Литература и жизнь        
Поиск по сайту
Пользовательского поиска
На Главную
Статьи современных авторов
Роман "Созвездие Близнецов"
Зарисовки прошлого и настоящего
Библиотека
История Европы и Америки XIX-XX вв
Форум и Гостевая
Как мы делали этот сайт

С.Е.Данилов

Арендованный труд в США, или Как Авраам Линкольн "облагодетельствовал" афроамериканцев

Прежде, чем говорить о так называемом "арендованном труде" в США второй половины XIX - первой трети XX веков, хотелось бы сделать небольшой экскурс в предысторию этого явления. Тем более, что без этой предыстории будет совершенно непонятно, почему подобное явление было закономерным, причём закономерным для побеждённого в так называемой "гражданской войне" Юга США.

Из-за чего началась война? Неправильно, не из-за негров, и даже не из-за того, чтобы "сохранить единую нацию". Негров отбросим сразу, потому как ни один правитель, если у него есть голова на плечах, не бросит многотысячную армию и не будет тратить кучу долларов на оружие и обмундирование, лишь для того, чтобы освобождать чьих-то рабов. Единство нации? Но как можно сохранить то, чего не существует в природе? Север и Юг с самого начала истории США была слишком разными, чтобы их можно было назвать "единой нацией", не говоря уже о том, что получить "единую нацию", смешав немцев, голландцев, ирландцев, англичан, шотландцев, норвежцев, португальцев, французов, испанцев, китайцев, и пр. пр. пр., не получится, даже если очень захотеть. Из СССР долго пытались сделать "единую нацию" под названием "советский народ". Где она теперь?

Любая война завязывается прежде всего из-за экономики, и Север с Югом в США не были исключением. Вот, к примеру, южане хотели жить по законам равноправия штатов, но Север драл с них налоги, которые в несколько раз превышали подобные же налоги с северян. Держать собственный флот и торговать собственным хлопком южанам тоже не позволяли. Весь хлопок южане обязаны были за бесценок отдавать северным промышленникам, потому что за вывоз хлопка с территории США нужно было заплатить такую таможенную пошлину, что проще было его вообще не выращивать. Весь хлопок шёл в Европу через Север, то есть через перекупщиков. Кому это понравится? Конечно, причин было гораздо больше,и в 1861 году, не вытерпев экономической и политической зависимости, 11 южных штатов решили образовать собственное государство под названием Конфедеративные Штаты Америки. Но северное правительство не было склонно лишаться своей "сырьевой кормушки", в которую оно так старательно превращало Юг. Нужен был лишь повод для того, чтобы обратить оружие против Конфедерации, и такой повод нашёлся: в апреле 1861 года южане вынуждены были атаковать форт Самтер, который, будучи на территории Конфедерации, не желал по доброму уходить и мешал нормальному выходу в океан. Эта скверная история была спровоцирована северным правительством во главе с Линкольном. Гарнизон Самтера ушёл бы, да ему пообещали выслать помощь, и честные солдаты до последнего стояли за свой форт. Помощи они так и не получили, зато северяне, воодушевлённые "вероломным нападением" южан, с чистой совестью начали войну, которую общепринято называют Гражданской, хотя на деле она была войной за независимость Юга.

Поначалу северянам приходилось туго. И дисциплина у них в армии была похуже, да и сражались они не за своё, а за чужое, и далеко не всем новобранцам было понятно, кому это надо. Да и мировое сообщество смотрело на действия Севера с явным неодобрением. Однако, в 1863 году "благородный освободитель" Авраам Линкольн придумал способ повернуть колесо Фортуны в свою сторону: он опубликовал свою знаменитую "Прокламацию об эмансипации", то есть, бумагу об освобождении рабов на территории мятежных штатов. Этим тонко рассчитанным политическим ходом старина Эйб убивал сразу двух зайцев: переманивал большую часть легковерных негров на сторону Севера, и одновременно приобретал выгодный политический имидж в глазах мирового сообщества. Если до Прокламации и Англия, и Россия, и некоторые другие страны склонялись на сторону бьющейся за свою свободу Конфедерации, то после Прокламации открыто сочувствовать "подлым рабовладельцам" стало политически некрасиво.

