Литература и жизнь        
Поиск по сайту
Пользовательского поиска
На Главную
Современная публицистика
Роман "Созвездие Близнецов"
Зарисовки прошлого и настоящего
Библиотека
История Европы и Америки XIX-XX вв
Как мы делали этот сайт
Форум и Гостевая
Полезные ссылки

НазадСодержаниеВперёд

Глава 6. Пыльная планета

В кадийском космопорту они долго выясняли отношение с местной таможней, представителям которой не верилось, что "Медуза" не привезла вообще ничего такого, что могло бы хоть отдаленно напоминать груз. Рек, оставив свой блистательный наряд, более напоминающий костюм артиста, который собрался на творческую встречу (примерно так обычно одевался их отец, в прошлом известный танцор, когда собирался почтить своим вниманием поклонников) и облачившись в обычный потрепанный плащ и мешковатые штаны, долго выслушивал, как его брат втолковывает кадийскому чиновнику, что досматривать у них нечего и что это - пустая трата времени. Переговоры с властями всех возможных видов и назначений были обязанностью капитана и Рек в них не вмешивался. Через некоторое время Датч и без его помощи отбился от таможни, но потом они задержались из-за того, что местные экстремалы устроили гонки на грузовых тележках прямо между кораблями. Набралась порядочная толпа, криками и жестами подбадривающая соревнующихся, а местная служба безопасности гонялась за экстремалами на верткой полицейской посудине и вовсю сигналила, требуя прекратить безобразие. Трое космолетчиков оказались в заднем ряду толпы, не имея возможности просто пройти к выходу из космопорта. На-Ла к тому же расстроилась из-за того, что ей, по причине малого роста, ничего не видно и принялась дергать Река за рукав. Чтобы сохранить рукав любимого плаща в целости, Рек подхватил Кадиийку на руки и посадил себе на плечо.

- Теперь хорошо видно?

- Отлично! - На-Ла поерзала, пристраиваясь поудобнее.

Насладившись шумом от разгона экстремалов, они наконец добрались до стоянки местных такси, Датч выбрал скучающего пятнистого водилу (другое слово и не подберешь) и некоторое время что-то обсуждал с ним на местном языке. Наконец, они достигли соглашения и теперь катили, точнее летели над дорогой, защищенные от местной пыли побитым и поцарапанным колпаком кабины. Кадийский таксист сидел на переднем, ничем не отделенным от салона, сидении и забавлялся тем, что облетал и обгонял попутные и встречные машины, не придерживаясь никакой конкретной стороны дороги.

Средство передвижения, которое Рек непочтительно обозвал "корытом на воздушной подушке", вполне сносно двигалось по пыльной дороге, между не менее пыльных построек. Домами кадийские "шедевры архитектуры" можно было назвать с трудом. Более всего это напоминало древние катакомбы, которые ветер открыл человеческому взору из под слоя песка. Попадались среди них крупные экземпляры, наводящие на мысль о пирамидах инков, которые слегка раздавила чья-то гигантская рука. В общем, городок, раскинувшийся вокруг космопорта, вполне соответствовал тому, что ожидают увидеть путешественники, попадающие на Кади.

- А сейчас куда мы? - спросил Рек брата.

Датч задумался, словно этот вопрос все еще был открытым. Потом уверенно кивнул:

- Попробуем повидаться с одним моим другом. Просто пойти во дворец и потребовать встречи с членом правительства мы не можем.

- По твоему, у нас ничего не получится?

- Этот вопрос ты задаешь мне уже третий раз. Не знаю. Может, мы уже опоздали. Если нет - нужно постараться сделать все возможное.

***

Таксист заложил такой вираж, что волна песка достала до противоположной стороны дороги. При этом в машине что-то загремело, создав полную иллюзию перекатившихся в пустом корыте камней. А потом машина остановилась и осела на землю, что видимо означало, что они уже приехали. Датч, подождав чуть, чтобы пыль улеглась, толкнул колпак кабины и выпрыгнул наружу.

- Мы у цели, - сказал он без энтузиазма. - Только кажется, это уже не имеет значения.

Здание перед ними носило следы пожара. Сажа и копоть щедро покрывала стены, которые когда-то были палевые. Кое-где прямо на дороге валялись обломки. Черные провалы зияли на месте дверей и окон. Шофер вылез из машины и, прислонившись к пыльному боку своего аппарата, с видом истинного философа принялся изучать свои перчатки. Он решил подождать, не воспользуются ли снова его машиной, раз уж адресат не найден.

- Здесь жил твой знакомый? - негромко спросил Рек.

Датч кивнул.

- Надо поспрашивать у соседей, что произошло, - решил он и направился вдоль по улице.

Рек с На-Лой пошли следом. Водитель философски не двинулся с места.

В конце улицы был тупик. И из этого тупика, точнее из прилегающих к нему развалин на дорогу вышло несколько кади. Вроде бы они не проявили особого интереса к людям. Сперва. Но потом вдруг разом двинулись в их сторону.

- Что вам нужно? - резко спросил один из них на сносном общегалактическом.

Датч еще некоторое время шел, оглядываясь и не обращая внимания, пока не оказался в двух шагах от кади. Тогда он остановился.

- Я ищу своего друга, - сказал он спокойно, словно перед ним открыл дверь дворецкий. - Вы не знаете, что здесь произошло?

- Это не твое дело! - Так же резко ответил кади, при чем его друзья успели рассредоточиться и отрезать путь к отступлению. - Какие у тебя здесь могут быть друзья?

- Близкие, - так же спокойно ответил Датч.

- Убирайтесь лучше сами! - Воинственно потребовал кади.

- Терпеть не могу драться с кадийцами, - заметил Рек, придвигаясь поближе к брату.

Датч покосился на него.

- А что, приходилось?

- Нет. Но это не повод пробовать, - рассудительно заметил Рек.

На-Ла предпочла укрыться за их спинами. Не то, чтобы она боялась своих соотечественников, но они для нее были слишком чужими и непонятными. А значит, потенциально опасными.

