Литература и жизнь        
Поиск по сайту
Пользовательского поиска
На Главную
Современная публицистика
Роман "Созвездие Близнецов"
Зарисовки прошлого и настоящего
Библиотека
История Европы и Америки XIX-XX вв
Как мы делали этот сайт
Форум и Гостевая
Полезные ссылки

НазадСодержаниеВперёд

Глава 26. Недоразумения

- Я пойду с тобой.

Близнецы повернулись к Эвизе и одинаково вопросительно обозрели девушку.

- Что? - Она пожала плечами. - Вы же сами сказали, что я должна посмотреть, как другие люди живут.

- Логично. - Рек повернулся к брату. - Пусть идет. Мне будет даже веселее, с компанией.

- Ну да, ты всегда любишь с девушками ходить, насколько я помню твое приключение на "Олимпии". - Датч не стал при Эвизе вдаваться в подробности. - Только постарайся больше не попадать в подобные ситуации, - предупредил он. - Это не та девушка.

- Я понял, - кивнул Рек. - Ничего необычного и не будет. Просто я заберу наконец эту программу, а то уже перед Златовым неудобно. И повидаюсь с дядей.

Когда Эвиза вышла из кокпита, Датч сказал Реку:

- Поздравляю: Эвиза больше не признает тебя за "психически неполноценную личность". Вон, даже в незнакомый город идти с тобой не боится.

- Ну вот еще, - опроверг младший Дагвард. - Просто теперь она решила, что все земляне такие крутые, что даже идиоты у них умные, как я. На-Ла! - повернулся он к кадийке. - Я иду в город. Если тебе надо что-то купить - скажи.

Не отрываясь от монитора, На-Ла махнула одной рукой:

- Ну ты посмотри сам у меня в шкафу, чего не хватает...

Близнецы молча переглянулись. Даже после пяти лет житья бок о бок, кадийка умудрялась порой повергать обоих в молчаливое изумление.

***

- Как называется этот город?

- Светлов.

- А почему?

Рек пожал плечами.

- По-моему, его назвали в честь основателя. Или в честь первооткрывателя этой планеты. Я запамятовал.

Нельзя сказать, чтобы Рек был хорошим гидом. Честно сказать, гидом он был никаким, потому что мало интересовался историей маисийских городов. Все, что он знал, касалось корпорации их с Датчем дяди и знаменательного штурма маисийского правительства во главе с Виктором Златовым. Про корпорацию было рассказывать неинтересно. Про Златова, может быть, и интересно, но Реку не хотелось копошиться в давно прошедших приключениях. Поэтому большую часть пути Эвизе пришлось довольствоваться прочтением табличек на фасадах домов, чаще всего оповещающих прохожего о том, на какой улице он находится.

Им пришлось обходиться без флаера, потому что один из двух, имевшихся на "Медузе", был нужен Датчу, а второй благодаря всем манипуляциям с кораблем сорвался со своего места в трюме и прочно застрял между переборками. Чтобы извлечь его оттуда, нужно было разобрать часть переборки. Датч оставил проблему с катером напоследок и занялся поисками бригады для более существенного ремонта. Рек мог бы взять такси. Но решил ради Эвизы пройтись пешком. Тем более, что космопорт располагался очень близко к деловому центру Светлова.

Эвиза старалась поменьше оглядываться, потому что на её родной планете "Счастье Человечества" проявлять излишнее любопытство считалось признаком несдержанности и дурного тона. Но не оглядываться было трудно. Вокруг было слишком много нового. Взять хоть архитектуру. Счастьевские города строились довольно однообразно. Одинаковые, радующие глаз своей белизной дома с металлическими крышами, строились по одному и тому же проекту в любом обжитом районе. Считалось, что это - явление временное, поскольку потом, в будущем, когда отпадут более насущные проблемы, можно будет подумать об индивидуальных проектах. А здесь, в столице Маиси, явно трудились архитекторы с самыми разнообразными взглядами на то, как должны выглядеть жилища людей. Едва покинув территорию космопорта, приезжий сталкивался здесь со смешением стилей и фантазий. Кварталы высоченных небоскребов, сплошь блестящие зеркальными стеклами, плавно переходили в районы с желтоватыми и розоватыми домами "под старину", с колоннами и арками. Улица, на которую свернул Рек, была вообще застроена какими-то немыслимыми особняками с резными и литыми оградами и буйно лезущими наружу любопытными деревьями. Тротуар был замощен цветным булыжником разнообразных геометрических форм и цвета, так что издалека казалось, будто улицу устилает пестрый ковер.

- Здесь везде так строят? - спросила Эвиза, разглядывая причудливые орнаменты литых решеток.

- Это - гостиничный комплекс. Здесь в основном останавливаются приезжие, - пояснил Рек. - Там дальше, где деловой центр, архитектура построже.

- А как далеко этот самый деловой центр?

- В двух кварталах. Сейчас будет площадь Правительства.

Эвиза, видимо, решила изводить его вопросами, раз уж сам он мало что объясняет.

- Почему - площадь Правительства? Там живет президент Маиси?

- Почти угадала. - Рек взял ее за локоть и отвел от края тротуара. Мимо проехала поливальная машина. - Раньше там было здание правительства.

Остатки его существовали и сейчас. Рек и Эвиза увидели их сразу, как вышли на площадь. Остов здания с почерневшими, растрескавшимися стенами. Эвиза как остановилась, так и осталась стоять, широко раскрыв глаза и оглядывая этот своеобразный памятник разрушению посреди прибранного, делового города.

Руины расчистили на столько, на сколько было нужно, чтобы они не мешали движению. Еще поставили вокруг низенький заборчик, вроде оградки на кладбище. И табличку прикрепили, гласящую на общегалактическом и на местном языках, что "здание было разрушено во время штурма в таком-то году" и т.д.

И Рек остановился, оглядывая руины.

- Вот там была лестница в подвальный этаж. - Он показал рукой на кучу щебенки и более крупных обломков среди металлической арматуры и сохранившихся опорных станин. - Лифтовые шахты разнесло первым же взрывом. А лестница держалась до последнего. Рухнула уже после пожара.

- Почему они его не восстановят? - удивилась Эвиза.

- Не знаю. Может, решили организовать здесь мемориальный комплекс. - Рек пожал плечами и уже совсем собрался идти дальше.

- Не желают ли молодые люди узнать историю этого места?

Рядом откуда-то взялся старикашка. Маленький и худенький. Минуту назад он отметил своим цепким взглядом, что эти двое явно нездешние. На девушке был форменный комбинезон не Маисийского покроя. Мужчина, правда, был одет обыкновенно, как одеваются множество мужчин. Но это вовсе не значило, что он непременно маисиец.

Эвиза оглядывала старика с не меньшим интересом, чем руины здания, на "Счастье", как уже упоминалось таковых не водилось.

- Я могу рассказать вам о том, что привело к разрушению здания, которое по праву считалось одним из шедевров нашей архитектуры, - пояснил старик.

- Расскажите, - попросила Эвиза, понимая, что от Река ничего больше не дождёшься.

- Это то самое здание, - воодушевлено начал старик, - в котором раньше заседал знаменитый совет президента Виктора Златова. Это случилось всего шесть лет назад...

Рек почти его не слушал. Всю эту историю он знал куда лучше, но не собирался вмешиваться. В сущности, старикашка не так уж грешил против истины.

- И вот, здание было атаковано, - подошел старик к самой занимательной части истории. - О! Это была настоящая бойня! Кабинет правительства держался до последнего. Но силы были неравны. Здание просто расстреляли из пушек. Президенту удалось спрятаться в подвальном этаже, в то время как все остальные, кто здесь был, сдались и покинули дом. Кстати, с членами правительства был один пришлый парень, полицейский с Земли. Когда оставшихся в живых арестовали, он был тут же. Это целая отдельная история, но я вижу, что вы торопитесь и перескажу только самое главное. Пройдемте. Вот здесь, в соседнем здании, держали пленных. А в том дворе расстреляли практически всех, кто работал в правительственном здании. Кроме Златова и троих его советников. И того парнишки. Но их судьба была куда как тяжелее. Их всех замучили до смерти. Тот парень, полицейский с Земли, чудом остался жив. Он регулярно приезжает сюда. Никто не знает, зачем. Просто приходит к руинам, стоит, а потом уходит.

- Спасибо за рассказ, - серьезно поблагодарил Рек. - Вот только на том дворе никого не расстреливали. Ну, это не важно, конечно. Если пересказывать эту историю туристам, то так даже драматичней. Можно еще сказать что на месте той вот лужи разливалось море крови и так далее. Вот тебе две... нет, три кредитки.

Старичок разулыбался, принимая гонорар за свою "экскурсию".

- Зря вы мне не верите, молодые люди, - заметил он напоследок.

- Пошли, Эвиза. Здесь рядом есть симпатичный магазин одежды. - Рек отвернулся от старика. - Хочу купить себе новый плащ.

Она почувствовала, что ему что-то не нравится, поэтому спросила:

- Он много наврал? Это было не так?

- Да нет. В принципе, все правильно. И вообще, ты же читала мое досье, - съехидничал Рек.

Эвиза задумчиво произнесла:

- Знаешь, теперь я уже не знаю, что там было правда, а что нет.

- Я действительно был полицейским, - объяснил он. - Только не с Земли, а с Марса. Приехал по какому-то делу, уже сейчас не вспомню, в чем оно состояло. Ввязался во все эти события, за что и поплатился. В общих чертах старик рассказал верно.

- У нас говорили, что правительство Маиси - угнетатели, - заметила Эвиза. - Что президент Златов проводит политику против местного коренного населения в поддержку переселенцев. Что его свергли местные племена, которые смогли вооружиться и разработать план по своему освобождению.

Рек смотрел на нее с интересом.

- По-моему, ты уже не слишком уверена в том, что это правда.

- А что было на самом деле? - вскинулась Эвиза.

- И для Земли, и для "Счастья" эта планета - удобное место для размещения военной базы. На случай военных действий. А Златов всего лишь хотел, чтобы Маиси были именно Маиси, а не колония "Счастья" или Земли под реестровым названием "Бета-21". Ни к каким местным племенам это не имело отношения. Местные племена и тогда ничего не волновало, и сейчас не заботит.

***

В магазине Рек долго выбирал и наконец выбрал длинное пальто серого цвета, широкое и свободное. И долго вертелся перед зеркалом (прикидывал, удобно ли под ним прятать оружие). Эвиза с интересом разглядывала все его манипуляции и телодвижения. Поведение младшего Дагварда часто ставило ее в тупик. То ли он действительно немного ненормальный, то ли прикидывается. Крутится перед зеркалом, как какая-то модница, хотя до этого момента наверняка много лет ходил в своем задрипанном плаще и совершенно не пекся о том, как это выглядит.

Рек перехватил ее взгляд и в очередной раз решил, что ему не нравится, когда на него так смотрят.

- Слушай, сходи в соседний отдел и подбери себе что-нибудь попрезентабельнее, - посоветовал он, протягивая ей кредитную карту.

Эвиза послушно сделала, что велели, взяла карту и ушла в соседний отдел. Где тут же попала под перекрестное внимание сразу двух милых женщин. Быстро разобравшись, что девушка мало что смыслит в современной моде, ей перепоказывали кучу вещей, особенно предлагая смотреть на то, как сочетаются ее шикарные золотистые волосы с тем или иными цветом. Наконец ее нарядили в черный деловой костюм и полусапожки на невысоких каблуках, а поверх в ярко-красный плащ, тоже широкий и длинный. Заодно быстро подобрали под все это чулки, сумочку и прочее.

Когда Эвиза вернулась, приблизительно через час, Рек как раз только что закончил с покупкой пальто. Увидев преображенное создание, признать в котором Эвизу было очень трудно, Рек открыл было рот, потом закрыл так ничего и не сказав и только кивнул головой. И подумал, что очень кстати приобрел обновку. Хорош бы он был в своем видавшем виды плаще неопределимого цвета рядом с такой роскошной девушкой.

Эвиза скромно держала в руках аккуратный сверточек, в который запаковали ее комбинезон.

- Здорово выглядишь, - признался Рек, так и не придумав ничего более оригинального.

- Спасибо.

- Давай, я уберу это в сумку.

Он забрал у Эвизы сверток и задумчиво пошел к выходу. Очевидно, что в их с Датчем манере покупать На-Ле "что-нибудь симпатичное" отсутствует логика. Вот, женщина сама одевается - и сразу видно, что каждая деталь на своем месте. "Надо будет попросить, чтобы она для На-Лы что-нибудь выбрала", - решил Рек. Проверив в последний раз, чтобы ничего не осталось в карманах нужного (маячок пропал ещё на "Счастье"), он свернул плащ и (сердце все же слегка дрогнуло за такую родную и привычную вещь) бросил в ближайший мусорный бачок. Серое пальто хотя и болталось на его широких плечах, как на вешалке, гораздо больше ему подходило. И позволяло носить оружие так же незаметно, даже если оно будет в большем количестве. К тому же, черные кожаные штаны и свитер под его новое пальто подходили куда больше.

Минут через 15 они входили в просторный холл гостиницы.

- Я заказывал номер на имя мистера и миссис Дагвард, - бросил он тощему парню за стойкой.

Через минуту им вручили новенький ключ.

- Лаборис! Прими у мистера Дагварда багаж и проводи, - приказал парень кому-то в приоткрытую дверь.

Моментально появился еще один тощий тип, подхватил сумку Река и пошел, приглашающе оглядываясь и кивая головой.

- Мистер и миссис? - Эвиза была удивлена.

- На семейные пары меньше обращают внимания. Так будет меньше вопросов, - пояснил Рек, шагая за услужливым коридорным.

Номер оказался большим, с просторной гостиной и двумя спальнями. Рек выставил коридорного и бросил сумку на диван.

- Неплохо для начала.

- И что мы будем делать?

Рек повесил пальто на вешалку и пожал плечами.

- А чего бы тебе хотелось?

- Узнать, как долго мы здесь задержимся.

Рек плюхнулся в кресло, дотянулся до сумки и сдернул ее с дивана на столик перед собой.

- Располагайся. До завтра точно задержимся. Куда я дел этот... Ага, вот. - Он извлек из сумки бритвенный прибор, полотенце и еще какие-то свертки. - Предлагаю принять душ и поесть. Для начала. Дядя скорее всего будет у себя не раньше пяти. Так что мы вполне успеем.

Эвиза огляделась.

