Литература и жизнь        
Поиск по сайту
Пользовательского поиска
На Главную
Современная публицистика
Роман "Созвездие Близнецов"
Зарисовки прошлого и настоящего
Библиотека
История Европы и Америки XIX-XX вв
Как мы делали этот сайт
Форум и Гостевая
Полезные ссылки

НазадСодержаниеВперёд

Глава 24. День четвёртый

Эвиза оставила ховер на стоянке и огляделась. Она была здесь совсем недавно, когда ей предоставили возможность полюбоваться на опасного пленника. Зачем она шла сюда снова? Поговорить. Никто из ее коллег и начальства ее не понял. Может быть, поймет этот чужак... Но чтобы он понял, в чем ее проблема, надо объяснить, что ее мучает. То есть, признаться, что она застрелила его брата. А что, если этот Даниэль Дагвард придушит ее на месте?

Такую возможность Эвиза учла. Поэтому прежде, чем сюда направиться, она открыла с помощью начальнической карточки сейф и взяла один из хранившихся там портативных парализаторов. В принципе, эти вещи не считались серьезным оружием, способным нанести настоящий вред. Их выдавали, если нужно было идти в отделение к буйным пациентам. Для самозащиты. На "Счастья Человечества" было не так много народу, чтобы приставлять к каждому врачу по паре санитаров в охрану.

Хотя на карточке значился гражданин "Счастья Человечества" мужского пола, автоматическая система считывания в таких вопросах не разбиралась. Генеральные планы "Счастья Человечества" по разведению людей почему-то работали очень плохо, поэтому где это было возможно работников заменяли автоматами. Любая бабушка-вахтерша справилась бы лучше, сразу определив, что перед ней не тот человек, которому принадлежит карточка. Но бабушки были на "Счастья Человечества" еще большим дефицитом, чем санитары. Куда девались старые люди на "Счастья Человечества" - рядовым молодым гражданам не докладывали. Считалось, что существуют специальные дома на другом материке, специально для того, чтобы старики могли спокойно доживать свой век. А еще во время учебы Эвиза слышала такое понятие, как "эвтаназия", как обязательное условие гармонично развитого общества. Но не совсем поняла, к каким конкретным случаям применяют данное понятие.

Эвиза заполучила парализатор и сунула его в один из карманов комбинезона, в который оделась, чтобы выглядеть как можно более деловой.

Карточка допуска, забытая начальником в кармане халата, позволила девушке не только вооружиться парализатором, но и получить пропуск и даже направление, в котором значилось, что она, должна провести психологические тесты с представителем Земли на предмет его врожденной либо приобретенной вследствие воспитания агрессивности.

В общем, задачу с допуском она решила. А вот когда дело дошло до того, чтобы войти в комнату, в которой находился пленный, Эвиза по настоящему оробела. Хорошо еще, что охранник оказался понятливый.

- Первый раз будете беседовать с землянином? - спросил он. Его дежурство только началось и он не видел Эвизу, когда ту приводили посмотреть на Датча.

Девушка кивнула.

- Да, это... немного непривычно.

- Хотите, я надену на него наручники, или побуду рядом?

- Нет, - Эвиза лихорадочно искала объяснение своему нежеланию, чтобы кто-то присутствовал при разговоре. - Это будет отвлекать землянина от тестов. Спасибо. Просто будьте поближе к двери.

Она собрала всю свою тренированную счастьевским аутотренингом силу воли и вошла в любезно открытую охранником дверь.

Датч успел выспаться и сразу поднялся, когда услышал щелчок замка. Он не был удивлен, когда в камеру заглянул охранник. Но немного удивился, когда охранник исчез и вместо него вошла шикарная блондинка.

- Здравствуйте. Мне надо поговорить с вами, - начала она, прячась за официально-деловой тон, но робея и испытывая больше желание сбежать.

Но охранник уже закрыл дверь.

Датч тут же вообразил, что от блондинки можно ожидать чего угодно. Например, что ее подослали соблазнять его всякими благами "Счастья Человечества" (для начала - в ее лице). Меньше всего он ожидал услышать то, что поспешила выпалить Эвиза.

- Я стреляла в вашего брата.

Далее последовала небольшая пауза, во время которой Эвиза боялась дышать и только лихорадочно соображала: не пора ли выхватывать парализатор. Но ничего не происходило и она решилась пояснить:

- Два дня назад, когда они сбежали на своем корабле.

Он ничего с ней не сделал. Даже в лице почти не переменился. Просто стал смотреть еще более внимательно. Выжидающе. Но она замолчала, поэтому он спросил:

- Как это произошло? Расскажи.

Скорее повинуясь его требованию, чем по своей воле Эвиза начала рассказывать всё, с самого начала, когда ей было поручено взять под опеку вражеского шпиона Ричарда Декарда. И остановилась только тогда, когда описала последнюю сцену и свой выстрел.

Он держал ее взглядом, как ей показалось, даже не моргая.

- Что было дальше? Корабль сбили?

- Я не знаю точно. Я видела вспышку... Нет, не вспышку. Это было как огненный шар, как если бы взорвался воздух. - Эвизу, в школе учили облекать мысли в красивые сравнения. Поэтому она добавила: - Потом он исчез. Его будто бы всосало, поглотило само небо. Ничего не осталось.

Датч продолжал смотреть на девушку, но мысли уже летели, обгоняя друг друга. Как огненный шар... Исчез, то есть, ушел вверх. Взрыв газа в атмосфере. Это похоже... Да, включился гиперпространственный двигатель. Значит, Рек был еще жив. На-Ла никогда не сделала бы ничего подобного сама. Раз так, они могли уйти. Хотя могли и взорваться. Рек! Ты всегда был немножко чокнутым. Но если ты жив и ушел... А если эту девицу специально подослали? Зачем? Какой смысл убеждать его, Датча, в том, что заложников у Громилы больше нет? Глупо! Значит, это вполне может быть правдой. Но если эта девица стреляла в него...

- Ты уверена, что попала? - переспросил он резко.

Бледная как стенка, Эвиза кивнула.

