Литература и жизнь        
Поиск по сайту
Пользовательского поиска
На Главную
Современная публицистика
Роман "Созвездие Близнецов"
Зарисовки прошлого и настоящего
Библиотека
История Европы и Америки XIX-XX вв
Как мы делали этот сайт
Форум и Гостевая
Полезные ссылки

НазадСодержаниеВперёд

Глава 22. День второй

Он открыл глаза и увидел белый потолок. Замечательно! Такое уже бывало раньше: открываешь глаза - и можно биться об заклад, что закрыл их вчера совсем в другом месте. Вот только где? И точно ли вчера? Некоторое время он размышлял над этой проблемой. Может, попробовать зайти с другой стороны? Он повернул голову в надежде обнаружить что-нибудь знакомое. И увидел стену в ненавязчивом таком рисуночке. Естественно, на стене не было написано, куда он попал. Тогда он посмотрел в другую сторону. Обыкновенная комната, в которой он лежит на обыкновенной кровати. Ну все, хватит! Он откинул одеяло и сел, осторожно свесив ноги на пол. Под ногами оказался полосатый ковер. А на нем самом было надето нечто, напоминающее больничный халат, тоже с дурацкими полосками. Вот уж точно, он бы себе такую вещь не купил. Зато теперь понятно, что он в какой-то больнице. Самое время прислушаться к своим ощущениям. Голова слегка кружилась, но в общем, все было вполне сносно. Даже можно попробовать встать и выглянуть в окно.

Рек ненавидел больницы. Но в этот раз ненависть была особенно сильной. Почему? Память не спешила подсказывать, поэтому Рек почти уже решил осуществить свое намерение выглянуть в окно. Но тут дверь открылась и вошла женщина, точнее девушка. Рек тут же уставился на нее. Симпатичная блондинка, высокая и в белом халатике поверх одежды. Коротюсеньком халатике, совершенно неспособном закрыть от постороннего взора её хорошо сложенные породистые ноги.

- Наконец-то вы проснулись, Ричард! - мягко сказала девушка.

Рек оторвался от созерцания ее ног и посмотрел девушке в лицо.

- Я - ваш персональный доктор, - с милой улыбкой пояснила блондинка. - Вы находитесь в клинике. Помните, почему вы сюда попали?

Он старался вспомнить, что же произошло и одновременно разглядывал девушку. Враз производить два этих действия получалось плохо. Вернее, разглядывать девушку получалось хорошо, а вот вспомнить почему он здесь - плохо. Девушка терпеливо ждала.

- Как вас зовут? - Он решил оставить попытки сделать то, что получается плохо, и сосредоточить все усилия на том, что получается хорошо.

- Эвиза, - ответила блондинка. - Вы можете звать меня просто по имени. Как вы себя чувствуете?

- Не то, чтобы очень... - Вот оно! Память не отшибло, она просто пребывала в не проснувшемся состоянии. Теперь он все вспомнил. Их благополучно принял космопорт "Счастья Человечества", но едва они вышли из корабля - на них набросились солдаты, схватили... Куда дели Датча и На-Лу - Рек не мог сказать, но не потому, что не помнил, а потому, что не знал. Их сразу же разделили, не дав и парой слов перекинуться. Рек помрачнел и задумался. Повторять свои воспоминания блондинке он не хотел. Разглядывать ее и дальше тоже пропала охота. Однако, нужно было что-то отвечать.

- Голова кружится... - признался он честно. - Я, знаете ли, плохо переношу пытки.

- Пытки? - она искренне удивилась, уставившись на него огромными зелеными глазами. - Что вы такое говорите? О чем?

- Ну, не знаю... Как у вас называется намеренное причинение человеку физической боли с целью получения каких-либо сведений? - Интересно, подумал он, сколько времени назад его привезли в это заведение и действительно ли это больница?

Эвиза серьезно покачала головой.

- Видимо, вы еще не окончательно пришли в себя, - решила она. - Вы помните, что ваш корабль совершил аварийную посадку?

И думать нечего. Сели они вполне нормально. А вот потом начались неприятности, в результате которых он здесь, а остальные неизвестно где и даже неизвестно, живы ли. Но спрашивать об этом у Эвизы бесполезно. Она либо не знает, либо намеренно ответит какую-нибудь околесицу.

- Ладно, - согласился он покладисто. - В этот раз действительно больше пугали, чем что-то делали. Что дальше?

Девушка кивнула и улыбнулась ему ободряюще. Она вообще смотрела на него с сочувствием, как можно смотреть на больного ребенка, который сам должен понимать, что болтает несуразицу.

- Так ты - доктор? - переспросил Рек, просто чтобы что-то спросить.

- Я - психолог.

Рек взялся за голову.

- Только не это!

- Почему? - искренне удивилась девушка.

Рек решил не объяснять, до какой степени "достали" его бравые психологи из Островного реабилитационного центра. Собственно, если бы не они, возможно, Рек гораздо быстрее пришел бы в себя после неудачной попытки спасти правительство на Маиси. С тех пор психологи стояли у младшего Дагварда на несколько порядков ниже, чем космоспецназ, даже если последний взять в самых наихудших его проявлениях. К сожалению, Эвиза не знала, на сколько "упала" в его глазах, объявив о своей профессии.

- Ладно. Проехали, - сказал Рек вместо объяснений.

- Знаете, у меня есть идея, как вам помочь. - тут же бодро заявила Эвиза. - Вам просто необходимо прогуляться, подышать воздухом. Я покажу вам наш городок.

Выйти отсюда? Это уже интересно. Он даже не ожидал, что ему предложат что-то подобное. Но это не повод для оптимизма. Если его могут выпустить вот так просто, с этой девицей, значит заранее знают, что он не сбежит и ничего лишнего не "выкинет". А с чего он взял, что эта девица не возьмет с собой охранника, или сразу десяток? Ну, это нетрудно проверить.

- Предлагаете мне погулять прямо в этом? - Он оттянул халат на груди. Для наглядности.

- Нет, конечно. Вся ваша одежда здесь.

Эвиза была - само очарование. Она открыла неприметный стенной шкафчик и вынула из него одежду. Действительно, именно его одежду. Только вычищенную и отглаженную. Последними она вынула ботинки, то же доведенные до вида почти новых. Одежду она разложила рядом с ним на кровати, плащ истинно мужского цвета повесила на спинку, а ботинки поставила у самых его ног.

- У вас все психологи подрабатывают камердинерами при своих пациентах? - поинтересовался он.

Эвиза снова очаровательно улыбнулась и поправила пышный хвост золотистых волос.

- Я ваш личный врач. И занимаюсь только вами, до полного вашего выздоровления и адаптации на нашей планете. У нас молодым, начинающим врачам, часто дают задания по реабилитации конкретного больного. Это учит доводить лечение до конца во всех отношениях.

Вот так, значит... Он взялся за застежку халата. Однако, это они здорово придумали. Зачем давать ему местную одежду? В своих собственных тряпках он куда приметнее. За несколько миль можно рассмотреть, что не счастьевец.

- Может, выйдите на пару минут?

- Зачем? - явно не поняла девушка.

- Мне надо переодеться.

Она пожала плечами.

- Переодевайтесь. Я вам не помешаю.

Он наконец-то разозлился и скинул дурацкий халат. Хотя все же отвернулся. Эвиза присела на край кровати. Он просто затылком чувствовал, что она его разглядывает. Они здесь наверное все так воспитаны, без стеснения. Ну и ладно. Если они ведут себя бесстыдно, почему он должен стыдиться?

- Вы в хорошей физической форме. У вас пропорциональное телосложение, без недостатков. Чего вы стесняетесь? - спросила она вдруг. - Зачем прятать себя под большое количество одежды?

- Я так привык, - бросил Рек, старательно застегивая рубашку на все пуговицы. Нужно было придумать, как выбраться и найти остальных. Но торопиться не стоило. Наверняка здесь наблюдают за ним и за этой красивой дурочкой. Рек привычным движением обшарил карманы пиджака.

- Вы это ищете? - Эвиза протянула ему аккуратно сложенный малиновый галстук.

Он забрал галстук, не глядя повязал кусочек шелковой ткани на привычное место и поправил воротник. Затем надел плащ. Застегиваться не стал, но поднял воротник. И сунул руки в карманы брюк. Только после этого он повернулся к Эвизе.

- Так мы куда-то идем?

Она улыбнулась, встала и распахнула перед ним дверь. Он шагнул в коридор. Самый обычный коридор. Только пустой. И тихий, словно во всем здании кроме них никого не было. Ну и кого они хотят обмануть? Так он и поверил, что рядом нет охраны с оружием. А может, он убеждает себя, что охрана есть? Может, тут так все надежно и продуманно, что бежать просто некуда и невозможно и все, что он может - это тащиться вместе с приставленной к нему девицей смотреть этот ихний "городок".

Они спустились на лифте, миновали просторный холл и вышли на улицу. Свой халатик Эвиза успела незаметно оставить и теперь шла в миленьком таком платьице, открывающим ее крепкие загорелые бедра. Он только криво усмехнулся. В сущности, ему было плевать на эту девицу. Особенно после того, как она назвалась психологом. Да, она красивая. Вероятно считает себя неотразимой. Но после того, как их схватили, арестовали, пытали, а теперь эта девица демонстрирует ему здешнюю идеологию, невозможно относиться к ней с доверием. А ее обаяние рассеялось благодаря ее профессии.

- Это - наш медицинский городок, - подала голос Эвиза, и не подозревая, о чем он думает. - Здесь все устроено для удобства пациентов. На территории есть лес, речка. Здесь можно отдыхать и заниматься спортом, можно даже устраивать пикники с друзьями. Никаких ограничений. Вам нравится?

- Я бы предпочел посмотреть на что-то менее романтическое.

Она снова посмотрела на него, как на ребенка.

- О чем вы говорите, Ричард?

- Я говорю о том, что знаю, как выглядят больничные городки. Может, будете так любезны и покажете мне обычный город? А заодно подскажете, где здесь можно поесть. Я, знаете ли, голоден.

Эвиза улыбнулась, словно ожидала чего-то подобного.

- Можно поехать в Откровение.

- В... куда?

Девушка задорно улыбнулась.

- Это ближайший город. Очень крупный. Один из лучших наших городов. Там есть хорошие общественные столовые, и есть много такого, что вам будет интересно. Пойдемте, здесь есть машина.

- Личный транспорт молодого доктора?

- Зачем? - удивилась Эвиза. - У нас нет ничего личного. Частная собственность развращает людей. Мы берем то, что нужно, и когда это нужно, и возвращаем на место. Так гораздо удобнее. Пойдемте!

- Действительно удобно. Если понадобится транспорт - не надо угонять.

Она только головой покачала.

- Я понимаю...

- Что?! - резко бросил он.