Но воинственные поползновения местных "националистов" не успели перейти в агрессивные действия. Раздался чей-то резкий окрик - и кади отпрянули в стороны с завидной прытью. Еще одни кади, пожилой, абсолютно квадратный, скорее даже кубический, появился на дороге. И тут же увидел Датча.

- Дагвард?! Что ты тут делаешь? - Он повернулся к остальным. - Как вы смели напасть на этого человека?! - возопил он, картинно воздев к небу мощные руки. - Многие наши соотечественники обязаны ему жизнью и возвращением на родную планету! Кое-кто из ваших братьев и отцов сейчас в добром здравии лишь потому, что однажды встретили этого землянина! А вы смеете вставать у него на дороге без всякого почтения и угрожать ему?! Позор!..

Кадийцы переминались, устыженные его горячей проповедью. "Молодежь! - подумал Датч. - Что тут у них происходит?" Обычно на Кади не испытывали вражды к землянам. Пока он думал, На-Ла выглянула из-за его спины - и удостоилась внимания пожилого кадийца.

- Приветствую, уважаемая Наала-Дала!

На-Ла не поддалась на то, что ее так уважительно назвали полным именем и на всякий случай перепряталась за Река. Тут молодежь, опомнившись, собралась в кучу и дружно поклонилась обоим Дагвардам. Датч кивнул, дав понять, что не сердится. Рек пожал плечами: "С кем не бывает?". Ритуал примирения завершился тем, что старший кади фыркнул на молодых - и все быстро ретировались.

- Прости, друг! - Кадиец развел руками. - В последнее время столько всего произошло. Народ нервничает. Я так рад, что ты здесь!

- Я тоже рад! - Старший Дагвард наконец позволил себе расслабился.

Они горячо обнялись, так что Рек забеспокоился за брата: в объятиях кадийца Лорена-Мара достаточно рослый и широкоплечий Датч показался слишком уж хрупким и худеньким. К облегчению Река кади с ним обниматься не стал, а только уважительно поклонился, прижав к груди мощные кулаки - и жестом пригласил всех следовать за собой.

- Что случилось с домом, Лорен-Мар? - спросил Датч первым делом.

- Долго рассказывать. Пойдемте. Мои новые апартаменты недалеко отсюда.

- Что ж, пойдем. - Датч кивнул. - Расскажешь, что у вас здесь творится.

Водитель такси, который до сих пор всё также философски разглядывавший перчатки, убедился, что его пассажиров никто бить не собирается и звонить в службу охраны не нужно, а поездка обратно тоже не предвидится, сел в машину и укатил, подняв напоследок тучу пыли, такой естественной и привычной на этой планете.

***

Лорен-Мар, с которым Датч познакомился во время совместного пребывания на Стамтонском руднике (это - отдельная история), кратенько рассказал, что за последнее время на Кади много проблем из-за разлада в правительстве. Пропагандируя в общегалактических средствах массовой информации свою идеологию и "лучший образ жизни", руководство пресловутой планеты Гамма-249, (она же - "Счастье Человечества") соблазнило некоторую часть Верховного Совета Кади. Те, в свою очередь, повели кампанию за вступление Кади в Полярный Блок. Сторонники Земного Союза в ответ принялись горячо отстаивать свои позиции. А народ Кади, легко поддающийся любым мировым волнениям, тут же пустился в агрессивное отстаивание тех или иных идей в зависимости от симпатий к той или иной части правительства. На любой другой планете это привело бы минимум к гражданской войне. Но кади, вспыльчивые и легковозбудимые, так же легко успокаивались и мирились. То и дело вспыхивали ссоры, доходящие до драк, но итогом любой драки было примирение с многочисленными извинениями, объятьями и заверениями в лучших чувствах. Кади гудела, как потревоженный улей. Некоторые контингенты были уверены, что во всех пертурбациях в правительстве кади виноваты люди (Земляне), т.к. Полярный Блок (Гамма-249) - это бывшая колония Земли и живут на ней те же земляне. Земное Содружество, естественно, тоже состоит преимущественно из землян. И теперь в эти "местные", "землянские" разборки втягивают Кади! Это резко уронило авторитет землян среди коренных жителей Кади, чем и объяснима была только что состоявшаяся сцена. Местная молодежь прицепилась к Дагвардам из профилактических целей, "чтобы знали, что думает Кади о вмешательстве посторонних в свои внутренние дела".

- А ради какой профилактики подожгли ваш дом? - спросил Рек, когда Лорен-Мар дошел до этой части рассказа.

- Это - случайность! - живо ответил тот. - Слуги подрались у печки, опрокинули бутыль с горючей жидкостью.

Рек хмыкнул.

- Надеюсь, никто не сгорел? - поинтересовался он.

- Нет. Небольшие ожоги у драчунов. Огонь их отрезвил. К сожалению, дом у меня старый, внутри много сухого дерева. Трудно было потушить. Пришлось купить пол дома у соседа. Когда еще я смогу сделать ремонт... Но оставим мои проблемы. Поговорим о ваших.

Датч вкратце передал Лорену-Мару то, что они узнали от Златова.

- Мы навели справки. Пока еще министр Гван-Ло жив, - закончил он недолгий рассказ. - Более мы пока ничего не предпринимали. И не знаем, что предпринять. Так что я буду очень рад выслушать любые предложения.

Они сидели в полумраке гостиной, пили местный напиток, заменяющий кадийцам чай и очень надеялись, что Лорену-Мару, помощнику советника по экономике, придет в голову гениальная мысль, как предотвратить политическое убийство.

Лорен-Мар прошелся по комнате, задумчиво поглаживая пальцем широкую переносицу. На-Ла с интересом разглядывала соотечественника, запомнившего с мимолетной встречи год назад ее полное имя. Он был огромный и мощный, ростом с Дагвардов, но гораздо более ширококостный и тяжелый. Однако, как большинство кади, двигался легко, почти неслышно ступая узорчатыми сапогами по голому полу. Наконец он остановился и объявил:

- Это - решаемый вопрос. У вас есть деньги?

