофе, после чего села к своему компьютеру и до конца разговора больше не открывала рта.

Несмотря на устранение На-Лы от разговора, все равно ни до чего конкретного в этот вечер не договорились. Через пару часов Датч решительно объявил отбой, оставив за собой дежурство у пульта.

Гвидо выделили свободную каюту. Как ни странно, койка вполне подошла под его рост. Видимо те, кто проектировал "Медузу", учли, что космический летчик может быть любого роста, в том числе и очень высокого.

***

Прежде, чем садиться на планету, "Медуза" почти два дня крутилась на орбите. Оставаться незаметными, по мнению Датча, было не так уж сложно. Спутников внешнего наблюдения вокруг Талпо летало всего три. Датч пристроил корабль со "слепой" стороны одного из них. Орбиты спутников располагались так, что через каждые восемь земных часа два спутника непременно проходили совсем рядом друг с другом. Капитана Дагварда это не взволновало.

- Детекторы не засекут нас, если будем двигаться в тени одного из этих спутников, - объяснил он Гвидо. - Главное - держаться как можно ближе, чтобы другой спутник не зарегистрировал два металлических объекта там, где должен быть один.

Гвидо решил положиться на опыт старшего Дагварда, хотя летящий в нескольких десятках метров от "Медузы" спутник с торчащими как стволы пушек датчиками слегка его беспокоил. Раньше Гвидо летал только на пассажирских кораблях, иллюминаторы которых закрывались перед гиперпрыжком. Да и близко к потенциально враждебным объектам пассажирские корабли не подходили. После работы на марсианских рудниках Гвидо казалось, что он многое (если не все) в жизни видел, прошел "огонь, воду и даже какие-то медные инструменты", но сейчас у него создавалось впечатление, что ничего-то он еще в жизни не видел (из того, что можно вообще увидеть в этой жизни). То, что проделывали Дагварды, казалось ему то безумным, то слишком легкомысленным, то каким-то самоотверженным подвигом, а зачастую - бравадой.

С другой стороны, они достаточно опытные люди и понимают в космосе несоизмеримо больше, чем он, Гвидо Паверс. Значит, надо выкинуть из головы болтающееся в опасной близости металлическое "корыто" и заниматься делом.

Следить с орбиты за диктатором Владом было непросто. Мешали атмосферные помехи и отсутствие профессиональной аппаратуры слежения. Рек почти все время проводил лежа на животе в аппаратных шахтах, путаясь в проводах и от души негодуя на отсутствие очень больших денег, так необходимых на контрабандную покупку настоящего военного оборудования, такого, которым оснащены новые крейсера. И все же ему удалось скрутить нечто вроде усилителя - и корабельный сканнер заработал процентов на 20 лучше.

- Не знаю, что это даст, - объявил Рек, вваливаясь в рубку, на ходу стягивая защитную робу, - но большего не ждите.

- Отдохни, - посоветовал Датч.

Как раз в этот момент мимо проходил очередной спутник слежения и капитан "Медузы" на всякий случай подвел грузовоз почти к самому металлическому боку их ничего не подозревающего "укрытия". На языке военных это называлось "прилепил". Почти точное определение, если учесть, что расстояние между кораблями сократилось метров до пяти. При чем касаться талповского спутника, тем более с ним сталкиваться, было ни в коем случае нельзя. В лучшем случае спутник мог "почувствовать", что рядом крупный металлический объект, в худшем произойдет авария, которая скорее всего положит конец их миссии.

- Есть! - объявила На-Ла, мало обращая внимание на манипуляции капитана. Она ничего не боялась, когда за штурвалом сидел Датч.

Рек тут же бросил робу на пол и подошел к кадийке. Гвидо перестал напряженно разглядывать спутник и двинулся за Реком.

- Что ты нашла?

- Я нашла сеть их камер слежения.

- Хорошо бы определить, где сейчас Влад, - тут же задал задачку Рек.

Датч чуть отвел "Медузу" от спутника.

