Виктор Гурьев (Протоиерей)
Пролог в поучениях
Том 2
Месяц Июль

На главную

Произведения Протоиерея Виктора Гурьева



СОДЕРЖАНИЕ


1-й день

Своими грехами мы отдаем себя во власть диавола и оскорбляем Ангела-Хранителя

(Повесть святого Нила.)

В Прологе на 1-й день июля, в повести св. Нила, между прочим, говорится следующее: «Душа человека посреде есть ангела и беса. И ангел убо влагает, и показует, и учит, яже к добродетелям; бес же влагает, яже суть грехи. Душа власть имать еже последовати емуже любо хочет, или ангелу, или бесу. Сего ради внемли, да не оскорбиши ангела».

Что душа человека посреди ангела и беса есть, как видно из приведенных слов, можно пояснить следующим. Св. Андрей, Христа ради юродивый, бывши однажды в Царьграде на торжище, встретил инока, вокруг шеи которого обвился страшный змий. Инок этот был человек, многими добродетелями украшенный, но, к несчастию, скуп и сребролюбив. Отошедши от него несколько шагов, Андрей был удивлен, заметив, что над головой инока на воздухе были начертаны слова: «Змий сребролюбия — корень всякому беззаконию». Но еще более удивился, когда, оглянувшись назад, увидел ангела и беса, спорящих за душу инока. Диавол доказывал, что монах, как сребролюбец и потому идолослужитель, принадлежит ему, а ангел, указывая на многие добродетели старца, утверждал, что он достоин милости Божией. Продолжительный спор их был решен свыше; голос с неба сказал ангелу: «Ты не имеешь части в нем, ибо только милостивые получают от Меня прощение и наследуют обители небесные». После сего ангел тотчас оставил инока (Прол. Дек. 4). Итак ясно, что душа человека, действительно, посреди ангела и беса бывает.

Равным образом, и на то, что мы своими грехами оскорбляем ангела-хранителя, также примеры есть. Вот один из них. Раз преподобный Нифонт увидел юношу, который стоял в дверях одного непотребного дома и плакал. Нифонт спросил юношу: «Кто ты?» Юноша отвечал: «Я — ангел, посланный от Бога на сохранение находящегося здесь человека, который пребывает уже несколько дней в сем непотребном доме; стою здесь, потому что не могу приблизиться к грешнику; плачу, оттого что теряю надежду привести его на путь покаяния». Итак, несомненно, что когда мы идем путем добродетелей, то и ангел-хранитель, как ангел света, встречает и сопровождает нас; когда же уклоняемся на сторону тьмы, то и ангел-хранитель удаляется от нас, и уже вместо него присутствует диавол. Несомненно также, что, когда, как видим из повести св. Андрея, диавол делает нас рабами своими, тогда и ангел-хранитель не всегда бывает в силах освободить нас от него. Будем же жить так, чтобы не только внешними поступками, но даже тайными помыслами и пожеланиями не оскорбить наших невидимых заступников и покровителей — ангелов-хранителей, а постоянным хождением по пути добродетели доставлять не печаль, а радость им. Аминь.

2-й день

О милостыне

(Слово о милостыне и о смирении. Прол. Июл. 2)

Тем, которые имеют возможность оказывать бедным действительную помощь, мы скажем следующее: милостыня бывает двоякая. Одна мнимая, когда, например, подадут на большую голодную семью несколько копеек и думают, что они сделали большое доброе дело. А другая милостыня есть милость истинная, действительная, которая подлинно отирает слезы несчастных и которая подается со смирением. Вот к этой-то последней милостыне мы и прилежать должны и тогда только получим награду от Бога.

Слово церковное говорит: «Кто хочет творить милостыню, тот не должен много рассуждать о том, кому он подает ее: праведнику или грешнику, доброму или злому; а нужно подавать всякому то, что ему необходимо на потребу. Ты вот насытился дорогими яствами, накорми хлебом и алчущего. Ты выпил довольно вина, налей чашу и жаждущему. Ты согрелся в мягких и дорогих одеждах, одень хотя простой одеждой нагого и трясущегося зимой. В прекрасном ли и высоком доме сидишь, введи скитающегося по улицам в дом твой. Исполнился ли с кем весельем, развесели скорбящего. Возрадовался ли когда чему, обрадуй сетующего. Почел ли кто тебя, как богатого, почти и ты убогого. Пусть будет дом твой местом отдыха для служителей Божиих и для всякого церковного чина. Будь, по Иову, успокоением для всех; будь оком слепым, ногою хромым, одеждой нагим и беспокровным покровом. Посещай чаще заключенных и больных, ходи чаще в монастыри и святые дома и услышишь от Господа глас: приидите, благословеннии Отца Моего, наследуйте, уготованное вам Царство от начала мира.

