Литература и жизнь        
Поиск по сайту
Пользовательского поиска
На Главную
Современная публицистика
Роман "Созвездие Близнецов"
Зарисовки прошлого и настоящего
Библиотека
История Европы и Америки XIX-XX вв
Как мы делали этот сайт
Форум и Гостевая
Полезные ссылки

НазадСодержаниеВперёд

Глава 27. Ответы на вопросы

- Я забираю флаер, - объявил Рек, показываясь рано утром в кокпите.

Датч оторвался от приборной доски и вопросительно посмотрел на него.

- Можно вытащить другой из переборки, - предложил младший Дагвард. И добавил: - Если он понадобится.

- Куда ты собрался? - не акцентируя на машинах, спросил Датч.

- Мне нужно навестить одного знакомого.

Датч не собирался спорить и доказывать, что после вчерашних происшествий Рек должен вести себя осторожно. Это и так было понятно.

- Через час мы переводим "Медузу" в ремонтный док, - напомнил он вместо этого.

- Я пойду с Ричардом, - подала голос Эвиза.

- Нет! - без объяснений отрезал Рек, исчезая за дверью.

Эвиза удивилась. Поэтому Датч пояснил за брата:

- В свете того, что кто-то гонялся за вами по городу, это может оказаться опасным.

- Как же я буду знакомиться с окружающим миром? - не сдавалась Эвиза.

- В кают-компании стоит телевизор. Здесь хорошо ловятся многие программы. Так что пока можешь знакомиться с жизнью с его помощью!

Флаер из личного гаража илуоанского императора был слишком мощный для центральных городских улиц. Конечно, никто не потребовал бы с его владельца обязательно пересесть на более приемлемый и медлительный аппарат. Но приходилось строго соблюдать определенное положение в пространстве и ограничение в скорости, чтобы не носиться над головами добропорядочных граждан. Реку это было скучно и неинтересно, поэтому он довольно быстро свернул на окружную улицу, где ограничения были не столь строги. И помчался над крышами светловских мобилей.

Он любил движение, когда все проносится мимо, сливаясь в сплошные полосы. Когда автонавигатор становится предметом первой необходимости, предупреждая человека о препятствиях за несколько десятков метров. Когда скорость твоей собственной реакции исчисляется долями секунды. Словно руки подчиняются глазам: ты видишь отметку расстояния на дисплее - и пальцы реагируют прежде, чем твой мозг успел осознать опасность.

Реку приходилось обходиться и без автонавигатора, когда, летая над ржавой, изрезанной марсианской поверхностью, он нарочно выключал приборы и пользовался только собственными глазами. Там, один на один с пустынным Марсом, можно было позволить себе имитировать неполадки приборов, управления и тому подобные неприятности, которые могут случиться в жизни. Там можно было уйти вверх, к небу и миновать опасный участок, ускользнуть из внезапно ставшего узким ущелья, увернуться от незнакомой скалы. Это было очень опасно, но это захватывало, заставляло снова и снова возвращаться, садиться в самые разнообразные, часто незнакомые машины и снова выезжать на изменчивые, коварные марсианские ландшафты.

Его быстро оценили как смелого, но разумного человека, который сделает все, чтобы довести машину до совершенства (откалибровать приборы, проверить настройку автоматики, отладить и испытать амортизационные устройства) - и при этом не разбиться вместе с ней по причине бездумного ухарства. Ему было всего 23 года, когда про него стали говорить: "Этот родился за штурвалом флаера". Разумеется, дома он благоразумно помалкивал о том, что устроился на полигон не каким-то там техником, а испытателем. И не напрасно.

Но рано или поздно нечто подобное должно было случиться. На одной из скоростных моделей вышел из строя стабилизатор. Рек сделал все, что мог, чтобы погасить скорость, но при посадке аппарат крепко тряхнуло и проволокло по каменистой земле, прежде чем он врезался левым бортом (той стороной, на которой в большинстве моделей располагается кресло пилота) в бетонное заграждение. От удара Рек потерял сознание, поэтому медицинская бригада полигона без промедления отправила его в госпиталь. По счастью, томография никаких серьезных повреждений у него не выявила. Но на всякий случай Река оставили на ночь под присмотром медиков.

Родителям позвонили из больницы и сказали, что с мистером Дагвардом все в порядке и его можно утром забрать. Так дома узнали, чем конкретно он занимается. После чего утром (уже дома), отец устроил ему такой "разгон", что пришлось матери вмешиваться и утихомиривать главу семейства. Рек, разумеется, счел отцовский нагоняй вполне заслуженным. Но работу не бросил, проявив ту черту своего характера, которую некоторые считали стойкостью, а некоторые - упрямством.

На улицах Светлова, разумеется, было не место для демонстрации высшего пилотажа (достаточно вчерашних приключений и длинно списка штрафов, выписанных мистеру Манцетти), поэтому автонавигатор Рек не выключал и смотрел очень внимательно. Когда впереди показалось знакомое серое здание Главного Управления маисийской полиции, он сбросил скорость и, по привычке, плавно скользнул вниз, к воротам служебной стоянки. Спохватился в последний момент, попятил машину назад и, испытывая легкую досаду, дисциплинированно посадил флаер на стоянку для посетителей.

Многоэтажный серый дом не сильно выделялся среди похожих домов административного назначения. Совсем рядом, за две улицы отсюда, процветал пышный и блестящий центр Светлова. Здесь же царила деловая обстановка, архитектура отличалась скорее рациональностью, чем красотой, даже в освещении отсутствовали декоративные изыски. Рек бывал здесь несколько раз, в то время, когда сам работал в полиции.

Марс и Маиси тогда дружили. И весьма крепко. Настолько крепко, что даже обменивались полицейскими. То и дело командировали людей для стажировки с Марса на Маиси и с Маиси на Марс. Реку Дагварду эти командировки нравились. Тем более, что 23-х летнего ветерана Войны Роботов принимали на Маиси очень хорошо. Если не считать тех двух раз, когда он поссорился с будущим предводителем степняков Шеклой и угодил в самую гущу штурма маисийского правительства. Но ни Шекла, ни нанятые Блоком боевики в состав полицейского Управления Маиси не входили. Поэтому и не могли испортить впечатление.

Рек миновал высоченные двери Управления и оказался в знакомом, похожем на вокзал, помещении, в котором сновали, сидели, разговаривали множество людей в форме и без оной, поблескивали застекленные будки диспетчеров, подозрительно всматривались в проходящих охранники у боковых проходов, ведущих в служебные помещения. Рек приостановился, не для того, чтобы оглядеть весь этот хаос, а скорее для того, чтобы поймать подзабытое чувство своей причастности. Воздух здесь представлял из себя неповторимый "коктейль" из запахов пота, кожи, металла, горючего, ружейной смазки, дешевых и дорогих духов, кофе, лежалых бомжинских тряпок и кто знает какой еще принадлежности. Кондиционеры и вентиляторы только отчасти разбавляли этот "коктейль", доводя его до приемлемой концентрации, способной не отпугнуть посетителей и не заставить повернуть от дверей обратно тех, чьи носы оказывались непривычными к подобным смесям.

Бывший старший лейтенант марсианской полиции Рек Дагвард кивнул старым воспоминаниям и двинулся вперед, минуя окошечки для "непосвященных" посетителей - и сразу отыскал выход на лестницу. Здесь сидел охранник, надзирающий за тем, чтобы проходящие добросовестно пользовались электронным устройством, считывающим номера временных и постоянных пропусков.

- Мне нужен Гектор Ледермен, - сказал он, приветственно кивая охраннику, но обращаясь к его соседу в стеклянной будке.

- Комиссар Ледермен ждет вас? - осведомился пожилой мужчина, оглядывая Река с ног до головы и решая, показалось ему или не показалось, что этот парень в длинном пальто ведет себя как свой, просто по какой-то причине не имеющий пропуска, человек. Рек слишком направленно подошел и спросил и держался слишком уверенно, чтобы быть здесь первый раз.

- Вообще-то, мы давненько не виделись, - признался Рек. - Так он все еще служит в Управлении?

- Разумеется, - с некоторым подозрением ответил пожилой полицейский.

- Если он здесь, свяжитесь с ним и скажите, что его спрашивает Рек Дагвард. Он наверняка меня вспомнит.

- Рек Дагвард? - Полицейский в будке еще более подозрительно осмотрел Река с ног до головы, потом с головы до ног. И неожиданно подозрительность на его лице расплылась в широкую улыбку.

- А я-то смотрю: где я мог тебя видеть! Дагвард!

В следующую секунду полицейский вывалился из своей будки и тряс его руку.

- Дагвард! Сколько лет!..

Рек силился вспомнить этого парня и не показаться слишком уж забывчивым.

- Ну, вспомни! - настаивал полицейский. - Фейнский квартал! Тот игорный дом. Ты был с нашей группой, а я страховал тебя, когда лезли в окно второго этажа.

Рек, к несказанному своему облегчению, вспомнил.

- Дейрет?

- Ну да! Огги Дейрет! Забыл старых друзей...

Рек с облегчением рассмеялся. Они уже привлекли внимание всех, кто только мог оказаться рядом. Старина Дейрет, не особенно талантливый и не имеющий связей, чтобы прорваться в руководство, но такой же приветливый и шумный, тут же пустился пересказывать кому-то, кто такой Рек Дагвард. Неожиданная встреча задержала Река минут на двадцать, зато потом его торжественно пропустили, дав провожатого, чтобы Реку не пришлось блуждать в поисках нового кабинета комиссара Ледермена.

***

- На-Ла! Я отключаю холодильник. Возьми коробку из-под приборов, или еще что-нибудь и перенеси все, что в нем есть, в морозильную камеру в трюме.

Датч собрался было пройти дальше по своим делам, но кадийка состроила такую рожицу, что капитан остановился.

- Что-то неясно? - переспросил он. - Мне надо обесточить жилую часть.

- Разве в обязанности астронавигатора входит уборка холодильника? - проворчала На-Ла.

- По-твоему, это обязанность капитана? - поинтересовался Датч.

На-Ла с готовностью отвергла этот предположение.

- Тогда, наверное, это обязанность второго пилота? Вот Рек вернется из полицейского управления, где он пытается выяснить, почему на него напали и угрожали оружием, а потом преследовали по всему городу - и, конечно же, будет разгружать холодильник.

- Ну, нет... - еще более недовольно признала На-Ла, поглядывая по сторонам и понимая, что удирать от капитана бесполезно. Только хуже будет.

- Раз так, будь добра - сделай то, что тебе говорят. - Датч посмотрел на часы. - У нас не так много времени.

На-Ла нехотя поднялась из-за компьютера. Если бы на корабле была дверь, которой можно хлопнуть, то На-Ла непременно бы ею хлопнула. Но такой двери не было, все они открывались автоматически, закрывались с заданной скоростью и хлопать не хотели. Поэтому На-Ла просто мрачно удалилась.

Проходя мимо открытой двери кают-компании, она увидела Эвизу.

- Во! - заявила кадийка, шагнув внутрь и хватая девушку за руку. - Пошли. Вот тут холодильник. Вот коробка. Выложи всё, что внутри сюда и отнеси в трюм. Там поставь в такую большую морозильную камеру за синей дверью.

Эвиза не стала возражать, выключила телевизор, по которому она знакомилась с местной жизнью, и молча взялась за дело. Ей и самой было неудобно сидеть и глядеть в экран, пока Датч с На-Лой бегали и готовили корабль к ремонту. Минут через десять Датч застал ее с коробкой в руках. Эвиза искала кнопку, которая открывала бы дверь в трюм. До синей двери морозильной камеры она еще не добралась. Датч ничего не сказал. Только забрал у нее коробку и отнес, куда надо. И вернулся в кокпит.

На-Ла старательно прогоняла диагностику, всем своим видом демонстрируя крайнюю степень занятости.

- Если бы я хотел поручить разгрузку холодильника Эвизе, я бы обратился непосредственно к ней, - сказал капитан кадийке, игнорируя ее манипуляции.

- Она всё равно ничего не делала! - нашла контр довод На-Ла.

- Если тебе не нравится подчиняться приказам капитана, или ты находишь их несправедливыми, ты можешь просто уйти с корабля.

- Вот ещё! Бред! - огрызнулась На-Ла.

- Вовсе не бред. Ты отличный специалист, На-Ла. Если тебя не устраивает работа на этом корабле, ты с легкостью найдешь себе другую. Тебя достаточно хорошо знают. Уверен, тебя с радостью возьмут на любой корабль, из тех, что сейчас стоят в этом космопорту. Конечно, если у них есть вакантное место.

Кадийка покосилась на него дикими глазами.

- Тебя тут никто не держит насильно, ты вольна выбирать. Но если ты хочешь остаться - ты должна выполнять приказы капитана, - неумолимо подытожил Датч.

Яростно сопя, На-Ла выбралась из навигационного кресла и ушла. Доразгружать то, что еще не успела перетаскать в трюм Эвиза.

"Ужас какой! Уйти с "Медузы"!.. Да она лучше убьется - а не допустит такого. Здесь ее дом. Здесь та самая "крыша", которая укрывает ее от неприятностей и всяких там катаклизмов. Здесь Датч с Реком. Они заботятся о том, что На-Ла будет есть и во что одеваться. И вообще, никакой другой жизни На-Ла себе представить не могла. Она не привыкла озабочиваться завтрашним днем. Она отлично знала, что другая жизнь существует. И совсем рядом. На тех самых кораблях, на которые ей предложил попроситься Датч. Она будет сама по себе. И нравоучений ей читать никто не станет. Так же, как и заботиться о всех ее насущных надобностях. И как, скажите пожалуйста, ей тогда жить?

Всю её "нелёгкую рабскую жизнь" о На-Ле постоянно кто-то заботился. "Крыша" у нее была всегда. Эта "Крыша" охраняла ее не только от непогоды: климатической и политической. Кто-то ей всегда запасал еду, покупал трусы, заботился о документах, о ее жизненном пространстве, налогах, здоровье, сохранности и многом-многом другом, чем На-Ла привыкла не забивать себе голову.

