Литература и жизнь        
Поиск по сайту
Пользовательского поиска
На Главную
Современная публицистика
Роман "Созвездие Близнецов"
Зарисовки прошлого и настоящего
Библиотека
История Европы и Америки XIX-XX вв
Форум и Гостевая
Как мы делали этот сайт

М.В. Гуминенко

Техасская война за независимость (1835-1836 гг.) и образование республики Техас
Предыстория событий
Битва при Гонсалесе 2 октября 1835 года

Предыстория

"Мексика - место смерти". Так озаглавил главу в своём исследовании американский историк Алан Хаффнис [1]. Смерть поджидала на этой земле от болезней, от рук индейцев-команчей, от устраиваемых одна за одной революций. Система испанской власти в Мексике была построена на следующем принципе: в Мексику должно прибывать минимальное количество испанцев, которые будут использовать труд местного населения, а результаты этого труда отправлять через океан, в Испанию. Подобная система и её последствия породили ряд серьёзных противоречий. В частности, то, что те испанцы, которые обосновывались жить в колонии (то есть, становились местными на американском континенте), практически лишались всех прав по сравнению с испанцами, которые приезжали в колонию лишь затем, чтобы от имени испанского правительства забрать налоги или продукцию и везти её в Испанию. Ещё меньше прав было у креолов - тех испанцев, которые рождались в колониях, а не в метрополии. Они могли быть крупными землевладельцами в Мексике, но в сравнении с испанцем старого света не имели никаких прав, не могли участвовать в управлении колонией, не могли занимать офицерские посты в армии. Подобное положение не устраивало население колоний и привело в начале XIX века к Революции. В результате десятилетней борьбы Мексика освободилась от власти Испании. Как сказал тот же Хаффнис, вышла из-под системы "этнической эксплуатации"[1].

Техас к началу XIX века был практически не заселён. В течении ста лет Испания пыталась колонизировать эту территорию (провинцию Тексас [1]), но каждый раз эти попытки не приводили ни к каким результатам. К 1820-му году здесь было только три поселения: Накогдочес, Сан-Антонио и Голиад, в которых в общей сложности проживало около 2 500 человек. Чтобы создать со стороны Мексики барьер на пути индейцев и получить наконец с этой земли хоть какую-то прибыль, испанские власти приняли решение привлечь колонистов из Соединённых Штатов. Американцы и сами были не прочь испытать судьбу в Техасе. Американец Мозес Остин начал переговоры с губернатором Новой Испании, чтобы получить разрешение на поселение в Сан-Антонио на постоянное жительство колонистов англо-саксонского происхождения. Когда было подано это прошение, Техас входил в состав Восточной провинции Новой Испании. С помощью своего старого знакомого, барона де Бастопа, губернатор Техаса Антонио Мария Мартинес направил прошение Мозеса Остина генералу Хоакину де Арредондо, который управлял вице-королевством от имени Испании. Незадолго до провозглашения независимости Мексики Арредондо одобрил это ходатайство. Оно вступило в силу с 17 января 1821 года [1],[4].

Возвращаясь домой, в Геркулануме (штат Миссури) Мозес Остин, человек преклонных лет, заболел воспалением лёгких и умер. На смертном одре он завещал своему сыну Стивену Остину продолжить начатое им дело [1],[4].

27 сентября 1821 года генерал Агустин де Итурбиде и его армия вошли в Мехико и этим закончилась десятилетняя мексиканская революция. Мексика провозгласила независимость от Испании и установила конституционную монархию во главе с самим генералом Итурбиде, объявившим себя императором Августином Первым [3]. И хотя Испания ещё до 28 декабря 1836 года (когда был подписан Мадридский договор) не признавала независимость Мексики, Мексиканская империя фактически освободилась от власти испанцев и отменила большую часть колониальных ограничений, действующих в стране.

Поскольку власть сменилась, переговоры о заселении Техаса лицами англо-саксонского происхождения возобновились уже с новым правительством Мексики. По поручению Августина I два представителя из Сан-Антонио, Хуан де Вераменди и Сегин встретились со Стивеном Фуллером Остином и ознакомили его с условиями колонизации Техаса: поселенцы должны быть хорошо воспитанные, законопослушные, принять подданство Мексики и перейти в католическую веру. Остин принял условия и 18 февраля 1823 года императорским указом его просьба была одобрена [1].