- Посмотрим для начала, как выглядит дворец Влада изнутри, - предложил он. - А то на нашем плане только архитектура.

- А что, если выследить этого Влада и спикировать прямо ему на голову? - предложила кадийка.

- Пока мы идем через атмосферу, нас засекут и Влад спрячется в ближайшее укрытие, - терпеливо объяснил Датч. - Устраивать ему засаду на дороге - тоже слишком сложно.

- Талпо - густонаселенная планета, - вклинился в разговор Рек, хотя его объяснение было адресовано Гвидо, а не На-Ле. - У них женщины не работают, а только и делают, что рожают и воспитывают. Народу - тьма. Там не спрячешься.

- Тогда что делать? - спросила кадийка.

- Когда сядем - тебе сидеть и сторожить "Медузу", - ответил ей Датч. - Есть у меня одна идея. Думаю, во дворец Влада пробраться можно.

***

Во всем, что касалось наземного транспорта, Датч без возражений доверял Реку.

Перекрашенный поглощающей свет черной краской флаер в темноте был почти не виден. Собственно, заметить его можно было только тогда, когда он двигался. Поэтому Рек вел машину метрах в трех от поверхности. Выше их могли засечь на фоне темного, но недостаточно черного неба. А неясная тень, мелькнувшая в темном закоулке, внимание почти не привлекала. Рек старательно облетал освещенные участки, чтобы не показать какому-нибудь любителю оглядываться силуэт флаера. Оставался звук работающего механизма, но на Талпо даже ночью не было тихо и негромкий шорох импульсного двигателя терялся почти полностью. А скоростной двигатель Рек не включал, потому что пословица "тише едешь - дальше будешь" в данном случае действовала буквально.

Дворец диктатора Эйле Влада при ближайшем рассмотрении оказался не таким уж большим. Рек развернул флаер и поднялся чуть выше, двигаясь к первой намеченной цели.

***

Эльдориане - достаточно отчаянный народ, когда речь идет о достижении поставленной цели. Но в спокойной обстановке они предпочитают надежность и полный контроль над ситуацией. Поэтому в покоях Эйле Влада с самого момента его назначения диктатором Талпо был установлен дублирующий наблюдательный пульт, связанный со всеми камерами как внутри, так и снаружи дома. К тому же Эйле Влад был эльдорианином в самом расцвете сил и любил засиживаться за работой заполночь. И в этот раз он, расставшись с роскошным мундиром правителя и переодевшись в не менее роскошный "домашний" наряд, корпел над несколькими не очень понятными ему документами, доставленными из отдаленной провинции. Прежде, чем ответить отказом на обычную просьбу о снижении налога на производство местного вина, Влад решил изучить информацию о просителе. Кто разберет этих талповцев. Вдруг именно этому лучше дать поблажку? По крайней мере, пока. Если этот тип развернет свое производство, потом с него можно будет получить гораздо больше.

Периодически Эйле Влад отрывался от своего дела и привычным взглядом окидывал экраны слежения. Потом возвращался к делу. Пока очередной взгляд не наткнулся на картину, которая оказалась слишком необычной. Эйле отложил документ и присмотрелся внимательнее.

В одном из коридоров дворца, обвиснув в кресле, спал охранник. Вообще-то ему платили именно за то, чтобы он не спал на дежурстве. Эйле нахмурил красивые брови и решил перевести охранника в кандидаты на увольнение. Но тут он обратил внимание на картинку рядом. В соседнем коридоре охранник спал, сидя прямо на полу. Сказать по правде, Эйле самому очень захотелось спать, будто поведение охранников было заразным, как зевота. Эйле перевел взгляд на соседнее поле экрана - и рука его инстинктивно протянулась к ящику стола.

***

Усыпляющий газ применяется во всем мире с незапамятных времен. Он бывает разных видов и действует на всех людей по разному. Тем более, по разному он действует на инопланетян. Эльдориане, к примеру, совершенно не поддаются обычному CNN, от которого земляне валятся как подкошенные часов на двенадцать. Зато RNN, от которого люди в лучшем случае зевают, валит эльдориан. Часа на два-три. И без всяких последствий. Зачастую потом даже невозможно установить, что вообще был какой-то газ.