- В том то и дело, что нет, - признался Датч. Не то, чтобы у них не было денег вообще. Просто их было недостаточно, чтобы перекупить заказ Ассоциации.

Лорен-Мар подумал еще немного.

- Хорошо. Этот вопрос можно решить по другому. Как вы относитесь ко лжи?

Теперь Датч задумался надолго. В школе всех учат, что лгать нехорошо. Ну, на свете много чего такого, что делать нехорошо. С другой стороны, "цель оправдывает средства". Вот только стоит ли прикрываться этим ходовым изречением Макиавелли? Но возможно дело на этот раз на столько серьезное, что выбирать средства не приходится. Не из чего выбирать. Все эти раздумья последовательно отразились на лице Дагварда, в результате он выдал некое неопределенное междометие, истолковать которое каждый мог так, как захотел бы. Но его собеседника ответ вполне удовлетворил.

- Очень хорошо! Я так и думал. Надо убедить советника Табо-Нача (заказчика), что за ним самим будут охотиться наемные убийцы, если он не перестанет преследовать министра Гвана-Ло (жертву). - Лорен-Мар сел и принялся развивать свою мысль. - Допустим, кому-то пришло в голову, что господин Табо-Нач слишком много себе позволяет. Какой-нибудь могущественной организации, которая заинтересована в господине Гван-Ло. Тогда эта организация захочет уравновесить шансы и назначит вознаграждение за самого господина Табо-Нача. А заодно за головы всех его родственников, домашних животных и комнатных растений. И если господин Табо-Нач хочет, чтобы его голова осталась на его плечах, он должен отменить вознаграждение за голову господина Гван-Ло. Если мы дадим понять советнику Табо-Начу, что заказ исходит от кого-либо при поддержке Земного содружества, он встревожится. У такой большой организации много денег. Она может себе позволить подобные авантюры. Я имею в виду, в финансовом смысле.

Датч покачал головой и возразил:

- Для того, чтобы Ассоциация наемных убийц начала действовать, недостаточно просто сказать: "я назначаю вознаграждение!" Деньги должны реально лежать на счету одного из кадийских банков. Табо-Нач первым делом проверит, существует ли такой счет.

- Это сложно. Но вы ведь можете имитировать счет. Госпожа Наала-Дала, - хозяин дома поклонился в её сторону, - войдет в местную компьютерную систему и введет информацию о переводе денег со счета Земного содружества. Потом, когда все закончится, сотрет информацию. Думаю, уважаемая Наала-Дала справится со столь несложной задачей, - объявил он напоследок, оглядывая кадийку, заползшую с ногами в угол дивана.

Теперь уже На-Ла выдавила неопределенное междометие. Мимика кади загадочна для других народов, но на этот раз ее вполне можно было понять. На-Ла была, мягко говоря, слегка шокирована такой блестящей оценкой своих способностей. Хотя возражать вслух не решилась. Однако Датч все еще не был убежден в правильности идеи.

- Никто из нас не может назначить вознаграждение за Табо-Нача. На сколько мне известно, Ассоциация не имеет дела с инопланетниками. Это не в ее принципах.

- Вы чрезвычайно осведомлены о наших внутренних делах, - кивнул Лорен-Мар. - Я учел это. Вознаграждение за голову Табо-Нача назначит кто-нибудь из кади.

Рек хлопнул себя по колену.

- Отличная идея! Кстати, а почему бы вам, уважаемый Лорен-Мар, не взять это на себя? Или предложить это сделать самому министру Гван-Ло?

Кади задумался. Видно было, что с этой стороны он к проблеме не подходил. А Рек уже воодушевился.

- Ваша ассоциация давно осталась бы без работы, если бы вы так действовали: назначил кто-то цену за вашу голову - идете и заказываете его самого. А потом встречаетесь где-нибудь за кружечкой пива и обсуждаете общую проблему: либо помирать обоим, либо помириться.

Лорен-Мар некоторое время смотрел на него, будто не понимал, а потом засмеялся.

- Клянусь, это было бы прекрасной идеей, - сказал он наконец. - Но в этом есть одна загвоздка: ассоциация работает только за очень крупные суммы. Табо-Нач скорее всего заложил все свое состояние, чтобы оплатить их услуги. Если бы ассоциация не брала так дорого, половина из моих соотечественников давно бы извела друг друга.

- Хорошенькое дело, - ухмыльнулся Рек. - А жить этот Табо-Нач на что собирается?

- Это просто, - пустился в объяснения кади. - Если министр Гван-Ло погибнет, советник Табо-Нач встанет на его место и будет жить на жалование, притом не малое. Он найдет способ поправить свои финансовые дела!

Датч встал.

- Надо действовать, - решил он. - Благодарим вас за совет, уважаемый Лорен-Мар.

- Вы можете рассчитывать на мою помощь! - искренне ответил кади.

***

Некоторые факты ее наполненной событиями биографии могли бы объяснить, почему Кади не был для На-Лы родной планетой. По официальной версии (а никакой другой На-Ла не знала), ее родители были пленниками на Эльдории. Сама она родилась на Эльдории и росла в доме богатого эльдорианина. Даже первый язык, который она выучила, был эльдорианский. (Впоследствии это оказалось весьма удобным обстоятельством, потому что, как уже было сказано ранее, общегалактическим языком в свое время был признан именно эльдорианский). Хозяин На-Лы заметил ее способности и постарался дать ей приличное образование. Эльдорианин хотел сделать ее своим управляющим. Но однажды он разорился, а новый владелец На-Лы отдал ее на завод, программировать оборудование. Тут как раз начались беспорядки, постепенно переходящие в военную стычку между Кади и Эльдорией. Один из военнопленных рабочих-кади уговорил На-Лу устроить диверсию. Она согласилась и так запрограммировала управление конвейером, что эльдорианам пришлось менять всю компьютерную систему и завод простоял несколько дней. Разумеется, вычислить диверсанта не составляло труда. На-Лу арестовали и отправили в тюрьму, а кадийцев, по обмену военнопленными, отправили обратно на Кади. У эльдориан в тот момент было достаточно забот и без диверсантки, поэтому следствие затянулось и На-Ла успела сбежать, не дожидаясь дознания. Ей помог лорд Хазар.

