Литература и жизнь        
Поиск по сайту
Пользовательского поиска
На Главную
Современная публицистика
Роман "Созвездие Близнецов"
Зарисовки прошлого и настоящего
Библиотека
История Европы и Америки XIX-XX вв
Как мы делали этот сайт
Форум и Гостевая
Полезные ссылки

НазадСодержаниеВперёд

Глава 21. Четыре дня, которые потрясли "Медузу".


Пролог

- Что-нибудь еще? - Март Акдак, глава Службы Безопасности "Счастья Человечества", более известный как Железный Март, оторвал взгляд от оперативных сводок и посмотрел на своего адъютанта.

- Вы приказали навести справки о земных кораблях типа СГ 14289А.

Железный Март продолжал смотреть на него, поэтому адъютант спешно продолжил:

- В настоящее время на межпланетных линиях работают всего восемь грузовозов такого типа. Здесь сведения по их экипажам.

Железный Март взял предложенный ему инфочип и не спеша вставил в один из многочисленных разъемов под крышкой своего стола.

- Откуда получена информация? - спросил он, пока на экране разворачивалась картинка.

- Нам удалось получить базу данных через один из коммерческих каналов, которыми пользуются фирмы при найме транспортных кораблей.

- Да, я посмотрю, - благосклонно кивнул своему помощнику Март Акдак, просматривая файлы с кратенькими личными данными вроде года рождения и номера полетной лицензии и - что гораздо важнее - с фотографиями капитанов кораблей.

Он не слишком надеялся на успех. Корабль мог быть случайным, взятым для прикрытия. Нет никакой гарантии, что его владелец знает о перевозе диверсионной группы на своем транспортнике. А если знает - возможно, ему просто заплатили и посоветовали не вникать в подробности. Но почему бы не проверить данные, если уж их удалось заполучить? Железного Марта все еще волновало подлое нападение землян на его флагман "Победитель", из-за которого пришлось расстаться с должностью командующего космическими силами. Тот факт, что на месте главы ССБ было спокойнее и безопаснее, не разохотил его искать возможности поквитаться с наглецами из мифического "Подразделения-10". Хотя превращать месть в смысл своей жизни Март Акдак тоже не собирался. Бросать все силы счастьевской разведки на обнаружение и вылавливание командира диверсионной группы, расстроившего его планы по использованию бывшего разведчика Джона Динко, было глупо. Тем более, что никакой информации у Железного Марта не было. Разве что, своя собственная память. Но именно память на этот раз оказалась решающим фактором.

Железный Март внимательно изучил фотографию. Потом кивнул, удовлетворенный увиденным и сказал:

- Попробуйте раздобыть более подробные данные на Даниэля Дагварда, капитана СГ "Медуза". - Все, что удастся найти, любые мелочи. И еще: разошлите идентификационные коды этого корабля по всем диспетчерским.

Мало вероятно, но вдруг эта "Медуза" забредет в счастьевский сектор.

- Если корабль обнаружат - я хочу узнать об этом сразу, - добавил Железный Март для убедительности. После чего отдал инфочип адъютанту и вернулся к насущным проблемам: - А теперь я хочу наконец получить отчет о беспорядках на Яласской верфи.

***

Им не так часто приходилось бывать на Земле. После солнечной Илуо Западный космопорт родной планеты показался унылым. Не-то мелкий дождик моросил, не-то туман собирался крупными каплями. Датч ездил на встречу с мистером М. Томлисоном один, на новом флаере. Нельзя было не признать, что Рек хорошо разбирается в наземной технике. Машина оказалась на редкость послушной. В отличие от их старого "боевого друга", брошенного в ангаре на Талпо, у нее была идеальная балансировка двигательной части. Казалось, что аппарат чувствует мысли того, кто им управляет.

Датч показал пропуск и проехал прямо через летное поле Западного космопорта Земли, размеченное и снабженное множеством знаков для вспомогательного и погрузочного транспорта. "Медуза" стояла в секторе средне тоннажных грузовозов. Видимо, На-Ла заметила возвращение капитана, потому что пандус транспортного отсека открылся, как только он подъехал.