Проще говоря, где бы она ни находилась, хоть в эльдорианской орбитальной тюрьме, она всегда ощущала под ногами нечто твердое и незыблемое. Эту "почву" давали ей те, кто брал на себя ответственность за кадийку Наалу-Далу, если называть её полным именем. Даже когда ее арестовали после диверсии на заводе и сдали с рук на руки начальнику тюрьмы - На-Ла и глазом не повела (хотя на кадийцев-собратьев она все же зверски обиделась, и вероятно в этом были истоки её неприязни к Кади). Сбежав с лордом Хазаром, кадийка спокойно позволила себя продать (за ту самую пресловутую бутылку "Шадо-Моро", которой теперь На-Ла бравировала перед всеми, кому не лень). Потому что хозяин всегда был для нее залогом стабильного и относительно спокойного существования. И тут возникла угроза все потерять: и крышу, и корабль, и дом и завтрашний день... На-Ла впервые за свою почти тридцатилетнюю жизнь ощутила зыбкость почвы под ногами: Датч Дагвард вдруг напомнил, что она - свободное существо (как и мечтал этот дурачок Пабло из космоспецназа). И неожиданно такая надежная и твердая во все времена "почва" заколебалась, как веревочные качели. Давай, балансируй, если ты такая ловкая!

На-Ла озверело распихивала коробки и банки по полкам огромной морозильной камеры в трюме. И не менее озверело злилась... Почему-то не на Эвизу, а на того же Пабло. Будто его дурацкие рассуждения о свободе каким-то образом могли преодолеть все временные и пространственные законы и переселиться в голову капитана Дагварда. Нет, это Рек виноват! Это его происки. Это он мечтал, чтобы На-Ла осталась с родственниками на Кади!..

Она яростно пнула никак не вмещающийся куда надо контейнер - и тот совершенно неожиданно задвинулся на место. На-Ла так обрадовалась, что тут же перестала думать о Реке плохо. Рек никогда бы ее не выгнал. Рек вообще, очень надежный парень. Просто иногда на него находит. Но это мелочи.

На-Ла закрыла морозильную камеру и забросила ненужную больше коробку за косяк (чтобы из коридора не видно было). Датч же не говорил, что ее нужно куда-то отнести, или там, в мусоросборник отправить. А еще кадийка решила, что лучше всего к Эвизе не приставать. Себе дороже! Лучше не провоцировать капитана на всякие там космоспецназовские идеи.

***

Жилое пространство корабля не слишком больше. Поэтому некоторую часть разговора, точнее, наезда Датча на На-Лу, Эвиза слышала. И пожалела маленького и такого беззащитного с виду астронавигатора "Медузы". А пожалев, тут же высказала свои соображения капитану.

- Мне кажется вы очень строги с На-Лой. Ведь она же - совсем ребёнок и многого не понимает.

- Ребёнок? - переспросил Датч. - А ты знаешь, сколько ей лет?

- Сколько?

- Она на год младше меня. - констатировал Датч. - Ну и Река, соответственно, тоже.

Датч со вздохом выключил пульт (корабль был наконец готов к переводу в ремонтный док), осознав в очередной раз, что перевоспитание На-Лы это занятие неблагодарное и бесполезное. Воспитывать На-Лу было поздно уже тогда, когда она только попала на "Медузу". На-Лу можно было усовестить в каждом конкретном случае, но в общем целом заставить ее изменить взгляд на жизнь не удавалось.

- Странно, - призналась между тем Эвиза. - Она кажется сущим ребенком.

- Многим так кажется, - согласился Датч. - Но На-Ла не ребенок. И должна наконец научиться отвечать за то, что делает.

"Если хоть кто-то в состоянии ее этому научить", - добавил он про себя, а вслух продолжил:

- Она не ребенок. Она... Ей просто нравится кокетничать и строить из себя ребенка. Но она - хороший специалист. Остальное, в принципе, можно потерпеть.

***

Те семь месяцев, что Рек прослужил в полиции, до сих пор оставались для него едва ли не самыми рекордными по количеству событий на единицу времени. Эти месяцы оставили серьезный след на его образе мыслей, на его характере, привычках, даже на внешности. Отделываться от этого следа Рек не старался, да и не хотел. Все равно, что пытаться избавиться от наколки, которой сдуру "украсил" свою кожу в юности. Нужно просто признать как факт: это было. Плохо или хорошо ты прожил те семь месяцев - не важно. Главное - что прожил. Кстати, многие и по сей день считают, что когда Рек ушел из полиции - потеряла только полиция.

Его бывший начальник, Гектор Ледермен, отреагировал на появление Река в своей манере, то есть, очень бурно.

- Дагвард! Вот это новости!

В следующую секунду комиссар Ледермен уже хлопал его по плечам, тряс и вообще всячески выражал свой восторг. На сколько его помнил Рек, Ледермен всегда выражал свои чувства очень непосредственно.

- Бродяга! Ну, бродяга!! - Ледермен сгреб Река в охапку - и тут же отодвинул от себя, пытливо всматриваясь в лицо. - За пять... нет, почти шесть лет не мог ни разу навестить старых друзей! Убить тебя мало!

Рек понимал, что глупо ухмыляется, но был слишком растроган неожиданно горячим приемом, чтобы строить из себя хладнокровного "звездного волка".

- Прости, - только и выговорил он.

- Сейчас! - пообещал Ледермен, наконец бросив его обниматься и толкая к креслу. - Сядь! И не вздумай говорить мне, что притащился по делу.

Рек предпочел вообще ничего не говорить, пока Ледермен копался в шкафу и извлекал на свет бутылку коньяка и два стакана. Он просто сидел и наслаждался приятным во всех отношениях чувством, что его не только не забыли, а даже так бурно приветствуют. Без возражений приняв от бывшего начальника стакан, он разглядывал человека, с которым последний раз виделся шесть лет назад.

Комиссар Гектор Ледермен принадлежал к тому типу людей, которым годы только добавляют своеобразия, ничуть не делая менее привлекательными. Все та же густая грива черных волос, то же лицо со сросшимися бровями и орлиным носом. Новые морщины лишь делают это лицо еще более мужественным. Но самое главное, что особенно склонен был оценить Рек в комиссаре Ледермене - это неизменная горячая привязанность к старым друзьям. На это Рек очень сильно рассчитывал.

Та, последняя встреча, на сколько запомнил Дагвард, была чисто деловая. Рек собирался на Маиси и что-то обсуждал с начальником в другом его кабинете, на Марсе... Нет, они виделись еще раз. Ледермен навещал его в Островном. Но как Рек ни старался, он не мог вспомнить ни слова из того, что говорил ему тогда Ледермен.

Они выпили. После чего комиссар Ледермен перешел в еще более решительное наступление.

- Я все жду, когда ты начнешь оправдываться на тему того, чем же так хороша жизнь бродяги в космосе, что ты до сих пор не надумал вернуться, - объявил он уверенно, словно Река застали на месте преступления и не оставили ничего другого, как честно во всем признаться.

- Ну-у, это сложный вопрос, - протянул младший Дагвард, ища в уме такое алиби, которое умилостивило бы его бывшего начальника. - И ты вряд ли поверишь на слово, - на всякий случай предупредил он.

- А ты попробуй, - посоветовал Ледермен. - Вот он я, сижу тут, - он действительно сел и подпер уже чуть затемненную щетиной щеку рукой. - И я готов тебя внимательно слушать.

Рек покрутил стакан, обозрел потолок - и с вымученной улыбкой посмотрел на Ледермена.

- Ну, не знаю, - честно признался он. - Ничего не приходит в голову.

- Да ладно, Рек! - комиссар снова вскочил, резво пересаживаясь в кресло напротив. - Не морочь мне голову. Тут столько хлама, как ни на одной другой планете. Будь у меня хоть парочка таких ребят, как ты - я бы всю здешнюю шпану с ушей обратно на ноги переставил. А ты пропал - и даже оправдываться не хочешь. И что мне с тобой делать?

- Отпустить на волю, - посоветовал Рек, понимая, что бывший начальник шутит лишь отчасти.

Ледермен сдался, вздохнул и потянулся за бутылкой.

- Что ж, - решил он. - Буду довольствоваться твоим обществом, пока ты еще здесь.

Они снова выпили.

- И все-таки, это хорошо, что появился повод сюда зайти, - уже более бодро заявил Рек.

Ледермен с интересом воззрился на него.

- Да я серьезно, - тут же пояснил Рек. - Я и сам не знал, что соскучился по всему этому... И что меня столько народу все еще помнят.

- А ты пореже появляйся, чтобы тебя совсем забыли, - съязвил Ледермен. - И все же, я буду надеяться, что ты однажды передумаешь и вернешься. И это произойдет раньше, чем я уйду на пенсию.

- Когда я только пришел в полицию, ты меня вообще брать не хотел, помнишь? - поддел Рек бывшего начальника.

- Ну ты и злопамятный! - весело развел руками Ледермен. - Тебе было... двадцать три, точно! Этакий юнец, который тут же натыкал меня носом и объяснил, что я совершенно не ориентируюсь в марсианских улицах и не умею водить флаер. Кстати, если помнишь, я быстро переменил свое мнение.

- Помню. Ты взял меня помощником.

- Так тебя одного отпустить было нельзя, - рассмеялся Ледермен. - Ты тут же влипал в историю. То ты поссорился с мэром, то тебя сбросили под колеса автоматического поезда на том заводе, то за тобой гонялся автопогрузчик, то банда Шеклы выгнала тебя в чем мать родила из своей степи. Я все время удивлялся, как этот сумасшедший парень ухитряется отделываться синяками и не переломает себе костей.

Рек улыбнулся далеким и совсем не страшным теперь воспоминаниям.

- Мне везло, - решил он.

Комиссар Ледермен задумался. Единственное, что ему не захотелось напоминать Реку - это боевиков, напавших на правительство Златова. До сих пор Гектор Ледермен был уверен, что именно из-за тех событий Рек ушел из полиции. Во всяком случае, не захотел возвращаться, а предпочел улететь вместе с братом куда-то в космос.

- Кстати о везении, - перебил его мысли Рек. - Вчера за мной по городу гонялись какие-то типы в переделанном "Фантоме" с мотором от штурмовика.

Ледермен хлопнул себя по колену.

- Так это был ты! Нужно было догадаться. Я услышал, что кто-то из людей мистера Дагварда прислал в полицию эту колымагу. Но не совсем понял, откуда он ее взял. И совершенно не подумал связать этот факт с твоим прибытием на Маиси.

- Стареешь, - подначил Рек.

Ледермен весело отмахнулся.

- Так откуда ты взял эту штуку, бродяга?

Рек в пару минут пересказал комиссару свое приключение, упустив только причину своего появления в Архиве. Но Ледермена это и не заинтересовало. Мало ли зачем Реку понадобилось посещать знаменитое компьютерное заведение столицы.

- Этот "Фантом" значится за одним типом из здешних "авторитетов". - Комиссар Ледермен перешел к своему столу и быстро потыкал в клавиши на пульте. - Джорджи! Найди того инспектора, что занимается несанкционированными установками моторов на мобили. Мне надо кое-что у него уточнить.

Еще через десять минут Рек знал имя и адрес владельца машины со всеми подробностями его деятельности и рекомендациями по тому, как и где его лучше найти.

- Я могу устроить так, чтобы его вызвали прямо сюда, - предложил Ледермен. - Все равно он должен явиться за своей тачкой и заплатить штраф.

- Большой? - поинтересовался Рек.

- А ты как думаешь? - поднял густую бровь Ледермен.

Рек задумался.

- А можно устроить так, чтобы вернуть ему его собственность без штрафа?

- Ну ты задачки задаешь! - развел руками комиссар. - В общем, я могу кое с кем переговорить. Думаешь, он будет более сговорчив?

- Я думаю, что лично моей персоной этот парень не интересуется, -признался Рек. - Его кто-то нанял. Или его машину. Если он хоть намеком скажет, кто его нанял, мне будет проще разобраться, кому и что от меня нужно.

Ледермен неожиданно выпрыгнул из-за стола.

- Едем! - скомандовал он. - Так и быть, я сам поговорю с этим типом. Я его лучше знаю. И он поверит мне на слово, если я пообещаю вернуть ему тачку. Я ведь всегда держу свое слово, ты знаешь.

- Идет, - обрадовался Рек. - У меня тут свой транспорт. Или ты предпочитаешь на казенном, для солидности?

- Не имеет значения, - бросил комиссар, уже связываясь с кем-то. - Меня не будет часа два, - предупредил он.

На улице Ледермен обошел флаер Река дважды, прежде чем заглянуть внутрь. Потом выпрямился и уставился на своего бывшего напарника.

- Я должен был ожидать чего-то подобного. Где ты разжился таким аппаратом? Уверен, он не входил в комплект к вашему старому грузовозу.

Рек демонстративно смахнул пылинку с блестящей крыши флаера.

- Это подарок, - небрежно ответил он. - Настоящей илуоанской сборки.

- Да я вижу, - не скрывая восхищения, кивал Ледермен, продолжая не без зависти разглядывать флаер. - Можно мне сесть за штурвал? Ты все равно не знаешь, куда лететь.

Рек рассмеялся, польщенный тем, что его бывший начальник столь высоко оценил их с Датчем приобретение.

- Садись, - милостиво позволил он.

***

Группа Пабло Мадина ждала отлета с Маиси. Они пробыли здесь месяц и наконец возвращались на базу. Новичков в его группе было не меньше половины. Как раз сколько надо, чтобы скоротать время за рассказами о том, кто такие Дагварды и о старых приключениях. Особенно после неожиданной встречи с Реком, который ухитрился оказаться в компании своей двоюродной сестры с потрясающе длинными (как все запомнили) ногами и еще одной белокурой особой в роскошном прикиде.