В тот раз На-Ла впервые попробовала себя в качестве компьютерного воришки и у нее все получилось довольно просто. Нужно было всего лишь перевести некоторую, не очень большую сумму, на анонимный счет, с которого лорд Хазар просто перегрузил деньги себе на электронную карту. Однако, совсем другое дело - нарушить стройную работу банковской системы, поместить несуществующие, воистину виртуальные деньги на счет такого же виртуального кади. Да еще сделать это так, чтобы другой, вполне реальный кади, мог это проверить.

Хотя кресло перед компьютерным терминалом было тем местом, которое для На-Лы олицетворяло самое главное ее жизненное предназначение и в компьютерных системах она со времен оказанной Хазару услуги научилась разбираться гораздо лучше, для того, чтобы вклиниться в защищенную десятью степенями банковскую систему, понадобилась уйма времени. На-Ла возилась уже час. Это было непросто. Устроить диверсию, сидя за компьютерным управлением на эльдорианском оборонном заводе, было гораздо проще.

Пока На-Ла решала поставленную задачу, Датч Дагвард ходил у нее за спиной и думал. Вся эта конструкция, стоящая на фундаменте блефа, могла в любой момент лопнуть, в результате будет ещё хуже чем было: мало того, что они сейчас на Кади пытаются совершить уголовное преступление, взламывая банковскую систему и фальсифицируя счёт, кроме того, они просто зарекомендуют себя как мошенники на Кади и уж тогда им точно никто не поверит и ничего уже не удастся сделать. Способны ли работники банка, а также кадийская полиция и следователи поверить, что они взламывали системы защиты ради благополучия самих же Кади и по просьбе какого-то Златова? Нет! - И Датч решительно остановил На-Лу.

Некоторое время Рек наблюдал за братом, как тот носится из угла в угол, точнее из стороны в сторону, потому что углов у них на кокпите не было. Помещение было овальным. Вмешиваться в мыслительный процесс старшего Дагварда младший не хотел. И так все, что исходит от Виктора Златова, подвергается Датчем резкой критике. Лучше не злить брата лишний раз и вести себя тихо. Когда понадобится что-то обсудить, Датч сам скажет. К концу второго часа ожидания Рек пришел к выводу, что он единственный ничем не занят - и ушел готовить всем еду.

***

Советник Табо-Нач был удивлен тем, что у него просит аудиенции какой-то капитан Дагвард. Если бы ему доложили, что к нему прорываются журналисты с Земли, или там, с Гаммы-249, тогда другое дело. Можно было милостиво выделить им пять минут для короткого интервью и лишний раз напомнить всему миру, что Кади - планета серьезная и кадийцы сами знают, что им делать и кому сочувствовать. С другой стороны, этот капитан передал, что дело, с которым он пришел, очень важно для самого Табо-Нача. Это могло означать что угодно. К примеру, какой-нибудь предприимчивый землянин хочет продать советнику секретную информацию о новых военных разработках. Или собирается жаловаться на то, что ему не выплатили обещанную за доставленный груз сумму. Табо-Нач на всякий случай постарался припомнить, не нанимал ли в последнее время кто-нибудь из его людей земных пилотов для доставки каких-нибудь грузов. Ничего не вспомнил, но потом решил, что капитана Дагварда примет. Просто потому, что лучше быть в курсе, если дело действительно окажется серьезным. Вдруг этот землянин, если его не принять, пойдет к кому-нибудь из противников Табо-Нача, а информация действительно окажется стоящей?

- У меня мало времени! - не отрываясь от бумаг бросил Табо-Нач, когда землянина впустили в его кабинет.

- Я знаю, советник. Поэтому постараюсь быть кратким. Есть мнение, что вы пляшете под дудку Полярного Блока.

Советник оставил бумагу, поднял голову и уставился на высокого землянина в темно-синей форме.

- Что я делаю? - переспросил он.

- Убиваете своих соотечественников в угоду правительства Гаммы 249.

"Сейчас он прикажет меня вышвырнуть! И будет абсолютно прав", - подумал Датч. Впрочем, на сколько он успел узнать кади, их легко заставить себя слушать, если с первого момента чем-то ошарашить. Вытяни их на спор - и они оставят все дела и будут спорить. Другое дело, что с высокопоставленными персонами так не разговаривают.

- Интересное мнение, - совсем не разозлился Табо-Нач и совсем отложил свои бумаги. - Я хотел бы узнать, почему оно возникло.

- Вы намереваетесь совершить политическое убийство, которое очень выгодно правительству "Счастья". Для Блока это привычная тактика: убирать неугодных руками их же соотечественников. Вспомните заказное убийство лидера вашего демократического движения Нмера-Кинта. Как потом выяснилось, он был против вступления Кади в Полярный Блок - и они заплатили деньги трем вашим соотечественникам за то, чтобы те подложили бомбу под порог его дома. Конечно, счастьевцы отрицали свою причастность к этому прискорбному инциденту, но ваши средства массовой информации дали понять, что Кади знает, кто отвечает за злодеяние.

Табо-Нач встал и вышел из-за стола. Теперь они стояли лицом к лицу. Пятнистая кожа кади потемнела. Он разозлился. Но Дагвард решил, что отступать поздно.

- Для Гаммы 249 война со своими соотечественниками - привычная тактика. И они пытаются привить этот способ делать политику и другим расам. Теперь вы на Кади стараетесь внедрить счастьевские методы и убивать в угоду им своих соплеменников.

- Чушь! - рявкнул кади. - Как ты смеешь мне это говорить?!

- Вы сами знаете, что в истории Кади уже были такие прецеденты. Тот, о котором я упомянул, не единственный.