- Вы выросли в обществе, в котором господствует капитал. Ваша психика изуродована ложными ценностями, которые восхваляют ваши средства массовой информации.

Он остановился.

- Я что-то не понял. Какими ценностями хвалят массовую информацию?

Эвиза обреченно вздохнула и взяла его за руку.

- Не волнуйтесь. Вы привыкнете и поймете, что всё не так плохо. Здесь вы научитесь быть по настоящему свободным человеком.

"Интересно, кто из нас несет околесицу?" - подумал Рек. Но только кивнул и пошел дальше. Он не совсем верил, что их так просто выпустят с территории городка. Но их никто не задержал и через пять минут маленький ховер нес их над ухоженной автострадой, скорее всего рассчитанной на колесный транспорт. Вокруг все было ухоженное и подстриженное. Ровные квадраты полей и перелесков наводили на мысль о шахматной доске.

Когда-то, лет сто назад, когда планету только начинали осваивать, вокруг месторождений редких металлов ставили обычные рабочие поселки с разборными блочными домиками и передвижными электростанциями. Потом поселки начали превращаться в города, а для их снабжения в подходящих местах строили фермы и засеивали поля. А между городами проводили дороги. Так на самом большом материке "Счастья Человечества" появилось то, что из космоса больше всего напоминает раскиданные по зеленому серые кляксы.

Эвиза сосредоточенно вела машину и помалкивала. У Река тоже пока не возникало желания разговаривать. Но ехали они недолго. Минут через двадцать из-за очередного поворота стали видны металлические шпили и башни, а потом стали различимы белые стены первых высотных домов. Это их Откровение было совсем рядом. Ховер обгонял редкие машины. Над головой распростерлось белесо-голубое небо. И отчетливое ощущение, что бежать здесь просто некуда, заставило человека в нездешней одежде, сидящего рядом с красавицей-блондинкой, опустить голову и закрыть глаза.

Куда отсюда бежать? Единственный освоенный материк "Счастья Человечества", на котором они находились, похоже, просматривался вдоль и поперек. Рек подумал, что на густонаселенной Талпо скрыться было, как это ни парадоксально, проще. Во-первых, потому что там было много народу, свалок, леса, бродячих животных, развалин и всего прочего, что "так мило оживляет" индустриальный пейзаж (особенно с точки зрения маскировки). Во-вторых потому, что на Талпо никому точно не было известно, что рядом кто-то посторонний. А на вычищенном и строго распланированном материке с его геометрически вымеренными полями и вытянутыми в ниточку просматриваемыми лесополосами укрыться было чрезвычайно сложно. К тому же на "Счастье Человечества" отлично знали о присутствии посторонних. Скорее всего, сейчас за машиной Эвизы наблюдали все, кому не лень. На других материках джунгли и непролазные леса, но до них - многие мили океана. А этот материк - точно остров и Рек заперт на нём, как в клетке.

Как только станет понятно, что очаровательные девушки не производят на него должного впечатления, начнется худшая часть знакомства второго пилота "Медузы" с "совершенным" счастьевским строем. От этой мысли у Река заныло где-то в солнечном сплетении. Ну уж нет!

Он глубоко вздохнул, открыл глаза и сказал себе, что приходилось выбираться из худших положений. Проблемы надо решать по мере их поступления. Сейчас главное - узнать, где остальные. И эта Эвиза поможет ему в этом, хочет она того, или нет.

***

Посреди площади стоял большой, выше человеческого роста, постамент. А на нем скульптура: красивый, гармонично сложенный мужчина с мощными руками целеустремленно протягивал кому-то невидимому большой куб. Весь памятник возвышался метров на двадцать и прямо-таки нависал над площадью.

- А это что за изваяние?

Эвиза вдохновенным взглядом посмотрела на памятник.

- Это - Гор Анкерм, изобретатель искусственного сахара.

- Мощный мужик. А что это у него в руках? Кусок сахара?

- Это - аллегория, - охотно взялась объяснять Эвиза. - Человечество все время своего существования жило под страхом голода. Открытие простого и экономичного способа получать искусственные сахара из каменного угля, путем расщепления его энергией солнечного света, навсегда избавило наше общество от дефицита сахара. Сейчас наши ученые работают над получением пищевых белков и жиров из нефти. Представьте, Ричард! Никаких плантаций сахарного тростника или свеклы. Никакой грязной и тяжелой работы по возделыванию земли и выращиванию скота. Масса времени для творчества свободной личности!

Эвиза так воодушевилась, что схватила его за руку и то и дело потрясала в своих. Но Рек не воодушевился.

- Что-то у вас не сходится, - серьезно сказал он, едва образовалась пауза в пламенной лекции молодой счастьевки. - Это как раз сахарный тростник или свекла могут воспроизводиться бесконечно. И коровы могут рожать себе подобных. А каменный уголь и нефть как раз конечны. Именно поэтому первые колонисты отправились когда-то с Земли в поисках планет, богатых полезными ископаемыми. И вообще, суррогаты еще в двадцатом веке делать умели.

- У вас неверные сведения, - перебила Эвиза, которой совсем не понравилось, что ее лекция не возымела должного действия.

- При чем тут сведения? Вы тут у себя на "Счастье Человечества" в школу ходите?

- У нас прекрасное образование! - непререкаемым тоном заявила девушка.

- Хорошо. Тогда вспомните, что вам говорили о том, откуда берутся полезные ископаемые. Такие, как уголь или нефть. Нужны тысячелетия, даже миллионы лет, чтобы образовывался каменный уголь. Добывать его ради получения сахара вам придется в тысячи раз быстрее, чем образовывается новый каменный уголь. Ваше поколение всё выработает, а последующие будут голодать, потому что будут утрачены и семенной фонд растений, и технологии его выращивания и переработки. Да и культура населения относительно сельского хозяйства тоже к тому времени деградирует. - Рек подумал, что сам не хуже Эвизы читает лекции. Но остановиться не позволяло вопиющее желание переубедить её с помощью здравого смысла. - Ваши внуки ничего не будут знать о сельском хозяйстве, ничего не будут иметь и всё вынуждены будут покупать с других планет: сам сахар или в лучшем случае семена тростника и свеклы вместе с технологией её переработки.

Рек выдохнул, почувствовав, что доказывая очевидные вещи, изрядно утомился. Или это была слабость после вчерашнего допроса?

Эвиза не дала ему долго копаться в причинах слабости.

- Все, что вы говорите, имеет определенный смысл. Но только в очень узких рамках. Нужно мыслить шире, чем говорит вам закосневшая в старых привычках буржуазная наука.

- И как же это - мыслить шире? - Рек повернулся к ней.

Эвизе показалось, что улыбка, промелькнувшая по его губам, была издевательской. Хотя, это была вовсе не улыбка. Скорее гримаса. Рек и не надеялся, что в разговоре победит здравомыслие. Эвиза продолжала:

- Синтетические продукты - это выход именно для наших потомков. Мы живем ради того, чтобы проложить дорогу тем, кто придет вслед за нами. Неужели вы не видите очевидных вещей?

Рек огляделся сперва направо, потом налево. Потом и вовсе отвернулся в обратную сторону, словно искал вокруг себя "очевидные вещи", о которых толковала Эвиза.

- Что вы ищете, Ричард? - удивилась девушка.

Он обернулся.

- Ищу другие памятники. Ну там, изобретателю искусственного молока, синтетических сливок, или еще каких-нибудь суррогатов.

Эвиза вздохнула и уже решила не обижаться на человека, который по ее мнению был даже более неразумный, чем ребенок. Но Рек останавливаться не собирался. Широко взмахнув рукой, он издевательски-пафосным тоном заявил:

- А что? Представляешь, изобразить этакого красавца и в руке у него - кубическое вымя. А там, подальше, еще одного, чтоб держал под мышкой окорок, из которого листья растут, или молекулы нефти. И назвать все это - "Аллея благодетелей человечества".

Она все же обиделась, поджала губы и отвернулась.

- Вы невозможный человек! Пойдемте дальше.

- Как скажете.

Эвиза хмурила тонкие брови и что-то обдумывала с минуту. Потом хмурость ее разгладилась и она посмотрела на землянина почти победоносно, словно только что открыла новую истину.

- Знаете, в чем дело? Мы с вами начинаем полемику со слишком сложных для вас вещей. Вы выросли и сформировались под давлением ложных представлений, которые отпечатались в вашем мозгу на уровне подсознания. Нужно начать с более простого.

Рек решил не спорить. Все равно бесполезно.

Прохожие, все как один исключительно деловые, не обращали на них внимание. Широкие тротуары, вымощенные белым местным камнем, сверкали идеальной чистотой. Машины внутри города скользили почти бесшумно. Наверняка, использовали аккумуляторы, чтобы ни один случайный выхлоп не нарушил общее благообразие. Если здесь все города такие, сколько же времени и сил должно уходить на то, чтобы поддерживать их в столь идеальной чистоте? Или эта Эвиза специально ведет его по самым элитным районам?

Столовая, точнее, Комбинат Общественного Питания, Река совершенно не удивила. Те же красивые плакаты, которые он уже видел возле космопорту в предыдущее посещение счастьевского сектора. И та же безвкусная еда, в которой, впрочем, можно было опознать вполне натуральные продукты.

- Вы же говорили, что получаете пищу из всякой там нефти, - заметил Рек, уныло ковыряя вилкой в пресном картофельном пюре (естественно, сделанном на воде).

Эвиза посмотрела на него строго. Но потом решила объяснить.

- Наше правительство пришло к выводу, что в первую очередь в искусственных продуктах нуждаются колонии и промышленные комплексы. Там, где проблема с пищей стоит острее.

- Ну да, - согласился Рек. - Сами вы эту дрянь жрать не хотите.

- Вам не нравится еда?

- Нет, почему, - тут же отозвался младший Дагвард, в доказательство подцепив на вилку кусок котлеты. - Соя! - определил он. - Ну, хоть не каменный уголь.

На них уже начали оглядываться. Эвиза решила не отвечать, потому что только так можно было избежать новых критических замечаний от ее подопечного. Рек ничего не имел против того, чтобы помолчать. Поэтому разговор продолжился, когда они снова оказались на улице.

- Допустим, вашему развращенному на кулинарных излишествах вкусу не нравится счастьевская пища. - установила Эвиза, - но город? Разве он может не понравиться? - и она обвела жестом вокруг.

Вопрос вывел Река из задумчивости. Он оглянулся.

- Ужасно... То есть, я хотел сказать, прекрасно.

- Вы сказали именно то, что хотели. - Она внимательно наблюдала за ним. Глаз не спускала. По крайней мере, после того, как перестала обижаться.

- А что вы хотели от меня услышать? - не выдержал он. - Что я очень рад, что посетил это прекрасное место?

- Почему бы вам не постараться отбросить личную неприязнь? - предложила Эвиза. - Просто скажите: нравится вам город, или нет.