- Классную девчонку отхватили эти Дагварды! - заявил кто-то, в очередной раз вызвав восторженные выкрики и смех.

- Еще бы! Имей ты собственный корабль - на тебя тоже клевали бы шикарные блондинки.

Ксанка в общем разговоре участия не принимала. Ей не нравилось, что группу "оставили в дураках", что Рек Дагвард, оказывается, уничтожил (или соврал, что уничтожил) то, ради чего они здесь вообще торчали. А меньше всего Ксанке нравилась та самая блондинка, о которой язвили мужики. Не то, чтобы лично Ксанке было горячо или холодно от того, что Дагварды притащили себе на корабль какую-то девицу. Мисс Ольтера не имела никаких видов ни на одного из близнецов. И житье в космосе на их корабле ее не привлекало. Но все же ей было почему-то обидно...

В первый раз, когда они только встретились, она оказалась на столько лучше других во всей группе Мадина, что именно ее выбрал Рек Дагвард как хорошего снайпера и наблюдательного человека. Как всякой девушке, Ксанке льстило внимание к своей персоне. Хотя сама она и считала себя выше каких-то там "дамских" переживаний. Возможно, если бы Рек не выделил тогда Ксанку из остальных, она бы сейчас совершенно не переживала по поводу того, что ей предпочли другую. Когда группа встретилась с Дагвардами во второй раз, спасая заложников со счастьевского флагманского крейсера, из-под самого носа зловеще знаменитого Железного Марта, Ксанку оставили не у дел. Вот тут она обиделась. Получилось так, что она почти все время, пока остальные вытаскивали семью этого парня (Ксанка забыла его имя), просидела на корабле, "как какая-то дура с гражданки". В один единственный момент, когда нужна была девушка, выбрали ледащую белобрысую Хелен, у которой ни груди, ни задницы, и тем не менее именно ее признали более сексуальной. Сейчас, кстати, ее уже нет в отряде. Она вышла замуж за Базиля. Тот пошел на повышение (не иначе как за свое семейное положение), а Хелен сидит оператором, на какой-то станции, на которой служит ее муж. По мнению Ксанки это было глупостью - сменить карьеру военного на должность мужней жены, а боевую группу - на непыльную работенку оператора: "Корабль налево, корабль направо, мы рады вас приветствовать!.." и тому подобный вздор. Каждому свое, конечно.

Если бы Рек предполагал, что его выбор на орбитальной станции СХ-210567 приведёт к таким выводам в душе у девушки, то он естественно, никогда бы этот выбор не сделал. Но во-первых, его опыт общения с девушками, был не таким уж обширным, во-вторых, ему хотелось сделать из этого и воспитательный момент для ещё достаточно неопытной группы: "ваши крутые мужики ничего не стоят - любая девчонка умнее вас!" Ксанка ведь действительно единственная из всех сообразила, как определить по лазерному ружью старой конструкции, заряжено ли оно. В-третьих, ему это показалось и безопаснее: попадётся или нет их диверсионная группа - неизвестно, по-хорошему, она вообще не должна была попасться, а вот остальные, производящие "отвлекающую атаку" идут под прямой огонь. Он и предположить не мог, что его действия неосознанно трансформируются в душе девушки в какие-то ожидания предпочтения, обиды и ревность... Женщине необходимо, чтобы ее предпочитали другим, чтобы ее выбирали, при чем всегда и все. Женщине нужно сознание того, что она - королева на любом балу, а применительно к данной ситуации - королева любого спецназа. И при этом вовсе не значит, что она мечтает войти в отношения с каждым из своих поклонников. Ксанка попалась на это чисто женское качество и сама этого не поняла.

А теперь, если верить На-Ле, Датч Дагвард выкрал некую Эвизу с какой-то планеты и оставил ее на своем корабле. Она носится по городу с Реком Дагвардом, а в довершение вся группа Мадина сидит и только ее и обсуждает весь вечер. Как будто поговорить больше не о чем!

Ксанка сама не заметила, как увлеклась, воображая: вдруг бы она получила богатое наследство, а тут как раз Дагварды вдрызг расколотили свой обожаемый корабль и она, Ксанка, милостиво покупает им новый. При этом она сама гордо отвергает их бурные благодарности и уходит... Неважно куда. Просто уходит - и всё! Или кто-нибудь из Дагвардов попадает в плен, а она выручает его, появляется в дыму и грохоте посреди взорванного дома, с бластером наперевес. И, разумеется, гордо отворачивается, когда ее начинают усиленно приглашать, как крутого спеца, в их компанию.

У нее хватило ума оборвать саму себя: "Размечталась, как маленькая!" Однако, что-то там её свербело и мешало выбросить всю эту чушь из головы. Чтобы хоть как-то отвлечься она вышла в коридор (подальше от искушений). Где и наткнулась на Пабло.

- Ты куда? - спросил он. - Мы отправляемся через пол часа.

- Я - никуда! - огрызнулась Ксанка. - Выйти нельзя?

- Да нет... - Пабло удивила столь агрессивная реакция, поэтому он спросил: - Что-то случилось?

Ксанка постаралась взять себя в руки и как могла сурово посмотрела на командира.

- Хочешь, скажу, за что я ее презираю?!

- Кого? - удивился Пабло.

- Их белобрысую красавицу!

Старший лейтенант Мадин был старше не только по званию. И не только по возрасту. Он продолжал командовать мальчиками и девочками, приходящими в космоспецназ с полными надежд и романтических (или замаскированных под скептицизм) ожиданий, потому что сам прошел через все стадии подготовки и набил достаточно шишек, чтобы понимать, как и почему эти самые шишки набивают другие. А главное, был готов разглядеть все эти шишки и проблемы, вместо того, чтобы просто отвернуться и сказать: "Я уже крутой, а сосунками пусть другие занимаются". Вот и сейчас Пабло видел, что с одним из его бойцов творилось нечто неладное. И причиной была какая-то там белобрысая девица, которую Ксанка увидела в компании с Реком Дагвардом. Далась Ксанке эта особа...

И почему женщины всегда воображают, что они могут наравне с мужчинами служить в армии? Для этого им надо перестать быть женщинами и уж всяко не обращать внимание на других особ женского пола, в эту самую армию и не сующихся. Поразмыслив, Пабло решил не поддаваться на Ксанкин тон и сказал спокойно:

- Мне кажется, ты ей просто завидуешь.

Ксанка в момент рассвирепела, но Пабло продолжил.

- Знаешь, Кассандра! Ты отличный боец. Но по-моему, тебе пора о себе подумать. Уходи-ка ты на гражданку. Заведи себе кучу шикарных платьев, туфли как у этой сестрицы Дагвардов. - При этом Пабло поморщился и аккуратно переставил травмированную ногу в более удобное положение. И продолжил: - От тебя же куча мужиков с ума тронутся. И завидовать никому не надо будет.

Ксанка обиделась ещё больше и молча ушла обратно в комнату. Первой мыслью было - попросить перевода в другую группу. После чего она уселась в кресло и стала рассуждать про себя. Хорошо, допустим, она перейдёт. А также вместе с ней перейдёт слух о том, что она ушла от Мадина просто так, без особой причины, "по своему фортелю". Либо скажут, что "баба дура, потому, что баба", либо решат, что у неё неуживчивый характер (остальные-то от Мадина сами не бегут), либо ещё чего доброго решат, что она влюбилась в кого-нибудь в группе, например, в того же самого Мадина... Ксанка задумалась: "А ещё хуже, если просочится слух о Дагвардах и в космоспецназе решат, что она влюбилась в кого-нибудь из них! Это бред, но знает-то об этом только Ксанка. А для слухов критерия "бред" не существует. Чем бредовей слух, тем охотнее ему верят!"

Мрачная Ксанка вернулась к остальным. Нет уж! Она останется в этой дурацкой группе Мадина и докажет им, какая она крутая и как ей наплевать и на Дагвардов и на Мадина, и вообще на мнение окружающих!

***

- Надеюсь, у тебя есть оружие, - скорее утвердительно, чем вопросительно, сказал Ледермен, когда остановил элегантный флаер илуоанской сборки у грязноватого дома в не менее грязноватом проулке.

На Маиси ношение оружия дозволялось только определенной группе лиц, имеющих на то разрешение. Как ни странно, пилоты космических кораблей входили в эту элитную группу. Поэтому Рек не стал запираться и кивнул.

- Тогда пошли, - скомандовал комиссар, отстегивая ремень безопасности.

"Как в старые добрые времена", - подумал Рек, скользнув рукой под пальто. Бластер привычно лег в ладонь. Словно только и ждал, когда хозяин о нем вспомнит.

Облезлая кошка не спеша посмотрела в сторону вошедших в подъезд людей. Кошек завезли еще первые переселенцы, движимые предностальгическим синдромом "хоть что-то родное взять с собой". Рек молча пнул кошку. Та не поверила в агрессивность его выходки. А по сему обмякла задом, обвисла вокруг носка его ботинка и подалась ровно на столько, на сколько ее отпихнула в сторону нога младшего Дагварда.

Ледермен поднял руку, требуя тишины. И некоторое время прислушивался.

- Пусто, - сказал он наконец, опуская руку с пистолетом. - Здесь частенько всякая шпана толчется.

Ледермен уверенно взбежал на пять пролетов и остановился у обшарпанной двери. Рек подумал, что его бывший начальник с годами формы не теряет, догнал его и встал сбоку, за массивный косяк. Ледермен позвонил. Вполне исправная камера над дверью повернулась в их сторону.

- Открывай, Зугрида! - потребовал комиссар. - Я знаю, что ты дома.

Рек насчитал минимум пять замков, которые прощелкали один за другим, сверху вниз по всей двери. Потом дверь приоткрылась на узенькую щелочку.

- А что надо-то? - недружелюбно поинтересовались изнутри.

- Поговорить, - вкрадчиво проговорил Ледермен.

- А есть о чем?

Рек мысленно сосчитал до трех, цапнул край двери и рванул. Ширпотребовская цепочка не выдержала и звонко лопнула. Хозяин вылетел на лестничную клетку, разразившись бессвязной руганью.

- Вы что!? - устояв таки на ногах, воскликнул он напоследок.

Ледермен поймал его за воротник халата, толкнув обратно в распахнутую настежь квартиру. Рек зашел следом и прикрыл дверь. (Действительно, пять замков!).

- Что вам надо?!! - все еще возмущался хозяин, ловя слетевший тапочек. - Это частная квартира! Как вы смеете...

- Заткнись, - посоветовал Ледермен, двинувшись по коридору вглубь. - У тебя что, гости?

- Нет у меня никого!

- Тогда что не пускаешь? Я же сказал - поговорить надо.

- Знаешь, комиссар! Мне с вашем братом разговаривать не о чем, - уже более спокойно выговорил хозяин, поймав наконец свой тапочек и плетясь следом.

Рек заглянул на всякий случай в ответвление коридора. Ничего интересного, кроме пустой уборной, не узрел - и пошел следом.

Парень, которого Ледермен назвал "Зугрида", оказался плотным крепышом среднего роста, лысоватым, но даже симпатичным. И жил, судя по всему, вполне прилично. Только почему-то в самом неприличном районе Светлова.

- Ты почему за своей тачкой не явился, когда звали? - дружелюбно поинтересовался Ледермен, усаживаясь на стул.

Рек подпер плечом косяк и решил пока не вмешиваться. Хозяин квартиры и так косился на него куда усерднее, чем на знакомого комиссара. Не иначе, гадал, что можно ждать от ретивого незнакомца.

- Какой тачкой? - переспросил лысоватый крепыш. Но тут же расплылся в широчайшей улыбке. - А-а! Мой "Фантом"! Ну, так все недосуг было. Как раз собирался к вам наведаться. А что там с моей тачкой? Я как раз хотел сообщить, что потерял ее.

- Так уж потерял? - не поверил Ледермен.

- Ну, одолжил, - сдался крепыш. - Может, чаю желаете?

- Кому одолжил? - игнорировав тему чая, спросил Ледермен.

- Так ведь, сами знаете, господин комиссар, - разведя руками, начал оправдываться хозяин квартиры. - Племянничек мой мотор в ней переставил. Нехорошо, не по правилам. Я машину-то в ремонт собрался отправить. Ну, чтобы мотор был какой положено. А они поди там, в ремонте, покататься решили.

- Я должен поверить? - улыбнувшись во все тридцать два зуба, поинтересовался комиссар Ледермен. И тут же перестал улыбаться. - Другому кому расскажи. Так кому ты ее на этот раз сдал в аренду?

Рек зевнул. Чем почему-то напугал владельца переделанного мобиля. Тот даже подался в сторону Ледермена.

Еще минут пятнадцать разговор топтался вокруг мертвой точки, пока Ледермен не выжал наконец из этого (кажется, Зугриды), что машину и его ребят (племянника с друзьями) нанял один человек. Но затем хозяин машины опомнился и принялся бубнить что-то невразумительное о клиентах, которые ему доверяют.

- Засунь свою принципиальность знаешь куда?.. - выразил свое мнение Рек, хотя от косяка пока отлепляться не стал.

Наконец, хозяин машины сдался. После того, как его просветили наконец о том, за кем гонялись на его переделанном "Фантоме". И пообещали вернуть машину без штрафа. Парень рассудил, что ему совершенно не светит оплачивать адвокатов, которые будут доказывать, что он не имеет никакого отношения к вооруженному нападению на бывшего полицейского Река Дагварда и бывшего члена правительства, ныне преуспевающего бизнесмена, мистера К. Манцетти. Да и штраф владельцу мобиля платить тоже не хотелось.

- Моих ребят нанял эльдорианин, - признался он наконец. - Только не спрашивайте, какой именно. Естественно, он не представился. И вообще, не я с ним разговаривал. Мое дело было - добыть хороший транспорт.