- Не землянину рассказывать мне, кади, историю моей родины!

- Нмера-Кинта убили всего три года назад. - Датч понимал, что рискует. Но даже если сейчас этот Табо-Нач ударит его, (а от кади, даже высокопоставленного, это вполне можно ожидать), советник уже вступил в спор. Он сперва постарается доказать, что аналогии неуместны, а уж потом прикажет выбросить наглеца вон. Поэтому Датч рискнул добавить: - Если вы забыли свою историю, почему землянину вам ее не напомнить?

Кади был приблизительно одного с ним роста. И даже не слишком квадратный. Но это был кади. Получить от него зуботычину очень не хотелось. Но Датч заставил себя не двинуться с места. Поэтому удар Табо-Нача очень легко достиг цели. Личные кабинеты высокопоставленных кади отличались тем, что были довольно маленькими и тесными. Лишь по этой причине Датч устоял на ногах: отлетел назад и уперся спиной в стену.

Должно быть то, что он не сделал попытки увернуться, немного охладило советника Табо-Нача. Он не стал продолжать рукоприкладство.

- Убирайся вон! - потребовал он, сопя и раздувая ноздри. - Не дожидайся, когда я прикажу арестовать тебя за оскорбление и клевету.

Датч отлепился от стены и осторожно потрогал скулу. Если бы кади ударил его по настоящему, рассеченной кожей и кровоподтеком не кончилось бы. Как лошадь, которая не ударит человека с той же силой, с какой влупит по другой лошади, кади даже в гневе умудрился учесть, что перед ним - создание несколько более хрупкое и ударил вполсилы. Датч выпрямился.

- Я не уйду, пока вы не выслушаете меня до конца, - сказал он как мог спокойнее.

Кади можно переубедить, или хоть заставить задуматься, если не испугаться его угроз и физической расправы. Советник отступил и даже, видимо, перестал злиться.

- Я не знаю, что тебе нужно, - сказал он Датчу. - Если ты хочешь, чтобы я перешел на сторону тех, кто против присоединения к Полярному Блоку, то тебе следует пересмотреть свои методы агитации.

Датч позволил себе чуточку расслабиться.

- Простите, советник. В мои намерения не входило оскорблять вас. Я всего лишь хотел, чтобы вы меня выслушали.

- Оригинальный способ.

- Если бы я просто сказал - отступитесь от Полярного Блока - вы не обратили бы на мои слова никакого внимания.

Табо-Нач вернулся в свое кресло.

- Довольно оправданий, - сказал он. - Ты добился того, что я тебя слушаю. Что еще ты можешь мне сказать?

Датч шагнул к столу.

- Я помогал кади бороться за независимость их родины не ради того, чтобы теперь мне пришлось бороться с самими кади за независимость моей. Если вы убьете министра Гван-Ло, сторонники Полярного Блока окажутся в большинстве. И скорее всего, они победят. Ни для кого не секрет, что Гамма-249 просила у Кади военной помощи. И вам придется ее оказать, если вы вступите в Полярный Блок. Земля всегда поддерживала Кади и ваш союз против нее будет предательством. Земляне всегда симпатизировали вам и верили. Вам перестанут верить. И Гамма-249 никогда вам не поверит. Если вы, после всей поддержки, которую оказало вам Земное Содружество, так просто выступите против него, значит вы и их можете бросить в любой момент. Они постараются воспользоваться вашим космическим флотом, а потом, сохранив свои силы за вашими спинами, расправятся с вами. Кади гордятся, что никогда не были рабами. Что ж, вы добьетесь того, что станете рабами "Счастья Человечества".

Табо-Нач подался вперед.

- Это всего лишь твои предположения, - высказался он. Хотя было видно, что расписывание перспектив возможного рабства его сильно задело. - Счастьевцы действительно просили нас о помощи. - Он постарался вывести разговор в обычное русло политических дебатов. - Они просили союза с нами для того, чтобы защитить себя от нападок Земного Содружества.

Датч пожал плечами.

- Вам со стороны должно быть виднее, что происходит между Блоком и Землей. Они очень громко кричат о том, что будут бороться за свою независимость. Но разве Земля не признает независимость их планеты? Разве флот Содружества оккупирует Гамму-249? Напротив, это счастьевское правительство спонсировало и всячески открыто поддерживало боевиков, свергнувших законную власть на Маиси. Это счастьевцы платят вегам, чтобы те нападали на земные колонии. Наверняка вы сами можете продолжить список того, что исходит от Полярного Блока.

Табо-Нач встал, но на этот раз отошел к защищенному пыленепроницаемой мембраной окну. Некоторое время он стоял и думал. Этот землянин был убедителен. А главное, он не говорил ничего такого, что не мог подтвердить сам Табо-Нач. Счастьевцы тоже красиво говорили. Даже очень красиво. Их послы умели заставить себя слушать еще и потому, что кади любят, когда говорят красиво. А еще счастьевцы жаловались и просили помощи. И благородные кади готовы были им помочь. Может, это было неверным решением - поддаться на их уговоры? А этот Дагвард защищает свою родину. И он сказал, что участвовал в военном конфликте Кади против Эльдории.

- Ты говоришь, что участвовал в войне за наши колонии? - Табо-Нач обернулся. За всем сказанным он не сразу отметил этот факт.

Датч кивнул.

- Я - капитан транспортника. Мы перевозили ваших беженцев из опасных районов.

Табо-Нач подошел к нему.

- Мне жаль, что я не знал этого раньше. Народ Кади ценит тех, кто был их друзьями в трудную минуту. Пожалуй, я изменю свой взгляд. Гамма-249 не так уж необходима моей планете, чтобы во что бы то ни стало стремиться к союзу с ней. Считай, что ты меня переубедил.

Датч не переставал удивляться кадийской логике. Вот и сейчас решение Табо-Нача было для него совершенно неожиданным. Если бы на месте кадийского советника был землянин, Датч решил бы, что он лукавит, не хочет продолжать спор. Но кади отличались фанатической верностью своему слову. Если только Табо-Нач скажет сейчас, что дает слово...

