Литература и жизнь        
Поиск по сайту
Пользовательского поиска
На Главную
Статьи современных авторов
Роман "Созвездие Близнецов"
Зарисовки прошлого и настоящего
Библиотека
История Европы и Америки XIX-XX вв
Форум и Гостевая
Как мы делали этот сайт

М.В. Гуминенко

Франциска "Панчита" Алавез: Ангел Голиада

Среди множества имён, связанных с Техасской революцией, есть имя мексиканской женщины Франциски Алавез (Панчита - как ласково называли её те, кто её знал). Она не вставала на сторону революции, не защищала никого с оружием в руках, но она олицетворяла собой те качества, которые должны быть присущи женщине: милосердие, доброту и сострадание к ближним. И именно этими качествами она заслужила уважение и память благодарных техасцев. Она - единственная мексиканка, которой в Техасе поставили памятник.

Женщина в 19 веке мало вмешивалась в политику, военные действия и другие мужские дела. У неё были свои задачи: она своим присутствием улучшала мир, делала его чуточку добрее. Панчита Алавез - это всего один пример того, как в 19 веке женщина могла повлиять на ход событий. Но это очень показательный пример, потому что события, в которые вмешивалась Панчита Алавез, были очень трагическими.


Как это было


В первой половине 19 века на американском континенте происходило много значительных событий и кровопролитных битв. Это был период становления будущих государств, таких как США, Мексика, Канада. Но даже в то время события Техасской Революции своей жестокостью возмущали как Старый, так и Новый Свет.

Именно в это тяжёлое время молодая женщина по имени Франциска Алавез оказалась в Техасе. "Она была известна среди техасцев, как "Благородная красавица", и "Ангел Голиада". Сострадательная мексиканская леди, которую всегда будут помнить за ее добрые дела в те мрачные дни Техасской революции"[3], - так писал о ней один из её современников.

Техасская революция началась 17 октября 1835 года, с вооружённого конфликта в крошечной техасской деревушке Гонсалес, к востоку от города Сан-Антонио. Поначалу техасцам удалось взять верх и выдворить большую часть мексиканских солдат с территории Техаса. Но уже в марте 1836 года мексиканская армия Санта-Анны вторглась в Техас, чтобы покарать техасских мятежников. Именно в это время Франциска Алавез прибыла вместе с военными частями под предводительством генерала Урреа, сопровождая молодого мексиканского капитана Толука Телесфоро Алавеза. В мексиканской армии было принято, чтобы офицеров в походе сопровождали их жёны. Не всегда эти "жёны" были законными супругами. Так было и с Панчитой Алавез. По одной из версий, капитан Алавез женился по настоянию родителей на женщине, которую он не любил, Марии Августине де Посо, но вскоре влюбился в другую. Не имея возможности расторгнуть первый брак, он взял Панчиту в военный поход под видом законной супруги. Кем бы ни считалась Панчита, супругой, подругой или любовницей, но если бы она не появилась в Техасе вместе с капитаном Алавезом, судьбы многих техасцев сложились бы гораздо трагичнее.

10 марта, после нескольких сражений, мексиканский генерал Урреа остановил своё продвижение у Сан-Патрисио, к Западу от местечка под названием Корпус-Кристи. В задачу генерала входило подавить очаги сопротивления в южной части Техаса, но в этот момент Урреа нужно было позаботиться о том, чтобы похоронить убитых в стычках мексиканцев и техасцев. Патрули генерала Урреа продолжали обследовать территорию, поэтому он не имел возможности сразу отправить всех пленных в Матаморос. Но очень скоро посыльный от Санта-Анны доставил генералу Урреа приказ: всех пленных расстрелять.

Местный священник, отец Джон Томас Моллой, которые руководил погребением, узнав о приказе, вмешался и объявил, что не будет проводить Мессу, если генерал Урреа выполнит "варварский приказ". Одновременно с ним, за пленных вступилась сеньора Панчита Алавез. Некто Рувим Браун, техасец, который был взят в плен 2 марта в засаде на Агуа-Дульсе-Крик, и которого должны были расстрелять как человека, захваченного с оружием в руках, писал впоследствии, что его жизнь была спасена только благодаря вмешательству "священника и мексиканской леди по имени Альварес". Отчёт Брауна был опубликован в 1850 году в Техасском Альманахе, и вероятно, именно из-за его ошибки в написании фамилии, сеньору Панчиту до сих пор время от времени пишут как "Панчиту Альварес". [2]

За неделю, которую техасцы и их сторонники провели в заключении в крепости Голиад, к ним присоединялось всё больше захваченных генералом Урреа техасцев. Сюда же были приведены захваченные после ожесточённого боя люди американского полковника Джеймса Фэннина. Крепость превратилась во временную тюрьму, в которую мексиканцы приводили всё новых и новых пленников.

