Литература и жизнь        
Поиск по сайту
Пользовательского поиска
На Главную
Современная публицистика
Роман "Созвездие Близнецов"
Зарисовки прошлого и настоящего
Библиотека
История Европы и Америки XIX-XX вв
Как мы делали этот сайт
Форум и Гостевая
Полезные ссылки

НазадСодержаниеВперёд

Глава 18. Прячемся и размышляем

У На-Лы никогда не было надобности задумываться над тем, как она живет. Сперва за нее думали эльдорианские хозяева, потом (временно) - лорд Хазар, а теперь - стали думать Дагварды. Кадийка никогда не беспокоилась о том, во что ей одеться или что она будет есть. И никакая призрачная и непонятная "свобода" не отягощала ее мысли. Зачем? Разве она, Наала-Дала, специалист по астронавигации, гениальный компьютерный хакер, в чем-то нуждается?

Однако, таких, как Дагварды, На-Ла не встречала никогда. Попав на "Медузу", она с первого взгляда оценила обстановку и решила, что непременно здесь останется. Для этого всего лишь нужно убедить близнецов в своей нужности. Она готова была на все, лишь бы понравиться. Дагвардам необходим хороший астронавигатор? На-Ла очень быстро освоилась с этой профессией. С ее талантом к точной технике и теми основами астронавигации, которые она успела изучить на Эльдории, ей было нетрудно восполнить то, чего не хватает. Она прекрасно ладила с любыми программами и увлеченно занималась их созданием и усовершенствованием. Она не просто так просиживала часы и дни у монитора. Она постоянно делала что-то важное, не на данный момент, так на ближайшее будущее. Ради своих предыдущих хозяев она так не старалась. Хотя и на Эльдории она была нужна. Но кроме нее у хозяев была куча народу, каждый из которых был чем-то нужен. И лорду Хазару она была нужна, потому что с ее помощью лорд Хазар мог поправить свои изрядно пошатнувшиеся финансовые дела. Но лорд Хазар, в отличие от Дагвардов не был склонен бегать за ней с тарелкой, беспокоясь о том, что На-Ла еще не обедала.

И вот теперь На-Ла сидела в пилотском кресле Датча, завернувшись в его капитанский китель. Вовсе не для того, чтобы почувствовать себя капитаном "Медузы". Так было менее страшно. Привычная одежда старшего Дагварда, с которой тот не расставался, в крайнем случае мог бросить на спинку кресла за своей спиной, сейчас для На-Лы олицетворяла то, что корабль не совсем пустой и хоть какое-то "присутствие" братьев на нем сохранилось.

Мало кто из непривычных к космосу долго выдерживает вид абсолютной пустоты за иллюминатором при сверх световой скорости. На-Лу это зрелище никогда не беспокоило. Беспокоиться по ее мнению, должны были другие, те кто взял на себя ответственность за ее жизнь. Она олицетворяла собой какое-то абсолютное, незыблемое доверие. Впервые со времен своего первого полета в космосе, еще с эльдорианским хозяином, На-Ла увидела пустоту за обзорным стеклом. Но ее это никогда не волновало. Потому, что никогда она не оставалась одна. А сейчас вдруг осталась. И все страхи перед космическим пространством, которые так любят изучать психологи и которые совершенно неведомы были маленькой кадийке, вдруг стали реальными и понятным. Она - одна. Вокруг - огромный пустой корабль - и малюсенькое обжитое пространство одновременно. А вокруг корабля - тьма гиперпространства, ничто, абстрактно-необозримая вечность, о которой можно сколько угодно спорить, но которую никто никогда не поймет.

На-Ла съежилась и обхватила руками худые плечи. Неужели то, что она сейчас чувствует - происходит только потому, что нет рядом Датча с Реком? А другой причины нет. И дело не только в их отсутствии в данный момент. На-Ла вдруг поняла (а она вообще много чего в этом самостоятельном полете поняла вдруг и впервые), что может больше никогда не увидеть Дагвардов. Они могут погибнуть, их убьют талповцы, прикажет уничтожить Влад или случится что-нибудь подобное, о чем она, На-Ла даже не узнает. И тогда она действительно останется одна. Совсем одна. И нет во всей вселенной никого и ничего, способного восполнить эту потерю.

На-Ла в сотый раз проверила таймер выхода из гиперпространства. Лететь до намеченной точки оставалось пару часов, но кадийка уже извелась донельзя и готова была выпрыгнуть из корабля и подталкивать его сзади, чтобы летел быстрее. По крайней мере, когда она окажется в обычном пространстве, можно будет попробовать найти кого-то из своих.

Несмотря на то, что произошло на Талпо, она была вполне в состоянии вычислить, куда лучше всего идти. Транзитная станция, к которой полным ходом шла "Медуза" находилась в ближайшей нейтральной точке от Талпо и на ней были усилители сигналов, с помощью которых можно связаться с отдаленными секторами прямой связью. Другая причина - подсознательная: станции такого типа строит тот смешной родственник близнецов, кажется дядя, который, по утверждению Река, "любит читать морали, но в строительстве станций разбирается хорошо".

На-Ле нужен был кто-то из совсем своих: Ха-Лан или лорд Хазар. А может быть, рыжий Динко. Она бы связалась и с оставшимися "политиканами", но к сожалению, ни у кого из "политиканов" не было своего корабля. С остальными кадийка надеялась связаться с помощью станционного усилителя. Но до станции оставалось... полтора часа. Точнее, час и тридцать восемь минут. На-Ла отвернулась от таймера, чтобы не пялиться на медленно ползущие цифры. Но за обзорным стеклом все поглощала тьма - и это было совсем страшно. А никакой компьютер и никакие программы, разбираясь с которыми, можно было скоротать время, не лезли в голову. Поэтому На-Ла еще раз просчитала, как будет связываться со станцией и посылать сигналы (потратила еще шесть минут), а потом уткнулась носом в капитанский китель и стала тихо злиться на время, которое никак не хотело двигаться быстрее и на корабль, который никак не хотел быстрее лететь.

***

Любое Руководство по выживанию на незнакомых планетах (в том числе и то, которое преподавалось в Академии) особенно подробно останавливалось на вопросе питания. Первый постулат гласил: "Если у вас есть запас провизии, постарайтесь пользоваться только им". Далее шли инструкции, как конкретно распределять припасы, чтобы их хватило на большее время, но чтобы это не вредило здоровью и не приводило к истощению сил. К сожалению, запасов продовольствия у братьев в катере не оказалось вовсе. Так что первую часть инструкции пришлось похерить.

Далее в инструкции шли еще более подробные описания, чем же нужно питаться, когда собственные запасы кончатся. Прежде всего, категорически воспрещалось использовать в пищу растения, плоды и тому подобное, какими бы знакомыми и аппетитными они ни казались. Даже если они растут в огороде местного жителя. Объяснялся запрет просто: даже на родной планете Земля, в соседней климатической зоне растет масса вроде бы знакомых, но на самом деле очень ядовитых представителей флоры. А на чужих планетах и подавно. Разве можно быть уверенным, что красивые на вид плоды не выращивают для получения сильнодействующего яда для уничтожения насекомых (или врагов), или для покраски тканей?

Следующая группа риска - рыбы и пресмыкающиеся. Тут все понятно: ядовитых рыб и в земных океанах полно, а пресмыкающиеся вообще бывают весьма зловредные во всех отношениях.

Птицы рекомендовались в пищу с осторожностью. При чем, только мясо, никаких яиц. Сами знаете, даже яйца обычной утки могут оказаться небезопасными для желудка.

Оставались млекопитающие. Не то, чтобы они совсем уж гарантированно не представляют угрозы. Но если будете питаться ими, шансов выжить будет больше. Вот только всегда ли можно понять по представителю чуждой фауны, к какому классу он относится? На эту тему в инструкции не давали четких разъяснений. Поэтому Рек пытался решить задачу сам.

Животное походило на средних размеров собаку. Слегка походило, особенно если напрячь воображение. Оно копалось в куче мусора на окраине города. Главным достоинством зверя было то, что оно выбрало пустынное место для своих поисков. Рек решил, что с близкого расстояния классифицировать зверя будет проще - и пристрелил его одним единственным точным выстрелом из бластера.