Система вентиляции в эльдорианском доме достаточно защищена. Но, как известно, нет такого замка, который невозможно открыть и нет такой защиты, которая была бы абсолютной. В данном случае защищенная вентиляция всего лишь немного усложнила задачу, потому что капсулы с газом нужно было опустить одновременно в нескольких местах. Иначе кто-то заснет первым и спугнет остальных. И самое сложное было - запустить усыпляющий газ в покои Эйле Влада. В конечном итоге, именно он должен был заснуть последним. Но это не сильно тревожило, потому что по мнению налетчиков уважающий себя правитель так и так должен был уже спать.

Рек остался снаружи во флаере, контролировать ситуацию. В дом пробрались Датч и Гвидо, который разумеется не собирался оставаться в стороне. Гвидо знал Эйле Влада в лицо, а Рек лучше всех управлялся с флаером. Поэтому никак иначе маленькая группа действовать и не могла.

***

На Талпо все было чужое, все не как у эльдориан, "подушка душная, одеяло кусачее". Дело не в том, что талповцы были особенно плохие. Они были чужие. Приехать к ним на экскурсию можно, а вот жить среди них - не хотелось. Чтобы выйти из собственного хронического неудовольствия положением нужно было либо в корне искоренить культуру Талпо и насадить свою, что неминуемо будет связано с яростным сопротивлением и бунтами местного населения (этого Владу совершенно не хотелось), либо смириться и постепенно "оталповиться" (чего Владу хотелось еще меньше). Поэтому он нашел компромиссный для себя вариант: отгородиться от неприемлемой ему культуры изящными, но чрезвычайно прочными стенами классического эльдорианского дворца. В нем он чувствовал себя как дома, а на оставшуюся часть Талпо выходил как на суровую, нелегкую, "стахановскую" работу. После которой он мог расслабиться под звуки фонтана своего дворца и отдохнуть.

В эту ночь эльдорианская звукоизоляция делала дом диктатора особенно безмолвным. Датч с Гвидо старались двигаться как можно тише. Единственный звук, который они слышали - это их собственные шаги. Несмотря на то, что им то и дело попадались спящие эльдориане и судя по ним можно было понять, что усыпляющий газ подействовал как надо, это не было поводом для того, чтобы расслабиться и производить лишний шум. Камеры слежения, старательно отмеченные на плане, тоже старались обходить. Да и вообще, вся эта вылазка походила на самую настоящую авантюру. На-Ла хотя и заявила, оторвавшись от монитора, что от камер слежения в доме нет выхода на дисплеи ближайшего полицейского участка, этот факт нельзя было считать стопроцентным. Эльдориане предусмотрительны. Мало ли что могло прийти им в голову. Одно успокаивало: пока никто не пытался постучать в двери дома и осведомиться, все ли в порядке.

Гвидо добрался до этой комнаты первый просто потому, что Датч в этот момент решил заглянуть за соседний угол. В комнате было бы темно, если бы не светились экраны на пульте. Эти самые экраны и привлекли внимание Гвидо. Он шагнул внутрь, оглядываясь и водя по стенам узким лучом фонарика. Судя по всему, он попал в какой-то кабинет. Здесь было много резной мебели и портьер. Гвидо сделал еще шаг. Дверь за его спиной пришла в движение и прежде, чем Гвидо успел что-то сделать, дверь бумкнула о косяк и зажегся свет.

Напротив входа в кресле сидел в респираторе сам Эйле Влад и целился в Гвидо из бластера.

- Я люблю засиживаться за работой и имею в комнате дублирующий пульт просмотра, - с любезной улыбкой (видной через прозрачный "намордник") сообщил Гвидо диктатор. - Когда я понял, что с моими людьми происходит что-то странное, я воспользовался респиратором. Отойди от двери. Вот сюда! - Не отводя оружия, Эйле Влад указал Гвидо на ковер.

