Литература и жизнь        
Поиск по сайту
Пользовательского поиска
На Главную
Современная публицистика
Роман "Созвездие Близнецов"
Зарисовки прошлого и настоящего
Библиотека
История Европы и Америки XIX-XX вв
Как мы делали этот сайт
Форум и Гостевая
Полезные ссылки

НазадСодержание

Глава 28. С корабля - на бал

Постановка фразы, посредством которой Датч проинформировал Эвизу о предпринятых им действиях, в ее глазах вполне соответствовала его обычной манере поведения:

- Я решил оформить тебя как свою жену. Тебе сделают документы на имя Эвизы Дагвард.

- Да, - кивнула Эвиза, уже вооруженная некоторым опытом жизни во внешнем мире, - я понимаю: так будет меньше вопросов. Рек тоже регистрировал нас в гостинице под именем мистера и миссис Дагвард.

Тут капитан Дагвард задумался. Как-то неправильно все выходило. В чём-то Динко определенно прав и за женщинами всё-таки надо ухаживать! Капитан решил, что обязательно купит самый большой и самый красивый букет, какой только можно купить на Маиси и сделает Эвизе официальное предложение.

Все проблемы Датч предпочитал строго раскладывать "по полочкам", по мере их первоочередной значимости для текущего момента. Поэтому он определил полочку и для проблемы с букетом и предложением, положил проблему туда до времени - и занялся другими, более насущными делами.

Ремонтная верфь "Строй Транзит Дагвард Компани" была одной из лучших ремонтных верфей. Своим оборудованием и персоналом она могла соперничать даже с военно-космическими заводами. Но все это вовсе не значило, что можно расслабиться и оставить ремонтные работы на усмотрение местных мастеров. Большинство капитанов, впрочем, так и делали. Но их корабли числились за дядиной компанией, а "Медуза" была частным кораблем. К тому же, из уникальной партии, которую некоторые считали удачной и достойной подражания, а некоторые - впустую потраченными капиталовложениями и усилиями конструкторов. Во втором случае, приходилось отбиваться от фанатичного стремления что-нибудь в твоем корабле перестроить и "улучшить".

К сожалению бригадир, приставленный обслуживать СГ 14289А "Медуза", считал данный тип кораблей - наказанием всем ремонтникам во всей галактике. О чем он выразился вполне конкретно. Датч подобного, естественно, не стерпел. Он вообще после приключений на "Счастье Человечества", дядиных наездов и выволочек бывшего разведчика Джона Динко пребывал в состоянии туго скрученной пружины, которую в стабильном положении удерживает тоненький волосок.

Чтобы не дать волю обуревавшим его желаниям, Датч не стал заводить спор с ремонтником. Вместо этого он позвонил дяде и поинтересовался, есть ли у него на верфи люди, которые разбираются в малых транспортниках.

- Странный вопрос. Ты считаешь, что компания работает только на тяжелых грузовозах?

- Нет. Я так не считаю, - признался Датч. - Просто я хотел спросить, не посоветуешь ли ты специалиста, который в состоянии будет разобраться с "Медузой".

Дядя очень удивился.

- Даниэль! Я не слишком понимаю суть твоих претензий. Я лично распорядился, чтобы к вашему кораблю приставили лучшую бригаду.

- Спасибо, - без тени иронии поблагодарил Датч. - Дядя! Я не оспариваю квалифицированность твоих людей. Я просто хочу, чтобы кораблем занялся кто-нибудь попроще, но со знанием именно этой модели. Или хотя бы без желания делать что-то сверх того, что необходимо.

- Передай трубку бригадиру, - поняв наконец суть претензии, распорядился дядя.

Лицо бригадира ремонтников во время короткого разговора с шефом быстро сменило целый спектр выражений, от осознания собственной значимости, до покорности судьбе. С обреченным вздохом вернув передатчик Датчу и глядя при этом куда-то в сторону, бригадир примирительно проговорил:

- Извините. Так что конкретно, как вы считаете, нужно делать в первую очередь?

Датч удовлетворенно кивнул и вытащил из планшета схему.

До обеда пришлось расписывать график работ, во время обеда ездить на металлоперерабатывающий завод и уточнять сроки изготовления трилениевых пломб. А после обеда мчаться в Управление ремонтных доков, потому что оказалось, что слепки, снятые с поврежденной чаши гипердвигателя до сих пор не отправлены по назначению. В результате выяснилось, что при изготовлении слепков на смеситель поставили новичка - и он засыпал чуть больше формообразующего вещества. Часть пломб после сушки оказались более хрупкими, чем им положено. И хорошо еще, что Датч (по своей скрупулезности и дотошности) заглянул в упаковочный ящик.

- Знаете, что это? - хмурясь и только что ноздри не раздувая, заявил капитан Дагвард, показывая бригадиру крошечные серые пылинки на ладони. - Это - частички формы. Пока вы доставите эти слепки на завод, часть из них выкрошится. А на заводе разбираться не будут: просто изготовят пломбы - и пришлют обратно вам. Тогда либо некачественные пломбы не полностью закроют зазоры, а поскольку снаружи этого не будет видно, узнаем мы об этом только при включении двигателя. Либо, если брак будет вовремя замечен, придется выбрасывать дорогостоящий трилений, заново изготавливать слепки и заново заказывать пломбы. В любом случае, завод найдет способ доказать свою невиновность и платить за дополнительный ремонт придется вам.

Бригадир ремонтников, хоть и был лет на десять старше Датча, на этот раз мрачно промолчал. Он действительно не проследил за слепками, понадеявшись, что ими занимается достаточно квалифицированный помощник. Теперь ему осталось понадеяться и на то, что капитан Дагвард не сообщит об этом разгильдяйстве своему дяде. Но Датч оказался еще более мстительным: он остался на все время изготовления новых слепков и только что не обнюхивал каждый грамм формообразующей смеси. И не успокоился даже тогда, когда последний слепок после его тщательного контроля был бережно упакован в специальные ящик: поехал вместе с сопроводителем на металлоперерабатывающий завод. Чтобы лично проследить, что слепки не рассыпались в пыль и не изменили форму вопреки законам физики.

В довершение столь насыщенного и плодотворного дня, в гостиницу Датч вернулся почти одновременно с Реком. И узнал потрясающее известие: оказывается, за его младшим братом-близнецом охотился лорд Хазар. А потом Рек, не пожелав ничего объяснять толком, нагло занял ванну перед самым носом у своего старшего брата!

Датч с досады хотел было плюнуть на все и завалиться спать прямо так, в пыльной и пропотевшей за день одежде. Но воспитанное с раннего детства чувство собственного достоинства вкупе с отвращением, которое старший Дагвард испытывал к неряшливости, не позволили ему пасть так низко. Пришлось дожидаться, когда его непутевый братец освободит занимаемое им санитарно-гигиеническое помещение.

***

Рек вернулся из очень успешной командировки в топливную компанию, по поручению брата уладив важный вопрос с закупкой высококачественных крезоновых трубок для гипердвигателя. Поскольку директором компании оказалась женщина, переговоры прошли в непринужденной и приятной атмосфере взаимопонимания.

- Где команда? - бодро спросил Рек, предъявляя брату договор на поставку крезона на льготных условиях.

- На-Ла с Юлой ушла, - ответил Датч брату. - Там друг нашей сестры - Фрэнк Мебиус - какие-то программы самолично написанные очень жаждал ей показать. Как специалисту.

Поскольку лицо Река выражало некоторое сомнение, Датч спрятал договор в свой планшет и продолжил:

- Не волнуйся. Юла прекрасно знает, как надо обращаться с На-Лой. Когда они закончат, приведет её обратно за руку.

Отпускать астронавигатора "Медузы" без специально обученного сопровождения строго не рекомендовалось. На-Ла вполне могла уйти бродить по компьютерным магазинам. Нет, она ничего не покупала: наученные горьким опытом братья, кредитную карту давали ей в руки только под собственным надзором. Но На-Ла могла шататься по отделам электроники и глазеть на параметры недосягаемых для неё агрегатов часами, как в зоопарке. Её обычно безнадёжно теряли и находили только с помощью радиомаячка и то, если она, задумавшись о каком-нибудь компьютерном чуде, машинально не выключала маячок. После нахождения На-Лы обычно близнецов ожидало следующее испытание: кадийка неукоснительно начинала клянчить кредитки на покупку чего-нибудь очередного "очень нужного для усовершенствования корабельной электроники".