- Я даю слово, что перейду на сторону Земли и смогу убедить в этом своих сторонников.

Датч поклонился кади. На данный момент это было все, чем он смог поблагодарить его.

- Но Гван-Ло будет убит, - тут же добавил советник. - Это наши с ним личные дела.

Датч мысленно схватился за голову. Это было уже слишком.

- Зачем это вам? - только и мог проговорить он.

- Какая тебе разница? - тут же ответил советник. - Ты добился своего. Теперь даже если Гван-Ло будет убит, ничего не изменится.

- Как же вы любите убивать друг друга! - не выдержал Датч.

Табо-Нач не успел ему ответить. В дверь постучали и вошел пожилой кади. То, что он был пожилой, не оставляло сомнений. Его лицо было светлым и сморщенным. И он опирался на палку.

- Извини, что помешал, - с порога обратился он к Табо-Начу.

- Дедушка? - Табо-Нач вежливо поклонился, прижав кулаки к груди.

Но старый кади шагнул к Датчу.

- Дагвард! Я услышал твое имя и поспешил сюда. Как я рад тебя видеть!

Несмотря на явный старческий возраст, кади оставался достаточно мощным, чтобы быть примерно одной комплекции с капитаном Дагвардом. Датч с улыбкой обнял старика, горячо ответившего ему тем же жестом. Советнику осталось только удивленно взирать на то, что происходит.

- Я тоже очень рад, Табо-Рашан, - искренне признался Датч, чуть отстраняясь и оглядывая старого кади.

- Считаешь, что я постарел? - тут же спросил тот.

- Нет. Таким я тебя и помню.

Датч подумал, что решение проблемы было ближе, чем они представляли. Он просто запутался в кадийских родственных связях и именах и не смог догадаться, что Табо-Нач может оказаться родственником одного из его товарищей по Стамтону, Табо-Рашана.

- Что тут у вас произошло? - спросил между тем старый Табо-Рашан и, в пояснение своего вопроса, коснулся кровоподтека на скуле Дагварда. Впрочем, в ответе он явно не нуждался. - Вместе с этим землянином мы отвоевали свою свободу на Стамтонском руднике и смогли вернуться домой. Надеюсь, это достаточный повод, чтобы оказать ему всяческое содействие, а не выяснять отношения.

Уже через четверть часа они сидели в доме советника и отмечали неожиданную встречу.

***

С самого начала братьев беспокоило то, что кадийка по имени На-Ла, "проданная" в эльдорианском порту им "за бутылку" вынуждена скитаться с ними по космосу, не имея ни дома, ни семьи... Может быть она тоскует по родине и вообще... может у неё детство было тяжёлым... На-Ла никогда об этом сама не говорила, но это не мешало то одному, то другому об этом думать. Датчу уже рисовалось в воображении картины, как они "отпускают её на свободу", т.е. отвезут на Кади, где им предстоит трогательное прощание со скупыми слезами самопожертвования и благодарности.

Теперь, на Кади Датч ушёл разбираться с заказанными вельможами, а Реку оставил "что полегче" - в его отсутствие поговорить с На-Лой. На самом деле, в глубине души он вовсе не считал этот разговор чем-то "полегче". И был прав.

Рек начал издалека, и принялся расписывать красоты планеты Кади.

На-Ла его не поняла. И отрываться от компьютера не захотела.

Тогда Рек заговорил о её родственниках, которых он, вроде как, разыскал.

На-Ла помрачнела. Нахмурившись, она уже нарочито не отрывалась от компьютера. Демонстративно показывала, что то, что говорит Рек, её вовсе не интересует.

- Да послушай же! - Рек взял её за руку и повернул к себе.

На-Ла мгновенно вывернувшись, вцепилась в руку Река зубами. Маленькими и очень острыми!

Рек вскрикнул от неожиданности и отдёрнул руку. На-Ла моментально отскочила от него и забежала за кресло так, чтобы Рек не смог её сразу схватить. С её потемневшей от гнева мордочки сверкали злющие глазёнки. Похоже, она решила, что Рек схватил её за руку, чтобы сейчас же поволочь к родственникам, запереть на этой пыльной планете, а самому со своим братцем смотаться в космос без неё! На-Ла схватилась в спинку кресла и приготовилась драться до последнего за своё место на корабле.

Рек только головой покачал. Продолжать разговор на эту тему ему показалось крайне нерентабельным.

***

- Я прекрасно помню те чёрные дни! Ты стал нашим вдохновителем! - говорил Табо-Рашан Датчу Дагварду после очередной кружки пряного кадийского напитка. - И не скромничай. Скромность пристала юноше, а не взрослому мужу, за плечами которого много славных деяний.

- Нет, Табо-Рашан. Ты совершил большее, когда был примером стойкости для остальных, - уже в третий раз ответил старому кади Датч.

- Это - не одно и то же, - Кади покачал пятнистой головой. - Если бы не ты, я не дожил бы до встречи с семьей.

- А если бы не ты - мне было бы очень трудно объединить кади тогда.

- Это твой героизм объединил нас! Ничто так не воздействует на умы, как доблестный пример!

Датч перестал сопротивляться восхвалению своей персоны. Все равно в благодарности кади не переспоришь. Или это будет продолжаться до бесконечности. Они сидели в гостиной большого дома советника Табо-Нача. Гостиная была на столько же просторная, на сколько кабинет в министерстве был маленький. Здесь без труда помещалась многочисленная семья Табо, их домашний мастак (тварь вроде варана) и куча домашних растений (которым по плану Лорена-Мара Ассоциация должна была свернуть головы). И все (кроме растений) внимали взаимным перечислениям заслуг главы рода Табо и землянина Датча Дагварда. Даже мастак направил свои красные глаза-бусины на говоривших. Хотя возможно, он просто следил за незнакомым человеком.

