Литература и жизнь        
Поиск по сайту
Пользовательского поиска
На Главную
Современная публицистика
Роман "Созвездие Близнецов"
Зарисовки прошлого и настоящего
Библиотека
История Европы и Америки XIX-XX вв
Форум и Гостевая
Как мы делали этот сайт

М.В. Гуминенко

Техасский рейнджер Джон Коффи Хейс: "Капитан Джек"

Джон Хейс

Джон Коффи Хейс. Калифорния. Фотография 1870-х годов
(Фото из открытых источников сети Internet)


Содержание:

Вступление

Родословная. Детство

Юность

В Техас!

Экспедиция в Ларедо. Хейс и индейцы

Борьба в "Доме Совета". Рейд Бизоньего Горба

Джек Хейс становится капитаном

Новая экспедиция в Ларедо

Очарованная Скала

Мексиканские генералы атакуют Техас. Битва у Саладо-Крик

Хейс ведёт армию генерала Сомервелла на Мексику

Снова о Бизоньем Горбе и других команчах

Война с Мексикой. Поход американского генерала Закари Тейлора

Хейс присоединяется к армии Уинфилда Скотта

Хейс и Санта-Анна

Хейс покидает рейнджеров

Источники

Вступление

Имя Джона Хейса современному российскому человеку практически неизвестно. О подразделении техасских рейнджеров в русскоязычных источниках можно найти лишь общие сведения, зачастую противоречащие друг другу. Между тем, в XIX веке техасские рейнджеры, защищая Техас от набегов индейцев и бандитов, действовали гораздо эффективнее регулярной армии. За период с 1836 по 1848 год Джек Хейс сплотил организацию техасских рейнджеров, выработал моральный кодекс, разработал тактику и стратегию борьбы с правонарушителями. В Техасе Хейс до сих пор считается одним из самых известных и прославленных рейнджеров.

Биография Хейса тесно связана с периодом становления Техаса. Изучая жизнь знаменитого рейнджера, легче понять, что же это была за страна, в чём её особенности и чем она была так привлекательна для колонистов.

Слово Техас (Texas) в американском произношении звучит, как Тексэс ['teksəs]. Благодаря характерному флагу, Техас называют ещё "Штатом Одинокой Звезды". Это единственный штат, который до вхождения в состав США был самостоятельным государством, признанной основными мировыми державами. Республика Техас просуществовала 9 лет, с 1836 по 1845 год. Став 28-м по счёту штатом, Техас, вплоть до войны Севера и Юга, сохранял за собой право выхода из состава Союза, если будет на то воля его правительства и народа.

История республики Техас началась достаточно поздно по сравнению со многими другими государствами и городами. Например, российский город Санкт-Петербург был заложен в 1703 году, и к 1820-м годам, через сто с лишним лет, это была уже столица России, с её каменными набережными, неповторимой архитектурой и насыщенной событиями историей. А на американском континенте только в 1820-м году американец Мозес Остин получил от губернатора Новой Испании разрешение на поселение колонистов англо-саксонского происхождения на практически не освоенной ещё территории Техаса. К этому моменту земля Техаса входил в состав Восточной провинции Новой Испании. Из-за трудности заселения территории Техаса, правительство Мексики ещё в колониальный период приглашало сюда американских колонистов (подробнее об этом можно прочесть ЗДЕСЬ). А 27 сентября 1821 года Мексика победила Испанию в войне за независимость и объявила конституционную монархию во главе с бывшим генералом Итурбиде, императором Августином I.

Стивен Фуллер Остин, сын умершего от воспаления лёгких Мозеса Остина, возобновил переговоры и получил от Августина I повторное разрешение на заселение Техаса. Началось быстрое и полное опасностей становление будущей Техасской Республики. В 1823 году Августин I был свергнут генералом Санта-Анной и на его место пришло республиканское правительство во главе с Гваделупе Викторией, которое в свою очередь подтвердило разрешение на заселение Техаса американцами. Техас стал частью мексиканской провинции Коауила. Его новым жителям предстояло превратиться в заслон на пути враждебных индейских племён, с которыми более ста лет не могли справиться сами испанцы.

Итак, три независимых друг от друга правительства Мексики одобрили появление новых поселенцев на территории Техаса. Но предоставленный людям новый дом был полон опасностей. Агрессивные южные индейцы, которых мексиканцы предпочли вытеснить из Мексики на территорию Техаса - команчи, кайова, апачи - нападали на поселенцев, убивали людей и сжигали их дома. Не оставляли своим вниманием Техас бандиты и контрабандисты, как мексиканские, так и американские. Техасцы не только должны были защищать Мексику, но и сами нуждались в надёжной защите, способной противостоять и индейцам, и бандитам. Поэтому первые отряды добровольцев, которые впоследствии стали именоваться техасскими рейнджерами, появились в Техасе уже в 1823 году, по инициативе Стивена Остина, уполномоченного мексиканским правительством обеспечить заселение техасской территории. В своих объявлениях Стивен Остин приглашал крепких мужчин с оружием, для защиты территории от набегов индейцев и бандитов, а так же для объездки лошадей и помощи в работе со скотом на ранчо поселенцев. Впоследствии, благодаря агрессивности преступников и индейцев, рейнджерам стало некогда заниматься скотом и заездкой лошадей, зато расширились их обязанности по охране безопасности населения и техасских границ[3].

До 1830-х гг. подразделение техасских рейнджеров существовало неофициально. Рейнджеры собирались от случая к случаю, по мере необходимости, и практически были лишены государственного обеспечения, действуя на собственном энтузиазме. Иногда им платили фермеры, но чаще рейнджеры обходились сознанием необходимости своей работы, рисковали жизнью совершенно безвозмездно, потому, что кому-то нужно было брать оружие и отстаивать жизнь и благополучие себя и своих соотечественников. Энтузиазм техасцев не был удивителен: ведь на поселение приезжали люди целеустремлённые и смелые. Им известно было, что Техас полон опасностей и они не обольщались мечтами о мирной и спокойной жизни. Многие из них ехали в Техас именно потому, что хотели защищать эту новую страну от агрессии её врагов. Поэтому среди поселенцев находилось достаточно деятельных и решительных мужчин, готовых по первому зову собраться в отряд и отогнать индейцев, или бороться с очередной бандой. Примерно треть всего взрослого населения Техаса проходила через службу в отрядах рейнджеров. По окончании очередной операции рейнджеры расходились по своим домам, до тех пор, пока снова не возникала необходимость в защите мирных фермеров от очередной банды или индейского набега.

В 1835-м году численность населения в Техасе перевалило за 20 тыс. человек (для сравнения: население г. Пушкин Ленинградской области на 2010 год составляло 99,3 тыс. человек, т.е. в пять раз больше, чем население Техаса к 1835 году, а современный средний посёлок городского типа насчитывает около 10 тыс. человек, т.е., "пол-Техаса"). Стараниями американских поселенцев, пустующая провинция Мексики стала приобретать статус обжитой территории, и на законодательном уровне было принято решение о создании двух постоянных отрядов рейнджеров, в обязанности которых будет входить охрана границ и борьба с бандитскими и индейскими нападениями. Рейнджерам устанавливалась более-менее стабильная плата за службу, но они должны были сами закупать себе провизию, оружие и лошадей.

Создать подразделение рейнджеров, которое занималось бы только защитой мирных граждан и не расходилось по своим домам, едва уничтожена очередная банда, было не так просто. Как и прежде, рейнджеры собирались по мере необходимости и возвращались, едва закончив операцию по разгрому очередной банды, по своим фермам и ранчо. Этого было недостаточно, потому что при таком методе работы рейнджеры лишь реагировали на уже свершившиеся злодеяния и нападения на своих сограждан. Они не осуществляли то, что обозначается словом "профилактика", не обеспечивали постоянной охраны и не наносили упреждающих ударов. Положение изменилось лишь тогда, когда в Техасе появился человек по имени Джон Хейс, посвятивший всего себя созданию сплочённого, профессионального подразделения.

Джон Коффи Хейс (John Coffee Hays), легендарный "Капитан Джек" (Captain Yack) считается самым прославленным и уважаемым капитаном техасских рейнджеров за всё время существования этой организации. В 19-летнем возрасте он приехал в Техас из Теннесси, движимый идеей посвятить свою жизнь защите юной Техасской республики. В 23 года Хейс уже был капитаном, в 25 - майором, а в 31 - полковником[1]. Звания в Техасе не присваивались за выслугу лет, не покупались за деньги, а давались исключительно за личные заслуги. Поэтому можно понять, с каким уважением относились техасцы к Джону Хейсу и насколько высоко ценили то, что он делает для защиты Техаса. Под его руководством техасские рейнджеры стали главной силой по охране границ. Подвиги Джека Хейса благодарные техасцы помнят и по сей день. Его жизнь окружена легендами. Ему установлено несколько памятников. Его именем названо одно из графств Техаса. Любовь и уважение, которыми благодарные техасцы одаривали Джона Хейса, сделали его одной из самых популярных фигур своего времени.


* * *

Данная статья составлена на основе исследования Lee Paul "John Coffee Hays: Captain Yack". Ли Пауль с большой любовью повествует о Джоне Хейсе, приводит выдержки из воспоминаний его современников, свидетельства очевидцев событий. Несмотря на явную восторженность и пристрастность исследователя, опираясь на его работу и сопоставляя приведённые им факты с другими жизнеописаниями Джона Хейса, а так же дополняя его исследование сведениями из других источников, складывается достаточно развёрнутое представление о жизни и подвигах знаменитого техасского рейнджера.

Родословная. Детство

Семья Хейсов переселилась в Америку в начале в 1740-х годов, по инициативе прадеда Джона, которого тоже звали - Джон Хейс. Покинуть Ирландию Хейсам пришлось из-за сложной политической обстановки и голода (более подробно о Голодоморе 1740-1741 гг. можно прочитать здесь: М.В. Гуминенко. Голодомор в Ирландии в 1740-1741 гг.). Эмиграция в Америку виделось прадеду Джона Хейса единственным средством выжить и уберечь свою семью.

Освоение американского континента было в самом разгаре, и Хейсы приняли активное участие в важных событиях колониальной истории. Сын Джона Хейса (старшего), Роберт Хейс (дедушка капитана Джека), участвовал в Американской революции, служил в пехоте Северной Каролины и быстро дослужился до капитана. К 1785 году он получил в наследство поместье "Little Cedar Lick", в графстве Вилсон, Теннесси. Здесь же он встретил свою будущую супругу - Джейн Донелсон, дочь полковника Джона Донелсона. Полковник Донелсон был основателем города Нашвилл и одним из самых богатых и влиятельных людей в Соединённых Штатах. У него было шестеро детей. Его вторая дочь Рейчел вышла замуж за Эндрю Джексона, героя сражения в Новом Орлеане 1814 года и будущего седьмого президента Соединённых Штатов.

Роберт Хейс со временем стал очень богатым человеком. Он основал форт Хейсборо, который впоследствии стал небольшим городком Хейсборо (Haysboro), существующим и поныне. Роберт Хейс являлся так же одним из самых значительных владельцев собственности по первой оценке недвижимого имущества города Нашвилл.

В то время, когда Роберт Хейс дослужился до звания полковника, у его жены родился шестой ребёнок - Хармон Хейс (отец Капитана Джека). Он вырос достойным преемником своего отца и прославился тем, что служил в армии вместе с Сэмом Хьюстоном, будущим президентом республики Техас.

Хармон Хейс женился на Элизабет Кэдж, девушке из богатой семьи, переселившейся из Вирджинии в Нашвилл. После свадьбы он оставил военную службу и поселился в своём наследственном имении "Little Cedar Lick". Именно здесь, 28 января 1817 года, вторым ребёнком в семье Хармона Хейса, родился Джон Коффи Хейс (John Coffee Hays) - будущий легендарный "Капитан Джек". После него в семье Хармона Хейса родилось ещё пятеро детей[8].

У Джона было удивительное детство. Несколько лет он воспитывался в семье президента Эндрю Джексона.


Справка: Эндрю Джексон (Andrew Jackson) (1767 - 1845) - седьмой президент США. Основатель Демократической партии США. Родился в Ваксхо, Южная Каролина, в семье бедных ирландских эмигрантов. В детстве не получил никакого начального образования. Ещё будучи подростком, участвовал в Войне за независимость, в 13 лет побывал в плену у англичан. После войны занялся самообразованием, изучал право, затем был прокурором, судьёй, конгрессменом, сенатором. В чине генерал-майора участвовал в войне США с Англией 1812 года, в войне против индейцев Крик в 1814 году, против англичан в Новом Орлеане в январе 1815 года (потери британцев - более 2 000 человек, потери американцев - 6 убитых и 10 раненых). В 1818 году воевал с семинолами в испанской Флориде.

С 1832 года Эндрю Джексон - президент Соединённых Штатов.

Рейчел Донелсон Робардс Джексон (Rachel Donelson Robards Jackson) (1767 - 1828) жена президента Эндрю Джексона. Дважды была замужем. Из-за допущенной юридической ошибки, за второго мужа (Эндрю Джексона) Рейчел вышла, не разведясь окончательно с первым. Это вызвало скандал, которым пользовались во время предвыборных компаний политические противники Джексона, пытаясь доказать аморальность его брака с Рейчел. Однако, развод между Рейчел и её первым мужем был благополучно завершён и она вторично сочеталась браком с Эндрю Джексоном, узаконив таким образом своё положение. Но психологическое давление и преследование в прессе подорвало её здоровье. [26,27,31,34]


Так случилось, что в президентской семье Эндрю и Рейчел Джексонов не было собственных детей. Всё их внимание было отдано племянникам, которых они охотно брали на воспитание. Рейчел, будучи родной сестрой бабушки Джона Хейса, уговорила его родителей отдать ей на воспитание и Джона. Будущий капитан техасских рейнджеров рос и воспитывался на рассказах Рейчел Джексон о деяниях своих славных предков[1].

Счастливое детство Джона Хейса продолжалось недолго. Когда ему было 11 лет, случилось несчастье: 22 декабря 1828 года от сердечного приступа скончалась Рейчел Джексон. Президент Эндрю Джексон сильно горевал и долго не мог смириться с тем, что его жена умерла. Безвременная кончина супруги подействовала на него так удручающе, что он отказался от поста президента. Не менее сильно повлияла смерть тёти на юного Джона. Он боготворил Рейчел Джексон и тяжело переживал её потерю. Но те знания и воспитание, которые тётя Рейчел успела заложить в своего племянника, остались с ним до конца его дней.

После смерти Рейчел Джексон Джон Хейс вернулся в дом своих родителей.

Юность

Современники описывают юного Джека Хейса как красивого человека, с мягкой улыбкой и приятной, дружеской манерой общения, совершенно несоответствующей его безудержной, отчаянной храбрости. О внешности Хейса его биограф пишет так: "Он был невысоким, гибким юношей с прекрасной осанкой и широкими плечами. Светлая кожа и синие глаза контрастировали с тёмными, густыми и непокорными волосами, что выдавало в нем ирландско-шотландское происхождение. В совокупности внешние данные и приятный характер делали Джека Хейса одним из самых популярных парней в округе"[1].

Сохранилось несколько фотографий Джека Хейса, сделанных в более зрелом возрасте. По этим фотографиям можно сказать, что Хейс действительно обладал привлекательной, мужественной внешностью.

Джон Хейс

Джон Коффи Хейс
(Фото из открытых источников сети Internet)


Джек мечтал о военной карьере и хотел пойти учиться в Вест-Поинт (West Point - военная академия в США, образована в 1802 году), но в 1832 году, когда ему было 15 лет, умер его отец, а спустя несколько недель после смерти отца, умерла и мать. Уже на следующий день после её кончины, её брат, Роберт Кэдж, забрал к себе на воспитание двух самых младших детей - Сару и Роберта. Старший из детей Хармона Хейса - Уильям - был уже достаточно самостоятельным, чтобы самому планировать свою жизнь и содержать себя. 15-летний Джек собирался поступить по примеру Уильяма. Однако, его дядя, Роберт Кэдж, настойчиво звал его к себе, а младший брат, пятилетний Роберт, очень не хотел расставаться со старшим братом. Ради брата Джек согласился ехать к дяде.

Прибыв с племянниками в Миссисипи, дядя Роберт, движимый лучшими побуждениями, пытался заинтересовать Джека Хейса бизнесом. Для начала он предложил Джеку работу в своём магазине. Но Джек очень хотел попасть в Вест-Пойнт и стать военным. Занятие торговлей его не привлекало. Джек надеялся, что здесь, в Миссисипи, ему удастся освоить науку чтения следов и научиться другим премудростям походной жизни. Он сам подыскивал себе работу, чтобы отложить заработанные деньги на дальнейшую учёбу. Подрабатывал он и на местных ранчо, получая навыки в ковбойском ремесле и верховой езде.

В то время небольшие группы переселенцев продвигались на Запад, на ещё не занятые земли. Среди переселенцев были не только торговцы, фермеры и земельные спекулянты, но и отставные военные. Будучи общительным человеком, Джек легко сходился с людьми. Это помогало ему получать от армейских ветеранов необходимые ему теоретические знания о военном деле. Он учился ориентировке на местности, слушал рассказы об индейских территориях, получал навыки следопыта.

Примерно в это время, в возрасте 15-ти лет, Джек совершил первый поступок, который характеризовал его как храброго и решительного человека, способного не теряться в критической ситуации. Он и его друг Джордж Уорк наткнулись на охотников-индейцев из племени чокто, заходивших время от времени в штат Миссисипи. Индейцы тут же забыли про охоту и бросились вслед за случайно увиденными белыми. Мальчики попытались уйти от погони, но один из охотников подстрелил лошадь под Джорджем. Джек вернулся к другу, отдал ему свою лошадь и сказал, чтобы тот скакал вперёд. Сам Джек намеревался поймать кого-нибудь из индейцев своим лассо и отобрать у него лошадь для себя. Джордж никогда не оспаривал приказы своего друга, поэтому вскочил на лошадь Джека без возражений и повёл индейцев за собой, а Джек укрылся в ближайших скалах. Ему удалось сбросить одного индейца, увлечённого преследованием Джорджа Уорка, вскочить на его лошадь - и благополучно уйти от погони. Способность Джека Хейса не теряться в момент опасности и принимать правильные решения, служила ему хорошую службу, когда впоследствии он стал предводителем рейнджеров[1].