- Я... Я видела. Он упал. Какая теперь разница! - она вдруг опустилась на край койки и закрыла лицо руками. Никакой парализатор не помог бы ей, потому что Эвиза забыла и о нем, и о Датче. Рассказав о своем поступке, пережив все что произошло снова, она была на грани нервного срыва. Вопрос Датча оказался последней каплей. Девушка не выдержала. Слезы рвались наружу и никакие аутотренинги, никакие идейные лозунги не могли это остановить.

Эвиза вздрогнула, когда Датч взял ее за плечи. Почему-то ей уже не было страшно, что сейчас этот человек ее задушит. Она отвела руки от мокрых глаз.

Датч смотрел без злобы, скорее с сочувствием.

- Ты не виновата в том, что произошло. Тебя так учили действовать.

Она не сразу нашлась, что сказать. На столько ее поразили его слова.

- Я... Нет, подождите. Вы меня оправдываете?

- Я тебя не оправдываю. - Датч не отпускал ее плеч. - Наших военных учат, как грамотно стрелять в противника, как уничтожать цели, в общем, как вести войну. Но ни одного военного не учат, что убивать - это правильно и хорошо. Тебя с самого детства учили, что убить человека - это хорошо, если человек - не такой, какой должен быть по вашим меркам. И ты поступила так, как учили. Теперь ты понимаешь, что это неправильно.

Он не спрашивал. Он утверждал.

Она растерялась, но все же это больше походило на научный спор, которые их учили вести. Поэтому она вступила в спор.

- Я думаю, что вы не совсем правильно понимаете то, чему нас учат. Нас учат быть счастливыми и делать все, чтобы мир становился лучше. Вы же изолируете вредных животных, чтобы они не нападали на людей. Вы даже изолируете людей, которые совершают преступления или не могут отвечать за свои поступки. Мы добились того, что в нашем мире нет преступников. И нет людей с отклонениями в психике. Почти... Но остаются внешние враги, которые могут проникать сюда с целью подорвать наши устои...

- Хватит! - оборвал ее Датч, убрав руки. - Вас хорошо научили повторять то, что написано в ваших учебниках. Но что ты почувствовала, когда поняла, что возможно убила человека?

- Я... - Эвиза опять растерялась. Так всегда происходит, когда материал заучен наизусть. Стоит кому-то сбить с фразы - и все вылетает из головы. - Я не знаю, - призналась она. - Меня это преследует. Это неправильно. Я не должна сомневаться...

- В чем?

- Я не должна сомневаться в том, что поступила правильно. - Его категоричный тон заставил Эвизу сопротивляться.

- Значит, стреляя в человека, вы поступаете правильно? Вы имеете отношение к медицине?

-Да. Я врач-стажер на психиатрическом отделении.

Она ощущала себя глупой школьницей, которую учитель уличает в том, что она не выучила урок. Датч встал и смотрел на нее сверху вниз.

- Вы знаете, что происходит с человеком, когда луч бластера с короткого расстояния попадает ему в живот? Представьте себе с медицинской точки зрения, как это происходит. Бластерный разряд - это мгновенный направленный поток плазмы в несколько тысяч градусов. С двадцати метров он прожигает человека насквозь. Все: кожу, мышцы, внутренности... Пробивает кости.

Эвиза подняла руки, словно хотела оградить себя от ужасной картины.

- Вы - жестокий человек, - только и могла сказать она.

- Я всего лишь говорю. А вы это сделали. - Теперь уже ему было не остановиться. Эта девица заставила его брата страдать. Может быть, убила. - Вы когда-нибудь испытывали сильную боль? Постарайтесь представить себе, что вы причинили боль, в сто раз сильнейшую этой. А еще страх. Раненый человек всегда испытывает страх. Очень сильный. А теперь скажите, как с вашей точки зрения: если человек не такой, как вы все, не такой, как вам хочется, его нужно убить столь жестоким способом?

Эвиза замотала головой, схватившись за виски. Ей было плохо. Дагвард заставил ее воображение отвечать на каждое слово. Это было невыносимо. Это все она слишком живо представляла себе в последнее время. Живо, но не так. Не так страшно. А Дагвард просто стоял и смотрел на нее. Как судья, который сейчас должен решить ее судьбу. Она его ненавидела. Зачем эти люди вторглись в ее жизнь?!

- Ты ведь понимаешь, что это плохо. - Датч снова сел рядом. - Мой брат отказался от военной карьеры потому, что не хотел, чтобы однажды ему пришлось стрелять в людей.

Эвиза посмотрела на него. Землянин все время ухитрялся удивить ее.

- Но защищать свою родину... - начала было она.

- Для этого необязательно убивать других.

Она уже ни в чем не была уверена. Знала только, что хуже, чем сейчас, ей не было ни разу в жизни. И никто не может понять ее. Никто!.. Кроме этого чужака с Земли. Почему? Потому, что он ее пожалел? А потом так жестоко заставил прочувствовать то, что она сделала когда... выстрелила.

- Вы... - Эвиза запнулась. - Вы меня запутали. Вы - враг. Вы пришли, чтобы вредить моему народу. Вы надо мной издеваетесь, - вдруг выдала она.

Датч протянул руку и погладил ее по волосам, как ребенка.

- Помоги мне выбраться отсюда, - вдруг сказал он.

Эвиза встала и оглянулась на дверь. Это нужно было сделать сразу, немедленно. Пока есть решимость. Но как? Девушка вынула из кармана парализатор и протянула Датчу.

- Возьмите.

Маленький плоский предмет спрятался в его руке. Эвиза тут же шагнула к двери и решительно постучала. В этот миг ей пришло в голову, что в камере должно быть видеонаблюдение. Если охранник видел, что она сделала и слышал, о чем они говорили, все пропало. Но охранник почему-то ничего не ожидал.

- Уже уходите? - спросил он, открывая дверь.

- Да. Я закончила.

Датч прикинул расстояние до двери и моментально прыгнул вперед, отпихнув Эвизу. С пустыми руками он ничего бы не сделал. Только шум бы поднял. Но охранник получил разряд в бок и молча осел на пол.

- Что вы!... Вы его убили?!

- Ты не знаешь, что такое парализатор?

Датч быстро наклонился, пощупав пульс.

- Он очнется через несколько минут. Быстрее!

Может, у них и не было нескольких минут. В любой момент в коридор мог заглянуть другой охранник.