Пришлось подчиниться. Ругать себя за легкомыслие Гвидо не стал, тем более, что это не помогло бы делу. Зато живо представил все, что мог бы в этот момент сказать капитан Дагвард. Так глупо попасться, по мнению Гвидо, не мог даже школьник.

Капитан Дагвард, притаившись за дверью, примерно то и сказал. Про себя. Но быстро оборвал поток бессвязных мыслей и огляделся, понимая, что положение слишком серьезно, чтобы отвлекаться.

Влад в своем кабинете тоже думал о серьезности положения. Поэтому сказал:

- Хорошо. Теперь брось оружие и передатчик. Вот сюда.

Гвидо выполнил и это приказание, бросил свой бластер и ненужный теперь фонарик. Потом отцепил от уха наушник и кинул туда же.

- Теперь сними респиратор, - мило предложил Влад.

Гвидо медленно отнял от лица маску, невольно задержав дыхание. Потом все же вдохнул, не сводя глаз с лица талповского диктатора. Влад тоже смотрел не отрываясь. Ничего не произошло.

- Этот газ почти не действует на землян, - заметил Гвидо. - К тому же быстро разлагается.

Эйле Влад не поддался и респиратор снимать не стал. Красивые глаза эльдорианина продолжали изучать незваного гостя.

- Я вызову охрану снаружи, - решил наконец диктатор.

- Попробуй. - Гвидо был абсолютно спокоен. - Можешь даже высунуться из окна и помахать руками.

Общение с На-Лой все-таки оказало некоторое действие на серьёзного Гвидо. Почему-то то, как он это предложил, разохотило Влада звать кого бы то ни было. Вместо этого он не отрывая взгляда от прицела, который в свою очередь "глядел" в грудь Гвидо, нащупал и вынул из открытого ящика наручники.

- Подойди вон к той трубе, - скомандовал он, бросая металлические "браслеты" в Гвидо. - Застегни один наручник, перекинь другой вокруг трубы и пристегни к другой руке. Так мне будет спокойнее с тобой разговаривать.

Эльдорианина не мог не пугать этот высоченный землянин, имевший наглость залезть посреди ночи в очень охраняемый дом. Но убить Гвидо тоже было страшно. Если он не один - те, кто с ним, могли ворваться следом и убить самого Влада. Диктатор решил, что в качестве заложника Гвидо послужит ему лучшей защитой. К тому же, как всякий эльдорианин, Эйле Влад никогда не убивал просто потому, что в данный момент это легко сделать.

Подобрав наручники, Гвидо не спеша исполнил очередное указание Влада. Браслеты наручников не были рассчитаны на мощные запястья мистера Паверса. Они не защелкнулись. Но Гвидо сделал вид, что они защелкнулись, а Влад этого не заметил.

Не заметил Влад и того, что выбросив наушник передатчика, Гвидо не тронул закрепленный у него на воротнике маленький микрофон. Сейчас Датч за дверью и Рек в своем флаере слышали разговор, хотя и не могли ничего сказать Гвидо.

- Сколько вас здесь? - Влад немного успокоился, хотя держать незваного гостя под прицелом не перестал. - Только не пытайся убедить меня в том, что ты смог пробраться сюда один. Кто твои помощники?

Гвидо оглядывал комнату, не спеша отвечать.

- Так сколько вас здесь? - повторил Влад более нетерпеливо.

- Достаточно, - ответил наконец его пленник.

Эйле Влад и без того чувствовал себя не слишком спокойно. Ответ Гвидо ему не понравился. Но эльдорианина можно запугать, только если отнять у него оружие.

- Ничего, у меня дверь под прицелом, а часа через полтора-два охрана проснется. Подождем, - решил диктатор. - Что вам здесь надо?

- Ограбить решили.

Влад скривил свой безупречно очерченный рот.

- Ты и твои приятели пробрались на Талпо и усыпили двести с лишним эльдориан, чтобы украсть мои кредитные карты? Это, вероятно, ваш земной юмор, - предположил он. - Надеюсь, ты понимаешь, что я не поверил.