- Здесь две ванные комнаты, - пояснил Рек, выкладывая еще одно полотенце. Он не любил пользоваться гостиничными, поэтому прихватил с собой сразу два.

- Наверное, это самая дорогая гостиница во всем городе, - решила Эвиза.

- Это - обыкновенная гостиница для Маиси. Здесь везде так. Но дороже всегда найдется. Хочешь, переедем в Палас-Отель?

- Спасибо, не стоит, - быстро отреагировала Эвиза.

Она не привыкла долго копаться, поэтому живенько приняла душ, вымыла голову и просушила гостиничным феном. Гостиница уже начинала ей нравиться. Ничего лишнего, но на всем легкий оттенок заботы о постояльцах. Она вернулась в гостиную, с удовлетворением отметив, что на все - про все ей хватило двадцати минут. Река все еще не было видно.

- Я хочу есть, - объявила Эвиза громко, решив не церемониться и посмотреть, что из этого выйдет. Ей все было внове в этой неожиданной жизни, в которую она попала.

- Закажи что-нибудь, - отозвался Рек. - Там рядом с фикусом - телефон.

- Что ты подразумеваешь под фикусом? И под телефоном?

Дверь распахнулась и появился Рек. Босиком, в гостиничном халате, на ходу вытирая свои короткие русые волосы своим собственным полотенцем.

- Вон, какая-то дребедень в горшке.

Эвиза разглядела наконец, что он имеет в виду. "Фикусом" оказалось нечто явно из здешней фауны, больше напоминающее длинные трубчатые грибы.

- Давай, я сам, - решил Рек.

У телефона действительно была обыкновенная трубка, как на старинных аппаратах в музее.

- Принесите обед в... 318-й номер. Ну, что-нибудь получше. И без здешней экзотики. - Он положил трубку и сделал попытку пригладить короткий "ежик" волос. Как всегда безрезультатно.

- Расскажите про вашего дядю, - попросила Эвиза. Для неё родственные отношения было одной из непонятных отраслей внешнего мира.

- Ну, это очень милый человек, Генрих Дагвард. Он - президент строительной корпорации. "Дагвард-Компани" специализируется на строительстве транзитных космических станций.

- А ваши родители?

Рек задумался. Прошло всего шесть лет, хотя сейчас ему казалось, что они с братом живут самостоятельной жизнью в космосе как минимум двадцать. Очень много событий произошло с того дня...

- Мы с братом остались одни во время войны Роботов, - сказал он наконец.

Эвиза почувствовала, что подробности лучше не спрашивать. Поэтому переключилась на знакомое понятие, о которой на "Счастье Человечества" говорили довольно много, когда Эвиза еще училась в школе.

- Я знаю о войне Роботов.

Рек посмотрел на нее с любопытством.

- И что же ты знаешь?

В дверь постучали. Симпатичная горничная вкатила в номер изящный столик на колесах, уставленный в два этажа всякой едой. На глазах у непривыкшей к такому сервису Эвизы горничная быстро расставила блюда, разложила приборы и салфетки, очаровательно улыбнулась Реку, принимая от него кредитку - и исчезла.

- Надеюсь, тебе понравится здешняя еда. - Рек заглянул под крышку супницы и принюхался. - Куриный суп, - пояснил он. - Фирменное блюдо любой здешней гостиницы. Так о чем мы говорили?

Эвиза увлеклась, наблюдая, как он разливает по глубоким тарелкам золотистый бульон. Поэтому не сразу вспомнила, о чем шла речь.

- Я сказала, что мы проходили марсианскую Войну Роботов в школе.

Рек поставил перед ней тарелку.

- Очень интересно, - признался он. - Я не думал, что местный марсианский конфликт будут освещать на Гамме-249.

- Вряд ли вы со мной не согласитесь, - начала она, болтая ложкой в тарелке. - Причиной войны Роботов явилось несовершенство самого марсианского общества.

Рек посмотрел на бокал с легким столовым вином и кивнул.

- В общем, можно и так сказать, - согласился он, чем воодушевил Эвизу.

- Даже машина, если ее снабдить интеллектом, выстроенном на капиталистических понятиях, захочет получить власть.

Но с этим Рек уже никак не мог согласиться, поэтому поставил бокал на стол и посмотрел на девушку.

- О каком интеллекте идет речь?

Эвиза пожала плечами.

- Вы сами должны это знать, - заявила она. - Правительство Марса разрабатывало программу, благодаря которой можно было уволить очень много людей и заменить их разумными машинами, которые не требовали бы зарплаты. Но не было учтено, что став разумными, машины могут взбунтоваться, так же как люди и захотеть стать главными, чтобы угнетать других.

- Ну и бред! - высказался Рек. - Вам действительно именно так объясняли, что произошло?

Эвиза обиделась.

- Я не понимаю, почему вы называете это бредом. Разве это не логично?

Рек с усмешкой налил себе еще вина, задумчиво выпил. Потом положил на тарелку еще кусок мяса и занялся им, явно не собираясь отвечать. Эвиза немного подождала, после чего решила, что не даст этому странному человеку отделаться молчанием.

- Если вы считаете, что я сказала что-то не то, объясните, почему, - потребовала она.

- Подумай сама, - предложил Рек, покрутив вилкой в тарелке. - Ты же умная девушка.

На это можно было еще больше обидеться, но Эвиза уже начала привыкать к тому, что обижаться на Река бесполезно. Поэтому целую минуту действительно думала, перебирая в памяти все, что когда-то слышала.

- Не знаю, - призналась она.

Рек отложил вилку.

- Начнем с того, что никакого искусственного интеллекта не существует, - заявил он и тут же перебил собиравшуюся перебить его Эвизу. - Не возражай, сперва послушай. Есть очень совершенные компьютеры, которые действительно могут так много, что может создаться впечатление о том, что они стали разумными. Но количество мыслительных операций, которые может процессор совершить за единицу времени - не показатель того, что машина стала живым существом. Ты можешь запрограммировать машине проявление любых чувств и эмоций, но не заставишь ее саму синтезировать эти самые чувства и эмоции. - Он развел руками. - Я не знаю, как это объяснить. Машина не осознает ни себя, ни окружающих, даже если в нее поставили программу распознавания конкретных голосов, или внешности. И как, по твоему, она сможет прийти к выводу, что ее эксплуатируют или что ей нужна власть?

Эвиза в свою очередь развела руками.

- Но ведь это случилось.

- Что?

- Машины взбунтовались.

Рек открыл было рот, но выдохнул и закрыл. Надо было подойти к объяснению с другой стороны.

- Ну хорошо, - кивнув, начал он. - Попробую объяснить саму суть. Некоему светлому уму пришло в голову, что в обстановке искусственных городов Марса очень легко внедрить новые технологии, позволяющие автоматизировать большинство работ. Собственно, это старая выдумка. Просто на Земле до таких масштабов еще не дошли. А на Марсе дошли. И соединили всю автоматику в единую сеть.

Эвиза с готовностью кивнула. Пока что слова Река не противоречили тому, что она вызубрила на занятиях.

- Машины работают сами собой, - продолжил Рек. - Все программы поступают с одного центрального пульта. Даже автономные агрегаты можно обеспечивать программами автоматически. Каждый вечер они возвращаются в машинные парки, присоединяются к сети и получают свою порцию заданий на завтра. Как видишь, пока все просто.

- Ну, это ведь только начало, - без сомнений высказала Эвиза.

Рек кивнул

- Да. Начало. А теперь представь себе, что на Марсе живет некий программист, который очень хочет заработать кучу денег. И он находит способ внедрить в компьютерную сеть вирус.

- Зачем?

- Просто чтобы испортить автоматику.

Эвиза с сомнением водила пальцем по краю тарелки.

- Не слишком ли это просто? - переспросила она. - Тогда объясни, как можно, испортив автоматику, заработать кучу денег?

- Ну, это еще проще. Новый вирус еще никому не известен. Да и выглядит так, что его очень трудно обнаружить. А наш программист приходит и говорит: у меня есть способ избавить вас от проблем. У всего вашего руководства нет, а у меня есть. Это потом кто-то сказал, что слишком разумные машины решили захватить власть. Тебе нужна власть?

Эвиза удивленно на него посмотрела.

- Не думаю... Мне как-то не приходило это в голову...

- И мне не приходило. Ручаюсь, что власть не нужна и моему брату, и многим нашим знакомым. Не так уж много существует людей, которые рвутся к власти. Просто те, кто рвутся - гораздо заметнее. И уж тем более не станет рваться к власти машина. Людям свойственно приписывать другим существам свои страсти и пороки. Поэтому во все времена появлялись фантазии на тему того, как машины стали разумными и захватили власть.

- Но что же, по вашему, было на самом деле?

- Власти захотелось человеку, - спокойно констатировал Рек. - Этот человек ввел в машины такую программу, которая заставила их устраивать вокруг себя хаос и крушить все, что попадется. Как он потом признался, в его планы входило посеять панику среди населения колонии. А потом, в самом разгаре, объявить, что знает способ, как справиться с проблемой, выйти в правители, заработать кучу денег, в общем, захватить все в свои руки.

- По моему, это глупо, - решила Эвиза.

Рек согласно кивнул.

- Абсолютно глупо. Но, знаешь, за время моей службы в полиции, я поверил в то, что преступления всегда совершают люди ненормальные. Должно быть в человеке какое-то отклонение, чтобы он смог убивать. А от того типа бед было много.

- И ваши родители?..

Рек мрачно глянул на неё, пытаясь дать понять не понимающей таких простых вещей девочке с Гаммы-249, что на этот раз подробностей не будет.

- После того, как всё это произошло, я и пошел в полицию. Добровольцем. Для того, чтобы отлавливать все взбесившиеся механизмы, нужно было много народу. Я, кстати, участвовал в поимке того программиста, когда его вычислили. Мы добрались до завода, на котором ставил свои эксперименты этот парень. - Опустив подробности (в том числе и Еву), Рек перешел к самому решающему моменту поимки злоумышленника. - Разумеется, он приготовил нам "сюрприз" в своем стиле...

***

Было не очень приятно находиться в огромном помещении, полном многотонных железных агрегатов. А еще хуже стало, когда автопогрузчик - гора металла тонн с двадцать весом, на сверкающих гусеницах и с пятиметровой "рукой"-захватом - включился сам собой. Массивный корпус с лязгом развернулся в их сторону.

Рек невольно попятился, когда эта штука сфокусировала свои оптические датчики на троих полицейских.

- Бегите к лестнице, - скомандовал Рек тихо. - Найдите пульт управления. Я отвлеку эту штуку.

Затея - глупее не придумаешь! Но ничего более разумного не пришло ему в голову. Не слишком-то поразмыслишь, когда огромная железяка катит в твою сторону, размахивая рукой-захватом. Двое коллег постарше и вовсе ничего думать не стали: повернулись и помчались к лестнице на галерею, охотно подчинившись младшему. "Правильно! - успел подумать Рек. - И главное - разумно". На него самого благоразумия явно не хватило.

Погрузчик подтвердил, что именно наверху - самое важное. Потому что тут же повернулся и устремился к лестнице. Река он проигнорировал.

- Эй! Уродина! - крикнул погрузчику Рек.

Машина, нечувствительная к оскорблениям, продолжила путь.

Повернувшись вокруг себя, Рек увидел пустой металлический ящик.

- Пойдет!

Раскрутив ящик, лейтенант Дагвард запустил им в готовую проехать мимо махину. Помогло... Эта штука подкорректировала курс и теперь шла прямо на него.

Рек выстрелил пару раз, но бластерные импульсы срикошетили от толстого металла. Третий раз стрелять было некогда. Погрузчик оказался очень проворным. Пришлось спасаться бегством.

- Глупая железяка! - наградил Рек машину, заскакивая за штабеля ящиков, один из которых так удачно использовал для привлечения внимания.

В огромном зале было не очень много места для маневров огромного погрузчика. Он наехал гусеницей на край полуразобранной эстакады. "Чтоб ты перевернулся!" - пожелал ему Рек, забираясь повыше. Но машина остановилась, потеряв его из виду. Массивная башня повернулась, бесцельно махнув рукой-захватом. Оптические датчики не фиксировали ничего, кроме металлической арматуры и старых агрегатов разнообразного назначения. Тогда погрузчик счел свою миссию выполненной и дал задний ход.

- Эй! Куда это ты собрался? - крикнул Рек с кучи ящиков.

Башня повернулась обратно. Тогда Рек прицелился и выстрелил, метя в один из сегментов, который по его мнению напоминающий механический глаз.

Сегмент взорвался. Машина крутанулась на месте, так что взвыли все ее сервомоторы. Рек чуть не оглох. А тут еще отвес погрузчика задел те самые ящики, на которых он сидел. Аккуратные штабеля пошатнулись. Рек почувствовал, как опора поехала из-под ног - но мог только беспомощно взмахнуть руками. Еще один поворот тяжелой башни - и ящики посыпались во все стороны.

Каким-то чудом Рек ухитрился спрыгнуть в сторону. Пришлось прокатиться по острым ребрам рухнувшей железной кучи. Нечто тяжелое и острое врезалось ему в плечо и отбросило еще на несколько метров. Рек спешно открыл глаза (зажмурился, пока катился по ящикам) - и увидел в метре от себя ползущую и сияющую гусеницу. Он вскочил. И тут обнаружил, что выронил бластер. Где - можно не спрашивать. Бесполезно. Повернувшись, он побежал обратно по залу, надеясь, что железная уродина не сразу его заметит. Не тут то было! Лязгая гусеницами, машина ринулась за ним.

"Да где они ходят?!!" - мысленно возопил к сослуживцам Рек. Он успел прыгнуть, откатиться от металлического захвата, увернуться от гусениц и спрятаться за большой контейнер. Погрузчик ринулся было следом, но застрял. Пятиметровая суставчатая "рука" широко размахнулась, ища опору. Ближе всего оказался тот самый контейнер, за которым спрятался Рек. "Рука" вцепилась в верхний край и потянула в сторону. Прижавшись спиной к стене, Рек смотрел, как ловко орудует погрузчик. Еще несколько секунд - и он "увидит" распластанную вдоль стены фигуру. Осталось только прыгнуть вперед и уцепиться за дверцу контейнера. Что Рек и сделал. Его потащило вместе с огромным ящиком. Потом (Рек не понял) то ли сорвался захват, то ли край контейнера не выдержал. "Рука" погрузчика взметнулась, проехав по стене. С оглушительным скрежетом порвала ползущие вдоль стены кабели. К счастью Река, зал обесточили заранее. Один из кабелей, падая с высоты, хлестнул Дагварда по спине, как гигантский бич. Сорвавшись с дверцы, Рек покатился по полу. Почти что под гусеницы погрузчика.