На корабле царил легкий хаос. Видимо, команда в лице Река только что закончила погрузку и распределение припасов и еще не удосужилась убрать обрывки упаковочных лент и пустые контейнеры. Последние аккуратно громоздились около двери на камбуз. А строго по середине коридора шла влажная дорожка, как если бы что-то большое и не слишком чистое проволокли от входного люка через весь корабль.

Датч только головой покачал и пошел в рубку, где и застал брата, горячо спорящего с На-Лой.

- Если по твоему это - норма, то что можно назвать... - Рек повернулся к капитану. - Наконец то!

- Что не поделили? - бросил тот, проходя к своему креслу.

- Да я тут собирался собрать белье, чтобы сдать в прачечную. Пока мы все равно сидим и ждем, - стал объяснять Рек. - Ну, и открыл на свою беду шкаф На-Лы.

Датч посмотрел вопросительно, поэтому Рек пояснил:

- Да я просто сказал: собери грязные вещи. Так ведь никакой реакции. Тогда я пригрозил, что займусь этим сам. Не помогло. Пришлось осуществлять угрозу.

Датч подумал, что еще не было случая, чтобы Реку удалось заставить На-Лу делать что-то, чего она делать не хотела и повернулся к кадийке. Та сунулась в монитор с самым деловым видом, на какой только была способна.

- Не делай вид, что не слышишь, - посоветовал Датч. - Или я должен показать тебе, как складывают одежду?

На-Ла смиренно отлипла от монитора. С капитаном она предпочитала не спорить. Но тут из-под пульта раздалось странное попискивание, очень непохожее на звуки, издаваемые приборами.

- Это еще что? - вопросил капитан.

Рек нырнул под пульт и извлек оттуда... котенка.

- Как он здесь оказался? - удивился Рек, сажая пищащего котенка на пульт. - Может, забрел, когда люк был открыт?

- Так! - Датч встал. - Дожили! Сколько раз я должен повторять, чтобы вы следили за тем, что у вас на корабле делается? Когда-нибудь найдете... корову за пультом, которая с соседнего пастбища забрела.

- А что? - тут же оживился Рек. - Корова - это хорошо. У ней почти все едят. А шкуру можно постелить в кают-компании вместо коврика.

- Твой прагматизм меня восхищает! - без тени восхищения изрек Датч. Потом поднял котенка и сунул брату в руки. - Теперь прояви свой прагматизм и пристрой куда-нибудь этого зверя. Может, его уже хозяева ищут. И побыстрее. Кстати, что это за мокрая дорожка в коридоре? Ваш кот написал?

- Да нет! Это я... - со странной покорностью признался Рек и пояснил: - ящик проволок. С мясом.

- Хочешь сказать, что оно растаяло?

Рек тяжко вздохнул и помотал головой.

- Нет! Его снаружи в лужу уронили. Я решил сперва в трюм загрузить, в холодильную камеру. А потом подумал, что лучше сразу на камбуз.

- У нас что, на корабле погрузчика нет? - Датч не стал дожидаться ответа. - Понятно: лень стало за ним возвращаться.

На-Ла в дискуссии участия не принимала. Что за зверь залез им на корабль, она не знала. Может, это то, из чего делают мясо, которое они в замороженном виде покупают. В свете рековых рассуждений о корове это виделось ей вполне вероятным.

Котенок ее не заинтересовал, зато появилась надежда, что Датч забудет о беспорядке в ее вещах. Но надежда оказалась тщетной. Капитан Дагвард был явно не в духе.

- На-Ла! У тебя пол часа чтобы убрать в своей каюте, - скомандовал он не оборачиваясь. - Марш быстро! Приду - проверю.

На-Ла вылезла из-за пульта, проворчав мрачно:

- Прямо как эльдориане!..

Капитан живо повернулся к ней.

- Ты что-то сказала? - поинтересовался он нарочито спокойным, даже тихим голосом.

Кадийка решила, что на сегодня исчерпала свой лимит на шуточки и отговорки и угрюмо убрела выполнять приказание.

Рек одел свой тщательно отстиранный и отчищенный от талповской грязи плащ, сунул котенка за пазуху, задрал воротник - и вышел под моросящее серое небо космопорта. Было промозгло, зато свежо. Рек решил, что до диспетчерской можно добраться и без флаера и энергично потрусил через поле.