Ужас вернулся к Эвизе, но Датчу было некогда приводить ее в чувство. Он просто схватил ее за руку и, как Рек, потащил за собой. Через пару минут они были на улице, каким-то единым порывом вырвавшись из здания. Эвиза уже очнулась и первая бросилась на место водителя. Стремительное бегство по коридорам вывело ее из ступора.

- Вас не выпустят. Въезжала я, - объяснила она коротко.

Датч нырнул за сидение. Наружная охрана не особенно вглядывалась в глубь машины, удовлетворившись предъявленным пропуском. Еще несколько секунд - и они выехали с охраняемой территории. Эвиза свернула в город.

За поворотом девушка остановила машину.

- Садитесь за руль. - Она вылезла из кабины и обежала ее с другой стороны.

Датч охотно подчинился. Теперь они ехали по оживленной дороге, сливаясь с общим потоком машин. Эвиза некоторое время сосредоточенно молчала.

- Если нас задержат, я скажу, что вы увезли меня силой, - сказала наконец девушка. - Это будет концом моей карьеры. Меня сочтут безнадежной, я дважды не справилась с одним и тем же. Но мне все равно. Сверните здесь. Поезжайте быстрее.

Датч глянул на нее и действительно прибавил скорости. Превосходный пилот в космосе, он здорово уступал брату в вождении наземного транспорта. Привычка к большим габаритам, как говорил он сам. Но это вовсе не значило, что он не в состоянии справиться с обычной машиной на воздушной подушке. Поэтому ехали они очень быстро. Эвиза нервничала и несколько раз просила ехать быстрее. Вероятно, она ожидала от него такого же лихачество, как и от Река. Под конец Датч плюнул на габариты и безопасность и погнал так, что встречные машины проносились неясными полосами.

Эвиза не знала, куда ведет этого человека, но стремилась лишь к одному: уйти как можно дальше от того места (тюрьмы? Да, именно так она сейчас назвала бы Управление Внутреннего Порядка), где держали этого землянина.

Эвиза не думала о том, что делать потом, когда между ними и тюрьмой протянутся десятки, если не сотни, километров. Зато Датч думал, и очень напряженно. Девица явно не понимала, на сколько она рискует на самом деле.

- Как вы добились разрешения со мной встретиться? - спросил Датч, внимательно следя за проезжающими машинами.

- Я взяла карту доступа своего шефа и получила с ее помощью пропуск.

Датч покачал головой. И после этого бедняжка надеется, что кто-то поверит, будто он сам ее выкрал. С нее теперь с живой не слезут, если не удастся сбежать. Обвинят в том, что ее завербовал инопланетный шпион.

- Что вы будете делать? - спросила девушка, оглядываясь по сторонам.

- Мне надо найти передающую станцию. - решил Датч, понимая, что повторить подвиг Рек и угнать корабль не удастся.

Эвиза задумалась.

- Я не знаю, как это сделать, - призналась она. - А если мы найдем передающую станцию? Что это даст?

- Это будет зависеть от того, что удастся сделать мне. Я должен связаться с кем-нибудь из своих. Постарайся вспомнить: может, поблизости есть что-нибудь вроде пункта связи, станции внешней передачи...

Эвиза нахмурилась. Потом качнула головой.

- Где-то здесь стоит старый космический маяк, - произнесла она без энтузиазма. - Ими пользовались как ориентирами, когда заселяли планету. Сейчас почти не пользуются, но не демонтируют, потому что иногда они нужны. Скорее всего он закрыт и опечатан.

- Подойдет, - кивнул головой Датч. - Где это?

Эвиза включила карту. Едва они нашли на ней нужное место, Датч свернул с дороги. Ховер понесся через поля и кусты.

Датч прикинул, сколько у них может быть времени. Охранник мог очнуться минут через десять. Но еще раньше его могли обнаружить и забить тревогу. Скорее всего, погоня не на много отстает. На какой машине приехала и уехала Эвиза, хорошо известно. По постам наверняка уже сообщили, кого надо задерживать. Значит, надо двигаться без дорог. Если повезет - у них есть минут двадцать форы. Но возможно, у них нет и пяти минут. Хорошо бы этот маяк, к которому они мчатся на предельной скорости, не оказался обесточен.

Радиомаяки Гаммы-249 снаружи были похожи на любые другие земные радиомаяки, устроенные для ориентации космически кораблей. Этот строили явно еще тогда, когда колонизация "Счастья Человечества" только начиналась. Но был в приличном состоянии. Датч загнал ховер под какой-то навес, привалил его облезлым плакатом, валявшимся на земле: авось не заметят с дороги.

Огромная железная конструкция поднималась метров на 100 в высоту. Под ней ржавел металлический домик - координационный пульт управления и жилье одного из первых переселенцев, назначенного следить за столь нужным тогда строением.

Датч кинулся к закрытым наглухо воротам и осмотрел замок.

- Нам не войти, - Эвиза тоже боялась погони. С одной стороны, она сама привела землянина к этому маяку. Она хотела ему помочь. А с другой, воспитание "долбило" ее навязчивой мыслью о том, что она возможно совершает предательство.

Датч быстро обошел ворота и стал рассматривать стену. Выше человеческого роста виднелось решетчатое окошко. Металл здорово проржавел и выкрошился от времени. Датч подпрыгнул, уцепился за край решетки и довольно быстро выломал ее.

- Давай, я тебя подсажу, - скомандовал он, спрыгивая.

- Нет, - уперлась Эвиза. - Я не полезу. Я останусь здесь!

Она осеклась под взглядом Датча и позволила подсадить себя в зияющую дыру.

Внутри все было не таким уж ветхим. Датч пошарил в поисках света и очень быстро разобрался, что к чему. Маяком действительно иногда пользовались. Он был в лучшем состоянии, чем казалось снаружи. Но попробуй разберись сразу в оборудовании, о котором слышал только на уроках истории космических колонизаций.

Эвиза покорно побежала за ним следом по захламленному проходу. Ее волновали другие проблемы.

- Я не знаю, зачем я это сделала, - призналась она.

- Ты пыталась избавиться от чувства вины, - бросил Датч, попутно вычисляя, где здесь можно найти ближайший водопровод. Ему хотелось пить с того момента, как он проснулся в камере.

За очередной дверью он нашел небольшую, но вполне чистую уборную. Водопровод тоже работал, хотя представить себе это было очень трудно. Датч нахлебался ржавой воды, не дожидаясь, пока она стечёт и помчался дальше.