Через два года Джек ушёл от дяди, а к концу 1835 года он скопил достаточно денег, чтобы поступить в военную академию Дэвидсона в Нашвилле. Однако состояние здоровья помешало его обучению: первая же зима оказалась очень холодной, и Джек заболел, из-за чего долгое время не мог посещать академию. Чтобы поправить здоровье, он вынужден был вернуться на плантацию дяди Роберта в Миссисипи. В это время стали приходить первые тревожные вести из Техаса.

В Техас!

2 марта 1836 года Техас объявил себя независимой республикой. Пока девятнадцатилетний Джек Хейс поправлял своё здоровье в доме дяди, ему стало известно о событиях, которые не могли оставить его равнодушным. 6 марта пала крепость Аламо, атакованная почти трёхтысячной армией мексиканского президента-генерала Антонио Лопеза де Санта-Анны (1794-1876). А 27 марта в местечке Голиад по его же приказу были казнены около 400 пленных техасцев полковника Джеймса Фэннина. Маленькие отряды защитников Техаса отступали перед огромной мексиканской армией. Джек Хейс принял решение ехать на помощь техасским революционерам, но когда он наконец оправился от болезни - всё уже закончилось. Джек приехал в Техас после капитуляции генерала Санта-Анны, состоявшейся 21 апреля 1836 года при Сан-Хасинто. Тем не менее, Хейс присоединился к техасской армии под командованием генерала Томаса Дж. Раска (Thomas J. Rusk).

Служба Хейса началась с печальных обязанностей, которые выполняла техасская армия после победы. Генерал Раск прибыл со своими людьми на место Голиадской Резни, и занялся организацией похорон останков четырёхсот казнённых пол приказу Санта-Анны людей полковника Джеймса Фэннина. Обгорелые кости и растерзанные падальщиками части тел валялись разбросанные в прерии. Их нужно было собрать и предать земле по христианской традиции[7].

Рассказы о Голиадской Резне произвели на молодого Джека Хейса сильное впечатление. Он узнал, что 19-20 марта 1836 года люди Фэннина добровольно сдались в плен у местечка Голиад, поверив обещанию генерала Вула, одного из военачальников Санта-Анны, сохранить им жизнь. Однако уже через неделю они были выведены без предупреждения в поле и расстреляны мексиканскими солдатами по приказу мексиканского президента-генерала. Раненых мексиканцы добивали штыками. Тех, кто пытался бежать из-под огня - догоняли и рубили саблями кавалеристы. По окончании бойни все тела были раздеты, свалены в кучи и их пытались сжечь, но поскольку некогда было возводить настоящие костры - тела лишь обгорели, и остались валяться, чуть присыпанные землёй, на корм койотам и стервятникам. В равной степени впечатлённый и рассказами, и видом останков, которые были собраны по приказу генерала Раска, Джек укрепился в своём желании бороться за свободу Техаса[1]. Но с этим возникли определённые трудности.

Всё население Техаса после революции насчитывало около 30 000 жителей. По большей части это были фермеры, которые жили натуральным хозяйством[5]. На территории Техаса не было ни серебряных рудников, как в Мексике, ни золотых приисков, как позднее, в Калифорнии, поэтому средства для содержания армии были весьма ограниченными. По окончании военных действий новое техасское правительство во главе с Сэмом Хьюстоном приняло решение распустить большую часть армии. Тогда Джек Хейс обратился прямо к президенту Сэму Хьюстону и сказал, что хочет служить Техасу безвозмездно. Хьюстон, оценив его порыв, посоветовал молодому человеку присоединиться к техасским рейнджерам. Отрядом рейнджеров командовал тогда капитан Эрасмус Смит по прозвищу "Глухой" (Erasmus "Deaf" Smith). Его рейнджерам предстояло урегулировать отношения на границе с Техасской республикой, проследив за тем, чтобы ни индейцы, ни мексиканцы не тревожили мирных граждан.


Справка: Эрасмус Смит (1787-1837) - один из известных героев Техасской революции, имел врождённое нарушение слуха. Но, несмотря на этот недостаток, во время революции Смит был одним из самых надежных разведчиков Сэма Хьюстона. Современники отзывались о нём как о человеке немногословном, но обладающим завидным хладнокровием в минуты опасности[4].


Примерно за год до смерти капитана Смита, к концу 1836 года, организация техасских рейнджеров была признана официально. В декабре этого года Хейс стал рейнджером, подписав контракт на двенадцать месяцев, с оплатой - 30 долларов в месяц. Как рейнджер, Хейс был обязан за свой счёт приобрести лошадь и оружие. При этом первую попавшуюся лошадь или плохое оружие он купить не мог - и то и другое подвергалось тщательному осмотру Смита. Рейнджерам предстояло совершать длительные рейды по необжитым территориям, где никто не придёт к ним на помощь, кроме них самих. В их обязанности входило преследовать бандитов и не подпускать агрессивных индейцев к поселенцам. От выносливости лошади и безотказности винтовки и пистолетов рейнджера зависели как его жизнь, так и жизни его товарищей.

Правительство брало на себя обязательство снабжать рейнджеров боеприпасами и едой, но зачастую в долгих разведывательных экспедициях рейнджерам приходилось самим обеспечивать себя всем необходимым, добывая боеприпасы у врага, а пищу - где придётся[1].

В то время было только два относительно крупных поселения между обжитой, восточной частью Техаса и Рио-Гранде: это Виктория (Victoria) и Рефугио (Refugio). И оба они располагались более чем за 90 миль на юго-восток от города Сан-Антонио. На всей остальной территории между Сан-Антонио и мексиканской границей - рекой Рио-Гранде - можно было встретить только бандитов и индейцев и самыми жестокими и безжалостными из этих враждебных техасцам людей были индейцы-команчи.

Говоря о команчах, следует отметить, что на территорию Техаса они были вытеснены мексиканцами. Команчи вели себя настолько агрессивно, что мексиканцы хотели отгородиться от них каким-нибудь надёжным заслоном, например американскими поселенцами. Именно это было главной причиной, по которой ещё испанское правительство Мексики в начале 1820-х годов разрешило американцам селиться на территории пустующего Техаса[5].

Команчи продолжали оставаться серьёзной угрозой. Агрессивные воины, они лучше всех других индейских племён переняли у европейских переселенцев искусство верховой езды и обращения с завезёнными в Америку лошадьми. В результате команчи создали умелую лёгкую конницу, какой не было ни у одного другого племени. Конечно, кавалерию белых людей команчи не превосходили. У них не доставало сёдел, потому, что сами они не умели их делать и пользовались только теми, которые отнимали у белых поселенцев. Также команчи не занимались специальной военной подготовкой, и в сражениях брали верх только благодаря численному превосходству, внезапностью нападений и тем, что в подавляющем большинстве случаев их жертвами становилось мирное население. В стычки с регулярными войсками команчи старались не вступать[7].

С одинаковой жестокостью команчи расправлялись как с белыми, так и с индейцами других племён. Для попавшего в плен к команчам человека, не важно, белого, мексиканца или индейца, смерть означала - смерть под пытками[7].

Команчи быстро прогнали со своей территории других краснокожих, включая кикапу и большую часть апачей. Лишь одна небольшая группа апачей оставалась у реки Медина, под предводительством вождя по имени Липан (Lipan). Его племя приобрело известность как "апачи Липана" и они были заклятыми врагами команчей[1].

Мексика так же предъявляла свои права на территорию между реками Рио-Гранде и Нуэсес. Ширина этой полосы земли колебалась по мере изгибов рек от 50 до 150 миль. Эта область считалась нейтральной зоной, но и мексиканцы, и индейцы, и техасцы в равной степени претендовали на неё и считали своей.

Эрасмус Смит, к отряду которого присоединился Джек Хейс, привёл своих людей в Сан-Антонио. Здесь, в начале февраля 1837 года рейнджеры приняли участие в очередной погребальной церемонии: хоронили останки сожжённых по приказу Санта-Анны останков двухсот защитников крепости Аламо. Двадцатилетний Джек Хейс, который совсем недавно участвовал в другой погребальной церемонии, когда предавали земле останки погибших в Голиадской Резне, полностью осознал, наконец, что значит "быть техасцем"[1]. Это означало - в любую минуту быть готовым пожертвовать своей жизнью ради тех, кого ты взялся защищать, стоять до последнего, даже если враги во много раз превосходят числом, потому что помощи будет ждать неоткуда, а за твоей спиной - люди, которые верят тебе и надеются на твою защиту. Тебя все будут знать в лицо, или хотя бы по имени. Ты не можешь скрыться в толпе и стать "винтиком" в общей массе. В Техасе каждый человек на виду и это ко многому обязывает.

Экспедиция в Ларедо. Хейс и индейцы

Капитан Смит разместил своих людей лагерем к югу от города Сан-Антонио и предоставил им около месяца на отдых. Джек Хейс потратил время отдыха на изучение испанского языка, поскольку большинство жителей Сан-Антонио были мексиканцами, из числа тех, что перешёл на сторону республики Техас, и испанский был их родным языком.

Первая разведывательная операция, в которой участвовал рейнджер Джек Хейс, была предпринята в конце февраля-марте 1837 года. Целью этой вылазки был небольшой городок Ларедо, который располагался у реки Рио-Гранде и был единственным населённым пунктом на Западной границе Техасской республики. Территория города простиралась по обе стороны от реки, и по договору, заключённому после победы техасской революции, та часть города, которая располагалась на восточном берегу, принадлежала Техасу.

Рейнджерам предстояло разведать обстановку в Ларедо и одновременно напомнить тем, кто поселился в техасской части Ларедо, что они теперь живут в республике Техас, а не в Мексике. Для наглядности рейнджеры намеревались поднять на церковном шпиле города техасский флаг. Однако, к тому моменту, когда капитан Смит привёл свой отряд в Ларедо, оказалось, что в городе обосновался большой мексиканский гарнизон. Чтобы не спровоцировать вооружённое столкновение, рейнджеры не стали заходить в Ларедо и расположились лагерем в пяти милях к востоку от города. Но избежать конфликта это не помогло.

17 марта мексиканские драгуны окружили лагерь рейнджеров и напали на них. По счастью для техасцев, капитан Смит выбрал для своих людей место, удобное для обороны. В ожесточённой стычке мексиканцы потеряли 10 человек убитыми и 10 ранеными, и вынуждены были отступить обратно в город. Рейнджеры потеряли только двоих. Понимая, что в открытом бою маленький отряд не сможет противостоять большому гарнизону мексиканских солдат, Глухой Смит увёл своих людей обратно в Сан-Антонио.

Экспедиция Смита стала первым появлением рейнджеров западнее реки Нуэсес. Примерно с этого же времени начался новый конфликт Техаса с Мексикой, который продлился несколько лет. Есть мнение, что именно разведка рейнджеров спровоцировала начало этой затяжной конфронтации. Однако, те мексиканцы, которые были недовольны мирным договором с Техасской республикой, и без провокаций готовились развернуть военные действия против "мятежной провинции". Если бы рейнджеры капитана Смита не пришли в Ларедо, конфликт мог начаться по любому другому поводу, или даже без оного.

В походе к Ларедо Джек Хейс учился у капитана Смита тонкостям службы разведчика. Он так быстро осваивался в новой роли, и так умело доставлял нужные сведения, что заслужил поощрение: капитан Смит присвоил ему чин сержанта. Чуть позднее, к маю 1837 года, из-за нехватки денежных фондов, президент Хьюстон сократил численность армии до 500 человек, и охрана границы оказалась полностью в руках рейнджеров и местной милиции. Опытные люди, подобные капитану Смиту и Джеку Хейсу были очень необходимы. Но Смит (возможно, предвидя свою скорую кончину) передал Джека Хейса другому капитану - Генри Карнесу, и ушёл в отставку. Через несколько месяцев - 30 ноября 1837 года - он умер в своём доме, в Ричмонде, штат Техас[4].

Острая нехватка средств у техасского правительства приводила к тому, что рейнджерская служба оплачивалась крайне нерегулярно. У Джека Хейса, в отличие от многих других рейнджеров, не было своего ранчо или ещё какой-то статьи дохода. Поэтому он сочетал рейнджерскую службу с должностью геодезиста.

С 1838 года Хейс числился помощником земельного инспектора в районе, прилегающем к городу Сан-Антонио. Из-за частых нападений индейцев и бандитов, ездить по территории Техаса было очень опасно, и земельные инспектора всегда работали под охраной вооружённого эскорта. Джек Хейс совмещал сразу две работы: составлял планы местности, и охранял население от нападений. К этому времени Хейс уже прославился, как опытный и умелый рейнджер. Являясь представителем инспектора округа Бехар, он вместе с другими рейнджерами совершал пятидесяти- и шестидесятимильные патрулирования (напомним, что 1 миля - 1600 метров, таким образом, радиус охвата территории составлял около 100 км). Команчи, которые то и дело устраивали набеги на поселенцев, были крайне недовольны тем, что рейнджеры то и дело встают на их пути. Агрессивно настроенные краснокожие пользовались любой возможностью, чтобы напасть на Хейса и его людей.

В августе 1838 года отряд рейнджеров капитана Карнеса, состоящий из 20-ти человек, в числе которых был Хейс, отправился на разведку в область ручья Арройо-Секо (Arroyo Seco), на 75 миль западнее Сан-Антонио. Здесь на них напала большая группа воинственно настроенных команчей. В две или три атаки команчам удалось расстрелять практически всех рейнджерских лошадей, которых люди капитана Карнеса вынуждены были использовать, как укрытие. Во время этих атак Хейс изучал индейскую тактику ведения боя. Он заметил, что индейцы приближаются на всём скаку, делают выстрел и тут же, не сбавляя скорости, проносятся мимо, пока противник не успел произвести ответную атаку. Уйдя дальше, чем на расстояние выстрела, индейцы разворачиваются и атакуют снова, и делают так несколько раз, пока не ослабят противника. Всё время быстро перемещаясь, индейцы не дают противнику возможность прицельно стрелять. Они и сами не целятся, но когда люди, вокруг которых они начинают носиться, сбиваются в кучу, любой индейский выстрел может найти свою цель. Хейс пришёл к выводу, что подобная тактика хорошо подходит для ведения боя на открытой местности, и взял её на заметку.

В этот раз Джеку Хейсу удалось подстрелить вождя команчей. Оставшись без предводителя, краснокожие отступили к холмам. Но рейнджеры, хотя большинство их и осталось без лошадей, погнались следом.

Далеко опережая пеших преследователей, команчи успели подняться на холм и укрылись среди камней, обстреливая людей Карнеса из длинноствольных ружей. Из всех рейнджеров только у Бена Маккаллока (Ben McCulloch) была дальнобойная винтовка. Пары выстрелов из неё хватило, чтобы команчи поспешно отступили. Они предпочитали держаться на таком расстоянии, на котором вражеские пули не могли бы их достать. Рейнджеры рискнули подняться следом, но далеко уйти не удалось. Отступая, команчи ухитрились ранить одного из техасцев, и он попросил товарищей помочь ему спуститься вниз. Тогда капитан Карнес дал команду возвращаться к подножию скал.

Спустившись вниз, рейнджеры первым делом занялись пострадавшим, но когда на нём расстегнули одежду, пуля сама выпала на землю. На груди у человек был сильный кровоподтёк, но не было никакой раны. Видимо, пуля отскочила рикошетом от камней и на излёте ударила рейнджера. Он остался жив, и в этом происшествии отряд Хейса не потерял ни одного человека[1].

Впоследствии Хейс обучил своих людей боевой тактике команчей, и рейнджеры с успехом использовали её на практике, сражаясь не только с индейцами, но и с местными бандитами, и с регулярной мексиканской армией. Благодаря этой тактике и хорошей меткости стрельбы рейнджеры зачастую успешно атаковали противника, даже если находились в явном меньшинстве.

Наблюдательный и предприимчивый, Джек Хейс брал на вооружение лучшие приёмы врага. Очень скоро он стал настоящим знатоком по части войны с индейцами. Много полезного Хейс узнал благодаря своей дружбе с индейцами из племени Делавэр (Delaware) и верховным вождём техасских апачей - Липаном. Среди более мелких вождей апачей, подчинявшихся Липану, был вождь по имени Флэкко. Этот индеец суеверно считал, что Хейс обладает каким-то волшебством, которое позволяет ему проявлять чудеса храбрости. Он подружился с Джеком и часто сопровождал его в разведывательных рейдах. От Флэкко, и от самого вождя Липана, Джек Хейс узнал много сведений об индейцах, об их обычаях, способах ведения войны, различиях в тактике и стратегии у разных племён. Например, он узнал, что команчи были так называемыми "неогороженными" индейцами. Чаще всего они нападали на врага открыто, в то время как апачи предпочитали устраивать засады. Хейс узнал, что для команчей, которые предпринимают длительные переходы, совершенно не важно расстояние, если есть мескитовые заросли, деревья или скалы, которыми они пользуются для маскировки своего передвижения. Поэтому когда на пути у воинственно настроенных команчей есть, где прятаться, надо ожидать, что они могут уйти на несколько сотен миль от своих стойбищ и напасть на очень отдалённые поселения.

Общаясь со своими делавэрскими друзьями, Хейс на практике познакомился с непримиримостью, которая царила между ними и команчами. Поскольку команчи использовали любую возможность, чтобы угнать чужих лошадей, делавэр, отправляясь на охоту, оставляли лошадей в стойбищах и охотились пешком. Правда, эта предосторожность далеко не всегда помогала. Команчи зачастую нападали без какой-либо видимой причины, просто потому, что оказались рядом.

Однажды, во время охоты, Хейс и семнадцать его друзей делавэр разделились на пары, чтобы было удобнее выслеживать добычу. Но один индеец вскоре вернулся в лагерь, и сказал, что его напарник убит проезжающей мимо большой группой команчей. Делавэр тут же постановили, что должны преследовать убийц, пока те не ушли через Рио-Гранде в Мексику. То, что им придётся пешими гнаться за всадниками, их совершенно не смущало.