Морда зверя походила на рыло. Жесткая шерсть постепенно, к крупу, превращалась в длинные иглы. Тощие когтистые ноги покрывала морщинистая безволосая кожа. В общем, Рек предложил условно считать существо собакой и быстренько освежевал, выбросив (по инструкции) все внутренности. Нельзя сказать, что Реку часто приходилось свежевать животных. Он с детства предпочитал мясо разделанное и разложенное по упаковками в соответствии с категориями. Но плох тот мужчина, который не может прокормить себя в условиях дикой природы, или хотя бы окраины города на незнакомой планете.

Укромное место, которое братья отыскали для лагеря, находилось не больше чем в километре от космопорта, в перелеске, закрывавшем столицу от его шума и выхлопов. Для флаера нашли удобную ямку и тщательно закрыли машину ветками. Наблюдательный пост устроили так, чтобы в бинокль обозревать, какие корабли садятся на летное поле. Спать решили по одному, чтобы второй наблюдал за кораблями, а третий - за тем, чтобы их случайно не обнаружили.

Поначалу долго обсуждался вопрос, что теперь делать. Датч настоял на том, что время еще есть, почти две недели. За это время На-Ла может отыскать помощь и прислать за ними. Если же этого не случится, надо будет прорваться на менее охраняемый пункт связи и отправить сообщение на Илуо. Разумеется, их после этого неминуемо схватят, но если уж пропадать, так не зря.

- После передачи сразу свяжемся с Владом и скажем, что мы сдаемся, - предложил Рек.

- Мы и так к нему попадем, - заметил Гвидо.

- Если успеем. Талповцы - народ горячий. Представь, как они озвереют, когда обнаружат, что у них по городу спокойно ходят три диверсанта. Каждый по разу пнет - и всё. Владу ничего не останется, как только объявить благодарность местной полиции.

Перспектива была не слишком обнадеживающей, но другой Гвидо предложить не мог. Он сидел и угрызается совестью, что он так глупо лопухнулся ("ошибся", если сказать культурно), затащил их сюда, без каких либо гарантий, никому ничего не сообщив, пусть даже тому же Златову, да еще и не сказал сразу Датчу всего, скрыл обстоятельства непонятно зачем. Но Гвидо считал, что весьма глупо бегать кругами и рвать на себе несуществующие волосы. Публично просить прощения он тоже посчитал излишним в данных обстоятельствах и потому просто помалкивал. Теперь может получиться, что они все погибнут, а в довершении всего погибнет и рмаркритский наследник, который просто не узнает, что бумага уничтожена.

Датч был не злопамятен и перестал злиться на Гвидо уже минут через двадцать после того, как На-Ла увела "Медузу" из талповского космопорта. Это было бессмысленно и не помогло бы делу. Что касается того, кто втянул их в историю, так тут братья однозначно обвинили бы диктатора Эйле Влада, а не Гвидо. И то, что Гвидо "влип", сунувшись в покои Влада, тоже не было в глазах Дагвардов поводом для обвинений Гвидо. Стоит ли обвинять человека в том, что у него нет опыта в лазании по чужим домам. Поэтому то, что теперь Большеносый помалкивал и держался скромно, братья истолковали по своему: Гвидо - бывший консультант маисийского правительства, матерый политик, человек аристократического рмаркритского общества, особа, приближенная к наследнику престола Илуо. Неудивительно, что он держится особняком, "как король в изгнании: скромно, но с сознанием собственного достоинства" - охарактеризовал Гвидо Рек, будучи наедине с Датчем.

В общем, они друг друга слегка не поняли, но это было и не важно. Важно было то, что теперь им приходилось делить на троих все тяготы и проблемы, которые должны были расти по мере их пребывания на Талпо.

Первые сутки удалось прожить на случайно завалявшемся в багажнике сухом пайке. Некогда было искать что-то лучшее. Нужно было изучить местность, найти укрытие, прослушать все переговоры, какие только можно будет прослушать и так далее. Была безумная надежда на то, что удастся проскользнуть на один из трех земных кораблей. Но после того, как Влад убедился, что экипажи кораблей - совсем не те люди, которые напали на него, всех землян под конвоем рассажали по их звездолетам и выпроводили с Талпо.

- Может, захватить чей-нибудь корабль? - предложил было Рек, но сам себя перебил: - Еще не факт, что справимся с чужой системой, а знакомого, как на зло, ничего нет.

На вторые сутки остро стала проблема с водой. Местные речки были основательно загажены, как и подобает речкам, протекающим в густо населенной местности. Оставались наружные водопроводы, которые у талповцев строились как маленькие крепости, но по счастью, не запирались. И хорошо еще, что они вообще были. Подобраться к ним можно было только ночью. Поэтому Рек извлек из кустов флаер, дождался самого темного часа и слетал вместе с Гвидо к намеченному днем водопроводу. В багажнике флаера всегда лежали две канистры, как раз на подобный случай. Поэтому водой удалось запастись минимум на несколько суток.

Настал черед подумать о еде. Вот тут Реку и попалась местная "дворняжка", больше похожая на тощего дикобраза.

Костер разводили в ямке, под прикрытием из камней и дерна. Заниматься этим пришлось днем, потому что ночью случайный огонек могли заметить. Рек занимался мясом, которое, если честно, воняло, как некастрированный хряк и старый кобель одновременно. Некоторое время Датч косился на всю эту стряпню, а потом убежденно заявил:

- Я это есть не стану.

Рек перевернул кусок мяса на камушке и невинно спросил:

- Многоножки на Стамтоне были лучше?

- Они так не воняли! - категорично отрезал капитан.

Рек не стал спорить и продолжил свое занятие. Гвидо, наблюдавший эту коротенькую сценку, решил не чиниться и когда мясо (по утверждению Река) было готово, с благодарностью принял свою долю. Крепкие зубы и мощные челюсти помогли ему справиться с обедом.

Часа через два Датч перестал воротить нос, молча вытащил уже остывший кусок мяса и принялся есть.

- Лучшая приправа к блюду - отсутствие альтернативы, - прокомментировал Рек.

Брат покосился на него нехорошим взглядом, но спорить не стал.

***

Едва "Медуза" приблизилась на достаточное расстояние к станции, На-Ла вошла в местную компьютерную систему и подключилась к усилителю передающей антенны. Можно было официально попросить экстренный канал связи. Объяснить, что от этого зависит жизнь трех людей. Но На-Ла подумала: вдруг не поверят. А если ей не поверят и откажут - сложно будет "взять без спросу", потому что на станции могут ожидать, что она попытается воспользоваться передающей антенной без разрешения. Придется тащиться к другой станции. Слишком много проблем. Поэтому На-Ла никого не стала ни о чем просить, а всё сделала сама.

Первый сеанс связи прошел без результатов. Ха-Лан, которую попыталась "вызвонить" На-Ла, либо находилась в гиперпространстве, либо вообще отсутствовала в Кадийском секторе. На всякий случай На-Ла разослала во все стороны кодированный сигнал вызова, который могли принять и Ха-Лан, и Хазар и Динко. Но вероятность того, что они случайно окажутся в зоне досягаемости сигнала "Медузы" была слишком мала.

Пришлось ждать, когда усилитель станции накопит энергии для нового вызова.

Осуществлять связь через гиперпространство - не такое уж новое изобретение. Эльдориане, к примеру, использовали его еще до того периода, когда Земля связалась с первыми своими ближайшими соседями по галактике. Но научно-технический прогресс не раз находил тупики в своем развитии. Последние лет триста усовершенствовать гиперпространственную связь и сделать ее дешевой и доступной пытались многие. Не вышло. Расход энергии при сеансе связи оставался так велик, что позволить себе подобную роскошь могли в основном только военные. Хотя одиночные импульсы, несущие короткие кодированные послания, могли позволить себе даже более крупные транспортные корабли. Но говорить об устойчивой прямой связи, когда в твоем распоряжении только передающая антенна не очень крупного корабля, не приходилось. А передающие спутники, через которые осуществляли прямую связь между некоторыми планетами коммерческие компании, На-Ле подходили еще меньше, потому что ей надо было "дозвониться" до кораблей, летающих где-то в космосе, неизвестно где.