- Что вы намерены делать?

- Понять, как это работает.

Датч нашел кусок проржавевшей арматуры и принялся расшатывать крепления съемной стенки пульта. Эвиза смотрела на эти его манипуляции с замиранием сердца. Ей показалось, что скрежет должны услышать на всей планете. Когда стенка с грохотом отлетела, Эвиза отскочила, прижав руки к вискам.

- Это ужасно! - высказала она.

- Будет ужасно, если эта штука не заработает, - бросил Датч, углубляясь в переплетения проводов и блоков. - Сядь и успокойся.

Эвиза покорно села, уже почти смирившись с тем, что обоим Дагвардам свойственно непременно что-то ломать или пользоваться общественными вещами как своими.

На лице ее светилась только одна мысль: что же теперь будет! И с ней самой и с ним, этим непонятным землянином, и вообще со всем окружающим миром, в который он вторгся как завоеватель. "Что же теперь будет?!"

Несколько минут ушло на то, чтобы разобраться в "допотопной" технике. Датч вынырнул из-под пульта и обежал взглядом кнопки и рычажки. Так! Антенна скорее всего работает (что с ней сделается?). Надо заранее понять, что конкретно какой кнопкой включается. Как только он приведет в действие всю эту установку, их запеленгуют местные. Значит, на передачу и на то, чтобы убраться с маяка, будет несколько минут. Но сколько? И как далеко отстала погоня?

Датч вскрыл щит и взялся за рычаг.

- Иди к окну и приготовься, - скомандовал он. - Нам придется очень быстро уходить.

Девушка охотно вскочила и побежала обратно по проходу. Тогда Датч повернул главный рубильник - и с облегчением услышал, как с характерным бульканьем и писком оживают многочисленные приборы космического радиомаяка.

***

Рек отвалился от приборной доски и целые десять секунд просто сидел, закрыв глаза и расслабившись. Потом протянул руку и не глядя вытащил из упаковки еще одну таблетку.

- Сейчас отдышусь, - пообещал он. - Как только закончится диагностика систем, попробуем включить двигатель. И сразу убираемся. Надо срочно достучаться до разведки. Сколько Датч может торчать на этом "Счастье Человечества"!

Им действительно стоило поторопиться. Неизвестно, что происходит в эти минуты с его братом. И чем больше проходит времени, тем меньше для Датча остается шансов выбраться.

Рек прикинул, как бы так понезаметнее покинуть сектор Гаммы-249. Пока "Медузу" никто не обнаружил, но едва она вынырнет из-за обратной стороны "луны", ее может "увидеть" ближайший спутник слежения. счастьевские автоматические спутники имели сферический обзор, то есть в отличие от талповских к ним нельзя было подойти со "слепой" стороны. У них ее просто не было. На сколько Рек знал устройство подобных спутников, "Медуза" находилась в опасной близости к границе просматриваемого ими пространства. Напичканный электроникой "сторожевой пес" "Счастья" мог засечь тепловой выброс их двигателей. И послать сигнал на ближайший патрульный корабль. Если хоть один из них ближе чем в двухстах километрах от "Медузы", их дела станут совсем плохи. Уйти от крейсера "Медузе" будет посложнее, чем прыгнуть сквозь атмосферу в гиперпространство. И тогда у Датча совсем не останется шансов. Впрочем, как и у них.

Допустим, в зоне досягаемости нет крейсера счастьевцев. Если все сделать грамотно - "Медуза" уйдут в гиперпространство быстрее, чем запрошенная спутником помощь окажется в прямой видимости. Но счастьевцы поймут, что к Датчу может прийти помощь.

Рек сглотнул, почувствовав, как внезапно пересохло в горле. Так уже было. Давно. Он выкрал передатчик у одного из боевиков и Златов сообщил своим, что они живы. Обнаружив это, захватчики решили, что терять нечего, надо торопиться. Последнюю ночь в подвале того здания Рек почти не помнил. Голова отказалась это запоминать. Может, к лучшему...

Значит, надо сделать все возможное, чтобы ускользнуть незаметно. Если счастьевцы поверили, что "Медуза" взорвалась - пусть они и дальше останутся в этом заблуждении.

- Нас вызывают!

Рек вздрогнул и открыл глаза.

- Что?! Кто вызывает?

- Это наши позывные, - определила кадийка. - Но почему-то они идут с "Счастья Человечества".

- С "Счастья Человечества"? Какого... - Рек сдержался (ругань ничего не даст). - Пеленгуй. Может, они хотят определить, где мы?

- А откуда у них наши позывные и наша волна?

Рек протянул руку к передатчику.

- "Позвонили", значит... Датч не сказал бы им наш код. А зачем им вообще спрашивать наш код?

Передатчик настойчиво продолжал пищать. Рек колебался. Если счастьевцам удалось вытянуть из Датча их код, "Медузу" запеленгуют, едва они ответят. И что?

***

Как только Датч включил установку, обнаружить его стало легче легкого. Все маяки должны были иметь общий пульт и наверняка на этом пульте уже зажегся роковой сигнал.

То, что вызывать корабль - почти безнадежное занятие - Датч знал с того самого момента, как решил искать передающее устройство. Но никакой альтернативы в его голову не пришло. Разве что напасть на правительство "Счастья Человечества" и захватить их как заложников. На что он вообще надеялся? На чудо? Тогда самое время признать, что чудес не бывает и уносить ноги от этого маяка. Но заставить себя оторваться от передатчика у Датча не было сил. Еще несколько секунд! Еще немного!

Эвиза ждет у окна, не решаясь вылезать без него. А он, вместо того, чтобы поступить благоразумно и оставить бесполезную затею, продолжает ждать ответа. Может быть, "Медуза" на столько повреждена, что не в состоянии двинуться с места. А может, они уже где-то так далеко, что допотопному маяку до них и за год не дотянуться. Надо идти... Но вместо этого Датч снова послал серию кодовых сигналов.

- Ответь же! - Это была даже не мольба. Это был отчаянный вопль.

Если Рек решил, что надо лететь за подмогой, звать его бессмысленно.

- Еще немного, - сказал Датч себе и послал еще одну серию сигналов. - Брат! Ответь! Ответь же! Если ты меня слышишь...