Диспетчер - пожилая дама - даже глаз не подняла, когда он появился. Она привыкла общаться с космическими пилотами, а так же с бригадирами грузчиков, техниками, уборщиками и прочим людом, работавшим в космопорту. По мнению диспетчерши, весь этот контингент не стоил того, чтобы обращать на него внимания больше, чем следует по делу. Однако, Рек слишком активно отряхивал плащ, а потом выложил нечто на стойку прямо перед глазами строгой дамы. В довершение "нечто" принялось шевелиться и пищать. Котенку совсем не понравилось, что его выудили из теплой пазухи и посадили на холодную пластиковую стойку.

- Это что? - грозно спросила диспетчерша.

- Кот. А может кошка, - предположил Рек, мило улыбаясь. - Он к нам в корабль забежал.

- Я вижу, - остановила его объяснения диспетчерша. - Что он делает здесь?

- Какая у вас прическа красивая, - почти не соврал Рек.

Строгая дама не поддалась, всем своим видом показывая, что она ждет, когда Рек заберет котенка и исчезнет.

- Вы сами подумайте: куда мы его денем? - Рек не собирался исчезать. - Может, его подбросили, а может, он потерялся. Вроде породистый даже. Надо бы хозяев поискать.

- Ничего не знаю, - приняла оборонительную позицию строгая дама. - О пропаже никто не заявлял.

- Так это пока не заявлял. Может, еще заявит кто, а мы уже улетим. Девушка! Милая! Помогите его куда-нибудь пристроить, - вежливо попросил Рек, стараясь быть как можно более очаровательным.

Но диспетчерша не собиралась оттаивать только потому, что какой-то там пилот-космолет назвал ее "милой" и "девушкой".

- Некуда мне его пристраивать! К вам забежал - вот и оставьте себе. Тем более, если породистый.

Рек вздохнул. По хорошему не вышло. Диспетчерша глядела на него категорично и ждала, что он заберет котенка. Младший Дагвард принял позу хулиганистого подростка (то есть сунул руки в карманы штанов и хмыкнул).

- А зачем он нам? - это было сказано уже с полным безразличием и к коту и к диспетчерше. - На корабле кошкам не место. Засосет случаем в мусоросборник. А потом колонисты будут удивляться, почему из брикета "Люкс" торчат кошачьи усы.

У строгой дамы оказалось богатое воображение.

- Изверги! - воскликнула она, мигом сгребая котенка со стойки.

Рек разулыбался и поспешил на выход. Проблема благоустройства кота была решена. Во всяком случае, для второго пилота "Медузы".

К его возвращению На-Ла кое-как справилась со сложной задачей приведения в порядок своих вещей (верхние сложила как могла красивее, нижние утрамбовала поплотнее, чтобы не видно было из-под верхних) и вся команда собралась в кокпите.

- Я виделся с Томлисоном, - сказал наконец Датч. - Он хочет, чтобы мы слетали на Гамму-249, то есть на "Счастье Человечества".

- Хочет? - Рек сунул пальцы в свои коротко стриженные волосы, словно что-то стряхнул. Возможно, уличную морось. - А больше он ничего не хочет?

- Я неверно выразился, - поправился Датч. - Он очень просит, чтобы мы полетели на Гамму и встретились с одним человеком. Получили от него информацию и вернулись обратно.

- А почему именно мы? - поинтересовался Рек.

- Конечно, можно было бы послать настоящего разведчика, чтобы он под видом туриста прилетел на Гамму пассажирским рейсом и встретился с кем надо. Но за прилетающими туристами счастьевцы смотрят очень внимательно. Слишком очевидное прикрытие. А грузовые корабли приходят на Гамму каждый день. Они ведь продолжают торговать и пока еще не объявили свою зону запретной для земных кораблей. Мы зайдем на Бету-18, возьмем подряд на доставку груза (Томлисон обещал, что это будет вполне реальный и ожидаемый груз). Доставим его на Гамму. Там у нас будет пара дней на разгрузку и погрузку груза, который нужно будет с Гаммы доставить на Маиси. Как всякие пилоты, мы прогуляемся в свободное время по ближайшим кабакам. Там к нам подойдет человек и передаст, где забрать его послание. В общем, как всегда разведка продумала все до мелочей.