Рек сам не понимал, почему до сих пор не раздавлен и не разорван. Ему даже удалось оказаться между гусеницами, а не под ними. Проскользнув вперед, Рек вынырнул позади погрузчика и быстро вскарабкался на его "слепой" с этой стороны корпус. Где-то сверху на погрузчике должен быть распределительный щит. Если добраться до него, можно оборвать несколько проводов и обездвижить механического урода, пока его не слишком торопливые сослуживцы ищут центральный пульт. Как на зло, в очередной раз потеряв врага из виду, погрузчик дал задний ход. Прежде, чем Рек успел подняться выше, его прижало спиной к ребристой поверхности какой-то машины. "Раздавит!" - мелькнуло у Река. Сопротивляться двадцатитонной махине он не мог, поэтому заорал, пока еще была возможность. Чисто с испуга.

Акустический датчик погрузчика уловил новый звук. Настоящих мозгов у него не было. Поэтому он просто развернул свою башню на крик. Рек проехался спиной по угловатой стенке, но удержался. Свобода! Он висел, живой, не раздавленный, на заду у погрузчика, пока тот сканировал стену в поисках врага. Рек срочно вскарабкался наверх. И жестоко разочаровался. Распределительный щит был наглухо заварен по всему периметру. Рек с досады стукнул кулаком по металлической крышке. Напрасно! Погрузчик "услышал" и махнул рукой-захватом, чтобы снять со своей крыши наглого человека.

Рек увернулся, но не удержался и покатился по пологому боку чудища. Упал прямо на гусеницу. Больно ушиб плечо и бедро о блестящие "суставы". Отдышаться было некогда. Гусеница дрогнула. Машина двинулась с места. Рек перекатился с гусеницы на пол, порадовавшись, что по крайней мере у пола оказалась гладкая поверхность.

Ему казалось, что он уже несколько часов увертывается от механического монстра. На самом деле все продолжалось не более десяти минут. С трудом поднявшись, Рек заставил себя побежать, припадая на ушибленную ногу. Погрузчик двинулся следом, нацеливая руку-захват на Река и набирая скорость.

Реку удалось добежать до стены и он полез наверх. В голове уже не было никаких оформленных мыслей. Только желание уйти от механического убийцы за своей спиной.

Это как во сне, когда в ужасе пытаешься убежать, а движешься как сквозь плотное желе. Соскальзывая со стены и цепляясь за все, что подвернется, Рек вдруг почувствовал, что нога за что-то зацепилась. Он рванулся сильнее, чтобы высвободиться. Но его потянуло вниз. Мотор погрузчика взревел сильнее. И Рек в ужасе осознал: эта дрянь схватила его за ногу! "Сейчас откусит!.." - панически промелькнуло в голове. Вцепившись в ребристую стенку, Рек повис, в отчаянии пиная врага свободной ногой.

На его счастье, захват не был рассчитан на толщину человеческой щиколотки. Нога Река попала как раз между крупными зубцами захвата. На этом счастье и заканчивалось, потому что вырваться из огромного стального капкана было невозможно. Рек понял, что либо надо отпустить руки, либо... Он все равно их отпустит, когда погрузчик примется отрывать его со всей своей многотонной силой. А потом этому погрузчику никакого труда не составит шарахнуть Река о ту же самую стену или об пол. И все...

В критической ситуации человек часто совершает бессмысленные поступки. Наверное, потому что очень хочет жить. Рек вцепился в стену, готовый сражаться до последнего. Вся его одежда промокла от пота. Пальцы почти срывались со ставших скользкими металлических реек. Но Рек напряг мышцы, готовый противостоять механическому чудовищу.

Внезапно капкан на его ноге разжался, а потом смолк рев машины. Реку даже показалось, что он оглох. Внизу раздавались голоса. Реку пришлось крепко зажмуриться, а потом уже посмотреть вниз, потому что все расплывалось. Может быть, пот затек под веки. А может, это был и не пот.

Внизу суетились вооруженные люди. Свои. Полицейские. Они что-то кричали и даже, кажется, собирались лезть к нему. Рек с трудом разжал пальцы и скользнул вниз. Его подхватили.

Едва коснувшись пола, Рек вдруг ужасно разозлился на всех этим людей, которые бегали неизвестно где столько времени, пока он сражался с механическим убийцей. Он ругался долго и, как потом утверждали его сослуживцы, очень замысловато. Никто не возражал. Его только поддерживали со всех сторон, чтобы не упал. А то вдруг его ноги не держат. К тому моменту, когда он закончил свою бессвязную, он очень цветастую речь, вокруг собралось человек пятнадцать. Рек наконец стал вырываться. Его тут же отпустили и даже освободили дорогу, потому что уже было понятно, что он достаточно твердо стоит на ногах. Тогда Рек пошел к груде ящиков и принялся целенаправленно искать свой пистолет.

Окончательно он пришел в себя только тогда, когда вернулся в Управление. В душевой на него глазели все, кому не лень. Было на что. Рек с ног до головы был покрыт синяками и ссадинами всех видов и размеров.

- Может, заглянешь к доктору? - озаботился кто-то.

- Кости целы, - буркнул Рек.

Это был последний день войны Роботов. Как только отключили центральный пульт управления, все машины в марсианской колонии, до которых успел добраться злоумышленник-программист, перестали вести себя агрессивно. За несколько последующих дней их полностью перепрограммировали.

***

Маисийский офис корпорации "Строй Транзит Дагвард Компани" впечатлял своим лоском. Обширный, мощеный синтетической брусчаткой двор с декоративной подсветкой, подземная автостоянка с контрольно-пропускным пунктом, сплошной металлопластик, односторонние стекла, отражающие свет и создающие эффект тысячи зеркал. В общем, все в самом современном духе. Широкие двери сами раскрылись перед Реком и Эвизой. И они вошли в просторный зал, размерами и оформлением напоминающий космопорт.

Охранник (двухметровый амбал с ничего не выражающим лицом) преградил им дорогу.

- Вы к кому, господа?

- Привет, Бобби! - вместо ответа приветствовал его Рек.

- Мистер Дагвард? - Лицо амбала изменилось, словно телевизор переключили на другую программу. Он просиял и посторонился. - Сэр! Простите, что не узнал сразу.

Рек уже шел мимо, увлекая за собой Эвизу.

- Ничего, Бобби, - бросил он напоследок. - Как здоровье Флоры?

- Прекрасно, сэр! Спасибо!

- Его дочке плохо подходит здешний климат, - пояснил Рек.

Они прошествовали не снижая скорости через весь холл. Видимо, охранник Бобби дал знак лифтеру, потому что тот услужливо распахнул перед ними дверцы служебного лифта.

- Вас здесь хорошо знают, - заметила Эвиза, оглядываясь по сторонам.

- Бобби служит у дяди последние десять лет. Если бы была не его смена, пришлось бы объяснять, кто мы такие и что нам нужно.

- Здесь так строго с пропуском?

- Как везде, - признал младший Дагвард. - Это очень крупная компания. Будет совершенно лишним, если по зданию начнут бродить все, кому не лень.

Они вышли на двадцать втором этаже и оказались в сплошь застланном ковром коридоре. Это больше походило на длинный зал. В конце зала было расширение. Здесь сидела миленькая секретарша, которая едва завидев широко шагающих прямо на нее Река и Эвизу, встрепенулась и приняла оборонительную позицию.

- Простите, но шеф занят.

- У него совещание?

- Нет, но он занят.

Рек кивнул. И решительно шагнул к двери. Эвиза пристроилась следом. Так что секретарша оказалась в последнем ряду.

- Мистер Дагвард никого не принимает!

Рек уже открыл дверь. И обнаружил приблизительно то, что ожидал: мистер Дагвард корпел над какими-то бумагами.

- Привет, дядя!

- Ричард? Все в порядке, мисс Марчел.

Секретарша ретировалась в коридор и закрыла дверь. Эвиза огляделась. Огромный кабинет был под стать всему зданию. Окно во всю стену, скромные серые ковры на полу, изящные светильники. На столе несколько бумаг, тонкий как тетрадка компьютер и статуэтка - модель какой-то сложно навороченной космической станции.

Глава корпорации вышел из-за стола им навстречу, пожав руку племяннику, похлопал его по плечу.

- Эвиза! - объявил Рек. - Перед тобой генеральный директор "Дагвард Компани" Генрих Дагвард. Дядя - это Эвиза.

Девушка оказалась под очень пристальным вниманием главы корпорации. Он оглядел ее с головы до ног и вместо того, чтобы ограничиться привычным Эвизе рукопожатием, поцеловал ей руку.

- Присутствие женщины облагораживает. Надеюсь, вас облагородит тоже, - назидательно (или мечтательно) произнёс дядя. - Рад приветствовать вас на Маиси! - (Это уже относилось к Эвизе).

Генриху Дагварду было лет около сорока пяти. Эвиза отметила между ним и близнецами явное фамильное сходство. Хотя дядя смотрелся попроще: лоб менее рельефный, нос покороче, нижняя челюсть сглажена более пухлыми щеками. Генрих Дагвард имел легкую склонность к полысению и у него начало уже отрастать брюшко.

- Дядя! Мы к тебе по делу, - заявил Рек, усадив Эвизу в одно из кресел.

Глава корпорации еще немного посмотрел на девушку, присутствие которой ему явно нравилось. Для Генриха Дагварда красивая молодая особа рядом с его племянником говорила прежде всего о том, что близнецы взялись за ум и стали более серьезно смотреть на жизнь. Того и гляди женятся, перестанут носиться неизвестно где и неизвестно как. С обсуждения вопроса об их приключениях дядя и начал, проигнорировав пока заявление Река о деле.

- Я слышал, у вас были неприятности?

Рек насторожился. Но дядя имел в виду не те события, о которых еще ничего не знал.

- Что у вас произошло на Талпо?

Рек насторожился вторично: на Талпо за последнее время у них было два приключения (две воронки, как выразилась На-Ла). Какую именно воронку имел в виду дядя, нужно было вовремя определить. Чтобы не сболтнуть лишнего в том случае, если дяде известно только об одной.

- А что у нас произошло на Талпо? - невинным тоном переспросил Рек.

- Я имею в виду то, после чего потребовался капитальный ремонт! - отрубил дядя.

"Значит, о приключении с Гвидо он ничего не знает" - обрадовался Рек и на радостях честно признался:

- Ну, вообще-то, нас подстрелили. Я имею в виду корабль.

Дядя взял со спинки стула свой прекрасно сшитый пиджак, одел и поправил галстук, будто это помогало ему переваривать информацию. Ему еще шесть лет назад, в Островном реабилитационном центре внушили, что с Реком нужно обращаться очень бережно после того, что он пережил. Поэтому дядя всегда старался сдерживаться, когда разговаривал с младшим племянником. Будь здесь Датч - тому пришлось бы несладко. Генрих Дагвард спросил, как мог спокойнее:

- Зачем вы ввязались в военные действия? Вы же - гражданский транспортник. - В отличие от племянника дядя говорил напористо и без лишних пауз.

- Ну, мы получили сигнал бедствия, - как всегда медленно и с расстановкой начал Рек. - С исследовательской станции. И собирались эвакуировать людей, - в тоне Река сквозило лёгкое недоумение: как это дядя (их дядя!) мог предположить что они (они с Датчем!) игнорируют сигнал бедствия.

Дядя признал про себя, что в космосе негласный закон взаимопомощи действует даже сильнее, чем на море. Это его отчасти успокоило. Но только отчасти.

- Вам должны были выплатить страховку, - заметил он.

- Её выплатили, - сообщил Рек и тут же поправился: - Частично. Ты же знаешь, что у нас сложности с укомплектованием экипажа. Страховая компания придралась. Хорошо, что вообще хоть что-то получили.

Дядя подумал, что тема не укомплектованности экипажа "Медузы" и так слишком болезненна для Река и решил на неё лишний раз не давить. Но было и то, о чем Генрих Дагвард никак умолчать не мог. Поэтому следующий его вопрос прозвучал несколько напряженно:

- Но почему вы мне не сообщили?!

- Не успели, - нехарактерно быстро ответил Рек.

- Вы взяли деньги у каких-то кади! - не сдержался дядя на этот раз. - А родного брата своего отца даже не поставили в известность!

Слово "кади" Генрих Дагвард произнес с таким выражением, что Рек признался:

- Знаешь, дядя! Я никогда не думал, что ты расист.

Дядя нахмурился.

- Дело не в этом!

Несомненно, присутствие молодой женщины облагораживало прежде всего самого дядю, так как по своему опыту Рек знал: в подобных обстоятельствах дядя кипятится гораздо больше.

- Ричард! Ты никак не можешь понять - что мы - одна семья! Вы должны были обратиться ко мне в первую очередь, а не побираться по космосу... - Генрих Дагвард оборвал сам себя, потому что почувствовал, что повышает голос. И закончил сдержанно: - Что у вас случилось на этот раз?

- Ничего.

- Ничего?! Вы снова становитесь на капитальный ремонт. С прежнего ремонта прошло всего два с половиной месяца! А ты говоришь мне: "ничего"! Что случилось?

- Да так, с одной планеты удирали, - сообщил Рек как можно невиннее, только что ножкой не покрутил. - Пришлось врубить гипердвигатель в атмосфере. Внутреннее покрытие пострадало...

Дядя взялся бы за край стола, но до такой степени показывать эмоции не позваляло воспитание.

- Ричард! Тебе не кажется, что вы должны остановиться?

- В каком смысле?

Генрих Дагвард помолчал, переводя дух и соображая, как бы так поприличнее выразиться в присутствии Эвизы.

- Ричард! Тот образ жизни, который вы ведете - не закончится ничем хорошим. Вам с братом не по четырнадцать лет. Вы должны понимать, что вы делаете.

Рек не стал оспаривать это заявление, поэтому дядя продолжил:

- Я в ответе за вас перед памятью моего брата - вашего отца.

Поскольку Рек и тут ничего не возразил, дядя немного успокоился и перешел к более конкретным вещам:

- Я и раньше говорил вам и повторю снова: самое лучшее для вас - вступить в нашу корпорацию.