- Нет! - резко ответил Рек. И добавил, оглядываясь: - Здесь всегда так пусто?

- Пусто? - не поняла Эвиза.

- Очень мало народу на улицах.

- Каждый из граждан - на своем трудовом месте: наше общество наконец-то смогло осуществить на деле право каждого индивидуума на труд, - пафосно объяснила девица.

- То есть, все должны вкалывать, - перевел Рек.

- Ричард! Какая вульгарная интерпретация моих слов! Принцип нашего общества: от каждого по способностям - к каждому по потребностям.

- А потребности у вас ограничиваются соевыми котлетами?

Эвиза возмущенно отвернулась.

- А где дети? - не обращая внимание на ее возмущение, спросил Рек. - Их тоже заставляют вкалывать?

- Все дети - в КОВах.

- Где?- переспросил Рек, уверенный, что ослышался. - В каких оковах?

- В комбинатах общественного воспитания, - тут же исправила оплошность Эвиза, напомнив себе, что перед ней человек, который ничего не знает о разумном устройстве их общества.

- И что там с ними делают?

- Выращивают и воспитывают, - назидательным тоном ответила счастьевка. - Мы избавились от старых представлений о родительских обязанностях.

- И что же, у вас отбирают детей у родителей?

- Но разве родители могут по настоящему правильно воспитать ребенка? - возразила Эвиза тоном, каким вероятно отвечают на уроках счастьевского обществознания. - Для этого у нас существуют специалисты, которые всю свою жизнь посвящают именно проблемам воспитания. Таким образом, родители, а особенно женщины, освобождаются для других полезных и плодотворных занятий. Величайшее достижение человеческого общества - победа над слепым материнским инстинктом - уже достигнута!

Эвиза даже встала в позу, вполне подходящую для статуи с "Аллеи благодетелей человечества".

Рек тяжко вздохнул и решил, что лучше ему не спрашивать, каких еще побед хотят достичь на этой планете.

- Я вас удивила? - спросила она.

- Нет.

- Почему вы все время поднимаете воротник? - оставив лозунги, спросила Эвиза. - Погода теплая.

Он остановился и стал разглядывать маленький сквер с запихнутыми в каменные вазы кустами.

- Считается, - продолжила Эвиза, - что подобный жест присущ человеку эгоцентричному и замкнутому на самом себе. Я могу вам помочь.

"Расстаться с жизнью", - подумал он. Но вслух сказал другое:

- Допустим, я не хочу, чтобы мне помогали.

- Вам надо научиться высвобождать в себе положительные эмоции, - назидательно изрекла девушка. - Хотите, я научу вас специальному аутотренингу...

- Не хочу.

- Почему?

- Потому, что не хочу.

- Это не ответ. - Она подошла к блестящей как зеркало скамейке и присела. - Каждое наше желание, каждый поступок имеет причину. И ваше "не хочу" тоже.

- Ну допустим, - он почему-то решил подойти и присесть рядом. - По вашему, надо докапываться до причины каждого слова? А времени хватит?

- На что? - удивилась она.

- Ну, к примеру, на лекции о полезности пищевых суррогатов.

Эвиза покачала головой.

- Не пытайтесь иронизировать над вещами, о которых ничего не знаете. Это выглядит глупо. Мне вас жаль, - она действительно смотрела сочувственно. - Я вижу, что общество, в котором вы выросли, повредило вас гораздо больше, чем мы предполагали.

- А "мы" - это кто?

Она ушла от ответа.

- Вам просто необходима психологическая помощь. Если бы вы мне доверились, я постаралась бы сделать так, чтобы все ваши прежние сомнения, страхи, неуверенность покинули бы вас. Конечно, это случится не в миг. Послушайте, - она нежно взяла его за руки. - Я за вас в ответе. Вы - мой пациент. Вам нужно только чуть-чуть постараться. И, я уверена, скоро вы поймете, что оказались среди друзей, на планете, на которой рады каждому...

Он забрал руки и на всякий случай сунул их в карманы.

- Вы меня не убедили.

Она вздохнула и погладила его по плечу. Это было уже слишком.

- Представьте себе, - решил таки объяснить он, заранее смирившись с тем, что это бесполезно. - Представьте, что вы высадились на какой-нибудь планете, а вас тут же схватили, сунули в местную тюрягу, устроили допрос по всем правилам, а потом вдруг стали утверждать, что все вокруг друзья и все, что делается - делается для вашего же блага.

- Но ведь вы прилетели сюда как шпион, - спокойно пояснила девушка. - И арестовали вас для того, чтобы обезопасить наше общество.

Он криво усмехнулся.

- А как же авария, в которой вы меня убеждали в больнице?

Эвиза смутилась лишь на мгновение.

- Прежде, чем с вами встретиться, я изучила все предоставленные мне материалы. Ричард! Здесь все знают ваше имя, знают, с какой целью вы прилетели. Знают о вас все. Но на нас нет вины за то, что вы не справились с управлением и претерпели аварию. Разве в ваш корабль кто-нибудь стрелял?

- Нет, зачем? - Рек пожал плечами. - В этом не было необходимости. Мы и так садились. А, позволь спросить, с протоколом моего допроса тебя тоже ознакомили?

Эвиза вздохнула печально.

- Я понимаю, что с навязчивыми идеями трудно бороться, - она усердно пыталась запудрить ему мозги. Хотя периодически забывала, что нужно говорить, а что нет. - Но это необходимо. Вам будет трудно, если вы заранее будете настраивать себя на мысли о том, что вокруг вас враги.

- Ладно. - Рек поднялся. Сидеть рядом с ней стало неуютно. - Теперь вы хотите, чтобы я поверил, будто вы готовы забыть, что я - шпион - и принять меня в свою компанию?

- Хорошо, я скажу вам правду. - Эвиза тоже встала и повернулась к нему. Тон ее просто-таки вопил о том, что это именно Рек вынудил ее на крайние меры. - Вы - психически неполноценная личность. Мы понимаем, что в вашем обществе не принято говорить человеку правду. Это, кажется, считается жестоким. Но это неправильно. Наше общество позволяет реализовать себя всем. А для того, чтобы человек захотел саморазвития, он должен знать о своих недостатках. Конечно, вы не сможете сразу стать таким, как мы. Но постепенно, со временем, мы сможем вылечить вас, научить жить по-настоящему, не зажимать свои естественные склонности. Вы сможете познать, что такое настоящая дружба и любовь, что такое - служить на благо человечества. Мы сделаем из вас полноценную личность.

- Стоп! - скомандовал Рек. - А с чего вы взяли что я - неполноценная личность?

- Но это же очевидно, - не поняла его недоумения Эвиза. - Разве вам не известно, что рождение близнецов - вредная аномалия? Женщина не в состоянии выносить два плода без ущерба для одного из них. Если один из детей родится полноценным, то другой неизбежно рождается с психическими и умственными отклонениями. Ваш брат - умный, полноценный человек. Вывод очевиден и вам жизненно необходимо признать его, потому что это послужит первым шагом на пути вашего развития.

Рек непременно взялся бы за голову, но руки он заблаговременно спрятал в карманах. Так вот почему им так небрежно занимались накануне! Для них он - дурачок, от которого заведомо не будет много толку. "Бедный Датч! - воскликнул он мысленно. - Что же они должны делать с тобой, если тебя признали умным"? Мысль была достаточно ужасна, чтобы на время забыть о разглагольствованиях Эвизы. Очнувшись, он даже не понял, упустил ли что-то из ее монолога и как долго этот самый монолог продолжался.

Эвиза не знала о его мыслях и все больше воодушевлялась. На ее щеках ярко проступил румянец, глаза почти светились. Она сама словно светилась изнутри. Хотя возможно, эффект был из-за контраста серо-белых стен и ее светлого, словно светящегося, платья.

- Вы, Ричард, впервые в жизни находитесь на уникальном положении человека, перед которым вдруг открылись безграничные возможности. И вы оттолкнете от себя такую возможность? - Теперь она просто сжигала его взглядом.

- Бред какой-то, - буркнул он и принялся разглядывать тощее растение напротив скамейки.

Одно дело слышать, что есть такая вот планета, а совсем другое - попасть на нее.

- Вот так с ума и сходят, - заключил он. - И я должен верить своим ушам. Это вы серьезно все сейчас говорили?

- Конечно серьезно! - воскликнула она.

- Ну, тогда объясните, что это за безграничные возможности вы мне сулите?

- Вы не понимаете? Вы станете свободным человеком.

- Вот спасибо. А до этого я, безусловно, был несвободен. - Он снова сел и прищурился снизу вверх на девушку. - А вы - свободны?

- Конечно, - с жаром подтвердила Эвиза.

- Совсем-совсем?

- Да.

- И можете делать то, что хотите?

- В каком смысле? - Она почувствовала подвох.

- Ну, например, вы можете привести меня в космопорт, посадить на корабль, ну, хоть на мой собственный и отпустить на все четыре стороны?

Она обреченно поникла.

- Я вижу, что мы с вами говорим о совершенно разных вещах.

- Я заметил.

- Зачем вам улетать? Ну подумайте сами. Чтобы снова вредить нашему народу? Я пытаюсь объяснить вам, почему вы должны остаться.

- Могли бы не объяснять, - он встал и засунул руки в карманы. - Зачем? Разве у меня есть шанс уйти от вас? А если нет - к чему убеждать? Так и так вы меня здесь оставите.

Она была готова к тому, что каждое слово придется много раз "объяснять на пальцах". Поэтому просто кивнула.

- Свобода - это сложное, всеобъемлющее понятие. Гораздо более сложное, чем вы себе представляете. Вот, к примеру, я могу выбрать себе профессию сообразно со своими природными склонностями.

- Ну, это все так делают.

- Я могу жить сообразно со своими потребностями, - не смутилась Эвиза. - Мне не грозит голод, безработица. Меня никто не может оскорбить или унизить мое человеческое достоинство.

- Солнце светит на небе, - перебил он ее.

- Что? О чем вы?

- Я сказал, что солнце светит на небе.

Она пожала плечами, в очередной раз напомнив себе, что перед ней - человек ненормальный.

- Ричард! Зачем заострять внимание на очевидных вещах? Разумеется, солнце светит. Сейчас день. Мы говорим о другом.

- Как раз об этом. То, что солнце светит - очевидный факт. - Он вынул одну руку из кармана и решительно ткнул пальцем в сторону солнца. - Вы ведь не твердите мне через каждые пять секунд, что солнце светит. Зато твердите о том, что вы здесь свободны. - На этот раз он ткнул пальцем в сторону самой Эвизы. - Но если свобода - такой же очевидный факт, как солнце - зачем постоянно о ней твердить? Кого вы хотите убедить в том, что вы свободны? Меня? - последовал категоричный тычок себе в грудь. - Или себя?