- Они всегда все продумывают до мелочей, - заметил Рек. - Но забывают, что в мире такое море мелочей и все они настолько хаотически появляются и исчезают, что предвидеть всё - не хватит мозгов десяти разведуправлений.

- Можно отказаться, - напомнил Датч.

- Да нет. Зачем? - Рек махнул рукой. - Не так часто они к нам обращаются. Да и заказ нам будет кстати. Надеюсь, деньги за перевозку мы тоже получим?

- Естественно. Тут все оформлено по настоящему. Плюс вознаграждение, если передача состоится и мы вернемся с сообщением. Нет - ничего не потеряем.

В принципе, их видел один из счастьевских военачальников и кое-кто из его команды. Но на это нельзя ориентироваться: их пол галактики видели в лицо. А Железный Март вряд ли будет лично сновать по космопорту или шататься по тем кабакам, в которых они будут с кем-то встречаться. Поэтому на Гамму решено было лететь.

Рек вышел в коридор и только тут заметил, что мусора уже нет.

- Ну надо же! - протянул он. - Неужели капитан заставил-таки На-Лу взяться за швабру?

- Мечтатель, - отозвался Датч. - Пока ты бегал с котом, приезжал уборщик. Я дал ему кредитку, чтобы забрал мусор и вытер палубу.

Рек разочарованно вздохнул.

- Что ж, по крайней мере, это освобождает меня от лишней заботы, - решил он, отправляясь в транспортный отсек, проверить, хорошо ли закреплены их новые катера.

День первый

Далеко не все люди помнят себя в два года. Слим Ульт помнил. Он помнил, как женщина с длинными волосами брала его на руки - и это было очень высоко. А еще он помнил голос женщины, которая говорила ему: "Кем бы ты не стал, когда вырастешь, ты должен гордиться тем, что ты - новый член нового общества". Возможно, женщина говорила и не так конкретно. И вообще говорила что-то совсем другое. Но за свои двадцать четыре года Слим Ульт на столько привык слышать отовсюду именно эти слова, что был абсолютно, на сто процентов уверен, что, начиная с двух лет, слышал именно их. Да и что еще могла сказать настоящая патриотка "Счастья Человечества" своему ребенку?

Слим Ульт очень гордился и тем, что он счастьевец и тем, что он работает именно здесь, в "Заветной Мечте" - главном коспоморту планеты.

В самом названии этого места был заложен глубочайший смысл. Разве не должен мечтать каждый в галактике посетить ту планету, которая стала олицетворением самой справедливой и счастливой жизни, какую только можно себе вообразить? Конечно, еще есть немало недочетов, не все так гладко и красиво, как хотелось бы. Но разве в этом виноваты счастьевцы? Нет! Если бы внешние агрессоры не отвлекали народ "Счастья Человечества" и ее правительство на улаживание конфликтов и защиту своей свободы, можно было бы потратить больше сил и энергии на то, чтобы наконец сделать из родной планеты настоящий достойный подражания мир. Хотя, он и так был достоин подражания, по убеждению Слима Ульта.

Слим Ульт, конечно, был простым диспетчером и, как множество других старых и молодых диспетчеров, скромно выполнял свою работу. Но главное было не в том, что Слим Ульт по интеллектуальным тестам не мог претендовать на более высокий пост (к примеру, начальника космопорта). Главное - это осознание своей нужности и ответственности, которая лежала на плечах молодого диспетчера. Откуда только не прилетают корабли на "Счастье Человечества"! Нужно быть особенно внимательным и бдительным, потому что враг никогда не дремлет и за скромным на вид транспортником с другой планеты может скрываться угроза всему тому, чем так дорожит Слим Ульт. Там, в глубинах космоса, обитали создания, опасные и развратные по самой своей природе, неспособные мыслить так широко и открыто, как любой член счастьевского общества.