20 марта майор Уильям П. Миллер и 75 человек его батальона из Нашвилла, прибывшие на помощь Техасской революции, были взяты в плен, во время из выгрузки с судна в бухте Копано. Их тоже отправили в Голиад. Когда пленники прибыли на место, оказалось, что их руки были так зверски связаны, что верёвки и ремни отсекали кровообращение и причиняли сильную боль. Пленники провели долгое время на жаре, без воды. Увидев это, сеньора Панчита пришла в ужас и настояла на том, чтобы верёвки были сняты, и людям дали воду и накормили их. Миллер и его люди присоединились к захваченным в битве у ручья Колето людям Джеймса Фэннина. [4]

Если бы не вмешательство сеньоры Панчиты, голиадским заключённым пришлось бы очень туго. Все пленные сперва были согнаны в одно из помещений форта, известное как "Черная дыра Калькутты" (сейчас эту комнату показывают туристам, прибывающим в крепость) [2]. В небольшой комнате оказалось одновременно более четырехсот человек, вместе с ранеными и умирающими. Заключённые вынуждены были стоять вплотную друг к другу, не имея возможности сесть или просто пошевелиться. Даже если кто-то терял сознание - он не падал, потому что со всех сторон был стиснут телами своих товарищей. Узнав об этом, Панчита явилась к коменданту Портилье и потребовала, чтобы пленникам позволили разместиться во дворе, где было гораздо просторнее. Она же настояла на оказании помощи раненым, и её требования были удовлетворены.

27 март 1836 года всех заключённых должны были расстрелять по личному приказу Санта-Анны. Узнав об этом, Панчита под различными предлогами смогла отправить несколько человек к реке и скрыть их там, прежде чем кто-то успел вмешаться в её действия. Панчита так настойчиво заступалась за заключённых перед полковником Франсиско Гараем и комендантом Портильей, что они, с риском для своей карьеры, согласились пощадить двадцать человек: врачей, переводчиков и ремесленников. Не остановившись на этом, Панчита находила разные предлоги, под которыми уводила то одного, то двух пленных, и прятала их под парапетом крепости. Так ей удалось уберечь ещё двадцать техасцев. Уже из строя пленных, которых должны были вот-вот увести, Панчита вывела 15-летнего барабанщика Бенджамина Франклина Хьюза (родился в округе Джефферсон, штат Кентукки, 8 сентября 1820 года). Когда мексиканский караульный пытался возразить, Панчита заявила, что мальчик нужен ей для дела на несколько минут, и энергично увела его. Когда Хьюз узнал от неё, что все будут расстреляны, он пытался вернуться в строй, но Панчита заставила его остаться. Он выжил, став впоследствии почётным гражданином города Даллас, и именно он впервые назвал Панчиту - "Ангел Голиада". [2] На старости лет Хьюз написал заметки о своей юности и о событиях, которые видел. Они сохранились у Филипа К. Такера и впоследствии были переданы в библиотеку Техасского Университета. В этих заметках Хьюз писал:

"27 марта, в воскресенье утром, от президента, генерала Санта-Анны, пришёл приказ расстрелять всех нас. Мы были выведены [из крепости] и нам было сказано, чтобы мы поторопились строиться, чтобы получить места в лодке [которая, как им сказали, должна была отправиться в Новый Орлеан. Прим. М.Г.], и мы построились в линию, подпрыгивая от радости, что скоро будем дома. Мы были в самом начале, когда я увидел довольно много дам, стоящих там, где мы должны были пройти, и среди них две, которые впоследствии оказались леди генерала Урреа и молодая леди, жена капитана Альвареса. Они, вместе с маленькой девочкой десяти или одиннадцати лет, стояли рядом с полковником Хольсингером, который, казалось, надзирал за исполнением приговора. Когда мы вышли, молодая леди обратилась к старшей, жене генерала, и тогда старшая обратилась к полковнику, и [по его приказу] сержант или капрал подошел, вывел меня из рядов и поставил между двумя дамами с девочкой, а остальные ушли"[4].