Никакие угрозы и посулы далее уже не помогали. Связи с эльдорианином у владельца машины не было, а бегать по городу и искать "того парня, через которого велись переговоры" в какой-то мере было бессмысленно, потому что это могло занять слишком много времени. Когда Рек с комиссаром ехали обратно, Ледермен сказал:

- Я могу поприжать всех его дружков, но скорее всего имени эльдорианина узнать не удастся. Лучше подумай, чем таким ты мог насолить эльдорианам, что они нанимают всякий сброд за тобой охотиться.

Рек пожал плечами, косясь на руки Ледермена, сжимающие штурвал его флаера. Сослаться на то, что Рек не знает дороги обратно в управление, было нельзя. Но бывший начальник и друг быстренько занял место пилота, сделав вид, что все так и надо.

- Сомневаюсь, чтобы у меня были враги среди эльдориан, - сказал Рек, немного подумав. - Хотя... - Он вспомнил эпизод на Планете Закатов с краденым галтцениумом Проныры. - Да нет. Вряд ли.

Ледермен покосился на него с интересом.

- Что, все-таки что-то есть?

- Знаешь, я их немного обманул как-то раз. Но эльдориане не такой народ, который будет из-за подобных вещей проникаться мстительностью. К тому же, они не знали моего имени. Есть правда, еще один...

Рек кстати вспомнил диктатора Эйле Влада (хотя с ним разговаривал, не Рек, а Датч, это мало меняет дело: близнецы на одно лицо). Ледермен по его физиономии сделал вывод, что потенциальных недоброжелателей среди эльдориан у Река вполне достаточно. Но Рек отмахнулся от своих догадок. Какой-то внутренний инстинкт говорил ему, что дело не в тех эльдорианах, из рук которых он выручал Проныру, и не во Владе, которого они с братом оставили без компромата на илуоанского наследника. Дело в программе. Но откуда эльдориане могли узнать о существовании программы и о том, что Рек с нею связан? Ну, это как раз можно объяснить во множестве вариантов. От счастьевских боевиков, шесть лет назад державших в плену Златова, от удравшего невесть куда Урсула Грека, от кого угодно из тех, кто догадывается о существовании некой секретной программы, которая судя по всему перестала быть секретом еще тогда, когда Златов был президентом Маиси. Но рассказывать о программе Ледермену Рек не захотел. Во-первых, слишком много рассказывать. Во-вторых, зачем грузить на хорошего человека лишнюю головную боль? В-третьих, дело может быть и не в программе. Мало ли, что говорит инстинкт. Иногда и он ошибается.

- Я займусь этим сам, - вслух заключил Рек. - У меня кроме неизвестных недоброжелателей есть еще и друзья среди эльдориан. Разберусь.

- Смотри, - кивнул Ледермен. - Надеюсь, ты не увязнешь так, что тебя придется вытаскивать за уши.

Рек наградил его рассеянным взглядом: он уже думал о том, как побыстрее связаться с лордом Хазаром.

- А когда меня приходилось вытаскивать? Вроде как, я выбираюсь сам.

Ледермен свернул на служебную стоянку и посадил флаер между серых полицейских машин.

- Если не считать того, что все управление собирало деньги, лишь бы тебе не пришлось оплачивать потерянный тобой в степи казенный флаер - ты действительно выбираешься сам. - Комиссар положил руку на его плечо. - Только я все равно хочу, чтобы ты мне кое-что обещал.

Рек кивнул.

- Хорошо. Что именно?

- Если ты поймешь, что дело серьезно и этот твой неизвестный эльдорианин (а может, и не эльдорианин вовсе) угрожает настоящими неприятностями - ты сообщишь об этом мне и не погнушаешься помощью.

Рек хмыкнул.

- Ну, если у меня будет такая возможность...

***

Вопрос с лордом Хазаром решился неожиданно. Оказалось, что лорд-контрабандист собственной персоной прибывает в космопорт Светлова через пару часов. Он как раз сидел в своем любимом местечке, в Вигрисе, то бишь в знаменитой маисийской Яме. А тут надумал посетить столицу.

"Медуза" уже стояла в ремонтном доке. Датч лазал в компании бригадира ремонтной бригады по поврежденным отсекам гипердвигателя, решая, как бы починить поврежденную облицовку, не снимая оставшиеся целыми дорогостоящие блоки триления. У дядиного ремонтника и капитана "Медузы" возникли серьезные разногласия во взгляде на данную проблему. Поэтому к обсуждению был подключен еще и инженер - и вся группа вторично полезла в двигатель.

Трилений в обиходе часто называли - "живой минерал". Его можно было обработать только один раз. Любой металл, в принципе, можно переплавить, а трилений при обработке менял кристаллическую структуру и, по выражению металлургов, "умирал". Готовые блоки переплавить, нарезать или как-то другим способом изменить было нельзя. Поэтому они делались по специальному заказу под каждый конкретный тип двигателя. А процедура вживления блоков в гипердвигатель превращалась в очень точное и сложное искусство. У блоков оставлялся так называемый "живой край" - необработанный, но доведенный до нужной конфигурации трилений. Устанавливая блоки, специальным высокотемпературным прессом и соответствующими химикалиями их соединяли между собой намертво. Но если чаша гипердвигателя получала повреждения, на месте выбоин еще можно было поставить "пломбы" - специально по слепкам изготовленные вкладки триления с "живым краем", которые при обработке впечатывались в целые блоки исключительно прочно.

Денег на то, чтобы поменять полностью все трилениевое покрытие, у Дагвардов не было. А менять покрытие на более дешевое не хотелось. Поэтому Датч настаивал на "пломбах". А дядин специалист-ремонтник, не особенно жаждущий возни с трилением, искал доводы сменить покрытие и в сотый раз твердил, что "так будет лучше" (не уточняя - кому именно).

К тому моменту, как "Обводка" лорда Хазара приземлилась на летное поле Светлова, они как раз закончили выяснять, чье мнение более правильное. Рек не стал прерывать деловой разговор у двигательного отсека, лишь показал брату издали на часы и изобразил пальцами "шагающего человечка". Что недвусмысленно означало: "Мне пора. Я ушел". Датч кивнул и сосредоточил свое внимание на пламенной речи бригадира ремонтников, так до конца и не убежденного в том, что прав капитан звездолета.

Леди Далилы на корабле почему-то не было, а спрашивать - где она - Рек счёл нескромным. В личной жизни лорда-контрабандиста было много тайн и загадок. Начиная с того, что Реку никогда не доводилось видеть на его корабле прислуги, ни живой, ни механической. Но представить себе, что леди Далила ползает с тряпкой или пылесосом или готовит еду, было решительно невозможно. А вообразить, что все это делает сам лорд Хазар - и того невозможней. С периодическим отсутствием леди Далилы, в общем, было проще. Она вовсе не обязана все время сопровождать лорда на его корабле. Может, она осталась в гостинице, в Вигрисе. Или вообще улетела погостить к родственникам.

- Не люблю я приключения, - признался Рек, сидя в гостиной лорда Хазара. (Язык бы не повернулся назвать это место кают-компанией).

- Мой друг! По тебе этого не скажешь, - не поверил лорд, разливая вино по высоким и поразительно изысканным бокалам, которые в равной степени могли быть редчайшим антиквариатом, а могли - продукцией какого-нибудь современного эльдорианского массового производства.

- Это приключения меня любят, - высказал Рек. - Иногда мне кажется, что все вокруг просто изнывают от желания меня во что-нибудь впутать.

- Может быть, это твоя судьба, - рассудил лорд Хазар. - Так что случилось?

Рек попробовал вино и в очередной раз убедился, что эльдорианский лорд-контрабандист не станет держать у себя то, что не соответствовало бы самым требовательным вкусам.

- В общем, на меня напали какие-то типы из здешних.

- Напали? - лорд Хазар отставил бутылку.

- Ага! Угрожали оружием и требовали, чтобы я поехал с ними.

- Тебя действительно любят приключения, - кивнул лорд, на самом деле очень озабоченный. Ведь Рек был его другом. А к друзьям лорд Хазар относился очень сочувственно, настолько сочувственно, что мог не задумываясь отстрелить угол тюрьмы на планете враждебного сектора, ради того, чтобы вытащить друга. - Но что им могло быть нужно? Этим людям?

Рек пожал плечами. Про программу он говорить не собирался.

- Самое странное заключается в другом, - заинтриговал он лорда. - В принципе, я допускаю, что за моей шкурой могут охотиться... ну, в общем, некоторое количество народа.

- Это точно, - глубокомысленно согласился лорд. - Иногда я думаю, что в этом ты очень похож на эльдорианина. У тебя всегда потенциально есть некто, кто может за тобой охотиться.

- Не знал, что это свойственно эльдорианам, - признался Рек, отхлебывая изысканное вино.

- Свойственно. Но мы - люди интеллигентные. - Лорд Хазар употребил слово "интеллигентные", потому что земляне использовали это слово для обозначения самых разнообразных качеств: от умения красиво одеваться до манеры красиво убивать. Это слово казалось лорду предметом со множеством граней, на котором всегда можно найти такую сторону, которая подойдет именно к тебе. - Мы можем преследовать друг друга, но мы всегда способны договориться.

- Я не совсем понял, - помотал головой Рек. - Ну, не важно. Те типы не были эльдорианами и вряд ли собирались вести себя интеллигентно.

- Ты сказал, что странное - не в этом, - напомнил лорд, пока еще удерживающий нить беседы.

- Ну да! Я поговорил кое с кем из своих знакомых. - Рек подождал, пока лорд Хазар нальет еще вина в высокие бокалы с тончайшим резным узором. - Я когда-то служил в полиции, ты же знаешь. В общем, мне удалось выяснить, что тех парней нанял какой-то эльдорианин.

- Эльдорианин?! - изумился лорд. - Зачем какому-то эльдорианину тебя преследовать?

- Этого я не могу сказать. - Рек развел руками, на всякий случай предварительно поставив хрупкий на вид бокал на столешницу.

- Да нет, это просто исключено! - изрек лорд. - Я не думаю, что за последнее время ты чем-то досадил моим соотечественникам на столько, чтобы они стали нанимать инопланетников.

Последнее было сказано с таким апломбом, что Рек пришел к выводу: вмешивать в свои дела инопланетников эльдориане стали бы только в том случае, если бы он, Рек, развернул пропаганду массового истребления эльдориан по всей галактике. "Плохо дело", - подумал он.

- Может быть, дело и не в эльдорианине, - с сомнением проговорил Рек, поглаживая подлокотник кресла. - Эти типы могли соврать.

- И все же, я готов помочь тебе всем, чем смогу, - поспешил заверить его лорд Хазар.

Рек кисло улыбнулся.

- Я действительно надеялся на твою помощь.

- Расскажи все, - предложил лорд. - Может быть, что-то натолкнет меня на мысль.

Рек кивнул и отхлебнул еще вина. Лорд Хазар сделал то же самое - и пододвинулся к Реку.

- Они поджидали меня у выхода из Архива, - начал Рек.

Лорд Хазар весь подался вперед. И Рек подумал, что хорошо иметь столь сочувствующего друга. Вообще эти эльдориане - странный, но весьма достойный народ. Вполне возможно, они совершенно ни при чем и хозяин переделанного мобиля соврал, лишь бы от него отвязались.

- Меня выручил один знакомый, - продолжил Рек свой рассказ. - Вынесся на своей машине прямо на этих типов. Им пришлось бросаться врассыпную. А потом мы, как психи, носились по столице, распугивая прохожих.

- А этот твой знакомый, он кто?

Рек пожал плечами.

- Один здешний бизнесмен, - ответил он - и вернулся на прерванную тему: - Эти мерзавцы разжились "Фантомом" с переделанным мотором. Так что на прямой у меня не было бы шансов. У моего друга "Астарта-208" - средненький такой мобильчик, очень престижный, но совершенно не для погонь. Этакая красивая безделушка. - Рек вывел рукой в воздухе неопределенный узор, словно хотел изобразить, на сколько именно мобиль мистера Манцетти был "безделушкой".

- И твой бизнесмен... кстати, а как он сам оказался у Архива?

- Какая разница? - удивился Рек. Вопросы лорда Хазара показались ему слегка не по теме. Но кто поймет эльдорианскую логику? - Он живет недалеко от Архива, на той же улице. Увидел, что за мной следят - и решил помочь.

- И что?

- Помог.

- Может, он как-то с ними связан?

Рек отверг подобное предположение самым решительным образом.

- Мой друг - тихий человек, ни во что не вмешивается, живет на Маиси давно.

О прежних подвигах Карена Рек умолчал. Ему вообще показалось странно, что разговор ушел в эту сторону. Поэтому он решил повернуть обратно.

- Эти типы со своей переделанной колымагой гоняли нас по всему городу. Представь: выжимать из посредственного мобильчика такие виражи, как будто это Ха-Лан на своем боевом истребителе. Наверное, ни одну клумбу мимо не объехали. Нет, у Ха-Лан это получилось бы лучше: она просто раздавила бы этих типов вместе с их машиной. Но у меня такой возможности не было.

- Да, Ха-Лан - оригинальная девушка, - перескочил на другую тему лорд Хазар. - Я вообще поражаюсь, как другие расы относятся к своим женщинам.

- А что? - не понял Рек.

Лорд Хазар энергично взмахнул узкой ладонью, словно витиеватость его мыслей должна была выпрямиться, следуя этому жесту.

- Я как-то думал: вот вы, земляне, к примеру. Я иногда поражаюсь: ваше отношение к женщинам... По вашему, женщина создана для военных действий?! Или для физической работы? У вас женщины участвуют в делах мужчин, а зачастую делают вашу мужскую работу. Хотя, - лорд Хазар откинулся на спинку дивана, задумчиво помахав изящной ладонью (уже не так категорично, как в первый раз), - это неудивительно. Даже закономерно.

- И что же именно, по твоему, закономерно? - переспросил Рек, сам увлекшись новой темой.