Перед тем, как позволить ему впервые опуститься в кресло перед диспетчерским пультом номер 10, его тщательно проинструктировали обо всем, что может случиться непредвиденного и о всех, кто потенциально может стремиться проникнуть на "Счастье Человечества" под видом мирных людей и кораблей. А то, что невозможно было уложить в предварительную лекцию по причине дефицита времени, лежало в ящике под пультом, укомплектованное в два очень толстых тома должностных инструкций.

Еще в самом пульте Слима Ульта, как и любого другого диспетчера, была специальная программа поиска, которая позволяла в считанные секунды получать сведения об огромном количестве кораблей. Достаточно было получить идентификационный код подлетающего корабля, ввести его в машину - и через несколько секунд она выводила полный отчет о том, что это за корабль, какой планете принадлежит, какую веру исповедует и на сколько его прибытие потенциально важно или угрожающе для "Счастья Человечества". Ходили слухи, что подобные системы есть в любом галактическом космопорту и что практически любой корабль можно было проверить хотя бы на принадлежность его к той или иной державе. Но Слим Ульт был уверен, что совершеннее их счастьевской системы все равно нет. Потому что их Родина заботилась о безопасности своих граждан так, как не может заботиться ни одна другая планета.

Смена Слима Ульта только началась, когда общий пульт управления космопортом переадресовал на его терминал сигнал и идентификационный код очередного запрашивающего посадку корабля.

- Шаттл "Медуза" запрашивает посадку! Планета принадлежности - Земля. Груз - запчасти транспортных средств...

Далее следовал привычный набор ссылок на таможенные разрешения, номера и имена заказчиков и тому подобное. Пока корабль держался выше уровня атмосферы и не торопился начинать посадочный цикл. Естественно! Слим Ульт даже усмехнулся. И тут же покосился на соседа: не заметил ли тот его легкомысленности на служебном месте. Но как тут немножко не позлорадствовать? Земляне - эти насквозь пропитанные коррупцией трусливые душонки - боятся соваться на "Счастье Человечества" лишний раз. Правильно! Нужно держать их в строгости, чтобы понимали, что им не вечно командовать во вселенной.

Почему он решил, что они командуют? Да не важно! Так начальник сказал. Командуют - и всё!

Система идентификации в его пульте была похожа на антивирусную программу. Перечисляются файлы (то бишь, характеристики прилетевшего корабля), зеленым обозначаются неопасные с точки зрения программы объекты, желтым - сомнительные, с которых нужно запрашивать дополнительные пароли и много чего еще. А если появляется потенциально опасный объект - система тут же выдает красный сигнал: Найден "вирус"! Большинство прилетающих кораблей, особенно если это были не счастьевские корабли, обозначались желтым - и начиналась самая интересная часть работы диспетчера: как можно тщательнее и со знанием дела исследовать, так ли нужно этим кораблям на "Счастье Человечества". Может, могут и без этого обойтись. Только небольшое количество кораблей получало "зеленый свет". И то часто рядом с зеленым маленькими синими буквами и цифрами обозначались пометки вроде: "Строжайший таможенный осмотр", "Обязательный карантин для команды", "Сообщить Главному диспетчеру" и т.п.

Шаттл "Медуза" терпеливо ждал на отведенной для таких случаев высоте. Слим Ульт пробежал глазами по данным пульта, не заснул ли тот. Идентификация заняла лишних пол минуты, как минимум. И загорелся красный предупреждающий сигнал. Выработанным на тренировках движением Слим Ульт набрал команду ввода для Службы Безопасности. И только тут почувствовал, как сосет под ложечкой, а во рту появился неожиданный сладковатый привкус. Адреналин послушно выбросился в кровь, мобилизуя человека для отражения опасности.

- Что у вас? - по деловому и совершенно спокойно спросил голос в наушнике. Этот голос немного успокоил Слима Ульта. Свои, специалисты по защите, рядом и готовы перехватить инициативу.

- Земной шаттл "Медуза". В списке выведен под знаком "Х".

Только тут Слим Ульт сообразил, что мирно ожидающий на орбите враг обозначен как требующий немедленного оповещения самой высшей охранной инстанции - самого Марта Акдака.

- Передавайте данные, - потребовали в наушнике.