Гвидо очень хотелось почесать нос, но делать это в наручниках было неловко и слишком комично. А высвобождаться от них - рановато. Поэтому он, чтобы отвлечься от ощущений, принялся разглядывать диктатора.

Эйле Влад был по эльдорианским меркам достаточно молод. В таком возрасте еще не становятся на слишком важные должности. С другой стороны, вряд ли место диктатора на мятежной и опасной планете понравилась бы настоящему матерому политику. Зачем этому эльдорианину стравливать Талпо с Илуо? Неужели Влад мечтает стать настоящим правителем здесь? Надеется, что талповцы примут его с распростертыми объятьями, если он поможет им вернуть былую мощь, невыгодную Эльдории в такой же степени, как и всем остальным в этом секторе галактики.

Нет, дело не во власти. Вряд ли Эйле Влад страдает манией величия или на столько молод, чтобы не понимать, что делает. Скорее всего, дело в деньгах. Заплатить ему за услугу талповцы могут. А выгода - главное, что определяет жизнь эльдорианина.

- Эй! Ты собираешься отвечать на мой вопрос? - напомнил о себе Влад. Ему очень хотелось подойти к этому носатому землянину и потыкать его дулом бластера, скажем, под ребра. Чтобы стал более разговорчивым. Но Влад прикинул, что рядом с пленником он окажется не в прямой видимости двери. Опасно, если кто-то решится ворваться внутрь.

Рыская по коридору, Датч быстро осматривался в поисках какого-нибудь предмета, способного стать импровизированным щитом. Понятно, что этот хитрый эльдорианин держит под прицелом дверь. Но время идет. Охрана не будет спать вечно.

- Я попробую ворваться в комнату, - по связи сообщил он брату.

- Ты совсем сдурел? - поинтересовался тот, от души жалея, что нужно оставаться в катере. - Слушай! Я могу подлететь со стороны окна и...

- Что? Прошибить катером стекла? Не выйдет. У нас не штурмовой флаер. Только шум поднимешь.

- Но я отвлеку Влада...

- И перебудишь пол города, - осадил Датч брата. - Сиди где сидишь и следи за каналами их связи.

Рек собирался еще что-то возразить, но Датч выключил передатчик, положив конец спору. Рек все равно ворвется, если минут через пять Датч не включит передатчик снова. Но по крайней мере на пять минут он задержится, потому что не зная, что происходит, побоится отвлечь и помешать.

Забавный фокус с зеркалом, с помощью которого герои фантастических фильмов отводят бластерные лучи - абсолютная выдумка. Еще никому, на сколько знал Датч Дагвард, не удавалось таким образом отвести настоящий заряд настоящего бластера. Тем более, что выстрел - это не просто пучок света. Это еще и сильный тепловой импульс. Хотя у зеркала все равно оставались поклонники, утверждающие, что все дело в том, под каким углом движется энергетический заряд. Разработали даже несколько вариантов зеркального щита (громоздкая штука, которая отражала выстрел больше потому, что делалась из сверхпрочных материалов сложной многослойной структуры).

У Датча такого щита не было. Зато была металлическая заслонка от высоковольтной коробки, которую Дагвард снял в техническом коридоре. Неравноценная замена, надеяться на которую можно было только в смысле психологического воздействия. Но все лучше, чем лезть грудью вперед, прикрываясь голым патриотизмом и не в меру развитым чувством ответственности.

Приладив в одной руке громоздкий станнер, захваченный на случай таких вот обстоятельств и прикрываясь куском металла, Датч выбрал момент, когда Влад произносил очередную фразу: говорящий человек хуже слышит и меньше внимает обстановке.

Дверь распахнулась внезапно. Эльдорианин выстрелил. Датч скользнул под выстрел, упал, выставив над головой заслонку. Металл брызнул в стороны. Потом выстрелил Датч. Эльдорианин оказался проворным, успел скатиться с кресла. Гвидо рванулся от трубы, сорвав наручники вместе с полосками кожи. В следующую секунду он навалился на диктатора, прижав того к полу.