В 1823 году, благодаря восстанию в Веракрус под предводительством генерала Санта-Анны, Августин I сложил с себя императорскую власть, уступив полномочия Конгрессу. А с 1824 года в силу вступила новая Конституция Мексики. Конституция была либеральной, написанной по образцу конституции Соединённых Штатов. Техас не получил государственности (то есть, права быть самостоятельным штатом) в новой республике, как это было во время испанского владычества, а стал частью провинции Коауила [1]. Но в остальном у новых поселенцев было достаточно много свобод и льгот, чтобы беспрепятственно селиться на техасской земле.

Предприимчивые и энергичные переселенцы, стараниями Стивена Остина и собственным энтузиазмом, в относительно короткий срок стали бурно заселять Техас. Сложности их не пугали. Они пришли, чтобы обосноваться на земле, которая привлекала своей дешевизной и новыми возможностями и не собирались отступать. Историк Хаффнис пишет, что в отличие от мексиканцев, новые поселенцы из Штатов, привыкшие к конституции США, вели себя достаточно уверенно и сильно полагались на конституционные права, чем слегка пугали мексиканские власти, непривычные к подобной самостоятельности рядового населения [1]. Ни один историк не говорит, что между техасцами и мексиканцами возникали ссоры или разногласия. Колонисты прекрасно уживались друг с другом, потому что делить им было нечего. Они все находились в равных условиях и в равной степени подчинялись мексиканскому правительству и конституции.

За 10 лет энергичному Стивену Остину удалось сделать то, что не удавалось испанцам в течение века. Но количество англоязычного населения в Техасе начало настораживать мексиканские власти. Они не ожидали такого бурного прироста техасцев. Между Рио-Колорадо и Рио-Бразос уже к 1831 году было не меньше 20 000 населения - техасцев, что значительно превышало количество мексиканцев, проживающих на этой территории [1],[4],[6].

Как утверждает Хаффнис, мексиканцы не учли специфики формирования американской нации, очень сильно отличающейся от них самих [1]. Упорные в достижении цели, американцы привыкли бороться с трудностями, которые встают перед ними. Не исключено, что мексиканцы могли прийти к выводу, что если вдруг эти предприимчивые и смелые люди обернутся против них, справиться с ними будет чрезвычайно сложно. В 1828 году, в своём послании генералу Терану, президент Гвадалупе Виктория писал об этом: "...колонисты - люди другого сорта, более предприимчивые и образованные, чем мексиканские жители, но так же более хитрые и непокорные; среди этих иностранцев беглецы и честные чернорабочие, бродяги и преступники <...> Поступающий поток новых переселенцев был непрерывен и узнавали о них тогда, когда обнаруживалось, что они уже давно занимают землю" [1].

Мексиканское правительство заранее боялось бунта со стороны техасцев, хотя на это не было серьёзных оснований. Да, осознание своих прав было неотъемлемой частью американского менталитета [1]. Поскольку конституция Мексики 1824 года была разработана по образцу американской либеральной конституции, переселенцы уповали на то, что и на новом месте они будут иметь ту же свободу, которую имели в США. Американцы привыкли считать, что они могут по закону требовать защиты своих прав. Мексиканцы от американцев отличались тем, что гораздо меньше уповали на защиту первой либеральной конституции на территории Мексики. Во время испанского владычества местные жители Мексики имели очень мало прав и для них было привычнее не надеяться на закон, который до принятия конституции фактически всегда оказывался против них. Отсюда можно сделать вывод, что потенциально техасцы были более законопослушные, готовые добиваться каких-либо прав для себя не насильственными мерами, а апеллируя к правительству, от которого ожидали защиты своих прав. А мексиканцы, не привыкшие полагаться на защиту закона, более склонны были бунтовать с оружием в руках. Что можно проиллюстрировать следующим историческим фактом.

Когда в 1835 году Санта-Анна отменил конституцию 1824 года, первыми против него восстали именно мексиканцы, а не техасцы. Для подавления беспорядков Санта-Анна казнил в Закатекасе 2 500 мексиканских граждан [3]. А техасцы молча смотрели на события и, хотя так же были недовольны отменой конституции, за оружие не взялись, надеясь на мирное урегулирование конфликта.