Расходовать станционную энергию На-Ла посовестилась. Тем более, что такое радикальное вмешательство в чужие энергетические запасы не осталось бы незамеченным. С другой стороны, попроси На-Ла об этом официально, ей все равно предоставили бы только энергию солнечных накопителей. А это - всего два полноценных пятиминутных сеанса за полтора часа. Остальное время необходимо для подзарядки солнечных батарей. Так тем более, зачем просить то, что и так можно взять без спросу? Обнаружат нехватку только в том случае, если со станции захотят срочно выйти на гиперпространственную связь. А это делают нечасто.

На-Ла подобрала ноги и натянула капитанский китель до самых ступней, изобразив из себя маленький аккуратный клубочек в кресле. И стала ждать нового сеанса.

Ей одиноко было даже здесь, рядом с огромной станцией, вращающейся на орбите непригодной для жизни планеты. На станции много людей, но состыковаться с ней На-Ла была не в состоянии. Она могла поднять "Медузу", вывести в космос и задать нужное направление. Взлетать - мимо неба не промахнешься. Но сложные маневры для четырехпилотного корабля, когда на борту всего один пилот, были невозможны. Грузовоз не был на это, рассчитан. В открытом космосе На-Ла справлялась с управлением. Но посадку, тем более стыковку с движущимся объектом, На-Ла осуществить не могла. Да ей бы никто этого и не позволил. Вопиющее нарушение техники безопасности представляло реальную угрозу для обитателей станции. Поэтому На-Ле, как только она объяснила, что осталась на корабле одна, предложили выслать аварийный экипаж. Но Кадийка еще не дошла до того, чтобы пускать на корабль посторонних людей. Поэтому отказалась и отговорилась тем, что ждет помощи своих знакомых.

Это было правдой, хотя не сильно обнадеживало. Тем более, что вокруг станции постоянно сновали приходящие и уходящие корабли, на орбите разгружались тяжелые транспортники, неспособные не только пристыковаться, но даже сесть на планету. Присутствие "Медузы" нервировало диспетчеров станции, но на время кадийку оставили в покое. Прогнать ее тоже не могли. Тем более, что по ее словам она терпела бедствие.

На-Ла зло оскалилась на развернутые в пяти направлениях причальные отсеки станции, из-за которых такой тип станций получил романтическое название "Орхидея", и подумала, что "уродская железка" больше похожа на жадного паука. Жадного и глупого! И пусть себе сидит, воображая, что к нему не подобраться другим путем.

Мысли все время возвращались к Дагвардам, оставленным на Талпо и На-Ла перестала скалиться на станцию, забыв о ней до ближайшего сеанса связи.

Мысли рассеянно блуждали по воспоминаниям. На-Лу всегда беспокоила периодически возникающая идея братьев "вернуть ей свободу", под которой На-Ла понимала то, что ее отвезут на Кади и бросят там, в чуждом для нее мире на произвол судьбы. На-Лу очень редко могло что-то огорчить или разозлить, но если только она улавливала хоть малейший намек на то, что ее хотят "выпустить на свободу", в ее понимании - бросить, она тут же зверела, заводясь "с пол-оборота".

На самом деле, она не верила в серьезность этих намерений. Она знала, что ее присутствие на корабле частично решает их проблему с укомплектованием экипажа, была уверена в своих способностях и понимала, что найти ей замену не так-то просто. А все эти разговоры Дагвардов о Кади воспринимала как их личную идею-фикс.

К каждому из близнецов На-Ла относилась по разному.

Датч был капитан, хозяин. Он позволял ей кокетничать, терпел очень многие ее выходки. На-Ла понимала, что забавляет его этим, но иногда чувствовала, что нужно прекратить. С Реком наоборот, можно было пререкаться и зубоскалить до бесконечности. На-Ла по опыту знала, что самый серьезный вид младший Дагвард принимает тогда, когда выдает особенно крутое зубоскальство или шуточку. С ним было просто. Он был свой.

На-Ла попала в их компанию почти в самом начале их полетов на "Медузе". Рек едва успел получить летную лицензию. Он был тогда тощий как вешалка и одежда болталась на нем гораздо сильнее, чем сейчас. Он плохо спал и часто приходил в дежурство На-Лы в кокпит, валялся в кресле и рассказывал смешные байки из своей прошлой жизни. Или дремал, утверждая, что под легкое пощелкивание, которое производит человек, работающий на компьютере, лучше спится, особенно если плохо себя чувствуешь. Но даже личные проблемы у него проходили как-то легко. Он ими не мучился. Наверное поэтому никакие проблемы его не брали. В худшем случае он говорил: "Это пройдет" - и это проходило. Прошла и бессонница, хотя про себя На-Ла иногда даже жалела об этом. Потому что Рек перестал появляться не в свое дежурство в кокпите.

В капитана На-Ла была даже немного влюблена. Не так, как влюбляются женщины (хотя На-Ла была без понятия - как влюбляются женщины). Просто Датч был олицетворением серьезного, делового командира, сильного и надежного. В представлении На-Лы Датч был идеалом хозяина, ради которого выполнишь любой, даже самый абсурдный его приказ. Хотя он никогда не отдавал абсурдных приказов.

Пульт ожил, сигнализируя, что станционные накопители энергии готовы к работе. На-Ла мгновенно выпрямилась, послав заранее подготовленный сигнал, на этот раз в сектор Эльдории. Потянулись пять минут ожидания, во время которых станционная антенна выдавала прямой гиперпространственный сигнал. На-Ла стучала пальцами по краю пульта и шипела, будто это могло что-то добавить к передаче. Но никто не отозвался. Индикатор показал, что батареи разряжены и ближайшие сорок три минуты от них не будет толку.

Опять безрезультатно! Корабли Динко, Ха-Лан и Лорда Хазара - все как один не в зоне досягаемости. Где они - кто знает? Она может просидеть так целый месяц и не досидеться ни до чего. Нужно лететь. Но куда? В сектор Кади и вызывать там Ха-Лан? Или в сектор Эльдории и разыскивать там Лорда Хазара? Динко говорил, что ему надо в Лпкуути. Может нужно полететь туда и пытаться связаться с ним? Это хотя бы конкретный пункт. Однако, если на Талпо временно ограничили посадку кораблям Земного Содружества, Динко может и не решить ее проблем. Лучше найти Ха-Лан или Хазара. И На-Ла снова и снова вызывала их. Она уже не задумывалась над тем, что рано или поздно на станции могут заметить, что кто-то использует их антенны и энергию. И скорее всего быстро заподозрят "Медузу". На-Ле были важны другие проблемы. Если что - разогнаться и удрать она успеет.

***

Талповец появился слишком неожиданно. Рек едва закрыл аккумуляторный отсек флаера после того, как удачно подзарядил аккумуляторы от никем не охраняемой (вроде бы) подстанции. Талповец мог быть кем угодно: возвращавшимся с попойки отцом чьего-то семейства или сторожем, наконец вспомнившим о своих обязанностях, или любителем поживиться собственностью другого талповца под покровом темноты. В любом случае, он был не виноват, что серенький предрассветный туман скрывал его до последнего момента. Да и не ожидал, что кого-то встретит. Поэтому остановился как вкопанный и уставился на чужаков.

Рек моментально сунулся внутрь флаера и выдернул с заднего сидения уже починенный станнер. Талповец осел на землю раньше, чем успел испугаться. Рек выпрямился, прислушиваясь, но более ни один звук не нарушал тишины. Только внутри подстанции равномерно и очень тихо, на пределе слышимости, гудел трансформатор.

Гвидо с другой стороны флаера очень старался не шевелиться. Моментальная реакция Река его впечатлила. Гвидо всю жизнь считал себя очень быстрым. Это действительно было так. Но действия Река отличались, если так выразиться, абсолютной рациональностью. Ровно столько движений, сколько нужно. Даже приклад громоздкого станнера ни обо что не задел. Единственный звук - звук выпущенного заряда, больше похожий на то, как если бы из ствола поршнем выдавили воду. А общий результат их неосторожности - бесчувственный талповец посреди дороги.