Это было больным вопросом и дядя Генрих даже удивился, что Рек не перебил его. "Может, действительно взялся за ум?" - с некоторым удовлетворением подумал дядя. И добавил, чтобы поддержать положительные перемены в племяннике:

- Я устрою так, что не понадобится никакого взноса.

Поскольку Рек и тут не кинулся возражать, дядя как само собой разумеющееся повернулся к Эвизе, вероятно, рассчитывая на её поддержку.

- Будет гораздо лучше, если вы примете мое предложение. Работа в корпорации - это стабильное финансовое положение, перспективы роста. Наконец, это положение в обществе.

Не встречая привычного сопротивления, дядя совсем успокоился. И принялся развивать тему:

- Я много раз говорил вам об этом, что я готов принять вас в любую минуту. Вы займете подобающее вашей фамилии место. И в конце концов, я хочу, чтобы дети моего брата были вместе со мной.

Теперь Генрих Дагвард совсем повернулся к Эвизе, словно рассчитывая, что в корпорацию должна вступить в первую очередь именно она. Девушка невольно кивнула на его последние слова - и это дядя счел очень обнадеживающим признаком. Хоть она его понимает и поддерживает! К тому же, обращаться к симпатичной блондинке было куда приятнее, чем к упрямому и несговорчивому Реку.

Вот только Рек не дал дяде окончательно расслабиться и почувствовать удовлетворение от хорошо и логично проведенной агитации.

- Зачем? - спросил он, пожав плечами и явно не собираясь соглашаться с разумными доводами. - Что мы будем делать в корпорации?

Дядя сделал попытку удержать позиции:

- То же, что делаете сейчас: летать по космосу. А если не понравится, будете посылать других это делать.

- Ну, когда-нибудь, возможно, - пообещал Рек, окончательно разбивая дядины надежды. - Когда выйдем на пенсию. Дядя! Давай поговорим о деле, ладно? Мне нужна карточка допуска в маисийский архив.

От радужного настроения дяди, приобретенного в результате перечисления выгодных перспектив вступления племянников в его организацию, не осталось и следа. От огорчения дядя забыл даже о присутствии в кабинете молодой девушки, и о необходимости беречь нервы Река и потребовал довольно резко:

- Что произошло на этот раз?

- Ничего,- в своей любимой манере ответил Рек. Но на этот раз пояснил: - Просто мне надо забрать одну вещь.

- Какую вещь?

- Мою личную. Это - давнее дело. Ничего особенного. - Вдаваться в подробности Рек не хотел.

Но дядю такое объяснение не устроило.

- Как ты мог что-то положить в Архив, если у тебя нет допуска?

- Раньше у меня был допуск. Временный.

Дядя продолжал смотреть на него очень пристально, поэтому Рек добавил:

- Мне его дал один знакомый.

- Вот пусть тебе знакомый и даст допуск, - решил дядя. - Ты и меня пытаешься во что-то втянуть! - присутствие Эвизы и предупреждения докторов реабилитационного центра спасали всё меньше и меньше.

- Я не собираюсь тебя ни во что втягивать. Просто сейчас у моего знакомого допуска нет. - Рек понимал, что хождение вокруг да около только злит дядю. - Я просто хочу забрать то, что меня просили.

- Кто просил? Ричард! Я не собираюсь участвовать в твоих махинациях.

- Ну хорошо, - сдался Рек. - Меня попросил забрать кое-что Златов.

- Какой Златов?

Рек посмотрел на него с удивлением.

- Дядя! Ты забыл, кто такой Златов? Виктор Златов. Бывший президент Маиси.

Генрих Дагвард призадумался. Виктора Златова на Маиси конечно же прекрасно помнили. Дядя считал, что случайно ввязавшись в историю с захватом президента, Рек предпочтет поскорее забыть о тех событиях. Дядя до сих пор чувствовал себя неуютно, когда вспоминал свое посещение реабилитационного центра и все наставления и пояснения лечащего врача Река. До сего момента Генрих Дагвард не предполагал, что Рек со Златовым продолжают какие-либо деловые отношения. Неудивительно, что Рек не интересуется бизнесом. Дядя логично сделал вывод, что племянник занимается политикой. И это его очень опечалило.

Молча сев за компьютер, дядя запросил код доступа, потом достал из сейфа пластиковую карту и ввел на нее полученный код. После чего вручил карточку Реку.

- Ричард! - сказал он со вздохом. - Пойми меня правильно: судьба политика куда более переменчива, чем судьба бизнесмена.

Рек отметил про себя, что его урок о том, что нужно говорить о бизнесе своим детям, не пропал даром. Но вслух ничего не сказал.

- Спасибо, дядя! - искренне поблагодарил он главу корпорации.

Река обеспокоило только одно: теперь Эвиза может сделать вполне законный вывод, что они действительно занимаются политикой и действительно могли шпионить на Гамме-249. Но выставить девушку в коридор прежде, чем разговаривать с дядей, Рек не догадался.

Но Эвиза никаких особенных выводов не сделала. Она так мало поняла из всего диалога, что дошедшие до ее понимания крохи информации не могли сформулироваться в какой-то определенный вывод или вопрос.

И тут распахнулась входная дверь и в кабинет ворвалась высокая голенастая особа. Первым делом углядев Река, особа раскинула руки и ринулась к нему.

- Рики! Ну надо же! Это ты!!!

- Привет, Юла, - Рек сунул пластиковую карточку в карман пальто и поспешил заключить долговязую особу в свои объятья. Девица бесцеремонно повисла у него на шее и чмокнула его в губы.

- Рики! Ты почему не сообщил, что ты тут?

- Не успел еще, - ответствовал Рек, высвобождаясь из ее объятий. - Знакомьтесь. Это моя двоюродная сестра Юлия. Попросту - Юла. А это Эвиза.

Юла радостно пожала Эвизе руку, откровенно оглядывая ее с головы до ног.

- Вот это плащ! - заявила она. - Прямо как у Дины Пикто.

- А кто это? - удивилась Эвиза.

- Местная достопримечательность, - объяснил за сестру Рек. - Певица.

Эвиза в свою очередь тоже оглядывала Юлию Дагвард. Та была одета в коротюсенькое модное платье, обтягивающее ее как перчатка. На ногах - босоножки, точнее сказать шлепанцы "два ремешка и полуметровый каблук". Даже просто встать на такие каблуки было бы подвигом. Но Юла двигалась быстро и неудобств не замечала. Хотя умение носить модную одежду было в ней не главным.

Любой человек, увидев ее портрет, счел бы, что ей не повезло с внешностью. Длинная (даже не высокая, а именно длинная), голенастая, с крупными чертами лица, с большими руками и большими ногами (кажется, ее босоножки на устрашающем каблуке были не меньше 43-го размера), теоретически она никогда бы не могла претендовать не то, что на звание красивой, но даже симпатичной. Однако все черты и особенности ее фигуры пронизывал какой-то необъяснимый шарм, благодаря которому Юлия Дагвард действительно становилась неотразимой. И она это знала и пользовалась этим.

- Ты представляешь, - уже рассказывала она. - Я ехала мимо. Дай, думаю, зайду к папочке. Ну так, ни за чем. А Бобби мне говорит: "Мистер Дагвард здесь". Я ему: "Какой? Нас тут много". А он: " Тот самый". Я бегом сюда. А как Данечка?

- Да как всегда. Возится с кораблем. А как Стива?

- Братец сдает сессию. Слушай! - На Юлу видимо сошло вдохновение. - У нас сегодня будет классная вечеринка! Приходите все!!

Рек скривился.

- Ты же знаешь, как я отношусь к вечеринкам.

- Ну пожалуйста, Рики!! Обещаю: будут только свои!

- Ага. Человек двести. А нас ты представишь в качестве гвоздя программы. Нет уж!

- Тогда мы заглянем к вам сами. Где вас искать? Скажем, завтра.

- Ладно уж, - Рек рассмеялся. - Мы в гостинице в,,- 18, за два квартала отсюда. У нас пока много дел, но быстро мы не улетим. Так что успеешь поговорить с Данечкой.

- Ура! - Юла чмокнула его в щеку. - Так я пошла, пап. - Это уже относилось к спокойно пережидающему бурю Генриху Дагварду.

- Постарайтесь не сильно шуметь, - предупредил тот свою дочь.

Юлия Дагвард, еще раз обнявшись с братом и горячо пожав Эвизе руку, исчезла на своих страшных каблуках-гвоздях.

- Нам пора, - решил Рек. - Дядя! Спасибо за допуск.

Дядя отмахнулся.

***

Тихое гудение множества работающих в Архиве компьютеров не только слышалось, а как бы ощущалось, чувствовалось кожей. В зале присутствовало довольно много народу и почти все они молчаливо корпели каждый над своим монитором. Почти все. Трудно было избавиться от чувства, что кто-то из них вполне может наблюдать за чужаками. Наверняка все эти люди торчат здесь почти каждый день и привыкли к виду друг друга. Рек должен казаться им новичком. В последний раз он посещал Архив года два назад. Когда нужно было поменять коды доступа. Потом Златов обращался к программе только через внешнюю сеть (и через Река). На Маиси бывший президент не показывался.

У программы имелся один существенный недостаток: она должна была располагать конкретной базой. В свое время Златов решил, что для хранения главного дистрибутива Архив Маиси подходил идеально. Чтобы найти программу в океане информации, которая хранилась в здешних анналах, нужно было как минимум знать, что искать. Да и попасть в Архив, просто зайдя с улицы, было невозможно. Поэтому программу поместили именно сюда и впоследствии было решено там ее и оставить. Только с новыми кодами, разработанными по просьбе Виктора Златова гениальной Наалой-Далой.

Рек вручил Эвизе несколько журналов и предупредил, что провозится долго. Он намеревался найти программу, отключить, забрать из Архива планеты и отправить туда, где она будет недосягаемы для посторонних. А лучше вовсе уничтожить. Но простое действие было сложнее, чем он предполагал.

Представьте себе, что нужно удержать в памяти многозначный код, в котором каждая буква и каждый знак должен быть на своем месте. Если у человека не идеальная память, способная удержать любую бессмыслицу, обращаться с разработанной На-Лой защитой было не так то просто. Записывать код Архива было нельзя из соображений секретности. Пришлось его запоминать. Но прошло много времени и много событий. Рек не был уверен, что вспомнит все хитросплетения На-Лы сразу, хотя когда-то ему и казалось, что он понимает их логику.

Что из себя представляла программа и почему она была столь важна?

Когда-то, в эпоху Информационных войн... Да, это была целая эпоха. Несколько десятков лет. Закончилась она, когда Дагварды учились в средней школе. В эпоху Информационных войн один из знаменитых узурпаторов - Бенгел Шу-Маран Первый - предложил своему программисту создать такую программу, которая легко проникала бы в любую компьютерную сеть и выкачивала любое количество информации. Идея старая, но нужно было подойти к ней по новому. В общем, программист сидел несколько месяцев и наконец изобрел. Это было гениально. Программа запускалась в любую сеть и становилась как бы своей в этой сети.

Есть такие программы, которые сразу же охватывают все, что есть в системе. Они не взламывают коды и шифры, а как бы берут их под контроль. Если программа действует извне, обычно рано или поздно ее можно почувствовать, вычислить. Как вирус. А если она адаптируется к любой системе, то ее перестают воспринимать как вирус и считают своей. В конечном итоге и ее можно вычислить. Точнее, ее след. И то, если в этот момент она в активном состоянии. В худшем случае примут за вирус, удалят (удаляется он очень легко) и перестанут беспокоиться. А программа спокойно проникнет снова и никакие защитные системы ей не помеха. В общем, программист объяснил бы это лучше. Рек не был программистом, поэтому просто принимал существование программы как факт, не вникая в подробности.

Когда программу активизировали, она начинала работать как стандартная поисковая система, только проникала в любые самые секретные файлы, и выкачивала информацию. Когда пользователю было надо, он вызывал программу и подавал ей конкретный запрос. Например, номера банковских счетов такого-то. Можно сказать, что вся эта программа - не что иное, как безотказный моментальный взлом, да еще и без следов. В общем, можно жульничать, сколько хочешь и качать чужие денежки. Ну, это мелочь, конечно. Ради покражи чужих денег не стоило бы огород городить. Есть более простые способы. Система могла отследить любую информацию, лишь бы ее обладатель был подключен к сети. Диктатор Шу-Маран Первый сразу понял, что обладает ключом ко всему миру (или к значительной его части).

Осталась такая малость: как следует припугнуть гения-программиста, чтобы не вздумал сам пользоваться своим изобретением. И не болтал лишнего.

Ничего в своей жизни Бенгел Шу-Маран не делал вполсилы. И на этот раз постарался от души. Уж припугнул - так припугнул! Программиста как магнитным завихрением сдуло. При чем в неизвестном диктатору направлении. По некоторым данным, он сменил имя, фамилию, сделал пластическую операцию, с помощью органохимии изменил отпечатки пальцев, вступил в общество исследователей дальнего космоса и улетел с самой дальней экспедицией, лет эдак на сто, не оставив ни координат, ни планов.

Короче, отыскать беглеца-программиста не удалось. Но это - пол беды. Шу-Маран Первый попытался использовать программу - и обнаружил, что настал черед самому пугаться. Диктатор понял, что не в состоянии ее запустить. Всех диктаторских познаний хватило лишь на то, чтобы запутаться окончательно и бесповоротно и почувствовать себя человеком, который держит в руках золотой самородок, а продать его, чтобы купить еды, не может. Пришлось диктатору звать другого программиста, чтобы тот разобрался в программе и научил его ею пользоваться. А программист на сей раз оказался Пронырой (как по прозвищу, так и по сути). Он не стал дожидаться, когда его начнут пугать - и сбежал заранее. Вместе с программой. Ему повезло, потому что диктатора через несколько дней свергли. Так что менять пол, возраст и отпечатки пальцев, а также отправляться в дальнюю экспедицию Проныре не пришлось.

Удирая ближайшим же рейсом, Кевин Лоро (тот самый Проныра, о котором уже шла речь), всю дорогу от Беты-21 до Земли не смел выпустить чип с программой из руки. Так и держал ее, шалея от своей собственной наглости и смелости. Он остался единоличным обладателем программы. Но сразу сообразил, что шарить по чужим банкам - рано или поздно нарвешься на неприятности. Утечка денег есть утечка денег. Это вполне материально и поддается расследованию. А вот торговля информацией - другое дело. Мало ли, откуда что может быть известно. Еще Проныра понял, что то море, обладателем которого он стал, в один рот не выхлебаешь. И он предложил программу Виктору Златову, на равных правах.