Отличительной чертой техасцев можно назвать терпение. Поскольку они пришли по приглашению, заселять чужую землю, стали гражданами Мексики, они долгое время терпеливо сносили притеснения мексиканской власти, прежде чем действительно взбунтовались.

Тем не менее, мексиканцы опасались, что население Техаса и дальше будет бесконтрольно расти. Поэтому в 1828 году новый президент Мексики Гвадалупе Виктория приказал генералу Мануэлю де Мьер-и-Терану (Manuel de Mier у Teran) в Накогдочес укрепить границу между Техасом и США. Президент Мексики хотел, чтобы граница была взята под контроль мексиканской армией, поскольку считал неправильным доверить её охрану самим техасцам. В 1829 году генерал Теран (теперь он занимал пост командующего Восточных Внутренних областей) рекомендовал Анастасио Бустаменте - президенту-узурпатору, свергшему своего предшественника - разместить войска вдоль Рио-Нуэсес и увеличить гарнизоны вдоль реки Сабин (граница Техаса и штата Луизианы, США), "а также вербовку европейской и мексиканской колонистов" [1]. Эту меру он предложил, чтобы ограничить переселение из Соединённых Штатов. Бустаменте категорично истолковал рекомендацию и издал закон "от 6 апреля", который включал Статью IX "...въезд иностранцев [подразумевая колонистов из Соединённых Штатов. - Прим.: М.Г.] через Северную границу под любым предлогом запрещён"[1]. Как пишет Хаффнис: "Хотя Теран не рекомендовал столь категоричные меры, с этим указом юридически колонизация переселенцами с севера остановилась" [1].

Мексиканцами были предприняты спешные меры для того, чтобы обеспечить военное влияние Мексики в Техасе. Теран направил полковника Хосе де лас Пьедраса в Накогдочес. Полковнику Хуану Дэвису Брадбурну было поручено укрепить таможню в Анахуас. Полковник Доминго де Угартчеа должен был построить укрепления в Веласко. Полковник Франсиско Руис - аналогичные укрепления на реке Бразос. На Рио-Нечес и Рио-Лэвек так же были расположены гарнизоны. Всё это предпринималось ради того, чтобы в случае бунта техасцев его легко было бы подавить превосходящей военной силой [1],[6].

В 1829 году мексиканское правительство всё ещё надеялось заселить Техас мексиканцами. Для этого военные подразделения, направленные в Техас, были укомплектованы из преступников, которым тюремное заключение и другие наказания были заменены службой в армии, с условием: по окончании службы они должны поселиться на территории Техаса и перевезти туда же свои семьи из Мексики [1].

Солдаты-заключённые вели себя с англоязычным населением грубо. Получив власть, эти недавние преступники спешно подавляли любое недовольство или волнение в пределах колонии, могли схватить, бросить в тюрьму или избить любого гражданина Техаса [1]. Любая попытка выразить своё недовольство расценивалась как бунт и тот час подавлялась. Это не могло нравиться колонистам, но они практически были окружены мексиканскими военными, расположившимися по всей периферии колонии. Но техасцы продолжали терпеть.

Серьёзным переломным моментом для истории Техаса и Мексики оказалось вступление в исторические события человека, который чуть позднее объявил себя "Наполеоном Запада". В 1829 году Испания предприняла последнюю попытку вторжения военной силой на территорию Мексики, чтобы вернуть своё влияние в этой колонии. На этот раз против испанцев вышел герой битвы при Тампико - Антонио-Лопес де Санта-Анна Перес Де Леброн. Как пишет про него историк Алан Хаффнис, этот человек поднялся, чтобы защитить Мексику в сражении при Тампико, он влиял на судьбу Мексики в течение почти двух человеческих поколений, "приводя страну к краю крушения, спасая, а затем разрушая её снова" [2]. Санта-Анна изучил способы борьбы с восстаниями у Хоакина Аррендодо, в 1813-м году, переняв его практику массовых казней. И эту практику Санта-Анна широко применял на практике против восстаний как на территории Мексики, так и в Техасе.