В грудь Эвизы он тыкать не стал, но девушка все равно подалась назад от его пальца.

- Вы ничего не понимаете! - горестно воскликнула она. - Мы по настоящему свободны, в отличие от жителей других планет.

Он подумал, что разговаривать с этой особой бесполезно. В свою очередь о том же самом подумала и она. На некоторое время разговор увял. После некоторых раздумий Эвиза печально покачала головой.

- Почему вы не хотите меня понять?

- А вы хотите меня понять? - Рек злился.

- Да.

- Это вам кажется. Для вас слово "понять" значит - "переубедить". И хватит об этом. Вон та штука летает? Та, у противоположной стены?

Эвиза оглянулась. Рек вдруг сорвался с места и размашистым шагом пошел через улицу. Девушка с запозданием устремилась за ним.

- Куда вы?

- Давай покатаемся, что ли, - невинно предложил Рек, в две секунды разобравшись с тем, как открывается дверь. - А то этот ваш город мне уже оскомину набил.

Эвиза сделала доблестную попытку его остановить.

- На этом катере кто-то прилетел.

- У вас же всё общее. Покатаемся - вернем обратно. Только сначала вот что. - Он вынул из кармана узкую полоску мягкого металла.

- Нет-нет, вы не правильно поняли, то есть катер можно взять, но нужно сначала объяснить вышестоящему начальнику и обосновать, что в данный момент тебе катер действительно необходим для общественно полезного дела!

- Мы непременно это сделаем! Только чуть позже.

Она искренне встревожилась. Но еще больше она встревожилась, когда Рек решительно схватил ее за талию одной рукой, а другую запустил в ее пышные золотистые волосы. Эвиза ойкнула, когда он резко сдернул с её волос заколку, от чего прическа стала еще эффектнее, хотя лицо несколько скисло. Но возможно, это было и лучше, чем светящееся лозунгами идеологов "Счастья Человечества" целеустремленное выражение.

- Не дергайся. - Он отпустил девушку и посмотрел по сторонам. Потом наклонился и кинул обе полоски в водяной сток.

- Поехали.

Он категорично подхватил девушку под руку и почти забросил в машину. Прыгнул следом и захлопнул дверцу. Нужно было как можно быстрее уехать от выброшенных передатчиков, пока те, кто следят за ним и Эвизой, не поняли, что случилось.

- Ты не понимаешь, - попыталась встрять девушка. - Эти передатчики для твоей же пользы. Ты ведь здесь новый человек. Можешь заблудиться...

- Правда? А ты тоже можешь заблудиться? - Он запустил мотор, искренне радуясь, что счастьевские модели мало отличаются от земных.

- Ты о чем? - переспросила девушка, когда они вывернули на дорогу и Рек прибавил скорости.

Дагвард криво усмехнулся. Эта девица старалась быть серьезной и уверенной, но на самом деле уже, кажется, начинала его бояться.

- Тебе-то зачем передатчик? Или у вас все с такими штуками ходят?

Она попыталась еще раз воздействовать на его здравый смысл:

- Всё равно ты не сможешь далеко улететь.

- Правда?

Рек уверенно повел катер по улице, даже по правильной стороне. Пока еще он не собирался привлекать к себе внимание. Эвиза со вздохом пристегнулась, понимая, что выпрыгивать на ходу будет глупо, а ее пациент не собирается возвращаться.

- Не вздыхай так тяжко, - посоветовал Рек. - И не волнуйся: тот, первый передатчик, который ваши оставили на виду в моём плаще, я выбросил в палате этой вашей больницы, пока переодевался.

Таким образом, передатчиков было выброшено три: один, который оставили на видном месте - ещё в больнице, а два хорошо спрятанных - здесь, в сливной канаве. Когда смысл сказанного дошел до Эвизы, она наконец по-настоящему испугалась. И это лучше любых слов сказало Реку, что больше сюрпризов не имеется.

- Как... Как ты догадался? Что теперь будет? Зачем?!

- Я не вчера родился, милая. Расслабься. Воспринимай это как приключение. В твоей жизни маловато приключений!

- Ричард! Тебе не следует так поступать!

- Почему? Впрочем, неважно.

Он решительно вывел катер по ближайшему маршруту из города. И уже оказавшись среди полей и холмов прибавил скорости.

- Теперь давай, говори, где остальные?

- Я не знаю.

Рек повернулся к ней, небрежно управляя одной рукой и совсем не смотря на дорогу.

- А что ты вообще знаешь?

- Я хочу тебе помочь...

- Согласен на любую помощь, если покажешь хоть приблизительно, где те люди, которые были вместе со мной.

Он решил больше ее не пугать и положил вторую руку на штурвал. Побоялся, что Эвиза может со страху сделать какую-нибудь глупость (например, упасть в обморок или вцепиться в него и помешать вести машину).

- Ты ведь сама сказала, что мне отсюда не уйти. Я просто хочу убедиться, что с моими товарищами все в порядке. Неужели ты совсем не можешь мне помочь в этом? А потом, ты сама утверждаешь, что отсюда никуда не деться, так чего бояться? Вы же свободные люди! Почему вы скрываете от меня судьбу моих друзей? Боитесь?

Эвиза нервно вздохнула.

- Вот ещё! Никто ничего не боится. Если это действительно тебе нужно... - с неохотой сдалась она. - Это далеко. Но я знаю только где ваша служанка.

Рек чуть не переспросил "Кто?". Но вовремя понял, что речь идет о На-Ле. Как видно, информация о пресловутой бутылке просочилась и на "Счастье Человечества". Что ж, пусть считают, как хотят. Может и к лучшему, что ее сочли простой служанкой: не будут мучить.

- Говори, куда мне ехать, - скомандовал он.

***

Маленькая кадийка, одетая как попугай, никому не показалась важной персоной. О компьютерных подвигах На-Лы нигде никаких сведений записано не было. Ее действительно сочли прислугой (кто-то ведь должен был варить близнецам обед и стирать носки). С точки зрения идеологического переубеждения На-Ла тоже не представляла особого интереса, поскольку была с Кади, а Кади теперь уже не дружила со "Счастьем Человечества". Поэтому На-Лу заперли в первом же охраняемом месте и оставили в покое (если можно вообще назвать покоем нахождение у кого-либо в плену).

От нечего делать (компьютеры арестованным не выдавали) На-Ла почти все время торчала у окна, сперва разглядывала ближайшие дома, потом, когда достаточно изучила все, что было в зоне досягаемости ее взгляда, стала разглядывать мелькающие под окном машины.

Нельзя сказать, что На-Ла была сильно напугана. Вся предыдущая жизнь с Дагвардами убеждала кадийку, что бояться, в принципе, нечего, даже когда реально стояла угроза потерять корабль, а потом еще более реальная угроза потерять его хозяев. В итоге все эти угрозы благополучно развеялись. Поэтому на этот раз На-Ла решила не переживать и не расстраиваться и спокойно ждала, когда Дагварды разберутся с возникшей проблемой, заберут её и можно будет убраться с негостеприимной планеты "Счастье Человечества", на которой, к слову, еще и кормили безвкусной дрянью. Не то, чтобы На-Ла была особо разборчива в еде. Но поскольку делать было абсолютно нечего, она поневоле заострила внимание на странных кубиках, которые хотя и давали упражнение челюстям, определить их принадлежность к тому или иному продукту кадийке не удалось. Хорошо хоть вода была не хуже, чем на "Медузе".

Катер привлек внимание На-Лы, потому что остановился за углом напротив. Сверху был виден только его торчащий овальный "нос". Судя по тому, что "нос" слегка покачивался, На-Ла определила, что хозяин машины не спешит глушить двигатель. На-Ла взобралась на узкий подоконник и стала наблюдать, не произойдет ли чего еще интересного.

- Это здание? - уточнил Рек, которого На-Ла разумеется не могла разглядеть в прячущемся за углом катере.

Пока погони не было видно. Но этим не стоило обнадеживаться. Скорее всего, выброшенные датчики уже обнаружили. Второй пилот "Медузы" не надеялся, что удастся долго оставаться незамеченным. Наверняка кому надо, тому уже известно, куда они с Эвизой направились.

- Ее скорее всего держат на четвертом этаже, в изоляторе, - предположила девушка.

- Там решетки? - спросил Рек.

- Нет, - ответила Эвиза. - На нашей планете нет решеток! Но там, где нужно - стоят пуленепробиваемые стекла, - добавила она, рассчитывая остановить Река.

- Отлично! Сейчас попробуем, на сколько они непробиваемы катером.

Эвиза потеряла дар речи от такого заявления. Но едва катер двинулся с места, этот дар вернулся и она завопила:

- Ты что! У этого флаера предельная высота подъема - десять метров. А здесь почти двенадцать!!

- Одиннадцать с половиной, - невозмутимо поправил Рек.

- Мы же упадем!!

- Возможно, - хладнокровно констатировал младший Дагвард, набирая скорость и высоту одновременно.

Странный маневр флаера был замечен не сразу. Они слишком быстро взлетели, а парень с оружием, стоящий около ворот здания, как и большинство людей вверх смотрел мало. Машины сновали по улице туда-сюда и шума было достаточно, что так же отвлекало и не позволяло услышать, что происходит у тебя над головой.

Рек, не обращая внимание на протесты Эвизы, повел аппарат вдоль окон, мало заботясь о том, что кого-то внутри здания может заинтересовать его любопытство. Времени было мало, а другой способ в голову не приходил.

- Мы упадем! - закричала во все горло девица, крепко держась за привязной ремень. - Нельзя подниматься выше!

Эвиза не знала, что заставить младшего Дагварда опуститься вниз можно только одним: попытаться выйти на ходу. Он не позволил бы девушке разбиться. Но Эвизе это не пришло в голову, или она была абсолютно уверена в его психической неполноценности и посчитала, что он игнорирует её падение.

Наконец он увидел На-Лу. Кадийка тоже его увидела и принялась усердно жестикулировать. "Отойди!" - крикнул Рек, (хотя она вряд ли его услышала) и махнул ей рукой, как бы отбрасывая от окна.

Богатый жизненный опыт тут же подсказал На-Ле похожую ситуацию, когда Лорд Хазар отстреливал кусок стены, освобождая их из плена на Олимпии. На-Ла опрометью бросилась подальше от пуленепробиваемого стекла.

- Нет! Не делайте этого! Мы разобьемся!!! - замирая от ужаса уже не вопила, а только шептала Эвиза.

Ускорение вдавило ее в кресло. Стена здания понеслась навстречу. В последний момент Рек тормознул, придав удару именно такую силу и направление, которых хватило, чтобы разбить стекло и при этом не превратить флаер в намертво засевшую затычку для окна изолятора. Машина зависла и опасно накренилась назад, выворачивая раму. Эвиза наконец обрела голос. Зато заглох двигатель.