- А что ты Эвизу не отпустил с ними? - спросил Рек. - Чего ей в гостинице сидеть, пока мы по ремонтным докам бегаем?

- Нет, - решительно отверг его предложение старший брат. - У Эвизы и так в голове порядком хаоса. Общение с нашей "прогрессивной" студенческой средой может только увеличить его количество. Я принес ей несколько образовательных программ по истории. Так что ей есть чем заняться.

Рек решил, что брат прав. Хотя с семьей Динко Датч Эвизу все же отпустил. Вероятно, он счёл для неё более безопасным фланирование по магазинам, нежели пребывание в компании суперпрогрессивной молодёжи, напичканной идеями, каждая из который способна была перевернуть весь мир несколько раз.

Благодаря всем стараниям Датча (или вопреки упирательствам руководителя ремонтной бригады), ровно через неделю гипердвигатель "Медузы" был исправен. После чего корабль перевели из дока на летное поле Светлова. Еще часть дня команда проверяла и перепроверяла внутрикорабельные системы. На этот раз ремонт был не такой капитальный, как после первого посещения Талпо. Поэтому обошлось без многочасовых наладок внутреннего оборудования.

Через восемь дней с начала ремонта (и одиннадцать с момента прибытия на Маиси) капитан Дагвард осчастливил команду "Медузы" известием о том, что глава корпорации "Строй Транзит Дагвард Компани" предложил им небольшой и несложный заказ на перевозку электронных блоков для новой транзитной станции "Орхидея 28". Еще сутки ушли на погрузку контейнеров с блоками, пополнение запасов топлива, питьевой воды, предполетную проверку систем и прочие необходимые мелочи. Датч как всегда слегка позверствовал, заставляя На-Лу с Реком перепроверять все по десять раз. Потом он самолично прошел со сканером каждый сантиметр огромной, отливающей матово-зеленым, внутренней чаши гипердвигателя, перепроверил, хорошо ли рабочие закрепили груз в грузовом отсеке и убедился, что с корабля удален весь посторонний мусор типа обрезков проводов, кусков упаковочных коробок и старых кроссовок На-Лы. Посыльный от Динко явился в самый неподходящий момент, когда капитан Дагвард наконец связался с диспетчерской и запросил разрешения на предполетный запуск двигателей. После любого ремонта по правилам требовалось проверить всю двигательную часть на холостом ходу.

- Это тебе передали, - сказал брату Рек, появляясь с плотным, со всех сторон запечатанным конвертом.

- Что?

- Послание от Динко.

Датч не глядя сунул конверт в карман.

- Покажи Эвизе, как работает фиксация кресла, - распорядился он.

Через четверть часа "Медуза" стартовала из стандартного горизонтального положения, прошла свободным коридором вдоль взлетно-посадочного поля, плавно уложилась во взлетную кривизну и устремилась в сияющее белыми облаками небо Маиси. Еще через двадцать минут грузовоз Дагвардов вышел из атмосферы и включил гипердвигатель, уходя в разгон по рассчитанному курсу к пункту назначения.

Только когда за обзорным стеклом воцарилась привычная непроницаемая тьма, Датч позволил себе расслабиться и откинулся на спинку кресла. И подумал, что на данный момент у него есть все основания считать себя вполне счастливым человеком.

***

"Счастливым человеком" Датч был не меньше минуты. Пока не вспомнил: "Букет!" Он совсем забыл о самом большом и самом красивом букете, какой только есть на Маиси и который собирался купить для своего официального предложения, которое намеревался сделать Эвизе. Как он мог забыть?!! И что теперь делать? Немыслимо кидаться сейчас и срочно рассчитывать кривую торможения, потом останавливаться, вторично рассчитывать курс обратно на Маиси из точки "Х" в которой они остановятся, а потом возвращаться "за букетом". То есть, теоретически, это всё можно было проделать. Но практически что же - вся остальная команда должна сидеть пристёгнутая к креслам, пока он бегает за цветами? По-моему, это глупо. В принципе, можно купить букет на промежуточной станции. Но... букет уже будет не самый красивый и может быть не самый большой, а уж какой придётся..., к тому же он может оказаться залежалым или даже вовсе синтетическим. А может быть ещё хуже. Датч не знал, насколько развита сервисная служба на только что введенной в эксплуатацию "Орхидее-28". Может, там вообще не будет никаких цветов. Цветы, в принципе, роскошь, и на едва запущенной станции может ещё и не оказаться расторопных представителей малого бизнеса. До станции лететь двое суток. Неразумно сидеть и ждать эти двое суток, в надежде, а вдруг на "Орхидее-28" всё-таки окажутся цветы. Лучше уж повернуть на Маиси...

Датч высветил траекторию курса и некоторое время посозерцал её. Пожалуй, придётся смириться с тем что букета нет.

Датч извлёк из кармана послание Динко. О нём он тоже забыл на некоторое время. Конечно же, в нем лежали обещанные документы для Эвизы и регистрация для мистера и миссис Дагвард.

Датч поднялся и пошёл в кают-компанию. Нет смысла откладывать разговор на двое суток. По пути он заглянул в каюту брата.

- Ты не сменишь меня на часок? Посмотри за приборами. Нужно проследить, как будет вести себя гипер.

- Без проблем, - отозвался Рек. - А что случилось?

- Мне надо поговорить с Эвизой.

Рек кивнул.

- Ладно. Уже иду.

Датч сделал было шаг в коридор, но вспомнил, что младшему брату он о принятом решении даже не намекнул.

- И вот еще что, - добавил капитан, возвращаясь в исходную позицию - Динко передал документы для Эвизы.

Рек с интересом посмотрел на него.

- Я попросил оформить ее как мою жену, - пояснил Датч.

Старший Дагвард был уверен, что младший не будет возражать. И оказался прав. Рек даже не сильно удивился.

- Здорово!- искренне откликнулся он и тут же поспешно добавил: - Поздравляю!!

Войдя в кокпит и занимая свое место второго пилота, Рек уведомил На-Лу:

- Датч женился.

На что кадийка тут же наморщила нос и переспросила:

- Надеюсь, не на той чернявой космоспецназовке?

- Нет, конечно! - возмутился Рек. - На Эвизе.

- А-а! Понятно, - бесстрастно проронила На-Ла. И невозможно было установить: положительно она отнеслась к этой информации или отрицательно. Логично напрашивался вывод, что по большей степени ей всё равно: ведь Эвиза на её место у компьютера не претендовала.

***

В галактике существует достаточно много традиций на тему, как нужно делать предложение девушке, с которой хочешь заключить брачный союз. Изучая одни только земные обычаи, можно составить многотомную энциклопедию. Несомненно, тот вариант, которым воспользовался капитан Датч Дагвард, мог внести в эту энциклопедию хотя бы несколько свежих строчек. Хотя изначально его способ жениться был не таким уж новым. Еще дикие варвары воровали себе девушек из соседних племен и брали их в жены. Современные исследователи полагают, что предки поступали так для прилития свежей крови. Хотя вполне возможно, дело было не в генетике, а в недостатке свободных женщин в своем собственном племени.

Естественно, похищая Эвизу, капитан Дагвард не руководствовался ни соображениями генетики, ни отсутствием на "Медузе" свободных девушек. В тот момент он просто сделал то, что считал необходимым. И сейчас, идя в кают-компанию и неся в руке (вместо букета) новый паспорт для беглой жительницы "Счастья Человечества", Датч поступал сообразно со своими представлениями о том, как правильно поступить в данном конкретном случае.

Предложение обернулось длинной лекцией на тему того, что их брак должен быть не фиктивным, а эффективным. Своей неопровержимой логикой Датч доказал, что Эвиза ему очень нравится, что он будет заботиться о ней и любить ее и что именно на положении его жены, настоящей и фактической, ей будет лучше всего взаимодействовать с окружающим миром.