- Будешь вырываться - придушу, - пообещал мистер Паверс.

Эйле Влад решил, что момент для сопротивления уже прошел и послушно распластался на ковровом покрытии.

- Что вам нужно? Вы хотите меня убить? - спросил он на всякий случай.

- Все зависит от того, на сколько ты нас разозлишь, - пообещал Датч, подходя и останавливаясь над поверженным противником.

Собственно, действовать дальше было делом Гвидо. Тем более, что пугать диктатора ему было сподручнее: он сидел на эльдорианине верхом и держал того за шею. Поэтому Датч сделал то, что было сподручнее ему: отошел к двери и на всякий случай запер ее изнутри.

- Где бумага, которую ты обманным путем получил от илуоанского наследника? - потребовал Гвидо, поудобнее прилаживая свои огромные ручищи вокруг владовского горла.

- Какая бумага? - попытался удивиться эльдорианин, не ожидавший, что наследник доверит эту тайну хоть кому-то, тем более инопланетнику.

Гвидо слегка сжал пальцы. Когда-то он вот так же держал за горло другого человека, посмевшего оскорбить маленькую рмаркритскую женщину. Нельзя сказать, что Гвидо Паверс испытывал желание сломать крепкую эльдорианскую шею. Но он готов был действовать категорично, потому что не было времени и не было выбора. И Эйле Влад не мог этого не почувствовать. Эйле Влад не был трусом. Эльдорианская гордость боролась в нем со страхом за жизнь. Огромный безволосый землянин своими огромными руками сжимал его горло все сильнее и движение его напоминало пресс, неумолимо опускавшийся и страшный своим бездушным упорством. Диктатор косил глаза на руки Гвидо - и видел кровавые полосы у запястий. Почему-то кровь, хотя и чужая, пугала его особенно сильно. Давала понять, что этот странный тип, сумевший вырваться из стальных наручников, пойдет до конца.

- Документ в сейфе, - как-то само вырвалось у Влада.

Гвидо хватку не ослабил, хотя давящий эльдорианскую шею пресс приостановился.

- Где сейф?

- На другом конце дома.

- Не смешно, - заметил Датч, наклоняясь рядом с Гвидо. - Лучше скажи правду, - посоветовал он, надеясь, что Гвидо не переусердствует и диктатор не потеряет сознание от недостатка кислорода.

Эйле Влад сдался. Гордость - гордостью, но по эльдорианской логике, быть гордым и мертвым хуже, чем негордым и живым.

- За панелью, в правом углу комнаты.

На этот раз Гвидо расслабил пальцы, но отпускать диктатора совсем не торопился. Предоставил Датчу проверить, там ли на самом деле сейф. Оказалось - там.

Датч не стал трогать непонятные ему рычажки и кнопки. И так было понятно, что сейф эльдорианского производства и хвататься за него опасно.

- Как отключить напряжение? - спросил он, не оборачиваясь.

Гвидо на всякий случай взялся за владову шею покрепче.

- Отвечай, - посоветовал он. - И учти: если соврешь - я убью тебя. Стой! - это уже относилось к Датчу. - У меня идея.

Гвидо сгреб Влада за воротник, рывком поставил на ноги и подтащил к сейфу.

- Открой сам, - приказал он, обняв шею эльдорианина так, что Эйле понял: если он посмеет сделать что-то не то - этот мощный человек сломает ему позвоночник одним движением.

Влад заставил руку не дрожать и повернул нужный рычаг. Потом приложил палец, окончательно отключая защитную систему. Осталось только открыть замок.

Через минуту настала очередь Датча караулить диктатора. Гвидо выволок все какие есть бумаги на стол и принялся рыться в них. Капитан Дагвард подтолкнул диктатора к креслу и уткнул ему в грудь дуло станнера. Получить разряд с такого близкого расстояния было очень опасно, поэтому Эйле решил не двигаться. Хотя после крепких пальцев носатого землянина находиться под прицелом было даже приятно.