Молодежь таращилась на землянина с еще большим интересом, чем мастак. Советник Табо-Нач думал, что если бы он слышал от деда словосочетание "Датч Дагвард", он бы насторожился, когда утром ему доложили о приходе капитана. Но почему-то Табо-Нач не помнил, чтобы дед называл при нем это имя. Возможно, за всеми своими политическими делами и дрязгами у него последние года два не было времени поговорить с дедом. А жаль! Остальные члены семьи, судя по реакции, рассказы о Стамтоне слышали не раз. Табо-Нач решил, что должен стыдиться своей неосведомленности. Вот прямо сейчас и начнет стыдиться и запомнит хорошенько все, что слышит.

По кадийским меркам Дагвард казался очень скромным. То и дело закрывался пакетиком со льдом, прижимая его к разбитой скуле. Кади на его месте более спокойно принимал бы похвалы. Под конец старейший Табо выгнал всех из гостиной, заявив, что они уже достаточно близко познакомились с капитаном Дагвардом.

- Когда ты заставил нас всех есть многоножек, ты так не скромничал, - весело напомнил старик Табо-Рашан.

Датч опустил руку с пакетиком.

- Тогда никто из вас не утверждал, что я - герой, каких в свете дня не сыщешь, - оправдался он.

- Да, - согласился старик. - Иногда мы были несправедливы и требовали невозможного. Терпение - не главная добродетель нашего народа.

Они осушили очередной кувшин Кадийского напитка - и старик ненадолго покинул гостиную.

Табо-Нач в раздумье смотрел на капитана Дагварда. Датч ломал голову и никак не мог догадаться что на уме у Табо-Нача. По выражению его лица трудно было понять, в каком он настроении. Может, все еще злится за вмешательство всяких там землян в свои дела. А может, наоборот чувствует себя неловко из-за того, что стукнул человека, которого так ценит его родной дед. Советник разрешил его сомнения:

- Сегодня мне открылось много нового, - сказал он наконец. - Я сожалею о том, что не потрудился вписать имя такого большого друга моего народа и моей семьи в глубины своей памяти.

- У вас очень достойный и выдающийся дедушка, - тут же поспешил заверить его Датч, надеясь, что его скромную персону оставят наконец в покое. - Это большая честь для меня - быть другом столь замечательного кади.

Табо-Нач серьезно поклонился. Потом подумал - и вообще встал.

- Я никогда не забуду того, что узнал сегодня. - Пообещал он. А потом добавил, прижав руку к мощной груди: - Только ради такого человека, как ты - я сниму вознаграждение, если Гван-Ло согласится подать в отставку.

***

Мрачная На-Ла тащилась за Реком, демонстративно волоча ноги по пыли. После его клятвенных заверений даже не заговаривать больше о родственниках, она согласилась пойти "подышать воздухом" в окрестностях космопорта.

Ветер гнал песчаную поземку по красно-бурой, покрытой пятнами темного мха дороге, между похожих на древние руины домов. На-Ла остановилась, присела на корточки и потрогала мох. Жесткий, колючий. Будто не растение трогаешь, а развороченный механизм, из которого торчат куски проводов и детали крепежа. Кожу кадийца может, и не сильно поцарапает, а вот землянин точно обдерется до крови, если споткнется и налетит на это.

Как можно жить на такой планете?

Дальше крупных городов с их космопортами На-Ла никогда на Кади не заглядывала. Может, здесь и есть обычная трава, лес, как на Эльдории или на Земле. Ей не хотелось проверять.

- Я хочу, чтобы Датч поскорее справился с этим делом, - заключила На-Ла мрачно.

- Я тоже, - отозвался Рек. И тут пикнул передатчик. - Слышу. Что у тебя?

- Мне нужно, чтобы вы кое-что сделали, - сказал голос Датча.

На-Ла оставила мох в покое и подошла.

- Мне здесь надоело! - громко объявила она, чтобы Датч ее услышал.

- Возвращайтесь на корабль. Пусть На-Ла подключится к общей сети. Я свяжусь с вами и скажу, что надо.

***

Первоначально на реализацию своей идеи Табо-Нач решил отдать почти всё принадлежащее ему состояние. Он был достаточно максималистической личностью и не боялся играть по крупному. Но теперь его планы радикально поменялись. И он пообещал отозвать оставшуюся часть денег (задаток Ассоциация уже забрала). Табо-Нач не только смирился со своим новым решением, но и успел сродниться с той мыслью, что его состояние, хотя и с некоторым ущербом, вернётся домой. Вот только нанятая им организация не захотела родниться со столь существенной финансовой переменой.

Ассоциация наемных убийц, разумеется, не была официальным объединением. Поэтому все ее услуги оформлялись как "совместное вложение капитала". Задаток вносился на счет некой организации, чего-то вроде ЗАО. Остальная, большая часть, вкладывалась в электронную ячейку и блокировалась двух частным кодом: первую часть кода знал только клиент, вторую - только представитель Ассоциации. По окончании "работы" клиент называл представителю свою часть кода - и оставшиеся деньги переводились на счет пресловутого ЗАО.

В практике Ассоциации бывало, когда заказчик передумывал и отзывал деньги до того, как нанятые агенты успевали что-то сделать. Задаток, разумеется, не возвращался. Обычно никто не возражал, это было даже выгодно: наемники еще ничем не рисковали и вообще ничего не делали, а некоторая (и довольно крупная) сумма была уже получена. Возможно Ассоциация была бы и не против, чтобы её клиенты сначала заказывали, а потом передумывали, а наемники сидели бы ничего не делая и ничем не рискуя и только собирали бы задатки.

Однако ситуация с Табо-Начем была совсем иной. Наемники уже дважды устраивали покушение на министра Гван-Ло. И оба эти покушения были предотвращены. Со стороны пресловутой Ассоциации имелись потери: один её член - чрезвычайно тяжело ранен, другой - задержан и находился в данный момент в тюрьме. Агент-посредник наемников объяснил Табо-Начу, что руководство отказывается сообщать свою часть кода потому, что уже два их агента пострадали, пытаясь выполнить заказ советника. Если бы никто не пострадал, тогда другое дело. Никто бы не возражал. Но теперь Ассоциация желала довести дело до конца и получить всю сумму.