- У нас считается, что если женщина стала главой дома, значит, мужчина уже ни на что не способен. Если вы используете женщин, значит, сами чего-то не можете. Разве это не так?

- Это где это я использую женщин?! - возмутился Рек.

- Ну вот, хотя бы, - с великосветской улыбкой напомнил лорд. - Когда я снял тебя с "Олимпии", с тобой были две женщины. Ваша На-Ла и та темноволосая, из военных. Ты же взял их с собой, чтобы они тебе помогали, Значит полагал, что сам не справишься.

Рек поджал губы. Возразить было нечем.

- Не подумай, что я вас в чем-то обвиняю, - тут же стал уверять его Хазар. - Что поделаешь, если ваши мужчины недостаточно сильны.

- Ну, это еще не факт! - возразил Рек. - И не такие уж мы слабые.

- Гораздо слабее кади и слабее эльдориан.

- Ну, это касается далеко не всех! - и не думал сдаваться Рек.

- Я понимаю, что задеваю твою гордость, - снисходительно высказал лорд. - Но к сожалению - это истина.

- Среди землян есть слабые люди, но далеко не все, - снова повторил Рек.

- Давай проверим! - тут же предложил лорд Хазар.

- Зачем так сразу?

- Боишься? - Лорд Хазар великодушно улыбался, уверенный, что в любом случае выйдет победителем.

"А почему бы и нет?" - мелькнуло в голове Река, он ведь не пари сюда выигрывать пришёл, а вытрясти как можно больше информации.

- Хорошо, - согласился младший Дагвард. - Как будем меряться?

- К примеру, на руках, - предложил лорд. - Вы, люди, любите это развлечение. Приз - ящик вина. Надеюсь, тебе это по карману?

Рек усмехнулся и снял пальто.

- Это мы еще посмотрим, кто кому будет ящик вина покупать, - пообещал он, чем очень подзадорил лорда Хазара. Эльдорианин вскочил, расстегивая свой шитый золотом камзол.

Хозяин корабля живо убрал со стола свои шикарные бокалы. Рек подхватил бутылку с остатками вина и, не найдя ничего лучшего, поставил на пол. После чего спорщики засучили рукава. Рек вложил свою ладонь в ладонь эльдорианского лорда, мысленно понадеявшись, что проиграет не слишком быстро. Изящная и вроде бы не слишком мощная рука лорда Хазара под белой кожей таила сухие, крепкие мышцы. А цену этим мышцам Рек узнал еще учась в академии, когда несколько раз пытался меряться силами с тем эльдорианским парнем, что учился с ними в одной группе. Курсант Эрера был совсем молоденьким юношей. А лорд Хазар - взрослым, развитым мужчиной. "Но ведь и я не задержался в детском возрасте", - напомнил себе Рек.

Ему пришлось сильно поднапрячься, чтобы не дать лорду Хазару уложить себя сразу. Продолжать беседу было затруднительно. Хотя самому лорду мерянье силами мало мешало развивать начатую мысль.

- Вот, к примеру, кади, - продолжил он, одновременно пытаясь сломать сопротивление Река. - Ты не можешь не признать, что они сильнее людей. Ты вспомнил про Ха-Лан. Но ведь Ха-Лан у них - абсолютное исключение, можно сказать: исключение, подтверждающее правило. Да, она делает мужскую работу. Она - капитан корабля. Но остальные женщины-кади, все, на всей планете, занимаются той работой, которая предназначена для женщин: смотрят за домом, растят детей и тому подобное. А если говорить не о кади, а об эльдорианах - у нас такого примера нет ни одного! У нас не просто не прилично привлекать женщин к мужским делам. Вот я, - лорд торжественно взмахнул свободной рукой, - ни на одно ответственное или рискованное дело просто не возьму с собой женщину!

"Кстати, а где леди Далила?" - подумал Рек. Но вслух не сказал.

- Ну да, - заметил он вместо этого, стоически сопротивляясь (поскольку это единственное, что ему оставалось делать). Рука лорда Хазара была очень сильная, но не на столько, чтобы говорить об абсолютном преимуществе. - А как же тот эльдорианский тип на планете Закатов, который захватил тридцать женщин и заставил их на себя работать?

Лорд Хазар на мгновение смутился, так что Реку даже удалось перехватить инициативу и поколебать стальную эльдорианскую хватку. Но лорд тут же и нашелся, вернув свое преимущество:

- К сожалению, такое в принципе может произойти. Но Варад - не благородный эльдорианин, это во-первых. А во-вторых, он же не заставил этих женщин стрелять, бегать с оружием или проникать на охраняемые объекты. Он просто попросил их помочь себе в сортировке руды. Их жизни ничего не угрожало. - Лорд Хазар заключил свою речь тем, что поднажал сильнее - и Рек почувствовал, что продержится еще не более минуты.

- Я лично никогда не одобрял Варада! - Добавил лорд, - и поэтому так охотно вывез всех этих женщин, которых он держал взаперти. И я никогда не смогу понять тех землян, о которых ты только что говорил мне: как они могли погнаться за машиной, в которой сидела женщина! Подвергнуть ее такой опасности!

Рек открыл было рот, чтобы спросить, откуда лорду Хазару известно, что с ними в машине была ещё и женщина. Лорд вообще не должен знать о существовании Эвизы. Но Рек определённо имел к полицейскому делу талант, потому что он ничего не сказал и закрыл рот. Эльдорианин получил возможность увенчать свою речь убедительной победой: рука Река коснулась стола. Хотя бывшему старшему лейтенанту полиции Реку Дагварду это было совершенно не принципиально (с его точки зрения победил именно он). Он узнал, что хотел.

Лорд Хазар, весьма собой довольный, не стал акцентировать на своей победе и вернулся на прерванную тему.

- Так что было дальше в вашей погоне?

Рек поразмял уставшую кисть и пожал плечами.

- Я загнал их в один из дворов и поменялся машинами.

- Удивительная история, - признался лорд Хазар, облачаясь в свой великолепный камзол и застегивая многочисленные пуговицы.

- Мне тоже так кажется, - согласился Рек. - Кстати, а это не ты (случайно) - тот самый эльдорианин? - спросил он вдруг.

Не вдруг, конечно. Рек просто посчитал себя обязанным откровенно спросить об этом лорда Хазара.

- Я?!! Как ты мог такое подумать?! - Красивое, сфинксоподобное лицо Хазара изобразило искреннее возмущение. Лорд даже оставил на мгновение пуговицы и добавил своему лицу выражения несказанного удивления. - Как я могу!? Ты - мой друг!!!

Рек скептически пожал плечами.

- Ну, я не знаю, на сколько это в данном случае имеет значение, - признался он. Чем возмутил эльдорианина еще больше.

- Это имеет огромное значение! Я никогда бы так не поступил. Если бы мне что-то понадобилось от тебя, я бы честно пришел и спросил, или предложил бы продать... - Хазар осекся и решил, что сказал слишком много. Он тут же перевел разговор на более деловые рельсы: - Я разузнаю, кто мог тебя преследовать. Если этот эльдорианин нанял местных, чтобы тебя задержали, значит он сам где-то поблизости. Я обещаю, что уже завтра буду знать, что ему надо. Ты можешь на меня рассчитывать!

Рек с сомнением покачал головой, но спорить больше не стал. Бесполезно доказывать что-то эльдорианину. Тут никакого терпения не хватит.

***

Настроение у Лорда Хазара заметно упало, едва Рек покинул корабль. Эльдорианин подождал несколько минут, чтобы убедиться, что Рек ничего не забыл и не вернется обратно. Потом проверил текущий счет (денег почти не осталось) и быстро отыскал самый приемлемый по цене и самый ближайший к космопорту прокат машин.

Привередничать не приходилось. Лорд слишком торопился и выбрал лучшее, что только можно было найти в той свалке, которую шустрый земной парень, занимаясь саморекламой, гордо обозвал "шикарным гаражом, единственным в своем роде". Воспитанный эльдорианин не стал делиться догадкой, почему гараж "единственный в своем роде". Если бы у него были деньги, он бы нанял нормальный автомобиль. Или вообще купил бы его. Но после того, как он заплатил втридорога за высококачественное топливо эльдорианского производства для "Обводки", с кредитками стало совсем туго. На Маиси с подзаправкой корабля всегда возникали сложности. Земляне не слишком разбирались в маркировках эльдорианских топливных смесей. Поэтому стремились закупить что подешевле. Чтобы в будущем сбагрить тем же эльдорианам, как можно дороже и при этом делать такие лица, будто оказывают великое одолжение, за которое клиент обязан им до конца жизни.

Лорд Хазар не придерживался расхожего мнения, что лучше дешевле - но больше. Для своего единственного и во всех отношениях любимого транспортника он всегда брал только самое лучшее. Сколько бы это ни стоило. А раздобыть деньги на все остальные нужды он вполне в состоянии.

"Ну кто бы мог подумать, что именно Рек окажется тем человеком, который должен прийти в Архив и забрать программу?!" - однако, Лорд Хазар не позволил досаде слишком уж отвлекать себя от того, что делается на дороге.

Свернув на широкое и прямое, как взлетная полоса, шоссе, он попробовал переключить машину на третью скорость. Вышло почти плавно. От Светлова до Янтарных Холмов - несколько сотен земных миль. Лучше было бы посадить корабль прямо там. Но в Янтарных Холмах нет космопорта. Поэтому лорд и перелетел в Светлов, поближе к месту событий. Вообще, рискованной операцией лучше руководить издали, оставив себе место для маневра. Но лорд Хазар только что убедился, что все идет вовсе не так, как запланировано, и решил осмотреться на месте. Как раз на этом этапе его вызвонил Рек.

Больше всего Хазару Даасе хотелось, чтобы его наемные исполнители справились до того, как он узнал, за кем охотится. Ну да, эти наемники напали бы на его друга. Но Хазар поставил четкое и неукоснительное условие: никого не убивать. Опыт общения с землянами давно убедил лорда, что эти ребята не особенно церемонятся и наживают себе неприятности там, где вполне можно обойтись без них и решить всё мирным и цивилизованным путем. Во всяком случае, почти цивилизованным.

Человек, продавший ему информацию, утверждал, что вещица, которую предстоит раздобыть, обеспечит его до глубокой старости. Досадно. С другой стороны, Рек не похож на миллионера с причудами. Тут что-то одно: либо парень на транзитной станции вообще врал, либо программа не такая уж всемогущая. Либо слишком принципиальный и честный Рек не хочет пользоваться ею, по моральным соображениям.

Ну почему бы не узнать немного пораньше, что владелец программы именно Рек!

Обгоняя попутные машины, лорд Хазар стал вспоминать их совместную поездку в стан Шеклы. Это было занимательно. Очень занимательно. Особенно поединок. Ну, и то, как Дагвард обращается с флаером. Если бы он был эльдорианином, он забрал бы все призы в Больших Сезонных гонках на Эльдории. Но, к сожалению, элитные и очень заманчивые в смысле призов гонки на его родной планете были закрытыми состязаниями. До участия допускались не просто эльдориане, а лишь эльдориане определенного круга. И до сих пор никому не пришло в голову изменить древние правила.

Лорд Хазар сам ни разу не участвовал в гонках. Не считал себя достаточно хорошим водителем для этого. Вот если бы можно было выдать Река за эльдорианина!.. Слишком рискованно. Да и Рек не согласится.

Нужно было догадаться, что в засаду попадет Рек! Но как догадаться? Это было совершенно, решительно невозможно! Условный сигнал не имел конкретного адресата. Описание вероятной внешности? Можно подумать, что в галактике мало землян высокого роста с русыми волосами. Не мог он, лорд Хазар догадаться. Или мог?..

Программа принадлежала бывшему президенту Маиси Виктору Златову. А Рек - его хороший знакомый. И, на сколько знал лорд Хазар, принимал участие в каких-то делах Златова. Но обратить внимание на этот факт лорду Хазару не захотелось. Почему? Да просто потому, что ему нужны деньги, а программа (если все же поверить в ее свойства) - это даже лучше, чем заброшенные залежи Галтцениума на Шаблин'Гвас. И вот результат...

Нужно срочно исправлять положение, пока догадка Река о том, что его подставил родной друг, не получило более существенных подтверждений.

Хазар сосредоточился и перевел машину на четвертую скорость. Сигнальный бортик дороги слился на экране в единую полосу. Что бы здесь ни гнать, когда впереди ни одного препятствия, а автонавигатор услужливо подсказывает, через сколько секунд ты догонишь следующую машину, которую нужно будет обогнуть. Лорд Хазар честно признался себе, что настоящие гонки не для него. И снова подумал о Реке. Что толку предаваться досаде и раздражению. Можно сказать, что на этот раз он проиграл - и подумать о других способах обогащения. Хотя... все-таки жаль!..

Он заметил, что миновал отметку въезда в Янтарные Холмы. Пришлось сбросить скорость и придерживаться общих правил езды. Еще через несколько минут Хазар остановил мобиль у скромненького барчика с неприметной вывеской, на которой общегалактическим (родным!) языком было написано: "У дороги". Лорд достаточно "проветрился" быстрой ездой и теперь готов был действовать спокойно и с достоинством.

Заняв место у стойки, эльдорианский лорд вопросительно посмотрел на бармена. Глаза у того расширились, но тут же приняли первоначальный размер. Справившись с удивлением, бармен быстро пододвинул эльдорианину стакан с коктейлем и бросил, как мог равнодушнее:

- Товара пока нет.

И тут же шарахнулся в сторону других посетителей, словно боялся, что клиент набросится на него прямо через стойку. Обычно лорда Хазара забавляла манера некоторых землян пугаться и воображать себе какую-то мнимую эльдорианскую агрессивность. Но в данный момент лорд Хазар был совершенно не склонен развлекаться. Поэтому принялся спокойно пить коктейль, надеясь, что бармен не слишком долго провозится с парочкой, обосновавшейся с другого края длинной стойки.