***

То, что в свободное от патрулирования время бравый кадийский капитан Да-Лан-Хакау со своим вторым пилотом Алексом Анчурой могли улететь в любую отдаленную часть галактики, не делало их экипаж менее ценным для кадийского флота. Во-первых, Ха-Лан совершенно справедливо считалась одним из непревзойденнейших асов среди военных пилотов. Во-вторых, во время военных действий она превосходно справлялась даже с очень сложными ситуациями и командовала своим звеном легких штурмовых крейсеров абсолютно безукоризненно. В-третьих, ее летный стаж превосходил даже стаж некоторых ветеранов. И наконец, она достаточно часто вспоминала о том, что нужно нести патрульную службу, как и положено командиру боевого корабля. И если уж бралась исполнять обязанности, делала это со всей ответственность, на какую только была способна.

Транзитная станция "Орхидея-28" налаживалась в пограничном секторе галактики, между двумя очень важными космическими трассами. Они соединяли Землю, Илуо и Кади. Поэтому проект охотно финансировали все три державы. А кадийцы даже считали своим долгом патрулировать пространство вокруг нового перевалочного пункта и делали это крайне старательно. Именно поэтому первым, на кого наткнулась "Медуза", едва закончив торможение, оказался кадийский малый штурмовой крейсер "Плоокани" (как ни странно, Ха-Лан не сменила корабль целых два месяца). Естественно, Ха-Лан опознала друзей первая и тут же вышла на прямую связь.

- Привет, бродяги! Как жизнь?

- А кто запросит идентификационные коды? - весело отозвался Рек, включая передатчик.

- Вашу стрелянную посудину я по одному инверсионному следу узнаю, - последовал ответ. - Так что приберегите свои коды для диспетчерской.

- Ладно уж! - согласился Рек. - Мы тут груз кое-какой привезли. Так что давай дорогу.

- Да катитесь на здоровье! Все равно нас попросили проверить порядок внешней стыковки нового узла станции. Так что встретимся часа через полтора.

- Идет, - ответил за всех Рек. - Если на этой штуке есть хоть одна приличная забегаловка, ищи нас в ней.

"Плоокани" успела на всякий случай, для лучшей проверки узла, дважды пристыковаться к новому внешнему модулю "Орхидеи-28", пока на внутреннем принимали и разгружали "Медузу". После чего оба экипажа, вполне собой довольные, встретились в уже открытом новеньком кафе.

Ха-Лан и Эвизу тут же познакомили друг с другом.

Настоящих кадийцев Эвиза видела только в "Новостях", транслируемых на Гамме-249. На-Лу можно в расчет не принимать, потому что На-Ла - это недоразумение, а не кадиец. И капитан Да-Лан-Хакау очень легко убедила в этом Эвизу. Одним своим появлением она навела на девушку легкую оторопь. Впрочем, кади много на кого наводили оторопь одним своим появлением.

Рослая, мощная и одновременно гибкая кадийка в своих многосоставных "доспехах" показалась Эвизе существом, способным просто так, на развороте, прошибить случайно стенку - и этого не заметить. А с ней был еще один кадиец... Но за горой толстой строчёной кожи и железа виднелась вполне земная белобрысая голова Алекса. Когда он заговорил, приветствуя друзей и Эвизу, девушка осознала, что второй пилот Алекс Анчура - землянин, причем самый настоящий.

Особого внимания экипажа "Плоокани" Эвиза не удостоилась. Мало ли с Дагвардами летает случайных людей. Хотя, Алекс отметил про себя, что на этот раз пассажирка - весьма привлекательная блондинка. А Ха-Лан дружески ей кивнула.

- Как это стратегу Да-Кау удалось заставить вас вылететь на патрулирование? - спросил Рек, после того, как с официальными представлениями было покончено.

- Считай, что и во мне иногда просыпается совесть, - абсолютно серьезно ответила Ха-Лан, поглядывая в сторону Эвизы. - И во сколько переделок вы успели попасть, пока нас рядом не было? - поинтересовалась она.

Прежде, чем Датч успел вставить хоть слово, Рек ответил:

- Да всего ничего: мы чуть не лишились гипердвигателя и Датч женился.

Несколько секунд Ха-Лан честно пыталась установить логическую связь между этими двумя событиями.

- А двигатель вы чуть не сожгли, удирая от родителей невесты?

- Почти угадала, - снова опередил брата Рек.

- Что, в самом деле?! - Кадийка попробовала выпытать подробности: - И кто же оказался такой шустрый, что вы от него еле ушли?

Датч наконец вмешался в разговор:

- Это длинная история, Ха-Лан. Как-нибудь в другой раз.

Кадийка тут же уловила намек и оставила тему преследователей "Медузы". А Алекс теперь уже с большим интересом разглядывал красавицу-блондинку, которую где-то раздобыл, едва не спалив двигатель, капитан Дагвард.

С момента их последней встречи прошло чуть больше двух месяцев. Никакой Эвизой два месяца назад и не пахло. Ха-Лан хоть и принадлежала к очень вспыльчивому и скорому на решения народу, в данном случае не могла не признать, что даже для кади те скорости, с которым Дагварды меняют свой социальный статус, совершенно немыслимы.

- Что же вы на свадьбу не позвали? - упрекнула она.

- Да, как сказать, свадьбы как таковой, в общем-то, не было... Мы просто поженились - и все, - не вдаваясь в подробности, объяснил Датч.

- Что?!! - бурно возмутилась Ха-Лан. - Как это свадьбы не было?! О чем вы вообще думаете?!

Эвиза на всякий случай сделала легкое движение назад, чтобы ненавязчиво, но надежно оказаться у Датча за плечом. Видимо, она посчитала его плечо крепче стенки, которую потенциально может проломить Ха-Лан, не заметив.

- Не было времени, - пояснил кадийке Датч.

- Так! - Кадийка огляделась, словно искала вокруг себя время, которое самым наглым образом посмело спрятаться от ее друзей. - Вы уже разгрузились?

- Естественно, - с готовностью ответил Рек.

- Тогда летим.

- Куда?

- На Кади!

Она уже набирала что-то на своем передатчике. Поскольку между новой станцией и Кади через спутники была установлена прямая связь, ответ последовал быстро.

- Папа!!! Ты представляешь?! - тут же выпалила Ха-Лан, без предварительной подготовки. - Датч женился! И у него не было свадьбы!

***

На этот раз Рек не стал долго задерживаться в диспетчерской. Позубоскалил минут пять с двумя агрессивного вида девицами, которые в тот момент, когда он пришел, ругались из-за испорченного бланка. Довел-таки девиц до смеха, а испорченный бланк до мусоросборника. Отметил полетные листы и с чистой совестью исполнившего долг миротворца отправился на "Медузу".

Еще минут десять младший Дагвард потратил, идя от диспетчерской к девятнадцатому причальному сектору. Не потому, что было далеко идти, а потому, что на пути то и дело попадались знакомые пилоты транспортников. Из ремонтного дока Маиси просочился слух о втором за пару месяцев капитальном ремонте "Медузы". А поскольку ремонт корабля - животрепещущая тема для любого пилота - просто отмахнуться от многочисленных вопросов Рек не мог. Пришлось вкратце излагать "официальную версию", заготовленную как раз на такой случай: они врезались в вышедший из строя и поменявший траекторию заградительный спутник Гаммы-249. Такая версия должна была теоретически устроить и счастьевцев. Хотя вряд ли они будут носиться по галактике и отслеживать, что именно наврут Дагварды о своем эффектном побеге с планеты.

Очередной раз Река окликнули, когда он уже почти свернул к причалам.

- Дагвард!

Рек оглянулся на знакомый голос. И остановился.

Коренастый крепыш спрыгнул с подножки "ползуна" и быстро пошел в его сторону. На ходу обеими руками пригладил волосы. Безрезультатно. Густая шевелюра так и осталась бурой гривой, не собираясь выглядеть более цивилизованно. Это был Урсул Грек собственной персоной.

- Я не ожидал тебя встретить, - признался Урс, подходя и останавливаясь в шаге от Река.

Некоторое время Рек просто смотрел на него, еще не определив, как относиться к этому человеку: повернуться и уйти, или послушать, что скажет. Видимо, его сомнения просочились в выражение лица. Потому что Урс заговорил быстрее.