Рек, все еще вцепившийся в станнер, медленно подошел к лежащему телу. Не наклоняясь некоторое время пытался что-то разглядеть. Дрожал он не от сырости и прохлады раннего утра. Рек всей душой ненавидел, если приходилось наносить вред другому человеку, в драке, или вот так, выстрелив из станнера, потому что не было другого выбора. Но времени предаваться угрызениям совести или дрожать тоже не было. Поэтому Рек кивнул Гвидо, подзывая того к себе.

Вместе они отнесли талповца подальше от этого места, на другую дорожку, усадили под стеной дома и быстро вернулись к флаеру.

- Надеюсь, он не вспомнит толком, что с ним произошло, - сказал Рек, когда они летели к лагерю.

- Он едва успел увидеть две странные фигуры, - предположил Гвидо. - Ты быстро уложил его.

Рек покосился на мистера Паверса с его странным комплементом: "Быстро уложил". Достаточно ли быстро и стоило ли так рисковать? В следующий раз он постарается заряжать аккумуляторы ночью, в непроглядную темень.

Если бы кто-то из жителей Талпо набрел на землян и успел их разглядеть, сразу бы догадался, что это чужаки и что они прячутся. Талповцы хотя и похожи на землян, но не на столько, чтобы принять Река или Датча, тем более Гвидо за своего. К тому же, у талповцев совсем не росла борода, а Дагварды за пару дней без бритвы стали вполне конкретно обрастать русой щетиной. Гвидо это не касалось. Рек даже косился на него изредка, гадая, растут ли у Большеносого волосы на подбородке. Оказалось - не растут. Но Гвидо с его ростом и без того спутать с талповцем можно было только глубокой ночью в черных очках.

Одежда тоже не подходила под здешнюю моду. Датч и Гвидо остались в защитных комбинезонах, глядя на которые мысли о налетчиках и террористах навязчиво лезли в голову. Рек, которому во время операции предписывалось сидеть в катере, был одет как обычно, в неброский по земным меркам плащ "истинно мужского цвета". Он отлично затерялся бы и на Земле, и на Марсе, и даже на других колониях землян. Но не на Талпо.

- Что-то случилось? - спросил Датч, едва они вернулись и загнали флаер в привычную уже ямку под ветками.

- Пришлось уложить какого-то местного, - признался Рек.

Датч нахмурился.

- Я станнировал его, но не знаю, что он успел разглядеть и что вспомнит.

Датч вздохнул, но устраивать брату выволочку не стал. От чего-то подобного они не были гарантированы. К сожалению. Более того, Датч понимал, что чем дольше они сидят на Талпо, тем больше вероятности, что кто-то из местных их обнаружит.

- Ладно, - он оставил бинокль, с помощью которого только что разглядывал космопорт, и сел. - Поесть ничего не нашли?

Рек пожал плечами, устраиваясь рядом.

- Думаю, у живности свои каналы связи и в округе уже известно, что лучше близко не соваться.

Датч кивнул. Он уже смирился с тем, что у местных собак мерзкий вкус. Мириться с голодом было нельзя, но может быть, следующей ночью им повезет больше.

Гвидо попил воды и посмотрел на старшего Дагварда, привычно ожидая каких-нибудь указаний или планов на очередной день, который уже вовсю начинался в этой части планеты. Датч не стал разочаровывать ожидания.

- Твоя очередь идти спать, - распорядился он.

Гвидо кивнул и без возражений полез в катер, служивший помимо прочего еще и спальней.

Рек забрал у брата бинокль и принялся разглядывать посадочное поле.

- Хорошо бы подобраться поближе к тем кораблям, - заметил он.

- Зачем?

- Поглядеть, каково настроение их пилотов. Может, удалось бы договориться, чтобы нас забрали отсюда. Контрабандой.

- Это - корабли с Пелоры, если ты не заметил, - пояснил Датч. - Мало вероятно, что кто-то из их экипажей решится на вывоз беглецов.

- Тогда давай угоним один, - предложил Рек, оставляя бинокль и сползая с наблюдательного бугра. - Можно переползти через поле, потом дождаться погрузки и проскользнуть за всеми этими ящиками. А что?

Датч усмехнулся.

- Через поле? У нас конечно есть кусок маскировочной сети. Размером с дамский шарфик. И потом, где гарантия, что мы справимся с управлением пелорского корабля? Я изнутри ни один не видел. Ты, кстати, тоже.

- А какой-нибудь другой? - Реку очень нравилась идея с угоном. Особенно в это утро, после встречи с талповцем.

- Не выйдет. Из всего, что есть на летном поле - ничего подходящего. Да и не так это просто, как кажется.

Рек не стал спорить. Угнать космический корабль действительно очень нелегко. Особенно чужой, с системой которого никогда не сталкивался. А многие инопланетники вообще не афишируют устройство своих кораблей. Зачем? Никто не спорит, что человеку голова дана на то, чтобы можно было во всем разобраться и понять. Но кто знает, сколько для этого потребуется времени. Даже земные корабли снабжаются такой хитрой системой контроля, что сперва нужно отключить с десяток сложнейших охранных устройств, реагирующих на чужой голос, отпечатки пальцев, едва ли не на генетический код. "Медуза", к примеру, кроме обычного противоугонного пароля имела лично закодированное На-Лой устройство, которое открыть можно было только мощным боевым зарядом, если удастся последний загнать в "замок". Но при этом можно нарушить герметизацию наружного слоя, что приведет к тому, что входной люк не закроется, а следовательно, корабль будет уже не угнать. Разве что, погрузить внутрь другого корабля, что тоже очень сложно.

Корабль, рассчитанный на агрессивную среду космоса, слишком прочен, чтобы можно было рассчитывать угнать его, как какой-нибудь наземный мобиль. Специалисты, конечно, есть. Но Дагварды таковыми специалистами не являлись. Поэтому идея с угоном была осуществима только одним способом: зайти на корабль, когда экипаж в нем, приставить хозяевам пистолет ко лбу и вынудить себя вывезти. А если не испугаются?

- Может, мы вообще отсюда не выберемся? - предположил Рек, обдумав вопрос с уворовыванием чужого имущества и придя к выводу, что действительно ничего не выйдет.

- Может, - согласился Датч. Потом забрал у него бинокль и полез на наблюдательный пост. - Вот когда не выберемся, тогда и будем расстраиваться по этому поводу.

- А кто расстраивается? - возмутился Рек.

- Смотри за дорогой, - напомнил Датч. - Днем может кто-то и набрести.

Пресловутый обрывок маскировочной сети "с дамский шарфик" Датч развесил на ветках, чтобы можно было из-под него спокойно следить за космопортом, не боясь, что кто-то оттуда, в другой бинокль, случайно увидит наблюдателя.

Рек устроился поудобнее. Впереди был еще один длинный день сидения в зарослях, спанья в катере и размышлений о том, что еще ждет их на негостеприимной планете.

***

На-Ла подумала, что когда спишь, время идет быстрее. Между сеансами связи она просто не могла заставить себя что-то делать, поэтому сидела и пялилась на таймер. Чтобы хоть как-то это изменить, На-Ла настроила таймер так, чтобы он выдавал сигнал за три минуты до сеанса, и как можно громче. Побоялась, что если она уснет крепко, то может не услышать. После чего закрылась с головой кителем Датча и честно постаралась уснуть. А вместо этого вспомнила, как они возвращались после того, как вытаскивали семью Динко. Подвозили ребят из космоспецназа. Кто-то, вроде бы, Ксанка, спросила На-Лу, как та оказалась на "Медузе". На-Ла была занята и бесцеремонно отмахнулась, ляпнув:

- Они меня за бутылку у эльдориан купили.

На-Ла совершенно не стеснялась сего правдивого факта и не любила, когда лезут с вопросами между ней и компьютером. А такой ответ всегда отбивал охоту спрашивать дальше. Но не все учатся с первого раза. Чуть позже, (На-Ла слышала из кокпита), Ксанка переспросила у Река:

- А что, это правда, что вы На-Лу купили за бутылку?

На-Ла навострила уши, потому что Рек, на сколько она его знала, должен был на подобный вопрос ответить чем-то нелицеприятным. Он и ответил:

- Правда. Мы вообще только и делаем, что всех покупаем, кто плохо лежит. Специально возим с собой кучу бутылок. Не веришь? Загляни в холодильник.

