Литература и жизнь        
Поиск по сайту
Пользовательского поиска
На Главную
Современная публицистика
Роман "Созвездие Близнецов"
Зарисовки прошлого и настоящего
Библиотека
История Европы и Америки XIX-XX вв
Как мы делали этот сайт
Форум и Гостевая
Полезные ссылки

НазадСодержаниеВперёд

Глава 9. Снежный ком готов развалиться

Получив сигнал Река об отступлении, группа Датча очень быстро и почти без препятствий вернулась на корабль Ха-Лан тем же путем, которым ушла. Реку с его людьми пришлось поплутать. Криками вырвавшегося из-под охраны арестанта заинтересовалось слишком много народу. Именно поэтому сопровождавший Ха-Лан лейтенант имел честь лицезреть их спешное бегство, вслед за которым наконец объявили общую тревогу.

Ушли без потерь. Но и без результата. Теперь вся группа старшего лейтенанта Мадина перешла на "Медузу", сидела в кают-компании и помалкивала. Датч с На-Лой вели корабль. Рек, успевший переодеться из ненавистного ему облегающего комбинезона в свой "приличный" костюм, сидел за столом, помечая на распечатанном плане "Победителя" (примерном, конечно) отсеки, которые они успели осмотреть. Этим занятием он маскировал свое уныние. Остальным маскироваться было нечем, поэтому они унывали открыто.

- Вы же сами искали способы вынудить "Победителя" пристать к какой-нибудь станции, - не выдержала наконец общего упадничества белобрысая Хелен. - Вот теперь он пристал к "Фениксу-4".

Ксанка не только унывала, но и злилась: ей было обидно, что их с Хелен не взяли в диверсионную группу. В глубине души она даже считала, что будь она там - возможно, все бы получилось!

Рек встал, взял кружку и вышел в коридор. Несколько человек сорвалось вслед за ним. Сейчас всем очень хотелось, чтобы этот странный человек, который знал и умел так много, выдал бы новый гениальный план.

- В конце концов, вы же говорили в самом начале, что надо заставить флагман состыковаться со станцией, - повторил за Хелен Пабло.

Рек сдвинул небольшую панель в стене. За ней оказался обыкновенный кран. Дагвард подставил кружку и налил себе кипятка.

- Это что? - удивился Пабло.

- Да так, местное изобретение, - машинально ответил Рек. - Вывели трубу охлаждения гипердвигателя. Удобно: вода проходит через двигательный отсек, а на выходе получается кипяток.

- А радиация?.. - не разобравшись, переспросил Пабло.

Рек философски отхлебнул из кружки.

- Да мы привыкли, - бросил он и пошел обратно в кают-компанию.

Ксанка фыркнула. Не может этот тип без шуточек. Что у него на уме? Поскольку до большинства еще не дошло, она с досадой пояснила:

- Ну где вы видели водяное охлаждение гипердвигателя?!

Теперь дошло. За панелью был всего-навсего обыкновенный титан. Космоспецназовцы потянулись вслед за инструктором обратно в кают-компанию.

Фантастическое устройство водяного "Титана" на основе охлаждения гипердвигателя было стандартной шуткой на "Медузе". Некоторые на нее попадались. Рек ответил на вопрос "это что?" по привычке. Голова его была занята совсем другим. Хелен была абсолютно права: они хотели, чтобы крейсер пристал к станции - и они это получили. Пусть даже таким вот сложным путем. Значит, надо действовать дальше. Железный Март наверняка будет их ждать. Но и они не дураки. Нет, конечно он понимает, что они не дураки и знают, что он их будет ждать. Но с другой стороны, они тоже понимают, что он понимает, что они не дураки и знают, что он будет их ждать... Рек решил не развивать любопытную мысль дальше. Вместо этого он с пол дороги повернул в кокпит. Очень вовремя. Как раз, когда он входил, на связь с "Медузой" вышла Ха-Лан.

- Тот ремонтный бот, который они вызвали, сейчас совсем недалеко от меня, - сообщила она.

- Хорошо, - ответил Датч. - Мы подойдем ближе и попробуем заглушить его волну, чтобы не смог ни с кем связаться.

- Я начну по вашему сигналу.

- Постарайся его не повреждать, - попросил Датч.

Одна из лучших кадийских пилотов презрительно фыркнула.

- За кого ты меня принимаешь?

- За первого аса в галактике, конечно, - ответил за брата Рек.

***

Ремонтный бот, передав все свои идентификационные коды, получил разрешение пристыковаться к транзитной станции "Феникс-4" рядом с "Победителем". Рабочие принялись выгружать свое оборудование, а их командир отправился на доклад к Железному Марту.

- Командир третьей бригады Молт Роз, - представился он. - Мы прибыли в ваше распоряжение и готовы приступить к работе.

Железный Март окинул взглядом высокого русого парня в сером комбинезоне и в очередной раз решил, что ученые "Счастья Человечества" не зря просиживают штаны, решая вопрос о наследственности и исправляя генетические аномалии, приобретенные человечеством на Земле. Ему было с чем сравнивать. Он всего четверть часа назад разговаривал с начальником станции: обрюзгшим типом с нездоровой кожей и искусственными зубами. Простой техник с Гаммы-249 выглядел образцом гармоничного и здорового развития на фоне этого земного убожества.

- Приступайте к ремонту, - позволил Железный Март. - Начните с диагностики. Некоторые из кабелей вышли из строя из-за высокой температуры.

Чем быстрее залатают дыру, тем быстрее можно будет убраться на Гамму-249, где крейсеру придется пройти капитальный ремонт.

Командир ремонтников щёлкнул каблуками и отправился к своим людям. Железный Март посмотрел ему вслед и подозвал одного из своих лейтенантов.

- Присматривайте за ними, - приказал он.