***

- Мы будем отзываться? - На-Ла с нетерпением смотрела на сигнальный огонек. По ее мнению нужно было либо отвечать, либо срочно удирать.

Рек решился, протянул руку и включил передатчик.

***

- "Медуза"! Ответьте же наконец!

Обратная связь сработала. Датч понял, что его услышали.

- Рек! На-Ла! Ответьте!

- Датч?!! - Это был голос его брата. - Датч, где ты?!

- Я бежал. Заберите меня! Как можно скорее.

- Где ты находишься?

- Передаю координаты. - Датч уже обдумал, куда им с Эвизой отступать, учитывая погоню и тщательно изученную карту местности. - Я буду двигаться...

Передатчик свистнул, что-то хлопнуло - и пульт погас. Датч с досады стукнул кулаком, но это не помогло. Более того - свет погас везде. А в воздух просочился запах горелой изоляции. Капитан "Медузы" сдержал желание броситься искать неполадку. Он уже не успеет восстановить связь. Рек ответил, скорее всего засек, откуда пришел сигнал. Осталось понадеяться на его сообразительность.

Датч перестал колотить бесполезный пульт и побежал к Эвизе.

- Уходим! Давай руку.

Невероятно, но в тот момент, когда их ховер развернулся от маяка, погони все еще не было видно.

- Что теперь? - крикнула Эвиза.

Датч не стал отвечать и погнал машину через поля. На повороте ему показалось, что он заметил какие-то точки, съезжающие с автострады. Скорее всего, не показалось. Одно было хорошо: точки появились не с той стороны, куда он вел машину. Теперь все будет зависеть от того, как долго будет продолжаться погоня и от того, успеет ли Рек ее опередить.

***

- Что делать?!

Рек смахнул внезапно выступивший на лбу пот. На-Ла высказала вслух его вопрос. Что делать?!!

Ринуться, невзирая ни на какие спутники и понадеяться, что удастся найти Датча раньше, чем их собьют? Именно это в первый момент он и хотел сделать. Но уже в следующий понял: "не то!". Сплошное поле пеленгации не миновать.

Сделать "дыру", т.е. вывести из строя спутник? Во-первых, как это сделать? А во-вторых, что это даст?

На-Ла, разумеется, тоже думала.

- А давай скакнем через гипер прямо к ним на планету!

- Ты серьезно?

- Ну мы же уже прыгали из атмосферы в гипер. Теперь прыгнем наоборот.

Рек отвернулся.

- А что? Р-р-раз! - На-Ла энергично взмахнула рукой. - И мы прямо в центре "Счастья Человечества", на середине их главной площади!

- Ага! Чтобы счастьевцы долго гадали: что это за мокрое место у них посреди площади образовалось.

Рек чувствовал, что весь взмок от усилий что-нибудь придумать или на что-нибудь решиться. Нужно не просто демонстрировать степень своей "безбашенности". Нужно прорваться и забрать Датча. И нужно сделать это как можно быстрее. А он сидит и не может придумать, как прорваться на висящую под самым носом планету.

- А если пролететь на северный полюс? - кадийка не собиралась устраняться от решения задачи.

- А чем северный полюс лучше любой другой точки? Думаешь, как раз северный полюс они не охраняют, в отличие от других районов планеты? Все равно засекут.

Если бы даже им удалось обойти спутник, останутся еще наземные радары. Чтобы оказаться ниже их действия, надо опуститься почти к самой поверхности. Так что у счастьевцев будет вагон времени, чтобы заметить их корабль. Что же делать?

Он снова провел рукой по лбу. Мысли неслись вихрем, но разумное решение догнать не могли. В любом случае корабль собьют и они не помогут Датчу. Оставить его и лететь к своим? Но если Датч выбрался, а потом его снова схватят? Что они с ним сделают? Может, убьют на месте, или уже убили. В пору действительно прыгать по совету На-Лы...

А ведь это выход!

- Что ты делаешь? - спросила кадийка, когда Рек включил субсветовые двигатели.

Недостатком любой следящей системы было то, что засечь неподвижно висящий в пространстве корабль с выключенными двигателями оказывалось практически невозможно. Сенсоры не отличали его от метеорита, или другого космического мусора с большим содержанием железа. Многие спутниковые системы слежения просто фиксировали все, что вокруг них плавало в космосе и отслеживали - какой "мусор" попадается постоянно, а какой появился только что. Но для того, чтобы проанализировать информацию, требовалось время. Зато движущийся корабль любые системы могли определить практически сразу.

Ближайший к ним спутник слежения как раз исчез за краешком "луны", в тени которой они прятались. Сенсоры "Медузы" привычно зафиксировали движущийся в зоне досягаемости предмет.

- Это ведь счастьевский спутник, - удивилась На-Ла странному интересу Река.

- Конечно! Как только он вынырнет из-за "луны" я быстренько чикну ему по видеосенсорам, пока он не успел ещё нас зафиксировать. На мониторе счастьевцев будет только вспышка, они не успеют увидеть корабль, как видеосенсор вырубится.

- Ну и что, они изменят траектории других спутников, чтобы просматривать "слепое пятно", к тому же в атмосфере нас увидят локаторы...

- Локаторы ничего не поймут!

- Почему?

- Увидишь! - Реку уже было некогда объяснять.

Он активировал все системы. В кокпите вспыхнул свет. "Медуза" разворачивалась и набирала скорость. Рек проверил боезапас. По счастью, счастьевцы не додумались обесточить их единственную спаренную лазерную установку - штатное оружие на случай нападения пиратов, каковое имелось на любом корабле, вплоть до прогулочной яхты. Рек прикинул, что когда спутник окажется в зоне досягаемости их пушки, он их почти сразу "увидит". Но не в миг. Даже очень хорошей и совершенной системе надо от трех до пяти секунд на то, чтобы зафиксировать внимание на объекте и проанализировать ситуацию. "Пять" - слишком хорошо для "Медузы" и слишком плохо для счастьевского спутника. Значит, надо рассчитывать на "три". Три секунды! Да это целый контейнер времени! Можно почистить зубы и почитать журнал... Рек оборвал бессвязные мысли.

- На-Ла! Бери управление и делай то, что я скажу, - включая систему наведения, пробросил он.