В рассматриваемый период времени в Мексике главенствовали два подхода к государственности [1]. Один представляли централисты, которые стояли за единую власть Мексики и единые для всех законы, которые предписывало бы правительство для всех мексиканских провинций. Другую сторону представляли федералисты, которые считали, что каждая провинция должна иметь больше автономии и сама решать свои местные проблемы, не обращаясь по каждому поводу в Мехико. Санта-Анна не был ни централистом, ни федералистом и его взгляды как правило оставались на стороне того, кто побеждает. Тем не менее, когда в 1830-м году победил централист Анастасио Бустаменте, став временным президентом Мексики, Санта-Анна не поддержал его и объявил себя федералистом. Этим своим поступком Санта-Анна изначально вызвал симпатию со стороны Техасцев, всё ещё лелеявших надежду на сохранение своих прав и свобод.

В апреле того же 1830 года правительство Анастасио Бустаменте окончательно запретило легальную иммиграцию из Соединённых Штатов [1]. Все последние контракты американских импресарио были аннулированы, большое количество колонистов оказались на незаконном положении. Часть поселенцев вложило в своё новое место жительства в Техасе последние деньги, приезжая сюда в надежде, что смогут обосноваться на новом месте и окупить то, что затрачивают. Благодаря решению мексиканского правительства, эти люди лишались всего, что у них было, потому что никакие их вложения не возвращались.

Благодаря принятым мексиканским правительством мерам прирост техасского населения действительно прекратился, потому что мексиканцы и европейцы по прежнему не желали селиться в Техасе. Существовало только две маленькие колонии: в Сан-Патрисио и Рефугио, которые они занимали. Американцам же правительство Мексики отрезало возможность переселяться на территорию Техаса [1].

Чтобы поддержать новые законы, запрещающие иммиграцию из Штатов, правительство Бустаменте поставило на руководящие должности в Техасе двух англичан. Это были Джордж Фишер и Джон Дэвис Брэдберн. Несмотря на англосаксонское происхождение, оба были непопулярны среди техасцев, так как более лояльно относились к мексиканцам, чем к техасцам, выходцам из Штатов. Брэдберн имел чин полковника мексиканской армии. Он потребовал, чтобы все торговые суда, заходящие в Мексиканский залив, установили новые, более высокие налоги на перевозку грузов и почты, что само по себе ставило под угрозу морское ремесло и заработки корабельных команд. Поднимая цену за перевозки грузов, они рисковали остаться без работы [1],[4].

Колонисты проигнорировали требование Брэдберна. Поскольку он оказался неспособен мирным путём провести в жизнь новое правило, Брэдберн объявил военное положение и под предлогом использования незаконного рабского труда провёл конфискацию значительной части частной собственности техасцев, чтобы "добрать" недостающие налоги. Техасцы и тут стерпели. Хотя в их рядах были люди, которые открыто не одобряли действий Брэдберна, противостоять ему с оружием в руках никто не торопился. Пока сам Брэдберн не спровоцировал столкновение.

Весной 1832 года Брэдберн арестовал двух наиболее горячих противников нововведений - Уильями Трэвиса и Патрика С. Джека, которых поместил в местную тюрьму в Анахуэсе. Трэвис и Джек были радикальными сторонниками отделения Техаса от Мексики. Этим и объяснялся их арест. Заключение их под стражу послужило поводом к вооружённой стычке. Примерно 160 техасцев пришли к тюрьме и осадили её, требуя освобождения Трэвиса и Джека. В распоряжении Брэдберна было мало людей, к тому же колонисты задержали 16 его кавалеристов, пообещав выпустить их в обмен на свободу Трэвиса и Джека. Но Брэдберн надеялся на подкрепление, которое должно было подойти. Он приказал вывести арестантов из тюрьмы, положить на землю и приставить к их головам мушкеты. И приказал колонистам разойтись [1].

Трэвис, несмотря на своё опасное положение, пытался криками подбодрить своих соотечественников и призвать их всё равно нападать. Он готов был умереть. Наверняка Брэдберн понимал, что если он осуществит свою угрозу и убьёт заложников, ему более нечем будет сдержать разгневанных техасцев. Поэтому убивать заложников он не стал.