Очень не хотелось, чтобы подчиненные сочли тебя параноиком, но в душе Железный Март не мог быть спокоен. Где-то рядом, прямо на этой станции, могли бродить диверсанты. Наверняка бродили. Хорошо еще, что свои прибыли очень быстро. Ремонтный бот, разумеется, проверили. Но он предъявил все пароли и его командир производил впечатление вполне благонадежного. Жаль только, что невозможно знать всех ремонтников в лицо. Мобильные бригады техобслуживания были многочисленны и кроме того работали короткими недельными сменами. А тут еще за своими глаз да глаз нужен. Не то, чтобы экипаж флагманского корабля был неблагонадежным. Все прошли тщательную идеологическую подготовку. Но по мнению Железного Марта солдаты "Счастья Человечества" были слишком невинны перед внешним миром, в котором царит распущенность и разврат. Они поддаются дешевым соблазнам потому, что подготовка в этой области у них чисто теоретическая.

- Установите строжайший контроль за тем, чтобы экипаж не болтался по станции! - приказал Железный Март своим помощникам.

***

- Можете соблазнить мужчину?

Вопрос инструктора застал-таки врасплох. Девицы решили, что это очередное издевательство и Хелен небрежно переспросила:

- Вас, что ли?

- Я серьезно, - пояснил Рек. - Можете сделать так, чтобы мужчина за вами пошел?

Девицы обиделись. То ли того, что в них предполагают подобное легкомыслие, то ли того, что сомневаются в их женском обаянии. Рек потер затылок и поднял воротник плаща. Заодно обдумал, как поконкретнее объяснить свою мысль и кому из двух представительниц прекрасного пола в космоспецназе лучше подойдет роль соблазнительницы.

- В общем, так, - начал он...

***

Контроль контролем, но офицеры флагмана, которые и должны были осуществлять этот контроль, далеко не всегда придерживались мнения, что правила существуют для всех. Ремонт мог затянуться на несколько дней, может, даже на неделю. Упускать возможность хоть немного расслабиться не хотелось. Конечно, лучше было бы сойти на какую-нибудь планетку в нейтральном секторе. Там и выбор пошире и чувствуешь себя спокойнее. Но за неимением лучшего и станция хороша.

Лейтенант Эрг Терт вошел в полупустой бар и огляделся. Час для посещения подобных заведений был еще ранний, но оно и к лучшему. Меньше свидетелей. Несколько человек завтракали за столиками. У стойки бара, на высоком стуле сидела длинная ледащая девица. Одна. Красные шортики (или мини-юбка - он не разобрал) открывают ноги от туфель и до того места, после которого уже начинается спина. Белобрысые волосы коротко сострижены. Конечно, девица не ахти, слишком тощая, вроде спортсменок, которым ни груди ни задницы по определению не полагается. Но выбирать не было времени. Поэтому лейтенант Эрг Терт не спеша подошел и взгромоздился на соседний стул.

- Купить тебе выпить?

Девица окинула его ленивым взглядом. Для таких, как она, время еще не настало. Кроме того, лейтенант оказался счастьевцем. Девица презрительно хмыкнула.

- Хочешь сказать, что вам стали выдавать карманные деньги?

Она равнодушно отвернулась, всем своим видом показывая, что ничуть не верит в положительный ответ. Лейтенант обиделся и полез в карман.

- Эй, бармен! Налей нам. Знаешь, крошка, на хорошенькую зверушку вроде тебя у меня денег хватит.

Девица покосилась уже более заинтересованно.

- Соскучился? - уточнила она. - Ну ладно, угощай. Только не сильно торопись. А то на сладкое денег не останется.

Минут через пять лейтенант с девицей под ручку направился ко входу во внутренние помещения заведения, хваля родителей за то, что наградили его достаточно высоким ростом. Местная красотка оказалась не только тощей, но и длинной, как оглобля.

Рек отодвинул тарелку, встал из-за стола и не спеша направился следом за парочкой. Бармен сделал вид, что не заметил, что еще один рослый молодец живо присоединился к нему уже у двери. Он только подсчитал, на сколько больше, чем обычно, заработал за сегодняшнее утро. А что до счастьевских служак, так это их проблема, если они так легко попадаются на дешевых проститутках.

***

Датч вышел на крытый причал, делая вид, что осматривает наружные повреждения. Для того, чтобы с флагмана не засекли их переговоры, лучше было оказаться вне корабля. Поэтому, едва получив долгожданный сигнал, старший Дагвард нашел повод выйти наружу, внимательно слушал доклад брата и (тоже для виду) отдавал указания своим "ремонтникам", которые старательно копались с большим и громоздким подъемником.

Подъемники, предназначенные для наружного ремонта огромных крейсеров, запихивались в ремонтный бот только по частям. И, разумеется, не были абсолютно идентичными тем, которыми пользовались в космофлоте Земли. Но принцип сборки не мог сильно отличаться, к тому же команда Пабло успела ознакомиться с этим принципом. Поэтому сейчас космоспецназовцы, одетые счастьевскими ремонтниками, методично и без спешки таскали из грузового отсека ремонтного бота части этих самых подъемников и с педантичной скрупулезностью соединяли воедино части корпусов и механизмов. Они работали так тщательно, словно от этого зависела безопасность минимум всей вселенной. Короче говоря, тянули время.

Датч внимательно выслушал быстрые указания своего брата, прикрывая обычным переговорным устройством, какими пользовались счастьевцы, крошечный дополнительный наушник. Пока все шло хорошо. Реку удалось (сейчас неважно, каким именно способом) выведать у легкомысленного лейтенанта, где конкретно нужно искать семью Динко. Осталось найти повод пройти в нужный отсек корабля и вывести оттуда заложников. Прихватив в помощники бритоголового крепыша Базиля, Датч поднялся на борт "Победителя", нагрузив на космоспецназовца страшно дорогостоящий и страшно громоздкий сканнер в защитном футляре.

- Где-то еще закоротило кабель, - пояснил он приставленному к ним солдату. - От высокой температуры с этой стороны все сплавилось, а система продолжала работать. Поэтому надо искать, где пробило высокое напряжение.