Чем закончилась война Севера и Юга США - известно: Юг проиграл, и последующие сто пятьдесят лет в США развивалась лживая теория о том, какими были молодцами северяне, что "покончили с уродливым рабством" и наказали "мятежников и ренегатов". Собственно, в этом нет ничего удивительного, ведь историю пишут победители. А те самые победители, точнее, их потомки, и по сей день "правят балом" в Соединённых Штатах.

Тем не менее, американцы - народ демократичный. Не во всём, и не везде, но по счастью, они лояльно смотрят на обнародование фактов, даже если эти факты подмачивают их собственную репутацию. Так что, размышляя об отмене рабства, невозможно не отметить, в какую неожиданную форму оно переросло благодаря деянию "славного парня" Авраама Линкольна. Явление это выросло из простой проблемы: нехватки рабочих рук после войны. Базой для развития этого явления послужила пенитенциарная система (то бишь, система исправительных учреждений) проигравшего Юга. А называлось это явление - "Lease labor", сдача заключённых в аренду, или "арендованный труд".

После войны, в эпоху так называемой Реконструкции Юга, территория южных штатов пребывала в весьма плачевном состоянии. Железные дороги были разрушены, многие крупные города превращены в руины, плантации и фермы разорены. Для того, чтобы вернуть Юг к нормальной жизни, требовались рабочие руки. А вернуть Юг к жизни было необходимо, потому что иначе с Юга нечего было взять. Северяне дрались за южный хлопок и прочее сырьё, они даже в стратегических целях пожертвовали несколькими урожаями южан, уничтожив всё, до чего смогли дотянуться, потому что рассчитывали, что Юг восстановит своё хозяйство, и будет как прежде снабжать Север дешёвым сырьём. Разве что, будет теперь делать это более покорно, чем делал до войны. Так что Юг надо было поднимать из руин. А как это сделать, когда основная рабочая сила Юга - рабы, - теперь свободны и не собираются ни даром, ни за деньги, трудиться на тех же плантациях, или откручивать от телеграфных столбов рельсы, которые старательно намотали доблестные солдаты Уильяма Шермана, когда осуществляли гениальную тактику "выжженной земли", придуманную двумя бравыми северными генералами: самим Шерманом, и его приятелем Шериданом.

В любой ситуации имеется "обходной путь", и если негры больше не хотят работать по-хорошему, их всегда можно заставить это делать по-плохому. Так что вернёмся к арендованному труду.

По официальным источникам первым в деле аренды заключённых был некто Вильям Форт, который 11 мая 1868 года, по соглашению с временным губернатором Джорджии, Томасом Ругором, взял в аренду сто афроамериканских заключённых для работы на железных дорогах Алабамы и Джорджии. Но на самом деле, Вильям Форт был не первым. Его уже в начале 1866 года "обогнали" более мелкие собственники, имена которых история не сохранила.

1871 году предстояло стать ключевым в деле подобной аренды. Именно с этого времени вступил в силу закон, который позволял частным лицам, по большей части плантаторам, железнодорожным и горнодобывающим компаниям, пользоваться трудом заключённых. Узаконенной сдаче людей в аренду предстояло продержится в США до двадцатых годов двадцатого же столетия. У этого явления, помимо экономической выгоды, была масса отрицательных сторон. Таких, например, как полное отсутствие какого-либо контроля за тем, как и в каких условиях трудятся сданные в аренду заключённые. В отличие от настоящего рабства, когда каждый негр покупался хозяином за приличную сумму, аренда заключённых стоила дёшево (от 1,5 до 3 долларов в месяц за голову), и поскольку человек не склонен беречь то, что достаётся ему за необременительную цену, заключённых использовали "на износ", зачастую очень плохо кормили, а работать заставляли под страхом жестоких наказаний.

Но при чём же тут негры? А вот при чём! Исследователи отмечают, что количество чёрных заключённых в тюрьмах за время существования арендованного труда резко увеличилось. Так, по данным в тюрьмах штата Теннесси на 1 октября 1865 года только 33 процента составляли афроамериканцы. Но уже к 29 ноября 1867 года их стало больше 58 процентов, в 1869 - уже 64 процента, и между 1877 и 1879 - более 67 процентов. В Джорджии наблюдалось десятикратное увеличение численности чернокожих заключенных за время сорокалетнего периода (1868-1908), в Северной Каролине с 121 заключённого в 1870 году цифра возросла до 1302 в 1890 году. Во Флориде от 125 в 1881 году до 1071 в 1904. В Миссисипи в период между 1871 и 1879 годом количество заключённых возросло в четыре раза (и это был довольно скромный показатель), а в Алабаме с 374 человек в 1869 году количество возросло до 1878 человек в 1903 году, и до 2453 в 1919 году.