Делавэр побежали по следам команчей с такой быстротой, что Хейс утомился на первых же милях. Они бежали в течение двух суток, днём и ночью, делая лишь краткие остановки для того, чтобы поесть и выпить воды. Несмотря на то, что Джеку раньше не приходилось бегать на такие большие расстояния, он выдержал темп наравне с индейцами.

На рассвете третьего дня, на подходе к Рио-Гранде, они настигли команчей, чем сильно удивили и испугали их. Началась рукопашная схватка, в которой Джек Хейс дрался только ножом и томагавком. Несмотря на длительный пеший пробег, после которого у делавэр и их друга-рейнджера не было ни минуты на отдых, они одержали победу. Только часть команчей успела перейти реку и укрыться на мексиканской стороне[1].

Борьба в "Доме Совета". Рейд Бизоньего Горба

Город Сан-Антонио (англ. San Antonio), рядом с которым чаще всего устраивали свои лагеря рейнджеры, образовался на месте маленького военного поселения вокруг испанской миссии Сан-Антонио де Валеро (Mission San Antonio de Valero), официально существующей здесь с 1718 года. Изначально испанцы, владеющие Мексикой, имели намерение создать в этом месте укреплённый пункт, с помощью которого можно было бы контролировать незаконную торговлю со стороны французской Луизианы. Миссия Сан-Антонио долго оставалась самым крайним, восточным форпостом Мексики, а после Техасской революции город Сан-Антонио стал самым крайним, западным населённым пунктом республики Техас. От Сан-Антонио к западной границе ходили только рейнджеры, милиция и помощники инспекторов.

Рейнджеры играли очень важную роль в охране техасской границы и территории между реками Рио-Гранде, Бразос и Сан-Антонио: они осуществляли контроль за порядком между тремя враждующими сторонами: англоязычными поселенцами, мексиканцами и индейцами. Чаще всего небольшие группы разведчиков-рейнджеров не превышали 10-12 человек. Это были особенные люди. Немногим из них было больше 23-х лет, но враждебность той земли, на которой они жили, научила их быть жёсткими и категоричными, способными принимать быстрые решения и без колебаний вставать на пути опасности[1].

Отряд Хейса был самым сплочённым из групп техасских рейнджеров, и в этом была прежде всего его собственная заслуга. Про Хейса один из людей того времени писал так: "человек... на которого все смотрели с уважением, был изящный, худощавый, со строгим римским лицом, и выражением скромной простоты... и я помню чувство некоторого удивления от того, что на такого простого, лёгкого, добродушного на взгляд человека с таким большим уважением смотрели все эти выносливые, сильные мужчины. Тем не менее этот человек был прославленным Капитаном... Хейс был лидером и воодушевлял рейнджеров, которые выделялись среди молодёжи тем, что были более самоотверженными и храбрыми, чем многие люди, которые ещё фигурировали в истории этой границы"[1].

К лету 1839 года, вместе со своими людьми, Хейс прошёл разведывательным рейдом более семидесяти миль до каньона Увладе (Canyon de Uvalde). Индейцы постоянно встречались на его пути, но не нападали и не вступали в сражения. Казалось, что они изучают Хейса. На пути у рейнджеров попадались брошенные индейские деревни, и им удалось вернуть несколько украденных лошадей, но, ни в одно крупное сражение команчи так и не вступили, предпочитая уходить при появлении отряда рейнджеров Хейса. Было понятно, что одно присутствие капитана Джека заставляет краснокожих вести себя менее агрессивно. Но один Хейс не мог обеспечить охрану всей территории.

19 марта 1840 года, когда Хейс был на патрулировании к югу от города, в Сан-Антонио, состоялось сражение, которое вошло в историю как "Борьба в Доме Совета". Об этом историческом событии следует сказать немного подробнее, потому что оно хорошо характеризует отличие менталитета белых и индейцев.

"Борьба в Доме Совета" - конфликт, который произошёл между должностными лицами Республики Техас и делегацией индейцев команчи (условно считается, что делегация была мирная). Встреча проводилась с целью достичь бескровного урегулирования двухлетней войны с команчами. Несмотря на то, что команчи не претендовали на территорию города Сан-Антонио, или других близлежащих поселений, они постоянно устраивали набеги, угоняли скот и уводили в плен людей, в основном детей и женщин. Когда же белые давали индейцам отпор - они воспринимали это, как повод для новых нападений. Испанцы в своё время выгнали команчей с территории Мексики, как можно дальше от своих городов и поселений, но техасцы не следовали их примеру, и старались по возможности договориться с краснокожими мирным путём.

Мировоззрение белых людей радикально отличается от мировоззрения индейцев. По своему благородству белые люди и в то время верили, что с индейцами можно договориться. Но они не учитывали, что отношение к жизни и смерти у индейцев совсем не такое, как у белых. Техасцы, к примеру, считали, что места в малонаселённом штате вполне достаточно, чтобы не мешать друг другу. Индейцы же нападали независимо от того, мешал им кто-то, или нет. И это резкое отличие взглядов служило непреодолимым препятствием к пониманию между белыми и краснокожими.

По заранее заключённому соглашению, в качестве жеста доброй воли перед переговорами, команчам было предложено вернуть полтора десятка белых пленников (в руках техасцев к этому моменту не было ни единого индейского пленника). Команчи согласились, но привезли на встречу только одного мексиканского мальчика и 16-летнюю девочку, по имени Матильда Локхарт. Последняя провела у команчей в плену два года и была страшно изуродована пытками. Над ней множество раз совершали физическое насилие, а женщины-команчи периодически пытали её, сожгли нос до костей, ради того, чтобы заставить её кричать. Всё тело девушки было покрыто шрамами от ожогов.

Матильда Локхарт подтвердила, что в лагере команчей содержится ещё не менее 16-ти пленных белых людей. (По воспоминаниям Марии А. Меверик, несчастная так и не смогла оправиться от своего пребывания у индейцев и умерла 2 года спустя)[16].

Когда команчей спросили, где остальные пленные, индейцы начали торговаться и требовать себе в качестве выкупа большое количество нового оружия и прочих полезных с их точки зрения вещей. Тогда белые объявили, что поскольку команчи нарушают своё обещание, они будут задержаны в Сан-Антонио до тех пор, пока их соплеменники не вернут обещанных белых пленных. Команчам это не понравилось, и они напали на охрану помещения, не взирая даже на то, что на встрече присутствовали их собственные жёны.

В драке было убито некоторое количество команчей и белых, и ещё некоторое количество команчей было взято в плен. Их соплеменникам был отправлен ультиматум: они должны вернуть пленных белых людей, и тогда пленные команчи будут отпущены восвояси.

Команчи, оказавшись в руках белых, ожидали, что их всех убьют. Для индейца было непонятно, как можно отпустить уже схваченного врага. Но белые поселенцы исходили из своих законов ведения военных действий, поэтому команчей всего лишь подержали некоторое время взаперти, надеясь на то, что их соплеменники примут условия обмена. Через некоторое время стало понятно, что ждать доброй воли от команчей не имеет смысла. Участь 16-ти белых пленников, которые оставались в лагере команчей, оказалась трагичной: 13 из них, в том числе и 6-летняя сестра Матильды Локхарт, были жестоко замучены, едва соплеменники узнали о Борьбе в Доме Совета. Их жгли заживо, с их тел сдирали кожу и срезали куски мяса. Команчи старались до последнего оттянуть смерть, видимо, чтобы насладиться криками своих жертв. В живых оставили только троих детей, которые к этому моменту уже жили как команчи и стали частью племени. Но даже после того, как стало известно о столь ужасной участи пленных, техасцы не изменили своим представлениям о благородстве: пленных команчей не убили в ответ, а всего лишь перевели в лагерь Кук у реки Сан-Антонио. Позднее, некоторая часть их была отпущена, остальные ещё раньше благополучно сбежали сами.

Борьба в Доме Совета привела к многолетней войне между белым населением Техаса и команчами. Разница менталитета не позволяла этим двум группам людей договориться друг с другом[24,29].

После этого события команчи стали устраивать регулярные набеги на Сан-Антонио. Джек Хейс вынужден был постоянно набирать небольшие отряды добровольцев для преследования мародёров и убийц, и часто отсутствовал в городе. Однажды, когда его не было в Сан-Антонио, в город ворвался посланник индейцев. Он бросил вызов горожанам, предлагая выйти из города и сразиться с его воинами. Одиннадцать неопытных человек откликнулось на этот вызов, выехали из города, но тут же попали в засаду. В Сан-Антонио вернулись только трое. Они успели вовремя повернуть обратно. Остальные были убиты.

Набеги на Сан-Антонио совершались группами команчей, не превышающими несколько сотен человек. После того, как команчи затеяли резню в "Доме Совета", и сами потеряли несколько вождей, им понадобилось около полугода, чтобы собраться большими силами. Индейцам не хватало предводителя, который объединил бы их для масштабного нападения на белых соседей. Но такой предводитель нашёлся. Им стал вождь одного из команчских племён - Бизоний Горб. Ему удалось собрать больше тысячи команчей и кайова, и яростно ударить по Техасу, пройдя набегом до самого побережья и уничтожая всё, что попадётся на пути.

Через Викторию (Victoria) и Линнвилл (Linnville) команчи дошли до порта Лавака (Lavaca Bay) и залива, убивая поселенцев, забирая пленных, скот и пищу, и сжигая дома. Индейское воинство внушало такой ужас, что в Линнвилле большинство жителей при их приближении бросились в лодки и вышли в море, только так избежав смерти. Но команчи уничтожили всех, кто не успел уплыть, ограбили склады и сожгли город. Дальше идти было некуда, и команчи отступили обратно к Северу.

Пленниками команчей в основном становились женщины и дети, мужчин убивали сразу. Но добычей индейцы никогда сильно не дорожили, убивая тех, кто не может идти быстро. Обычно первыми уничтожались именно дети, как наиболее слабые. Вот маленькая картинка, которая иллюстрирует отношение команчей к жизни и смерти:

У одной из пленных женщин, захваченных Бизоньим Горбом, было два ребёнка. Младший сильно замедлял продвижение, и мать не могла быстро идти, неся его на руках. Тогда один из воинов команчи схватил ребёнка за ногу и размозжил ему голову о ближайшее дерево. А когда через некоторое время стал утомляться и другой ребёнок этой женщины - с ним покончили точно так же, оставив трупы на съедение стервятникам[1].

Некоторые современные исследователи полагают, что "индейцев нужно принимать такими, какие они есть", что жестокость и безжалостность тех же команчей - это всего лишь следствие их "особенного мировоззрения", и поэтому их нужно "понять", и не иметь к ним никаких претензий. Однако, нам следует попытаться понять и чувства белых людей, которые сталкивались с жестокостью индейцев, ради забавы подвергавших пыткам беззащитных женщин и детей, как это было с Матильдой Локхарт или её замученной насмерть шестилетней сестрой, или убивавших детей только потому, что они "становятся обузой". Было бы странно, если бы техасцы не давали отпор команчам, и позволяли им убивать себя, мотивируя это тем, что нужно снисходить к "особенности менталитета" краснокожих.

Как только весть о набеге Бизоньего Горба распространилась по Техасу, Хейс и его рейнджеры собрались в 27-ми милях к югу от Остина, в том месте, где расположен современный город Локхарт (Lockhart). 12 августа рейнджеры Хейса и добровольцы во главе с генерал-майором Феликсом Хьюстоном настигли индейцев и вынудили тех спешно отступить. Преследуя команчей, рейнджерам удалось уничтожить около сотни "солдат" Бизоньего Горба. Большинство белых пленников, к сожалению, было убито команчами в самом начале бегства. Рейнджеры нашли оставшуюся в живых женщину, в груди которой засела стрела, и команчи сочли пленницу мёртвой. Эта женщина выжила и рассказала рейнджерам о том, как убивали в Линвилле её мужа и других белых поселенцев, и как команчи поступали с пленниками во время своего бегства[1].

Индейцев удалось отогнать на северо-запад, к Льяно-Эстакадо. Как только стало понятно, что они не собираются поворачивать обратно, рейнджеры оставили преследование.

Джек Хейс становится капитаном

Несмотря на то, что Хейс считался одним из самых умелых и храбрых рейнджеров, он чаще всего ходил под началом других капитанов. Но после окончания компании против Бизоньего Горба 23-х летний Джек Хейс получил предложение от президента Техасской республики Мирабо Ламара создать свой собственный отряд рейнджеров. Капитан Хейс начал немедленно набирать людей, выдвинув очень высокие, хотя и логичные требования: кроме того, что рейнджеры должны смело вести себя в бою и метко стрелять, они обязаны быть добропорядочными людьми, покладистого характера. Хейс брал на работу только хороших всадников и потребовал, чтобы каждый из них имел широкое и удобное мексиканское седло, в котором можно проводить много часов во время долгих разведывательных рейдов. Кроме того, каждый претендент должен был иметь хорошую, выносливую лошадь. Джек Хейс сделал только одно исключение, для Биг-Фута Уоллеса (Big Foot Wallace), который явился на его зов верхом на муле. Но Уоллес был известен как человек, который давно и успешно сражается с индейцами, и поэтому Джек без возражений принял на службу и его, и его мула.

Рейнджеры носили широкополые шляпы, которые хорошо защищали от солнца, чапсы для защиты ног от колючих растений и кактусов, сапоги с высокими каблуками, чтобы легко было поймать стремя или упереться ногой в землю при необходимости. У каждого рейнджера было мексиканское лассо из сыромятной кожи и волосяная верёвка для того, чтобы привязывать лошадь. Вооружение состояло из одного или двух пистолетов, винтовки и удобного ножа. Большинство предпочитало нож Боуи. Позади седла крепились мексиканское одеяло и небольшие сумки, в которых рейнджеры везли личный запас боезарядов, соли, зерна, средства для зажигания огня и табак.

Люди Хейса вовсе не были необразованными фермерами или бродягами. Очевидцы вспоминают, что во время дружеских бесед у костра эти люди свободно рассуждали о поэтах и философах. Им не чужд был литературный слог, многие вели дневники и оставили после себя мемуары. Этому не следует удивляться, ведь в Техас переселялись люди, которые подобно самому Хейсу, в других штатах получили образование, и приходили на помощь своим техасским собратьям по зову сердца, оставаясь жить на техасской земле, которая становилась их второй родиной. И именно среди благородных и образованных людей чаще всего находились смельчаки, готовые рисковать собой ради спокойствия мирных граждан[1]. Они не ожидали наград и действовали бескорыстно, потому что жалование рейнджеров было маленьким и нерегулярным, а первая же вылазка могла закончиться фатально. При таких условиях, авантюрист, который гонится за материальной выгодой, или простой фермер, для которого важны только его личные коровы, в рейнджеры не шёл.

Обычной тактикой рейнджеров было взять след индейских мародёров и преследовать их, не отставая, как можно дольше. Только так можно было на некоторое время отбить у команчей охоту нападать снова. Примерно половина рейнджеров погибала каждый год в этих трудных походах и преследованиях, и им на смену приходили новые люди. Однако, капитан Хейс настолько умело руководил рейнджерами, что редко терял своих людей.

Метод Хейса был прост: он брал под свой контроль все белые поселения вдоль основных индейских путей и следил за ними, стараясь не пропустить, когда индейцы начнут собираться в набеги. Едва в каком-либо месте что-то казалось ему подозрительным или необычным - он отправлялся туда со своими людьми, чтобы не пропустить нападения. По большей части подобная тактика срабатывала, и индейцы не успевали нанести вред белому населению. Очень редко индейцам удавалось обмануть бдительность капитана Джека и его людей, но даже когда им удавалось это сделать, краснокожие всё равно не оставались безнаказанными. В конце 1840 года группа примерно в 200 команчей ускользнула от его наблюдения и угнала из Сан-Антонио больше стадо мулов и лошадей. К тому времени, когда посыльный из Сан-Антонио добрался с новостью до Хейса (тот со своими людьми нёс патрулирование), у индейцев было преимущество в двенадцать миль. Тем не менее, Хейс тут же отправился в погоню.

Настичь команчей удалось у острова Гваделупе (Guadalupe) на реке Нуэсес, где те остановились, чтобы напоить лошадей. Рейнжеры застали их врасплох, и, хотя были в явном меньшинстве, всё равно атаковали. Вождь индейцев старался поддержать своих людей, смело бросаясь в атаку, но был убит, после чего индейцы разбежались, а рейнджеры ещё некоторое время преследовали их, не давая повернуть назад или предпринять какие-то ответные действия. После этой смелой победы рейнджеров, индейцы стали называть Хейса "капитаном Яком". Вслед за индейцами так именовали Хейса мексиканские мародёры и бандиты. Бесстрашный капитан наводил такой ужас на преступников, что порой они называли его ещё и по-другому: "Дьявол Як"[1].

Сохранилось много свидетельств о противостоянии рейнджеров и индейцев на техасской земле. Подвиги Хейса занимают в этих свидетельствах значительное место. Он отдавал все свои силы на то, чтобы обезопасить мирных поселенцев, и чаще всего его действия несли упреждающих характер. Например, в том же 1840 году рейнджерам стало известно, что команчи разбили несколько военных лагерей на реке Нуэсес и её западных притоках, очень близко к Сан-Антонио и другим белым поселениям. Если краснокожие воины уходили так далеко от своих стойбищ, это всегда означало, что они готовятся к нападению. Чтобы не допустить этого, рейнджеры Хейса провели несколько месяцев в постоянных разъездах по близлежащей к военным стойбищам территории. Рейнджерам то и дело приходилось вступать в мелкие стычки с команчами, но прорваться к мирным поселениям техасцев краснокожие в тот раз не смогли.

Часто Джек Хейс сам лично ходил в разведку. Он отправлялся далеко в прерию, пешком, в одиночку, но ужас команчей перед этим невысоким, скромным на вид человеком, был так велик, что завидев его, они всякий раз отступали и даже не делали попыток напасть.

Через некоторое время команчи убедились, что рейнджеры не дадут им осуществить их планы, и отступили к истокам Бразоса.