- Я хотел сказать... Я не знаю, что на меня тогда нашло на Марсе. У тебя есть пара минут?

Рек еще немного подумал, потом кивнул, так и не решив ничего определенного. До этого момента он был почти убежден, что именно Грек разболтал лорду Хазару о программе. С другой стороны, никогда не надо лишать человека шанса объясниться. Поэтому младший Дагвард повременил выдвигать претензии.

- Я просто хотел сказать: мне очень жаль, что все так вышло, - сказал Урс.

Рек даже удивился: неужели Урс извиняется?

Что ж, Урс всегда был прямым и откровенным.

- Я разговаривал с мистером Паверсом, - добавил Грек, на этот раз посмотрев куда-то в сторону. - Он сказал, что извиняться мне нужно перед тобой и перед Златовым. Я сделал большую глупость.

- Мягко сказано, - ответил наконец Рек. Просто не смог сдержаться, потому что именно в этот момент вспомнил зажженную сигарету в дрожащей руке Урса. Стоило бы забыть об этом, но всего три недели назад, на Гамме-249, его так же держали несколько человек за руки и... Ну, сигареты у них не было, но смысл происходящего очень сильно походил на поползновения Урса выпытать программный код. И Рек все еще не был уверен, что не Урс сделал попытку сторговать программу эльдорианскому лорду. Пропади она пропадом, эта программа! Вместе со всем этим "Счастьем Человечества"!

Урсул Грек не стал отводить взгляда и мямлить невразумительные извинения. Он наконец взял себя в руки и посмотрел прямо в глаза младшему Дагварду.

- Я знаю, что сделал. - Это было сказано уже резче и категоричнее. - Думай, что хочешь. Ты никогда мне не нравился, Дагвард. Но в том, что я сделал, не было ничего личного. Просто мне очень хотелось заполучить эту программу. Я был не прав.

"Врет или не врет"? Реку хотелось поверить. Особенно в то, что Урс раскаивается. Но этот "прямой и откровенный" Урс вынашивал планы, как ему захватить Программу - а никто и не догадался. Кто знает, что у него сейчас на уме?

Когда-то Джон Раймон Дагвард - их отец - сказал: "Не отталкивайте человека, если он протягивает руку". "А если в его руке парализатор - ты протянешь ноги", - не без скептицизма прокомментировал Рек про себя. И все же кивнул, принимая извинения.

- Никогда больше так не делай, - от души посоветовал он и подумал "Может, действительно раскаивается? Хорошо, что я тогда не выстрелил".

***

На орбите Кади долго ждать не пришлось. Земной транспортник "Медуза" получил добро на посадку почти сразу, как закончил торможение и перешел в указанный Ха-Лан сектор.

- Не бойся, - посоветовал Эвизе Рек, заметив, что девушка немного нервничает. - Кадийцы - такие же люди, как и мы. Только побольше, помощнее и все в пятнах.

Посадка прошла гладко, как по учебнику. Приятно было сознавать, что шаттл наконец-то полностью приведен в порядок. Датч даже позволил себе чуточку расслабиться и опустить "Медузу" на поверхность летного поля, не глядя на показания приборов. Все равно мимо разметки он не промахнулся. Сейчас он был уверен и в себе, и в корабле, и в экипаже.

- Ты только погляди, какая толпа! - Рек ткнул пальцем в сторону буроватого здания. - Это что, массовое переселение? Или кого-то встречают?

Датч бросил взгляд в указанном направлении и пожал плечами.

- По-моему, встречают какую-то "шишку".

- Если бы переселялись - были бы с вещами, - вставила На-Ла.

Эвиза посмотрела на Датча - не скомандует ли, что можно отстегнуть крепления безопасности и встать. Но, поскольку капитан был сильно занят приборами, решила подождать.

- И зачем они нас здесь посадили? - проворчал Рек, следя, когда на пульте погаснут все нужные кнопки. - Прямо перед входом в космопорт.

"Прямо перед входом" - было не меньше чем метрах в двухстах от площадки перед административным зданием. Действительно близковато для обычного грузовоза.

- Может, подождем, пока они там встретят - кого встречают? Чтобы не путаться под ногами, - предложил младший Дагвард.

- Ага! Посидим здесь часок-другой, - поддержала На-Ла.

- Не стоит заставлять Ха-Лан ждать, - не согласился капитан.

- Ну, как хочешь, - смирился Рек. - Ладно, На-Ла! Пошли.

- А корабль кто будет караулить? - запротестовала кадийка.

- Охранная система, - осадил ее Рек. - Давай, вылезай.

Небольшой военный вездеход на воздушной подушке вынесся из боковых ворот и ринулся прямиком к "Медузе". Через несколько секунд он уже лихо развернулся прямо под опускающийся пассажирский пандус шаттла.

- Похоже, проблема с тем, как бы обойти эту толпу, решена, - заметил Рек.

Вместо того, чтобы ехать прямиком к воротам с летного поля, вездеход зачем-то повернул к главному зданию. Кадиец за рулем весело оскалился, притормозил и медленно проехал мимо столпившихся у заграждения соотечественников. Толпа просто взревела от восторга, некоторые умудрялись забраться на заграждение, перевешиваться через перила и дотягиваться руками до машины.

- Так это нас встречают?! - неуверенно высказался Рек. Ему никто не ответил. Наверное были поражены его догадкой.

Они миновали толпу, взревел мотор - и вездеход ринулся к воротам, круто сворачивая в сторону жилых кварталов города.

***

Город Истандалаги выгодно отличался от других городов Кади тем, что располагался в северной части основного материка. То и дело проглядывала растущая прямо по обочинам зелень - следствие частых дождей. Когда-то, лет сто назад, как объяснил сопровождавший экипаж "Медузы" Тай-Лон (третий старший брат Ха-Лан, как он сам представился), здесь не было никакого города. Был только очень большая, почти идеально плоская возвышенность, поросшая местными растениями-кровососами.

При упоминании кровососов На-Ла дернула Река за рукав и прошипела ему в самое ухо:

- Может, отобрать у него руль и полететь обратно?

- Погоди, пусть дальше расскажет, - так же тихо ответил Рек. - Интересно же. - И тут же обратился к их водителю и экскурсоводу: - Уважаемый Тай-Лон! А что сейчас с этими растениями?

Кадиец оглянулся через плечо, сверкнув крупными белыми зубами.

- Да мы от них почти избавились, - охотно похвастался он. - Кое-где еще пробиваются. Но, к счастью, редко. Ужасная дрянь!

На-Ла тут же принялась озираться, выглядывая среди пыльной зелени потенциальных врагов. А Тай-Лон философски продолжил:

- Город начали строить, когда перенесли сюда военную базу. Стратегически удобное место для ремонтных верфей. Они там, ниже, - Тай-Лон повел мощной рукой, указывая, в какой стороне располагаются верфи.

Дом стратега Да-Кау занимал обширную часть улицы в Южном предместье города. В своих постройках кадийцы не руководствовались никаким конкретным планом. Они просто занимали удобное место и возводили на нем прочные, с толстыми стенами и узкими бойницами вместо окон, дома. При чем стены "раскидывали" с большим запасом, учитывая такой очевидный факт, что дети быстро растут и заводят собственные семьи.

Иногда бывало, что один единственный кадийский "дом" тянулся практически вдоль всей улицы. А напротив тянулся точно такой же дом другого кадийского рода. И получалось, что на довольно длинной улице живут всего две семьи.

Четыре сына Да-Кау женились уже давно и сами имели по несколько детей. Еще четыре сына женились недавно и с нетерпением ожидали рождения наследников. Почти все они были военными. Не поддержал военную традицию семьи и подался в политики только одни. Он служил атташе министра по внешним связям Кади и его семья почти все время проживала в столице, а не в доме отца. Но сегодня и он приехал в город Истандалаги, чтобы лично поприветствовать знаменитую, героическую и во всех отношениях славную личность - капитана Датча Дагварда.