После непродолжительной перестрелки, в которой никто не погиб, колонисты вынуждены были всё-таки отступить. Техасцы отпустили 16 захваченных солдат. Выпускать Трэвиса и Джека Брэдберн не собирался, но и жизни их более не угрожал. Колонисты пытались перехватить артиллерию, идущую на помощь к Брэдберну, но их самих перехватил полковник мексиканской армии Доминго де Угартчея, пришедший из Веласко. Артиллерия к Брэдберну не прибыла, но и в руки техасцев не попала.

В этом же году сторонники федерализма во главе с Санта-Анной снова выступили против централистского правительства. Они ратовали за то, чтобы Мексика снова стала федеральным государством, в котором каждой отдельной провинции предоставлена значительная свобода и самостоятельность [1],[2]. Пока гарнизон Брэдберна дожидался своей артиллерии, большинство техасцев было уже на стороне Санта-Анны и ратовало за конституцию 1824 года и за то, чтобы Техас на таких условиях оставался частью Мексики. Брэдберн, оказавшись в невыгодном положении, выпустил заложников и увёл свой гарнизон на Рио-Гранде.

В этом же 1832 году колонисты организовали конвент, единственной повесткой дня которого было восстановление Техаса в правах отдельного штата. Техасцы желали сами решать свою судьбу, а не обращаться по каждому вопросу в Солтилло - столицу мексиканского штата Коауила, в состав которого входил Техас. Техасцы хотели, чтобы закон от 6 апреля был аннулирован, эмиграция из США разрешена и для колонистов вернулось трёхлетнее освобождение от таможенных пошлин. Колонисты выработали соглашение, которое решено было отправить на рассмотрение мексиканских властей. Представителем от Техаса был выбран Стивен Остин [1].

Остину потребовалось три месяца, чтобы добраться до столицы Мексики. 18 июля 1833 года он прибыл в Мехико. Стивен Остин уже не первый раз посещал столицу и успел изучить характер мексиканцев и то, как именно нужно с ними себя вести. Путём бесчисленных переговоров Стивену Остину удалось аннулировать многие положения закона от 6 апреля, но не удалось добиться самостоятельности для Техаса как отдельного штата Мексики. В этом важном пункте ему было категорически отказано.

На обратном пути, по прибытию в Солтилло, Стивен Остин был арестован как зачинщик восстания. Поводом послужило перехваченное мексиканцами письмо, которое он отправил из Мехико в Техас. В письме Остин советовал продолжать разрабатывать идею Техаса как отдельного штата, в расчёте на то, что в дальнейшем удастся добиться уступок в этом вопросе у правительства Мексики. Мексиканцы расценили это письмо как "призыв и объявление о намерениях" - "два первых шага к любой революции". Остина отправили обратно в Мехико и заключили в тюрьму за измену. Он был освобождён только через два года, в июле 1835. В тюрьме Стивена Остина содержали в очень плохих условиях. Он вернулся в Техас совершенно больным человеком[1],[4]. Но он был не только искалечен физически. Стивен Остин, это мирнейшее создание, этот человек, который всё время искал компромиссов, продолжая дело своего отца, вернулся из мексиканской тюрьмы чрезвычайно озлобленным. Он осудил Санта-Анну как "беспринципного кровавого монстра". Остин объявил, что "война - это наша единственная надежда. Не какие-то полумеры, а настоящая война"[1]. Таким образом, из человека, всегда стоящего за мирное урегулирование любых конфликтов, мексиканцы сделали себе врага, категорично призывающего к восстанию. Физические последствия заключения тоже сказались, и Стивен Остин умер примерно через год, в декабре 1836 года, в возрасте всего 43-х лет.