Бармен вернулся минуты через две. Он уже успел выстроить в уме соответствующее оправдание. Которое и пустил в ход.

- Парню помогли ускользнуть. Надо еще время...

- Где главный? - не собираясь выслушивать объяснения, перебил лорд.

- Ребята обещали очень постараться... - не в силах так вот взять и переключиться на другую тему, выпалил бармен, схватил пустой стакан и принялся яростно натирать салфеткой.

- Я понял, - терпеливо, но настойчиво прервал его Хазар.

Бармен уставился на него, шевеля губами, но больше ничего не говоря. Ясно, что он мечтал об одном: чтобы лорд Хазар исчез как можно быстрее. Эльдорианин вынул мелкую монетку. Но вместо того, чтобы бросить ее на стойку и уйти, накрыл ладонью. И проговорил тихо, но как мог более внятно.

- Мне нужно поговорить с главным.

Бармен окончательно разнервничался и даже обежал глазами ту часть лорда Хазара, которая была видна из-за стойки. Словно искал признаки оружия, которым его прямо сейчас, на месте, грохнут. На его счастье, в бар снова кто-то зашел - и бармен с готовностью умчался им навстречу. Хотя продолжал коситься в сторону лорда Хазара.

Эльдорианин сам начал нервничать, хотя внешне постарался сохранить полное спокойствие. Наверняка бармен догадался, почему он хочет видеть главного. Единственная и вполне предсказуемая причина - он недоволен и хочет снять заказ. Но до тех пор, пока лорд Хазар этого не сделал, наемники будут продолжать преследовать Река. Надо как можно быстрее встретиться с этим шустрым малым, который пообещал, что его люди все сделают "в лучшем виде". А вместо этого приходится сидеть и ждать, пока пугливый связной (он же бармен) не надумает собрать свои мозги в кучу (они у него от нервной дрожи явно разбежались). И не свяжется со своим боссом.

Наконец посетители получили, что хотели, причин прятаться в конце стойки не осталось и бармен вернулся.

- Позвоните ему сами, - скороговоркой выпалил он. И тут же спохватился, выхватил из вазочки салфетку и написал несколько цифр. - Он вот по этому номеру.

Лорд Хазар вынул еще одну монетку.

- Я воспользуюсь твоим телефоном, - разочаровал он бармена и, вместо того, чтобы уйти, исчезнуть и больше не показываться, спокойно и даже вроде не особенно торопясь направился к аппарату, услужливо вывешенному у выхода из зала.

Бармен проводил его взглядом, а потом, игнорируя новых посетителей, исчез за узкой дверью в кухню. Там бармен схватился за личный аппарат и быстро набрал ту же комбинацию цифр, которую только что написал эльдорианину (обмануть чужака он не посмел).

- Это я! - почти выкрикнул он, крайне счастливый, что оказался чуть-чуть ближе к телефону и что ему, в отличие от эльдорианина, не надо было блюсти свое достоинство и двигаться не торопясь. - Боюсь, дело плохо...

***

Настроение Река было так же далеко от досады лорда Хазара, как солнечный маисийский денек от черной дыры в соседнем секторе. Младший Дагвард вывернул с летного поля, почти что под носом у почтового клипера. Ему выразительно просигналили, что вероятно означало: "Совсем сдурел!" -или что-нибудь в этом роде, еще менее лестное. Крутанув штурвал, младший Дагвард пристроился в хвост скоростным вагонеткам, летящим порожняком в сторону складов, насвистывая быстрый ирландский мотивчик. Когда-то, (не спрашивайте, как давно это было), они танцевали под него в папином шоу. Рек некоторое время строго придерживался направления, почти касаясь носом флаера задка последней вагонетки.

В принципе, повод веселиться у него был.

- Ну, Хазар! - пробормотал Рек, отвлекшись от симпатичной музыкальной композиции. - Ну, молодец! И что мне с тобой делать?

Последнее относилось не только к эльдорианину, но и к сбросившим скорость вагонеткам. Пришлось резко тормознуть, чтобы не наподдать им (гораздо крепче, чем наглому коту в подъезде дома).

Облетев хвост вагонеток, Рек снова набрал скорость и вернулся к прерванному высокохудожественному свисту. Жизнь еще никогда не казалась ему столь занимательной и прекрасной. Хотя где-то, не так уж глубоко в душе, Рек уже высказал все, что думал о крепких эльдорианских головах, на которые их экзотические вина явно действуют не так прошибающе, как на головы землян.

- И все равно я выиграл! - подбодрил себя второй пилот "Медузы", выворачивая с территории космопорта и очень надеясь, что летит достаточно прямо, чтобы не вызывать подозрения у представителей дорожной инспекции. А чтобы лететь прямее, лучше всего лететь быстрее. Поэтому Рек поднажал - и помчался так, что чуть не проскочил пункт назначения. Пришлось описать круг, возвращаясь назад, к нужной точке.

Весь экипаж "Медузы" расположился в четырех комнатном номере гостиницы для космолетчиков, совсем рядом с ремонтными доками. Рек поставил флаер на охраняемую стоянку и весело (во всяком случае, оптимистически) пробежался через две ступеньки на третий этаж. Очень хотелось, чтобы последствия эльдорианского вина поскорее выветрились из головы. Он и так уже дважды нарушил свои же собственные правила (не говоря даже о правилах, принятых в любом здравомыслящем обществе) - не садиться за руль после выпивки.

Бросив пальто на вешалку, младший Дагвард ввалился в гостиную - и тут де прыгнул в ближайшее кресло.

- На-Ла! Ты захватила шахматы? - потребовал он, продолжая пребывать в боевом и приподнятом состоянии духа.

- А то! - отозвалась кадийка.

- Мы тут заказали ужин, - подала голос Эвиза.

- Отлично!

Кадийка расставляла по квадратикам резные фигурки.

- Все равно проиграешь, - пообещала она.

- Я сегодня уже выиграл нечто поважнее шахмат, - отмахнулся Рек, как всегда делая первый ход наугад. - Знаешь, На-Ла! Для того, чтобы выигрывать в жизни, в играх иногда приходится уступать.

- Только не пытайся меня уверить, что поддаешься, - профырчала кадийка, не особенно настроенная верить в какие-то там выигрыши Река.

Датч вышел из ванной и только собрался поинтересоваться причиной бурного настроения своего младшего брата - как в дверь постучали.

На пороге возник еще один не расположенный к веселью персонаж - бывший разведчик Джон Динко.

- Мы только прилетели, - пояснил он мрачновато.

- Привет, Джон! - крикнул ему из комнаты Рек.

Датч пожал рыжему руку и заподозрил: мрачный вид Динко свидетельствует о том, что бывший разведчик уже в курсе их посещения Гаммы-249. "Только этого мне сейчас не хватало", - устало подумал Датч. И повернулся к Эвизе.

- Эвиза! Это - наш добрый друг капитан Джон Динко. Джон - это Эвиза.

Девушка протянула руку, с интересом разглядывая невысокого человека с буйной рыже-чалой шевелюрой и внимательными, если не сказать, цепкими глазами.

- Очень рад, - вежливо пожав ей руку и улыбнувшись, проговорил Динко. Присутствие незнакомой девушки слегка поостудило его праведный гнев. Бывший разведчик копил его с тех пор, как трое суток назад услышал о задании, за которое по просьбе Центра взялись Дагварды. Налетать на Датча при Эвизе ему не захотелось.

- Я слышал, "Медуза" опять на капитальном ремонте? - спросил, вернее утвердительно произнёс Динко.

- Да, в дядином доке, - весело отозвался Рек, разноцветного настроения которого не могли поколебать никакие мрачные взгляды бывшего разведчика.

- По какому поводу?

- Гипер сдох, - радостно объявил Рек и тут же поправился: - Ну не сдох, конечно, но тяжело болен!

- Ну-ну, - поддакнул Динко. - А как же вы долетели?

- Отлично долетели! - с восторгом отозвался Рек. - Тормозили головой!

- В каком смысле?.. - опешил Динко.

- Ну не головой, конечно. Я имею в виду: руками.

- Что-о-о?!! Вы что, с ума сошли?! - тихо, едва ли не заговорщицки, переспросил Динко.

- А что? - честно не понял Рек. - Такой прием в лётной академии отрабатывается, да и не только в академии - в любом мало-мальски уважающем себя лётном училище. На случай аварии гипердвигателя. Ты что, сам не проходил?

Датч во время диалога благоразумно помалкивал.

- Так, значит... Авария у них... гипердвигателя. И как же так она приключилась?

- Ой, Джон, давай об этом потом! - отмахнулся Рек, ещё не до конца распрощавшийся с эльдорианскими винными парами и хорошим настроением. - Сейчас обед принесут. Давай сначала пообедаем!

Динко перевёл взгляд на старшего Дагварда.

- Мы могли бы поговорить?

Датч подавил вздох и кивнул.

- Пойдем, - сказал он, махнув рукой в сторону соседней комнаты.

Беседы с бывшим разведчиком все равно было не избежать и Датч решил не тянуть попусту время.

***

Некоторое время бывший разведчик Джон Динко просто ходил туда-сюда. Обдумывал только что сделанное Датчем честное признание: они согласились лететь на Гамму-249 - и попали в руки Железного Марта. Скорее всего, их вычислили уже давно и все диспетчерские счастьевского сектора были заранее оповещены о том, какой прием необходимо оказать земному шаттлу "Медуза".

- Как только мы прилетели на Маиси, я послал в Центр отчет о том, что произошло, - закончил краткое резюме Датч.

Динко наконец повернулся к нему.

- Я понимаю, что дома известны не все ваши блестяще проведенные операции по наживанию себе врагов из числа высшего руководства Блока, - сказал он мрачно. - Но вы то сами! Тебя этот Железный Март своими собственными глазами во всех подробностях видел! Ты сам хвастался. И что?

Датч стал смотреть в сторону.

- Я не хвастался... - не менее мрачно, чем Динко, отнекивался он.

Динко просто рассвирепел.

- Головой думать надо! Головой!!. А не только тормозить! А ты каким местом думал... на туловище?

Капитан Дагвард отвернулся, чтобы не ответить что-нибудь резкое. Всегда неприятно, когда тебя тыкают носом в ту кучу, которую ты сам же и нагородил. Джон Динко, разумеется, прав. И ничего особенного он сейчас не говорит, кроме того, что Датч сам себе уже несколько раз сказал. Но слушать со стороны о твоих собственных глупостях куда неприятнее, чем заниматься самообличением.

- Датч! Я просто не хочу, чтобы вы проходили через то, через что в свое время пришлось пройти мне, - в менее категоричном тоне стал объяснять Динко. - Все наши руководители из разведуправления, все эти Томлисоны, Элбруки и прочие - они очень умные. Но они не всеведущие. Тем более, что ты не служишь официально в их ведомстве и не удосужился доложить, что лично, нос к носу, сталкивался с самим Мартом Акдаком, правой рукой счастьевского вождя и, кстати, как говорят - довольно мстительным типом. Ты сам-то должен был понимать, на что идешь. Вам, ребята, вообще крупно повезло, что вы выбрались.

Датч скрипнул зубами, но промолчал. Динко прав. Хотя от осознания того, что кто-то прав, обычно легче не становится. За всеми делами, починкой корабля, выяснением отношений с дядей и т.д. и т.п. Датч уже отвлекся от приключения на Гамме-249. И вот, очень кстати, ему о них напомнили.

- И как вы выбрались? - потребовал подробностей Динко.

- Долго рассказывать, - отмахнулся капитан Дагвард.

Динко сел, сцепив пальцы и уставился на него.

- У меня есть время.

Датч рассудил, что все равно придется объяснять появление Эвизы (о которой в кратком отчете для Разведуправления доложил так суперкратко, что едва ли тот, кто будет разбирать этот отчет, раньше третьего прочтения поймет, что там вообще присутствует какая-то девушка с Гаммы-249). Динко мог подсказать, как и в дальнейшем замять по максимуму все, что касается Эвизы. Датч не хотел, чтобы ее персоной заинтересовались и принялись лезть с расспросами.

- Ей поручили присматривать за Реком, - начал он наконец.

Лучше бы было, чтобы Рек сам поведал ту часть истории, которая касается его самого. Тем более, что старшем брату он пересказал свои приключения еще более виртуозно по краткости, чем сам Датч написал в отчете про Эвизу. Но Датч не хотел напоминать Реку о том, что тот пережил.

- Я не стал расспрашивать подробнее, - признался он Динко. И добавил: - Его пытали.

Дружный и прямо таки вызывающий взрыв хохота из соседней комнаты создал любопытный контраст с тем, что сказал Датч. Рек явно был в ударе и пересказывал девицам очередную смешную байку из своей полицейской практики. Динко покосился на дверь. Потом на Датча.

- Только этого не хватало, - проговорил он, непонятно, что имея в виду: веселье за стенкой, или информацию, которую выдал капитан Дагвард. - Ты это видел?

Почему-то Датч безошибочно угадал, что к веселью вопрос не имеет никакого отношения.

- Нет. Эвиза сказала, - пояснил он. - Сперва это, а потом он еще и ранен был. Только-только оправился.

Смех возобновился с новой силой. На этот раз Рек что-то очень громко говорил, чтобы перекричать шум. Датч не разобрал слов, но за стенкой дошло уже до истерических рыданий от смеха.

- И все из-за твоей глупости, - заметил Динко, которому звуки из соседней комнаты совершенно не мешали, если не помогали. Прямо как по законам конспирации: включи музыку погромче - и только потом обсуждай важные вещи.

Датч поморщился и отмахнулся.

- Сам знаю, - бросил он, торопясь оборвать дальнейшее обсуждение темы. - Я поступил как идиот. Ничего нового ты мне тут не скажешь.