Поначалу с помощью программы Златов планировал устроить дела Маиси, обезопасить себя, превратить планету в процветающую державу. А уж потом можно было законсервировать программу до времени. Как впоследствии узнал Рек, именно эта программа так требовалась блоковцам, когда они захватили президента Златова. Но откуда они узнали? На этот вопрос трудно было ответить. Знали, по счастью, только о существовании некоего дистрибутива. Что он представляет из себя воочию - по сей день известно только тем, кто его видел, то есть всего пяти человекам. Но искушение ею завладеть может многих заставить потерять голову. Ведь любые банки разоряются, люди тратят счета, пополняя счета других людей, меняются коды и шифры, приходят и уходят правительства и т.д. и т.п. А программа продолжает работать. И находить новые подходы к новым данным.

Через пару часов Рек вышел из компьютерного зала. Не то, чтобы мрачный, но разочарованный.

- Пойдем, перекусим, - предложил он Эвизе.

Девушка отложила очередной журнал и встала.

- Что-то не получается? - спросила она.

Некоторое время Рек шагал молча. И только когда они вышли на улицу, бросил неопределенно:

- Надо с На-Лой переговорить.

В маленьком кафе почти никого не было. Рек заказал обед для себя и Эвизы, после чего связался с кораблем.

- Без тебя не обойтись, - обрадовал он кадийку.

- Так меня в ваш Архив не пустят, - ответила та. - Сам же говорил, что еще один пропуск достать сложно.

- Ничего. Я теперь знаю, что спрашивать. Так что объяснишь на словах.

Эвиза с интересом пробовала местную еду. На то, к чему она привыкла, это походило мало. К тому же, основу блюда снова составляло мясо. Кроме него присутствовали какие-то незнакомые овощи и зелень. И никакой крупы. Даже в качестве добавки. Эвиза попробовала синеватые ломтики местного овоща - и пришла к выводу, что это очень даже вкусно.

- Проблемы начинаются, когда доходишь до пятого уровня, - объяснял Рек На-Ле, успевая попутно подхватывать куски с тарелки. - Нет, не зеленая табличка, а красная. Что значит: не там набираешь?

Из его слов девушка совершенно не могла понять, в чем суть проблемы. Собственно, с его слов никто бы ничего не понял. Рек разговаривал с На-Лой тем языком, который сложился у них за пять лет применительно к таким случаям, когда никому постороннему лучше не знать, о чем идет речь. Наконец, Рек видимо удовлетворился объяснениями.

- Ладно, до встречи, - бросил он напоследок и отключил передатчик.

Для того, чтобы забрать Программу, оказалось недостаточным знать, как ее активировать. Что ж, На-Ла не может без сюрпризов. Хуже только то, что невозможно все предвидеть и спросить заранее. Рек отмахнулся на время от Программы и обратил наконец внимание на Эвизу.

- Как тебе местное блюдо?

- Вкусно, - призналась девушка. - Здесь вообще много... интересного.

Рек почувствовал, что Эвиза созрела для новых расспросов, мысленно вздохнул и напомнил себе, что когда-то, в детстве, тоже задавал много вопросов. А Эвиза - все равно, что маленькая. Она во внешнем мире ничего не знает.

***

Карен Манцетти остановил машину в двух кварталах от Архива и вылез наружу, тяжело отдуваясь. Воздух Маиси всегда казался Карену Манцетти особенно душным. Даже в холодное время года. Может, дело было не в воздухе, а во все увеличивающемся весе Карена. У него с детства были нелады с обменом веществ, а с возрастом это сказывалось все сильнее. Да и сердце уже не так послушно работало (или ему так казалось). Врачи выписывали ему кучу лекарств и отправляли на всякие курорты. На курорты Карен охотно ездил, от большинства таблеток отмахивался. Это временно помогало. Но Карен уже стал привыкать к мысли, что избавиться от всех болезней ему не удастся.

Если бы случайному прохожему сказали, что этот потный толстяк, привалившийся к борту белой как молоко "Астарты", прожил жизнь, полную приключений, умеет обращаться с оружием и облетел по молодости почти всю обозримую галактику, он бы не поверил. Карен Манцетти больше походил на человека, который всю жизнь просидел в своем кабинете, лапал секретарш и предавался чревоугодию.

Карен вытащил платок и обтер лицо. Потом подумал и вытащил из кармана тубу с сердечными таблетками (из того числа прописываемых ему медикаментозных средств, от которого он все же решил не отмахиваться). Сунул одну в рот и привычно скривился от ее едкого вкуса.

- Если так дальше пойдет, я совсем развалюсь, - пробормотал он вслух.

Надо было взять себя в руки. А главное, перестать нервничать. Пару часов назад мистер Манцетти увидел Река Дагварда, хотел к нему подойти, но к своему удивлению заметил, что за Реком следят. Это была именно слежка, при чем не слишком профессиональная. Неприметно одетые парни прятались по углам и делали вид, что совершенно случайно идут в ту же сторону. Если бы Рек не был занят оживленным разговором с какой-то эффектного вида блондинкой в ярко красном пальто, он и сам бы заметил слежку. Когда Дагвард свернул в сторону Архива, Карен насторожился окончательно.

- Вам плохо?

Карен вздрогнул и обернулся. Перед ним стоял подросток лет 14-ти, чистенький, с книгами под мышкой.

- Может, вызвать врача? - предложил подросток. - Здесь рядом есть больница.

- Ничего. Спасибо. Просто немного укачало, пока ехал. Спасибо.

Воспитанный подросток с сомнением пожал плечами, но пошел своей дорогой.

Карен почти совсем успокоился. Таблетка подействовала. Толстяк оглянулся по сторонам. Народу по улице проходило достаточно много. Большинство спешат по делам. Им некогда разглядывать остановившегося отдохнуть человека. Значит, можно пока оставаться здесь. Хотелось бы, чтобы все это было излишней предосторожностью.

Один из шпионов поднялся по широкой лестнице, словно намеревался зайти в здание Архива. Карен насторожился, косясь через улицу. Очень не хотелось, чтобы преследователи разошлись в разные стороны. Тогда следить за ними будет слишком трудно. Придется все же войти в Архив и поискать Река. И упустить из виду второго шпиона.

На его счастье, первый шпион постоял перед дверью, но так и не вошел. Предпочел отойти в сторону и спрятаться за колонной. Его спина в коричневой куртке была хорошо видна мистеру Манцетти. Поэтому Карен вздохнул с облегчением и, достав платок, снова вытер потное лицо.

К Реку Дагварду Карен испытывал самые теплые чувства. Можно сказать, любил почти как своих собственных детей (которых у Карена было семеро). И сейчас бывший член правительства терпеливо торчал посреди улицы, готовый если что прийти на помощь. Естественно, он пытался связаться с Реком по телефону. Но то ли младший Дагвард выбросил телефон за ненадобностью, то ли сменил номер.

Карен не очень любил приключения. А еще меньше он любил неприятности, потому что это доставляло много хлопот и отвлекало от других, более важных дел. Именно то, что должность политика оказалась чреватой неприятностями, заставило мистера Манцетти оставить свой пост и почти сразу после освобождения подать в отставку. К слову, он и согласился-то на должность помощника президента только по настоятельным просьбам Златова, которого знал много лет и уважал за ум и организаторские способности. Сам Манцетти неплохо разбирался во всем, что касалось финансов и рынка (да и много в чем еще) и был для Виктора Златова ценным помощником, способным правильно оценить экономические проблемы и предложить правильный выход. Расставшись с постом, Карен Манцетти вернулся в бизнес. К слову, его семья хотя и переживала по поводу постигшего их главу испытания, в конечном итоге была довольна тем, что он вернулся в привычное для себя дело. Кроме семерых детей, у Карена были жена, престарелые мать и отец, куча родственников и деловые связи. В общем, все, что нужно человеку для того, чтобы сказать: жизнь прошла не напрасно. А политикой пусть занимаются те, кому это нравится.

Шпион за углом здания обменялся какими-то знаками с шпионом за колонной. Но никто не двинулся с места. Карен убрал платок в карман и подумал, что нужно найти логичное объяснение тому, что он так долго торчит на одном месте. Им самим могли заинтересоваться. Карен легко начинал нервничать, особенно после того, как побывал в плену. Но при этом умел не поддаваться настоящей панике и поэтому в основном принимал правильные решения. Как сейчас, например. Ведь если он не сдержал бы себя и подошел к Реку сразу, как только заметил слежку, за ним самим начали бы следить. Кто знает, может быть тех парней, одетых неприметно, и не двое вовсе, а больше. В таких случаях всегда лучше остаться незамеченным. Так он лучше поможет Реку, если возникнет настоящая опасность. А помочь Реку Манцетти считал для себя первейшей необходимостью и ради этого даже отказался от делового визита, который сам же назначил. Он только позвонил компаньону, с которым должен был встретиться и коротко извинился за то, что у него поменялись планы.

В полицию Карен Манцетти не обратился. Мало ли чем занят Рек. Может, привлекать внимание полиции окажется излишним. Своего же личного охранника, единственного, которому он полностью доверял, Карен как на зло отпустил на все утро. Можно было ему позвонить, но пока охранник доберется до сюда, Рек может уже покинуть Архив а шпионы могут уже напасть. Поэтому Карен оставил все, как есть и следил сам.

Чтобы меньше привлекать внимание, мистер Манцетти залез обратно в машину, снова начиная нервничать, потому что Река не было видно очень долго. Карену пришло в голову, что в Архиве могут быть еще люди, которые нападут на Река прямо там. Поразмыслив немного, Карен пришел к выводу, что волноваться сильно не стоит, потому что в Архиве довольно много своей охраны и беспорядок сразу заметят. Да и нетерпение тех двоих шпионов разгоралось все сильнее по мере того, как уходило время. Один, тот что прятался за колонной, вышел и несколько раз демонстративно прогулялся мимо высоких дверей здания, поглядывая на часы. Другой (которому полагалось быть за углом) все чаще высовывался наружу и только что не подавал больше никаких знаков напарнику.

- Кто они такие? - пробормотал Карен, шаря по карману в поисках лекарства.

На местную полицию ребята не походили. Полицейские города Светлова отличались профессиональным спокойствием и умели часами сидеть или стоять не сдвигаясь с места, если требовалось наблюдать за каким-нибудь объектом. Именно поэтому их тоже можно было разглядеть. Когда один и тот же человек в течение пары часов торчит неподвижно на каким-нибудь углу, можно заподозрить, что он - переодетый полицейский. Но если те, кто следят за Реком - не полицейские - кто они? Очередные блоковцы, которые решили взять реванш и заполучить-таки программу? Полярного Блока больше не существует, но еще существует его идейный центр - Гамма-249, то есть "Счастье Человечества". Карен Манцетти похвалил себя за то, что не расстается с личным оружием. Ввязываться в стычку ему очень не хотелось, но главное - уберечь Река от неприятностей. Хотя, оружие для Карена имело скорее психологический смысл. Можно увереннее чувствовать себя и лишать уверенности противника.

Решив, что он стоит слишком далеко от входа в Архив, Манцетти завел мотор и проехал на своей сияющей белизной "Астарте" еще квартал, остановившись рядом с углом дома так, чтобы видеть, что происходит и при этом не привлекать внимания. И тут он понял, что не зря принимает меры предосторожности. У тротуара, в конце дома, стояла еще одна машина, темно-серый "Фантом", больше и мощнее его "Астарты". Карену даже показалось, что это - настоящий флаер. В современных моделях мистеру Манцетти всегда было трудно сразу разглядеть, к какому классу относится тот или иной аппарат. Тем более, что некоторые фирмы умудрялись (не иначе как для того, чтобы вводить в заблуждение) сооружать некий гибрид с колесами и прочими деталями мобиля, совершенно не нужными настоящему флаеру.

Людей в сером "Фантоме" было не меньше двух и они явно наблюдали за входом в Архив. Подозрительный Манцетти тут же сделал вывод, что они тоже следят за Реком. Трудно было предположить, что в один день и час две независимые друг от друга группы следят за разными людьми.

Карен подумал, что программу нужно было уничтожить давным-давно. От нее одни неприятности. Вот как сейчас, к примеру. Если, конечно, за Реком действительно следят из-за программы. Может быть, у Дагварда свои дела на Маиси. Так или иначе, Карен решил дождаться, чем все кончится и убрал в карман тубу с лекарством, которое так и забыл принять.

***

Для того, чтобы восстановить все коды, которые он сам же и вводил по указке На-Лы, а так же выполнить все ее новые инструкции, Реку потребовалось еще два с половиной часа. Но младший Дагвард умел не раздражаться на неудачи и быть терпеливым. Когда хотел. Поэтому добился своего: смог извлечь нужный файл. Еще пол часа ушло на то, чтобы тщательно вычистить всю систему от каких-либо остатков программы. Наконец Рек сунул в карман нового пиджака извлеченный из прорези на панели компьютера инфочип и отключил терминал.

Эвиза отложила очередной, ставящий её в тупик, журнал и посмотрела на него.

- Можно идти, - сказал Рек, поднимаясь.

Невозможно было поверить, что все пройдет так гладко. Поэтому когда они выходили из здания Архива, Рек с трудом подавил желание оглядеться. Но оглядываться было и необязательно. Знакомый холодок вдоль позвоночника дал понять, что неприятности ближе, чем он думал.

- Мистер Дагвард! - Обратившийся к ним был землянином. Ничего примечательного в лице, коричневая куртка и джинсы. - Меня послал ваш дядя. Ему срочно необходимо вас видеть.

- Зачем? - Рек изобразил недовольство, при этом ненавязчиво взял Эвизу за руку. Если бы дяде понадобился Рек, он позвонил бы прямо в Архив (в отличие от Карена дядя знал его новый телефон). Или в гостиницу.

- Прошу вас. Это не на долго. У меня тут машина.

- Спасибо, мы пешком прогуляемся, - ответил Рек, понимая, что рука незнакомца в кармане держит оружие. У Река тоже был бластер. Но где гарантия, что реакция у этого парня не окажется быстрее? Рек решил пока не рисковать.

- И все же, я настаиваю. - Незнакомец вынул пистолет и быстро предупредил: - Вас держат на прицеле. Так что не советую делать резких движений.