Когда шустрый военный вездеход, выданный для транспортировки дорогих гостей, свернул наконец на нужную улицу, Тай-Лон сбросил скорость и поехал так, словно на сидениях его машины вместо героя Стамтонского сопротивления россыпью лежали особо ценные и дорогие яйца местной птицы. Осмотрительность третьего старшего брата Ха-Лан была вполне объяснимой: улицу перегораживала огромная толпа кадийцев. Все они приветственно кричали один другого громче, от чего отдельных слов невозможно было понять при всем желании. Зато можно было очень легко оглохнуть. Толпа подавалась в стороны только тогда, когда ее начинал теснить массивный носовой щит вездехода. Тай-Лон не останавливался, позволяя машине постепенно проделывать себе коридор, который моментально смыкался за его задним бампером.

Датч был явно смущен столь бурной встречей. А Эвиза смотрела на все, что творится за бортами их вездехода, с веселым ужасом. Девушка понимала, что бояться ей нечего и что все эти огромные и буйные кадийцы очень рады видеть Датча, а следовательно (как это ни странно, парадоксально и непредсказуемо) и ее тоже. Они липли к окошкам вездехода и вопили что-то восторженное, часто на языке кади, которого Эвиза не понимала. Но и на общегалактическом невозможно было бы разобрать отдельных слов.

На-Ле присутствие вокруг множества кадийцев не нравилось. Поскольку никакой альтернативы не было, она держалась поближе к Реку, хотя при этом сохраняла на своей подвижной мордочке равнодушно-скептическое выражение: "И что можно особенного увидеть на этой Кади?".

Наконец вездеход совершил последнее усилие и, раздвинув толпу, остановился у раскрытых ворот дома. Навстречу гостям вышел отец Ха-Лан в сопровождении своей дочери (законно занимавшей место за его правым плечом). Толпа постепенно стихла. Датч подал руку Эвизе и помог ей выбраться из машины.

Сегодня Да-Кау принимал у себя почетного гостя и по этому случаю сменил свои доспехи стратега на длинную тунику из белой шерсти и широкий пояс, собранный из тяжелых металлических пластин. Он вежливо поклонился Датчу и Эвизе, после чего взял их обоих за руки и повел внутрь дома. Рек и На-Ла последовали за ними. При чем Наалу-Далу не раздобрили даже вежливые поклоны и полные восхищения взгляды молодежи. Несмотря на малый рост она прямо-таки источала высокомерие. Хотя у приветливых кадийцев ее скептицизм и надменность явно вызывали еще большее восхищение. А как же иначе? Знаменитая Наала-Дала, гениальный хакер, виртуозный астронавигатор и близкий личный друг Датча Дагварда - этого списка вполне достаточно, чтобы иметь законное право зазнаваться.

Кончилось тем, что Рек, ненавязчиво склонившись к ее маленькому, плотно прижатому к голове уху, прошептал:

- Прекрати так раздуваться. Свадьба у Датча, а не у тебя.

На-Ла хотела было возмутиться и заявить в ответ, что вовсе она не раздувается. Но потом передумала. Затевать склоку на глазах у восхищенных ее особой кадийцев она посчитала ниже своего достоинства.

***

Если очень хочешь узнать про те заслуги и приключения собственного брата, о которых он сам предпочел умолчать - приходи на его свадьбу. Естественно, если свадьбу празднуют кадийцы и если твой брат - знаменитая на Кади личность. К таким мыслям Рек пришел после первых же поздравительных речей. Уютно устроившись за одним из боковых столов, младший Дагвард с интересом наблюдал за тем действием, которое разворачивалось с его ракурса как на ладони.

Второй пилот "Медузы" скромно оделся в пилотскую форму. По двум причинам: потому, что темно-синий пилотский китель меньше выделялся среди темных тонов одежды кадийцев и потому, что забыл вовремя сдать в ремонт свою "парадную" бархатную куртку.

На-Лу Рек посадил рядом с собой, по левую руку. Чтобы ей не пришла в голову идея улизнуть на корабль к своему обожаемому компьютеру. А с другой стороны рядом с Реком расположилось совершенно очаровательное семейство кадийцев с почтенным старцем во главе. Старец походил на высохший заскорузлый корень, завернутый в большое количество одежд. Но глаза его блестели вполне оптимистически и он с явным удовольствием обменивался с Реком замечаниями по поводу гостей и всего того, что происходило.

- Это - Хан-Мирта-Шади, - пояснял он, указывая на очередного дождавшегося своей очереди приносить поздравления гостя. - Ювелир, каких даже в столице не сыщешь. Великий художник. Весь его род скорбел, когда пришло известие о его гибели. А потом оказалось, что он жив и на Стамтоне.

А Хан-Мирта-Шади, великий ювелир-художник, который по мнению Река оказался еще и великим виртуозом по части произнесения речей, в красках расписывал очередной подвиг Датча Дагварда. Рек пожалел, что при нем нет записывающего устройства. Все эти речи вполне можно было дословно перевести в печатный вид и продавать за большие деньги, как образец устного сказительства народа Кади. Естественно, Датч изо всех сил прятал смущение и искренне улыбался ювелиру, когда тот вспоминал не только героические, но и забавные моменты (как ни странно, происходили на Стамтоне и такие).

Особенно всем понравилось пожелание ювелира, высказанное в конце речи:

- Я искренне желаю, чтобы через четверть века каждый второй землянин, которого мне доведется встретить в галактике, носил фамилию - Дагвард!

Естественно, его с шумом и увлечением поддержали все, кто это слышал. И Рек с радостью присоединился к общему шуму.

Как понял из пояснений своих соседей Рек, настоящую свадьбу Датчу устраивать не стали. Да и зачем? Он ведь не кадиец и чужие обычаи ему скорее всего будут непонятны. К тому же, он женился уже некоторое время назад. Поэтому устроили просто большое и шумное застолье в его честь. Ну, и в честь его жены разумеется.

Очередь из желающих принести свои поздравления давно уже разрослась, разветвилась и скрывалась где-то за порогом дома. Некоторых особо почетных гостей пропускали вперед. Но никого не перебивали и не просили говорить покороче. Потом очередной оратор, под дружные восклицания, пожимал Датчу руку или просто кланялся и отправлялся за стол к своим родственникам.

- Сколько же в среднем столов нужно держать в доме на случай таких торжеств? - поинтересовался младший Дагвард в промежутке между речами, у своего почтенного соседа.

- Держать? - не понял престарелый кадиец. Но потом, видимо, уяснил суть вопроса и тут же охотно пояснил: - О, это совершенно ни к чему! У нас на особо людные праздники каждая семья приходит со своим столом. Мы просто делаем все столы одной высоты. Чтобы легче было составлять их вместе.

- В прошлом году на свадьбе Бел-Кама общая длина столов была - 48 гратцев, - похвастался один из внуков престарелого кадийца. Рек живо произвел в уме вычисления и присвистнул. Все семейство уставилось на него.

- Прошу прощения, - поспешил извиниться младший Дагвард. - Я просто очень удивился. Это получается около мили по-нашему.

- Ну и что? - тут же придвинулся сосед слева. А слева сидела На-Ла. Маленькая кадийка отставила локоть, не собираясь уступать ни миллиметра. Кадиец тут же вернулся в исходную позицию, но естественно, локоть На-Лы не заткнул ему рот.

- На тот сбор урожая у моих родственников в Дадонашади столы были целых 50 гратцев!

- Правильно! Только половину этих столов твои родственники сами поставили и созвали всех, кто мимо проходил, - заспорил внук почтенного кадийца. - А у Бел-Кама одних родственников и друзей было 35 гратцев!

- Что плохого в том, чтобы позвать всех, кто хочет прийти?

- Это хорошо! Просто отлично! Но считать надо по столам родственников...

Почтенный старец положил конец спору:

- Уверен, у уважаемого стратега Да-Кау столов будет в три раза больше, - изрек он. - И пусть будет благословен дом, который вмещает в себя столько друзей великого человека - Датча Дагварда.

Рек степенно кивнул. Но продолжить содержательную беседу о длине столов и своем брате не успел.

- Ну почему у этих кади все не как у людей! - прошипела На-Ла со своей стороны. - Был бы здесь обыкновенный стол, я проползла бы под ним до двери и спокойно удрала. А тут: ножки, ножки, ножки...