Нельзя сказать, что солдат что-то понял, кроме того, что этот командир ремонтников лучше знает свое ремонтное дело, чем он, охранник. Солдат дисциплинированно пошел следом. А что ему оставалось?

***

Настоящему военному командиру помимо трезвой головы, умения отдавать нужные приказы и разбираться в подчиненных, необходимо быть немного параноиком. Война сама по себе подразумевает, что противник может выкинуть все, что угодно и пойти на любые уловки, чтобы добиться своего. Лучшее средство от неожиданных сюрпризов - по возможности перепроверять всю, даже самую достоверную информацию и ожидать нападения двадцать четыре часа в сутки.

Железный Март был хорошим командиром. Поэтому ему не давали покоя мысли о возможной новой попытке освобождения заложников. Он и так был сильно озабочен тем, что придется отчитываться за поврежденный крейсер и объяснять высшему руководству, как его, опытного военного, могла обвести вокруг пальца одна кадийская выскочка. Чтобы объяснения удовлетворили, лучше всего довести операцию с Динко до победного конца и предоставить результат. Может, тогда и объяснять ничего не придется.

Раз диверсанты сделали одну попытку, они постараются сделать и другую. Однако, пока ничего не происходило и никто не пытался вновь проникнуть на "Победитель". С момента стыковки со станцией прошло совсем немного времени. Теоретически можно было предположить, что самое интересное произойдет завтра, или через пару дней. Диверсанты захотят подождать, когда команда расслабится и потеряет бдительность... Но станут ли они долго ждать? Железный Март полагал, что нет. Даже если предположить, что враги смогли прослушать его переговоры со своими и убедились, что он всего лишь вызвал ремонтный бот, а не еще один патрульный крейсер, они не станут медлить. У них просто нет лишнего времени. И наверняка предусмотрена заранее еще хоть одна попытка. Тем более, что можно было предположить: если "Победитель" получит повреждения, он скорее всего вынужден будет пристать именно к ближайшей станции. А ближайшая - "Феникс-4".

До окончания срока, отведенного Джону Динко, осталось каких-то три дня. Сидеть и просто ждать, что произойдет, Железный Март не хотел. Обыскивать станцию было бессмысленным. Никто толком не запомнил диверсантов и не сможет их опознать. Да и лишних осложнений с местной администрацией не избежать. Как хороший военачальник, Железный Март думал и о лице своей родины, которое он представляет в этом враждебном мире. Да, враждебном. Солдат "Счастья Человечества" не спешили принимать с распростертыми объятиями. Прогнивший насквозь старый капиталистический мир не принимал идей молодой и сильной планеты, несущей настоящее Счастье человечеству!

Пока еще приходится мириться с этим. Время для решительных действий не настало. Поэтому надо не отпугивать заранее всех, кто попадется на их пути. Их солдат вне своей планеты должен быть образцом сдержанности, воспитанности и вежливости. На своем же корабле Железный Март и так принял все меры предосторожности от нового проникновения врагов. Что дальше?

Так и не решив, что конкретно еще добавить к своим мерам, Железный Март приказал адъютанту:

- Запросите у Центра досье на Молта Роза. Он командует ремонтным ботом номер 24-0-34. - помощник вождя подумал немного и добавил: - И передайте, что мне нужна хороший голографический портрет.

Это было предчувствие, которое редко подводило Железного Марта. Поэтому он поддался. Если с ремонтником все в порядке, можно будет списать излишнюю подозрительность на усталость и напряжение последних нескольких суток.

***

- Это что? - Офицер внутренней безопасности ткнул пальцем в черный ящик, который Базиль только что сгрузил с плеча.

- SX984FH, - без запинки выдал Датч.

- А зачем вы его сюда принесли? - Офицер был молодой и постеснялся переспросить, что это означает: не захотел глупо выглядеть.

- Где-то произошло замыкание кабеля высокого напряжения, - как можно более охотно начал Датч, все видом показывая, что он рад прочитать длинную лекцию на тему своего чудо-прибора. Он откинул крышку и продемонстрировал нечто, сплошь покрытое электронными шкалами и сенсорными датчиками. - SX984FH - очень новый и очень дорогой сканнер. Где мне только ни пришлось расписаться, прежде чем его получить. - Вовремя вспомнился Пабло, который трясся над вверенным ему парализатором и не выпускал его из рук. - Я работаю с ним исключительно сам. Это ведь еще и новейшая модель. Пиксар-11. Глубина сканирования до десяти метров. Разрешающая способность - 38 мегов. Сейчас мы найдем распределительный узел, установим сканнер на максимальный режим и...

- Достаточно. Я понял, - поспешил офицер. Он встречал в своей жизни людей, увлеченных сложными новшествами и решил, что беседа будет скучной. - Делайте свое дело.

Датч с видом оскорбленного профессионала, которого не стали дослушивать, захлопнул крышку, помог Базилю взгромоздить ящик на плечо и они двинулись дальше.

Хуже всего, что им приходилось идти по довольно оживленным коридорам. Вычислять сложный обходной маневр было некогда, да и заблудиться можно. Реку удалось выведать путь прямой и самый простой для короткого объяснения по связи. Ладно, когда к "ремонтникам" цеплялись офицеры. Эти не снисходили до расспросов "как там дома" и тому подобного, а лишь интересовались, куда они идут и зачем. Зато рядовые, если рядом не оказывалось офицеров, так и норовили перекинуться "парой слов". Один раз даже предложили помочь нести ящик. Вежливо, дружески, но совершенно некстати. Датч старался придать лицу как можно более деловое и серьезное выражение, но для рядовых, которые мотались в космосе уже несколько месяцев, этого было недостаточным, чтобы отпугнуть. Не иначе, как они приходили к выводу, что серьезное выражение может быть предназначено для старшего командного состава, а вовсе не для них, таких же трудяг.