- А если серьезно? - возмутилась Ксанка.

- Я серьезно. Хочешь - тебя купим?

На-Ла прямо-таки увидела, как Рек оглядывает девицу с головы до ног.

- А что? Ты покрупнее На-Лы. Вполне потянешь на две бутылки.

Но этим не кончилось. Потом к На-Ле прицепился Пабло.

Начало разговора выпало у нее из памяти.

- Не может быть, чтобы совсем не было известно, откуда ты взялась?

- На кадийцев напали Веги и продали всех в рабство, - бросила На-Ла, чтобы он отвязался.

- И что? - не отставал Пабло.

- В рабстве родилась я. Потом всех освободили, а меня оставили.

- А почему?

- 50 кадийцев взяли - 50 кадийцев отпустили. А я была пятьдесят первая. Вот меня и не учли.

- Горазды вы шутить, - не обиделся Пабло. - Ну, а потом, когда тебя выкупили? Искали родственников?

- Есть родственники, - неохотно призналась На-Ла. - Целых два клана на меня претендуют.

- Да ну?

- Одни даже больше, потому что у них тогда два ребенка пропало.

На-Лу волновали собственные родственники только потому, что она боялась, как бы братьев не убедили вернуть ее "в лоно семьи". С другой стороны, нельзя было совсем уж этих самых родственников не ценить.

- Они помогли мне документы сделать, - признала На-Ла вслух.

Пабло совсем удивился.

- Так они поддельные?

- Кто - родственники? - На-Ла уже отвлеклась на компьютер.

- Ну, документы, конечно!

- Конечно поддельные. Но настоящие.

- Это как?

- Прилети на Кади и скажи, что они поддельные. Увидишь, что тебе ответят, - пообещала На-Ла.

- Ну и дела! - Пабло уже не мог остановиться. - А откуда же известно твое имя? Ну, как могли родственники тебя узнать?

- Имена при рождении даются, - напомнила На-Ла. - Сказал кто-нибудь. Или у меня на шее табличка висела с именем.

Пабло видимо решил, что разговаривать с ней - надо иметь крепкие нервы. Во всяком случае, он был озадачен. Именно так выглядели лица землян, когда они не понимали, шутят с ними или говорят серьезно.

- А все же, как ты к Дагвардам попала?

На-Ла решила положить конец разговору.

- Ты же слышал: они меня за бутылку купили.

- Знаешь, я думал, что ты шутишь. И что? Получается, что ты - их рабыня? А ты не думала, что это унижает твое достоинство?

На-Ла посмотрела на него оценивающе.

- Вот укушу сейчас, - пообещала она. - Будет тебе унижение достоинства!

- Ну, какое же это унижение?

На-Ла отодвинулась, смерив космоспецназовца взглядом и как можно более цинично произнесла:

- Смотря за какое место укусить.

У Пабло, не иначе, взыграло воображение. Во всяком случае, он отвязался от нее и больше с вопросами не надоедал.

Таймер запищал так, что кадийка подпрыгнула. И тут же набросилась на пульт, делая новую попытку вызова. Еще пять минут ожидания, не услышит ли кто ее сигнал. И снова ничего.

Что толку здесь сидеть? Надо лететь к ним самой. Может, они в этом секторе полгода не покажутся. Но куда лететь: на Кади? В Кадийском секторе, даже если она не найдет Ха-Лан, должны хотя бы знать где она. Даже если это - закрытая информация - она свяжется со стратегом Да-Кау (На-Ла рассчитывала, что магическое словосочетание: "Я - астронавигатор Датча Дагварда" поможет ей в любом положении). На-Ла быстро набрала параметры Кади. Компьютер выдал траекторию, надо было добавить... Курс готов. Лететь?

С другой стороны, хотя Кади и Эльдория - союзники в бывшей войне с Талпо, но "бывший союзник" не слишком надежное звание в современной политике. Кадийцев не очень-то жаловали на подчиненной в данный момент эльдорианам Талпо. С Лордом Хазаром было бы гораздо проще. Его "Обводка" не вызвала бы никаких вопросов при посадке. Никто бы не стал его проверять и ему было бы проще простого вытащить братьев и Большеносого.

Так значит, лететь нужно в эльдорианский сектор?

На-Ла привычно быстро рассчитала курс на первую станцию "Ворота Эльдории". Теперь перед ней были два безупречно высчитанных курса.

Вся сложность в том, что Лорд Хазар "бывает дома" гораздо реже, чем Ха-Лан. И в отличие от Ха-Лан, на Эльдории может никто и не знать, где его искать.

Что же делать? Лететь к Динко, на Лпкуути? Тем более, что это на окраине Кадийского сектора. Третий курс был рассчитан так же тщательно, как два других. И снова На-Ла засомневалась. Если Динко не дадут посадку на Талпо, толку с него не будет никакого. Разве что, с ним можно посоветоваться. Он ведь бывший разведчик, много чего знает...

Пока На-Ла металась между тремя курсами, пришло время новой передачи.

***

Если на густонаселенной планете Талпо и были места, где "не ступала нога человека", к окрестностям столичного космопорта это не относилось. Народ шарился здесь постоянно. Кто знает, что конкретно интересовало талповцев в лесополосе, но и сюда они забредали довольно часто. Поэтому уже на третий день пришлось сменить место и отступить от летного поля на максимальное удаление, с которого в бинокль можно уследить за кораблями. Правда, братья не сразу заметили, что за их спиной очень близко начинаются чьи-то огороды. За это пришлось поплатиться.

Опасность вовремя заметил Гвидо, который в полдень дежурил, следил, чтобы никто не набрел на их лагерь. Он успел подать сигнал Датчу.

Талповцы появились неожиданно. Никаких дурных намерений у них не было. Они, видимо, зашли в лесополосу, чтобы скрыться от полуденного зноя. Работа на участках, не иначе, отнимала много сил, вот местные и решили передохнуть, прихватив с собой пузатый кувшин, к которому по очереди прикладывались.

Гвидо с Датчем успели скатиться в какую-то канаву и старались лежать как можно тише, прислушиваясь к разговору. Датч очень надеялся, что местные не заметят катер в кустах. Талповцы так шумели, что Рек не мог не проснуться и сейчас наверняка наблюдал за ними из своего укрытия. В любом случае, прежде чем вылезать из укрытия, он должен был убедиться, что все тихо. Датч очень надеялся, что Рек не забудет это сделать.

Влажная земля в канаве пахла плесенью. Датч осторожно огляделся и пришел к выводу, что если с другой стороны к краю канавы кто-нибудь подойдет, их с Гвидо увидят сразу. Можно было уползти подальше, выбраться в заросли... И оставить Река с катером в очень опасном положении. С другой стороны, что они могут сделать? Даже станнер остался в машине. Хорошо еще, что они каждый раз закапывали следы костра и закрывали дерном. Хотя даже если талповцы найдут место от костра, они не встревожатся. Мало ли кто мог костер жечь. Другое дело - если они найдут флаер. Рек, конечно, просто вырвется и улетит. Но их присутствие будет обнаружено.

Датч сделал знак Гвидо, чтобы лежал и не шевелился, а сам полез наверх. Осторожно выглянул из-под куста. Местные сидели, передавали друг другу сосуд и оживленно беседовали. Потом один встал и пошел как раз к тому месту, где стоял флаер. Датч медленно потянул из-за пояса бластер. Он понимал, что стрелять нельзя и что Рек во флаере в большей безопасности, чем они с Гвидо в открытой отовсюду канаве. Но было сложно себя перебороть. Однако местный парень всего лишь (вполне по земному) расстегнул ширинку и принялся справлять свою нужду на те кусты, за которыми была скрыта машина. При этом талповец вывернул голову в обратную сторону и принялся что-то оживленно объяснять остальным, на что те дружно загоготали. Датч держал его под прицелом, пока он не закончил и не отошел от кустов.

Совсем невесело стало примерно через час. К местным присоединилось человек десять и они стали разбирать какие-то металлические предметы, которые одни притащил в тележке. Потом веселящиеся талповцы разбрелись по лесополосе, перекрикиваясь и пощелкивая чем-то. Датч не сразу понял, что с помощью этих приспособлений талповцы обрезают разросшиеся ветки.