Рек справился с заглохшим двигателем, выровнял аппарат и подал назад, высвобождая образовавшуюся дыру.

- Все уже! - объявил он, поворачивая катер боком и открывая дверцу со своей стороны.

На-Ла уже высунулась наружу.

- Вот здорово!! - орала она, размахивая руками.

- Прыгай! - Реку некогда было обсуждать свой удачный маневр. Внизу наконец обратили внимание на шум. В любой момент могли начать стрелять.

Кадийка прыгнула прямо ему в руки и полезла через плечо назад. Рек захлопнул дверцу и бросил катер вниз и вбок. Рывок помог На-Ле быстрее оказаться на заднем сидении.

- Где Датч? - принялась выспрашивать кадийка, как только перевернулась ногами вниз. - А это кто?

- Это Эвиза, - представил Рек, успешно увернувшись от вынырнувшей навстречу машины. - Держись!

Стены домов понеслись с устрашающей быстротой. Катер тряхнуло, бросило вбок. Проскрежетав обшивкой о белую стену и выплеснув сноп искр, аппарат выбросился обратно на дорогу. Рек управлял одной рукой, потому что другой пытался найти, где у машины включается пульт заднего обзора, погасший, когда ее носом таранили окно. Наконец он плюнул и оглянулся.

- Спрячь голову, - рявкнул он на На-Лу.

Ему показалось, что за флаером гонятся как минимум три машины. А еще Рек обнаружил, что они летят по встречной полосе. Пришлось смотреть вперед.

- На-Ла! - крикнул он.

Пятнистая голова вынырнула у его уха.

- Нет заднего обзора, - пояснил Рек. - Будут идеи, как это включается?

Кадийка с энтузиазмом перевесилась через сидение и принялась тыкать в кнопки. Тут что-то ударило сзади. На-Ла вылетела вперед, успела подставить руки. Решив, что так будет и лучше, кадийка подтянула ноги и оказалась на коленях у Эвизы.

- Она мешает! - заявила На-Ла, имея в виду Эвизу.

- Смирись! - посоветовал Рек.

Улица внезапно закончилась площадью, в центре которой возвышался очередной непонятный монумент. Рек резко повернул, увидев наконец, что почти вплотную к ним летит большой, похожий на полицейский, флаер. Высказав в адрес преследователя все, что он о нем подумал, Рек несколько раз вильнул и снова оказался на встречной полосе. Машин на площади было много. Преследователи поднялись выше, чтобы не столкнуться со своими же соплеменниками. Рек воспользовался мгновением свободы и свернул на боковую улицу.

На-Ла наконец разобралась с управлением и включила экран.

- Готово! - довольно заявила она.

- Лезь назад и держись крепче, - посоветовал Рек.

Теперь он видел как минимум четыре аппарата, следующие строго за ними. Это были гораздо более мощные аппараты. Пришлось вилять и искать, что бы такое оставить между собой и преследователями. На-Лу его маневры приводили в восторг, она вопила от упоения и колотила кулаком в спинку переднего сидения. Эвиза вопила еще громче, но не от восторга, а от ужаса. Несколько раз катер почти врезался в стены домов, во встречные машины. Они снесли ажурное ограждение и несколько каменных тумб. Катер швыряло так, словно кто-то бил в него с разных сторон. Но в результате счастьевцам никак не удавалось зажать его и вынудить остановиться.

Рек давно уже потерял направление, но это сейчас было не главным. Город был достаточно рельефным, чтобы использовать этот его рельеф и не даваться погоне. Но это не могло продолжаться бесконечно. Рано или поздно их перехватят. Мощным счастьевским флаерам ничего не стоит подняться выше, перелететь через дома на соседнюю улицу и перекрыть им дорогу.

- Это уже третий, - вдруг заявила На-Ла.

Рек лихорадочно оглянулся. Флаер вильнул, в очередной раз чиркнув боком о ближайшую стену.

- Где - "третий"?!

- Ты сказал, что в одну воронку дважды снаряд не попадает. А это уже третий. Сперва Талпо, теперь эта Гамма-249.

- Нашла время, - буркнул Рек. - И вообще... Это другая воронка.

На-Ла весело кивнула.

- Ну да! Зато снаряд тот же самый!

- Нас имеешь в виду? - Рек хмыкнул. На это было нечего возразить.

Эвиза ничего не поняла, зато завопила снова, когда он свернул на узкую улочку и поднялся над рядом ровных стриженых деревьев. Впереди появился заслон. Две машины стояли поперек улицы, еще три парили над ними. Насколько знал Рек, на полицейском жаргоне это называлось "загнать в...". Слишком грубо, чтобы произносить при двух девушках. Зато очень точно. Потому что сзади напирала погоня, а впереди - разбейся или сдавайся. Перелететь эту преграду ему бы не дали.

Рек недолго колебался.

- Не вижу, чтобы у нас была альтернатива, - заявил он и прибавил скорости. Флаер быстро пошел на разгон.

- Ты собираешься их протаранить?! - воодушевилась На-Ла.

По ним начали стрелять. Рек бросал машину из стороны в сторону, уворачиваясь, не иначе как благодаря чуду. Выстрелы иногда задевали борта машины и вышибали снопы искр. Рек вел аппарат по какой-то немыслимой траектории, но умудрялся сохранять первоначальный курс - прямо в центр вражьего заграждения. На-Ла, разгадав его маневр, принялась вопить что-то весьма восторженное и колотить кулаком в спинку переднего сидения. Страх за свою жизнь был ей совершенно неведом. Эвиза снова начала визжать и уже не могла остановиться.

В следующий миг дорога впереди вдруг оказалась свободна. На-Ла обернулась и успела заметить, что машины прыснули в стороны и разлетаются, как вспугнутые воробьи. Не удивительно. Тренированные нервы счастьевских вояк не выдержали. Если бы тяжелый катер на полной скорости врезался в их строй, он превратился бы в груду обломков. Но очень многих ждала бы та же участь. А теперь беглецы выиграли секунд десять. Преследователям необходимо было сперва вернуться на дорогу и набрать скорость. За десять секунд свободы их катер далеко вырвался вперед. Рек некоторое время забавлялся с управлением, ведя машину только что не вверх брюхом.

А потом город резко кончился. Подстриженные поля и однообразные перелески, ровные, как по циркулю, противопожарные пруды и металлические домики. Началась здешняя "сельская местность".

- Вам все равно не уйти, - подала вдруг голос несколько успокоившаяся Эвиза.

- Правда? - Рек летел теперь относительно ровно. - А мы попробуем.

Рек нажал на педаль. По прямой флаер мог набрать большую скорость. Преследователи уже показались на экране заднего вида. Расстояние сокращалось не очень быстро, но все же сокращалось.

- А я то думал, чего это их так долго нет, - пробормотал Рек, сражаясь с управлением и надеясь выиграть хоть немного скорости.

Они с ходу проскочили какое-то чистенькое поселение, распугав прохожих и едва не столкнувшись с многотоннажным фуражиром. Потом Рек решительно свернул и повел аппарат прямо через поля, к видневшимися невдалеке горам.

Скалы впереди приближались чуть-чуть быстрее, чем погоня сзади. Дорог больше не было, но счастьевские полицейские флаеры от дорог не зависели. Поэтому Рек выжимал из машины все, что только мог выжать. На какое-то мгновение могло показаться, что и горы сейчас распрыгнутся в испуге. Рек взялся за управление всерьез - и катер завилял замысловатым зигзагом между однообразных серых скал. Они кружили по каменному лабиринту, рискуя встретить на пути что-нибудь, что не успеют облететь. Потом Рек бросил машину в узкое ущелье. Пришлось опрокинуть аппарат на один борт и так лететь, почти что задевая камни. Стабилизаторы протестующе выли. Река держали ремни безопасности. На-Ла перевалилась на переднее сидение, прямо на Эвизу, да так и осталась на ней, устроившись поудобнее. Наконец Рек снизил скорость. Они затерялись в каменном лабиринте. Погоня либо отстала, либо свернула не туда. Углядев внизу подходящее местечко, Рек выровнял машину, совсем сбросив скорость. Еще немного - и они занырнули под нависающие камни как в пещеру. Рек посадил аппарат, откинул дверь кабины и отстегнул ремень.

- Все. Приехали. Техническая остановка. Можно выйти и оправиться.

***

Рек уковылял куда-то за ближайшие камни. На-Ла объявила, что ей "оправляться" нечем, так как сегодня она почти ничего не ела, и вообще, есть здешнюю еду можно только с большой голодухи. Поэтому кадийка осталась караулить все еще не окончательно вышедшую из столбняка Эвизу.

Они остановились в каньоне под гигантским скальным карнизом. Часть низеньких гор и горизонт были видны отсюда как на ладони. Одновременно их катер можно было увидеть только в том случае, если кто-то подлетит именно к этому месту и именно с той же стороны, что и они. К тому же Рек надеялся, что в этих горах, как и почти во всех горах обжитого материка "Счастья Человечества", содержалось много металла. Это должно было притупить чувствительность сканнеров и не дать преследователям просто засечь металлический объект, спрятанный под скальным карнизом.

Что ж, самое время остановиться и подумать.

Рек повыглядывал из-за камней в разные стороны. Пока никого не было видно. Тогда он поковылял обратно. Не доходя до катера, опустился на камень. Хотелось отдышаться после напряженного бегства и выкрутасов, которые они устроили. На-Ла, увидев его, выпрыгнула из машины и подбежала.

- Как стемнеет, выберемся на катере до ближайшей дороги и попробуем поймать другую машину, - коротко объяснил ей свой план Рек.

- То есть, отобрать?! - радостно предположила кадийка.

- Возможно, - нехотя согласился Рек, которому уже порядком надоело изображать из себя угонщика машин.

На самом деле проблем у них было даже слишком много. Рек не знал, что с братом и понимал, что от Эвизы на этот раз толку не будет. Ему и так крупно повезло, что он нашел На-Лу.

Оторваться от погони удалось скорее всего потому, что по пересеченной местности счастьевские полицейские водили машины не так отчаянно, как Рек. А уж в горах его преимущество и вовсе стало абсолютным. Хотя, может быть, счастьевцы не стали повторять его "подвиги" просто потому, что надеялись задержать беглецов, не ломая собственные шеи. В самом деле, куда они денутся? Обнаружить их могли в любой момент. Наверняка уже вызвано подкрепление, которое прочешет каждый камень в горах. Ночь их не остановит.

Рек никогда бы не признался, что ко всему прочему панически боится опять оказаться в руках этих людей. Они "пугали" его во время допроса, рассчитывая на то, что он сделается более сговорчивым и покладистым. Что ж, они своего добились. Испугали. И какой дурак сказал, что если человек один раз прошел через пытки, то потом он их не боится и ему проще пройти через всё это снова!? Рек готов был сделать что угодно, лишь бы этого "снова" не произошло. Но что он может сделать?