Охранник молча шел следом, не вмешиваясь и не пытаясь помочь или поговорить. Это Датчу тоже не нравилось. Как раз в сопровождающем он хотел бы видеть больше любопытства и меньше серьезности. Парень слишком хорошо исполняет свои обязанности, не отвлекается и смотрит в оба. Молодец, конечно, хороший солдат, но от этого не легче. Пока Датч решал проблему, как отделаться от охранника, они почти дошли до конечной цели своего рискованного путешествия по флагманскому кораблю. Надо было что-то очень быстро решать. Если на следующем повороте они пойдут налево, охранник наверняка заинтересуется, что они забыли в арестантском отсеке. Датч замедлил шаг и сделал вид, что прислушивается. Потом совсем остановился и сделал Базилю знак положить ящик со сканнером.

- Не нравится мне это звук, - пробормотал он негромко, но так, чтобы охранник его услышал.

Как на зло, из-за поворота вышло несколько солдат. Датч нетерпеливо помахал им рукой, чтобы проходили скорее.

- А что случилось? - спросил один.

- Пока не знаю, - честно ответил Датч, присаживаясь на корточки и разглядывая пол.

Было что-то настораживающее в замершей фигуре "ремонтника". Особенно в его напряженной сосредоточенности. И солдаты предпочли поскорее исчезнуть из коридора.

- Подойдите ко мне, - подозвал Датч охранника.

Базиль шагнул назад, намереваясь если что подстраховать командира. Но Датч неожиданно передумал и встал, так что охранник едва не налетел на него.

- Надо проверить, откуда этот звук, - сказал ему Датч. - В арестантском блоке сейчас есть люди?

- Не могу знать! - Отрапортовал охранник.

- Пойдем посмотрим. Если что - лучше эвакуировать всех из этой части. Останься тут и присмотри за сканнером, - кивнул Датч Базилю.

Охранник засомневался: следует ли оставлять позади себя этого крепыша с тяжеленным ящиком. Но Датч уже ушел вперед. Так что парню ничего другого не оставалось и он последовал за ним.

Дальше все вышло очень просто. Убедившись, что в коридоре перед арестантским отсеком никого нет, Датч полез осматривать и выслушивать пол. Охранник наконец и сам почувствовал некоторую тревогу, но не потому, что один ремонтник остался позади, а потому, что нечто в отсеке издавало звук (которого он, как ни прислушивался, определить не мог). И этот звук тревожил специалиста по ремонту настолько, что он готов был лазить на карачках по полу. Картина возможного прорыва силовых кабелей, расцвеченная взрывами и молниями, возникшая в воображении охранника, отвлекла его от основного занятия и Базиль получил возможность подкрасться сзади. Потом охранника связали и оттащили от прохода, чтобы не привлекал внимания.

Когда дверь открылась и в камеру заглянул Датч Дагвард, Марион уверилась в том, что чудеса еще бывают. Когда на нее и на старшую девочку - Клэр - напялили серые комбинезоны, а младшую по причине недостаточного для ремонтника роста запихнули в большой пластиковый футляр от сканнера, Марион решила, что чудеса иногда влекут за собой необычные события. А дальше стало еще необычнее, потому что футляр с умятой внутрь Пэт мужчины вскинули им с Клэр на плечи. Не совсем, конечно. Симпатичный парень, который был вместе с Датчем, подхватил футляр за один конец. Дорогостоящий сканнер заперли в опустевшей камере вместе с оглушенным охранником. А потом очень быстро двинулись в обратный путь.

Было страшно, потому что вокруг ходили солдаты флагмана. Но Марион привыкла доверять мужчинам вроде своего мужа или Дагвардов. И Клэр держалась очень храбро, пряча юное личико за черным корпусом футляра. На этот раз группа, уменьшившаяся на одного охранника и увеличившаяся на двух "ремонтников", двигалась так быстро и уверенно, что у них на пути никто не вставал. Эта часть плана была самой "скользкой", но космический корабль слишком сложно устроен, чтобы проследить, откуда взялись люди, которые в него не входили. Всегда можно было предположить, что они прошли другим коридором. А отслеживать каждого охранника тоже никто бы не стал.

Чудеса в очередной раз подтвердили то, что они случаются, когда маленькая группка спустилась по огромному пандусу и оказалась на привычных текстуратовых плитах, коими покрыты были все знакомые Марион причальные платформы. Тут же футляр с Пэт подхватили подошедшие люди в таких же серых комбинезонах, как и она.

Датч оглянулся, чтобы убедиться, что вся группа находится в данный момент вне крейсера. Один из космоспецназовцев кивнул: "все снаружи". Дагвард прикинул, сколько счастьевских солдат рассредоточено по причальной платформе и решил, что медлить не стоит. Все равно совершенно незаметно им не уйти. Он поднял руку. В ту же секунду лже-ремонтники побросали все, что делали и кинулись прочь от корабля.

***

Прямая связь обходилась дорого по причине больших энергозатрат, но Железный Март никогда не мелочился, если речь шла о безопасности. А предчувствие на этот раз его не обмануло. Голографическое изображение командира ремонтников Молта Роза могло показаться похожим на того, кто сейчас распоряжался ремонтом крейсера только человеку, у которого были большие проблемы со зрением. Первый помощник вождя повернулся к своему адъютанту.

- Задержите этих людей. Только без лишнего шума. Нельзя, чтобы они раньше времени почувствовали опасность.

Но его приказ чуточку опоздал.

***

Наученный примером Дагварда, Пабло, как командир своей группы, отступал последним. Он оглянулся: не отстал ли кто? Охранники, не понимая что происходит с ремонтной бригадой, что-то кричали друг другу, показывая на них руками. Тогда на Пабло сошло вдохновение.

- Спасайся, кто может! - завопил он во все горло. - Сейчас рванет!!!

Что конкретно рванет - он не уточнил.

Главнейшая особенность паники - отсутствие логики. Чем меньше логики - тем больше паники. И вообще, кто видел "логичную панику"?

Большинство солдат поддалось и кинулось прочь от корабля. Поднажали так, что почти на себе вынесли лже-ремонтников с посадочной площадки. Кто-то бросился в соседний док. Кого-то сбили с ног, споткнулись и попадали сверху. Да так и остались лежать, закрыв руками головы и ожидая взрыва...