Кадийка кивнула, переключая все горизонтальные линии на свой пульт. Она была готова...

***

- Сигнал с одного из спутников, - доложил капитану счастьевского подразделения внешней обороны (СПВО) одни из наблюдателей. - Сектор 21-011. Неполадки третьего внешнего сканнера.

- Что за неполадки?

Капитану совершенно не улыбалось ЧП перед самым концом смены.

- Видимо, коротнуло что-то в системе. Диагностика еще не разобралась.

- Доложите, как только разберется.

Капитан повернул свое горбоносое лицо, которое местные женщины считали красивым и мужественным, к одному из экранов. Нажав несколько клавиш, капитан вывел данные нужного спутника.

- Так. Т-10-21-011. Первая неполадка за два года работы. Как некстати...

Он не очень доверял спутникам новых моделей. Ему нравились старые агрегаты вроде этого. Сбой в его работе капитан воспринял как личную неудачу. Но все только начиналось.

- Капитан! Что это?!

Это был взрыв. На мониторе точка спутника на секунду "расцвела". Но взрыв был не сильный, потому что в следующую секунду изображение спутника снова вырисовалось. Вот только двигался он уже не по привычной траектории.

- Что происходит? - Капитан подался вперед, словно надеялся разглядеть, что со спутником, сквозь экран монитора.

- Видимо, взрыв одного из направляющих двигателей. Он сошел с орбиты.

Капитан выругался, но это не помогло. Новый взрыв окончательно сбил спутник с того места, где ему положено было находиться.

- Похоже, отказала система стабилизации, - доложил наблюдатель. - Данные поступают. Отстрелился поврежденный отсек. Аварийные двигатели работают наполовину.

К сожалению, иногда даже очень совершенные машины выходят из строя. Капитан это знал, но испытывал досаду, что произошло это именно в его дежурство и именно с тем типом спутников, которые были дороги его сердцу. Но к сожалению, помешать процессу было невозможно. Помощник доложил, что отключилась система управления и с земли невозможно ничего предпринять. Можно только наблюдать, как дорогостоящий, старый, верный "сторож" космической границы все круче отклоняется от своего курса. Новому взрыву уже не удивились.

- Куда он упадет? - спросил капитан.

Наблюдатель быстро произвел расчеты.

- Приблизительно в 320-й, или в 321-й сектор.

- Что ж, это необитаемый район. С одной стороны хорошо, с другой - плохо. Далеко лететь за остатками. Свяжись с технической группой. Пусть вышлют ремонтный бот, подобрать то, что не сгорит. Разберемся, кто виноват в этом ЧП.

Капитан сделал пометку об аварии и связался с Управлением СПВО. Придется переместить орбиты спутников так, чтобы их сканнеры компенсировали разрыв. Надо только очень быстро произвести расчеты и понадеяться, что специалисты в СПВО решат задачу с перемещением так же проворно. Нужно было в кратчайший срок перекрыть образовавшуюся брешь в обороне "Счастья Человечества". Внешние агрессоры только и ждут, чтобы найти лазейку на их планету.

***

Никто не заметил, как под прикрытием дымного шлейфа от падающего спутника и шлейфом отваливающихся обломков уже пристроился земной транспортник СГ класса. Рек вел "Медузу" как можно ближе к поврежденному аппарату, подталкивая его, когда надо, выстрелами. Спутник разваливался и сейчас давал столько бликов и помех, что силуэт шаттла радары просто не в состоянии были дифференцировать. Главная сложность - нужно было лететь со скоростью ускорения свободного падения спутника. И они летели (или падали, как кому угодно это назвать). Если на радарах и было что-то заметно, это могли счесть отсоединяющимися в атмосфере обломками.

Рек старался держать корабль ровно. На сколько это возможно. Но в "нос" "Медузы" били куски металла. Дым закрывал обзор. Младший Дагвард боялся налететь на остатки спутника - и тормозил. Пугался, что они сильно отстанут - и прибавлял скорость, чтобы снова ничего не видеть из-за дыма. Корабль дрожал так, что стабилизаторы выли, а противоперегрузочная система захлебывалась в протестующем свисте. Может, их уже заметили?..

Рек заставил себя не дергаться и смотреть на приборы, а не пялиться в дым за обзорным стеклом.

Счастьевцы не дураки. Особенно счастьевские военные. Проанализировав досконально ситуацию и рассмотрев катастрофу во всех подробностях, они поймут, что это не случайная авария. Но на это должно уйти некоторое время. От пары часов до нескольких суток. Счастьевцы вряд ли могут себе представить, что у кого-то окажется такая нехватка мозгов, что он решится изобразить из себя падающий метеорит. Скорее всего они считают, что "Медуза" взорвалась при попытке включить гиперпространственный двигатель в атмосфере.

Нужно только не отставать от падающего спутника. Остальное - неважно. Об остальном некогда думать.

Рек не отрываясь смотрел на счетчик высоты. Ему даже показалось, что цифры прыгают прямо у него в голове, а не на счетчике. Успеют ли они вообще затормозить и повернуть? Грузовоз - не истребитель.

На-Ла завороженно смотрела прямо в гущу дыма и огня за обзорным стеклом. Какое-то злое торжество не давало кадийке испугаться, осознать, что может быть сейчас они разлетятся в пыль и исчезнут. Все эти счастьевцы с их глупостями и близко не валялись с человеком, который сейчас вцепился в рычаги управления кораблем. Разве можно с ним чего-то бояться? А уж тем более, с его братом, которого эти самые глупые счастьевцы пытаются удержать и не выпустить. Все равно Дагварды одержат верх! Иначе просто не бывает! Они всегда выходят победителями! В Река только что стреляли в упор, а он жив. О чем тут можно волноваться?

- На-Ла! Энергию на пушки! - скомандовал Рек.

Еще один выстрел - и то, что осталось от спутника, разлетелось грудой обломков. Огненный шар заслонил собой "Медузу". Обломки спутника полетели в разные стороны и это погасило скорость его падения. Рек выключил ускорители, ведя корабль прямо через пылающее облако. Только бы тормозной двигатель сработал!.. Рек прикусил губу.

Их с На-Лой буквально вжало в крепления боевой фиксации, когда тормозной двигатель резко сработал против движения. Рек так и не понял, как умудрился вытянуть штурвал и задрать нос корабля. Несколько бесконечных мгновений ни дышать, ни видеть было невозможно. Потом в глазах просветлело. Или они просто вырвались из дыма.