Слим Ульт поспешно переключил нужные кнопки.

- Разрешить посадку! - раздалось через несколько секунд. - Посадочный сектор - 99.

Слим Ульт сглотнул и совершенно успокоился. Начальство знает, что делает. Он почти наяву увидел, как стягиваются к 99-му "особому" сектору одетые в неприметные коричневые комбинезоны люди со станнерами и в бронезащитной поддевке. А с ничем не отличающихся от всех остальных зданий, расположенных вокруг 99-го сектора, в сторону заходящего на посадку корабля разворачиваются смертоносные параболические лазерные установки. Естественно, замаскированные. И эта картина, представшая перед глазами простого диспетчера, только что исполнившего свой долг перед Родиной, наполнила его гордостью за тех, кто охраняет его планету и тех, кто так хорошо воспитывает ее диспетчеров.

***

- Не нравится мне все это, - признался Рек. - У счастьевцев вечно приходится ждать и болтаться снаружи, как будто им больше заняться нечем и они мурыжат каждого, кто вздумал осквернить своими нечистыми ногами их летное поле.

- Уймись, - посоветовал Датч. - Все в порядке: они ждут наш груз. Код принят. Через минуту выходим на посадочную траекторию.

На Гамме-249 им приходилось бывать только однажды, еще в самом начале совместных полетов на "Медузе". Датч (в отличие от Река) хорошо помнил каждый груз, который они куда-либо подвозили. А если поднапрячься, мог даже назвать примерные габариты и оценку. Полет на "Счастье Человечества" запомнился особенно, потому что их действительно промурыжили около получаса на орбите, выспрашивая на все лады, что именно они везут и по какому такому праву. Кое-как избавившись от двадцати тонн тюков искусственного волокна, они пробыли здесь предписанные хозяевами "Счастья Человечества" ровно 12 часов, едва успев загрузить топливо и прогуляться по прилегающим к портовой зоне улицам. Здесь было относительно чисто, куча патрулей (замаскированных под гражданских) и дрянные закусочные с красивыми плакатами о пользе тех или иных продуктов вроде сои и патоки и скудным ассортиментом безвкусных блюд. В город можно было попасть только в том случае, если ты сподобился получить пропуск. Но пропуска им никто не давал, так что пришлось возвращаться на корабль и убираться восвояси.

- Шаттл "Медуза"! - раздалось наконец из передатчика. - Вам разрешена посадка. 99-й посадочный сектор. Курс...

Датч ввел полученный курс в навигационную систему и оглянулся на Река с На-Лой.

- Садимся. Надеюсь, нам не придется задерживаться здесь больше чем на положенные 24 часа.

Не встречая никаких препятствий, они миновали атмосферу и включили репульсоры, заходя на ничем не отличавшуюся от множества других размеченную радиомаяками площадку 99-го посадочного сектора. Как всегда Датч опустил корабль очень мягко, дал ему утвердиться на выползших из-под брюха горизонтальных шасси - и только после этого дал команду заглушить двигатели. В их сторону уже следовали крытые погрузочно-разгрузочные тележки.

- Опустить пандус? - спросил Рек, ощущая почему-то полное нежелание этого делать.

- Сначала пойдем осмотримся и поговорим с этими парнями, - решил Датч. - Открой передний люк. Пусть покажут накладные, прежде чем тянут лапы к своему грузу.

Рек поглядел на брата и решил, что Датч тоже нервничает. Иначе не опустился бы до выражения "тянут лапы". Неудивительно. Не так уж часто им приходилось садиться на чужие планеты, чтобы встречаться с резидентами разведки.

- Ладно, пошли, - со вздохом сказал он, решив не заговаривать на эту тему. Все, что нужно, они уже обговорили по дороге сюда. - На-Ла! Не закрывай за нами сразу.

Они миновали длинный коридор и спустились к пассажирскому люку, возле которого уже торчал какой-то тип в коричневом комбинезоне.

- Приветствую вас на "Счастьи Человечества"! - объявил тип, вскидывая руку в приглашающем жесте.

Датч, а за ним Рек, спустились по узкой лесенке и ступили на поверхность враждебной и готовой к неожиданным сюрпризам планеты...