Табо-Нач обещал, что заняв пост министра он обеспечит пенсион одному и возмещение морального ущерба другому. Но наемники решили, что деньги уже лежащие на счету лучше, чем устные обещания будущего министра.

Оказалось, что убедить выйти в отставку министра Гван-Ло гораздо легче, чем снять вознаграждение за его голову. Датч сгоряча решил, что это последний раз, когда он связывается с кадийцами. Убеждать теперь еще и наемников в том, что они не правы, у него уже не было сил. Поэтому он поступил проще: связался с кораблем и попросил На-Лу разблокировать счет. Что та и сделала, потратив минут тридцать на нехитрый, по ее мнению, пароль.

- Можете забрать свои деньги, - сказал Датч советнику передавая ему код доступа.

Табо-Нач поспешил вернуть свое состояние, ничуть не смутившись столь откровенным и неприкрытым взломом. По его мнению противоправное действие в данном случае было не самым худшим. Но, как искушенный политик, он уже придумал, что должен делать дальше, чтобы обезопасить себя от вполне вероятной мести разгневанных наемников.

- Они могут убить меня, чтобы показать остальным, что подобные действия с их организацией недопустимы, - достаточно хладнокровно объяснил он.

Датчу после такого объяснения особенно остро захотелось поскорее попасть на корабль и покинуть Кади. Конечно, о последствиях нужно было подумать тогда, когда он передавал советнику раздобытый На-Лой код. К тому же, пообещав снять вознаграждение, Табо-Нач взял на себя заботу о том, чтобы разобраться с Ассоциацией. Дагварду нужно было остановиться на этом и не вмешиваться. Но он предпочел поторопить события, потому что время шло и министра Гван-Ло по прежнему могли убить.

Теперь министру нечего бояться, зато под удар подставился советник Табо-Нач.

Но сам советник в уныние впадать не торопился.

- Присядь вон туда, на диван, чтобы тебя не было видно, - сказал он, направляясь к видеофону. - Мне необходимо как можно быстрее довести это дело до конца.

Агент-посредник, казалось, только и ждал его звонка.

- Я только что узнал о вашем вопиющем действии, - заявил он Табо-Начу. - Мое руководство не может допустить, чтобы с ними так обращались.

- Именно поэтому я и связался с вами, - спокойно ответил советник. - Вы готовы меня выслушать? Хорошо. Для меня было делом чести не допустить убийства после того, как я примирился со своим бывшим врагом. Вы должны понимать, что дело чести выше опасений за свою жизнь. Однако, я прекрасно понимаю, что поступил некорректно по отношению к Ассоциации и готов выплатить соответствующую компенсацию.

Некоторое время агент-посредник обдумывал свой ответ. Советник терпеливо ждал. Датч подумал, что скорее всего они согласятся. Если бы не собирались соглашаться, уже прервали бы связь.

- Я обсужу создавшееся положение с руководством и сообщу вам условия, с которыми Ассоциация отступится от этого дела, - сказал наконец агент. - Через десять минут, - добавил он и отключился.

- Предвижу заранее, что они потребуют, - пояснил Табо-Нач, отходя от видеофона. - То самое, что я предлагал им до того, как забрал свои деньги. Они захотят, чтобы я способствовал в освобождении того исполнителя, который был арестован и выплатил компенсацию другому, который был ранен. Скорее всего, даже захотят, чтобы компенсацию получили оба.

- Мне очень жаль, - начал было Датч, но советник его остановил.

- Не беспокойтесь. Компенсация - это не все состояние. К тому же, заняв пост министра, я смогу поправить свои дела.

Датч вернулся на корабль поздно вечером. Первым делом сбросил с себя пыльный китель и ушел принимать душ. Убедившись, что капитан жив и здоров, На-Ла тут же воткнулась в свой компьютер. Его возвращение означало, что скоро они улетят отсюда. А это на данный момент было пределом мечтаний На-Лы.

Рек пошел следом за братом.

- Как все прошло? - спросил он из-за двери.

Некоторое время Датч не отзывался, агрессивно смывая с себя пыль и пот, накопившиеся за день.

- Скажешь Златову, что он мой большой должник, - сказал он наконец.

- Так все получилось?

Вопрос был риторический. Датч еще некоторое время гремел и шуршал, наконец выключил воду.

- Утром мы улетаем, - распорядился он. - Куда ты задевал мое полотенце?

- Справа за дверью. Почему не сейчас?

- Потому, что я устал и хочу спать, - объявил Датч решительно.

- Мы с На-Лой могли бы сами...

- Ну уж нет! - Датч распахнул дверь и вышел, полуодетый, на ходу вытирая волосы полотенцем. - Тащи ее из-за компьютера и ложитесь спать.

Тут только Рек заметил его "украшение", оставленное тяжелой рукой советника Табо-Нача.

- Ого! А это что такое?

- Повод вставить в счет для твоего Залтова дополнительный пункт!

Датч направился в свою каюту. Рек вздумал было пойти следом, но старший Дагвард был настроен слишком категорично.

- Тебе неясен приказ? Укладывай На-Лу и проверь заодно, хорошо ли закрыт шлюз. Спокойной ночи.

Рек постоял немного перед закрытой дверью, потом пожал печами и пошел исполнять указание.

Наутро Датч был в более ласковом настроении, особенно после того, как позавтракал и обнаружил, что на корабле наведен порядок, все вещи на местах, инструмент там, где ему положено и на полу ни единой соринки.

- Можете - когда захотите! - буркнул он примирительно, размещаясь в своем кресле первого пилота.

На-Ла влетела в кокпит и прыгнула на свое место навигатора. Она явно старалась угодить капитану, потому что вырядилась в джинсы и оранжевый свитер. Этот наряд ей купил Датч.

- Так мы летим? - живо спросила она.

- Летим, - улыбнулся старший Дагвард. - Что нам еще остается?..