У самой поверхности Рек еще больше затормозил и ухитрился перевести корабль в горизонтальный полет. Ему показалось, что он ворочает гранитную глыбу. Но в результате всех усилий они были сейчас ниже действия радаров. Их еще могли засечь из космоса другие спутники. Но нельзя же решить все проблемы одновременно.

Ведя корабль горизонтально, Рек снова набрал скорость. Управлять кораблем стало гораздо легче. Но минуя океан и оказавшись над обжитой частью "Счастья Человечества", придется снизить скорость до минимума. Иначе они рискуют пролететь над тем местом, где может находиться Датч. И встанет старая проблема: тяжелая "Медуза" - не планер. Чтобы не упасть, она должна сохранять соответствующую своей массе и габаритам скорость. Если хочешь идти медленнее - пользуйся репульсорными двигателями. Хоть виси на них на одном месте. Но это уже слишком медленно. Значит, надо идти на планетарных. И надеяться, что если "Медуза" начнет падать, репульсоры включатся автоматически... В общем, задачка не сложная. Для такого пилота, как Датч. Но не для его младшего брата.

- Почему я не Датч? - высказал Рек минуты через две, когда "Медуза" неслась над пустынным материком, едва не задевая макушки деревьев.

- Потому, что ты - Рек, - охотно объяснила На-Ла.

- Как-то не обнадеживает.

Они летели ниже уровня атмосферных радаров. Это только кажется, что современные устройства слежения безупречны. Во всяком случае, Рек предпочел считать счастьевские локаторы и сканнеры далекими от идеала. Иначе почему они до сих пор не засекли "Медузу"? Гораздо хуже, если их давно обнаружили и решили устроить засаду где-нибудь впереди, где счастьевцам будет удобнее сбить нагло вторгшийся в их воздушное пространство земной грузовоз.

Они летели очень медленно для корабля таких габаритов. Но все равно слишком быстро. Поля, поселения, озера проносились внизу с такой скоростью, что разглядеть подробности было невозможно. Рек ужасно, просто почти до слез, жалел о том, что у Датча нет радиомаяка. Но в счастьевских следственных органах работают слишком умные люди, чтобы не заметить при обыске такую очевидную вещь, как маленький, величиной с таблетку аспирина, маячок, зашитый почти что на самом видном месте.

Передающая антенна, с которой пришел сигнал от капитана, была единственным четким ориентиром. Хотя, Рек понимал, что Датч не мог остаться рядом с ней.

- На-Ла! Далеко еще?

- Нет. Тормози. - Кадийка сверилась с точкой пеленга. - Почти перед нами. Вот она!

Маяк выглядел безжизненно. Рек опустился ниже и перевел корабль на репульсоры. В любом случае, если бы Датч был здесь, он уже услышал бы грохот корабельных двигателей.

- И что дальше? - поинтересовалась На-Ла.

Рек заложил еще один круг, но ничего существенного не разглядел.

- Датч должен был уйти отсюда, - размышлял он. - Но куда? Что он будет делать, чтобы мы его нашли? На-Ла! Что бы ты стала делать, чтобы тебя обнаружили с корабля?

- Ну, не знаю... - беспечно отозвалась кадийка. - Я бы залезла на самый высокий шпиль и стала размахивать руками.

Рек едва не зарычал на нее.

- Ты... Мне не до шуток!

- А что ты от меня хочешь?! - огрызнулась На-Ла. - Сам же перед любой посадкой все время твердишь Датчу: "если потеряемся - встретимся на северном полюсе".

Рек хотел было рявкнуть на нее, что это была шутка. Но передумал. Выбора все равно не было. Значит, надо лететь на север и надеяться, что Датч тоже вспомнит эту самую идиотскую присказку. Если его уже не схватили. Рек даже думать об этом не хотел, но едва счастьевцы обнаружат их корабль и вышлют истребители, придется уносить ноги и надеяться, что удастся вторично вырваться из атмосферы. Или их собьют - и они уже никому ничем не помогут.

***

Датч рванул штурвал вправо. С грохотом проехался по боку полицейской машины. Счастьевец подался в сторону. Тогда Датч крутанул штурвал влево. Грохот снова ударил по ушам. Морщась от боли, капитан Дагвард вдавил акселератор, выжимая из флаера последние капли скорости. Из-под капота валил дым. Еще чуть-чуть - и счастьевцам не надо будет ждать, когда у беглеца кончится горючее. Движок сдохнет раньше.

Эвиза цеплялась за ремень безопасности и только вздрагивала. Датч не смотрел на нее. Только дорога. Только погоня. Рывок, бросок в сторону, удар, повернуть обратно, снова рывок... Ему уже начало казаться, что эта неистовая гонка никогда не прекратится.

Не меньше десяти мощных полицейских машин никак не могла заставить остановиться одну единственную. Как только совались ближе - Датч начинал кидать флаер из стороны в сторону. Так отчаянно, что преследователи предпочитали отступить, ждать: еще немного - и у беглеца закончится горючее.

В борт ударил выстрел. Датч удержал управление, снова заставил машину вильнуть. Дым из-под капота застилал видимость. Пот заливал глаза. Датч летел уже просто наугад. Неважно куда, лишь бы двигаться. Голова совсем очистилась от мыслей. Словно все силы сконцентрировались на одном: лететь, лететь, лететь...

Серебристую точку на небосводе не заметил никто. Тем более, что она приближалась сзади.

Машину тряхнуло так, что штурвал на мгновенье вырвался из рук. Датч сердито вцепился в шероховатую дугу, изо всех сил пытаясь удержать машину. Мышцы на руках уже дрожали от напряжения. Машину тряхнуло снова. Может, от толчка в голове открылась какая-то дверца...

"Держать надо мягко, но крепко. Будто руки резиновые, а пальца приросли к штурвалу". Кто это говорил? Когда? Датч заставил флаер вилять из стороны в сторону, надеясь, что это не даст счастьевцам стрелять прицельно. Резиновые...

Погоня неслась стремительно. Но серебристый объект в небе - еще быстрее. Уже можно было разглядеть вытянутый силуэт шаттла. Можно. Но на небо смотреть было некогда.