Военный звездолет - техника такой мощности, что авария на ней может разнести пол станции. К примеру, если реактор взорвется. Да и в эпицентре маленького взрыва никто по доброй воле оказаться не хочет. Так что крики и паника распространялись уже без поддержки Пабло. Добавили неразберихи местные докеры. Один, не иначе как со страху, вскочил на погрузочную тележку и погнал через весь причал. Еще несколько докеров решило, что он знает, что делает - и бросилось наперерез, оря и пытаясь заскочить на ходу. Как раз из корабля выбегали те солдаты, которых отправили в погоню за ремонтниками. Тележка, груженая докерами, влетела в самую гущу. Солдаты стали хватать докеров, приняв их за подмогу, пришедшую к лже-ремонтникам. Докеры оказали стойкое сопротивление.

Выскочивший на крики офицер пытался привести солдат в чувство:

- Отставить! Немедленно задержать ремонтников!

Но его мало кто слушал. А кое-кто из тех, кто уже знал, что ремонтники - диверсанты, тут же решил, что те, отступая, подложили им бомбу.

Для того, чтобы добежать до ближайшего входа в помещения станции, даже с 10-летним ребенком в ящике, понадобилось секунд пятнадцать. Прекратить панику за пятнадцать секунд оказалось невозможно. Последний серый комбинезон нырнул в боковой проем, а по площадке все еще метались офицеры, докеры и солдаты. К чести военной дисциплины флагмана, уже через три минуты часть солдат вразумилась криками и тычками офицеров и погналась за беглецами.

Отступали маленькими группами. Станция "Феникс-4" была знакома братьям, поэтому маршруты на случай бегства оговорили заранее. Удобным было то, что как в старом городе, на станции была масса сквозных проходов, запасных дверей в соседние отсеки и тому подобного. Первой группе с Реком во главе нужно было пробежать какие-нибудь несколько десятков метров до укрытия, в котором планировалось оставить ремонтные комбинезоны и все лишнее, что могло послужить ориентиром преследовавшим их солдатам.

К сожалению, воспользоваться удобным во всех отношениях закоулком не удалось. Поперек дороги стояли несколько контейнеров. Рек не стал разбираться, какому умнику приспичило выгружаться именно в этот момент. Он свернул с дороги и повел группу к немного более удаленному и менее удобному запасному укрытию. К счастью, вторая группа, прикрывающая их отход, отвлекла погоню на себя и первой группе удалось-таки избавиться от ящика.

Пэт вывалили из футляра прямо в руки дяде Реку. Тот подбросил ее на плечо и побежал очень быстро. Девочке было не очень удобно, зато уже не так страшно, как в душном ящике. Она и сама могла бежать, но почему-то ее об этом никто не спросил. А рядом бежала мама. И еще какие-то незнакомые парни в серых комбинезонах. Патриция попыталась разглядеть сестру, но Клары не было видно. Клара обнаружилась, когда они забежали в какую-то дверь и дядя Рек ссадил девочку с плеча. Высокая, невесть откуда взявшаяся девица в красных трусах, помогала ей стаскивать великоватый комбинезон.

- Быстрее, - поторопил дядя Рек, а потом наклонился к Пэт. - Испугалась?

- Не-а!

- Врешь.

Девочка с готовностью кивнула.

- У меня синяк будет на животе, - пожаловалась она.

- Терпи. Дальше сама побежишь.

- А где папа и Джеки?

- Ждут нас всех. Не будем задерживаться.

Он протянул девочке руку - и Пэт уверенно в нее вцепилась.

- Готовы? Тогда вперед, - скомандовал Рек.

Датч с Пабло уходили последними. Уследить во множестве переходов за тем, не отстал ли кто из своих, было практически невозможно. Сперва не удавалось даже просто остановиться, чтобы скинуть серую ремонтную форму. Кончилось тем, что оба нырнули в мусорный контейнер. Солдаты "Счастья Человечества" пробежали вперед.

Троим космоспецназовцам крупно повезло. Они наткнулись на медленно ползущую вереницу автоматических тележек. Прячась за их высокими бортами, ребятам удалось дойти почти до причала, у которого их ждала "Медуза". Потом тележки свернули не туда, куда надо, но это было уже не важно. Вся троица скользнула вверх по пандусу и исчезла в надежном чреве корабля Дагвардов.

Еще двоим пришлось залезть внутрь огромного распределительного щита. И в волнении ожидать, что случится быстрее: преследователи заглянут в незакрытую на замок дверь - или их убьет током по причине неосторожного движения. Ни то, ни другое не случилось. Через несколько минут оказалось возможным вылезти и побежать дальше.

Каждая маленькая группа добиралась как могла. В этом было столько же минусов, сколько плюсов. Да, счастьевцам было сложнее искать людей, которые предпочли разбежаться как тараканы в разные стороны, а не отбиваться всем отрядом. Но в случае столкновения пробиться по два-три человека было бы непросто. Как всегда, на станции было много народу и далеко не все приходили в восторг от того, что вокруг них носятся вооруженные и весьма агрессивные солдаты Полярного Блока. Кое-кто из инопланетников весьма категорично огрызался и хватался за оружие. Одному офицеру пришлось растаскивать начинавшуюся потасовку, в результате чего он пропустил момент, когда парочка серых комбинезонов проскользнула в грузовой отсек.

Два высоких парня (один в джинсах и легкомысленной цветной рубахе, другой в пятнистых штанах и майке, сверкая наколками) не привлекали особого внимания солдат. Они шлялись по станции явно без дела, да еще наверняка были навеселе. Тот, что с наколками, размахивал бутылкой. Им было забавно на странных военных с лазерными ружьями, заглядывающих за каждый угол и под каждый контейнер.