- Вот она! - Гвидо наконец выискал, что было нужно. На всякий случай прихватил несколько похожих бумажек. - Есть копии? - спросил он, поворачиваясь к диктатору.

- Нет!

- А ты уверен?!

- Я не подумал, что они понадобятся, - честно признался Эйле, покашливая и поежившись от предчувствия того, что сейчас его снова будут душить и угрожать сломать ему шею. Но как ни странно, ему поверили.

***

Рек врубил скоростной двигатель, полагаясь на свое чутье и на отсутствие прохожих, которые к середине ночи наконец-то разбрелись по домам. Он чувствовал себя - примерно, как озорник, который позвонил в чужую дверь и удирает, ожидая услышать вслед возмущенные крики хозяев. Разница была в том, что хозяева дворца вместо криков вслед, могли выслать вслед вооруженные наряды полиции.

- Есть погоня? - не оборачиваясь, крикнул он брату.

- Пока не вижу.

Рек все равно вдавил рычаг скорости, игнорируя проносящиеся мимо столбы и углы домов. Датч на всякий случай вцепился в ремень безопасности. Он доверял реакции брата, но темнота и извилистые улицы делали их бегство похожим на аттракцион "долети и не разбейся".

Хуже всего было то, что эффектно кувыркаясь в покоях диктатора, Датч сломал затвор станнера. Упирая в грудь диктатора оружие, Датч уповал на то, что разглядеть этот факт тот не сможет. По причине поломки обездвижить Влада напоследок они не смогли. На ремонт затвора потребовалось бы минут двадцать. Охрана могла проснуться быстрее. Поэтому эльдорианина просто связали и заткнули ему рот. Датч не признавал этот способ фиксации особенно надежным. Эльдорианская гибкость была ему хорошо известна. Но другого способа в тот момент не было.

Пока Рек демонстрировал свое умение управлять флаером, а Датч гадал, успеют ли они добраться до космопорта (если вообще до него доберутся) до объявления общей тревоги, Гвидо при свете фонарика еще раз рассмотрел бумагу.

- Сожги лучше, - посоветовал Датч, - вдруг нас все-таки схватят.

- Или съешь, - предложил Рек, в стиле идей На-Лы.

Младший Дагвард засомневался было в уместности такого совета. Но Гвидо не обратил внимания: он был занят. Оторвав от бумаги угол, он сунул его во внутренний карман. Оставшуюся часть вместе с другими, прихваченными "на всякий случай" поджег, укрывая пламя от сквозняка и держа его подальше от воспламеняющихся частей флаера.

- А уголок - в качестве сувенира?

- Подпись, - пояснил Гвидо. - Верну ее наследнику. Это доказательство, что бумага действительно у нас была.

Вылетев на открытое пространство, Рек неожиданно дал такой разворот, что едва не выбросил всех из флаера.

- Что?!. - Крикнул было Датч, но было и без слов понятно.

Рек дал задний ход и вломился в придорожные кусты прежде, чем кто-то вообще заметил их флаер. В космопорту было - как днем. Прожекторов не меньше, чем людей, а людей не меньше нескольких сотен. По всему периметру сновали патрульные машины.

Датч выскочил из флаера, прихватив бинокль. Но и без бинокля было видно, что они не успели.

- Солдаты! Их там - как грязи, - возмутился Рек.

- Что будем делать? - Гвидо выпрыгнул из машины вслед за Датчем.

Рек не выключал двигатель, до дрожи вцепившись в рычаг скорости. Хотелось ринуться вперед, проскочить... Сделать что угодно, но не стоять тут, в кустах.

Датч внимательно наблюдал в бинокль за тем, что происходит.

- Похоже, они решили арестовать все земные корабли. Их кроме нашего еще три. Влад не знает, на каком прилетели мы.

- Попробуем прорваться? - предложил Рек, горя нетерпением.