Рек встал с камня и подошел к машине. Эвиза так и сидела пристегнувшись и смотрела на него снизу вверх. Он прислонился к открытой дверце, чувствуя одновременно досаду из-за того, что эта девица напичкана лозунгами по самую макушку и смущение из-за того, что симпатичную девушку, в общем-то ни в чем не виноватую, напугал до полусмерти.

- Нам с На-Лой надо выбираться отсюда. - Глядя на крышу флаера он сказал первое, что пришло в голову.

- Вы не сможете, - тихо отозвалась Эвиза. Видимо, она уже справилась кое-как со своим страхом. - Вам надо сдаться. Зачем вам надо было усложнять свое положение? - Понемногу голос ее окреп. - Если бы не ваш безумный поступок, все могло бы быть гораздо лучше. Вы привыкли бы и наконец-то поняли, что здесь вам могут помочь. Послушайте! Если вы вернетесь, я уверена, что вас простят, возьмут на поруки...

- Заткнись! - Рек шагнул от флаера и отвернулся. Слушать ее лекции он не собирался.

- Ричард! - она отстегнула ремень и поднялась. - Вы сами не понимаете, что хотите...

Он так резко обернулся, что Эвиза чуть не шлёпнулась обратно на сидение. Рек прижал её к флаеру.

- Ты!... Психолог!!! - Заорал он, вложив в слово "психолог" все свои чувства к ее профессии, которые приобрел в Островном реабилитационном центре с его высококвалифицированными психо-специалистами. - Я знаю, что я хочу! Я хочу никогда больше не видеть этой твоей распрекрасной планеты!

- Пустите! - она схватилась за его запястья. - Мне больно!

Рек оторвал свои пальцы от ее плеч, яростно вздохнул и отошел. Чтобы не было искушения снова схватить и потрясти её как следует.

На-Ла со стороны наблюдала за сценой. Для нее отношения этой девицы и Река были абсолютно непонятны. Но если Рек считает, что её нужно трясти, то ему виднее. И На-Ла предпочитала не ввязываться.

Испуг не помешал Эвизе продолжить прерванную речь. Должна же она была хоть что-то сделать, ведь это было её первое самостоятельное задание. Теперь она попыталась воздействовать логикой.

- Ричард! Зачем вы убегаете? Вы посреди чужой планеты. Допустим, сейчас вы оторвались от погони, но вы же понимаете, что не сможете всю оставшуюся жизнь прожить, прячась в этих горах. В конце концов, вам нужна будет пища и одежда, во флаере кончится горючее... Вы всё равно должны будете выйти к людям, рано или поздно. Почему бы не выйти сейчас? Лучше всего самому сдаться, вас поймут и простят, у нас на "Счастье Человечества" самое гуманное общество...

- Помолчи лучше! - резко оборвал ее Рек.

Но Эвиза не замолчала. Наоборот, принялась убеждать еще горячее.

- То, что вы пытаетесь скрыться совершенно бесполезно! Вас всё равно поймают! Вы посреди главного материка "Счастья Человечества", вам отсюда никуда не уйти. То, что вас ещё не схватили - только временное везение. Против вас полиция, даже армия если понадобиться - масса вооруженных людей и техника. Вы ничего не сможете! Бросьте это глупое сопротивление! Вы только делаете хуже себе и окружающим.

Он глянул так, словно собирался пристукнуть её на месте.

Эвиза посторонилась, но не сдалась. Не могла сдаться. Потому что если она его не переубедит - он снова начнет носиться как сумасшедший, подвергая риску себя и других. Но она затем с ним и полетела, чтобы объяснить ему, на сколько он не прав.

- Вас все равно поймают, - повторила она тихо, но решительно. - Неужели вы этого не понимаете?

Рек уже отвернулся и никак не среагировал. Он осматривал горы, на сколько хватало взгляда из-под скального карниза, под которым они прятались.

- Ричард! Зачем так рисковать? - Эвиза заговорила громче и постаралась, чтобы ее голос звучал как можно более убедительно. - Вы создаете опасную ситуацию. Неужели вам станет легче, если вы разобьете машину или убьете кого-то?

- Значит, верите, что мне тяжело? - не оборачиваясь, спросил он вдруг.

- Я не думаю, что все это доставляет вам удовольствие, - согласилась Эвиза. - Вы непохожи на человека, которому приятно причинять страдание окружающим. Ричард! Вы так водите машину, что действительно можете кому-то повредить. Что если вы собьете человека...

Он повернулся так резко, что девица умолкла на полуфразе.

- Скоро стемнеет, - сказал Рек, обойдя Эвизу и подходя к машине.

- Ричард! Почему вы меня не слушаете?

- А он не любит, когда его называют - "Ричард", - съехидничала На-Ла.

Эвиза непонимающе уставилась на нее.

- Надо ехать, - решил наконец Рек. - Пока они не обложили нас в этих горах. Хотя, может быть, уже обложили.

- Прорвемся! - уверенно заявила кадийка, залезая в машину на место Эвизы.

Река это не устроило.

- Нет. Полезай назад. Мне нужно, чтобы она сидела рядом. - Он повернулся к Эвизе. - Сядь в машину!

Она не стала сопротивляться, хотя не ждала ничего хорошего. Разве у неё был выбор? Первое её самостоятельное задание, которое главный врач признал очень простым...

Уже коснувшись сидения, она подалась назад. Это невозможно! Сейчас он опять понесется как ненормальный! Да он и есть ненормальный! Ей стало страшно. А что делать-то? Бегать по горам и кричать: "Охрана! Охрана!"?

- Сядь, - попросил Рек, не делая попыток затолкать ее силой.

Нет! Эвиза не могла просто взять и бросить своего подопечного. Это невозможно. Точнее, теоретически это возможно. Она вполне в состоянии развернуться и убежать. Даже если Рек за ней погонится, у нее есть шанс спрятаться и дождаться, пока их найдут свои. Но тогда получится, что она опустила руки, сдалась, не оправдала доверия. Эвиза решила, что должна оставаться с Реком и попытаться все же как-то до него "достучаться". Очень не хотелось, чтобы её первое самостоятельное дело оказалось последним. А раз так, надо хоть как-то пытаться изменить окончательно вышедшие из под ее контроля события.

- Вам не следовало бы садиться за руль, - высказала она уже без особой надежды его остановить. - Вы совершенно не имеете представление о том, что такое - порядок на дороге.

Рек захлопнул дверцу, не собираясь спорить.

***

Командир ООП (объединенного охранного подразделения) "Счастья Человечества" наблюдал на экране, как рассредоточиваются его люди. Он был ветераном на своей службе и понимал многое, чего не мог еще сразу понять его молодой помощник, нервничающий на соседнем сидении.

Металлодетектор выдавал целый спектр самых разнообразных помех. Горы здорово мешали. Но не могли помешать тепловым датчикам. Командир знал, что как только землянин включит двигатели, его станет прекрасно видно. На что он надеется? На ночь и темноту? Что ж, это очень глупо. Вообще все это его бегство - глупая затея, предпринятая скорее всего от отчаяния.

- Если бы мы просто прочесали весь сектор с прожекторами, мы бы его уже нашли. - Нервничающий молодой помощник высказал наконец вслух свое недоумение.

- Если бы нам надо было уничтожить его, мы бы так и поступили. - Ветеран снисходительно взялся пояснять. - Кто-то на самом верху отдал приказ взять его живым и (по возможности) невредимым. Ты видел, что этот псих выкинул в городе. Если мы зажмем его в горах, он сделает очередную глупость, угробит себя, а заодно и кое-кого из наших. Всех, до кого успеет дотянуться.

- Им там легко отдавать приказы... - начал было молодой, но осекся, решив, что сказал лишнее.

Командир глянул на него строго и пожал плечами.

- Это не наше дело - определять, легко или трудно отдавать приказы. Все гораздо проще, чем ты думаешь. - Он бросил взгляд на приборы. - Как только он включит движок - мы его увидим. Проследим, в какую сторону он летит и встретим на выходе из гор. Просто встретим и полетим следом, не давая остановиться. В его флаере осталось не так много горючего. Как только горючее кончится - мы спокойно возьмем его. Он надеется на темноту, но для тепловых датчиков не нужно дневного света.

Помощник немного успокоился.

- Значит, просто будем пасти его, пока он не выдохнется? Понятно.

Командир ООП позволил себе самодовольную улыбку. И снова стал смотреть на монитор. Светящиеся точки, рассредоточившиеся на выходах из нескольких ущелий означали, что его команда не глушит моторы и готова к действию. Сколько еще этот землянин будет прятаться?

- Ну давай, выходи. Ты ведь не можешь оставаться здесь до утра, - пробормотал командир, будто беглец мог его услышать.

И действительно, "услышал". Новая точка зажглась посреди темного поля, обозначающего горы.

- Вот он! - тут же воскликнул помощник.

- Я вижу, - внешне спокойно сказал ветеран. И взялся за рацию. - Пятому и седьмому! Он движется по Восточному ущелью в вашу сторону. Приготовьтесь.

Было даже немного жаль этого сумасшедшего с Земли. Впрочем, он сам выбрал свой путь. Осталось надеяться, что он не разобьет флаер и не погибнет прежде, чем его удастся схватить. Такой исход грозил неприятностями, а получать взыскания за невыполнение приказа ветерану было несолидно и в некоторой степени даже опасно. Некоторые за оплошность, сделанную накануне пенсии, лишаются всех привилегий, ради которых трудились всю жизнь.

Слабо светящаяся точка передвигалась медленно.

- Идет на электродвигателе, - решил командир. - Экономит топливо. Это ненадолго отсрочит финал, приятель. Зря стараешься.

Боевые машины охраны расположились по обе стороны узкой горловины ущелья, готовые перехватить беглеца, едва он покажется. И тут мерцающая точка возгорелась ярче и свернула в сторону под прямым углом.

- Что он делает?! - воскликнул помощник.

- Меняет направление. - Командир оставался спокоен. - Это ему не поможет. Хотя и умно: он ожидает, что мы где-то рядом и пытается сбить нас со следа. Четвертый! Это по твоей части. Будь готов.

Это напоминало старинную компьютерную игрушку: передвижение светящихся точек на экране, одной нужно уйти, остальным - не упустить. Командир играл за большинство и смело передвигал свои светящиеся точки, перекрывая возможные пути отступления для той единственной, что играла сейчас на противной стороне.