- А что случилось? - поинтересовался второй пилот "Медузы".

- Мне надо сматываться отсюда! - заявила маленькая кадийка, явно растеряв по какой-то объективной причине свое высокомерие.

- На-Ла!

- Они на меня пялятся!

Рек догадался, что речь не о ножках - и посмотрел через стол. Целое семейство кадийцев умильно скалилось в их с На-Лой сторону.

- Родственники? - дошло до Река. - Стой! Ты все равно не выйдешь через эту толпу.

- Я пролезу, - заявила маленькая кадийка, совсем уже вознамерившись осуществить свое намерение.

- На-Ла! Есть более простое решение проблемы. - Рек тут же выловил за руку одного из распорядителей свадьбы (ради сохранения порядка их сновало вокруг довольно много). - Госпожа Наала-Дала очень удручена, что не может увидеть и других своих родственников, - объяснил Рек кадийцу.

Тот вежливо кивнул и ответил:

- Эта непростительная оплошность будет немедленно исправлена.

- Ты совсем сдурел?!! - возмутилась На-Ла.

- Не ори! Друг перед другом они не станут к тебе лезть. А если страсти накалятся, пока они будут выяснять между собой отношения, ты всегда успеешь смыться.

Каким-то чудом кадийцы умудрились освободить место для семейного стола второй семьи, претендующей на родство с На-Лой. Теперь "родственники" кроме умильных взглядов, отпускаемых На-Ле, ещё и ревниво зыркали друг на друга. Но на какие-то конкретные действия в адрес маленькой кадийки они не решались, дабы не спровоцировать противную сторону.

- Вот видишь! - Рек, вполне собой довольный, стянул к себе на тарелку поджаристую мясную колбаску из какой-то местной дичи (птицы или пресмыкающегося - он не разобрал).

На-Ла немного успокоилась, хотя вернуть свое скептическое высокомерие ей пока не удавалось.

- Сиди и ешь, - посоветовал Рек, отрезая ей половину деликатеса. - У твоих родственников на несколько часов есть чем заняться.

- Это чем это?

- Будут надзирать за поползновениями друг друга.

Через некоторое время за их спинами установило свой столик и третье семейство, претендовавшее на родство с На-Лой. У них в роду не рождались женщины-лилипуты, как в первом, и не пропадал новорожденный ребёнок во время нападения крейсера Талпо на гражданский транспортник Кади, как во втором. Но у них потенциально мог бы пропасть ребёнок. Хотя этому факту не было ни каких доказательств и никаких свидетелей, по их мнению такое вполне могло произойти. Поэтому представители этого рода также претендовали на родство с На-Лой. Шансы заполучить её к себе были совершенно ничтожны, по сравнению с шансами первых двух родов. Посему представители третьей семьи не бросали никаких ревнивых взглядов, а просто любвеобильно созерцали астронавигатора "Медузы".

***

Кадийцы - признанные мастера говорить речи. При чем свое красноречие они строят вовсе не на произнесении большого количества стандартных хвалебных и поздравительных слов. Они рассказывают. Они делятся тем, чему были свидетелями или тем, что слышали от родных, друзей и знакомых. Они цветасто и красочно описывают то, что потрясло и затронуло их самих. Поэтому подвиги Датча Дагварда разворачивались в этих заздравных речах во всех подробностях и впечатляли гораздо больше, чем они впечатлили самого Датча в тот момент, когда он их совершал.

Кроме Стамтонских, были воспоминания и о других деяниях капитана Дагварда, например о его роли в военном конфликте с Эльдорией шесть лет назад. Тогда Датч с Реком участвовали в спасательной операции, вывозили беженцев из атакованной эльдорианами колонии. Очередной рассказчик напомнил именно об этих давних событиях.

- Мы все потеряли надежду. Вокруг шел бой. Посадочная платформа нашей станции была разбита. Уцелел всего лишь маленький клочок ровной поверхности. Вообразить себе было невозможно, что хоть один пилот отважится провести под обстрелом и посадить транспортный корабль на этот жалкий обломок. Все, кто остался, понимали, что обречены на гибель. И тут мы увидели, как из дыма прямо к нам летит какой-то корабль. Сперва я подумал: это враг! Ибо корабль не был кадийским транспортником. Но он шел к нам и по нему стреляли враги. И тогда у всех, кто был рядом со мной, появилась надежда. Мне показалось, что само время во вселенной замерло неподвижно, когда мы смотрели, как этот грузовоз разворачивается над крошечной площадкой! Я не верил своим глазам. Мне хотелось крикнуть: "Уходи! Ты только погибнешь напрасно, стремясь спасти тех, кому уже ничто не поможет!" Я сам видел, как лазерные лучи дважды попадали прямо в обшивку шаттла. И много раз выстрелы вражеских истребителей прошивали пространство совсем рядом с кокпитом. Но капитан шаттла бесстрашно шел сквозь огонь и твердо держал штурвал! Он посадил свой корабль! И спас всех нас! И все, кто был со мной тогда, подтвердят мои слова: мы никогда бы не увидели больше нашей родной Кади, если бы не капитан Дагвард!

Ха-Лан, каким-то образом оказавшись позади Эвизы, вполголоса пояснила:

- Мы с Алексом в тот день прикрывало эвакуацию. Это было классно! Датч - потрясающий пилот! Тогда мы с ним первый раз познакомились.

Эвиза оглянулась, но отважная дочь стратега уже просочилась куда-то дальше, к соседним столам.

Рек помнил тот давний эпизод, о котором повествовал очередной рассказчик. К тому моменту летали они с Датчем на "Медузе" ровно две с половиной недели. При чем большую часть этих двух с половиной недель ушло на пробный перелет через Солнечную систему и путь до Кади, где Рек рассчитывал получить летную лицензию. Опыта вождения звездолета через самую гущу боя у них не было совсем никакого. Даже когда они служили после академии в составе шестой летной бригады на патрульном крейсере, космические бои им пришлось созерцать всего дважды, через радары наблюдения.

На-Лы с ними ещё не было. В качестве астронавигатора к ним приставили мощного пожилого кадийца (кажется, его звали Эйдо-Моло... или Айдо-Моло, а может, даже Моло-Айдо). Естественно, кадиец-астронавигатор очень расстарался и рассчитал курс так, что "Медуза" перешла на досветовую скорость почти в эпицентре боя.

Они врезались в самый центр вражеского построения. Но поскольку скорость все еще была велика, "Медуза" пронеслась сквозь строй эльдорианских боевых кораблей как взбесившаяся пчела. Эльдориане не успели понять, что это было, а экипаж грузовоза не успел испугаться.

Датч до предела врубил мощность тормозных двигателей, стремясь погасить скорость и не врезаться со всей дури в заградительную линию кадийцев. Но этого было мало.

- Перехожу на ручное управление! - крикнул старший Дагвард, одновременно с произнесением фразы исполнив свое намерение. - Маневровые на полную мощность! Курс - лево-двадцать!

Рек выполнил приказ прежде, чем успел подумать о перегрузках. Их вдавило в кресла. Пространство накренилось и пошло колесом. Маневрировать, едва перейдя на досветовую скорость - все равно, что добровольно прыгнуть в соковыжималку. А не маневрировать - хоть в кого-нибудь да врежешься. Даже если с твоей дороги убираются очень быстро - слишком много объектов болтается на пути все еще не до конца затормозившего грузовоза.

Пугаться и рассуждать было некогда. Они стремительно приближались к кадийской эскадре.

- Позывные! - едва выдавил капитан, вовремя вспомнив, что для кадийцев их корабль совершенно чужой и неизвестный.

Рек включил канал и выслал вперед корабля коды, которыми их обеспечили перед вылетом. Скорость наконец снизилась до вполне управляемой. Теперь "Медуза" просто летела очень быстро, выворачивая из огромной спирали и выравнивая курс. Ей спешно освобождали проход к колонии. Дышать наконец стало возможно. Рек смог даже покоситься на кадийца-астронавигатора. Тот восторженно кивал и явно был доволен и собой, и их бешеными маневрами.

- Следи за экранами! - скомандовал брату Датч.