- Так повторю старое, - пообещал Динко, отняв руку от своей рыже-чалой шевелюры и уставив в сторону капитана Дагварда указательный палец. - Чтобы дольше помнил и никогда больше так не делал. Прописные истины нуждаются в том, чтобы их периодически повторять.

Датч в очередной раз постарался держать себя в руках и не сопротивляться, даже вздохнул поглубже. Но все же сказал:

- Кто может быть беспощаднее старого разведчика?

Динко подхватил ему в тон:

- Который сам через все это прошел. В том числе и через желание выпендриться и показать начальству, какой он крутой.

Хохот за стенкой пошёл на новый вираж. Видимо, компания в соседней комнате и не думала выдыхаться.

- Пойдем, пройдемся, - предложил вдруг Датч. - А то тут... - он неопределенно махнул рукой. - Разговаривать невозможно.

- Вы обедать там собираетесь? - потребовал Рек со своего кресла, едва увидел, что Датч с Динко вышли в прихожую.

- Я скоро приду, - вместо ответа, предупредил капитан "Медузы".

Они вышли из гостиницы и пошли в сторону ремонтных доков. Динко истратил запас нравоучений (или просто решил ненадолго прерваться).

Поэтому Датч логично перешел к рассказу про Эвизу. Точнее, про то, как она их с Реком спасала. Как она помогла Реку найти На-Лу, не мешала сбежать. Потом воспользовалась чужой карточкой доступа и принялась спасать его самого. Естественно, в красках расписывая, как рисковала девушка ради них и по какой причине ее никак нельзя было оставлять на "Счастье". Его рассказ на этот раз был очень длинный и подробный. Посему и оказал должное воздействие.

- Смелая девушка, - сухо отвесил комплемент Динко, когда Датч закончил подробностями их эффективного контакта со вторым счастьевским спутником. Но тут же заметил деталь, не менее любопытную, чем перечисление всех достоинств Эвизы. - Хочешь сказать, что вы разбили два счастьевских спутника слежения? Ну, ребята, вы даете! Хорошо, если правительство Гаммы не предъявит ультиматум Земному Содружеству и не потребуют компенсации. Хотя, - тут же перебил он сам себя. - Не станут. Вы со своей "Медузой" везде числитесь как частные лица. Выходит, счастьевцы еще и виноваты, что напали на гражданский грузовоз.

- Я тоже думаю, что никаких заявлений они делать не будут, - согласился Датч. - Это все равно, что признаться в том, что обыкновенный гражданский транспортник может разнести их военную оборону.

- А это ловко! - наконец-то и Динко слегка развеселился.

Чем тут же решил воспользоваться капитан Дагвард.

- Помоги мне сделать документы для Эвизы, - попросил он.

Динко разом перестал веселиться.

- Ну, знаешь!.. По твоему, у меня комбинат по производству фальшивых паспортов?

- Нет. У тебя - связи, - напомнил Датч. И придвинулся поближе, непосредственно глядя (сверху вниз по причине преобладания в росте) прямо в глаза бывшему разведчику. - Сам подумай: не может же она носиться по космосу без документов. Нехорошо.

Динко признал аргумент весомым, подумал и сдался. Достал блокнот.

- Ладно, - уговорился он. - Ради нее. Я постараюсь. Её имя?

Датч задумался.

- Эвиза.

- Сколько ей лет?

- Около двадцати, я думаю. Подожди.

Датч вытащил комлинк и потратил с минуту, вспоминая новый номер передатчика Река. Возраст - не та вещь, которую обязательно скрывать. К тому же старший Дагвард сам заинтересовался, сколько Эвизе на самом деле.

- Рек! Спроси у Эвизы, сколько ей лет, - без предисловий потребовал Датч, едва его не в меру веселый братец добрался до своего средства связи.

Рек старательно озвучил его вопрос на всю комнату гостиницы.

Судя по всему, девушка не сразу сообразила, что он нее хотят. Неудивительно. Наконец она, чуть запнувшись, ответила:

- Де-девятнадцать... почти.

Датч кивнул и, не дожидаясь, когда Рек повторит, что он и так услышал, отключил комлинк.

- Девятнадцать, - повторил он.

- Фамилия?

Датч еще немного подумал и выдал:

- Пиши ее - Дагвард, как мою жену. Меньше сложностей.

- Ну, тогда надо регистрацию брака, - рассудил Динко.

- Давай и регистрацию заодно, - махнув рукой, согласился капитан "Медузы".

Динко подумал немного. Потом подумавши переспросил, проницательно глядя на Датча:

- А она, вообще, в курсе?

- Естественно, я ей скажу! Когда вернусь.

У Динко было достаточно подвижное, выразительное лицо (которое ему совсем не мешало, точнее, по его словам, даже помогало, когда он выполнял тайные задания Разведуправления). Джон достаточно владел своей мимикой, чтобы изображать именно то, что ему выгодно. Но сейчас никаких актерских талантов не понадобилось. Его физиономия вполне чистосердечно приняла выражение изумления и даже некоторой растерянности.

- Ну, мне нравится современный способ делать предложение! - поделился он впечатлениями. - Я-то, как дурак! Ухаживал за Марион, старался, предложение делал!.. - Сунув блокнот во внутренний карман, бывший разведчик посмотрел на Датча и продолжил: - Потом, между прочим, ждал с трепетом, что она мне ответит... А оказывается, все гораздо проще: купил... то есть, оформил документы - и никуда она не денется!

Начни Датч сейчас оправдываться и спорить с Динко - если дело дойдёт до спора - того вообще не остановишь. Поэтому Датч поджал губы и сурово промолчал.

***

Рек не стал вдаваться в подробности своего разговора с лордом Хазаром. Тем более, не поделился с братом личными догадками. Отговорился тем, что эльдорианин обещал посодействовать. Утром следующего дня Рек забрал флаер и уехал в город.

Стопроцентной уверенности в том, что он поступает правильно, у Река не было. Лорд Хазар мог оказаться ни при чем. Да и верить безоговорочно владельцу переделанного "Фантома" было нельзя. Может, он сказал, что его нанял эльдорианин просто для того, чтобы от него поскорее отстали. Хотя, зная пылкость и категоричность комиссара Ледермена, парень мог и не рискнуть откровенно соврать.

Рек свернул на стоянку и аккуратно пристроил флаер между двух шикарных машин, вид которых говорил скорее о роскоши, чем о блестящих эксплуатационных качествах. В любом из этих ярких мобилей неплохо прокатиться с компанией девочек, куда-нибудь к морю. Его скромный сине-серый флаер потерялся между ними, как чистокровный конь в простой упряжи между разряженных цирковых пони. Рек покрутил на пальце электронный ключ, испытывая смутное желание сесть обратно в машину и вернуться в гостиницу. Или хоть позвонить брату, или комиссару Ледермену и предупредить о том, что он задумал. Но смутное желание так и не переросло в конкретную потребность. Рек отвернулся от машин и пошел со стоянки.

Отсюда до космопорта было каких-то два квартала. Рек прикинул, что искать его по всему городу никто не станет. Будут следить там, где он наиболее вероятно будет находиться. Раздумывая о том, как он мог не заметить слежки первый раз, когда ходил с Эвизой в Архив, Рек не спеша брел вдоль витрин маленьких магазинчиков. Вся улица здесь была занята этими разнокалиберными и разношерстными лавчонками, хозяева которых никогда не зарабатывали очень много, но всегда имели стабильный доход. Только лишь потому, что однажды смогли арендовать место в непосредственной близости к космопорту. Большинство кораблей прилетали, быстро разгружались или загружались и следовали дальше, подчиняясь своим собственным жестким графикам. Их экипажам некогда было бродить по городу и искать что-то особенное. Все, что нужно, они закупали здесь и отправляли срочной доставкой на свои корабли. Рек с Датчем делали так же, если приходилось транзитом бывать на Маиси.

Рек заглянул в один из магазинчиков, купил приглянувшийся ему галстук и пару носовых платков. Сквозь стеклянную витрину, занимавшую всю стену первого этажа, было удобно наблюдать за улицей. Рек удовлетворенно кивнул, заметив человека в кожаной куртке, пристроившегося напротив, у автомата с напитками.

- Желаете что-то еще приобрести? - вежливо поинтересовался продавец.

Рек постучал пальцами по витрине со всякой мелочью.

- У вас найдутся приличные булавки для галстуков?

- Конечно!

Рек прокопался еще минут десять, выбирая подходящую булавку. За это время человек в куртке перешел к следующему дому и присел на край фундамента, потягивая какой-то напиток из банки.

- У вас есть другой выход? - поинтересовался Рек, расплачиваясь за булавку.

- Есть.

Хозяин не слишком удивился, словно к нему каждый день подходят люди, которым необходимо выйти из его магазинчика не тем путем, которым они вошли.

Рек вышел на заставленный пустыми ящиками и контейнерами двор и быстро нашел проход между магазинчиками, вернувшись на ту же самую улицу на несколько домов дальше. Парень у магазина уже перешел улицу и заглядывал через витрину. Потом бросил банку в мусорный бак и быстро зашел внутрь.

Рек не спеша направился в обратную сторону. Так что выскочив через минуту из магазинчика, парень в кожаной куртке почти наскочил на него. Рек приветливо улыбнулся ему, как старому знакомому.

- Хорошая погода сегодня, - заметил он, останавливаясь.

Парень подался от него в сторону, но поспешно кивнул.

- Да, конечно. - И добавил, непонятно зачем: - Извините, я спешу.

Рек вежливо отстранился, давая ему дорогу.

- Приятно было поболтать, - высказался он все с той же улыбкой, жестом предлагая проходить мимо.

Должно быть, парень испугался, что Рек стукнет его сзади по затылку, потому что он почти что проехался спиной по стене, поспешно проходя мимо.

- Найдите мне хоть одного профессионала в этой компании, - мрачно высказал Рек себе под нос, когда парень отошел достаточно далеко. - Ага! А сам-то ты кто? - осадил он себя и пошел дальше, сунув руки в карманы и не оглядываясь.

Рек серьезно опасался, что эти люди предпочтут для начала стукнуть его по голове, чтобы легче было транспортировать. Поэтому внимательно слушал и старался держаться на виду у прохожих. До тех пор, пока не увидел витрину, пестреющую обложками модных журналов самой разнообразной степени пристойности. Разглядывание ярких картинок и прочтение соблазнительных надписей, казалось, поглотило его целиком. Он даже не отстранился, когда отражение услужливо показало ему двух подошедших почти вплотную людей (одного того же самого, в куртке, другого в пальто). Рек, не дрогнув, дал одному из парней извлечь из кармана маленький предмет. Это не могло быть парализатором, потому что они стояли на людной улице и утренних прохожих становилось все больше.

- Не дергайся, - посоветовал парень в пальто, утыкая твердый предмет ему в бок.

- Да я не дергаюсь, - откликнулся Рек. - Только убери свою пушку. Стрелять в меня ты все равно не станешь.

Парень в куртке быстро и не слишком профессионально принялся шарить в карманах Река.

- Если ищешь пистолет - возьми левее, - посоветовал Рек. Ему стало очень скучно от этих двоих. - Ваш наниматель может с чистой совестью урезать вам гонорар.

- Помолчи! - не выдержал тип в пальто, чуть повышая голос. - Ты пойдешь с нами.

- Тогда, может, пойдем уже? - предложил Рек. - Хватит уже привлекать внимание всех, кто мимо проходит.

С противоположной стороны улицы скользнул самый обычный мобиль. Рек без возражений влез на заднее сидение и вытащил из кармана носовой платок. Парень в пальто, лезший следом, вскинул было оружие.

- Да успокойся ты, - посоветовал Рек. - Я не держу в платке цианистый калий.

Шофер, на сколько Рек мог судить по его седеющему затылку, был старше своих подельщиков. Едва дверцы захлопнулись, он рванул с места - и мобиль быстро помчался в сторону космопорта. Когда они свернули к воротам на летное поле, Рек кивнул, вполне удовлетворенный. У шофера оказался пропуск - и мобиль доставил всю компанию прямиком к пандусу эльдорианского малого грузовоза.

- Выходи! - потребовали от Река.

Он охотно подчинился, косясь на знакомые, похожие на иероглифы, узоры над входным люком. На-Ла утверждала, что там написано некое старинное изречение, расшифровать которое она не может, потому что это - один из древнеэльдорианских "секретных" языков, известный ей только внешне.

Их тут же пустили внутрь. Рек так бодро двинулся по проходу корабля, что его пленители вынуждены были поспешить.

- Ты и теперь будешь утверждать, что не имеешь к этому никакого отношения? - спросил младший Дагвард, едва переступил порог знакомой гостиной.

Лорд Хазар развел руки в великолепном своей искренностью жесте.

- Ты же понимаешь, - признался он, ничуть не смущенный, - что я просто не мог тебе в этом сознаться. Что бы ты обо мне подумал? Ты - мой друг!

Рек хмыкнул весьма скептически.

- А что, по твоему, я должен сейчас подумать?

Эльдорианин тут же повернул свое, наводящее на воспоминания о сфинксах, лицо к столпившимся на пороге наемникам.

- Если бы вы серьезно относились к своим обязательствам, я не попал бы в столь неудобное положение! - заявил он тоном короля, распекающего своих подданных.

Тот, что постарше, выдвинулся вперед.

- Мы сделали то, ради чего вы нас наняли, - с нажимом сказал он, опасаясь, что эльдорианин попросту выкручивается, чтобы не платить.

Рек решил про себя, что так оно и есть. Но вмешиваться не стал. Вместо этого он прошел по гостиной и не спеша опустился в кресло. Лорд Хазар, судя по всему, удовлетворился тем, что Рек не стоял больше, как укор совести, а воспользовался его мебелью и этим дал понять, что особых претензий не имеет.

- Вы следили за этим человеком, - воодушевившись, наступил на наемников лорд, кивая благородной головой в сторону Река. - Вы знаете, что вчера он приходил на мой корабль! Ваш связной должен был передать вам, что я ищу с вами встречи! Вы поняли, что я хочу снять заказ и испугались, что не получите всей суммы!!