Новая экспедиция в Ларедо

Не только индейцы угрожали спокойствию мирных жителей Техаса. Не меньшей проблемой были мексиканцы, которые считали территорию между реками Нуэсес и Рио-Гранде собственностью Мексики, а техасцев признавали за мятежников, проживающих здесь незаконно.

В начале 1841 года Джек Хейс решил проверить слухи о том, что мексиканцы собирают большое войско на берегу Рио-Гранде, чтобы напасть на Сан-Антонио. Джек Хейс к этому времени стал известной и популярной в Техасе фигурой. Он легко набрал группу проверенных и смелых людей, с которыми и отправился в очередной разведывательный рейд.

На техасской стороне Ларедо оказалось много мексиканских солдат, которые не прятались от глаз рейнджеров, но и не делали попыток напасть. Хейс и его люди проехали по городу, но жители Ларедо не пытались остановить их, или как-то выразить своё недовольство их присутствием: открыто давать повод для военных действий мексиканцы не собирались. Местное население предпочитало потакать разбойным нападениям бандитов, а потом укрывать их от рейнджеров. Чтобы показать жителям города, что безнаказанными их действия всё равно не останутся, Хейс распорядился, чтобы его люди угнали большое стадо мексиканских лошадей к разбитому рейнджерами лагерю в нескольких милях от города. Рейнджеры проделали это с лёгкостью, даже не побеспокоив хозяев скота. На следующий день Хейс возвратил весь скот и заявил, что техасцы не собираются грабить мирных граждан, как это делают мексиканцы. Он объяснил, что лошади были уведены "чтобы дать мексиканцам понять, что если бы мы хотели предпринять ответные меры на ограбления, в которых пострадали американцы, мы были бы полностью в состоянии это сделать"[1].

Предупреждение Хейса было проигнорировано. Через некоторое время, в середине марта, бандиты некоего Агэтона Хинона (Agaton Quinones) напали на двух торговцев около Ларедо и ограбили их. Хейс тут же отправился в погоню. У него было 25 человек: 12 рейнджеров и 13 добровольцев. Но бандитов поддержала мексиканская армия. Путь отряду рейнджеров преградили конные драгуны во главе с капитаном Гарсией. Мексиканцев было 35 человек. "Сдавайтесь или вы умрёте", - потребовал капитан Гарсия. Рейнджеры не сдались и завязался бой, в котором было убито 9 мексиканцев, и ещё двадцать пять взято в плен. Хейс применил тактику, которой он придерживался в борьбе с индейцами (внезапное нападение и быстрый отход), и это принесло ему очередной успех.

Капитан Гарсия, бросив своих людей, удрал в Ларедо, откуда навстречу Хейсу появился алькальд с белым флагом. У Хейса было только два требования: отдать в его руки грабителей и дать гарантию, что отныне все торговцы будут защищены. Когда его условия были приняты алькальдом, Хейс отпустил всех пленных.

Очарованная Скала

Учитывая сложную обстановку того времени и постоянные нападения краснокожих, кажется удивительным, что только дважды рейнджеры Хейса попали в засаду команчей. Первый раз это произошло в октябре 1841 года, когда команчам удалось узнать об их приближении и устроить западню в узком каньоне Bandera. Люди Хейса отбились и заставили врага отступить. Второй раз в индейскую засаду попал сам Хейс. И вот по какой причине это случилось.

Помимо рейнджерской службы, за которую платили мало и нерегулярно, Джек Хейс продолжал исполнять обязанности геодезиста. Однако, в 1841 году у него оказалось так много рейнджерской работы, что ему удалось представить только 4 земельных свидетельства. В один из тех редких случаев, когда Хейсу удалось совместить разведку рейнджера с изучением местности, ему пришлось в одиночку драться с отрядом команчей у так называемой Очарованной Скалы.

Эта скала представляет собой гору розового гранита примерно в три мили по окружности, с одной скошенной стороной, плоской вершиной, и неглубоким кратером. Прохладными ночами, особенно после жарких дней, скала издаёт странные, скрипящие звуки. Геологи приписали эти звуки остыванию и сокращению поверхности скалы в ночное время. Кроме того, лунными ночами можно наблюдать необычный, издалека видный блеск огромного камня, особенно заметный после дождя. Команчи считали, что оба эти явления - следствие какого-то волшебства и поэтому называли скалу Очарованной. Первым из европейцев её описал капитан Генри С. Браун, который случайно наткнулся на этот огромный валун, когда в 1829 году вёл группу добровольцев по следам совершающих набеги индейцев.

Находится Очарованная Скала примерно в девяти милях к западу от границы округа Ллано (Llano) и в восемнадцати милях на север от Фредериксберга (Fredericksburg, TX), то есть, на Северо-Запад от Сан-Антонио. Это - второе по величине естественное обнажение гранита в Соединенных Штатах, уступающее только огромному валуну Каменной Горы около Атланты, штат Джорджия.

Зная местоположение Очарованной Скалы, Джек Хейс посчитал, что ему необходимо подняться на её вершину, потому что с неё должен был открываться хороший обзор для исследования и составления плана окружающей местности. Во время очередного разведывательного рейда, когда отряд Хейса расположился на отдых у Яблоневого ручья (Crabapple), протекающего недалеко от нужного ему объекта, капитан Джек оставил людей в лагере, а сам вооружился винтовкой, двумя револьверами кольта и ножом, и направился к скале. Несколько минут спустя он уже достиг цели, но подошёл к скале с северной стороны, откуда она представляла собой почти отвесный утёс. Другие стороны были лишь чуть менее круты, но с близкого расстояния Хейс понял, что у этого утёса есть множество выбоин, которые простираются от основания до вершины. Используя эти выбоины как опору для рук и ног, Хейс легко добрался до вершины, осмотрел кратер и изучил с высоты все видимые ориентиры. Оставалось только спуститься со скалы и вернуться в лагерь. Но едва Хейс попытался это сделать, как тут же заметил индейцев, которые, как и он, используя выбоины в скале, поднимались навстречу, чтобы перехватить его. Хейс живо взобрался обратно на скалу и скатился в кратер, где спрятался между двумя нависающими уступами с северной стороны. Это было единственное укрытие, причём с севера нельзя было даже приподнять голову, потому, что это сразу подставило бы его под выстрелы. Проверяя оружие, Хейс обнаружил, что пока лазал по скале, потерял рожок с порохом. В его распоряжении оставалось всего 11 выстрелов: по пять из револьверов и один из ружья. Из-за потери рожка с порохом перезаряжать ружьё ему было нечем.

Едва Хейс успел укрыться, как над краем кратера показались головы индейцев. Они знали, с кем имеют дело, потому что обращались к нему на испанском языке, называя "Дьяволом Яком". Выкрикивая всякие оскорбительные слова и стреляя по укрытию рейнджера, индейцы надеялись выманить его из укрытия, но это им не удалось. Некоторые наиболее смелые команчи пытались подобраться к нему, но Хейс подстрелил пятерых, разрядив один из своих револьверов. За этим последовала пауза. Индейцы явно пытались оценить свои шансы. Обычно они предпочитали отступать, когда встречали серьёзное сопротивление. Но возможно, положение Джека Хейска показалось им достаточно безвыходным. Ему некуда было бежать, и он был совершенно один. Команчи не отступили.

Один из наиболее безрассудных воинов попытался прыжком достичь укрытия Хейса, но рейнджер подстрелил его из винтовки. Потом раздался боевой клич множества голосов и индейцы начали прыгать и скатываться в кратер, в то время как вслед за ними продолжали подниматься по склонам их товарищи. Хейс подстрелил ещё пятерых, разрядив всё своё оружие. А затем начался один из самых жестоких рукопашных боёв Джека Хейса. Его преимущество было в том, что индейцы не могли накинуться на него всем скопом сразу. Маленький кратер и выступы скалы вынуждали индейцев нападать по очереди. Хейсу удалось одолеть ещё троих с помощью ножа. Неизвестно, сколько бы он смог продержаться против всё прибывающих противников, но в этот момент нападающих всполошили крики техасцев. Сотня индейцев подняла своими боевыми кличами такой гвалт, что это невозможно было не услышать в лагере Хейса, и рейнджеры поспешили на помощь своему командиру. Им удалось отогнать команчей и спасти жизнь своего капитана[1].

Мексиканские генералы атакуют Техас. Битва у Саладо-Крик

К 1842 году мексиканский президент-генерал Санта-Анна накопил силы для нового нападения на Техас. Несмотря на то, что все крупнейшие страны мира признали независимую республику Техас, Мексика (как и Испания) не признавала её суверенитета. Санта-Анна намеревался наказать "мятежных техасцев" и вернуть их к покорности. В начале 1842 года по его приказу на Сан-Антонио двинулась экспедиция во главе с генералом Рафаэлем Васкезом. Почти тысячная армия Васкеза беспрепятственно миновала спорную территорию между реками Рио-Гранде и Бразос, подошла к Сан-Антонио и остановилась лагерем в двух милях от города. Генерал Васкез отправил жителям ультиматум с требованием немедленно сдаться. Напуганные люди покинули город. Задачей Хейса и его рейнджеров было сопровождать беглецов в безопасное место на западном берегу острова Гваделупе, напротив Сегина. Генерал Васкез оставался в Сан-Антонио два дня, разграбил город и ушёл обратно в Мексику с дюжиной гружёных добычей телег. Хейс с небольшой группой рейнджеров пытался преследовать его, но силы были слишком не равны, и возвратить награбленное не удалось. Вернувшись в Сан-Антонио, Хейс начал вербовать добровольцев и увеличил свой отряд до 150-ти человек, чтобы патрулировать местность между реками Сан-Антонио и Рио-Гранде.

В результате набега Васкеза город сильно обезлюдел. Только дюжина американских семей вернулись в свои дома. Остальные предпочли расселиться в других местах[11].

Шесть месяцев спустя, 10 сентября 1842 года, Санта-Анна отправил в Техас армию в 1300 человек во главе с генералом Адрианом Вулом[9]. Узнав о приближении огромной армии, Хейс отправил Натаниэля Маллона и Биг-Фута Уоллеса в Остин, за подкреплением. Одновременно с этим Хейс отправился с остальными людьми в разведку. Пока он отсутствовал, армия Вула вторично взяла Сан-Антонио. Хоть техасцы и привыкли воевать "не числом, а умением" [А.В. Суворов], отбить город отрядом в полторы сотни человек у тысячной армии даже для них было слишком сложно. Хейс ушёл к острову Гваделупе, в надежде созвать больше добровольцев и дождаться подкрепления из Остина.

17 сентября маленькая армия техасцев состояла уже из 210 человек (добровольцев и рейнджеров). Этого тоже было недостаточно, тем не менее, люди собрались у ручья Саладо (Саладо-Крик) в шести милях к северо-востоку от города, с твёрдым намерением дать отпор мексиканцам. Несколько дней спустя именно здесь состоялась решающая битва между мексиканской армией и техасскими добровольцами. Техасцами руководил полковник Мэтью Колдуэлл (Mathew Caldwell) по прозвищу Старая Краска (Old Paint), которое он получил за характерное седое пятно на волосах.

Во время сборов произошёл курьёзный случай. Один из рейнджеров Хейса, Кред Тейлор, пользуясь временным затишьем, спустился к ручью, чтобы выстирать свою рубашку. Берег ручья покрывали заросли дерева пекан, на которых к сентябрю уже вызрели сладкие и вкусные орехи пекан. Тейлор залез на дерево, чтобы собрать орехи, но был обстрелян неизвестными. Спрыгнув с дерева, Тейлор бегом вернулся в лагерь и доложил о засаде. Однако, "неизвестным врагом" оказался только что прибывший отряд ирландцев. Они приняли полуголую фигуру на дереве за мексиканского разведчика, но ни подстрелить рейнджера, ни взять его в плен, не смогли[1].

Итак, маленькая техасская армия собралась у Саладо-Крик. Положение техасцев было непростым. Против армии мексиканского генерала Вула в тысячу триста человек они могли выставить чуть более двухсот бойцов, считая всех прибывших добровольцев. К тому же, укрепившись у Сан-Антонио, мексиканцы занимали выгодную позицию и атаковать их было бы самоубийственным шагом. Полковник Колдуэлл дал рейнджерам задание: выманить часть мексиканцев на открытую прерию, где их численное преимущество не будет иметь большого значения. Он рассчитывал, что отделившуюся от основной армии группу наиболее нетерпеливых мексиканцев можно будет разбить в открытом бою даже небольшими силами.

18 сентября Джек Хейс и Бен МакКаллок вместе с шестью добровольцами выехали навстречу армии Вула, и принялись дразнить мексиканских кавалеристов, вызывая их на поединок. Хейс надеялся, что удастся спровоцировать хотя бы человек сорок-пятьдесят. Невдалеке, в мескитовых зарослях, пряталось подкрепление - ещё тридцать рейнджеров, готовых прийти на помощь. Но план сработал настолько хорошо, что вместо полусотни в погоню за "наглыми техасцами" сорвалась вся мексиканская конница в полтысячи всадников. Пришлось срочно отступить, не помышляя об открытом бое.

Против мексиканцев сыграла их горячность. Кавалеристы Вула смело ринулись за восемью техасцами сквозь мескитовую чащу, в которой пряталось подкрепление рейнджеров. Люди Хейса и МакКаллока, скрываясь среди деревьев, стреляли по мексиканцам так быстро, как только успевали перезаряжать оружие. В суматохе погони кавалеристы не успевали заметить, что происходит и откуда по ним ведут огонь. Они видели перед собой только маленькую группу в восемь наглецов, посмевших бросить им вызов. Но и от этой группы, пользуясь прикрытием деревьев, отделялся то один, то другой рейнджер, и исчезал с пути мексиканцев.

Когда поредевшая мексиканская конница прорвалась сквозь чащу на открытое место, перед ними осталось всего два рейнджера - сам МакКаллок и Кред Тейлор. Остальные рассеялись по зарослям. Смельчаков отделяло от мексиканцев не больше пятидесяти футов (15 метров). Это оказалось неодолимым соблазном для кавалеристов Вула. Они продолжали преследовать двух рейнджеров до тех пор, пока не угодили прямо в подготовленную для них ловушку у Саладо-Крик. Вслед за конницей сюда уже двинулась вся остальная армия генерала Вула, покинув свой хорошо защищённый лагерь у Сан-Антонио. Завязался бой[18].

Сражение у Саладо-Крик продолжалось шесть часов и оказалось кровопролитным для мексиканцев. Они потеряли больше полусотни человек убитыми и ещё около двухсот мексиканцев получили ранения. Рейнджеры, за счёт выгодной позиции, потеряли всего одного человека убитым и несколько десятков - ранеными. Техасцам удалось ослабить вражескую армию, и через несколько дней мексиканский генерал Вул предпочёл увести своих людей из Сан-Антонио. С ним вместе город покинуло много мексиканских семей, забрав полтысячи голов скота и всё, что только можно было увезти в своих повозках. Маленькая группа рейнджеров и добровольцев преследовала врага, не давая мексиканцам расслабиться или повернуть назад.

Когда армия генерала Вула устроила стоянку в шести милях от места современного Кастровилла (Castroville), рейнджеры Джек Хейс и Бен МакКаллок (брат Генри МакКаллока) решили разведать, что делается во вражеском лагере. Хорошо владея испанским языком, они обернулись в мексиканские пончо, беспрепятственно вошли в лагерь и узнали всё, что хотели. Но когда они уходили - их окликнул мексиканский часовой. Хейс ответил по-испански, и часовой не распознал в нём техасца, подпустив близко к себе. Хейс без труда захватил часового в плен и доставил к полковнику Колдуэллу, стоящему лагерем у реки Медина. Это смелое предприятие Хейса заставило генерала Вула назначить за его голову награду в 500 американских долларов[1].

Несмотря на малочисленность техасцев, Хейс надеялся, что им удастся напасть на врага до того, как мексиканская армия достигнет переправы на Рио-Гранде. Но полковник Колдуэлл и его добровольцы опасались артиллерийского огня, так как у армии Вула было достаточно пушек, чтобы прикрыть свой отход. Хейс предложил план по захвату артиллерии и призвал добровольцев, чтобы осуществить свою отчаянную задумку. 22 сентября он и его рейнджеры догнали мексиканцев. Благодаря рельефу местности и своей ловкости, рейнджеры обнаружили себя лишь на расстоянии примерно в 400 ярдов (360 метров) до пушек. Это было слишком близко для артиллеристов, быстро пристреляться им не удалось, и снаряды пролетали над головами техасцев. Хейсу и его рейнджерам удалось перестрелять канониров и подготовить дорогу для предполагаемого нападения людей полковника Колдуэлла, которые должны были идти сзади. Но Колдуэлл передумал и не повёл своих людей вслед за рейнджерами.

Поскольку никто не поддержал Хейса в его отчаянной вылазке, Вулу удалось овладеть ситуацией. Он отогнал рейнджеров и поместил между орудиями и основной армией мирные мексиканские семьи, лишив техасцев возможности нападать. У Хейса не было иного выбора, как отступить и прекратить преследование. У него на руках было пять раненых, но жертва оказалась напрасной и никому не нужной. На следующее утро, как зафиксировано в донесениях, Хейс "подавлял слёзы бессильного гнева"[1], когда майор Джеймс Мэйфилд, прибывший с сотней добровольцев, произнёс речь, в которой доказывал необходимость прекратить преследование армии Вула. Мексиканский генерал возвратился в Мексику без дальнейших препятствий. Позднее полковник мексиканской армии Дж. М. Каррэско говорил, что если бы техасцы помогли Хейсу в его действиях, армия мексиканцев лишилась бы артиллерии и была бы изгнана из Техаса, на долгое время запомнив урок.

Рейнджеры вернулись в Сан-Антонио. Здесь Хейса ждала депеша от президента Хьюстона, который сообщал, что Джону Коффи Хейсу присваивается звание майора. Депеша пролежала в ожидании с 14 сентября. Эти полторы недели оказались роковыми: если бы депеша вовремя попала в руки Джека Хейса, он получил бы большую власть и смог бы убедить Колдуэлла и Мэйфилда атаковать отступающего мексиканского генерала Вула. Но этого не произошло.