Бутылку Пабло прихватил в мусорном баке для достоверности. Своя одежда до этого момента пряталась под серыми комбинезонами. Датч надеялся, что ни у кого из счастьевцев не окажется феноменальной памяти на лица, но все же оттаскивал Пабло в сторону каждый раз, когда солдаты проходили слишком близко. Выглядело это вполне естественно: один, более старший и трезвый, старается удержать другого, молодого и менее трезвого, от лишних конфликтов с вооруженными людьми.

Они нарочно тащились очень медленно. Если кто-то из своих отстанет и попадется - у них есть шанс заметить это и вовремя прийти на помощь.

Солдаты рыскали уже по всей станции. Кое-кто из их начальников надеялся, что лже-ремонтники вернутся к тому кораблю, на котором прилетели. Более трезвомыслящие понимали, что у диверсантов может быть и другой корабль. Вот только какой? К этому часу на внешних и внутренних причалах было не меньше полусотни кораблей.

Железный Март срочно связался с начальником станции "Феникс-4":

- Немедленно закройте все летные ангары! - Он не мог сказать: "на меня напали земляне", так как за этим последовал бы законный вопрос: "А вы что, воюете с Землей?". И неизвестно на чьей стороне окажется командование "Феникса-4". Поэтому Железный Март пояснил: - На меня напали пираты!

Это было не меньшей ошибкой. Начальник, тот самый, с фальшивыми зубами, напыжился и стал доказывать, что они - свободная станция и не подчиняются Полярному Блоку. Железный Март испугал его своей информацией и теперь начальник тихо надеялся, что все пираты, сколько бы их ни было, успеют покинуть "Феникс-4", пока счастьевцы не устроили здесь настоящую войну с применением оружия. Стрельбы и возможных взрывов местный начальник боялся больше, чем счастьевцев. А пиратов - больше, чем стрельбы. Хорошо этому Железному Марту: у него военный крейсер. А как быть маленькому начальнику станции, если эти самые пираты захотят вернуться и отомстить? Нет уж! Пусть лучше убираются!

Если бы начальник станции еще и знал, что перекрыв причальный отсек на "Победителе" счастьевцы вынудили одного из "пиратов" (Ха-Лан) прорываться с боем - он открыл бы все, что возможно, в том числе внутренние двери и окна своего кабинета. Так что правая рука вождя "Счаситя Человечества" напрасно старался: ни одного ангара на "Фениксе-4" не перекрыли.

***

- Наконец-то! - На-Ла выскочила к Датчу с Пабло на пандус "Медузы". - Я думала, вас уже арестовали. Все на корабле. Можно лететь.

- Хорошо. - Датч побежал за ней в кокпит.

Пользуясь тем, что ее никто не задерживал, "Медуза" поднялась на репульсорах и поползла на выход. Когда шаттл вырвался со станции в открытый космос, все вздохнули с облегчением. А Датч связался с Ха-Лан, поджидавшей их километров на тысячу в сторону Земли.

- Все в порядке. Они с нами.

- Значит, я вам больше не нужна?

- Ха-Лан! Все мы очень тебе благодарны.

Бравый кадийский капитан хмыкнула.

- Пошлите вашу благодарность в электронном варианте. Я буду прикрываться ею, когда придется отчитываться перед отцом.

- Непременно это сделаем, - пообещал Датч Дагвард.

Осталось рассчитать курс и двинуться прямиком к прародине человечества.

***

- Со станции стартовал только один земной корабль, - доложил Железному Марту один из его адъютантов. - Грузовой шаттл. Тип СГ 14289А. Зарегистрировался здесь как "Георгин".

- Что значит "как"? Они здесь не проверяют идентификационные коды?

Адъютант замялся, не зная, как избежать гнева начальства.

- Здесь не всегда соблюдаются формальности. Верят на слово.

- Глупость какая! - бросил первый помощник вождя и жестом отпустил офицера.

Понятно, что ребята дали на лапу диспетчеру и назвали корабль первым попавшимся словом. Скорее всего, шаттла с названием "Георгин" не существует вообще.

У Марта Акдака было достаточно причин выйти из себя. Если до этого он надеялся заткнуть наиболее категоричных своих недоброжелателей на родной планете удачно проведенной операцией, то теперь за дыру в борту крейсера придется отчитываться всерьез. Как человек, искушенный во "внутрикабинетных баталиях" своего руководства, он представлял себе, чего это будет стоить. Личная привязанность к нему вождя - это очень хорошо. Но этого недостаточно. Личная привязанность руководство обычно обратно пропорциональна признательности коллег.

И зачем он согласился разговаривать с этой кадийкой?! Кади еще более вероломны, чем земляне! Что с них взять? У них на планете - настоящее средневековье, феодалы и прислуга. "Счастью Человечества" приходится считаться с ними только потому, что они умеют строить военные корабли. Кади алчны и глупы. А кто глупее? Он поддался и поверил этой сумасшедшей... ее "девицей"-то язык не поворачивается назвать.

Март Акдак, прозванный Железным Мартом, остановился посреди своей каюты и глубоко вздохнул. Ему нужно было успокоиться. Кади всего лишь наемники. Кто-то из землян заплатил им и они стали помогать. Главное - найти этого "кого-то". Или хоть того, кто непосредственно руководил операцией. Где и кого? Этот вопрос пока оставался открытым.

Железный Март сел и налил себе воды. Он не пил алкогольных напитков и презирал тех, кто пьет. А сейчас ему особенно нужна трезвая голова. Поисками можно заняться потом. Сейчас надо решить, что он доложит руководству.

Динко был обнаружен неожиданно. О его существовании знали. Знали даже название его корабля. Бывший разведчик давно перестал быть секретной персоной. Когда оказалось, что можно захватить его со всей семьей, Железному Марту пришло в голову уничтожить с его помощью земной командный центр. Хоть часть командования. Дело шло к войне и подобная диверсия пришлась бы очень кстати. Его план был очень хорош. Подвели подчиненные. Для начала - этот олух-лейтенант, что распорядился закрыть шлюзовой отсек. Если бы кадийский штурмовик просто вылетел из корабля, разрушений бы не было и его наверняка можно было бы подстрелить пока он не прыгнул в гипер... И вообще, можно было выслать перехватчики и не дать кадийке и ее белобрысому помощнику (еще один предатель своего рода!) уйти в гиперпространство. Заложников бы заметно увеличилось. Значит, виноват офицер, допустивший непростительную оплошность.