- Спокойно, парень. - Рек медленно вынул руки из карманов и показал, что у него ничего нет. - Что вам надо?

- То, что вы забрали из Архива. - признался "парень", сообразив, что на дядю Рек не купился. - Пройдемте к машине и вы передадите нам это. Тихо и незаметно. Никто не пострадает.

И тут в поле зрения влетел еще один мобиль. Похоже было, что водитель пьян, или накачался "дурью". Он вилял по дороге. Потом его занесло на повороте и блестящий белизной борт со скрежетом врезался в стоящего у тротуара серого монстра. Рек воспользовался моментом и успел врезать незнакомцу, очень непрофессионально покосившемуся на скрежет. Пистолет полетел на дорогу. Те, что сидели в машине, уже опомнились и повыскакивали.

- Быстрее, за угол! - скомандовал Рек, увлекая Эвизу за собой.

В принципе, это было не лучшее решение. За углом начиналась длинная, ничем не защищенная улица. Оставалось надеяться на счастливую случайность. Но на этот раз обошлось без случайностей. Блестящий мобиль вывернул за ними следом и затормозил. Водитель вовсе не был пьян.

- Рек! Быстрее сюда.

- Карен!?

Разбираться было некогда. Рек засунул Эвизу на заднее сидение, и вытеснил Карена с водительского места.

- Дай порулить!

Мобиль сорвался вперед как раз в тот момент, когда из-за угла вывернули их преследователи.

- Держитесь крепче, - посоветовал Рек, выжимая газ. - Ты откуда здесь?

Карен пристегнулся и на всякий случай вытащил еще одну таблетку.

- Кому-то нужно было вас прикрыть, - пояснил он. - За вами следят последние часа три. Ты совсем ничего не заметил?

- Хорошо! - непонятно чему обрадовался Рек, переключая скорость.

- Что - хорошо? - удивился Карен.

- Что я краснеть разучился! - прорычал младший Дагвард, обгоняя чистящую панель оранжевую таратайку. - Позвонить не мог?

- Звонил, - отозвался Карен.

Но Рек уже сам вспомнил, что его старый передатчик канул во время обыска на "Счастье". А сообщить всем друзьям код нового Рек еще не успел.

Вынырнув на широкий проспект, Рек принялся яростно крутить штурвал. Их "Астарта" завиляла в потоке машин, резво обгоняя все, что двигалось хоть чуть медленнее предельной для себя скорости. Преследователи не отстали.

- Вот настырные! - ласково обозвал их Рек.

- Осторожнее! - взмолился Карен, цепляясь за ремень безопасности.

Младший Дагвард скривился, будто ему предложили пересесть на паровой каток. И ловко перестроился на два ряда к центру.

- Расслабься и получай удовольствие, - посоветовал он Карену.

Эвиза на всякий случай взялась одной рукой за ручку безопасности, а другой за спинку переднего сидения. Пока еще она не нашла для себя причин сильно пугаться. Хотя и особого удовольствия в гонке не видела.

На лихачей маисийская дорожная полиция смотрела сквозь пальцы. В самом деле, зачем гнаться за человеком, если он ничего и никого еще не сбил и сам в лепешку не превратился? Можно просто связаться с другими патрулями и предупредить, чтобы проследили за нарушителем. Чем больше километров он накатает с превышением скорости, тем больше штраф заплатит. И ему в назидание, и благосостоянию дорожных служб полезно.

За штурвалом мобиля Рек чувствовал себя... в общем, почти как дома. Если бы преследователи в своем сером "Фантоме" не становились ближе с каждым нырком между машин добропорядочных граждан Маиси, младший Дагвард счел бы себя абсолютно счастливым. Но у настырных парней аппарат оказался явно мощнее. Вот уж точно - переделанный монстр. И только густой поток местного транспорта мешал ему приблизиться к мобилю Карена вплотную. Рек решил, что положение дел ему не нравится. А тут еще замигал красный сигнал - и машины начали сбрасывать скорость. Рек прикусил губу и бросил шикарную "Астарту" Карена поперек потока, успев вынестись на перпендикулярную улицу. Вписался в поворот, не задев ни встречные машины, ни заграждение.

- Осторожнее! - завопил Карен и пояснил: - Девушку напугаешь!

Хотя ему хотелось крикнуть: "Я боюсь"!

- Ничего! Она привычная, - успокоил Рек. - Правда, Эвиза?

Эвиза уже слегка заразилась "синдромом На-Лы": что может случиться, когда ты с Реком? Но тут она действительно испугалась. Потому что поймала в зеркале заднего вида заинтересованный взгляд. Эвиза чуть было не крикнула громче Карена: "Смотрите на дорогу"! Но Рек уже сам это сделал. Пришлось промолчать.

Как на зло, на неширокой улочке машин оказалось мало. А преследователи уже справились с маневром и теперь быстро догоняли их мобиль. Рек решил, что так даже интереснее - и свернул снова. На совсем уже узкий проулок. Пришлось-таки сбить мусорный контейнер, чтобы не вылететь на тротуар, по которому вообще-то ходили люди. Рек как начал сигналить, так и не прекращал, пока они не проскочили весь проулок и не оказались на более широкой дороге.

- Помни: у меня дети! - снова не выдержал толстяк.

Если Карен и страдал какими-то синдромами, то уж не "синдромом На-Лы" - это точно. Ему совершенно не нравились те живописные зигзаги, которые Рек изображал на дороге. Но возмущаться более категорично мистер Манцетти не посмел, боясь помешать Дагварду и тем самым сделать еще хуже.

- Помню я! - серьезно ответил Рек, косясь на монитор (в котором, в отличие от зеркала, невозможно было рассматривать выражение лица Эвизы, зато можно было наблюдать за тем, кто едет сзади).

Рек очень хотел знать, на сколько серьезно настроены парни в догоняющем их "Астарту" "Фантоме". Пока они не пытались открыть стрельбу. Если бы рядом не сидели Карен с Эвизой!.. И если бы они не мчались по улицам мирного и порядочного города!!. А если бы вместо мобиля у него был боевой флаер!!!

Воображению помешал автобус. Рек едва успел отвернуть в сторону, чтобы не врезаться в самую середину салона. Машину занесло. Карен с Эвизой в один голос воскликнули:

- А-а!..

И тут же заткнулись. Машину тряхнуло: они врезались бортом в резную решетку парапета. Рек удержал управление. Виляя и занося зад, мобиль вылетел на набережную.

- Ну всё! - заявил младший Дагвард таким тоном, что у пассажиров желудки подскочили куда-то наверх, а сердце - наоборот, вниз.

- Ты уверен? - выдавил из себя мистер Манцетти.

- Уверен! - весело подтвердил Рек. - Сейчас повеселимся!

- Рек! Я тебя люблю, как сына! - воззвал Карен. - Ты же не станешь калечить собственного отца?!

Дагвард не стал отвлекаться. Теперь он вилял между машин, ослепительно белым пятном, чуть сбросив скорость и напряженно высматривая подходящие для габаритов "Астарты" зазоры. На марсианские испытательные каньоны это мало походило. Там все посторонние объекты стояли неподвижно и не пытались броситься тебе поперек дороги. "Зато дышать можно без скафандра", - обнадежил себя Рек, удержавшись от искушения свернуть перед носом у очередного автобуса. Тот был полон людей. А верить наугад в крепкие нервы и компетентность водителя Реку не захотелось. Мало ли чего...

Скоростная езда - не игра в шахматы. Но что-то общее было. Рек вовремя выбрал момент, чуть прибавив скорости. И бросил "Астарту" влево, в сторону съезда на боковую улицу. Преследователи сделали то же. Рек моментально вернулся на полосу, вписавшись в заранее намеченный зазор. Преследователи следующий ход заранее не предугадали. Поэтому вынуждены были отстать и разворачиваться.

Они наверстали упущенное довольно быстро. Но тут Рек повторил маневр, вильнув влево так круто и так убедительно, что Эвиза ойкнула, а "Фантом" в очередной раз азартно вылетел из потока, едва не протаранив медленно выворачивающий на набережную грузовик.

Догнав и снова пристроившись сзади, в третий раз парни не поддались и дергаться не стали.

Состроив злорадную гримасу, Рек кинул мобиль на мост, вправо - и лихо перелетел на противоположную сторону реки. "Фантом" промчался мимо.

Карен оглянулся.

- Все равно нагонят, - определил он. - У них слишком мощная тачка.

- Им же хуже! - продолжая скалиться, заявил Рек. Чем вселил в мистера Манцетти уверенность, что "сын родной" - Рек Дагвард - его страхам не внял и намерен продолжать устраивать врагам (а заодно и ему с Эвизой) жизнь веселую и экстремальную.

Подавив вздох, Карен вытащил бластер и начал оглядываться, попутно отирая бегущий по лицу пот. Дышал он, прямо скажем, очень неровно. Но готов был действовать самым решительным образом.

И тут их нагнали. Рек вильнул справа налево. Машина сзади вильнула слева направо. Карен опустил форточку и проверил заряд бластера. Чем отвлек внимание Река от погони.

- Убери оружие! - потребовал Дагвард.

- Хватит уже!

- Убери!!

- Они тоже могут начать стрелять!

Рек просто озверел и вообще перестал смотреть на дорогу.

- Вот тогда и достанешь! - заорал он. - Что за манера: чуть что - хвататься за бластеры?! - Для убедительности младший Дагвард бросил руль и хлопнул по приборной доске. - Убери!!!

Карен сдался. Он был готов на все, лишь бы Рек не забывал о дороге. Поэтому поспешно закрыл окошко и сунул бластер в карман.

- То-то! - удовлетворенно заявил Рек.

Карен вытер пот и полез в другой карман за таблеткой.

Серый "Фантом" преследователей снова приблизился вплотную. Прибавлять было нечего: они и так мчались вопреки всем скоростным ограничениям в городе. И вдруг "Фантом" сделал рывок и "поддал" сзади, так что задок "Астарты" неприлично подбросило. Заднее стекло потемнело и пошло трещинами, но выдержало. Рек высказал что-то замысловатое - и заставил машину вильнуть через пустой тротуар. Оторваться удалось на несколько секунд.

- Где ты взял эту тачку, Карен? На помойке?

- Я говорил: у них двигатель от штурмового флаера, - возмутился толстяк. - Ни одна машина не пересилит!

Рек перестал осторожничать, изобразил сложный "серпантин", распугав машины помельче и посшибав цветочные клумбы на краю дороги. Теперь он постоянно маневрировал. Пассажирам оставалось только покрепче вцепиться во все, что под рукой.

Преследователи не отставали. Рек разозлился еще пуще и круто повернул назад. Они едва не вылетели с дороги, проехав на двух боковых колесах. Преследователи пролетели мимо и вынуждены были тормозить и разворачиваться.

- Все-таки я вас уделаю, - пообещал Рек.

- Где ты учился водить машину?! - оправившись от очередного испуга, взвыл Карен. - У кади?!!

Рек сощурился, бросил сияющий (все еще) мобиль в боковое ответвление дороги и повернул за ближайший дом.

- Нет, - ответил он почти спокойно. - Это они у меня учились.

В столице Маиси не строили глухих дворов. Поэтому за несколько поворотов Рек оторвался от потерявших его преследователей и вывел мобиль на соседнюю улицу. Здесь он притормозил, запятил "Астарту" задом в пустую подворотню. И заглушил мотор.

- Приехали.

Эвиза почти ожидала, что он скажет: "можно выйти и оправиться". Но вместо этого Рек предложил:

- Пошли, прогуляемся.

"Пошли" - оказалось мягко сказано. Вытянув толстяка Карена и Эвизу из машины, Рек припустил крупной рысью, в своей манере таща девушку за руку и попинывая мистера Манцетти (точнее, по сыновнему толкая в спину), чтоб быстрее двигался. Троица слегка шарахнулась от пышущего жаром капота "Астарты" и ринулась вглубь двора. К чести почтенного бизнесмена и отца семерых детей, Карен удержался от возмущений и побежал достаточно быстро, чтобы быть вне досягаемости "пинательных" происков младшего Дагварда.

Все трое, как на крыльях, взлетели на несколько лестничных пролетов ближайшего подъезда - и только тут Рек сжалился: остановился, отпустил руку Эвизы и великодушным жестом махнул в сторону пыльных ступенек.

- Присаживайтесь, господа!

Карен тут же рухнул на ступеньки, отдуваясь и отирая потное лицо платком. Эвиза отнеслась к словам Река как к приказу и села рядом. На толстяка она смотрела с состраданием.

- Ничего, я сейчас отдышусь, - пообещал тот, тронутый ее тревожным рассматриванием своей персоны.

Рек встал за оконной рамой, аккуратно выглядывая во двор. Карен с Эвизой, не найдя более причин пялиться друг на друга, посмотрели на него. Дагвард посозерцал нечто, им невидимое и кивнул, вполне удовлетворенный.

- Никуда они не денутся, - раздельно сказал он, суя руку под пальто и что-то нащупывая. Эвиза вдруг поняла, что Рек тоже вооружен. Но он не собирается применять оружие. Даже толстяку это запретил. Или собирается?..

- Кто это такие? - спросил наконец Карен, решив выяснить, от кого же они все-таки убегают прячутся.

- А я знаю? - довольно беспечным тоном бросил Рек. - Наверняка очередные охотники за программой.

- А программа?..

Вместо ответа Рек кивнул. Мистера Манцетти это вполне устроило. Он тоже кивнул. Эвиза решила, что сейчас не время и не место заявлять, что она ничего не поняла и требовать объяснений.

Страшно ей не было. Разве что, самую малость. Но Эвиза уже решила для себя, что Рек и приключения - что-то неотделимое друг от друга. Разъединить эти два понятия ей пока не представлялось возможным. А еще той памятной ночью, в горах Гаммы-249, Эвиза перебоялась достаточно сильно, чтобы теперь для возникновения страха нужно было нечто посущественнее гонок через незнакомый город с вооруженными бандитами на хвосте.

Дагвард небрежно привалился к стене и поглядывал на двор. Эвизе показалось, что для него вся ситуация - лишь очередная задачка. При чем не очень сложная. Теперь он вел себя так, будто это он был охотником. Вот сейчас добыча прибежит на приманку - и попадет в расставленную сеть. Неудивительно, если учесть, что ему удалось бежать со "Счастья Человечества", а потом вернуться за своим братом. Эвизе на мгновение стало даже жаль глупых преследователей, так неосмотрительно связавшихся с Ричардом Дагвардом. Ну что они против него могут?!