Против этого, по мнению Река, наблюдавшего со скучающим видом за происходящим, возразить было нечего. Но наемник отважно попытался.

- Не понимаю, о чем вы говорите! - вспылил он, изображая возмущение и удивление одновременно.

- Нет! Вы отлично меня понимаете!! - Лорд Хазар возвысился во весь свой великолепный рост (плюс уложенная кверху шевелюра) над человеком, так что тот невольно отступил поближе к остальным. - Я звонил вам 384 раза! Но вы не брали трубку.

- Мне никто не звонил...

- Если вы хотите, чтобы я изобличил вашу ложь, я могу тут же, при вас, запросить счет телефонной компании. Если нет - извольте довольствоваться тем, что у вас останется мой задаток и убирайтесь с моего корабля!

Когда на тебя надвигается разгневанный эльдорианин, все доводы и возражения почему-то моментально улетучиваются из головы. Рек не стал бы уличать местного "мафиози" в трусости. Напротив, искренне ему посочувствовал. И не менее искренне заинтересовался хлопающей челюстью "мафиози": возразит - или не возразит Хазару? Казалось бы, чего особенного? Ну, наступает на тебя инопланетник. Ну, высокий (почти под два метра, плюс уложенная кверху шевелюра). У него ведь даже оружия нет. Вроде бы... Во всяком случае, в руках. А "мафиози" дал такой задний ход, что чуть не врезался в своих подельников. Хотя челюсть его и продолжала хлопать в безуспешной попытке выплюнуть какое-нибудь возражение.

- Идите же! - возвестил лорд Хазар, вскинув руку жестом, полным благородного нетерпения.

Подействовало. Люди ринулись на выход. А их главарь наконец справился со своей челюстью.

- Погоди, и до тебя доберутся, - прошипел он напоследок, при этом постарался, чтобы свои это услышали, а эльдорианин - нет. Кто и почему должен был добраться до лорда Хазара - осталось его личной тайной.

Лорд Хазар проследил по экрану наблюдения, что они вышли (и вышли все, кто вошел), после чего нажал на пульт дистанционного управления, закрывая за ними люк. Самое время было переключиться на Река и произвести попытку как можно более тщательно обелить себя в данной ситуации.

- Какие нечестные люди! - возмутился лорд Хазар, обращаясь к младшему Дагварду.

- Да уж! - протянул тот, придирчиво глядя на лорда из своего кресла.

Лорд Хазар пришел к выводу, что если просто взять и закрыть тему не удается, надо попробовать плавно повернуть.

Если бы на месте Река оказался эльдорианин, лорд Хазар совершенно не стал бы волноваться. Даже если один эльдорианин чем-то очень сильно досадил другому эльдорианину, это рассматривалось, как пройденный этап, и никто из них никогда не затаивал обиду, а уж тем более не мстил. Это было так естественно и так привычно, что точно такие же качества хотелось видеть в представителях других народов. Но лорд Хазар достаточно наобщался за свою жизнь с землянами, чтобы усвоить: земляне придумали себе пословицу "после драки кулаками не машут" именно потому, что сами совершенно не умеют забывать даже самых маленьких обид и конфликтов. Вот и сочинили присказку, которой стараются сами себя сдерживать.

Для лорда Хазара Рек был другом. Другом в том смысле, который в это слово вкладывают эльдориане. То есть, человеком, которому абсолютно доверяешь свою жизнь, и он делает то же самое. Никто не говорит, что другу нужно докладывать о всех своих авантюрах. И друг не обязан посвящать тебя в свой бизнес. Это - личное дело каждого. Во всяком случае, для эльдориан.

Произошло недоразумение. Эльдорианин бы понял, а Рек?

А Рек сидел и пялился на хозяина корабли и думал.

Нельзя сказать, что в отличие от лорда Хазара Рек знал, как теперь себя вести. Будь на месте того землянин, Рек много чего ему сказал бы. Возможно, в очень ярких выражениях. Но что толку предъявлять претензии лорду Хазару? Эльдориане - они совершенно не понимают, почему люди иногда обижаются. Скажи сейчас лорду Хазару, что он должен был еще в прошлую встречу честно во всем признаться, а не "пудрить" мозги человеку, которого сам же называет другом - он вообще не поймет, о чем речь. Или повторит: "Ну я же не мог в этом сразу сознаться!"

Придя к такому неутешительному выводу, младший Дагвард вздохнул и решил ничего не говорить. На эту тему. И так все ясно. Значит, надо выяснять более существенные вопросы.

- Может, объяснишь наконец, что тебе было от меня нужно? - спросил он.

По его тону эльдорианин безошибочно понял, что Рек больше не дуется и готов разговаривать как деловой человек. Лорд Хазар возликовал и решил про себя, что общение с эльдорианами (в его лице) явно идет Дагварду на пользу. Он уже начинает вести себя гораздо более логично. Самое время поощрить это начинание.

- Для начала я хочу выпить с тобой, в качестве окончательного примирения, - высказал лорд, направляясь прямиком к стилизованной под резной шкафчик нише, в которой в специальных температурных условиях хранил особо ценное вино.

Рек от вина оказываться не стал, попутно отметив, что на этот раз бокалы оказались еще более шикарные, отделанные серебристым металлом и тончайшей инкрустацией. Содержимое тоже оказалось выше всяческих похвал.

- Как ты считаешь, - тут же поинтересовался лорд Хазар, - оно стоит моей рекомендации?

- Да... уж, - согласился Рек, чувствуя внутри себя приятное тепло и от этого более тепло глядя на эльдорианина.

- Я знал, что тебе понравится, - признался лорд. - А теперь, когда мы помирились и все окончательно выяснилось, я хочу тебе кое о чем попросить. Как друг - друга. Я знаю, что наша дружба для тебя значит так же много, как для меня. Вы, Дагварды, сколько лет я вас знаю, всегда были верными друзьями и отличными партнерами в любом бизнесе. Я высоко ценю все, что вы для меня сделали и чрезвычайно рад, что среди землян есть столь достойные и столь благородные, прямо скажем, интеллигентные люди.

Рек окончательно сменил остатки придирчивости во взгляде на любопытство. Хотя и проговорил не без некоторого скепсиса:

- Кадийцы лопнули бы от зависти, услышав такое красноречие. Хотя, я тоже бесспорно ценю нашу дружбу и даже готов выслушать, чем я могу тебе помочь. Но давай по порядку: сначала расскажи, что ты надеялся заполучить с помощью тех парней, которые за мной гонялись?

- Это напрямую связано, - сказал лорд со значением, поведя в сторону Река своими большими, таинственными глазами.

"Неудивительно, что эльориане так очаровали в свое время землян, - подумал Рек. - Люди всегда мечтали и прекрасных и загадочных пришельцах из глубин космоса". Вслух младший Дагвард сказал только:

- Очень интересно.

- Действительно интересно, - поддержал его лорд Хазар. - Один человек рассказал мне, что существует некая программа, которая когда-то принадлежала президенту Виктору Златову. Ну, и в общих чертах описал, что это за программа и как можно ее добыть. Он не называл имен, но пообещал, что укажет, у кого именно можно эту программу заполучить, если я обеспечу остальное.

- Хотел бы я встретиться с этим милым человеком, - живо признался Рек таким сладеньким тоном, что почему-то вызывал у некровожадного эльдорианина ассоциацию с жаждущим добычи ночным хищником с родной планеты.

Разочаровывать Река лорду Хазару не хотелось. Да, эльдориане не злопамятны. Но Хазар подозревал, что человек, продавший ему информацию, предал Река. А предательство не считалось мелочью даже у соотечественников лорда Даасы.

- Я сожалею, - откровенно признался лорд Хазар. - Но при всем моем желании я не смогу помочь тебе и назвать точное имя и координаты этого человека. Он наверняка сделает все, чтобы его нельзя было найти. Но оставим на время то, что нельзя сделать. И вернемся к тому, что сделать возможно. Мы могли бы договориться, - добавил лорд, придвинувшись к Реку. - Продай ее мне. На сколько я знаю, Златов все равно собирался ее уничтожить. Вам она больше не нужна, а мне могла бы пригодиться.

- Мне очень жаль, Хазар, - не собираясь поддаваться на эльдорианское обаяние и ничуть не сожалея о том, что приходится разочаровывать лорда Хазара, сказал Рек. - Я не смогу тебе помочь.

- Но почему? - еще более проникновенно глядя собеседнику в глаза, переспросил Хазар.

Рек что-то углядел у себя на пальце и принялся сосредоточенно рассматривать, поднеся руку почти к самому носу. Заглядывать под опущенные веки младшего Дагварда стало слишком сложно. Разве что, опуститься перед ним на пол. Чего лорд Хазар, естественно, делать не стал.

- Ее не то, чтобы собирались уничтожить, - протянул Рек, обсматривая край ногтя. - Ее уничтожили.

Тут он наконец поднял голову и решительно заглянул в загадочные глаза Хазара. Чем ничуть не заставил себе поверить.

- Ты уверен? - вкрадчиво поинтересовался эльдорианин.

- На столько, на сколько вообще можно хоть в чем-то быть уверенным в этой галактике, - уклончиво ответил Рек.

- Но может быть, ее можно как-то восстановить? - тут же предложил лорд, не видя пока повода отступать.

Рек вздохнул. Придумать веский аргумент, чтобы раз и навсегда прекратить этот разговор, у него не получалось. Но он должен был сказать что-то, что наверняка заставит лорда Хазара прекратить попытки тем или иным способом завладеть программой. Поэтому Рек сказал:

- Хазар! Мы знакомы с тобой несколько лет. Можешь ты пожаловаться, что я хоть когда-то не держал свое слово?

- На сколько я тебя понял, ты предпочитаешь по возможности не давать никаких слов. - Лорд Хазар медленно откинулся на спинку кресла и перестал сверлить Дагварда взглядом. - И я не стану вынуждать тебя это делать.

Рек кивнул.

- Спасибо, - просто сказал он.

"Интересно, - подумал Рек, - если бы я не был твоим знакомым и другом, ты поступил бы со мной так же, как твои соотечественники - с Пронырой? Вряд ли ты надеялся, что тебе отдадут программу просто за красивые, в буквальном смысле слова, глаза. Вот так знаешь эльдорианина - и совершенно не подозреваешь, на что он способен".

Лорд Хазар подлил вина в бокалы, задумчиво поразглядывал игру золотистого напитка за хрустальной стенкой - и тоже кивнул, с неохотой отцепляясь от мысли о программе и возможности переубедить Река. Лорд предпочитал проигрывать с достоинством. А в данном случае ему весьма недвусмысленно дали понять, что выиграть честно и без применения крайних мер он не сможет. Значит, надо искать деньги другими способами.

- Хорошо, - отпив глоток вина и еще раз кивнув, подытожил Хазар. - Оставим это раз и навсегда. Но могу ли я тебя кое о чем спросить?

- Ну, я не знаю, - пожав плечами, признался Дагвард. - Смотря о чем. Попробуй.

- Что за красивая девушка была с тобой в машине?

- А откуда ты знаешь, что со мной была девушка?

Лорд Хазар открыто улыбнулся, продемонстрировав, что у эльдориан все прекрасно, в том числе и зубы.

- Мне позвонил человек, которого я нанял и сказал, что в Архив пришли двое: мужчина и красивая белокурая девушка. И уточнил, должны ли они задержать обоих.

- И что ты ответил?

- Естественно, я сказал, чтобы девушку не трогали. Хотя... - эльдорианин задумчиво посмотрел на землянина. - По вашей привычке вмешивать в опасные дела женщин, можно было предположить, что за программой пришла именно она. А мужчина - что-нибудь вроде прикрытия.

- Ее зовут Эвиза, - сообщил Рек. - И она действительно не имеет к программе никакого отношения. И если бы я знал, что какие-то придурки начнут гоняться за мной по всему городу, я никогда не взял бы ее с собой.

Отбросив проблемы, Рек охотно выпил с лордом-контрабандистом мировую и покинул его гостеприимный корабль.

***

На этот раз Рек вернулся в гостиницу почти трезвый и в гораздо более спокойном расположении духа.

- Так ты выяснил, кто за тобой охотится? - спросил его Датч.

- Да, - отмахнулся Рек. - Это был лорд Хазар.

- Что-о-о?!!

- Ну, он же не знал, что охотится за мной!

Датч заподозрил, что Рек гораздо более "навеселе", чем кажется. Поэтому постарался как можно более конкретно переспросить:

- А зачем лорду Хазару за тобой охотиться?

- Ну, ты странный такой, - хмыкнув, заявил Рек, стаскивая с себя пиджак и ботинки. - Я же говорю: он не знал. И вообще, это все из-за программы. Какая-то зараза наболтала ему о том, что это очень ценная вещь.

- И что?

- Ничего, - в своей любимой манере ответил младший Дагвард старшему. - Мы все выяснили и решили, что каждый остается при своем.

Датч тут же вспомнил, что самые большие неприятности у Река когда-то были из-за программы (а в конечном итоге, из-за авантюр Златова). Ему очень не захотелось, чтобы нечто подобное повторилось вновь.

- Где она? - спросил он.

- Кто?

- Эта программа.

- Да забудь ты о ней, - бросил Рек, скрываясь в спальне. - Лучше скажи, как там "Медуза".

- Ничего, - в его манере, откликнулся капитан Дагвард. Но все же пояснил: - Ремонт затянется на неделю. Нужно ждать, когда изготовят пломбы для покрытия.

- Вот видишь, - появляясь вновь, с полотенцем под мышкой, заявил второй пилот "Медузы". - У нас тут дел невпроворот, а вы как сговорились все приставать ко мне с этой программой.

- Ну, знаешь!.. - возмутился было Датч.

Но Рек уже заперся в ванной комнате.