Хейс ведёт армию генерала Сомервелла на Мексику

Президент Хьюстон предписывал Хейсу встать во главе округа Бехар. Это был первый случай, когда в Техасе военный человек стоял во главе гражданского населения, но жители округа полностью поддержало выбор президента. Джек Хейс стал полномочным представителем округа Бехар, хотя и не перестал при этом быть рейнджером.

Население Техаса по-прежнему опасалось нападений со стороны Мексики. Новые переселенцы неохотно приходили в Техас, а в самом Техасе неохотно осваивали земли, прилегающие к спорной территории за рекой Нуэсес. Поэтому, два месяца спустя после нашествия мексиканской армии генерала Вула, в Техасе собрался невиданно большой для техасцев отряд добровольцев в 750 человек. С таким количеством людей можно было надеяться на успех похода, целью которого было перекрыть мексиканцам путь в Техас через Ларедо, и по возможности разбить и выдворить с территории Техаса ту часть мексиканской армии, которая всё ещё оставалась на техасской стороне Рио-Гранде.

Президент Хьюстон назначил командовать добровольцами генерала Александра Сомервелла. Хейса и его рейнджеров пригласили участвовать в походе в качестве проводников и разведчиков. На этот раз у Джека Хейса было шестьдесят рейнджеров и небольшая группа апачей Липана под предводительством вождя Флэкко, которому присвоили звание полковника и даже предусмотрели военную парадную униформу. Рейнджеры шли впереди армии Сомервелла. Но даже хороший проводник ничего не сможет сделать, если целью командира - во что бы то ни стало не дать армии выполнить намеченную задачу. А в данном случае случилось именно так[18].

Поход проходил неудачно с самого начала. Некоторые современники тех событий, в частности, один из участников похода, Джордж Лорд[21], высказывают в своих мемуарах мнение, что целью генерала Сомервелла были не столько военные действия против Мексики, сколько подавление воинственных настроений среди техасцев, которым на этот раз удалось собрать внушительную (по меркам Техаса) армию. Президент Хьюстон понимал, что нельзя провоцировать настоящую войну с Мексикой, и не исключено, что Сомервелл делал всё возможное, чтобы экспедиция оказалась обречённой на провал. Хотя о самом Александре Сомервелле современники говорят мало хорошего. В частности Дж. Лорд пишет, что изначально добровольцев было около 1 200 человек. Но вместо того, чтобы выступить из Сан-Антонио сразу, Сомервелл оставался в Сан-Антонио две недели, и всё время проводил в домах тех людей, которые ещё недавно принимали мексиканского генерала Вула. Благодаря этому, среди добровольцев возникло недовольство военачальником, и около 500 человек разошлись по домам, так и не дождавшись похода[21].

Оставшаяся часть добровольческой армии всё-таки вышла из Сан-Антонио и направилась в сторону Ларедо. Несмотря на рекомендации таких опытных людей, как Джек Хейс, Сомервелл ухитрился своими беспорядочными приказами заставить людей бродить по труднопроходимым местам, и напрасно терять время на сложных переправах, вместо того, чтобы идти там, где ему предлагали рейнджеры. Но, вопреки всем трудностям, на рассвете 8 декабря армия Сомервела была уже около Ларедо. Они опоздали на несколько часов. Мексиканские военные переправилась на западный берег Рио-Гранде и по распоряжению алькальда увели более тысячи лошадей и мулов, чтобы техасцы не смогли обеспечить ими свою армию. Зато Хейс и его рейнджеры наконец-то беспрепятственно подняли техасский флаг на церковном шпиле. Городок Ларедо хотя формально и находился на техасской стороне, так долго предоставлял кров мексиканским военным, партизанам и бандитам, что жители рассматривали свой город как часть Мексики. Поднятие техасского флага имело символический смысл, указывая людям на то, что всё-таки они живут на территории суверенной республики Техас.

Ополчение Сомервела остановились лагерем в трёх милях к югу от города. На следующее утро группа наиболее голодных и недисциплинированных добровольцев ушла в город и ограбила несколько мексиканских семей. Командирам техасцев пришлось спешно разбираться с мародёрами. И хотя большая часть награбленного была возвращена и жителям принесены извинения, некоторое количество кофе, мыла, сахара и муки техасцы успели растащить и припрятать, так что возвратить всё это уже не представлялось возможным.

Неясное положение техасской армии вносило разлад в её ряды. Никто точно не знал, будет ли продолжаться поход и вторгнутся ли они в Мексику, или Сомервелл уже передумал. Многие были недовольны тем, как генерал обращается с войсками. Он не назначал даты, когда экспедиция должна будет отправиться дальше, и неопределённость всего предприятия раздражала людей. Кроме того, Сомервелл почти всё время проводил в домах богатых мексиканцев, которые принимали его и устраивали в его честь обеды и ужины, а со своими техасцами был заносчив и груб. Как и чем питаются люди в техасском лагере - его тоже мало интересовало. Часть техасцев воспользовались предложением Сомервелла "недовольным разойтись по домам"[21], и покинули войско. Остальные через несколько дней всё-таки переправились на мексиканский берег. Но войско к тому времени стало на несколько сотен человек меньше.

Дальнейшие действия Сомервелла можно расценить лишь как провокацию и желание навредить своим же техасцам. Когда его поредевшая армия достигла поселения Герреро (Guerrero), примерно в 60 милях на Юг от места переправы, генерал потребовал у местного алькальда сто лошадей и провиант на пять дней для тысячи человек, после чего увёл своё воинство обратно на техасский берег. Хейса и его ответственных рейнджеров генерал оставил дожидаться ответа на мексиканской стороне. Когда на следующее утро генерал узнал, что никаких лошадей им не предоставили, и привезли только по 10 фунтов сахара и кофе, он разъярился и приказал Хейсу требовать с алькальда пять тысяч долларов. При этом Хейсу было приказано передать, что деньги мексиканцы должны выплатить за несоблюдение реквизиции и если алькальд не доставит просимое, то генерал Сомервел пришлёт 500 человек, которым отдаст город на разграбление. Напуганный угрозой, алькальд смог собрать только 400 долларов, которые и передал на следующее утро рейнджерам. Однако, Хейсу не нравилось, что они двое суток стоят рядом с городом, не предпринимая никаких конкретных действий. За два дня горожане могли отправить гонца за помощью, а под покровом ночи тайно разместить у себя до нескольких сотен мексиканских солдат. Кроме того, в городе было несколько тысяч своих собственных граждан, вполне способных держать в руках оружие. Предупреждённые о планах Сомервелла, они могли своими силами устроить техасцам засаду. Поэтому, забрав алькальда в качестве заложника, чтобы оградить своих людей от возможного нападения, Хейс со своими людьми возвратился через границу в Техас, ничего больше не требуя у мексиканцев.

Охотно прислушавшись к мнению Хейса о том, что город грабить не следует, и о том, что они уже достаточно промедлили и дальнейшие вылазки становятся опасны, генерал Сомервелл отпустил пленника и приказал всей армии возвращаться в Гонсалес. Хейс предложил вождю Флэкко, сопровождавшему рейнджеров, так же поворачивать назад. Флэкко, для которого присвоенное ему звание полковника было не более, чем приятным для самолюбия символом, приказы майора Хейса считал законом. Он не стал спорить. Чтобы как-то поощрить индейцев, Сомервелл разрешил Флэкко забрать со старого мексиканского ранчо близ Рио-Гранде столько лошадей, сколько он сможет увести, поскольку эти лошади были подспорьем для мексиканских бандитов, и по большей части являлись угнанными у техасцев. Без лошадей бандиты уже не смогли бы так легко нападать на техасцев. Флэкко охотно согласился и забрал около полусотни лошадей.

Поход не достиг своей цели, и техасцы были недовольны результатами, поэтому 300 человек из армии Сомервелла отказалось повиноваться его приказу и ушли вглубь Мексики, выбрав своим предводителем Уильяма С. Фишера. Этот поход получил печально известное именование Миерской экспедиции. Подробнее о ней можно прочитать здесь: Миерская экспедиция глазами свидетелей и участников

Практически все члены Миерской экспедиции попали в плен к мексиканцам, часть их была расстреляна, а часть умерла в плену от жестокого обращения и голода. Вернуться в Техас смогла только треть участников похода.

Исследователи не дают чёткого ответа на вопрос, почему Хейс не присоединился к Миерской экспедиции. Вероятнее всего, майор Хейс не посчитал возможным ослушаться приказа генерала, как это сделали Уильям Фишер и прочие участники Миерского похода. Хейс со своей независимой группой рейнджеров отправился в Сан-Антонио, избежав участи миерских заключённых.

За несколько миль от Сан-Антонио люди Хейса, к ужасу своему, наткнулись на убитого вождя Флэкко. Рейнджеры знали, что Флэкко взял себе в помощь двух мексиканцев и старого глухонемого вождя Липана, чтобы отогнать конфискованных лошадей. Но затаившиеся на его пути мексиканские бандиты убили его и угнали лошадей. Возвращать украденное на старое ранчо бандиты не стали, а вместо этого отвели лошадей как можно дальше от границы и продали. К сожалению, догнать их было немыслимо, потому что для этого нужно было самим уйти далеко вглубь враждебной страны. Таких полномочий у рейнджеров не было.

Джек и его рейнджеры чтили память вождя Флэкко, много раз помогавшего им и участвовавшего в их походах, поэтому они решили защищать племя Флэкко от других индейских племён, до тех пор, пока апачи Липана находится в подвластной им области[1].

Долго отдыхать после похода Сомервелла Хейсу не пришлось. Уже в январе 1843 года актом Техасского Конгресса ему было поручено набрать и обучить очередную группу рейнджеров. Справившись с этой задачей, Хейс с новым отрядом в пятнадцать человек отправился на трёхнедельную разведывательную поездку на Север от города. На обратном пути их ожидало трагикомическое происшествие. Около Сестринского ручья (Sister Creek) рейнджеры заметили на дереве диких пчёл и решили полакомиться мёдом. Но когда один из рейнджеров, Джон Коулман, влез на дерево, то он увидел всего в трёхстах ярдах от этого места 25 команчей, которые приготовились к нападению. Вместо мёда Коулман спрыгнул с дерева с докладом о засаде. Хейс тут же приказал атаковать, но оказалось, что за первым отрядом вдалеке стоят ещё две линии врага. Завязалась перестрелка, и, несмотря на то, что индейцы стреляли безостановочно, рейнджерам удалось устоять под натиском индейцев. Когда же им удалось застрелить вождя - команчи отступили[1].

В апреле текущего года президент Хьюстон объявил всю землю между Нуэсес и Рио-Гранде техасской, но мексиканцы были не намерены отдавать эту территорию. Президент Санта-Анна объявил "декретом", что будут казнены все "иностранцы, вторгшиеся в Мексику", подразумевая спорную территорию между двумя реками. Этот "декрет" совпал с тем моментом, когда Мексика пыталась мирно договориться с команчами, и последние воспользовались моментом, чтобы возобновить нападения на поселенцев спорной территории и уничтожать англоязычное население Техаса под предлогом того, что помогают мексиканцам. Хейс и его люди то и дело отбивали нападения индейцев и гонялись за бандитами знаменитого в то время Агэтона Хинона (Agaton Quinones). Этот мексиканец несколько раз удачно уходил от рейнджеров, но через некоторое время его совершенно случайно подстрелили проезжие торговцы. Не исключено, что Агэтон Хинон, раз за разом уходя от рейнджеров, уверился в своей безнаказанности и потерял бдительность. Так или иначе, но он действительно погиб от руки обычного коммивояжёра. Только после того, как рейнджеры смогли убедиться, что печально известный преступник убит, Хейс по просьбам своих людей предоставил им кратковременный отдых.

За голову Хейса всё ещё оставалась назначенная мексиканским генералом Вулом награда и поэтому время от времени находились смельчаки из числа индейцев и мексиканцев, которые пытались его подстрелить. Но это так никому и не удалось сделать.

В это же время, как отмечают биографы, Хейс познакомился с Сьюзен Кэльверт, дочерью Судьи Джеремии Х. Кэльверта, прибывшего в Техас из города Флоренции в Алабаме. Впоследствии эта девушка стала его женой[8].

Снова о Бизоньем Горбе и других команчах

В марте 1844 года вождь команчей Бизоний Горб и другие воины его племени приехали в город Сан-Антонио, ища соглашения и мира с белыми. И как обычно, белые с радостью приветствовали мирные намерения команчей, тут же простив резню, устроенную Бизоньим Горбом в конце лета 1840 года.

Чтобы поощрить инициативу краснокожих, решено было организовать родео прямо в прерии, рядом с городом. Сам Хейс и Бизоний Горб были распорядителями на этом родео, в котором приняли участие рейнджеры, индейцы и местные ранчеры-мексиканцы. Главные призы (украшенные револьверы и ножи) получили один из рейнджеров, команч и двое мексиканских ранчеров. Так же всем команчам были вручены различные подарки от города. Не удержались зрители и от того, чтобы заставить Хейса продемонстрировать своё мастерство. Он мог поднять на всём скаку с земли мелкую монету и так быстро умел на скаку перебрасывать своё тело с одного бока лошади на другой, чтобы уклоняться от стрел и пуль, как это не дано было делать никакому индейцу. Бизоний Горб уважал рейнджера Хейса и настоятельно потребовал с того, чтобы он женился и завёл потомство, чтобы продолжить род "Дьявола Яка". Он предложил Джеку назвать своего первенца "Бизоньим Горбом Младшим" и непременно сообщить ему, когда свершится это важное событие. Джек Хейс серьёзно пообещал Бизоньему Горбу, что так и сделает[1].

Возможно, наибольшего комплимента за своё умение вести борьбу с индейцами Хейс заслужил от одного из вождей команчей. Это случилось после столкновения в апреле 1844 года, которое индейский вождь, по его словам, "чудесно пережил". Джек взял тогда пятнадцать рейнджеров, чтобы исследовать следы индейцев в каньоне реки Нуэсес к западу от города. На второй день рейнджеры обнаружили очередное дерево с пчёлами. На этот раз Хейс, памятуя прошлую попытку добраться до мёда, предусмотрительно приказал не рассёдлывать лошадей и держать их наготове в укрытии. Сам рейнджеры залегли в высокой траве, а один из них, Ноа Черри, осторожно забрался на дерево, оглядывая каньон. Внезапно он тихо свистнул и воскликнул: "Иерусалим! Капитан, здесь прячется тьма индейцев!"[1] Хейс и остальные рейнджеры тут же были готовы к нападению и увидели, что в их сторону скачет не меньше двухсот индейцев. Рейнджеры и на этот раз остались без мёда.

Хейс приказал своим людям стоять на месте и целиться очень тщательно. Индейские войны были уже очень близко, когда он приказал открыть огонь. Узкий каньон сыграл на руку рейнджерам. Они стреляли метко. Убитые индлейцы и их кони падали, мешая тем, кто скакал сзади. Живым команчам пришлось смотреть, как бы не споткнуться. Стрелять по рейнджерам они уже не успевали. Как только последний команч проскакал мимо, Хейс крикнул своим людям: "За ними! Гоните их! Не давайте возвращаться!" Обычной индейской тактикой было провести атаку, промчаться мимо, потом развернуться и снова пойти в атаку. Но рейнджеры Хейса бросились вслед за команчами и погнали их, не давая ни поворачивать, ни вообще остановиться, буквально по пятам. Этим они ошеломили индейцев и заставили удирать. Люди Хейса были так близко и стреляли так метко, что команчи, не сопротивляясь, без оглядки бежали из каньона. Когда Джек наконец остановил своих людей, среди рейнджеров было несколько раненых, но ни одного убитого.

Некоторое время спустя, в Сан-Антонио, один из индейских вождей спрашивал у дружественного делавэра, кто руководил нападением рейнджеров в каньоне реки Нуэсес. Узнав, что это был "Дьявол Як", команч качал головой и говорил: "Я никогда не хочу бороться с ним снова. У каждого из его мужчин было так много выстрелов, как у меня пальцев на моих двух руках. Я потерял половину своих воинов в сражении, и многие другие умерли по пути, возвращаясь в мою страну на Реке Дьявола"[1].

Люди Хейса успешно сражались с воинственными группами индейцев вокруг Сан-Антонио. Одно из последних сражений Хейса с команчами состоялось перед самой войной с Мексикой. Сражение произошло в феврале 1846 года, у Пейнт Рок (Paint Rock). Это место располагалось недалеко от Очарованной скалы, и здесь команчи устраивали лагерные стоянки во время набегов. К этому времени Техас уже стал 45-м штатом США. Хейс некоторое время отсутствовал в Сан-Антонио. Он узнал, что американский генерал Закари Тейлор (Zachary Taylor) собирает добровольцев, чтобы усилить свою армию и идти походом на Рио-Гранде. Хейс со своими людьми отправился в Корпус-Кристи - небольшой торговый городок на побережье Мексиканского залива. Он предложил генералу использовать рейнджеров как разведчиков. Поначалу Тейлор категорично отказался, заявив, что у него есть свои разведчики. Но генерал не учёл, что рейнджеры знакомы с местностью гораздо лучше его солдат. Особенно наглядно Тейлор убедился в этом, когда потерял более полусотни человек из-за нападений мексиканских мародёров. Генерал быстро понял, что будет проще охранять свои собственные позиции и пути связи между отдельными боевыми единицами, если он воспользуется помощью рейнджеров.

Пока Хейс был в Корпус-Кристи, он узнал, что индейцы совершили очередной набег. Группа команчей, более полтысячи человек, напали на населённый пункт на юго-западе от Сан-Антонио. Разорив поселение, команчи угнали много скота и лошадей. Взяв сорок рейнджеров, Хейс вернулся в Сан-Антонио и отправился в погоню за краснокожими.

След команчей удалось обнаружить к югу от Очарованной скалы. Специфика прерии диктовала свои условия передвижения на большие расстояния. В засушливой центральной части Техаса отрядам приходилось двигаться так, чтобы расстояния от одного источника до другого не стало непосильным для людей и лошадей. От Очарованной Скалы на северо-запад, куда обычно отступали индейцы, ближайшим источником становилось маленькое озеро у скалы Пейнт Рок. Озеро, примерно 100 ярдов в ширину и 300 ярдов в длину (90 на 270 метров), протянулось с востока на запад. Скала Пейнт Рок располагалась в западной его оконечности. Озеро было удобным как для людей, так и для скота, который они гнали. Хейс решил, что команчи должны двигаться именно туда, и повёл своих людей к этому ориентиру напрямик через прерию, надеясь перехватить мародёров.