Беглец свернул на этот раз почти у самого спуска на равнину и полетел под углом вглубь гор. Еще несколько поворотов, после чего он снова перешел на электродвигатель и пополз с черепашьей скоростью в месте, на схеме обозначенном как "Пальцы". Нагромождение скал, среди которых и при свете дня трудно пробираться. А этот парень наверняка еще и фары не включает. Действительно псих! Но и это ему не поможет. Пусть он хоть десять раз псих, у него не так много вариантов действий. А если он окончательно заблудится и проболтается в горах до утра - им придется пойти к нему самим и выкурить оттуда. Впрочем, как бы он ни экономил топливо, на всю ночь ему не хватит.

Командир подкорректировал расположение своих людей и приказал помощнику передвинуть флаер немного влево. Сейчас беглец летел прямо на них. Не следовало загораживать ему выход. Увидит раньше времени - помчится обратно. Сумасшедших лучше зря не нервировать. Будет обидно, если он разобьется.

Еще около часа точка, означающая беглеца, перемещалась совершенно бессистемно, сворачивая и то уходя глубже в горы, то подбираясь к самому краю. Если зафиксировать все его передвижения, на экране повиснет замысловатый узор кривых линий.

Когда флаер снова свернул и включил двигатели на полную мощность, командир не сразу понял, что произошло. Тепловая точка довольно быстро отдалялась от района, окруженного точками полицейских машин. До командира внезапно дошло и он закричал в комлинк:

- Третья и шестая команды! Немедленно перемещайтесь в восьмой квадрат! Немедленно!.. - Рука с рацией опустилась. Командир уже прикинул, что им не успеть.

- Но там же скальная гряда такой высоты, что мощности мотора не хватит! - Помощник понял, что происходит непредвиденное.

- Мощности хватит, - тихо сказал командир, завороженно наблюдая за беглецом. - Если хватит смелости. А этого ему не занимать, - заключил он, испытывая одновременно досаду и восхищение.

Была еще надежда, что беглец, плохо знающий чужие горы, предпочтет повернуть назад, испугается выходить на открытое место. Но светящаяся точка перевалила через опасный хребет и стала быстро удаляться за пределы действия тепловых сканнеров. Там, на самом краю экрана, иногда промелькивали другие еле светящиеся точки: машины на отдаленном шоссе. Еще немного - и тот, кого они преследовали, растворился среди других огоньков и исчез с экрана.

- Все на Южное шоссе! - опомнившись, отдал приказ командир. - Ничего! Мы возьмем его, - подбодрил он своих подчиненных, хотя понимал, что поиски могут затянуться на много часов.

А начальство ждет результатов уже к этому утру.

***

- Вы - авантюрист! - выкрикнула Эвиза. - И сумасшедший! Неужели вам самому не понятно, что все это напрасно?!

- Что-нибудь одно: либо я сумасшедший, либо мне должно быть что-то понятно.

Рек свернул на шоссе и погнал обычный колесный грузовик по идеально гладкому асфальту. Грузовик они "одолжили" в ангаре какой-то фермы. Во всяком случае, по запаху это была именно ферма, а запах из кузова грузовика развеивал все заявления Эвизы о том, что на "Счастье Человечества" изживают тяжелый и грязный труд. Рек мог бы поклясться, что на этой штуке вывозили навоз на поля.

На этот раз все трое втиснулись на переднее (и единственное) сидение. Эвизу поместили в центре, чтобы у неё не было искушения выпрыгивать на ходу. После гонок в темноте через горы молодой психолог особенно сильно горела желанием оказаться как можно дальше от Река. И уже не особенно верила в силу логики убеждения. Но Рек настойчиво тащил ее за собой. Чтобы ей не пришло в голову добраться до ближайшего пункта связи и сообщить их координаты. А заодно - на каком транспорте они едут. Возможно, шофера с фермы не сразу заметят отсутствие грузовика: на дворе глубокая ночь.

Мысли Эвизы давно перестали быть стройными и последовательными. Проще говоря, прыгали и скакали.

"Меня лишат квалификации!"

Это было из наиболее понятных. Потому что Эвиза не могла не признать, что не справляется с ситуацией. И приходила от этого в отчаяние.

"Надо выпрыгнуть!"

Но для этого надо было сперва выкинуть На-Лу. И смириться с тем, что скорость, с которой Рек гнал грузовик, не сделает её прыжок ни изящным, ни приятным. А самое главное - безопасным.

"Как я брошу диверсанта?!. Он может причинить вред обществу!.."

Это уже совсем ужасно. А что делать-то? Делать-то что?!.

"Я проявила преступную халатность!"

Похоже на заученный лозунг.

"Да зачем же он так гонит?!!"

Ну, хотя бы по существу. И вообще, у нее нет выбора.

"Либо мы разобьемся, либо меня объявят врагом народа", - всхлипнув, заключила Эвиза и воззвала к Реку:

- Теперь вы крадете чужой транспорт! - она пыталась пробудить его совесть.

- Как я могу его красть, если у вас нет собственности? - в очередной раз сразил её своей логикой Рек.

- Вы сделали неправильные выводы из моих слов! Собственности у нас действительно нет. Но мы пользуемся техникой только в общественно-полезных целях...

- Для моего общества то, что я делаю очень полезно. Дорог тут у вас...

- Что? - переспросила Эвиза.

- Я говорю, дорог вы тут понастроили где надо и где не надо.

- Это плохо?! - вспылила она.

- Почему? Очень хорошо. Удобно: куда ни поверни - выберешься на дорогу.

- Куда мы едем? - весело поинтересовалась На-Ла. Ночная езда вызывала у неё едва ли не больше восторга, чем днём, а страхи рядом с Дагвардом кадийке были абсолютно неведомы.

- Если я правильно запомнил, нам надо двигать на восток. Если правильно определил - эта дорога как раз в ту сторону.

На-Ла покрутила головой, не смогла понять, почему Рек решил, что восток - именно там, куда они едут, но спорить не стала.

- А что на востоке? - вместо этого спросила она.

- Космопорт. Мы его не пропустим, - пообещал Рек. - Сейчас темно, а в космопорту круглосуточно горят прожектора. Свет отражается, либо в облаках, либо в тумане. Мы увидим, в какой стороне подсвечивается небо и поедем туда.

- И улетим? А как же Датч?

Рек стиснул зубы и промолчал. Вряд ли им так просто удастся улететь. А Датч... Если не удастся раздобыть корабль и вырваться отсюда, они ничем не помогут Датчу. Значит, надо угнать корабль. Затея - безумнее некуда. Может, эта Эвиза и права, считая его сумасшедшим.

Сельскохозяйственный грузовик не мог сравняться в скорости с флаером. Но дорога была ровная и Рек рисковал вести машину на столько быстро, на сколько хватало мотора. Эвиза, измотанная всеми их приключениями и своими скачущими мыслями, на время замолчала, тупо пялясь в темноту. Устала даже На-Ла, хотя и была вынослива как все кадийцы. Но На-Ла с проблемой справилась проще: положила свою гладкую пятнистую голову на плечо счастьевки и задремала. Эвизе было не до того, чтобы дремать. На этот раз мысль прозвучала очень четко:

"Я должна что-то сделать!"

Но что? Убеждать бесполезно. Он ничего не понимает. Хуже: все ее слова выворачивает наизнанку. Остановить силой? Эвиза осторожно покосилась на Река. На фоне окна разглядела только профиль. Нет, это невозможно! Она не справится!

Она считала себя очень физически развитой. Но Дагвард ее тренированности и хорошей физической формы будто не замечал. Когда ему было нужно - он просто хватал ее и запихивал в машину, или выдергивал из машины. Или тащил туда, куда ему надо. Общепризнанно на "Счастья Человечества" считалось, что земляне все изнеженные и испорченные дурной наследственностью. Что их мужчины не в состоянии быть противниками простой женщине с "Счастья Человечества". Поэтому они и строят корабли и делают оружие, пытаясь компенсировать себе то, чего у них уже давно нет - обыкновенную физическую силу. Эвиза всё пыталась найти в Реке подтверждение этим выводам из учебника, но почему-то никак не находила.

Эвиза оглянулась в друге окошко. Какая-то фосфоресцирующая полоса бежала вдоль дороги, по которой они ехали. До неё вдруг дошло, что эта полоса - ночная разметка. Грузовик несся так, что светящиеся столбики сливались в единый поток.

Что же делать? Стукнуть его по голове? Чем? И когда? Сейчас? Страшно: машина потеряет управление на такой скорости... А потом, когда они остановятся, проснется кадийка. И будет следить за ней своими шустрыми глазами. Ну и что? Надо улучшить момент... Но как она может?! Бить этого несчастного сумасшедшего только потому, что она, Эвиза, не может найти нужных слов! Позор! А как иначе?

Рек оглянулся на нее.

- Поспи, - посоветовал он.

- Остановитесь! - взмолилась Эвиза.

Рек хмыкнул.

"Я должна испортить машину", - решила девушка. Но тут же передумала. Ей просто не дадут этого сделать. Да и как можно портить народное достояние, дорогостоящий механизм, который принадлежит ее народу? А вдруг, если она расколотит каблуком эту панель, они все тут же разобьются в лепёшку?.. Мыли Эвизы, обгоняя одна другую, сливались во что-то непостижимое, как размазанная полоса знаков ночной разметки за окном. Вдруг, она воспрянула. Она должна попытаться привлечь внимание к грузовику! Любой ответственный гражданин ее Родины придет на помощь, если поймет, что в грузовике - иноземный шпион.

Они миновали какое-то поселение. Грузовик взлетел на горку и Рек увидел, что огней впереди существенно прибавилось, а вдалеке, на горизонте, как заря светит нечто большое. Либо там был город, либо космопорт.

Начались предместья. Эвиза неожиданно ожила и стала оглядываться. Если она и сейчас ничего не сделает - все пропало. Когда грузовик проносился мимо освещенных постов на въезде в город, Эвиза вдруг сунулась через На-Лу и толкнула окошко.

- Помогите! Остановите машину! - закричала она как можно громче. - Сообщите в охрану!

На-Ла встрепенулась и стала озираться.

- Что, уже приехали? - спросила она.

Рек не придал значения ни крикам Эвизы, ни вопросу На-Лы. Они пронеслись слишком быстро, чтобы люди на посту уловили что-нибудь членораздельное в вопле из мелькнувшего мимо грузовика. Их это, разумеется, встревожит, как всякое нарушение ночного порядка. Но Рек надеялся, что успеет проскочить город прежде, чем кто-то возьмется за выяснение причин криков всерьез.

Вторую попытку завопить в окно Эвиза предприняла, когда они свернули в сторону ярко горящих огней космопорта.

- Здесь диверсанты! - завопила она как можно громче, пытаясь прорваться к окну через очень недовольную На-Лу. - Помогите! Тревога!!!

- Заткнись ты! - разозлилась На-Ла.

Но Эвиза не заткнулась, а заорала еще громче.

- Хочешь, я ее укушу? - от всей души предложила кадийка, оскалив свои мелкие, но очень острые зубы.