- Не прорвемся, - качнул головой Датч, оценив безнадежность такой попытки. - Они заметят нас, как только выйдем из тени. На освещенном поле их зенитки не оставят от флаера даже пыли.

Датч выдернул из кармана передатчик.

Несколько машин с вооруженной охраной окружили "Медузу". На-Ла стойко выполняла приказ "никого не впускать" и не реагировала на требования открыть входной люк. Датч набрал код и связался с кораблем по прямой связи.

- Где вы болтаетесь?! - тут же негодующе завопила На-Ла.

- На-Ла! Быстро сматывайся!

- ?!!!

- Это приказ! Ты что хочешь, чтобы корабль арестовали?!!

- А вы?..

- Мы не успеваем. Свяжешься с кем-нибудь из наших, скажешь, чтоб нас забрали отсюда.

- Не...

- На-Ла!! Это приказ! Сейчас ты потеряешь корабль и мы все пропадем!!

Вместо ответа они увидели, как "Медуза" высветила двигатели ускоренным (экстренным) прогревом. Каждый думал только об одном: "Быстрее, быстрее!"

Вокруг безмолвной "Медузы" сновали фигурки солдат. Потом вдруг все побежали в разные стороны, а через секунду донесся грохот. Корабль несколько раз дрогнул, оторвался от земли и круто пошел вверх. На-Ла врубила экстренный взлет, мало заботясь о тех, кто не успел отбежать на достаточное расстояние. На счастье талповцев, они вовремя сообразили попадать на землю, уворачиваясь от ударной волны новеньких двигателей "Медузы".

Близнецы искренне порадовались картине своего, уходящего без них и оставляющего их на враждебной планете, корабля. Зенитный огонь беспорядочно прорезал черноту, но даже зенитчикам было понятно, что корабль выходит из зоны досягаемости быстрее, чем летят ему вслед заряды установок. На летном поле суетились и бегали толпы солдат. Никто не догадывался, что совсем рядом, в полукилометре от освещенного пространства, в кустах стоят трое возмутителей спокойствия и смотрят вслед своему исчезнувшему спасителю.

- Может быть они решат, что мы улетели?

- На-Ла найдет кого-нибудь. Надо только продержаться, - успокоил всех Датч.

- Ага, - подхватил Рек. - Если будем хорошо прятаться, нас отсюда снимут. - Может завтра. Может через месяц. Или через год. Если вообще снимут...

Гвидо молчал.

- Что-то не так? - быстро спросил Рек.

Гвидо кивнул.

- Не так. - Потом помедлил и добавил, все еще смотря вслед исчезнувшему кораблю: - Если наследник не получит вестей до конца месяца - он покончит с собой.

- Что?!!

- Если наследник не узнает наверняка, что бумага уничтожена, он не станет рисковать. Он уйдет из жизни и не станет императором, чтобы Влад не смог предъявить документ. На Илуо не будет возмущения. - Гвидо перестал смотреть в небо. Ничего, кроме звезд, на нем все равно не было видно.

Датч опустил бинокль и уставился на Большеносого. До него как-то не сразу дошел смысл слов бывшего консультанта маисийского президента.

- Хочешь сказать, что мы зря старались? - настороженно переспросил Рек, опередив брата.

Гвидо ничего не ответил.

Датчу вдруг очень сильно захотелось схватить Большеносого за шкирку и как следует потрясти. Или дать ему в морду. Старший Дагвард со всей силы сжал в руке бинокль, борясь с совершенно несвойственным ему желанием.

"Если бы я знал!.. Можно было сказать На-Ле, чтобы связалась с женой Гвидо. Теперь - поздно". На-Ла уже вне досягаемости их маломощного передатчика на флаере. Все бесполезно. Орать на Гвидо и бить его - может и полезно... для самого Гвидо... Чтоб в другой раз думал, прежде чем в конспирацию играться!..

Капитан, плюнул, сел на борт флаера и высказал вслух только одно слово, которое подвело итог всем его мыслям и чувствам:

- Политиканы!