Через два дня рейнджеры достигли Пейнт Рок. Оказалось, что Хейс не ошибся в своих расчётах: ещё до рассвета, при свете луны, ему удалось обнаружить лагерь индейцев, который караулили несколько человек. Мародёров ещё не было, так как гружёные добычей и обременённые угнанным скотом, они двигались медленнее рейнджеров. Хейс принял решение устроить команчам засаду и напасть на них на подступах к лагерю. Рейнджеры укрылись в густой чаще на берегу.

Команчи появились с рассветом, но обнаружили для себя неприятный сюрприз: путь к их стоянке преграждал отряд рейнджеров. Индейцы немедленно сделали попытку их атаковать. Казалось бы, численное превосходство (несколько сотен индейцев против сорока рейнджеров) приведёт краснокожих к быстрой победе. Но рейнджеры действовали хладнокровно, отбивая атаку за атакой и не предпринимая пока попыток контратаковать. Так продолжалось целый день. Время от времени индейцы предпринимали новые попытки напасть на упрямый отряд, но каждый раз бывали отбиты и к ночи отошли в прерию, встав лагерем. Поскольку рейнджеры не пропустили их к озеру, они сильно страдали от жажды.

Следующим утром индейцы последовательно нападали четыре раза и почти пробились к укрытию рейнджеров в чаще, но снова вынуждены были отступить. Они пытались стрелять в рейнджеров с вершины Пейнт Рок, но их выстрелы не достигли цели. Точно так же, как и ответные выстрелы рейнджеров. В сумерках индейцы снова отступили.

На рассвете третьего дня индейцы напали с севера, сразу в нескольких местах атаковав чащу, в которой укрывались рейнджеры, чтобы вынудить тех разделиться. Понимая, что никто не подвозит рейнджерам новый боезапас, и патроны у них скорее всего на исходе, вождь команчей повёл своих воинов в решающее нападение в надежде разбить наконец противника. Но он совершил фатальную ошибку. Он так торопился поскорее расправиться с рейнджерами, что повернулся к своим войнам, крича им распоряжения, и демонстрируя свой щит вождя. В этот момент он был убит единственным метким выстрелом Хейса. Капитан Джек придерживался самой действенной тактики: уничтожать вождя как можно быстрее, потому что в отсутствии вождя индейцы быстро отступали. Хейс распорядился забрать тело вождя и не отдавать его индейцам, что привело тех в бешенство, и они решились на ещё одно нападение. Но потом отступили и рассеялись по прерии, потеряв больше ста человек. Они уехали настолько поспешно, что забыли предупредить своих караульных, охраняющих добычу. Это дало рейнджерам возможность застать оставшихся индейцев врасплох и вернуть всё награбленное. За всё сражение только один рейнджер получил ранение в руку, да одна из рейнджерских лошадей была убита[1].

Война с Мексикой. Поход американского генерала Закари Тейлора

Население Техаса быстро увеличивалось. В 1839 году в нём проживало около 45 000 человек[10], а к 1846 году эта цифра возросла до 140 тысяч[15, а так же: Antebellum Texas // http://www.tshaonline.org/handbook/online/articles/npa01]. Однако, население Мексики к 1846 году составляло уже более семи миллионов человек. Во время Американо-Мексиканской войны Санта-Анна поставил под ружьё армию в 60 тысяч солдат[17]. То есть, две подобные армии составили бы почти всё население Техаса. Техас оставался слишком слабым, чтобы самостоятельно сражаться с Мексикой. И тогда на помощь техасцам пришли их северные соседи из Соединённых Штатов.

Возвратившись после погони за индейскими мародёрами в Сан-Антонио, Хейс узнал, что США готовится уже не просто к походу на пограничную реку, а к настоящей войне с Мексикой. Интересы американского президента Джеймса Полка распространялись дальше Техаса и выхода в Мексиканский залив. Соединённые Штаты претендовали на Калифорнию и ещё несколько мексиканских территорий. Но поводом для войны стал именно конфликт на территории Техаса.

Американский генерал Закари Тейлор расположился со своей небольшой армией на берегу Рио-Гранде, напротив мексиканского города Матаморос. Там он занимался вербовкой техасских добровольцев, Тейлору необходимо было укомплектовать четыре полка. База снабжения американцев располагалась в Пойнт Исабель (Point Isabel), на расстоянии двадцати пяти миль от места расположения его лагеря. Он взял два отряда рейнджеров Хейса во главе с Сэмюэлем Уолкером и Беном Маккаллоком, чтобы охранять пути и осуществлять связь.

Джек Хейс носил звание полковника подразделения, которое официально именовалось Первым Конно-Стрелковым Полком Техаса (First Regiment Texas Mounted Rifles), но более было известно под названием Техасских Рейнджеров Хейса. Сэмюэль Уолкер, близкий друг Джека с самого начала его рейнджерства, стал подполковником, Микаэль Чевейлла - майором. 22 июня 1846 года полк рейнджеров присоединился к армии Тейлора в Пойнт Исабель[1].

Рейнджеры выделялись среди других солдат своей экзотической внешностью. За исключением самого Хейса, который всегда был чисто выбрит, его рейнджеры носили бороды и усы, и делали всё, чтобы выглядеть как можно более агрессивно. Каждый был вооружён короткой винтовкой, револьверами Кольта и большим ножом Боуи. Сэмюэль Чемберлен, солдат-художник, участвовавший в Мексиканской войне, так описывает их: "... с их грубыми костюмами, бородатыми лицами, худощавыми и мускулистыми телами, дикими глазами и самодовольными манерами, они походили на преступников, которые беспокоят своим присутствием штат Одинокой Звезды"[1].

Джон Хейс

Юмористическое изображение рейнджера. неизвестный художник - современник событий
(Рисунок из открытых источников сети Internet)


Только сам бесстрашный Капитан Джек, по мнению современников, внешне не производил устрашающего впечатления. Джон В. Локхарт, ветеран Революции Техаса, будучи в Сан-Антонио после памятного сражения рейнджеров в каньоне реки Нуэсес, столкнулся с Джоном Хейсом в гостинице. Вот что он писал: "После того, как он зарегистрировался... я посмотрел в книгу, чтобы увидеть, что это за незнакомец. Вообразите моё удивление, когда я увидел имя Джона К. Хейса. Я подумал, что мои глаза меня обманывают. Мог ли этот невысокий, юный на вид, безбородый мальчик, быть настоящим Джеком Хейсом, знаменитым борцом с индейцами, которого восхваляли все техасцы? Этого не может быть, думал я, но скоро узнал, что он действительно был Джеком Хейсом. Зарегистрировавшись, он уехал из гостиницы по своим делам..."[1]

Генерал Тейлор полностью доверял рейнджерам, поэтому и поручил одному из капитанов, Бену МакКаллоку, найти лучший путь для вторжения в Монтеррей. МакКаллок быстро разузнал, что на запланированном пути через Линарес для огромной армии Тейлора мало водопоев. Он предложил генералу придерживаться рек Рио-Гранде и Сан-Хуан и двигаться в сторону Монтеррея дорогой, которая ведёт через Миер, Каммарго и Герральво, по краю гор Сьерра-Мадре. Хейс со своими людьми и половина полка генерала должны были пройти параллельным путём, на 130 миль западнее, по маршруту через Линарес, а потом присоединятся к основной армии. Тогда отдельные части армии не будут стеснены и всем хватит воды на длительный переход. Этот план оказался удачным для американцев.

Вступив на намеченный маршрут, Хейс первым делом послал вперёд требование к каждому алькальду поставить для армии Тейлора по 20 мулов. Поскольку имя Джека Хейса было слишком хорошо известно мексиканцам, и внушало уважение, алькальды не взялись противоречить, и предоставили требуемое число мулов.

После того, как часть армии отделилась от Тейлора и вместе с Хейсом ушла на Запад, путь им преградил полк мексиканских улан во главе с полковником армии Хуаном Нахерой. Хейс не нашёл ничего лучшего, как начать размахивать захваченной в бою саблей, и провоцировать Нахеру на поединок. Мексиканский полковник, которому совершенно не пристало поддаваться на подобные провокации и самому кидаться в бой, тут же принял вызов и бросился навстречу Хейсу со своей длинной саблей. Рейнджеры были потрясены выходкой своего командира, потому что как стрелок Хейс не знал себе равных, но фехтовать не умел совершенно. Когда противники подлетели друг к другу, Хейс уклонился от выпада, бросил саблю, выхватил свой кольт и выстрелил из-под шеи лошади, убив мексиканского полковника наповал. Помчавшись назад, Хейс выкрикнул: "Спешиться! Отойти от лошадей! Устройте им ад!" Сержант Бак Барри вспоминал, что мексиканцы, "как шершни", трижды промчались сквозь строй рейнджеров. Но рейнджеры прятались за лошадей, и подстрелили несколько десятков улан, потеряв всего одного своего человека[1]. Мексиканцам пришлось отступить. Конечно, действия Хейса мало претендуют на подвиг, он по сути заманил мексиканского офицера в ловушку с твёрдым намерением убить его. Тем не менее, этот поступок позволил рейнджерам справиться с превосходящим их по численности противником, и продолжить свой путь.

Узнав о том, что большая мексиканская армия идёт, чтобы защитить город Салтилло (Saltillo), Хейс устроил вдоль дороги этой армии засаду. Симулируя отступление, Бен Маккаллок по поручению Хейса расположил пять групп своих людей в укрытиях вдоль тракта. Техасцы сделали ставку на недисциплинированность мексиканской армии и горячность мексиканцев. Подпуская преследователей не далее чем на 10 ярдов (9 метров!) от себя, маленькие группы техасцев делали вид, что удирают, и отвлекли от основной армии мексиканцев больше тысячи солдат. Мексиканцы без команды, поддаваясь азарту, кидались преследовать врага, имитирующего бегство. Когда же, наконец, люди МакКаллока снова собрались в один отряд, оказалось, что мексиканские солдаты рассеялись по горам разрозненными группами и уже не представляют особой опасности. Основным силам американцев благодаря этой операции удалось пройти, не растрачивая боеприпасов. Генерал Уильям Уорт, следуя позади Хейса с двумя бригадами Второго подразделения, прокомментировал это так: "Красивый маневр!"[1]

Техасские рейнджеры Хейса и та часть американской армии, которая шла вслед за ними, без потерь подошли к Солтилло, но огромная мексиканская военная сила поджидала их впереди.

Подходы к городу Монтеррею охраняли два укреплённых холма, расположенные по обе стороны дороги, ведущей в город: холм Федерации и холм Независимости (Federation Hill and Independence Hill). Миновать это препятствие без боя было невозможно, и Джек Хейс предложил генералу Уорту атаковать холмы по-очереди. 21 сентября шесть групп рейнджеров и такое же количество групп от Пятого и Седьмого пехотных полков в три атаки взяли холм Федерации. На западном конце этого холма располагался форт Солдадо (Fort Soldado), в котором у мексиканцев хранился большой арсенал оружия. С боем взяв этот форт, американцы значительно ослабили мексиканскую армию. А уже на следующий день, 22 сентября 1846 года, Джек Хейс и Сэмюэль Уолкер, провели своих людей на штурм холма Независимости.

С холма Независимости открывался прямой путь к так называемому "Дворцу Епископа"(Bishop's Palace) - укреплённому зданию, которое охраняло проход вглубь города. Если бы американцам удалось добраться до Дворца Епископа, они практически вошли бы в Монтеррей, и участь города была бы решена не в пользу его хозяев. Понимая это, мексиканский генерал Ампудия, командующий обороной Монтеррея, распределил своих солдат так, что перекрыл все подходы к вершине холма, кроме одного. Практически без охраны остался крутой, почти отвесный склон в 800-футов (240 метров). По всей видимости, мексиканский генерал был уверен, что в этом месте никто не рискнёт штурмовать холм, настолько крут был подъём. Ампудия должен был подумать о том, что рейнджеры - отчаянный народ, который не раз показывал чудеса храбрости и безрассудства, а под примером рейнджеров и солдаты регулярных американских войск могут решиться на неожиданный маневр.

Как раз этот 800-футовый крутой склон и избрали рейнджеры, а пехотинцы последовали за ними. Благодаря неожиданности и храбрости американцев, маневр удалось провести почти без единого выстрела. Взобравшись на холм, американцы легко разбили мексиканские укрепления, атаковав с той стороны, откуда никто не ожидал нападения[1].

Уже к полудню артиллеристы генерала Уорта втянули свои пушки на холм Независимости и обстреляли Дворец Епископа практически в упор. Мексиканский генерал Ампудия отступил к центру города, оставив и холмы, и дворец в руках американцев.

23 сентября 1846 года, большой отряд пеших рейнджеров и 7-й и 8-й Пехотные полки генерала Уорта встретились в уличных боях с отступающей мексиканской армией. На Cemetery Plaza они попали под огонь мексиканских снайперов, которые укрывались на крышах домов. Снайперы хотели заставить отряды рейнджеров и американских солдат разделиться на отдельные группы, которые потом было бы проще разбить.

Наблюдая за боем, Генерал Уорт придумал, как можно избавиться от снайперов. По его плану, рейнджерам следовало подобраться к ближайшему дому, и заложить в одну из стен взрывчатку. Взорвав стену, рейнджеры должны были проникнуть через образовавшуюся брешь в дом и изнутри подобраться к снайперам. И повторить эту процедуру, переходя от дома к дому, столько раз, сколько потребуется, чтобы прекратить снайперский огонь. Рейнджеры справились с задачей, и через несколько часов мексиканские снайперы замолчали. Но сражение на улицах Монтеррея продолжалось. Лишь к десяти утра следующего дня удалось выманить врага на главную площадь, под винтовки американцев. Через несколько часов мексиканцы были принуждены капитулировать и генерал Ампудия поднял белый флаг.

Главнокомандующий американской армией, генерал Тейлор, остановил своё наступление, удовлетворившись взятием Монтеррея, объявил перемирие и разрешил мексиканцам отвести все уцелевшие войска к горам. Подобное решение возмутило и разочаровало рейнджеров и вызвало сердитую критику американского президента Джеймса Полка. Действия генерала Тейлора, по мнению президента, были лишь полумерой. Не было одержано полной победы и даже западные укрепления Монтеррея не были захвачены. Давая мексиканским войскам возможность уйти, Тейлор предоставлял им передышку, во время которой мексиканцы могли набраться сил, и контратаковать, чтобы вернуть себе утраченное.

Рейнджеры тоже считали, что Тейлор поступил неправильно. Техасцы уже несколько раз заключали перемирие с Санта-Анной и его генералами, но каждый раз мексиканцы нарушали своё слово и снова шли войной на Техас, нанося ещё больший ущерб. Техасцы теперь не верили в то, что переговорами с Мексикой можно достичь мира. Но Тейлор, которого современники характеризуют как миролюбивого человека, склонного искать компромисс, вопреки мнению президента, рейнджеров и офицеров своего штаба, всё равно принял решение закончить кампанию. Он объяснял это тем, что войска утомлены, и драться дальше - означало согласиться на слишком большие потери. Тейлор надеялся на то, что победа под Монтерреем показала мексиканцам серьёзные намерения США, и что согласие между двумя странами будет достигнуто путём последующих переговоров. Именно об этих своих ожиданиях генерал Закари Тейлор писал в письмах из Монтеррея[22].

Впоследствии решение Тейлора плохо повлияло на его собственную карьеру. В письме от 10 ноября 1846 года, которое он написал своему другу доктору Р.С. Вуду, Тейлор прямо говорит, что после победы в Монтеррее его пытаются отстранить от командования по политическим соображениям, чтобы пошатнуть его авторитет как кандидата на следующих президентских выборах[22]. Правильное или неправильное решение принял генерал Тейлор, объявив перемирие, но в тех же письмах можно найти его отчёты о том, что мексиканская армия отпускалась им с условием почти полного разоружения. Мексиканцы, правда, истолковали это условие по-своему. Они действительно оставили часть своего оружия и пушек, но не меньшее количество унесли с собой, и передышку использовали для того, чтобы через некоторое время вернуться с новыми силами, и продолжить военные действия. Но это уже следующий эпизод Американо-Мексиканской войны, о котором пойдёт речь впереди.

В походе Тейлора рейнджеры проявили себя как прекрасные войны и разведчики. Генерал Уорт выразил восхищение "выдающейся храбростью полковника Хейса и его людьми - благородными добровольцами... неутомимая, энергичная храбрость и безошибочные выстрелы Вашего полка, спасли нашу армию от поражения". Он назвал рейнджеров Хейса "лучшими лёгкими войсками в мире" и самого Хейса лучшим всадником из тех, кого ему приходилось видеть. Как выразился один из людей генерала Тейлора, "Хейс и его рейнджеры были не только глазами и ушами армии Тейлора, но и её правыми и левыми руками тоже"[1].

Новоорлеанская газета "Дельта" (Delta) позднее писала о Хейсе: "Там [на Западе. Прим. М.Г.] никогда не было командира, которого бы более боготворили его люди". Джек Хейс стал героем не только для Техаса, но и для всех Штатов[1].

В октябре 1846 года отдельные отряды Первого Конно-стрелкового Полка Техаса - рейнджеров Хейса - вернулись в Техас и разошлись по своим домам. Но война с Мексикой на этом не закончилась. В декабре 1846 года Джек Хейс был уполномочен вновь укомплектовать Конно-Стрелковый Полк. Прежде, чем это делать, Хейс обсудил положение организации рейнджеров с губернатором Ф.В. Харрисоном. Хейс хотел, чтобы в полк были зачислены только опытные бойцы, которые побывали в битвах при Сан-Хасинто, Миере или Монтеррее, но такие люди неохотно шли в добровольцы. Все эти люди так много времени провели в военных походах, что их собственные дела пришли в упадок, и их семьи очень нуждались в них. Это было не единственной сложностью. Пока большая часть рейнджеров боролась с мексиканской армией, осмелели индейцы. Они всё чаще устраивали набеги, и мирным техасским фермам. Поселениям тоже требовалась постоянная защита[1].