Конечно, негров запихивали в тюрьмы не потому, что у них был подходящий цвет кожи. В какой-то мере процесс был закономерен, и вот почему.

После войны масса обездоленных бывших рабов слонялась без дела, собиралась в банды и искала себе пропитания, при условии, что работать без принуждения большинство этих людей не желали. Бывшие рабы привыкли, что о них заботятся хозяева, но северяне старательно учили их тому, что отныне они свободны, и имеют полное право не работать на своих бывших хозяев, которые "бесчестным образом эксплуатировали их труд". Но никто при этом не объяснил неграм, что отныне они всё равно должны работать ради того, чтобы получить еду и одежду, но с той разницей, что теперь они ещё и сами должны сходить за этой одеждой и едой в магазин. И кроме того, они теперь сами должны найти себе жильё и платить за него деньги. Все эти сложности не слишком осчастливили несчастных негров, и после войны потрясающими темпами стали образовываться толпы нищих и банды голодных чернокожих. Северяне уже научили их убивать белых, и они занялись новым промыслом, которого не знали ранее, но который устраивал их гораздо больше, чем каждодневный труд ради пропитания и крыши над головой. А поскольку давать убивать себя безнаказанно белые всё-таки не собирались - негров стали отлавливать и отправлять в тюрьмы. Вот и получилось, что на какое-то время именно афроамериканцы составили большую часть тех самых заключённых, которые вместо подневольного труда у южных плантаторов получили гораздо более тяжёлый подневольный труд на прокладке железнодорожного полотна и в угольных шахтах.

Пенитенциарная система на Юге США волей-неволей сделалась преемницей рабовладения, так необдуманно отменённого Авраамом Линкольном. Даже если бы у Линкольна были благие намерения, подумать о последствиях он как-то не догадался, если ему вообще это было важно. А последствия прежде всего ударили как раз по тем самым неграм, о которых он вроде бы пёкся.

Если судить по свидетельствам, которых осталось немало, арендованный труд американских заключённых ни в коем случае не следует отождествлять ни с традиционным трудом арестантов (типа расчистки обочин дорог от мусора, уборки городских улиц и т.п.), ни с царской каторгой в Российской Империи XIX века. Как написал один исследователь данного вопроса: "Фундаментальным отличием lease system [система аренды] от того же каторжного труда являлся именно невероятный уровень сверхэксплуатации заключенных частными компаниями, который сопровождался фантастической смертностью".

Несмотря на то, что в XX веке росла и ширилась оппозиция, которая требовала упразднить lease system, государство активно сопротивлялось этим требованиям. Само собой, не потому, что кто-то злобно жаждал извести всех негров при помощи непосильной работы. Дело было в экономической выгоде, ибо именно эта выгода сводила на нет благородные усилия оппозиции. Посудите сами: в тех штатах, где существовала lease system, доходы от этого явления поднимались выше 370 процентов по сравнению с расходами тюремной администрации. Практика lease system была крайне выгодна и для правительства, и для компаний, которые использовали труд заключённых.

Подозреваю, что большинство попросту закрывало глаза на то, что сдаваемые в аренду люди живут впроголодь, трудятся на износ, что их калечат и убивают, забивают до смерти и всячески издеваются при малейшем намёке на протест, и даже без всякого протеста, если только они не в состоянии работать в полную силу. Но всё-таки, у каждого явления есть свой предел. По разным мнениям, система арендованного труда стала распадаться не только потому, что слухи о бесчеловечном обращении с осуждёнными волновали общественность. Тут и реформы тюремного законодательства подоспели, и изменение в технологии труда, и кто знает, что ещё. Были и более частные причины, так сказать, "на местах". К примеру, губернатор Флориды Кэри А. Харди прекратил это безобразие во вверенном ему штате после того, как одна Нью-Йоркская газета опубликовала статью о некоем Мартине Таберте. Парня арестовали и осудили за то, что он "безбилетником" катался на грузовых поездах где-то в Таллахасси (ныне это столица штата Флорида). Таберта сдали в аренду компании по производству пиломатериалов, в Кларе, штат Флорида, и где-то на начальной стадии его там пребывания запороли до смерти. Освящение этого события в 1924 году принесло Нью-Йоркской газете Пулитцеровскую премию. Оно и не удивительно, ведь до этого никто ничего подобного публиковать не собирался, хотя случай это был далеко не первый.