Теперь ремонтная бригада. Железный Март уже получил сообщение, что этих дураков высадили на другой транзитной станции и они на данный момент ждут, когда свои изволят выслать за ними корабль. Стоило бы оставить их там, где они есть. Для их же пользы. Потому что Железный Март намерен выяснить, как это их так легко высадили из их ремонтного бота и не убили.

Теперь о побеге. Да, он поздно узнал, что командир ремонтников совсем не тот, за кого себя выдает. А потом командиры допустили панику, испугались несуществующей бомбы и упустили беглецов. Раззявы! Если не сказать хуже. Ну и команда у него! И это элита космического флота "Счастья Человечества"!..

Железный Март пил воду и успокаивался. Пусть он проиграл, но это только первая партия. Противник оказался очень ловок и проворен. Тем больше чести с ним справиться. Потому что они просчитались, эти ловчилы. Март Акдак хорошо запомнил вроде бы мало примечательное лицо мнимого командира ремонтников. Если иметь две известные составляющие - можно со временем решить уравнение. Тип корабля и внешность человека, так или иначе с ним связанного - это уже кое-что. Железному Марту приходилось отыскивать врагов и по меньшему количеству примет. Врагов? Не работа ли это знаменитого 10-го Подразделения, слухами о котором в Полярном Блоке скоро будут пугать маленьких детей? Вот и возможность напасть на их след. Нет, конечно, он не собирается посвящать жизнь исключительно мести этим подонкам. Но по-своему, они сработали безукоризненно. Можно даже ими восхититься. Но если они однажды встретятся, им будет о чем поговорить. И Железный Март верил в то, что встретиться им придется.

***

"Медузу" окружал привычный непроглядный мрак гиперпространства. Сейчас она была неуязвима для всех вождей и их помощников, сколько бы их ни было. По этой причине внутри корабля, в кают-компании, было светло, тепло и весело. Когда трудное дело остается позади, его сменяет чувство довольства и усталой легкости. Сердце уже не замирает, потому что поток адреналина на время иссяк. Мышцы расслабляются. Зато настает пора поработать языку, который почти все время, пока остальное тело активно двигалось, а голова думала, оставался без дела.

Марион и девочек накормили и отправили укладываться спать, а космоспецназовцы, усталые и довольные, совсем уже привычно расположились на диванах, а кому не хватило места - прямо на полу, привалившись к ногам товарищей. Обсуждались нюансы происшедшего.

- Он не дал мне выстрелить!

- А толку? - Базиль вытянул ноги, поудобнее устраиваясь на полу кают-компании и, чтобы придать веса словам, скептически пожал плечами.

- Толку в чем? - переспросил Пабло.

- А и в том, и в другом, - высказался Базиль, вертя своей бритой головой в поисках ближайшей кружки. - Эй! А мне кто-нибудь нальет чаю? И стрелять не было толку, и останавливать тебя - тоже.

- По-моему, Дагвард слишком сентиментален, - предположила Хелен, протягивая ему свою кружку.

- Чушь! - высказал кто-то из-за дивана.

- Ну почему? - не согласился Базиль. - Он же не военный. Может быть сентиментальным.

- А если военный - можешь убивать всех подряд, кого хочет?

Космоспецназовцы встрепенулись. В дверях, подпирая плечом косяк, стоял предмет их обсуждения - Рек Дагвард - в белом свитере и с кружкой в руке.

- Нет, дело не в том, что военный, там, или не военный, - тут же взялся отстаивать свое мнение Базиль. - Просто тот парень, который выскочил из камеры, поднял шум. А если бы его сразу уложили - может быть, у нас было бы больше времени для дела.

- Уложили - то есть, убили? - переспросил Рек, продолжая подпирать косяк и не входя в кают-компанию.

- Ну, если по другому никак...

Рек кивнул, скорее своим мыслям, чем ответу Базиля.

- Я понимаю, - сказал он задумчиво. - В молодости очень трудно правильно оценить обстановку. Вы испытываете страх. Страх рождает панику. А за паникой следуют необдуманные действия. В данном случае - никому не нужное убийство. Только потом, со временем, научаешься понимать, что убийство - это зло само по себе. И самое главное: зло для того, кто его совершает.

- А, ну да! Угрызения совести и все такое... - подхватил Пабло, опередив Базиля, готового заспорить из-за того, что его обвинили в страхе и панике.

Рек снисходительно улыбнулся старшему лейтенанту Мадину.

- Это - нравственная сторона, - согласился он, оттолкнувшись от косяка и входя наконец внутрь. - Но можно рассмотреть ситуацию и с более прагматических позиций. Что бы могло быть? - Он поставил кружку на столик и повернулся к Пабло. - Вариант первый: диверсионная группа на корабле потенциального союзника проникает на флагман "Счастья Человечества". Вариант второй: диверсионная группа на корабле союзника проникает на флагман и совершает убийство находящегося на службе солдата этого самого "Счастья Человечества".

Рек взял паузу. Большинство просто ждали, что он скажет дальше. А Пабло думал. Пока не додумался:

- Вы что, хотите сказать, что мы могли бы спровоцировать конфликт между "Счастьем" и Кади?

- Вы могли бы спровоцировать, - подчеркнул Рек. - И не только между "Счастьем" и Кади, но возможно и между Землей и Полярным Блоком: диверсанты ведь были земляне.

Пабло не отвечал. Он уже начал привыкать к тому, что Дагвард умудряется находить у любого явления такие стороны, о которых ты не подумал. А Базиль скептически пожал плечами, оглядывая всех остальных. Но никто не взялся возразить инструктору.