- Все будет хорошо, вот увидите, - вдруг поддержал ее Карен.

Эвиза отвлеклась от Река. Мистер Манцетти, уже отдышавшись и не зная, какие мысли бродят в ее голове, пришел к выводу, что надо приободрить красивую девушку и дать ей понять, что бояться нечего. Он пожал ее запястье и улыбнулся.

Теперь Эвиза разглядывала его. Наконец-то она встретила именно такого землянина, каких ей показывали на записях в счастьевской школе! Толстый, задышливый, с пухлыми руками и огромным золотым перстнем на пальце. Прямо-таки образец из учебного фильма про "насквозь прогнившее правительство Земного Содружества". "Вершитель судеб капиталистического мира". В фильме существа вроде него заседали в огромных креслах, доказывали что-то с пеной у рта, потрясая пухлыми кулачками. Комментировалось это так: совет Земного Содружества решает вопрос об ужесточении режима в такой-то колонии. Карен Манцетти никаких таких вопросов, судя по всему, решать не собирался. Он сидел на полутемной лестнице и уговаривал ее, Эвизу, не волноваться.

Через раскрытую форточку было слышно, как во двор заехала машина. Рек подался чуть дальше за край рамы. Карен насторожился.

- Они?

Младший Дагвард кивнул, вынимая руку из-под пальто. Оружие он так и не достал.

- Приехали, красавцы! Трое вышли. Водитель остался в машине, - прокомментировал он.

- Что будем делать?

- Думаю, самое время - поменяться транспортом, - решил Рек.

Он быстро объяснил, что нужно делать.

Когда Рек возник из-под арки подворотни, на него сперва уставились, словно не поверили, что это именно он. Но потом решительно пошли в его сторону, выставив оружие.

- Стой где стоишь! - посоветовали ему.

- Да я стою, - пожав плечами констатировал Рек.

Карен дождался, чтобы все трое ушли как можно дальше от машины, оставил девушку за приоткрытой дверью и, пригнувшись, на сколько ему позволяла бочкообразная поясница, подобрался сзади к "Фантому" с контрабандным мотором. Водитель выглядывал из открытой дверцы, но вылезать не собирался. Карен сдержал дыхание, пожалел, что не взял в рот таблетку, но благополучно подкрался сзади. Когда в затылок водителя уперся твердый холодный предмет, он вздрогнул и замер.

- Вылезай, - потребовал Карен. - Держи руки так, чтобы я видел. В машину! - шикнул он Эвизе.

Девушка быстро подбежала и забралась на заднее сидение.

Карен заставил водителя лечь и держал под прицелом, не глядя затискивая свое тело на водительское место. Потом быстро хлопнул дверцей - и бросил бандитский мобиль вперед (благо мотор не был заглушен).

Троим преследователям так и не удалось добраться до Река. Пришлось расскочиться в стороны. Младший Дагвард без особого изящества уцепился за открытую дверцу и втянул себя внутрь, когда серый "Фантом" пролетал мимо. Карен прибавил скорости, надеясь, что больше не придется лавировать и создавать на дорогах города аварийных ситуаций.

***

Административные здания и пассажирские кассы располагались в правой части космопорта города Светлов и оттуда очень легко было попасть в старые районы города. Диспетчерская и другие службы более специфического свойства помещались в левой части, за распростертым на площади в несколько квадратных километров летным полем. Служащие попадали сюда по кольцевой дороге, бегущей вдоль всей территории.

Кассандра Ольтера (она же Ксанка) - боец специального космического подразделения - выполнила порученное ей особо важное задание по выяснению расписания грузовых рейсов в сторону Земли. Возвращаться в город ей предстояло от самой дальней точки, то есть, на кольцевом автобусе. Но ей повезло: один из рабочих космопорта оказался сговорчивым и взялся подвезти ее на своей автоматической тележке прямо через летное поле. Поэтому она и углядела знакомый силуэт скоростного грузового шаттла. А подъехав ближе, углядела и знакомую эмблему транспортника Земли: синий круг с оранжевым ромбом посередине. Это еще ни о чем не говорило, но Ксанка внимательно изучила борт корабля (благо тележка ползла медленно) и увидела примету поточнее: длинную "заплату", цвет которой немного не совпадал с основным цветом корабля. "Медуза"!

- Я поздороваюсь со знакомыми, - сказала Ксанка рабочему и соскочила с тележки.

Пандус был откинут, хотя входной люк закрыт. Ксанка поискала на внутренней стороне створы кнопку вызова и позвонила.

- Кто там? - откликнулся голос На-Лы.

Как ни странно, кадийка девушку сразу вспомнила и открыла люк. В прохладном чреве звездолета знакомо пахло пластиком и металлом. И немного - горелой изоляцией. Ксанка медленно прошла по коридору, разглядывая ребристые стенки и ровное, без единой соринки, покрытие пола. По ногам тянуло сквозняком. Ксанка сообразила, что работает автоматическая очистка палубы. Вдоль самого пола чернели открытые клапаны. Ксанка не удержалась, уронила на пол бумажку от жвачки и понаблюдала, как сквозняк затянул мусор в одно из отверстий. Потом Ксанка спохватилась, что здесь могут быть камеры наблюдения и быстро пошла вперед, надеясь, что никто не заметил ее экспериментов. А то неудобно, что она развлекается как маленькая.

- Привет! - поздоровалась она с На-Лой, войдя в кокпит.

Судя по тишине, на корабле больше никого не было.

- Чего пришла? - спросила На-Ла без особого интереса в голосе.

- Увидела знакомый корабль. Дай, думаю, навещу. Куда это все подевались?

На-Ла выключила свой монитор, пересела в кресло второго пилота и включила пульт.

- Датч ушел выяснять что-то насчет ремонтного дока, - ответила она, не отрываясь от дела. - А Рек с Эвизой в городе болтаются.

Ксанка удивилась.

- А кто такая - Эвиза?

На-Ла пожала плечами, словно не понимала, что существенного может быть в какой-то Эвизе.

- Ее Датч на корабль взял, - ответила она равнодушно.

- Ин-те-ре-е-е-сно!

Ксанка очень постаралась вытянуть из неразговорчивой На-Лы побольше сведений о некой особе, которую капитан Дагвард взял на свой корабль, но смогла только выяснить, что Эвиза "с некоей планеты" и что они оттуда вместе сбежали. Никаких подробностей На-Ла объяснять не стала. Буркнула только, что их перепутали с кем-то и арестовали, когда они привезли груз в бывшую метрополию бывшего Полярного Блока.

"Конспираторы!" - слегка обиделась Ксанка.

Капитан как всегда появился внезапно. Ксанка не слышала, чтобы открывался входной люк.

- Здравствуй! - поздоровался он, даже не удивившись тому, что на корабле посторонняя.

- Мы временно квартируем на Маиси, - тут же объяснила Ксанка, решив не дожидаться, когда он ее спросит, откуда она взялась. А то вдруг он вообще не спросит. - Я проходила мимо и увидела ваш корабль.

Датч кивнул. Ксанка отметила про себя, что капитан нисколечко не изменился за те несколько месяцев, что прошли с их предыдущей встречи. Такой же строгий, такой же неприступный. Образцовая картинка - а не капитан. Разве что верхняя пуговка рубашки расстегнута. Девушке захотелось, чтобы он хоть для разнообразия улыбнулся, или сказал что-нибудь, вроде: "Привет, Ксанка! Как жизнь?". Но вместо этого Датч обратился к На-Ле.

- Рек не возвращался?

Кадийка отрицательно мотнула головой.

- И ничего не сообщал?

Тот же ответ.

"Какую такую Эвизу он мог взять на корабль и зачем?" - подумала Ксанка. Она не могла себе представить, чтобы капитан опустился до такого легкомыслия и притащил на "Медузу" хоть что-то, напоминающее женщину. Это совершенно не в его стиле. На-Ла не в счёт - она кадийка и к тому же напоминает не женщину, а ребёнка-вундеркинда.

- Я слетаю в город, - решил тем временем капитан.

На-Ла наконец оторвалась от монитора и посмотрела на старшего Дагварда.

- Думаешь, у них там что-то случилось?

- Не знаю. Просто проверю, - решил Датч, судя по всему совершенно забыв о присутствии Ксанки.

- А как с ремонтом? - поинтересовалась На-Ла. Она тоже была слишком занята, чтобы обращать внимание на девушку.

- Бригада будет только завтра, - ответил капитан, застегивая верхнюю пуговицу на рубашке и подтягивая чуть ослабленный до этого момента синий форменный галстук.

И тут, очень кстати, у Ксанки пискнул передатчик.

- Слушаю.

- Ты где?

- В космопорту.

- Срочно отправляйся на улицу Роз, дом 218. Наши там.

Датч (наконец!) с интересом посмотрел на нее.

- Я тебя подвезу, - решил он. - Мне в ту же сторону.

***

- Где вы научились так хорошо водить машину? - спросила Эвиза, когда они шли по гостиничному коридору. - Тогда, ночью, в горах, это было... очень впечатляюще.

- У меня была хорошая практика, - ответил Рек, покручивая на пальце ключ от номера. - После службы, когда Датч улетел в рейс, я устроился работать на марсианский испытательный полигон. Там доводились до ума всякие машины для освоения внеземелья. После марсианских каньонов ваши счастьевские "горки" - детский аттракцион.

Он толкнул дверь - и к своему удивлению обнаружил в их номере свою двоюродную сестру.

- Мы тут вас уже час ждем! - объявила голенастая девица, выныривая из прихожей с подносом, полным еды.

Рек, видимо, совершенно не рассчитывал, что Юла осуществит свою угрозу и придет сама. Да еще и не одна.

- Это - Мебиус, - кивнула Юла на коренастого молодого человека, во все глаза уставившегося на Река с Эвизой.

- Кто? - не понял Рек.

Молодой человек наконец поймал свою челюсть и ринулся навстречу.

- Мебиус. Фрэнк Мебиус, - повторил он, робко протягивая руку. - Такая вот фамилия. Некоторые не верят, но это так, - зачастил он, расплываясь счастливой улыбкой, оттого что Рек ответил ему вполне дружеским рукопожатием.

Фрэнк Мебиус радостно пожал руку и Эвизе, после чего с готовностью отступил в сторону, чтобы не мешать встрече родственников.

- Привет! - поздоровалась Юла с Эвизой и водрузила поднос с едой на стол.

- Что ты рассказываешь своим друзьям о нас с Датчем? - поинтересовался Рек, бросая пальто на край дивана.

- А что? - удивилась Юла.

Рек усмехнулся, кивнув на Фрэнка Мебиуса. Молодой человек воспринял это как разрешение:

- Я всегда мечтал познакомиться со столь знаменитой личностью, как вы! - объявил он радостно.

- Да? И что же во мне знаменитого? - Рек сел. - Да ты присаживайся, не стесняйся.

Эвизе стало весело от этого милого человека, даже от того, как он просиял, садясь на один диван со "знаменитой личностью".

- Вы были участником стольких событий, - объяснил Фрэнк Мебиус. - Вы летаете по всей галактике на своем собственном корабле.

- Ну, это еще не причина считать меня знаменитостью, - заметил Рек. - Юла! Ты вводишь людей в заблуждение, расписывая в красках мои заслуги. Объясните-ка лучше, как вы сперли ключи от номера?

Юла весело рассмеялась.

- Рики! Это же Маиси! Я показала свою визитку, дала портье на чай - и он сразу признал во мне твою сестру.

Эвиза вдруг поняла, почему Юла так некрасива. Крупные фамильные черты, которые выгодно сказывались и в ее отце, Генрихе Дагварде, и в её двоюродных братьях, совершенно не подходили женщине, тем более юной девушке.

- Как долго вы задержитесь на Маиси? - задала Юла вполне животрепещущий для себя вопрос.

- Не знаю, - признался Рек. - Смотря как пойдет ремонт.

По-видимому такой ответ вполне её удовлетворил. Живо расправляясь с ужином и перешучиваясь, Юла перевспоминала все интересные моменты их прежних встреч, а Фрэнк Мебиус вдоволь понаслаждался обществом ее знаменитого брата. Когда все было съедено, Рек решил напомнить всем, что время позднее и им пора возвращаться домой. Мало того, что благодаря неожиданному визиту, они задержались на целых два часа лишних в гостинице. Плюс к этому - Рек из головы выпустил свое обещание позвонить Карену Манцетти и сообщить, ему что они добрались благополучно.

***

Не дождавшись звонка от Река, Карен решил, что Дагвард об обещании забыл и сам связался с "Медузой". Наткнулся на На-Лу.

- Они еще не возвращались, - ответила та.

Карену сразу стало тревожно.

- А капитан Дагвард? - тут же спросил он, расстегивая еще пару пуговиц у горловины.

- А капитан Дагвард только что улетел им навстречу.

Манцетти дотянулся до графина и налил себе воды. Что-то задержало Река, так что даже его брат встревожился. Учитывая то, с каким рвением их сегодня преследовали по всему городу, могли случиться любые неприятности. Нельзя просто сидеть и ждать. Надо что-то делать. Карен как всегда занервничал. Но поскольку он часто нервничал, но почти никогда не паниковал, он оставил стакан и снова взялся за телефон.

***

- Может, вызвать такси?

Юла отмахнулась.

- Да ну! Тут самая жизнь вечером начинается. Мы прогуляемся пешком. И вообще, у меня слишком много впечатлений. Хочу переварить.

Она обняла брата, с жаром пожала руку Эвизе и исчезла в коридоре, сопровождаемая своим Фрэнком Мебиусом.

- Нам тоже пора, - сказал Рек Эвизе, подбирая с пола свою кожаную сумку.

Что-то его толкнуло подойти и посмотреть в окно, как уходит его двоюродная сестра. Эвиза, тоже под впечатлением от веселого разговора, взялась за пальто.

- Она - хорошая девушка.

- Кто? Юлия?

- Ну да.

Рек кивнул, выглядывая из-за кружевной занавески. Больше всего ему не понравилось, что в городе как всегда экономят на освещении боковых улиц. Горели только обычные фонари. Вся декоративная подсветка, которая делает ночной город светлым, как днем, предназначалась для центра. А около входа в гостиницу почему-то вообще ничего не горело, даже обычные фонари, хотя, совсем недавно, когда они с Эвизой подходили к гостинице, они исправно светились...