В 1834 году, в результате военного переворота, установилась диктатура президента-генерала Антонио Лопеса де Санта-Анны. По мнению историка Алана Хаффниса, Санта-Анна намеренно провёл несколько либеральных реформ и поддерживал идеи федерализма, чтобы ему легче было завоевать себе сторонников и оказаться у власти. Захватив власть, Санта-Анна уволил федералистского вице-президента, разогнал республиканский конгресс и государственное собрание штатов, призвал к спешной конфискации оружия у гражданских лиц и уволил всех членов кабинета министров Мексики. Ответом на его действия на территории Мексики вспыхнуло несколько восстаний. Наиболее серьёзные выступление против президента-генерала и его политики были в штатах Коауила и Закатекас. Первым делом Санта-Анна подавил восстание в Закатекасе, казнив 11 мая 1835 года 2 500 человек. Как считал президент-генерал, это было предупреждением всем, кто выступал против него. А уже 21 сентября войска Санта-Анны вторглись в пределы Техаса. Часть войск высадились в заливе Копано, около Голиада и двинулись вглубь Техасской территории. В октябре 1835 года военные силы контролировали территорию Техаса. Конституция 1824 года была окончательно отменена [1].

Опасаясь, что Техас так же может прийти в недовольство из-за отмены конституции 1824 года, Санта-Анна принял декрет по разоружению техасцев. По этому декрету на каждые пятьсот жителей должен был остаться один вооружённый солдат (для защиты от индейцев), а все остальные граждане Техаса должны были безоговорочно сдать всё оружие [9]. Такое решение Санта-Анны явилось главным основанием для недовольства техасцев, жизнь и безопасность которых на этой земле всегда зависели от их собственной способности себя защитить.

К началу 1835 года решением Санта-Анны вновь была открыта таможня в Анахуас (Anahuac), был распущен местный законодательный совет в Монклове (Monclova), Санта-Анна потребовал новых выплат с техасских колонистов. Техасцы оказались без своих представителей, которые были арестованы, без собственной местной власти, которая была распущена. Их заменил присланный Санта-Анной капитана Антонио Тенорио, в задачи которого было проследить за выплатами.

Одновременно с прочими событиями мексиканские солдаты под предводительством полковника Угартчеи, гарнизон которого стоял в Сан-Антонио, разоружали техасцев. Они врывались в дома, обыскивали и забирали всё оружие, какое находили. Любая группа людей на улице моментально разгонялась, тех, кто казался солдатам подозрительными, арестовывали на месте [1].

Мексиканские гарнизоны усилили свою компанию, чтобы пресечь контрабанду в Мексиканском заливе и собирать таможенные пошлины, а заодно захватили техасское судно "Марта", на котором прибыли вполне легальные поставки для колонистов. Кроме того, стало известно, что в Техас направляются ещё большие силы мексиканской армии. В ответ на это воинственно настроенная группа техасцев подожгла заказанный капитаном Тенорио в Анахуэсе для своих нужд груз ценной древесины. Но дальше конфликт не пошёл. Техасцы всё ещё не были готовы открыто выступить против мексиканской власти.

Битва при Гонсалесе

Столкновение у города Гонсалес (Gonzales) официально считается началом войны за независимость Техаса. Это сравнительно небольшое и почти бескровное сражение произошло 2 октября 1835 года [5],[7],[8].


Силы техасцев:

- полковник Джон Генри Моор;

- около 140 человек.


Силы мексиканцев:

- лейтенант Франсиско Кастаньеда;

- около 100 человек [7],[8].


Колонисты назвали город-столицу колонии - Гонсалес, в честь губернатора штата Коагуила - Рафаэля Гонсалеса, чтобы показать свою лояльность к республиканскому правительству Мексики [7]. В 1831 году Мексика, для защиты от нападений индейцев, подарила городу пушку. Колония в Техасе была про-правительственной и этим сильно отличалась от таких мест, как Сан-Фелипе или Анахуэс, в которых постоянно возникали волнения. Однако, разоружение техасцев и грубость, с которой действовали мексиканские солдаты, общаясь с местным населением, постепенно делали взаимоотношения техасцев и мексиканцев всё напряжённее.

В сентябре 1835 года солдаты избили городского шерифа, Джесси Маккоя, на основании того, что у него в руках был мушкет [7],[8]. Поводом для нападения послужило предписание о разоружении техасской милиции. Чуть позднее, выполняя то же предписание, полковник Доминго Угартчея приказал возвратить и пушку. Однако, на этот раз горожане отказались подчиниться приказу.