Чтобы узаконить рейнджеров как постоянную внутреннюю организацию Техаса, губернатор Харрисон составил письмо на имя президента Полка, предлагая назначить определенный срок службы для рейнджеров по примеру регулярной армии, и стабильную плату за службу. Джек Хейс отправился в Вашингтон, как личный представитель губернатора, чтобы обсудить поставленный вопрос с президентом и военным секретарём. Посредничество Хейса оказалось успешным. Распоряжением от 20 марта 1847 года устанавливался срок службы рейнджеров в один год, и жалование в 30 долларов в месяц.

Во время своего пребывания в Вашингтоне, Хейс встречался с Сэмюэлем Кольтом, который предложил ему первым оценить свой новый улучшенный шестизарядный револьвер, сделанный по заказу капитана рейнджеров Сэмюэля Уолкера. До этого времени у рейнджеров на вооружении был пятизарядный "Colt Paterson" образца 1836 года, калибра 0,36 дюйма (9 мм). Это был отличный для своего времени револьвер. Он первый в мире имел предохранитель и позволял вести беглый огонь, отстреливаясь от нескольких противников. Скорострельность "Патерсона" достигалась за счёт сменных барабанов, в комплекте к револьверу их шло два, и была возможность докупить ещё несколько. Изначально модель называлась в честь изобретателя конструкции, но в скором времени револьвер "Патерсон" получил название "Техас" - за свою популярность среди жителей этого штата. Однако, кольт "Патерсон" имел ряд существенных недостатков. И вот, ему на смену пришёл не менее знаменитый кольт "Уолкер" (подробнее о нём можно прочитать ЗДЕСЬ).

Кольт Уолкер - шестизарядный револьвер 44-го калибра общей длиной 15,5 дюймов (375 мм), весом 4,75 фунтов (около 2,5 кг.), с усовершенствованными ударно-спусковым механизмом и спусковой скобой[2,32]. Он получил название по имени заказчика крупной партии в тысячу кольтов улучшенной конструкции капитана техасских рейнджеров С. Уолкера. Это был первый кольт, изготовлявшийся из стандартных взаимозаменяемых деталей. Кроме того, его конструкция позволяла производить перезарядку прямо на скачущей лошади, в то время как его предшественник "Патерсон" перезаряжать на ходу было невозможно. Он разбирался для перезарядки в трёх местах и части легко было выронить и потерять в травах прерии[25,28,30].

Хейс договорился, что как только новым револьвером вооружатся рейнджеры Уолкера, он получит такие же для своих людей. А пока, вернувшись в Техас в конце апреля 1847 и воспользовавшись перерывом в войне с Мексикой, Джек Хейс наконец-то занялся своими личными делами и женился на Сьюзен Кэльверт. Ему уже исполнилось тридцать лет. Несколькими месяцами ранее он распорядился построить двухэтажный дом в Сан-Антонио, куда хотел поселиться с семьёй. Однако, никто не снимал с Хейса его обязанностей рейнджера, так что после свадьбы, вместо медового месяца, Хейс сделал все необходимые распоряжения по поводу своей земли на случай смерти, забрал своих людей и ушёл на Юг, чтобы присоединиться к армии Тейлора в новом походе на Мексику[8].

В середине августа, когда рейнджеры Хейса стояли лагерем в двадцати милях южнее Матамороса, каждый из них получил по два новых длинноствольных шестизарядных револьвера "Уолкер", о которых Хейс договаривался при встрече с полковником Кольтом.

К тому времени Джек Хейс был одним из самых известных военачальников Техаса, но не все знали его в лицо. Из-за его скромной внешности порой возникали комические ситуации. Например, однажды полковник 9-го пехотного полка прислал в палатку Хейса пол барреля виски, и ординарец Хейса решил поделиться этим виски с массачусетскими добровольцами генерала Калеба Кушинга. После того, как добровольцы получили своё виски, в палатке появился незнакомец. Он не относился ни к рейнджерам, ни к добровольцам Кушинга, но решил под шумок поживиться спиртным. Не обращая внимания на невысокого молодого человека в гражданской одежде, скромно сидящего в дальнем углу, незваный гость забрал бочонок с виски и вознамерился тихо уйти. Но молодой человек сказал из своего угла: "Положите на место, сэр". Уличённый в краже человек разразился проклятиями и угрозами в адрес "штатского", после чего вышел и позвал караульного, требуя, чтобы "наглеца-штатского" арестовали. Это услышал полковой врач рейнджеров, капитан Джон Форд. "Что?! Арестовать нашего полковника?! Посмотрел бы я, как вы это сделаете!" - заявил он. После того, как "гость" узнал, что он обругал и чуть не обворовал самого Джека Хейса, он испугался и решил, что теперь его точно предадут военно-полевому суду. Но этого не случилось и, подержав пару дней для порядка на гауптвахте, его отпустили, не предъявив никаких обвинений[1].

Хейс присоединяется к армии Уинфилда Скотта

В начале ноября 1847 года рейнджеры Хейса присоединились к войскам генерала Уинфилда Скотта. Служа эскортом генерал-майору Роберту Петтерсону, вместе с армией почти в 3 000 человек, они достигли Халапы (Мексика). Новоорлеанский корреспондент газеты Picayune отмечал тогда: "Присутствие полковника Хейса и его техасских рейнджеров действует как заклятие на негодяев"[1]. Это было очень кстати, потому что мексиканские власти требовали от населения, чтобы люди нападали на американцев при любой возможности. На данном этапе военных действий мексиканцы развернули масштабную партизанскую войну. Техасским рейнджерам пришлось не только обеспечивать связь между американскими войсками, но и преследовать партизан, отгоняя их в их горные убежища.

Участвовали рейнджеры и в военных операциях по освобождению пленных. Когда полковник Хейс и генерал Лейн узнали, что часть американских пленников находятся в Изюкар-де-Матаморо (Izucar de Matamoros), они приняли решение спасти этих людей, и разработали план совместных действий. Джек взял с собой сотню рейнджеров. Вместе с ними пошли люди лейтенанта Третьего артиллерийского полка Х.Б. Филда (H.B. Field) и луизианских драгун капитана Лоренцо Льюиса (Lorenzo Lewis).

Когда американцы были на подходе к Изюкару, пошёл сильный и холодный дождь, который заставил мексиканцев попрятаться и потерять бдительность, но не испугал рейнджеров и американских солдат. Объединённые силы незамеченными вошли в Изюкар, убрали часовых и спасли два десятка американцев. Посадив освобождённых пленников на мексиканских лошадей, рейнджеры двинулись в обратный путь в Пуэбло (где были расположены основные войска), прихватив в качестве трофеев часть мексиканской артиллерии и боеприпасов. Но пушки и тяжелогружёные повозки не могли двигаться быстро по горным дорогам. В самом узком месте прохода между горными хребтами вся процессия сильно растянулась, и отряд в двести мексиканских улан решил воспользоваться этим для нападения. Хейсу и его рейнджерам пришлось прикрывать отступление.

Хейс взял 35 человек, и напал на врага так неожиданно и яростно, что уланы обратились в бегство. Мексиканцы пытались уйти вверх, к перевалу, но рейнджеры преследовали их, не отставая. Во время этой гонки двое людей Хейса (Хендерсон Риджли и Уильям Уолпос) были убиты, а под капитаном Робертсом подстрелили лошадь. Рейнджеру пришлось остаться на дороге.

Когда рейнджеры почти настигли врага, со стороны перевала неожиданно показался ещё один отряд, в полтысячи улан. Техасцы к этому моменту успели расстрелять почти все патроны, и Хейс приказал отступить. Теперь уже уланы стремились настичь рейнджеров, но те успели забрать тела двух своих убитых и оставшегося без лошади капитана Робертса.

Хейс отступал последним, прикрывая отход своих людей. Он развернулся навстречу мексиканцам и застрелил двух улан, после чего поскакал вниз, за своими людьми. На протяжении всего пути Хейс снова и снова останавливался, поворачивался лицом к врагу и стрелял в улан, чем заставлял их нервничать. Мексиканцы сразу поняли, что ни один выстрел этого смельчака не уходит мимо цели. Первые ряды улан теперь скакали зигзагами, стремясь уклониться от пуль Хейса. Эти уклончивые маневры создавали хаос в рядах улан и тормозили погоню. Хейс методично повторял свои действия снова и снова, пока все его люди благополучно не ушли от мексиканцев по узкому перешейку между горами. Генерал Лейн сказал впоследствии об этом эпизоде: "Никогда ни один офицер не вёл себя более храбро, чем полковник Хейс в этом деле"[1].

Когда Хейс присоединился к своим людям, те успели перезарядить оружие и теперь рвались в бой, но мексиканцы не стали рисковать и отступили. Генерал мексиканской армии Хоакин Ри (Joaquin Rea) оказался здравомыслящим человеком, не склонным поддаваться эмоциям и преследовать врага любой ценой. Ри хотел сохранить как можно больше своих людей и присоединиться к основной мексиканской армии, которой предстояло ещё много сражений. Он прекратил преследование.

Спасательная операция удалась американцам почти без потерь. В этом эпизоде у рейнджеров было двое убитых и двое раненых, а мексиканцы (по официальным оценкам) потеряли около пятидесяти человек. Пленные вернулись к своим, а трофейные пушки и боеприпасы оказались очень кстати американской армии.

Несколько дней спустя рейнджеры были уже в городе Пуэбло, но отсюда они почти сразу отправились в Мехико, и 6 декабря 1847 года въехали в столицу, которая к этому моменту уже была занята американцами. Некоторые современники Хейса оставили свои воспоминания об этом событии. Так, капитан рейнджеров Джон Форд писал позднее: "Наш въезд в город Мехико произвёл сенсацию среди жителей. Всеми владело большое любопытство, чтобы увидеть своими глазами "Los Diablos Tejanos" - Дьяволов Техаса". Генерал Этан Аллен Хитчкок (Ethan Allen Hitchcock) тоже оставил свои впечатления о рейнджерах: "Рейнджеры Хейса приехали... Их внешность, о которой никогда невозможно забыть... Все виды плащей, пальто и головных уборов, но они сильные, атлетически сложенные товарищи. Мексиканцы ужасно боятся их"[1].

Рейнджеры оставались в столице Мексики около месяца, и едва ли хоть одну ночь не случалось стычек между ними и местными партизанами. Слушая ночь за ночью оружейную пальбу, генерал Скотт пришёл к выводу, что проблему с партизанами надо решать более радикальными методами, и отослал рейнджеров в разведку. 10 января 1848 года Хейс взял 65 человек рейнджеров и отправился на поиски лидера партизан, падре Селедонии де Жароты (Celedonia de Jarauta). Зная, что священник был в Сан-Хуан-Теотиуакан (San Juan Teotihuacan), рейнджеры Хейса заняли большое каменное здание на площади этого поселения.

У Жароты были свои осведомители в каждом населённом пункте, поэтому он быстро узнал о том, где остановились рейнджеры. Ночью падре Жарота привёл несколько сотен своих партизан, те пробрались на крыши домов, окружающих площадь, и обстреляли дом, в котором остановились рейнджеры. Несколько партизан попытались под прикрытием непрерывного огня проникнуть внутрь помещения, но капитан Эфраим Дэгджетт и несколько его людей открыли ответный огонь, не пустив врага в дом. Хейс отдал своим людям приказ контратаковать. Часть рейнджеров поднялись на крышу дома, другая часть, под прикрытием их выстрелов, выбрались на улицу и напала на мексиканцев. Падре Жарота был ранен и его люди отступили, потеряв пятнадцать человек убитыми и пятерых ранеными. Среди рейнджеров не было ни убитых, ни раненых. Преследуя отступающих партизан, рейнджеры меньше чем за тридцать часов прошли расстояние в 107 миль и разбили врага, несмотря на его численное превосходство. Однако, предводителю партизан удалось уйти.

В феврале 1848 года рейнджеры Хейса совместно с драгунами майора Полка снова пытались поймать неуловимого падре Жароту. На этот раз разведка сообщила, что он с новым отрядом прячется в горах к северо-востоку от Мехико и генерал Лейн потребовал, чтобы его деятельность была пресечена. Несколько раз американская армия пыталась настичь мятежного падре, но он пользовался поддержкой населения и каждый раз успевал ускользнуть. Наконец рейнджеры, пройдя быстрым маршем в Сегуальтеплан (Sequalteplan), неожиданно напали на партизан, когда те не были готовы к бою. Рейнджеры выиграли сражение, несмотря на то, что силы были примерно два к одному в пользу мексиканцев. Около 120 мексиканцев было убито, и только пятеро рейнджеров ранено. Жарота на этот раз сбежал заранее, бросив своих людей за несколько минут до прибытия техасцев. Однако, терпя поражение за поражением, этот неуловимый бандит потерял популярность среди мексиканцев, к нему уже не присоединялись новые люди, и он перестал быть опасен для американцев.

Хейс и Санта-Анна

18 января 1848 года Хейс с четырьмя отрядами рейнджеров был отправлен генералом Лейном для выяснения состояния дорог и наличия партизан в мексиканских штатах Пуэбла (Puebla) и Oaxaка (Oaxaca). Рейнджерам стало известно, что президент-генерал Санта-Анна может находиться в г. Теуакане (Tehuacan), штат Пуэбла.

На подходе к городу Хейса и его людей догнала богатая карета с дюжиной охранников. Опасаясь, что тот, кто едет в этой карете, может предупредить Санта-Анну об опасности, Хейс и его рейнджеры остановили её. У единственного пассажира была охранная грамота, выданная американцами, и генерал Лейн разрешил этому человеку проезд. Хейс был против такого решения, но вынужден был подчиниться генералу Лейну. Опасения Хейса оправдались: когда на следующий день войска вошли в город, мексиканского президента в нём уже не было. Санта-Анна был предупреждён, и ночью мудро сбежал из города, не дожидаясь подхода врагов.

Санта-Анна покинул город так поспешно, что оставил своё имущество: семнадцать упакованных ящиков одежды. Позднее генерал Лейн переслал большую часть захваченных вещей второй жене Санта Анны, Долорес де Тосте. Однако, несколько вещей Санта-Анны остались американцам в качестве военных трофеев. Одно пальто Санта-Анны было настолько тяжёлым из-за золотых шнурков и украшений, что потянуло на весах пятнадцать фунтов (6,8 кг). Другой жакет генерала Санта-Анны был настолько обильно украшен серебром, что впоследствии из этого серебра вылили больше десятка ложек. Декоративную трость с опорой из золота и рукояткой в форме орла, украшенной большим количеством алмазов, рубинов, сапфиров, и изумрудов, рейнджеры передали Хейсу, но он не нуждался в подобном украшении. Поэтому, как только майор Уильям Х. Полк оговорился, что эту трость можно было бы преподнести его брату, президенту Джеймсу Полку, Хейс тут же отдал её со словами: "Мне не нравится такое украшение. Передайте это президенту Полку и скажите, что это - подарок от техасцев"[1].

Экспедиция генерала Лейна продлилась 14 дней. За это время было пройдено около 500 миль. Учитывая 400 миль предыдущей экспедиции, люди преодолели в общей сложности около 900 миль за 35 дней. При этом между двумя экспедициями рейнджеры Хейса не отдыхали вместе со всеми в Мехико, а снова и снова выходили против партизан. Разумеется, рейнджеры очень устали. Тем не менее, отряд Хейса храбро сражался до самого конца войны.

Вторая война с Мексикой продлилась до марта 1848 года. Несмотря на успешное отступление Санта-Анны, который всеми силами избегал столкновения с техасскими рейнджерами, ему всё-таки довелось встретиться с Хейсом. Правда, это случилось уже после перемирия. К этому времени и мексиканская, и американская сторона дали проигравшему генералу разрешение уехать из страны. Но он принял его с большой неохотой, и всё время тянул с отъездом, видимо надеясь, что обстоятельства изменятся в его пользу. Чтобы не возникало новых конфликтов, американский полковник Джордж В. Хьюс, губернатор занятой Халапы, предоставил бывшему президенту Санта-Анне военный эскорт. 28 марта Хьюс с тремя отрядами добровольцев из Мэриленда встретил побежденного Генерала Санта Анну в Сан-Мигеле, где генералу принадлежало поместье. Был дан большой званый обед. Зная, что рейнджеры Хейса располагаются всего в четырёх милях от этого места, полковник Хьюс пригласил Джека Хейса на празднество.

Здесь стоит сказать несколько слов о личности мексиканского президента-генерала. Антонио Лопес де Санта-Анна, по мнению многих его современников, считался одновременно и героем и злодеем в своей стране. Его путь к власти нельзя назвать простым. Не имея никакого систематического образования, он в 16 лет прибавил себе возраста и поступил на военную службу. Его героем и учителем был генерал Хоакин де Арендодо, оставивший о себе кровавую славу усмирителя бунтов. В 1813 году Арендодо получил приказ испанского правительства перейти Рио-Гранде и подавить первое восстание жителей Техаса, в то время ещё полностью испанского. Мятежники в основном состояли из не обученных военному делу мексиканских крестьян, индейцев и небольшого количества англоязычных американцев. Для хорошо вооружённых войск мексиканской армии эти люди не могли быть противниками. Арендодо уничтожил практически всех, а 19-летний Санта-Анна получил первый наглядный урок "усмирения" мятежа. Будущий президент-генерал сделал из своих наблюдений за методами Арендодо два фатальных вывода: о том, что любой бунт техасцев нужно подавлять кровью, и о том, что техасцы не в состоянии бороться против регулярной армии. Впоследствии эти два вывода привели мексиконское правительство, возглавляемое Санта-Анной, к потере Техаса.

В войне против французской оккупации в 1838 году, когда французские войска блокировали важный порт в Вера-Крус, Санта-Анна добровольно возглавил войска, чтобы вести их против французов. Однако потерпел поражение и, захваченный врасплох, вынужден был бежать от захватчиков в одном нижнем белье. Не смутившись первоначальным поражением, Санта-Анна снова выступил против французов, и выбил их из гавани. В этом сражении он получил рану в левую ногу ниже колена, что привело к ампутации ноги. В Мексику Санта-Анна вернулся героем и вскоре стал президентом в первый раз. Он одиннадцать раз становился президентом, но в общей сложности пробыл на этой должности всего пять лет и восемь месяцев.