Это было уже несущественно. Охрана космопорта должна была их заметить еще на въезде в город и одиночные вопли девицы не делали погоды.

- Не надо! Если ей охота, пусть озвучивает происходящее, - позволил Рек.

Как ни странно, Эвиза после этого замолчала.

На повороте к летному полю их ждал опущенный шлагбаум, снабженный системой, которую на Земле называют "лежачий полицейский". Рек вовремя заметил опасность и затормозил так резко, что машину занесло вбок.

- Приехали! Быстро наружу! - скомандовал он, подхватил Эвизу и вытянул из кабины.

На-Ла уже выпрыгнула и бросилась в обход заграждению. Едва не попалась прямо в руки выбежавшему из будки охраннику. Увернулась и нырнула под заграждение. Рек бросился следом, таща Эвизу за руку, как упрямую собачку на поводке.

- Скорее к кораблям!

- Стойте! - понеслось им вслед. - Территория закрыта!

Беглецы игнорировали бессмысленные с их точки зрения требования и припустили на столько быстро, на сколько позволяла бегущая в арьергарде Эвиза. Но Река совершенно не устраивала упирающаяся девица. Он на бегу подхватил её и вскинул себе на плечо. Эвиза тут же принялась орать и колотить его кулаками в спину. Рек игнорировал и то и другое.

- Прекратите! - кричала она. - Вам не уйти! Вы должны сдаться! Вас простят!..

Они бежали по летному полю. Бросать Эвизу Рек не спешил. В случае чего ею можно было грубо и пошло воспользоваться как заложницей. Они вместе пронеслись мимо кучи контейнеров, безмолвных автопогрузчиков и прочей подобной дребедени.

Расстояния в космопорту не для пешеходов, даже не для бегунов. К удаче, они выскочили на летное поле с того края, который предназначался для техобслуживания, а не для пассажиров. Отсюда до первых кораблей было ближе. Относительно, разумеется. Да еще Эвиза добавляла проблем.

- Вам не уйти! Зачем?!. Да поймите же!!! - в отчаянии вопила она, до последнего не теряя надежды что-либо изменить.

- Не крутись! - рявкнул Рек, для убедительности хлопнув ее по заду.

Он побежал медленнее, ныряя среди контейнеров и начал оглядываться, надеясь увидеть что-нибудь подходящее, какой-нибудь транспорт побыстрее погрузочных тележек. Вспомнился цистерновоз на Талпо. Но ничего похожего как на зло поблизости не было и они продолжали бежать, полагаясь только на быстроту своих ног. Погоня не отвяжется - в этом Рек был уверен. И тут На-Ла, умчавшаяся далеко вперед, завопила:

- "Медуза"! "Медуза"!!!

Характерный вытянутый силуэт шаттла невозможно было спутать с грузовыми кораблям "Счастья Человечества". Стоял он на самом краю летного поля (а им и дали посадку на самом краю поля, только они не догадались, что это было сделано намеренно, чтобы не привлекать лишнего внимания к их аресту). Рек, впрочем, глазам верить не спешил.

- Может, другой?! - крикнул он вслед На-Ле.

В следующую секунду появились проблемы более серьезные, чем разглядывание кораблей. Рек с Эвизой на плече налетел на охранников, которые бежали в обход. Рек не остановился, даже не затормозил. Врезался с разбегу в ближайшего охранника психологическим задом счастьевки. После чего с прикрытием пришлось расстаться, посадив этот самый "психологический зад" на голову охраннику. Миновав рухнувшую кучу и увернувшись от удара прикладом, Рек пнул одного из противников под колено, тут же заработав скользящий удар от другого. Упав и перекатившись, он успел глянуть в ту сторону, куда убежала На-Ла. В этот миг он тоже узнал свой родной корабль. А в следующий едва успел подставить локоть, чтобы не получить тяжелым сапогом в бок. Пришлось откатиться еще и вскочить.

- Стоять! - заорал на него один из охранников, наведя бластер.

Но Рек был чересчур раздражен, чтобы выполнять чужие требования. Охранник стоял слишком близко. Рек прыгнул прямо к нему и выбил оружие из рук. Зато в дело вступил второй охранник (уже отделавшийся от вопящей Эвизы), который так и рвался в ближний бой. Краем глаза Рек уловил в стороне движение. "Подмога прибежала!" - промелькнуло у него в голове.

Эвиза поднялась на колени. И увидела, как кадийка бежит к кораблю, а Рек лупит охранников.

- Нет! - всхлипнула Эвиза. Она уже ничего не думала. Она только смотрела, как убегают вражеские шпионы, которых она не смогла остановить.

На-Ла забралась по опоре к кодовому замку люка. И обнаружила, что люк опечатан, а код не работает.

- Идиоты! - диагностировала счастьевских программистов На-Ла, быстро вводя контр-код и активизируя ею лично введенную программу, обнаружить которую было несложно, если знать, что она вообще существует. Больше всего На-Ле нравилось вводить всяческие модернизации в электронику. Некоторые из них оказывались весьма полезны. Секунд через пять замок открылся и пандус грузового люка плавно пошел вниз.

- Готово! - заорала кадийка, прыгая в отверзавшийся люк.

Рек услышал ее, отбросил одного охранника (второго удалось на время отправить в нокаут) и кинулся к "Медузе".

Эвиза рыдая упала на четвереньки... И ощутила под ладонью громоздкий предмет.

Взбежав по пандусу, Рек стукнул кнопку экстренной герметизации, понадеявшись, что местным воякам не пришло в голову обесточить внутренние системы корабля. Пандус дрогнул, словно был недоволен, что люди сами не знают, чего хотят. Но послушно пополз вверх. Рек обернулся. Убедиться, что никто из охранников не запрыгнул следом...

И для того, чтобы увидеть внизу Эвизу с бластером в руке. Именно в этот момент она нажала на курок.

Импульс отбросил его назад, на пол грузового коридора, согнул пополам. Пресек дыхание. Пандус встал на место и Рек успел заметить, как смыкаются внутренние переборки. Потом появилась мордочка На-Лы.

- Взлетай!.. - хотел крикнуть он, но только шевельнул губами.

На-Ла исчезла.

***

Перед глазами плыли какие-то пятна. Рек понял, что все еще в сознании и попытался отползти к стене. Знакомое вздрагивание пола говорило о том, что На-Ла исполняет приказание. Зажимая руками живот, Рек чувствовал под пальцами что-то мерзкое, непохожее на ткань одежды. К горлу подкатила тошнота. Стало страшно в пустом коридоре.

"Рана в живот"... Но если он не умер моментально от болевого шока, значит проживет минимум несколько дней... Или хотя бы один день.

Корабль вздрогнул. Противоперегрузочная система немного отставала при экстренных взлетах. Река вдавило в пол, потом оттолкнуло к стене, до которой он и сам пытался добраться. Ему удалось сесть и упереться спиной в ребристую переборку. Перед глазами все плыло, но сознание терять он, видимо, не собирался.

Рек не мог заставить себя отвести руки от раны, посмотреть. Но тут же в сознание прорвалась мысль: На-Ла не справится одна. Надо убираться отсюда. И как можно скорее, пока истребители не начали стрелять.

Его снова вдавило в пол. Некоторое время оформленных мыслей не было. Но потом всплыло последнее решение: "Надо идти". Хотя принять это решение было проще, чем осуществить.

Ему удалось-таки заставить себя отцепить одну руку от живота. Цепляясь за неровную поверхность стены, он попытался встать. Сперва на колени. Потом на ноги. Дальше - легче. Хотя коридор "Медузы" показался второму пилоту Реку Дагварду бесконечным.

Когда он увидел перед носом свое кресло в кокпите, он был даже удивлен. Последний рывок - и он плюхнулся на свое место. Некоторое время необходимо было, чтобы прийти в себя, но и это было некогда.

Экран заднего обзора показывал точки стартующих вслед кораблю истребителей.

- Нас догонят, - косясь на него, констатировала На-Ла.

Рек вцепился одной рукой в пульт. Пальцы были липкие и это почему-то его особенно раздосадовало.

- Держи направление, - выдохнул он, борясь с нежеланием отцеплять от живота вторую руку. Потом все же решился.

Ничего особенного не произошло, хотя стало еще больнее. Рек нащупал кнопку в подлокотнике и включил автоматические крепления. На-Ла, глянув на него, вспомнила о безопасности и проделала тот же маневр.

Боевые крепления прочно охватили тело и прижали к спинке кресла. Рек постарался дышать неглубоко, справился с очередным приступом дурноты и взялся за управление всерьез.

- Где они?

- Сзади, через полторы минуты догонят, - оценила На-Ла.

Рек пробежал глазами по показателям приборов. Ничего существенного им не отключили.

- Что будем делать? - Вопрос На-Лы был вполне к месту.

- Придется драться... Сколько до выхода из атмосферы?

- Четыре минуты до безопасного разгона. Не успеем.

Рек закрыл глаза и сосредоточился. Драться со счастьевскими истребителями было бессмысленно. "Медуза" - не военный корабль. У нее есть табельное оружие, которое полагается иметь любому самому гражданскому кораблю. Но этого недостаточно, если тебя преследуют настоящие военные.

Драться бессмысленно. Значит, надо удирать.

- Считай прыжок, - скомандовал он.

На-Ла оторвалась от монитора и уставилась на него. Но Рек уже принял решение.

- В худшем случае сожжем обшивку или развалимся. Считай прыжок. Короткий, за зону их спутников слежения. - Рек включил атлас и нашел подходящий сектор космоса. - Вот к этой луне.

На-Ла молча кивнула и запустила навигацию.

- Так! Сотня-другая километров на торможение... - Рек продолжал думать. Просто отлететь в сторону недостаточно. - Вот от этой точки - на теневую сторону планеты. Их системам слежения такой маневр не уловить.

- Расчет готов.

На-Ла ткнула в соответствующие кнопки.

Автопилот включился автоматически, реагируя на опасный, по мнению системы, маневр.

На-Ла выключила автопилот и послала команду снова.

Драгоценные секунды убывали. Истребители приближались.

Автопилот вновь погасил команду.

На-Ла озверела - и отключила автопилот совсем. Для верности выдернула соответствующий разъем под пультом, обесточив дублирующую систему управления.

- Давай! - крикнула она Реку.

Рек отвел рычаг гиперпривода - и корабль завибрировал всем корпусом, в тщетной попытке погасить слишком внезапную перегрузку. Истребители были уже совсем рядом, когда грузовой шаттл "Медуза" вдруг ринулся в ускорение прямо в верхних слоях атмосферы. За бортом, кажется, взорвался воздух. Оставив дымный шлейф, корабль исчез. Наблюдателям с планеты и пилотам истребителя осталось только гадать, ушел ли он в гиперпространство или сгорел мгновенно. Небо было пусто. Так или иначе экипажу "Медузы" удалось уйти.