Рек послушно отвлекся от кадийца и просмотрел данные кругового обзора.

- Четыре эльдорианских истребителя! - тут же поспешил "обрадовать" он. - Курс 7-11. Датч! Они подрежут нас!

Датч окончательно выровнял траекторию и вел "Медузу" по кратчайшему пути к колонии-спутнику. На истребители он и не посмотрел. Отбиваться от эльдориан было задачей прикрывавших их грузовоз кадийцев.

- Максимальное сближение! - доложил брату Рек.

Проиллюстрировав его предупреждение, корабль вздрогнул. Лазерный импульс эльдорианского истребителя ударил в атмосферный стабилизатор. Рек машинально вцепился в край пульта, когда "Медуза" резко "провалилась" на правый борт. По экрану побежали данные о повреждениях.

- Правый ускоритель! - скомандовал Датч.

Рек поспешно оторвался от пульта и выполнил команду.

- Повреждения! - тут же потребовал отчета Датч.

- Отслоился наружный слой правого крыла, - ответил Рек, успев удивиться, что его собственный голос звучит почти спокойно. - В атмосфере нас будет заваливать влево.

- Ничего. Выровняем импульсниками, - решил Датч.

Рек вовремя заметил огонек ближней связи и включил передатчик. С ними вышли на связь эльдориане.

- Земной корабль! Вы находитесь в зоне военных действий! Немедленно измените курс и уходите!

Рек понял, что выстрелом по стабилизатору благородные эльдориане только предупредили их о том, что их не хотят сбивать сразу. Но непременно это сделают, если грузовоз не изменит траекторию движения. Им предлагали убраться восвояси. "Хорошая идея", - как-то само собой подумалось второму пилоту "Медузы". Но вслух он ничего не сказал.

По правилам всякий гражданский звездолет, оказавшись в зоне военных действий, обязан был сразу же выходить на периферию и оповещать при этом всех и каждого, кто он такой. "Медуза" никого, кроме кадийцев не оповестила и продолжала целенаправленно двигаться в самый центр боя. Так что со стороны эльдориан было очень благородно предупреждать, а не разнести первым же выстрелом в пыль. "Не разнесут, - успокоил себя Рек. - Одним - не разнесут. Разве что, двумя..."

- Включить ускорение! - скомандовал Датч, никак не отреагировав на приказ эльдорианина.

Ответом был еще один залп. На этот раз импульс промчался вдоль обшивки. Бело-зеленое пламя мазнуло вдоль обзорного стекла. Создавалось впечатление, что эльдориане были готовы изменить своим принципам и напасть на гражданский грузовоз по настоящему. По счастью, светофильтры справились и лазерная вспышка не ослепила экипаж.

- Мы лишились внешней антенны, - доложил Рек.

Датч напряженно сражался с ручным управлением.

- Следи за ними, - процедил он.

Рек понял, что брат старается просто делать то, за чем они прилетели и не паниковать попусту. Все равно вступить в бой с эльдорианскими истребителями они бы не смогли.

И тут один из преследователей дернулся и рыскающим зигзагом пошел в сторону. За его двигательным отсеком потянулось белесое облако. Подоспела подмога. Кадийский малый крейсер (приблизительно так можно было назвать эту плоскую посудину, напоминающую гигантское насекомое, если исходить из земных стандартов). Он был всего вдвое меньше "Медузы", но по маневренности не уступал эльдорианским малышам-истребителям. Подбив одного, крейсер крутанул "бочку" вклиниваясь между оставшимися двумя и "Медузой".

- Все в порядке! - сказали им из динамика очень бодрым тоном. - Я займусь этими "гельди".

Рек оглянулся на кадийца-астронавигатора. Тот охотно пояснил:

- "Синий нос". Так мы называем их пилотов-истребителей.

Маленькие боевые машины, отпрянувшие от "Медузы" действительно были синие. Хотя Рек честно засомневался, чтобы эльдориане перед боем мазали свои собственные носы синей краской. Но додумать мысль снова не хватило времени.

Одному истребителю удалось увернуться от боя с кадийским крейсером и подойти достаточно близко к корме. Шел за ними, как приклеенный. Датч бросил "Медузу" сперва вправо, потом влево, не давая врагу выстрелить прицельно.

- Скорость - 4-2, - скомандовал он.

Рек не успел удивиться, зачем нужно тормозить и послушно выполнил приказ. Эльдорианин почти что ткнулся своим "синим носом" им в корму. Датч выровнял грузовоз и прежде, чем кто-то успел испугаться, включил гипердвигатель. Корабль лишь едва заметно для экипажа дернулся вперед. Компьютер тут же взбунтовался и перекрыл линию гиперпривода, заглушив импульс и разразившись длинным предупреждением о том, что ему не додали расчет вектора ускорения.

Рек увидел на экране заднего обзора, как кувыркаясь, исчезает вдали эльдорианский истребитель. Мгновенный импульс гипердвигателя сбил его с курса. Рек с трудом сглотнул. Во рту пересохло. Теоретически, лобовая броня истребителя достаточно прочная, чтобы выдерживать подобные воздействия. Скорее всего, импульс вывел из строя стабилизирующую систему и через пару минут машина снова станет управляемая. Но Рек слишком живо представил себе, как ослепительная голубая волна выплеснулась прямо в лобовое стекло незнакомому красавцу-эльдорианину. Эльдорианская техника - само совершенство и скорость реакции защитных светофильтров - выше всяческих похвал. Парню придется немного побороться с белесым пятном перед глазами. Не больше, чем его машине - с неполадками стабилизаторов. И все равно Реку большого труда стоило побороть дрожь. Он сердито отер рукой бегущий по лицу пот и сосредоточился на управлении.

- Отличный маневр! - похвалили их.

Рек вспомнил, что они так и держат канал связи открытым. А Датч почти твердым голосом ответил невидимому помощнику:

- Спасибо.

Астронавигатор кивнул, присоединяясь к похвале соотечественника и добавил:

- Путь впереди свободен, капитан. Через три минуты войдем в атмосферу.

- Тут к вам еще гости, - не замедлил обрадовать голос из передатчика. - Я отвлеку их.

- Спасибо, капитан...

- Капитан Ха-Лан, парни. Еще встретимся.

Кадийский малый крейсер сделал разворот, уходя наперерез новым врагам. Рек наблюдал за тем, как истребители стремятся обойти шустрого кадийца, но их помощник на этот раз решил сделать все, чтобы грузовозу не пришлось повторять непредусмотренные его конструкцией маневры.

А дальше была "ювелирная" посадка на клочок текстурата величиной - только-только под их корабль. И не менее "ювелирный" полет обратно. Датчу удалось вывести "Медузу" из атмосферы в более-менее свободный сектор пространства, чтобы почти сразу уйти в ускорение. Не подставляя бока под выстрелы ретивых эльдориан, они благополучно удрали с места действия.

***

Кадийцы - народ крепкий, могут праздновать сутками. В отличие от землян. Так что под вечер почетных гостей препроводили в отведенные им комнаты. Рек заупрямился и ушел "воздухом дышать". За ним, естественно, увязалась На-Ла.

- Нет чтобы пойти ночевать на корабль, - проворчала она.

Рек сел на теплый каменный выступ внизу стены и лениво отмахнулся от нее.

- Чем ты недовольна? - поинтересовался он. - Ты тут, можно сказать, знаменитость. Летаешь с самим Датчем Дагвардом.

- И хочу, чтобы все так и оставалось, - в тон ему заметила кадийка, усаживаясь рядом.

- На-Ла! - Рек повернулся к ней. Уже почти стемнело, но они сидели под большим желтым фонарем, в свете которого лицо кадийки казалось еще рельефнее, чем оно есть. - Неужели ты всерьез думаешь, что кто-то будет удерживать тебя здесь силой? Или что нам с Датчем пришла в голову идея остаться без астронавигатора?

- Нет, конечно, - тут же ответила На-Ла.

- Тогда что тебя так тревожит?

- Ничего меня не тревожит, - заверила его На-Ла. - Просто мне здесь не нравится.

- Просто ты привыкла капризничать, - заметил ей Рек. - Ты лучше подумай: сколько всего случилось за этот год!