- Хуже было бы прежде всего вам, - спокойно продолжил Рек. - Возможно, это и не привело бы к войне. Но подумайте сами: как бы к вам отнеслось ваше земное начальство после того, как вы едва не спровоцировали военный конфликт?

- По головке бы не погладили, - согласился за всех Пабло.

- Вот вам и логическое подтверждение тому, что убивать - нехорошо. И прежде всего - для самих себя, - разведя руками, суммировал Дагвард.

Датч заглянул в кают-компанию уже в конце этого принципиального разговора. Но обсуждать операцию после того, как она удачно завершилась, можно было до бесконечности. Тем более, что каждый в ней делал что-то свое и часто не имел возможности видеть то, что делают другие. Когда дошло до удачно спланированного похищения нерадивых флагманских офицеров, Рек заметил:

- Можно сказать, что нам повезло. Больше двух не понадобилось. Тот парень, которого Хелен заманила первого, либо слишком храбрый оказался, либо действительно ничего не знал. Зато второй охотно ответил на все вопросы.

- Охотно? - Датч взглянул на брата.

- Да мы с ними ничего особенного не делали, - тут же стал оправдываться Рек. - Просто сунули парням бластер под нос и пообещали прикончить на месте.

- А потом куда дели?

- Напоили до бесчувствия и сунули под лавку. В смысле, оставили в "комнате свиданий", в этом баре. И попросили хозяина, чтобы присмотрел. Если парни не дураки, когда вернутся к своим, будут помалкивать. Лучше отвечать за пьянку, чем за разглашение секретных сведений.

- В общем, справились почти гладко, - подвел итог Датч. И добавил: - Особенно отличился Пабло. Так заорал, что сейчас рванет - даже у меня сердце дрогнуло!

Ребята рассмеялись. Старший Дагвард оставил космоспецназовцев и ушел в кокпит, проверить курс.

- Мне вот интересно, - подал голос Базиль. - Откуда вы взяли такие шикарные красные мини-шорты?

Красные "мини-шорты" были нижним бельем На-Лы. Хелен порадовалась, что успела переодеться и предпочла вопрос не заметить. Но тут про ее подвиги логично вспомнил Рек.

- Ты все отлично сделала, "крошка", - похвалил он.

Стукнуть Дагварда Хелен не решилась. Потому вскочила и обвела хихикающий космоспецназ нехорошим взглядом.

- Если кто еще вспомнит про шорты - убью! - пообещала она.

Все поверили.

Пряча усмешку в воротнике, Рек встал и вышел из кают-компании. Ксанка направилась за ним. Нельзя сказать, что она не разделяла общего веселья по поводу удачно проведенной операции по спасению заложников. Умом Ксанка прекрасно понимала, что те чувства, которые она в данный момент испытывает, пристали больше обиженной школьнице: "Ах, на школьном спектакле ей не дали роли!".

Умом она все понимала, но чувство обиды не подчинялось уму. Сначала было решено, что все женщины останутся на "Медузе". Но На-Ла автоматически, раз Дагварды ушли, оставалась управлять кораблем. Даже для Хелен в результате нашлось место в операции. А о ней, о Ксанке, все забыли и она, как классическая женщина, просидела, ожидая возвращения мужчин с задания!

На этом этапе размышления Ксанка начинала понемногу злиться. Получалось так, что в прошлый раз, на Олимпии, выбрали ее, вопреки всем, вопреки даже этому бритоголовому Базилю! А сейчас? Ведь сам Рек говорил, что у нее "есть голова на плечах". Что же, на этот раз голова оказалась не нужна?

И обида опять пошла по кругу в душе Ксанки. В результате, непонятно зачем, она сорвалась вслед за Дагвардом.

- Сколько до Земли? - спросила она.

- А ты как думаешь? - Рек остановился и теперь смотрел на нее.

Ксанка отметила, что инструктор выглядит очень усталым.

- Теоретически дня два, - прикинула она.

- Ну, вот через столько и прилетим.

- А я думала, вы умеете менять вектора на сверхсветовой. Чтобы быстрее добираться.

Рек внимательно ее разглядывал. Он вообще всегда смотрел на человека очень внимательно, когда разговаривал с ним конкретно.

- Не обижайся, - сказал он вдруг. - На твою долю еще достаточно приключений будет. Если не уйдешь из этой команды.

Она хотела сказать, что вовсе и не обежается. Хотя это было не так. Но Ксанке показалось, что выйдет смешно, если она станет отнекиваться. Почти все время ей пришлось просидеть с На-Лой на корабле. С очень деловой На-Лой, утыкавшейся то в компьютер, то в пульт управления. А потом Рек решил, что Хелен лучше справится с ролью... А собственно, на что ей, Ксанке, сердиться? На то, что Рек Дагвард счел ее мало похожей на проститутку?

Ксанке самой стало смешно на свою обиду. Но Хелен лучше этот вывод не говорить. Вдруг оскорбится.

Пока она размышляла, Рек стоял и смотрел на нее. А потом он так же неожиданно вернулся на первоначальную тему.

- Менять направление на сверхсветовой скорости в данном случае не имеет смысла. Мы и так идем по самому кратчайшему курсу. Вот лучше что: возьми парочку ребят. У нас в багажном отсеке есть спальники, одеяла. Кому не хватит места на койках, выспятся на полу в кают-компании.

Заглянув через пол часа в кокпит, Рек предложил брату:

- Может, после того, как отыщем Джона, забросим ребят на их базу? Что им по перекладным мотаться?

Датч кивнул.

- Само собой.

Когда через трое суток они расставались, высадив команду старшего лейтенанта Пабло Мадина на одной из неприметных военных баз, прощание оказалось весьма теплым и дружеским. Только напоследок Рек выдал:

- Молодцы. Еще чуть-чуть - и станете настоящими "мастерами своего дела"!

Однако, память у Дагварда была прекрасная. И всегда-то он умудрялся продемонстрировать это некстати. "Вот ведь зараза! - подумал Пабло. - И тут не мог не сказать гадость напоследок. Сколько еще лет он будет припоминать мне этих "мастеров"?