Машину тряхнуло, бросило вбок. Датч удержал руль, но их продолжало неудержимо разворачивать. А потом все замелькало и закружилось. Штурвал стал бесполезной игрушкой. Приборная доска вспыхнула аварийными огнями.

Выстрел разбил один из двигателей. Флаер понесло боком, развернуло. Одна из счастьевских машин не успела освободить дорогу. Аппараты столкнулись, понеслись, вращаясь, будто им приспичило станцевать вальс. Пилот-полицейский сдуру выключил двигатели, стремясь отделаться от неуправляемой машины Датча. А может, двигатели сами заглохли. Полицейский аппарат клюнул носом к земле. Машина Датча споткнулась, взлетела, переворачиваясь в воздухе - и рухнула наземь.

Лобовое стекло исчезло. Его просто вышибло вперед.

И тут огромная тень заслонила место аварии. В воздух поднялась туча пыли, вывороченной земли, травы. Разбитые машины скрыла сплошная волна взметнувшегося мусора.

- На-Ла! Держи прямо над ними! - орал Рек, спешно щелкая переключателями и разворачивая корабельную пушку.

- Держу!

Внизу счастьевцы наконец осознали свою оплошность, раздались в стороны. Теперь они палили в хаос под днищем корабля просто наугад. Палили и по кораблю, которому маломощные лазеры полицейских даже обшивку не царапали.

- Вот за-р-разы! - ругался Рек. - Ну, держитесь!

Залп разворотил землю.

- Они отступают! - выкрикнула На-Ла. - Отступают!

Можно было подумать, что она мечтает, чтобы Рек разнес все флаера счастьевцев в пыль. Мог бы. Пушка "Медузы" была рассчитана на броню космических пиратов.

- Разворачивай! - снова рявкнул Рек. - Медленно!

Пушка "Медузы" выстрелила еще дважды. Волна земли и камней окатила тех, кто еще не сообразил дать задний ход. Наконец, счастьевцы оценили, кто здесь сильнее - и ринулись вон с места аварии. Очень быстро. Потому что пушка стала подниматься выше. А получить прямое попадание никто не жаждал.

- Садимся? - потребовала указаний На-Ла.

- Сосчитай до десяти! - посоветовал Рек, ведя в прицеле убегающих счастьевских полицейских.

- Зачем?

- Триста миль в час - десять секунд - удерут на 50 миль, - быстро выдал Рек.

- Они с такой скоростью не полетят, - не согласилась На-Ла.

- Да и плевать на них. Садимся.

- А 10 секунд?

- Уже прошли.

Огромный шаттл выдвинул шасси и резко опустился, почти упал, вниз. В воздухе металась туча пыли.

Грохот сменил тональность и поэтому Датч догадался, что корабль сел. Песок и пыль так засыпали глаза, что увидеть, что происходит, было почти невозможно. А сидеть и ждать, когда просветлеет - некогда. Капитан Дагвард рывком сдернул ремень безопасности с себя, потом с Эвизы - и волоком вытащил девушку из флаера. Разбираться, что с ней, было некогда. Поэтому Датч просто подхватил Эвизу на плечо (это у них, вероятно, семейное) и побежал к кораблю. Благо темный силуэт вырисовывался четче. Пыль оседала.

Рек на всякий случай перевел пушку в сторону разбитой полицейской машины. Вдруг кому-то вздумается пострелять вслед беглецу. Действительно, кто-то высунулся. Видимость пришла почти в норму. Парень с бластером наладился было пострелять. Узрел корабельную пушку. И мгновенно исчез.

Датч этого не видел. Вбежав по пандусу, он пронесся через весь корабль.

- Взлетаем. Быстро! - крикнул он, врываясь в кокпит.

Эвиза шевельнулась - и он ссадил ее прямо в кресло астромеханика.

- А она зачем здесь? - вопросил было Рек, но Датч быстро пристегнул Эвизу к креслу.

- Она с нами! - бросил он, занимая свое место у пульта.

Патрульные флаеры счастьевцев не были помехой для корабля. Но наверняка с ближайшей базы уже снялись настоящие истребители. Датч плюнул на перегрузки и круто повел корабль вверх.

- Как ты? - быстро спросил он у брата. - Ранен?

- Потом покажу, - пообещал Рек, испытывая одновременно облегчение от того, что Датч жив и сам ведет корабль, и тревогу от мыли о том, как они будут вырываться с планеты, на которую так трудно было попасть.

- Они идут на перехват, - сообщила На-Ла, следя за сканнерами корабля. - Будут в зоне досягаемости минут через семь-восемь.

- Успеем.

Датч прикинул оптимальное ускорение и решил, что выгадает у счастьевцев еще минуту, если пойдет строго вертикально.

- Что впереди?

Рек пробежался по приборам. Что ж, они должны были с ним столкнуться!

- Впереди спутник слежения. Заметил нас. Открывает боевой порт.

- Вижу! - Датч стиснул губы. Теперь, когда он снова сидел за пультом управления "Медузы", сдаваться он не собирался.

- Курс - 001.

- Прямо в лоб?! - Рек в который раз за этот день схватился за гашетку спаренной пушкой.

Табельное оружие любого транспортника было не слишком надежным, если речь шла о противостоянии настоящему боевому кораблю. Самое время сейчас попробовать, на сколько спутник "Счастья Человечества" крепче пиратского корабля или полицейского флаера. Один спутник слежения они уже разбили (правда, серией прицельных последовательных выстрелов).

Рек дал спутнику навести на них жерло лазерной пушки и нажал на гашетку. Поляризованные лучи сошлись - точнее не бывает. Взрыв между спутником и кораблем на пару секунд закрыл обоим обзор. Но Датч рассчитал точно: "Медуза", всем своим немалым весом, налетела на автоматический аппарат, на сотню тонн легче себя. При этом Рек снова нажал на гашетку, пустив впереди корабля весь оставшийся боезапас. Самое время было вспомнить капитана Ха-Лан и ее эффектное бегство с счастьевского флагмана. Своим чрезвычайно прочным носом "Медуза" разнесла то, что не успело взорваться от прямого попадания. Вырвавшись из очередного (третьего по счету) огненного облака обломков, грузовоз устремился прочь от негостеприимной планеты, на которой его так невежливо встретили.