Минут через пять Хьюзу стало понятно, почему его вывели из рядов. На небольшом расстоянии от крепости пленники были остановлены, мексиканские солдаты перешли все на одну сторону и открыли огонь. Хьюз сделал попытку побежать к своим товарищам, но мексиканские солдаты остановили его, угрожая штыками, и он вынужден был остаться. "Они [убивали] штыками всех, кто не погиб сразу, и даже тех, кто были убиты, кололи штыками, чтобы понять, что они мертвы, и такова была и судьба 332 бедняг, что за несколько часов до этого строили воздушные замки... Генерал Урреа был, кажется, временно отстранён от должности за не выполнение приказа генерала Санта-Анны, но полковник [Хольсингер], казалось, был доволен дамами, которые приняли во мне участие и был очень добр ко мне, и сказал, что он сделает все, что в его власти, для меня, и леди хотела, чтобы я был в их семье, и обращалась со мной, как мать". Через несколько дней Хьюз был отправлен с оставшимися в живых пленными в Мексику. Он пишет: "В то утро я видел слезы на их глазах, когда они целовали меня на прощанье"[4].

Панчита плакала, когда узнала, что был расстрелян сын одного из врачей, Джона Шакелфорда, и спрашивала, почему он не сказал ей, что у него здесь сын. Она сделала бы всё, чтобы спасти его. Шакелфорд позднее сбежал из плена и вернулся в Алабаму. Его рассказ о Голиадской Резне считается наиболее полным и точным.

Доктор Джек Шакелфорд в 1841 году сказал: "Я считаю, что нельзя не отметить здесь одну женщину, Панчиту Алавеско, жену капитана А. Она действительно была Ангелом милосердия - второй Покахонтас. Всё, что она могла сделать для нашего удобства, чтобы "влить масло в наши раны"- было ею сделано. Она и для людей майора Миллера тоже была посланником небес"[4].

После расстрела Панчита нашла раненого Уильяма Хантера, который получил пулю и удар штыком, но остался жив. Панчита своими руками оттащила его к реке, спрятала среди камышей, и перевязала его раны. Позднее мексиканские солдаты поймали семерых бежавших с места казни. Убив троих на месте, они четверых привели в крепость, где капитану Алавезу было поручено их расстрелять. Но Панчита бросилась перед заключёнными и заявила, что не сойдёт с места, если они не будут помилованы. Видя её рвение, к ней присоединилась ещё одна мексиканская женщина. Приказ о расстреле был отменён.

Меньше месяца прошло после Голиадской Резни, когда 21 апреля Санта-Анна потерпел поражение при Сан-Хасинто и сам попал в плен к тем людям, друзья и близкие которых были казнены по его приказу. Санта-Анна вернулся в Мексику в качестве президента, техасцы не опустились до мести ему. Однако его слава уже никогда не поднималась так высоко, как до событий Техасской революции. Может быть, памятуя милосердие техасцев, Санта-Анна спустя несколько лет, по просьбе своей умирающей жены, всё-таки освободил американских военнопленных, которые до этого момента так и томились в мексиканской тюрьме.

После поражения армии Санта-Анны при Сан-Хосинто, капитан Алавез в числе прочих офицеров участвовал в выводе мексиканских войск из Техаса. Панчита вернулась в Матаморос, где приняла деятельное участие в облегчении участи техасских заключённых, которые к этому моменту оставались в мексиканской тюрьме.

"После возвращения в Матаморос, она была неутомима в ее внимании к несчастным заключённым американцам. Потом она вернулась в Мехико с мужем, но там он оставил ее, и она вернулась в Матаморос без каких-либо средств для ее поддержки. Но она нашла много хороших друзей среди тех, кто слышал о ней и стал свидетелем чрезвычайных усилий в освобождении заключенных техасцев"[1].

Часть историков на этом и заканчивают повествование о Панчите Алавез. По их версии, она вернулась в столицу вместе с капитаном Алавезом, лишь для того, чтобы узнать, что у него есть другая жена, после чего капитан бросил её, и она вынуждена была вернуться в Матаморос, где и оставалась, помогая заключённым.

Убитые в Голиаде были оставлены без погребения, и только 3 июня 1836 года техасский генерал Раск, прибыв на место Голиадской Резни, организовал похороны останков в братской могиле, возле часовни в миссии Ла-Байя. Если бы не сострадание и решительная помощь Панчиты Алавез, жертв было бы гораздо больше.