- Вставай! Быстро! - скомандовал Датч, скатываясь прямо на Гвидо. - Надо уходить отсюда.

- Что они делают?

- Прореживают лесополосу.

- А как же Рек?

- Флаер садовыми ножницами не вскроешь. Если Река обнаружат, он просто улетит от них.

Датч не стал тратить время на объяснения, что сейчас они с Гвидо в куда менее завидном положении. У них не было брони флаера, которая могла бы защитить их от садовых ножниц.

Им пришлось бежать по канаве, соскальзывая и производя слишком много шума. Потом они оказались у забора и снова бежали, пригнувшись и ныряя сквозь кусты. Гвидо старался не отставать, что с его длинными ногами было не так уж трудно. К тому же, бывший консультант маисийского правительства был в хорошей физической форме.

Датч надеялся, что удастся зайти в тыл подстригательной команде. Это было бы кстати, чтобы не отдаляться от флаера. Но Талповцы разбрелись совершенно бессистемно. Одно хорошо: они очень сильно шумели.

На очередном повороте Гвидо вдруг схватил Датча за плечи и буквально уронил на землю. Прямо перед ними прощелкали своими "ножницами" двое местных. Под кусты они не заглянули. Возможно, кусты оставались для другой бригады. Датч молча кивнул Гвидо, выражая благодарность и некоторое время они просто лежали, прислушиваясь и приводя дыхание в порядок.

- Долго мы так не пробегаем, - решил Датч наконец. - Надо найти укрытие.

Лучшее, что они нашли - это труба, через которую протекал под дорожкой к участкам грязный местный ручеек. Увидеть, что в ней кто-то сидит можно было только спустившись в канаву и раздвинув травяные заросли. Помещался в трубу только один человек, поэтому Датч решительно затолкал туда бывшего консультанта маисийского правительства, а сам залез на дерево и до темноты занимался тем, что наблюдал то за космопортом, то за той частью лесополосы, в которой прятался Рек с флаером. Датч надеялся, что талповцы, так же как и земляне, редко смотрят вверх. Периодически Датч нервно хватался за бластер, когда казалось, что кто-то лезет к трубе, к кустам, в которых прячется Рек, к дереву, на котором сидит он сам... Потом он замечал краем глаза заходящий на посадку корабль - и так же нервно хватался другой рукой за бинокль, чуть не забывая, что нужно еще и держаться за свое раскачиваемое ветром ненадежное убежище.

С наступлением темноты Датч слез, вытащил из трубы Гвидо и они вместе стали пробираться к месту лагеря. Флаер, судя по тому, что никакого шума Датч с дерева не наблюдал, так и не нашли. Если бы Река обнаружили и ему пришлось срочно улетать, наверняка местные сообщили бы в ближайшую полицию о подозрительном аппарате. Просто так переждать и вернуться в те же кусты Рек бы не смог и искать его пришлось бы непонятно где.

- Я уже собирался вас разыскивать, - встретил их Рек. - Думал, схватили вас или нет. И что делать, если схватили.

Датч молча вытащил из флаера канистру и принялся пить. Потом передал ее Гвидо.

- Наши приятели ушли, оставив груду веток, - заметил младший Дагвард. - Никто не заглянул в эти колючки. - Он кивнул в сторону машины. - Я говорил, что чем пакостнее кусты, тем лучше они для маскировки.

- Придется опять уходить, - сказал наконец капитан, пропустив мимо ушей восхваления в адрес густых и цепких растений, под которыми Рек так тщательно запрятал флаер. - Они наверняка вернутся, убрать мусор, который настригли.

- Тогда поехали, - предложил Рек.

- Куда?

- На охоту. Нам троим надо что-то есть.

Предложение было деловым, поэтому остальные проблемы отложили на неопределенное время.

***

- Шаттл "Медуза"! Вас вызывает диспетчер "Орхидеи-15".

На-Ла высунулась из капитанского кителя, перестав грызть сухарь.

- Шаттл "Медуза"! Ответьте диспетчеру.

- Что надо? - невежливо поинтересовалась кадийка.

- Вы находитесь слишком близко к станции. Ваш корабль мешает маневрам тяжелых грузовозов.

- Очень жаль, - посочувствовала На-Ла. - Посоветуйте их капитанам сменить свои грузовозы на что-то более маневренное.

Диспетчер, видимо, шутки не воспринимал.

- Если вы намерены состыковаться со станцией - примите на борт пилота...

- Обойдется! - На-Ла бросила сухарь на пульт. - Никаких посторонних я не пущу. Прилетят свои и помогут.

- Но ваш корабль мешает...

- Я отведу корабль подальше, - пообещала кадийка, прикидывая в уме, на сколько рентабельно отдаляться от передающей антенны. - Сменю орбиту.

- Ваш шаттл четырехпилотный. Маневрировать, имея менее двух пилотов на борту - невозможно. Вы создаете аварийную обстановку в зоне станции.

- Я не создаю аварийную обстановку!! - На-Ла совсем озверела.

- Вы потенциально ее создаете. - Диспетчер имел большой опыт переговоров с самыми разными созданиями, поэтому из себя не вышел. - Вы уверены, что вам не нужна помощь?

На-Ла фыркнула. Спорить с диспетчером было бесполезно.

- Хозяева этого корабля не велят мне пускать посторонних на борт, - заявила она, отключая связь.

К ее досаде, разговор начался за минуту до сеанса связи. Придется подождать минут двадцать, чтобы на станции отвлеклись от "Медузы". Иначе сразу поймут, что она делает что-то не то.

***

Бравый кадийский капитан Да-Лан-Хакау и ее помощник Алекс Анчура заводили новый крейсер "Плоокани" на посадку в военном космопорту Кади.

- Папа обрадуется, когда узнает, что мы наконец-то присоединимся к своему подразделению, - заметила Ха-Лан. Легкомысленно пройдя над самыми антеннами диспетчерской, кадийка заставила поворотливый крейсерок зависнуть над местом посадки и, к несказанному облегчению всех, кто это видел, плавно опустила "Плоокани" в перекрестье разметки.

- Глуши двигатели, - бросила она Алексу.

- Стратег устроит тебе головомойку за опоздание, - напомнил Алекс.

- Ну и что? - Ха-Лан отстегнула крепление и поднялась, с наслаждением потянувшись всем своим гибким телом так, что едва не повыскакивали пряжки ее кожаной одежды. - Должен же он как-то показать остальным, что нарушение дисциплины - это плохо и все такое. Не бери в голову. Он все равно рад.

- А я и не беру. Тем более, что разговаривать с ним все равно придется тебе. Вон, кто-то нас вызывает.

Ха-Лан брякнулась обратно в кресло и включила видеоканал. На экране тут же возникло очень далекое от выражения радости лицо стратега Да-Кау.

- Вы должны были прибыть два дня назад! - рявкнул он. - У тебя есть хоть элементарное представление о дисциплине?

- У нас есть уважительная причина, - не испугалась Ха-Лан.

- Охотно ее выслушаю. Немедленно ко мне! И поразмыслите о том, что гауптвахта - самое подходящее место для таких, как вы.

Стратег отключил связь.

Ха-Лан снова потянулась.

- Похоже, на этот раз нас обоих ждут с нетерпением, - заметила она с несколько злорадной улыбкой.

- Что-то не нравится мне упоминание о гауптвахте, - заметил совершенно не улыбавшийся Алекс, неохотно вылезая из кресла.

И тут снова замигал огонек связи. На этот раз компьютер определил ее как "отдаленную".

- Это еще кто? - риторически спросила Ха-Лан, нажимая соответствующую кнопку.

- Это На-Ла! Вы где?

Видео не было, но и так было понятно, что астронавигатор Дагвардов очень обеспокоена, если не сказать, в панике.

- Что случилось? - тут же переспросила Ха-Лан, игнорировав вопрос о своем местонахождении.

- Срочно нужна ваша помощь! Надо забрать Датча и Река... и одного их знакомого, с Талпо.

- Знакомого с Талпо? - не понял Алекс. - Какие могут быть знакомые на Талпо?