Конечно, использование труда заключённых в той или иной форме существует и сейчас. Но американцы утверждают, что откровенный беспредел у них закончился к 1928 году, и последним штатом в списке был штат Алабама. Там система арендованного труда держалась дольше всех. Наверное, больше всего сказывался дефицит рабочих рук.

Какие из этого всего можно сделать выводы:

Конечно, рабство - это нехорошо. Рано или поздно пресловутый "институт рабства" на рабовладельческом Юге был бы упразднён, даже если бы Конфедерация победила и отстояла свою независимость. Эйб Линкольн захотел, чтобы это произошло "рано", поскольку это соответствовало политическим и экономическим интересам Севера. Но вот о чём ни Линкольн, ни вообще кто-либо из северян не подумали - так это о том, куда денутся освобождённые рабы. Образно выражаясь, огромное количество этих людей было выброшено на улицу, и их судьба перестала интересовать "освободителей". Примерно так поступают некоторые владельцы собак, которым надоело держать своего питомца: вывозят его подальше в лес и "отпускают на свободу". Ну, с той лишь разницей, что собаку человек выкидывает свою, а рабов северяне выкинули чужих.

Плодов своей "заботы" Линкольн не узрел, поскольку был благополучно застрелен в Страстную Пятницу 1865 года, когда развлекался в театре по случаю победы над Конфедерацией. Ну, Линкольн-то помер, но остальные северяне вынуждены были решать проблему, которую он оставил им в наследство: куда девать такую прорву слоняющихся теперь без дела чернокожих?

Наивные афроамериканцы, поверившие северянам, на свободе столкнулись с такими трудностями, которых не знали в рабстве. Пока они оставались у своих хозяев, они по крайней мере могли не волноваться за то, что они будут есть, и во что оденутся. К тому же, вопреки печально знаменитому роману "Хижина дяди Тома", нормальные хозяева не спешили забивать своих рабов. Хозяевам нужно было, чтобы негры работали, а для того, чтобы они работали - их надо было нормально кормить и сохранять в физически здоровом состоянии. Конечно, везде есть маньяки, которые и родных детей запросто могут забить до смерти, но маньяк - всё-таки явление исключительное. И ещё более исключительное явление - чтобы человек тратил большие деньги (а раб стоил дорого, очень дорого, во много раз дороже верховых лошадей), а потом убил бы этого раба, исключительно из желания показать свою власть.

Будучи в рабстве, негр должен был работать, чтобы окупать те деньги, которые на него затрачены. Став свободным, он работать уже не желал, и имел на это полное право. Но поскольку кормить негра за то, что он не работает, государство не имело ни малейшего желания (и тоже имело на это полное право), негр начал добывать себе пропитание иными способами, которые рано или поздно приводили его в тюрьму. И "доброе государство", которое признало негра свободным, на общих основаниях сдавало и негра, и белого в аренду. Они ведь теперь были равны. А уж там, "в аренде", никто с негром не церемонился. Впрочем, не церемонился и с белым, просто негров-арестантов становилось всё больше, и поэтому они составляли существенную часть тех самых "арендованных заключённых". Ну, а уж те компании, которые добывали уголь и руду, строили дороги и выращивали кукурузу и сахарный тростник, тем более не видели причин церемониться со "свободными неграми". Они ведь обходились очень дёшево, да к тому же, было искушение сделать их ещё дешевле, экономя на еде и одежде.

Ну, а то, что заключённых били - так это тоже понятно. Они же по-доброму на скудных харчах еле ноги таскали, и нужно было как-то объяснить им, что если они работать не станут - то ноги протянут вовсе. Причём быстро и болезненно.

Явление "арендованного труда" законно просуществовало больше шестидесяти лет, начиная примерно с того времени, как закончилась война Севера и Юга (1861-1865 гг.), достигло своего пика к 1880-м годам, а к началу XX века постепенно стало угасать, и закончилось в 1928-м году. Поговаривают, что остаточные явления этого самого "арендованного труда" можно встретить и поныне, хотя они уже не имеют под собой законных оснований.

Автор: С.Е. Данилов


© С.Е. Данилов. 2012 г.
По вопросам использования материалов сайта обращаться по адресу: Kippari2007@rambler.ru