Потомки Панчиты Алавез

В 1936 году были опубликованы записки Елены Заморы О'Ши (Elena Zamora O’Shea), которые поныне хранятся в государственном архиве Техаса. В 1902-м году Елена преподавала в школе Санта Гертруды на территории знаменитого в Южном Техасе ранчо Кинга. Капитан Ричард Кинг основал свое ранчо в 1853 году. Тогда он отправился в Мексику и уговорил целую деревню, более ста человек, переехать к нему на ранчо, в Техас. Елена О'Ши время от времени читал новости из испанских газет или переводила для детей рассказы о прежних временах. Однажды она пересказала историю о Голиадской Резне, и один из её слушателей, Матиас Альварес, спросил, когда она закончила: "Это всё, что они говорят про Голиад?" Она ответила: "Да". "Они не говорят, что кто-то помогал тем, кто пострадал там, или что некоторые из них были спасены?" - удивился престарелый слушатель. [2]

По просьбе Елены, Матиас рассказал, что его отец, Телесфоро Алавез, женился на девушке, которую выбрали его родители. Никакой любви к жене с его стороны не было, и через несколько лет он разошёлся с ней, но не мог получить одобрения церкви на расторжение брака. Франциска (Панчита) была его возлюбленной, и пошла вместе с ним на войну в качестве его жены. По возвращении из Техаса, они жили в Матаморосе, где Панчита родила двоих детей: Гваделупе и Матиаса. Техасский капитан Ричард Кинг, который знал Алавеза и его милосердную жену Панчиту, будучи в Матаморосе, обещал поддержку, если семья Алавеза (тогда уже полковника) будет в чём-то нуждаться.

Когда полковник Алавез умер, его дети перешли Рио-Гранде и стали работать на техасском ранчо Кортина (Cortina). К тому времени они стали официально называться фамилией Альварес. Гваделупе умер молодым, но Матиас прожил долгую жизнь, и продолжительное время работал грузчиком на ранчо и продавал овощи в Форт Браун. Вскоре он женился и завёл свою собственную семью. Капитан Кинг, посещая одно из своих ранчо в Южном Техасе, узнал, что полковник Алавез умер, и сразу же предложил Матиасу работу у себя. В 1884 году Матиас привёз свою многочисленную семью в штаб-квартиру капитана Кинга, в Санта-Гертруда (Santa Gertrudis) возле Кингсвилла (Kingsville), забрав с собой свою престарелую мать Панчиту. По семейным воспоминаниям, "она умерла на ранчо Кинга и там похоронена". Старый капитан Кинг и его жена, миссис Кинг, хорошо знали и уважали Панчиту. По их свидетельствам, она умерла в возрасте более 90 лет.

В Техасе Панчита оставила много потомков. У Матиаса было восемь детей (пять мальчиков и три девочки), многие из которых впоследствии стали известными людьми.

Одна из дочерей Матиаса, Мария, стала постоянной спутницей и помощницей мисс Клары Дрисколл, женщины, известной как "Спасительница Аламо". Крепость "Аламо", в которой произошла одна из значительных битв Техасской Революции, в 1836 году стояла на некотором расстоянии от тогда ещё маленького городка Сан-Антонио. К 1904 году руины этой крепости оказались почти в самом центре огромного города, и над ней нависла угроза уничтожения. Власти города решили снести крепость, чтобы освободить место под современные постройки. Клара Дрисколл внесла последние 25 000 долларов, чтобы набрать сумму в 75 000 долларов, необходимую для покупки "Аламо" и его сохранения как исторического памятника Техаса.

Среди потомков Панчиты Алавез - доктор Лауро Кавазос, президент Техасского технического университета, министр образования (1988-1990) при президентах Рейгане и Буше, - первый испанец, который служил в Кабинете министров США. В Южном Техасе и по сей день проживает много людей с фамилией Альварес, которые помнят свою бабушку Панчиту, Ангела Голиада.

Бюст Панчиты Алавез хранится в музее Ла-Байя. Памятник сеньоре Панчите стоит на месте Голиадской Резни.


Источники:


1. Harbert Davenport. The Angel of Goliad // http://www.tamu.edu/faculty/ccbn/dewitt/goliadangel.htm

2. Lee Paul. The Angel of Goliad // http://www.theoutlaws.com/people2.htm

3. Murray Montgomery. A high bred beauty... // http://www.texasescapes.com/MurrayMontgomeryLoneStarDiary/Angel-of-Goliad.htm

4. The Angel of Goliad // http://www.tamu.edu/faculty/ccbn/dewitt/goliadangel.htm

Автор: М.В. Гуминенко


© М.В. Гуминенко. 2012 г.
По вопросам использования материалов сайта обращаться по адресу: Kippari2007@rambler.ru