29 сентября для выполнения приказа через Рио-Гваделупе прибыл лейтенант Франсиско Кастанеда с отрядом солдат из Аламо, чтобы заодно с изъятием пушки укрепить военный гарнизон полковника Угартчеи. Однако, на берегу реки солдат ожидало неожиданное препятствие: 18 техасских добровольцев заранее увели все лодки и паром на противоположный берег, а перейти реку вброд в этом месте мексиканские военные не могли. Кастанеда потребовал вызвать к себе алькальда Гонсалеса - Эндрю Понтона, но ему ответили, что алькальд отсутствует и им нужно подождать. Кастанеда вынужден был отойти на 300 ярдов в сторону от брода и остановиться там лагерем. Он отправил гонца в Сан-Антонио, к полковнику Угартчее, чтобы запросить дальнейших инструкций. В это время алькальд Эндрю Понтон, который и не думал никуда уезжать, закопал пушку, за которой пришли мексиканцы, в своём персиковом саду. Техасцы разослали гонцов в другие части колонии с просьбой о помощи[7],[8].

Основанием, по которому техасцы не желали выдавать пушку, служило общее убеждение, что отбирая орудие, которое было выдано Гонсалесу для своей защиты конституционным правительством, мексиканцы попирают их права, закреплённые конституцией, которую отменил Санта-Анна. Разумеется, на закопанное в саду алькальда орудие не возлагали особых надежд, никто не хотел пускать его в бой против мексиканских солдат. В дело пошёл принцип и техасцы не собирались отступать. Для них выдача орудия была символическим актом. Их и так уже почти полностью разоружили. Одновременно с этим техасцы получили строгие инструкции от Стивена Остина и других выбранных руководителей: по возможности избегать военных действий и вступать в бой только в том случае, если это потребуется для защиты своей жизни.

1 октября Кастанеда со своим отрядом, так и не дождавшись алькальда, прошёл семь миль вверх по реке, чтобы найти брод. Но и техасцы не стали ожидать, когда на них нападут, перешли реку и сформировали защитный пикет на пути отряда Кастанеды.

2 октября, в туманное и пасмурное утро, техасские добровольцы укрепились на ферме Иезекиила Вильямса. Сюда же прибыл преподобный Уильям П. Смит, который произнёс пламенную речь:

"Соратники! Переходя все границы длинного списка всех ран и обид, которые обрушило на нас правительство Мексики, Санта-Анна посылает армию, чтобы обезоружить нас. Отдав пушку, мы можем сразу же отдать и всё прочее наше оружие и стать покорными вассалами самого ненормального и непостоянного правителя на земле. Но Техас бросит орудие? Сдаст своё стрелковое оружие? Нет, никогда! Никогда он не подчинится такому приказу! Соратники, причина по которой мы боремся, благородна и великолепна - наша свобода! Та же кровь, которая оживляла сердца наших предков, всё ещё течёт тёплыми потоками в наших венах. Прождав несколько дней нападения мексиканской армии, мы нападём на них сами. Некоторые из нас могут пасть в битве, но давайте убедимся, что падём мы лицом к нашему врагу.

Соратники! Давайте пойдём тихо, давайте будем повиноваться нашим командирам и объединимся, как один человек. Давайте не падать духом. Победа будет нашей! Мы перешли Рубикон, мы переносили оскорбления и издевательства Мексики, пока наша терпеливость не перестала быть достоинством. Наша единственная альтернатива - мы должны бороться! И мы будем бороться! В численном превосходстве нация, против которой мы боремся, является нашим начальником: но тем более благородна причина, по которой мы утверждаем, что сила Иеговы приведёт нас к победе, чтобы торжествовать над империей. За нами - наши домашние очаги, наши жёны, наши дети, наша страна, наше всё! От того, на сколько мы соберёмся с силами, мы сможем повлиять на судьбу колонии. Мы должны выдержать этот бой. Это поселит уверенность в умах наших соотечественников.