- Перегорели, что ли? - досадливо пробормотал Рек, ощутив где-то в районе только зажившего бластерного ожога смутное беспокойство.

Наконец он увидел, как парочка (Юла и Мебиус) вышли из гостиницы. Юла обернулась, зная, что он смотрит, и помахала рукой. Рек хотел ответить, но вдруг заметил нечто, что заставило его замереть и предостерегающе протянуть руку к Эвизе. Тень у стены. Слишком рельефная и слишком большая, чтобы быть, скажем, ящиком для мусора. К тому же тень пошевелилась. Рек всмотрелся внимательнее и заметил еще парочку теней. Те отделились от стены и пошли вслед за его сестрой. Не торопясь, вроде просто в ту же сторону, но Рек уже не сомневался, что пора вмешиваться. Он сорвался к двери, крикнув Эвизе.

- Звони в полицию! Один - два ноля - девять.

- Что случилось? - встревожилась Эвиза.

- Звони! Скажи, что около гостиницы "Леканти" неизвестные напали на Юлию Дагвард.

От двери Рек внезапно повернул назад. Если некто устроил засаду, в коридоре может остаться наблюдатель. Значит, надо выходить из номера по другому.

- Никому не открывай, пока не убедишься, что это я, - скомандовал он напоследок, убегая в соседнюю комнату и выскальзывая в приоткрытую балконную дверь. Встревоженная Эвиза осталась наедине с телефоном.

Едва Эвиза дозвонилась до полиции и опустила трубку, как телефон зазвонил сам. Поскольку инструкции Река касались только входной двери, девушка решила, что ответить можно и взяла трубку.

- Это Манцетти! Где Рек?

Эвизе сразу стало легче, потому что можно было переложить часть волнений на надежного (в этом она убедилась) толстяка Карена.

- Кто-то напал на его сестру, - тут же выпалила девушка. - Рек сказал вызвать полицию. Я вызвала, но они еще не приехали.

- А где Рек? - Повторил свой вопрос Карен. Голос мистера Манцетти сделался очень тревожным, если не сказать, испуганным.

- Ричард? - зачем-то переспросила Эвиза. - Он вылез через балкон и побежал к ним на помощь!

- Я перезвоню, - пообещал Карен и бросил трубку.

Эвиза оставила телефон и быстро подбежала к окну, осторожно выглянула, но ничего не увидела. Все уже скрылись за углом дома.

***

Юла вскрикнула, когда кто-то схватил ее сзади. И, потеряв равновесие, шагнула назад. Аккуратно гвоздем своего каблука на чью-то ногу. Позади раздался вой - и хватка на локтях Юлы ослабла. Двоюродная сестра близнецов Дагвардов не растерялась, оттолкнувшись тем самым каблуком, которой вонзила в свод стопы посмевшего схватить ее злоумышленника. И вырвалась на свободу.

Рек успел заметить, как одни из нападавших шарахнулся от его сестры и осел на колено. На всякий случай Рек двинул его по уху, окончательно уронив на мостовую. Прежде, чем неожиданную подмогу заметили, Рек успел уронить еще одного. И выпихнуть Юлу на тротуар.

- К стене! - скомандовал он, надеясь, что девица узнает его голос, потому что в неясном свете ближайшего к ним (метрах в пятидесяти) фонаря она вряд ли различила бы брата по внешнему виду.

- Рики! - Девушка с готовностью выполнила его указание, резво ускользнув от возникшей прямо на дороге кучи-малы.

Ее приятель оказался не менее резвым, тут же оказавшись рядом и заслонив свою рослую любовь от нападавших. По счастью, большая часть их была занята: двое валялись на мостовой, а еще двое делали попытки защищаться от разъяренного Дагварда. И только один повернул было вслед за Фрэнком Мебиусом. И наткнулся на стойкое сопротивление, потому что приятель Юлы вовсе не был слабаком. Наоборот, очень гордился своей физической подготовкой и был готов продемонстрировать ее в полном объеме. Как только он сцепился с злоумышленником, Юла, вполне по-женски, завопила во всю мочь своих легких.

Рек боялся, что у кого-нибудь нападавших окажется парализатор или еще какая дрянь в этом роде. Но поборол искушение выдернуть из-за пояса бластер. Устраивать стрельбу пока никто не собирался и не надо было подавать такую идею. На крик сестры он не мог не среагировать, что позволило одному из противников вцепиться в его руку. Но, вероятно, парализатора ни у кого не было. Потому что ему, вполне по-мужски, врезали под ребра. Рек согнулся, но зато высвободил свое плечо и успел толкнуть второго противника так, что тот шлепнулся на задницу. К сожалению, не слишком крепко, потому что сразу вскочил. Но Рек уже успел справиться с пресекшимся было дыханием и усиленно заработал кулаками. Пока нечто не повисло на его ногах. В пылу он упустил, что рядом валяется еще один противник, поверженный грозным каблуком Юлы. Решив видимо, что помогать своим главнее, чем плакаться из-за собственных повреждений, этот парень уцепился за то, до чего дотянулся. Рек почувствовал, что теряет равновесие, но сдаваться было не в его принципах. Поэтому он оттолкнулся от того, кто лез к нему спереди и всем весом упал на того, кто подобрался к его ногам сзади. Перекатился в сторону под аккомпанемент сдавленного рычания и ругани и тут же вскочил. Искушение выхватить оружие едва не пересилило здравый смысл. Пришлось снова кидаться в бой, чтобы хоть чем-то занять руки.

Лучи фар вырвали всю сцену побоища из полутьмы улицы.

- Отставить! - рявкнул командный голос.

И драка действительно замерла.

- Капитан Дагвард! - воскликнул лежащий на мостовой "бандит" и принял сидячее положение.

Датч захлопнул дверцу флаера и шагнул ближе. Из-за его спины выскочила Ксанка и бросилась к поверженному на холодные камни сослуживцу.

- Пабло Мадин? - капитан Дагвард разглядел наконец всю мизансцену.

Рек стоял в самом центре и за его рукав цеплялся один из помощников старшего лейтенанта Мадина. Второй замер в двух шагах, так и не осуществив свое намерение наброситься на Река с тыла. Пабло сидел почти у ног Река, держась одновременно за ухо и за бок, а в стороне еще один его сослуживец делал попытки встать на нетвердые ноги. Позади, у стены дома застыли в "дружеских объятьях" еще двое. А из-за них вдруг выскочило длинноногое существо и кинулось в обход с воплем:

- Данечка! Миленький!!!

Датч поймал сестру в объятья и тут же на всякий случай отправил себе за спину.

- Что здесь происходит? - потребовал он грозно.

Пабло наконец поднялся, опираясь на плечо Ксанки и морщась от боли.

- Простите, сэр! Но мы здесь выполняем спецзадание.

- Какое еще спецзадание?! - не выдержал Рек, отцепляясь от посторонних рук и наступая на него. - Какого фига вы нападаете на мою сестру?!

- Простите, сэр! - повернулся к нему Пабло. При этом он неудачно оперся на поврежденную ногу и зашипел, вцепившись в ксанкино плечо еще крепче. - Мы должны были задержать мужчину и женщину, которые выйдут из 218-го номера.

- Это мой номер! - не менее грозно, чем его брат, заявил Рек. - Что вам от меня надо?!

Пабло смутился совсем, но решил не сдавать позиций.

- Если это ваш номер, значит, нам нужно было задержать вас.

- Зачем это? - перебил брата Датч. - Что за чушь ты несешь? Кто приказал вам кого-то задерживать?

Пабло решил, что лучше говорить начистоту и признался:

- Нам надо забрать то, что сегодня днем вы забрали из Архива.

Рек присвистнул.

- Ну дела! А вы в курсе, что хранящиеся в Архиве данные являются частной собственностью того, кто их положил?

- Погоди, Рек, - остановил его Датч. - Что значит - забрать?

Рек злыми глазами оглядел сбившихся в кучу космоспецназовцев и подумал, что команда Пабло Мадина сильно поменялась в составе. Но это по его мнению был еще не повод нападать на него и вообще на кого-либо.

- Нам сказали, что человек из этого номера забрал в Архиве некий чип с данными, с какой-то программой.

Рек перебил его.

- Можешь передать тому, кто тебя послал, что программа была частной собственностью и я ее уничтожил по просьбе ее хозяина.

- Уничтожили?!!

Датч не стал дожидаться, когда брат подтвердит свое заявление и сказал:

- Я сам свяжусь с вашим начальством и объяснюсь с ними. И хватит об этом.

- Нет! Ну надо же! - искренне расстроился Рек. - Если бы я только знал, кто за мной гоняется по городу! Мог бы догадаться, что такие кретины бывают только в космоспецназе!..

Пабло было вскинулся, но вспомнил, что Рек никогда не жаловал их подразделение и к тому же на этот раз у него была уважительная причина: он был сильно взбешен тем, что на его сестру напали.

- Мы не знали, что это вы, - сказал старший лейтенант Мадин оправдываясь.

- Где Эвиза? - перебил разговор Датч. Отсутствие девушки его беспокоило.

- Я оставил ее в гостинице, когда увидел, что за Юлой кто-то следит, - ответил Рек. И тут же переключился на космоспецназ: - Зачем было устраивать гонки по всему городу?

Лицо Пабло приобрело удивленное выражение.

- Какие гонки? Мы не гонялись ни за кем по городу, - ошалело переспросил он.

- А кто меня сегодня днем преследовал?

- У нас четкие инструкции, - уверенно заявил Пабло. - Ни за кем мы не должны были гоняться. Нам запрещено устраивать преследования по городу. Это привлекло бы внимание и могло создать аварийную обстановку...

- Ага! А "Фантом" с двигателем от штурмового флаера - скажешь, не ваш?

- У нас нет ничего подобного!

Рек немного остыл и задумался.

- И вы не подкарауливали нас у выхода из Архива?

Пабло отрицательно помотал головой.

- Мы получили инструкцию всего два часа назад.

Из-за дальнего поворота вывернула машина. Потом еще две. Все три подъехали ближе, так что можно было разглядеть рельефные "носы" мощных аппаратов марсианского производства. Кроме того, из машин вышли одетые в однообразные плащи люди и остановились, разглядывая их живописную группу.

- Должно быть, это как раз те, которые вас преследовали, - предположила Ксанка.

На этот раз Рек и не заметил, как бластер очутился в его руке.

- Не хватит ли приключений? - вполголоса спросил он неизвестно у кого.

Космоспецназовцы оглядывались на своего травмированного командира Пабло в надежде получить от него указание, что им делать. Датч положил руку на кобуру с табельным капитанским пистолетом. В отличие от ребят Мадина капитан "Медузы" не замер, парализованный ужасом, а повернулся уже совсем собрался запихать Юлу в машину, как вдруг его сестра вывернулась и с явным облегчением закричала, размахивая руками:

- Это свои! Эй, Чарли! Что случилось?

Один из парней в плащах тут же направился к ним.

- Мисс Дагвард? Нас послал ваш отец.

На этот раз несказанное облегчение почувствовали все (или большинство), потому что оказалось, что новой стычки не предвидится.

- Мистеру Дагварду позвонил мистер Манцетти, - объяснил охранник по имени Чарли. - Сказал, что на вас напали у гостиницы. Мы сразу же поехали сюда.

- Мило, - заметил Рек. -Я, вообще-то, сказал Эвизе, чтобы она позвонила в полицию, а не к Карену.

Чарли пожал плечами. Объяснить, почему Эвиза вместо полиции сообщила о происшествии мистеру Манцетти, было не в его компетенции.

И тут наконец появилась настоящая полиция. Превзойдя охранников Генриха Дагварда, они приехали сразу на четырех машинах. Пришлось предъявлять им Юлию Дагвард и ее двоюродных братьев и утверждать, что произошло недоразумение.

- Мы в темноте не узнали друг друга, - объяснила полиции Юла. - Так что все в порядке.

Остальные согласно кивали ей, а Пабло старательно прятал травмированную ногу в тени парапета.

Полицейские посомневались было, но присутствие охранников мистера Дагварда оказалось самым красноречивым и внушительным доказательством порядка. Поэтому опоздавшая и пропустившая все самое интересное маисийская полиция погрузилась в свои четыре машины и убралась восвояси.

***

Оставив космоспецназ выбираться самостоятельно, братья забрали Эвизу, Юлу, Фрэнка Мебиуса и направились под надежной охраной из трех мобилей, битком набитых охранниками, к особняку дяди. Заманчивая идея улизнуть на корабль без объяснений была признана неправильной, потому что с Генрихом Дагвардом все равно пришлось бы разговаривать. Они задерживались на Маиси на неопределенное время и собирались ремонтировать "Медузу" на верфи его корпорации. Но даже и без этого лучше было сразу успокоить дядю и дать ему возможность воочию убедиться в том, что и с детьми и с племянниками все в порядке.

Генрих Дагвард первым делом осмотрел с ног до головы свою дочь. Юла успела понемногу прийти в себя от испуга и теперь принялась весело расписывать, как по недоразумению знакомые Река с Датчем напали на них, перепутав их в темноте. Дядя, разумеется, ее выслушал.

- Хорошо, что все хорошо закончилось, - сказал он наконец. - Располагайтесь пока, - преложил он всем присутствующим. - Даниэль! Я бы хотел с тобой поговорить.

Датч подавил вздох и направился вслед за дядей в его кабинет.

К сожалению, никакие врачи никакого реабилитационного центра не предупреждали дядю, что он должен беречь нервы и своего старшего племянника тоже. Да и симпатичной женщины, присутствие которой сдержало бы праведный гнев Генриха Дагварда, в кабинете, к сожалению, тоже не оказалось. Поэтому когда через пол часа дядя и племянник вернулись к остальным, Датч был очень мрачен и не проронил ни слова, пока всех угощали наспех собранным ужином.

Обратно на корабль они возвращались в молчании, на своем илуоанском флаере, в сопровождении машины дядиных охранников. Датч некоторое время напряженно думал о чем-то, потом вздохнул и выпрямился.

- Ладно. На наше счастье никто не пострадал. Осталось выкинуть эти неприятности из головы. Всё хорошо, что хорошо кончается.

Рек, сидящий за рулем, неожиданно встрепенулся:

- Это точно! Но кто же на самом деле гонялся за нами по городу?

Датч посмотрел на него и окончательно помрачнел. Но до самого корабля больше не проронил ни слова.