- Да не знакомого с Талпо, а их троих забрать с Талпо! - На-Ла проорала это так, что даже через помехи было понятно, на сколько она злится. - Они влипли!!! Влипли на Талпо! А я не могу их забрать. Корабль засекли и ждут. А они сидят в кустах возле космопорта.

- Как они туда попали? И где ты сама? - Ха-Лан повернулась к Алексу. - Двигатели на прогрев! - И снова На-Ле: - Так где ты?

- Я в 105-м секторе, около этой станции с дурацким названием...

- "Орхидея-15", - подсказал Алекс, хотя никогда и не мог понять, чем На-Ле не нравится название.

- Датч с Реком остались на Талпо. Мне приказали уводить корабль, и чтобы я нашла кого-то и сказала, чтобы их оттуда забрали, - объяснила наконец На-Ла.

Ближняя связь ожила и рядом на экране снова появилось лицо стратега.

- Почему вы включили двигатели?

- Извини, пап! Тут срочное дело, - бросила Ха-Лан, набирая взлетные команды.

- Что значит - срочное дело?! С каких это пор тебя можно напугать одним словом "гауптвахта"?

- Папа! Некогда объяснять. Дагварды, похоже, попали в переделку. Я лечу за ними.

- Стой! Объясни четче! Помощь нужна?

- Справлюсь! - Ха-Лан отключила связь. - Взлетаем! - скомандовала она, разворачивая новенького "Плоокани" и задирая его носовую часть в пыльное небо Кади.

***

Очередное утро застало их на чердаке пустого железного ангара. Космопорт отсюда был практически не виден, зато можно было наблюдать за заходящими на посадку кораблями, которые проходили почти над самой головой.

- Почему талповцы бросили это место и предпочли перенести космопорт?

Вопрос Гвидо был вполне обоснованным. Ночью никто из них не разглядел, среди каких развалин они теперь прячутся. Вокруг царил хаос неподдающегося уже никакой реставрации металла, покореженные балки, пустые каркасы, как мхом обросшие ржавчиной. Вытоптанная до камня земля без единой травинки производила неприятное впечатление.

- Видишь те ямы? - Датч показал рукой, куда именно надо смотреть. - Это следы взрывов. Здесь все, что могло оказаться полезным, давно повынесли. Чем закапывать эти кратеры, убирать ломаное железо, а потом только строить все заново, проще начать с нуля.

- Может, здесь была зараженная радиацией зона, - беспечно добавил Рек, разворачивая пакет с остатками недоеденной накануне "дичи" и раскладывая куски мяса на троих.

Гвидо уже знал по опыту, что не стоит нервничать из-за слов Река. Во флаере был портативный дозиметр и прежде, чем сунуться в это подозрительное место, Рек лично произвел замеры.

- А может, талповцев так много, что их специально загружают работой, время от времени перестраивая все на новых местах, - добавил между тем Рек, вытер руки о замусленный платок и обвел широким жестом импровизированный стол. - Завтрак подан, господа!

Датч опустил бинокль, с которым расставался только тогда, когда спал. Гвидо протянул ему полупустую канистру. Кроме воды к поданному блюду все равно ничего не было, поэтому все без возражений выпили воды.

- Просто чудо что нас все еще не обнаружили, - заметил младший Дагвард, забирая свой кусок мяса. - Может, хоть в этот ангар ближайшие несколько дней никто не заглянет.

Знаменитую детскую игру "в прятки" троица освоила в совершенстве, переходя с места на место вокруг космопорта. Но надеяться, что неведение хозяев планеты будет длиться бесконечно, не стоило. Говорят, если тигр и олень живут в соседних клетках, олень сдохнет быстрее, потому что его нервная система быстро истощится, испытывая постоянный стресс. Здесь, на Талпо, приходилось бояться всего, малейшей тени и всегда быть готовыми удирать и прятаться, прятаться и удирать. Достаточно, если их увидят один раз. Если увидят - начнут искать, охотиться. У местной полиции хватит людей прочесать все окрестности, пройдя плотным строем. Если такое случится - дольше суток будет не продержаться. Короче, с такими мыслями нечего мечтать о спокойствии. За неделю близнецы и Гвидо вымотались изрядно. Сон уже не помогал восстановить силы. Еду удавалось добывать крайне нерегулярно.

Датч без всякого аппетита жевал кусок пресного мяса и разглядывал остальных. Рек, небритый, всклокоченный, с кругами вокруг глаз, грыз свою долю завтрака с мрачной решимостью, словно делал очень ответственное дело. Его плащ был перепачкан всеми возможными видами грязи, отмыть руки скорее всего можно было только большим количеством растворителя, мыла и горячей воды, да еще и хорошей щеткой. Хотя, грязные они были все в достаточной степени. Умываться получалось только тогда, когда поблизости оказывалось много воды и никаких посторонних, а такого почти никогда не случалось. Воду в канистрах экономили потому, что каждая вылазка к колодцам увеличивала риск, что их обнаружат. Река, похоже, грязь не смущала. Датч признался себе, что его самого перестает беспокоить, как он выглядит и чем от него пахнет.

Гвидо как-то потемнел и осунулся, но не жаловался ни на что. Его знаменитый нос был щедро расцарапан, хотя царапин у всех троих было много (лесополосы на Талпо изобиловали колючими представителями древесного мира). Разве что у Гвидо любая царапина на физиономии была виднее по причине отсутствия волос. Большеносый, кстати, оказался очень полезным и послушным компаньоном. Делал то, что говорят, не возражая. Мог часами лежать не шевелясь, если это надо. Не дремал, когда была его очередь сторожить.

- Нам пора подумать о том, как послать сообщение на Илуо, - сказал Датч, логично перейдя от личности Гвидо к их общим проблемам. - Мы уже восемь дней на Талпо. Осталось меньше недели до конца месяца.

- Может, На-Ла уже добралась до кого-нибудь?

- Рек! Мне тоже очень хочется, чтобы это было так. Мы откладывали этот вопрос достаточно долго. Обидно будет сгинуть здесь и не довести дело до конца. Тем более, что основное мы сделали.

- Да я и не спорю, - сдался Рек. - Что ты предлагаешь?

- Та передающая станция в космопорту вполне подойдет для наших целей. - Датч отодвинул канистру и принялся чертить на пыльном полу. - Вот тут у них - пост охраны. Пробраться на территорию порта можно через летное поле. Эти заграждения могут послужить нам прикрытием. Зайдем в здание через служебный вход и поднимемся на лифте в диспетчерскую.

- Почему бы нам не попробовать пробраться на тот пункт связи, что мы видели позавчера? - предложил Гвидо.

Датч покачал головой.

- Туда легче проникнуть, но там может не оказаться нужного оборудования. И вряд ли у них достаточно мощности на гиперпространственную связь. А обычная может не успеть.

Гвидо кивнул, удовлетворенный пояснением.

- Значит, будем пробиваться сюда, - Датч ткнул в квадратик на своем плане. - Рек! На тебе персонал. Лучше всего вырубить их станнером.

Рек поморщился и зачем-то взялся за голову, но кивнул.

- Потом забаррикадируемся там, пошлем сообщение и сразу же свяжемся с Владом.

- А он не захочет сделать вид, что ничего не заметил? - предположил Рек. - А что? Оставит нас талповцам и избавится от ненужных свидетелей.

- После того, как мы уже вышли с кем-то на связь, Влад не станет рисковать. Слишком это будет смахивать на убийство.

- Ну и что? - Реку будто нравилась идея с низкоморальными качествами местного диктатора. - Он ведь ничего не сделал, когда громили наш исследовательский центр. А потом отговорился тем, что талповцы вышли из-под контроля.

- Думаю, Владу хватит тех неприятностей, - возразил Датч. - Побоится, что его сочтут совсем уж некомпетентным и снимут с поста. Что это за диктатор, у которого второй раз за короткое время всё выходит из под контроля?

- А если ему самому уже надоел этот пост на Талпо?

- Он - эльдорианин, - напомнил Датч. - Какой эльдорианин не будет держаться за подобную должность? И вообще, у тебя есть предложение получше?

- Нет.

- Гвидо?

Большеносый кивнул и подумал, что сейчас все равно уходить некуда.