Соратники, пойдите со смелым сердцем и твёрдыми шагами, чтобы встретить врага и позволить каждой руке быть сильной, в то время, как души наши счастливы, потому что ангелы охраняют наш путь. Давайте пойдём в сражение со словами бессмертного Патрика Генри, <...> который воскликнул в своём патриотизме: "Дайте мне свободу, или дайте мне смерть!"" [10]

После такого воззвания, 2 октября, до рассвета, техасцы двинулись на мексиканских военных. Очень тихо, в полном молчании, они шли сквозь туман. С собой они везли пушку, которая была выкопана из земли персикового сада, поставлена на колёса от телеги, и из-за отсутствия снарядов начинена обрывками цепей и всяческим железным ломом. Вскоре техасская милиция наткнулась на мексиканские пикеты, но из-за густого тумана никакое сражение не было возможно. Поэтому враги разошлись, не сделав ни одного выстрела, и стали ждать рассвета.

В 6 утра техасцы начали перестрелку с мексиканскими солдатами. Мексиканцы ответили кавалерийской атакой и вынудили техасцев немного отступить. К этому времени туман рассеялся и встала реальная угроза настоящего сражения, которое не было нужно ни одной из сторон. Поэтому Кастанеда согласился на переговоры с техасцами. Было решено, что Кастанеда встретится с командиром техасцев на середине расстояния между засевшими друг против друга противниками.

Во время переговоров полковник Моор, командующий техасцами, объявил, что пушка им необходима для защиты конституционных прав, в то время, как Санта-Анна "сломал и растоптал" всю государственную федеральную конституцию Мексики. Кастанеда объяснил командиру техасцев, что он сам - за федерализм и за конституцию, но в данный момент в его задачу входит только забрать пушку. На что командир техасцев ответил, что если Кастанеда за конституцию - то должен присоединиться к ним и воевать против централистов. Но Кастанеда ответил, что, несмотря на личные пристрастия, он - прежде всего солдат и должен подчиняться приказам. На этом переговорщики и разошлись, так и не придя к взаимному согласию [7],[8],[10].

К этому времени две местные женщины, Сaра Сили Дьюитт и ее дочь Эвэлайн, сшили первый техасский флаг: на белом полотнище были изображены звезда, а под ней - пушка. Надпись под рисунком гласила: "Придите и возьмите это!"("Come and take it") [7],[8],[10]. Девиз этот должен был напоминать об ответе спартанского царя Леонидаса, данного им Дэриусу в Фермопилах: когда ему и его войнам предложили сдаться, он ответил - "Придите и возьмите их". Это первое боевое знамя Техаса открыто призывало противостоять тирании Санта-Анны.

Между техасцами и мексиканцами возникла новая спонтанная перестрелка, в которой был убит один мексиканец и один техасец не смог совладать со своей пугливой лошадью, упал и разбил нос. Не желая провоцировать более серьёзный бой, Кастанеда отступил и увёл своих людей обратно к Сан-Антонио [7],[8],[10].

Хотя потери были незначительными, битва при Госалесе показала окончательный разрыв между техасскими колонистами и правительством Мексики. С этого события официально считается, что война за независимость Техаса началась.

Список литературы

1. Alan C. Huffines. The Texas War of Independence 1835-1836. From Outbreak to the Alamo to San Jacinto // New York NY 10016, USA

2. Antonio Lуpez de Santa Anna // http://www.tamu.edu/ccbn/dewitt/santaanna.htm

3. Jaime Rodriguez. La Crisis de Mexico en el siglo XIX // http://www.iih.unam.mx/moderna/ehmc/ehmc10/124.html

4. Hard Road to Texas.Texas Annexation 1836-1845 // http://www.tsl.state.tx.us/exhibits/annexation/index.html

5. History of the 1835 Come And Take It Flag compiled by David C. Treibs // http://www.comeandtakeit.com/txhist.html

6. List of Texas Revolution battles // http://en.wikipedia.org/wiki/List_of_Texas_Revolution_battles

7. Stephen L. Hardin. The battle of Gonzales // http://www.tshaonline.org/handbook/online/articles/GG/qeg3.html

8. Texas Revolution: Battle of Gonzales. By Kennedy Hickman, About.com Guide // http://militaryhistory.about.com/od/battleswars1800s/p/gonzales.htm

9. http://www.comeandtakeit.com/txhist.html

10. http://www.comeandtakeit.com/txhist.html

Автор - М.В. Гуминенко


© М.В. Гуминенко. 2010 г.
По вопросам использования материалов сайта обращаться по адресу: Kippari2007@rambler.ru