На-Ла сосредоточенно задумалась.

- Год назад мы удирали с той счастьевской колонии, с "Олимпии", - вспомнила она.

Рек кивнул. И стал загибать пальцы.

- Потом мы летали сюда и Датч улаживал кадийские разборки. - Он загнул второй палец. - Спасали семью Динко. Разбили корабль на Талпо... - Еще два пальца. - Кстати, если бы не кадийцы - неизвестно, чем бы все кончилось, - напомнил он. - Ха-Лан собрала деньги на починку.

- Ты ездил с лордом Хазаром в степь к Шекле, - напомнила На-Ла, чтобы побыстрее миновать тему кадийской щедрости.

- Да. - Рек сжал руку в кулак. - Это уже пять. Потом я искал Проныру на Планете Закатов. - Рек перешел на другую руку. - Мы со Златовым разбирались с Урсулом Греком. Ну, это там, где мне рукав оторвали.

- И до сих пор не пришили. Потом спасали лорда Хазара от счастьевцев, а Датч гонялся за этой лохматой...

- Барчей Двасой, - увлеченно подсказал Рек. - Но это - цветочки. Потом мы снова попались на Талпо, уже с Гвидо Большеносым. Ты летала за помощью. И после этого нас всех угораздило вляпаться в историю на "Счастье человечества". Мы удрали, а потом на Маиси за мной принялся охотиться космоспецназ параллельно с лордом Хазаром.

Рек вынужден был признать, что на его двух руках пальцев не хватает.

- И это все - за какие-то двенадцать месяцев! Да за все предыдущие пять лет едва ли наберется столько же.

- А еще Датч нашел себе жену, - подсказала На-Ла. - Раньше у него не было жены, а теперь есть. Вот интересно: а что нашел ты, Рек?

Младший Дагвард задумался и пожал плечами.

- Не знаю, - признался он. - Наверное, много жизненного опыта... и новое пальто. Не так уж плохо.

***

Второй день празднества начался с сюрприза. Но теперь уже не для Датча, а для На-Лы. Неожиданно заявились "с поздравлениями" посланники Ассоциации Наемников Кади и попросили возможности обратиться к Наале-Дале.

- Мы долго думали, стоит ли нам приходить сюда после того, что уважаемая Наала-Дала содеяла против нашей ассоциации! - начал посланник.

"Ну естественно, - подумал про себя Рек. - Очень наивно было надеяться, что они не поймут, кто влез в их сеть и разблокировал счет". Машинально второй пилот "Медузы" пощупал то место, где обычно прятался его полицейский бластер. Хотя тут же одернул себя. Во-первых, они под охраной хозяина дома. Во-вторых, посланники не пришли бы сюда, если бы жаждали отмщения. А в-третьих, оружие на свадьбу брата он все равно с собой не взял.

- Шесть лет назад несколько членов Ассоциации пребывали в качестве военнопленных на эльдорианском заводе, где уважаемая Наала-Дала по их наущению провела диверсию. Впоследствии они подло удрали, игнорировав свою соотечественницу. Поэтому уважаемая Наала-Дала имеет право на месть.

Высказав все это, посланник Ассоциации вежливо поклонился и даже улыбнулся На-Ле. Но маленькая кадийка только зашипела в ответ. Тогда посланник решил рассказать о подвигах На-Лы более подробно.

- Необходимо помнить, что блестяще проведенная уважаемой Наалой-Далой диверсия нарушила производственный процесс на несколько дней и это, бесспорно, имело благоприятные последствия для Кади. Часть эльдорианских военных кораблей не было построено в срок. Но к нашему глубочайшему сожалению, уважаемая Наала-Дала была арестована и отправлена в эльдорианскую орбитальную тюрьму. Общим голосованием почетных членов Ассоциации было решено, что этот факт перекрывает ту неприятность, которую уважаемая Наала-Дала доставила Ассоциации, незаконно вторгшись в банковские компьютерные сети.

Посланник Ассоциации поклонился гневно таращившейся на него во все глаза На-Ле и закончил:

- Мы официально объявляем, что не имеем никаких претензий к уважаемой Наале-Дале и с радостью присоединяемся ко всем поздравлениям ее капитану в честь его бракосочетания.

- Ну, если бы я знала!.. - страстно зашипела На-Ла, но так тихо, что услышал ее только Рек. - Они бы свои денежки вообще не нашли. Никакие!

Рек весело посмотрел на нее.

- Не утверждай после этого, что ты - не кадийка! - подначил он. - И ты еще говоришь, что у тебя эльдорианское воспитание?! Да никакой эльдорианин никогда не опустится до мести! Разве нет?

На-Ла поджала губы и ещё пуще разозлилась. Однако возразить Реку было нечем.

Эпилог, или начало?

Закат показался экипажу "Медузы" удивительно красивым. Мутно-желтое светило перестало быть обжигающе раскаленным. Небеса редкой для кадийской атмосферы чистоты переливались между насыщенно-голубым и белесо-зеленым. Длинные перья золотых облаков тянулись от горизонта до горизонта.

- Жаль, что вы не хотите остаться, - призналась Ха-Лан, стоя рядом с вездеходом, на котором привезла Дагвардов (сейчас уже трех) и На-Лу в космопорт и наблюдая, как земляне, задрав головы, разглядывают небо. На-Ла, как самая неромантичная, уже убежала к кораблю.

Они прожили на Кади больше недели, пользуясь гостеприимством стратега Да-Кау и его домашних. И все это время были в центре внимания очень большого количества кадийцев. Под конец с Реком связался Гвидо Паверс. И естественно, Рек тут же выложил ему новость о женитьбе своего брата (умолчав о двигателе). Гвидо как щедрый хозяин и хороший друг тут же пригласил старшего Дагварда провести "свой первый медовый месяц" на Илуо. Когда Рек полюбопытствовал, почему "первый", Гвидо ответил:

- С таким количеством друзей и знакомых, как у вас, вполне можно ожидать, что впереди будут еще и второй и третий. Но я искренне надеюсь, что успел опередить остальных и у меня вы покажетесь в первую очередь.

- Илуо - прекрасная планета, Гвидо - хороший друг. Не стоит отказываться, - решил Датч. После чего они дружно и долго благодарили кадийцев за гостеприимство и кое-как, на третий день после того, как начали благодарить, отправились наконец в космопорт.

Рек разглядывал закат, а попутно щебечущих о чем-то Ха-Лан и Эвизу. И подумал: "хватило же им несколько дней, чтобы прекрасно сдружиться". А потом пожал плечами и пошел к кораблю.

"Что тут такого? - размышлял он про себя. - За несколько часов мы подружились с Динко. За две встречи - с Хазаром. А с той же Ха-Лан так вообще с первого раза".

Он привычно прошагал по полутемному, прохладному коридору родного звездолета и присоединился к На-Ле, успевшей уже занять свое место в кокпите.

- Начинаю предстартовую подготовку, - объявил Рек, падая в кресло второго пилота.

- А Датч с Эвизой?

- Они там с Ха-Лан прощаются. Сейчас придут.

- А чего прощаться-то? - удивилась На-Ла. - Все равно все мы в одном космосе летаем.

Рек провел диагностику и кивнул, вполне удовлетворенный. Как всегда, "Медуза" пребывала в идеальном порядке, так что даже Датчу в самом придирчивом настроении не удалось бы найти, к чему прицепиться.

- Мы готовы, - объявил капитан, входя с Эвизой в кокпит и первым делом усаживая и пристегивая жену.

Рек хмыкнул, заметив, как брат быстро поцеловал улыбнувшуюся ему супругу - и тут же с самым деловым видом занял свое капитанское место.

- Ну, если готовы... Тогда командуй.

- Включаю горизонтальные ускорители, - объявил капитан Дагвард. - Взлетаем по 0-6-4.

- Боишься растрясти? - съязвил Рек.

- Если бы ты знал, как это приятно - взлетать по всем правилам, без спешки, ни от кого не удирая... - сказал вдруг Датч.

- Ну, тогда другое дело.

***

Самый большой, красивый и дорогой букет прислал с поздравлениями Эвизе бывший президент маисийского правительства Виктор Златов.