- Ночью переберемся в ту посадку, от которой ближе к летному полю, - решил между тем Датч. - Уже пару дней как наши приятели-садовники ею не интересуются. Если еще через сутки никто не прилетит - будем действовать.

***

Добравшись до транзитной космической станции "Орхидея-15" Ха-Лан первым делом связалась с На-Лой.

- Я отправляю к тебе Алекса. Он поможет состыковаться с "Орхидеей".

- Обойдусь! Они там больше недели торчат! Летите скорее!..

То, что и На-Ла и Ха-Лан были кадийки, не добавляло им сходства. Особенно сейчас, когда На-Ла паниковала. И очень сильно паниковала. Потому что Дагварды остались на очень неприятной планете и неизвестно, что с ними. А На-Ла ни заботиться о самой себе, ни решения принимать, не привыкла.

Другое дело - Ха-Лан - военный капитан Кади. Она умела принимать решения, взвешивать обстоятельства, отвечать за свои действия. И спасение друзей для нее было такой же операцией, как любые военные действия. Ха-Лан знала, что успех любой операции зависит и от ее холодной головы тоже. Поэтому паниковать и дергаться не собиралась. Все равно прежде, чем лететь на Талпо, надо заправить корабль. До "Орхидеи" оставалось ещё двадцать минут полёта и соответственно, до возможности заправиться - тоже. Значит, надо посвятить эти 20 минут на объяснения с На-Лой, которая дергается, паникует и ничего не понимает.

Возможно, На-Ла подозревала Ха-Лан в равнодушии к судьбе друзей. Но как раз личные подозрения На-Лы интересовали кадийского капитана Да-Лан-Хакау меньше всего.

- На-Ла! - Ха-Лан приготовилась доходчиво объяснять прописные вещи. - Прежде, чем лететь туда, откуда возможно придется быстро удирать, нам надо пополнить запас топлива.

- А о чем вы раньше думали?!

Ха-Лан, как и все кадийские военные, легко выходила из себя. Но в данном случае маленькая паникерша На-Ла - недостаточный повод.

- Мы не успели заправиться на Кади, потому что торопились. Я уже связалась со станцией. На заправку уйдет не меньше двадцати минут. Вам с Алексом этого времени хватит, чтобы стыковаться с ней. И вообще, как они позволяют тебе болтаться у них перед носом?

- Они и не позволяют, - буркнула На-Ла. - Требуют, чтобы я либо состыковалась, либо улетала от их дурацкой станции.

Ха-Лан снисходительно усмехнулась.

- Ну, это тебе сказали бы на любой станции. Разве что, кроме какой-нибудь пиратской. Им все равно, что вокруг них болтается. Хотя, к нелегалам я тебе лететь не советую. Ты уже засветилась в открытом эфире, что у тебя на четырехпилотнике всего один пилот. Летать и стрелять одновременно ты не сможешь. Могут найтись типы, которые решат, что сейчас самое лучшее время для абордажа. А нелегалы тебе помогать не станут. Так что стыкуйся лучше здесь, - со снисходительной улыбкой объяснила Ха-Лан.

На-Ла позлилась молча, потому что возразить было нечем. И так вся округа уже знает, что на "Медузе" экипажа - один астронавигатор.

Алекс подвел челнок под универсальные стыковочные ворота "Медузы" и уже через пару минут был на борту. В коридоре валялась пустая коробка. По причине габаритов ее не смогли всосать отверстия мусоросборников. Братья всегда содержали корабль в идеальном порядке и эта пустая коробка будто вышла Алексу навстречу, чтобы засвидетельствовать об отсутствии хозяев. На-Ле было явно не до мусора.

В кокпите Алекс одним духом вытряхнул На-Лу из кресла первого пилота и занял место Датча. Это было объективно. Тем более, что сама На-Ла всегда была третьим пилотом. Ну, когда они с Реком искали Датча, пропадавшего на Стамтонском руднике - вторым. Кадийка прыгнула на место Река, но сверкала глазами так, что будь Алекс меньше занят - испугался бы, что она его зубами закусает.

Всё На-Ла понимала. Но это не мешало ей злиться. Может, она ожидала, что Алекс сотворит какой-нибудь ритуал почтения к креслу Датча. А он вместо этого, как ни в чём ни бывало, плюхнулся во всех своих кадийских "доспехах" на капитанское место.

Алекс крикнул нечто. На-Ла не сразу сообразила, что это на языке кади.

- Чего? - мрачно переспросила На-Ла.

На своем "родном" языке она знала всего несколько фраз уровня: "Вы не скажете, как пройти в библиотеку?". Что поделаешь - не научили. Зато на эльдорианском, то есть, на общегалактическом, который и был по-настоящему ее родным языком, она разговаривала виртуозно. Правда, после эльдорианского завода, тюрьмы, а до этого двух хозяев, весьма различавшихся друг от друга по характеру, возрасту и социальному положению, она была знакома с такими идиоматическими словосочетаниями, о которых не всякий эльдорианин имеет понятие. Но Алекс не знал, что На-Ла почти не понимает язык кади и повторил гораздо громче:

- ...!!!

- Не ори! Говори по человечески!

Алекс наконец уставился на нее.

- Ну, по общегалактически! - соизволила объяснить На-Ла.

Алекс лихорадочно соображал, как будет на общегалактическом, то есть, эльдорианском: "Включай реверс. Поворачиваем!" Наконец, он справился с задачей.

- Так бы и сказал, - фыркнула На-Ла, выполняя маневр.

Станция дала разрешение и освободила им посадочный модуль. Алекс был уверен, что сейчас все местные диспетчера напряженно наблюдают за намозолившим глаза среднетоннажным транспортником.

За почти десятилетний стаж полетов с Ха-Лан Алексу пришлось сменить столько кораблей, что он давно уже сбился со счета. Начиная со спортивных, заканчивая флагманскими многопилотными крейсерами, включая между этими крайними пунктами всевозможные модели, (преимущественно кадийской разработки, но не исключая и модели союзников, преимущественно новейших марок). Модель "Медузы" хотя и была индивидуальна проектирована, но не отличалась радикально, от систем Земного Содружества. Однако управлять грузовозом Дагвардов было даже более непривычно, чем он ожидал. Военные корабли рассчитаны на большую маневренность. Настало время оценить по достоинству пилотское искусство Датча Дагварда, обращавшегося с грузовозом так, словно это был истребитель-перехватчик. А тут еще На-Ла добавляла проблем.

- Стыковочные захваты! - скомандовал Алекс (в очередной раз забыв, что изъясняться по-кадийски бесполезно, хотя, именно на этом языке он и "летал" с кадийцами много лет).

- Да говори ты по человечески!!! - возмутилась На-Ла.

- Где рычаги, которые крепят корабль на палубе? - высказался наконец мистер Анчура. - Держи ровнее! Включай репульсоры!

Грузовоз уже подошел вплотную к входным воротам. Пришлось быстро соображать, как выправить корабль по направляющему желобу и не перепугать до смерти причальную команду станции.

- Курс... Тьфу! На два градуса левее!

На-Ла в присутствии Алекса успокоилась и точно выполнила предписанный маневр.

- Не нервничай. - выдала она. - Уже почти сели.

"Медуза" прочно встала на шасси-захватах и можно было выключать двигатели.

- Выучи родной язык! Кадушка несчастная!...- от души посоветовал Алекс, поднимаясь с кресла.

Последнее выражение На-Ла все равно не поняла, и потому не обиделась. Решила, что это какое-нибудь личное присловье Алекса типа "во блин!".

- А ты почаще разговаривай на общегалактическом, - парировала мрачная На-Ла. - Пригодится!

К моменту возвращения мистера Анчуры на "Плоокани" капитан Да-Лан-Хакау успела вычислить курс. До Талпо ее корабль дойдет за один прыжок. Неплохо будет придумать логичную причину для посадки на этой не слишком любимой и уж совсем не любящей кадийцев планете. Не любящей потому, что для талповцев они победители (хотя и в союзе с другими), которых не любят. Для эльдориан - теперь уже конкуренты, которые претендуют на контроль над Талпо. Ну ничего. Ха-Лан решила, что у них с Алексом достаточно времени, чтобы решить эту проблему.