К началу Американо-Мексиканской войны Санта-Анна был президентом в девятый раз. За плечами у него было уже восемь отставок, когда сами мексиканцы низлагали его и отправляли в изгнание. В этот раз он был побеждён американским генералом Уинфилдом Скоттом, и предпринял попытку бежать из Мехико, чтобы не быть пойманным рейнджерами Хейса. К этому времени мексиканцы стали уже звать Санта-Анну: "Наш бессмертный Три Четверти", намекая на отсутствие ноги и постоянное возвращение к президентству несмотря на регулярные свержения. Его ждала очередная высылка из Мексики, но, по всей видимости, Санта-Анна и сам верил, что он "бессмертен" как президент, и не особенно волновался из-за очередного поражения.

Итак, в конце марта 1848 года на званом обеде в Сан-Мигеле, на который был приглашён и полковник Джек Хейс, Санта-Анна наслаждался изысканной пищей и вином, а главное, благоприятным впечатлением, которое, как он считал, производит на американцев. В толпе, окружающей место пиршества, стоял неприметный человек, без знаков отличия, скромно и просто одетый. Майор Джон Р. Кенли предложил этому молодому человеку представить его Санта-Анне и подвёл через толпу к президенту-генералу. Кенли рассказывал позднее: "Приостановка общей беседы, и ощущение тревоги, заметное среди мексиканских чиновников, действовали на меня болезненно. Санта-Анна пока ещё ел фрукты. Я сказал: "Генерал! Разрешите мне представить вам, - когда я произносил это, он повернул к нам своё высокомерное лицо, - Полковника Джека Хейса". Когда я объявил так, поведение и настроение Санта-Анны моментально изменилось и если бы заряженная бомба с горящим фитилём, шипя, упала на обеденный стол, она не вызвала бы большей реакции... Сеньор Санта-Анна сделался очень бледен... Полковник Хейс, джентльмен, каким он был, скромно поклонился и покинул комнату"[1].

4 апреля Санта-Анна покинул Мексику. Хейс был одним из его эскорта в Ла Антигуа (La Antiqua), где генерал сел на испанское судно, направляющееся в Венесуэлу. Конечно же, генерала Санта-Анну испугал не внешний вид Хейса, которого все описывали как человека скромной и совершенно не агрессивной наружности. Тем не менее, присутствие скромного техасского полковника заставило мексиканского президента-генерала Санта-Анну бледнеть и пугаться. Более того, немедленно после встречи с Хейсом Санта-Анна объявил, что он готов уехать из страны.

А внешность знаменитого полковника была действительно очень скромна. Например, лейтенант Альберт Бракетт оставил такое описание техасского рейнджера: "Я с трудом поверил, что этот худощавый красавец был самым известным техасским рейнджером. Джек был очень скромным... очень просто одет в короткую синюю куртку, чёрную кожаную шапочку, чёрные брюки и не было в нём ничего, что бы обозначало его принадлежность к какой-либо армии или то, что он имел какой-то ранг в ней. Лицо его было худым и сильно загорелым, и его тёмные волосы и тёмные глаза придавали оттенок меланхолии к его облику. Он не носил ни бороды, ни усов, и его небольшой рост - он был всего около 5 футов 8 дюймов (170 см.) - заставлял его походить скорее на юношу, чем на взрослого мужчину"[1].

Хейс покидает рейнджеров

Война закончилась, постепенно все американские войска были выведены с территории Мексики. Рейнджеры покидали чужую землю одними из последних. В Техасе Хейса и его людей встречали с большим почётом, им навстречу выехала делегация жителей Сан-Антонио. 20 мая 1848 года в их честь был дан большой праздник. Как писал корреспондент Новоорлеанской газеты: "звездой вечера была прекрасная леди полковника Хейса". А ещё месяц спустя Джон Коффи Хейс уволился из техасских рейнджеров.

Джек Хейс мотивировал свой уход "личными причинами". Накопилась усталость, хотелось побыть с семьёй. Но отдых получился недолгим. Почти сразу после ухода из рейнджеров, Хейс вернулся на службу геодезиста, и группа инвесторов из Сан-Антонио попросила его, чтобы он помог найти более короткий маршрут в Эль-Пасо. С разрешения властей Хейс организовал экспедицию, в котором должны были принять участие пограничные рейнджеры Техаса.

Покинув Сан-Антонио 27 августа 1848 года, Хейс добрался до лагеря рейнджеров на реке Льяно (Llano), около поселения Кастель (Castell) в центральной части Техаса. Отсюда он повёл объединённый отряд рейнджеров к ручью Команчей, а затем вдоль Джеймс Ривер (James River) и северной вилки реки Нуэсес, к Лас Морас (Las Moras) - притоку Рио-Гранде, и дальше на Запад, через протекающую по дну ущелья Реку Дьявола. 26 сентября рейнджеры достигли Пекоса, пройдя за месяц 418 миль[1].

К западу от Пекоса местность была абсолютно безжизненной. Здесь не было ни дичи, ни хорошей воды. К началу октября, как отметил один из участников похода, Сэмюэль Мэверик, они "ели мясо мустанга, которое было в большом спросе". Когда спустя девять дней они, наконец, они добрались до Сан-Карлоса, маленькой мексиканской деревушки на Рио-Гранде, они уже питались всем, что подвернётся под руку: "травой, мясом гремучих змей, скунсов и пантер". Неподалёку от Сан-Карлоса, в форту Литон люди Хейса наконец получили возможность купить необходимую им провизию. До Эль-Пасо оставалось всего 150 миль по знакомым дорогам, но приближалась зима, и Хейс принял решение возвращаться домой[1].

31 октября 1848 экспедиция покинула форт Литон и направилась на северо-восток, пройдя 150 миль обратно к Пекосу. Рейнджеры пришли к выводу, что они наметили вполне пригодную для круглогодичного использования дорогу. Достигнув истока Реки Дьявола, экспедиция разделилась на три группы. 28 человек пошло на восток, прямо к Сан-Антонио. Капитан Сэмюэль Хайсмит возглавил вторую группу, которая двинулась на северо-восток, к реке Кончо (Concho) в центральной части Техаса и собственному лагерю рейнджеров. Хейс взял третью группу из 13-ти человек, чтобы исследовать область реки Лас Морас на юго-востоке. Постепенно продвигаясь к дому, рейнджеры во главе с Хейсом отыскивали наиболее удобные для всадников тропы и заносили их на карту.

В общей сложности экспедиция Хейса прошла 1 303 мили за 106 дней. По оценке Хейса лучший маршрут из Сан-Антонио лежал на север в Сан-Сабу, затем через реки Кончо и Пекос, и на запад в Эль-Пасо. И это действительно оказалось самой лучшей дорогой. В настоящее время примерно по этому маршруту через Техас проходит шоссе 10-й автомагистрали (дорога, соединяющая штаты Калифорния, Аризона, Нью-Мексико, Техас, Луизиана, Миссисипи, Алабама и Флорида. Эта четвёртая по протяжённости в США магистраль длиной в 2460,34 мили (3959,53 км)[12,13,14].

В январе 1849 года Хейсу было предложено занять место губернатора Техаса, но он отказался даже рассматривать это предложение. Когда Конгресс создал министерство внутренних дел по индейским вопросам, Хейс некоторое время принимал участие в работе этого министерства, но активно вмешиваться в общественную жизнь Техаса всё-таки не стал. Он покинул Техас в июне 1849 года. Путешествовал вместе со своим хорошим другом майором Джоном Кэпертоном и сорока людьми, сопровождая отделение армейских инженеров и эскорт пехоты, строящих дорогу в Эль-Пасо. Пять недель Хейс провёл в лагере напротив Эль-Пасо, пытаясь найти общий язык с воинственными Апачами Хилы. Но под конец Хейс пришёл к выводу, что с этим племенем невозможно договориться и они никогда не примут спокойного образа жизни в резервации. Подозревая, что пройдут годы, прежде чем у федерального правительства появится по-настоящему жизнеспособная программа для решения проблем с апачами, Хейс отправился в г. Тусон, штат Аризона.

В это время в Тусоне находилась группа европейских эмигрантов. Воспользовавшись присутствием Хейса, эмигранты уговорили его провести их через страну апачей, в Калифорнию. Двигаясь новым маршрутом, через пустыню, Хейс провёл эмигрантов к реке Хила (приток р. Колорадо), и вдоль этой реки вывел на территорию штата Калифорния. 5 декабря 1848 экспедиция добралась до города Сан-Диего на берегу Тихого океана. В общей сложности эмигранты под предводительством Хейса прошли от Тусона до Сан-Диего более 500 км[1].

В начале января 1850 года Хейс перебрался в Сан-Франциско, куда он был приглашён для того, чтобы занять пост шерифа графства. Хейс занял этот пост 9 апреля, назначив своим помощником Джона Кэпертона. Калифорнийская золотая лихорадка привлекла в штат более 40 000 человек. Люди стекались прежде всего в Сан-Франциско. Большая часть этих людей была авантюристами, беглыми преступниками, отчаявшимися и отчаянными. В городе необходимо было поддерживать закон и порядок. Хейс принял на себя эту сложную задачу и собрал 200 добровольцев, из которых был сформирован "Комитет Бдительности Сан-Франциско". Первым делом члены Комитета поймали и повесили грабителя, похитившего сейф из городского банка. В дальнейшем Комитет действовал так же эффективно, отправляя особо опасных преступников на виселицу, а менее опасных - в тюрьму. Чтобы найти применение тем заключённым, которые не заслуживали виселицы, Хейс предложил использовать их на работе в каменоломнях, где добывался камень, которым мостили улицы города. Постепенно, стараниями Комитета, Сан-Франциско становился цивилизованным и благоустроенным городом[6]. Помимо правоохранительной деятельности, Хейс был и организатором первой пожарной охраны Сан-Франциско.

К сентябрю 1850 к Хейсу прибыли его жена Сьюзен и брат Роберт. Джек Хейс купил ранчо в 2 000 акров земли, в тридцати милях от города, на котором 25 августа 1852 года родился первый ребёнок четы Хейс. Его назвали Джоном Кэпертоном Хейсом, но памятуя обещание, данное Бизоньему Горбу, Джек Хейс присовокупил к имени первенца прозвище: "Бизоний Горб Младший". Когда всё ещё живой и здравствующий военный вождь команчей услышал об этом, он послал в подарок ребёнку золотой кубок и две золотые ложки. У четы Хейсов родилось впоследствии ещё пятеро детей, но, к сожалению, большинство их умерли во младенчестве, и только "Бизоний Горб Младший" и дочь Элизабет дожили до старости.

В 1852 году Хейс и его друг Джон Кэпертон сообща купили 10 квадратных лиг (приблизительно 179 квадратных километров) земли, которая состояла из двух покрытых дубовыми рощами полуостровов. Эта покупка сделала обоих очень богатыми людьми. На этом месте начал строиться будущий город Окленд, в числе основателей которого значится и Джек Хейс[6].

Проживая в Калифорнии, Хейс участвовал только в одной компании против краснокожих, когда на белых поселенцев напали индейцы племени Паюто. По некоторым сведениям, Хейс взялся помогать старому другу, капитану техасских рейнджеров Эдварду Стори. В компании участвовали добровольцы из Вирджинии, федеральные войска и рейнджеры Техаса. Хейс командовал объединёнными силами. 2 июня 1860 года состоялось жестокое рукопашное сражение, в результате которого вождь Виннемакка сбежал, его власть была уничтожена и армия смогла положить конец военным действиям.

В Калифорнии Джек Хейс вёл активную политическую и экономическую деятельность. Помимо своих обязанностей шерифа графства, он был одним из важных застройщиков и ранчеров Калифорнии. Благодаря его помощи развивалась сеть железных дорог, строились новые причалы, учреждались банки. Он был главным акционером в Оклендской газовой компании, основателем и директором национального банка Союза. Хейс был одним из основных лидеров Калифорнийской демократической партии и щедрым сторонником и попечителем академических учреждений в государстве. Во время Гражданской войны 1861-1865 гг. Хейс благодаря своему авторитету в значительной степени способствовал тому, что Калифорния так и не вступила в войну ни на чьей стороне[1].

После того, как ему исполнилось шестьдесят лет, Джек Хейс стал ощущать проблемы со здоровьем: сказывались напряжённая жизнь и старые травмы. В период с 1879 по 1883 год Хейс практически отошёл от всех дел. Он стал проводить зимы в Аризоне и Южной Калифорнии, ища облегчения от ревматизма и артрита. Понимая, что серьёзно болен, и скорее всего, долго не проживёт, Хейс перевёл почти всю свою собственность на имя жены и сына, оставив себе только 10 000 долларов на текущие расходы.

21 апреля 1883 года, в день празднования памяти битвы в Сан-Хасинто, которая принесла решающую победу в Техасской революции, Джек Хейс умер на своем ранчо в Пьемонте, Калифорния. Ему было шестьдесят шесть лет. При переносе его тела на кладбище Маунтин Вью, в Окленде, оклендская Конница служила ему эскортом и почетным караулом[1].


* * *


Джон Коффи Хейс прожил жизнь, полную удивительных приключений, драматических сражений, трудных походов и славных подвигов. Он участвовал во многих ключевых событиях, происходящих на Американском континенте. По свидетельствам его современников, он был добрым, заботливым и сострадательным человеком. Он никогда не проигрывал в боях. Его храбрость и бесстрашие сделали его легендой своего времени.

Тринадцать лет Хейс прослужил в техасских рейнджерах, пройдя путь от рядового до полковника. Покинув Техас, Хейс честно и добросовестно защищал закон и порядок в штате Калифорния. Благодарные сограждане не забывали его заслуг. Уже в 1848 году одно их графств Техаса было названо в его честь. И в Калифорнии, и в Техасе поставлено несколько памятников Джону Хейсу.

По мнению биографов Джона Коффи Хейса, он по праву является самым известным и прославленным из всех рейнджеров Техаса с самого начала существования этой организации.

Источники

1. Lee Paul. John Coffee Hays: Captain Yack // http://www.theoutlaws.com/heroes2.htm

2. 1847 Colt Walker // http://www.outdoorlife.com/node/1001308136

3. Alan C. Huffines. The Texas War of Independence 1835-1836. From Outbreak to the Alamo to San Jacinto // New York NY 10016, USA

4. Erastus "Deaf" Smith (1787-1837) // http://www.lsjunction.com/people/smith.htm

5. Jaime Rodriguez. La Crisis de Mexico en el siglo XIX // http://www.iih.unam.mx/moderna/ehmc/ehmc10/124.html

6. John Coffee "Jack" Hays // http://www.legendsofamerica.com/law-johnhays.html

7. John Coffee Hays And The Evolution Of War Fighting In The Wild West // http://feraljundi.com/2010/05/27/history-john-coffee-hays-and-the-evolution-of-war-fighting-in-the-wild-west/

8. John Coffee Hays. The San Francisco Bay Region" Vol. 3 page 32-36 by Bailey Millard. Published by The American Historical Society, Inc. 1924. // http://freepages.genealogy.rootsweb.ancestry.com/~npmelton/sfbhay.htm

9. Joseph Milton Nance, trans. and ed., "Brigadier General Adrian Woll's Report of His Expedition into Texas in 1842," Southwestern Historical Quarterly 58 (April 1955)

10. Hard Road to Texas.Texas Annexation 1836-1845 // http://www.tsl.state.tx.us/exhibits/annexation/index.html

11. Hubert Howe Bancroft, History of the North Mexican States and Texas (2 vols., San Francisco: History Company, 1886, 1889)

12. Interstate 10 // [url=http://www.interstate-guide.com/i-010.html;]http://www.interstate-guide.com/i-010.html;[/url]

13. Interstate 10 Highway // http://i10highway.com/

14. Main Routes of the Dwight D. Eisenhower National System Of Interstate and Defense Highways as of October 31, 2002 // http://www.fhwa.dot.gov/reports/routefinder/table1.htm

15. Marion Day Mullins. Republic of Texas: Poll Lists for 1846. - Genealogical Publishing Com, 1974.; Antebellum Texas // http://www.tshaonline.org/handbook/online/articles/npa01

16. Memoirs of Mary A. Maverick. San Antonio: Alamo Printing, 1921// http://openlibrary.org/books/OL7042222M/Memoirs_of_Mary_A._Maverick

17. Mexican-American War 1846-1848 // http://www.onwar.com/aced/nation/may/mexico/fmexicousa1846.htm

18. Mier expedition who were executed at Salado, March 25 1843 // http://members.westnet.com.au/talltrees/MIER.HTM

19. Republic of Texas Government // http://www.worldstatesmen.org/US_Texas.html

20. Republic of Texas // http://www.sonofthesouth.net/texas/

21. The Mier Expedition by George Lord // http://www.tamu.edu/ccbn/dewitt/mierlord.htm

22. Zachary Taylor Letters for the years 1846 thru 1849 // http://www.familytales.org/results.php?tla=zat

23. http://en.wikipedia.org/wiki/Colt_Walker

24. http://jack0204.tripod.com/gen/Heskew/council.htm

25. http://home.comcast.net/~dsmjd/tux/dsmjd/tech/dragoon.htm

26. http://millercenter.org/president/jackson

27. http://newjacksonianblog.blogspot.com/2010/08/jacksonianism-and-american-empire.html

28. http://www.articlesbase.com/history-articles/the-colt-paterson-revolver-and-the-winning-of-the-texas-west-3537590.html

29. http://www.forttours.com/pages/councilhouse.asp

30. http://www.hackman-adams.com/guns/ColtWalker.htm

31. http://www.u-s-history.com/pages/h154.html

32. http://www.uberti.com/firearms/walker.php/

33. http://freepages.genealogy.rootsweb.ancestry.com/~npmelton/sfbhay.htm

34. http://www.steamthing.com/2007/01/my_essay_on_and.html

Автор - М.В. Гуминенко


© М.В. Гуминенко. 2012 г.
По вопросам использования материалов сайта обращаться по адресу: Kippari2007@rambler.ru