Чем заключить слово? Заключим словами из третьей книги Ездры. Вдовицу оправдай, сиру суди, нищему дай, сироту защити, нагаго одей, о сокрушенном и немощном попецыся, хромому не посмейся, защити безрукого, а слепого к видению света Моего припусти. Старого и младого между стенами твоими сокрый, мертвыя, идеже обрящеши, назнаменав, предай гробу и дам тебе первое седение в воскресение Мое (3 Езд. 2, 20-23).

Вот такая-то милостыня и есть милостыня истинная, действительная, Богу угодная и, следовательно, и для нас самих спасительная. Аминь.

3-й день

Кто не примет Царства Божия, как дитя, тот и не войдет в него

(Слово Исаии монаха о беззлобии, еже не поминати зла.)

Иисусу Христу приносили детей, чтобы Он прикоснулся к ним, но ученики не допускали приносивших. Увидев это, Иисус вознегодовал и сказал апостолам: «Пустите детей приходить ко Мне и не препятствуйте им, ибо таковых есть Царствие Божие. Истинно говорю вам: кто не примет Царствия Божия, как дитя, тот не войдет в него». И, обняв их, возложил руки на них и благословлял их.

Итак, по словам Господа, чтобы войти в Царство Божие, нужно принять его, как дитя. Что это значит? Чтобы решить этот вопрос, нужно обратить внимание на свойства детей.

Дитя, — говорит в Прологе монах Исаия, — когда наказывают его, плачет; но и опять с радующимися радуется. Кто его обидит, не гневается; когда его хвалят, не гордится; если отдадут предпочтение другому, не завидует. Если что у него возьмут, не взыскивает. Если родители не оставляют ему наследства, по судам не ходит, ссоры ни с кем не заводит, ни на кого не гневается. Если осуждают его, не скорбит. Если богатеет, не превозносится. Красотою женскою не прельщается, попечения о земном не имеет. Никого не раздражает, никому не льстит, ни над кем не насмехается. Вражды ни на кого не имеет, никого не осуждает. Не думает о собрании богатства, не любит чем-либо владеть. Если лишат его всего, не тужит; воли своей не имеет. Не боится ни рабов, ни врагов, и во время гонения не смущается.

Вот каковы свойства дитяти, и теперь понятно, что значит принять Царство Божие, как дитя. Это значит принять оное с таким же чистым, невинным и непорочным расположением духа, какое сохраняют всегда дети. Дитя, как мы видели, не имеет ни зависти, ни тщеславия, ни желания первенства, но отличается простосердечием, беззлобием, смирением. Эти-то свойства дитяти необходимо должны усвоить и все мы для достижения Царства Небесного; должны усвоить, потому что там царствует одна чистота и правда и ничто скверное не войдет туда.

Посему и будем подражать детям; будем поступать, как они, с тем только различием, что они бессознательно сохраняют в себе указанные достолюбезные качества, а мы должны стяжать сознательное убеждение в необходимости их для нас и этим убеждением поддерживать их в себе. Дети по природе добры и чистосердечны, а мы должны быть таковыми по заповеди Христовой и по убеждению в святости долга повиноваться ей, по сознательному убеждению в том, что иначе не будем истинными христианами. Аминь.

4-й день

Любовь ко врагам

(Слово св. Иоанна Златоустаго, яко не подобает зла за зло воздавати, ни враждовати.)

Всякая добродетель имеет свои степени. Можно и много того или другого добра делать, можно и мало. Возьмем для примера любовь ко врагам. У меня есть враги, но я, прощая им зло, которое они мне сделали, и сам не желаю им делать зла; это низшая степень любви ко врагам. Далее, мой враг в несчастье, и я помогаю ему — это вторая степень. Но бывает, что мой враг совершенно попал в мои руки, и я могу сделать с ним, что хочу; могу уничтожить его, выместить на нем все зло, которое он мне сделал, а между тем, и тут поступаю по заповеди о любви ко врагам, а врага, который положительно в моей власти, щажу и даже при таких условиях благодетельствую ему; это уже будет высшая степень добродетели и, так сказать, венец любви ко врагам. Об этой последней степени этой добродетели мы сегодня и побеседуем.

Пример высшей степени любви ко врагам, не говоря о примере Христа Спасителя, мы находим в Давиде. Известно, что после того, как он победил Голиафа, Саул из зависти стал злейшим его врагом и сперва тайно, а потом и открыто стал искать его смерти. То, как будто в припадке безумия, бросал в него копьем, то давал ему самые опасные поручения на войне, то однажды предложил сыну своему Ионафану и некоторым царедворцам убить его; а то, наконец, и сам лично покусился на это, предприняв против Давида происки с вооруженной силой. Чем же Давид платил ему? Раз ему представился случай убить Саула. Однажды Саул вошел в пещеру, где был Давид со слугами. Давид отрезал у него край одежды и, когда Саул вышел из пещеры, закричал ему: «Господин мой, царь! Зачем ты слушаешь речи людей, которые говорят, что Давид умышляет зло на тебя? Посмотри, отец мой, вот у меня край твоей одежды; я отрезал его, а тебя на убил. Значит, у меня нет коварства против тебя». Саул сознался, что он напрасно подозревал его, — но ненадолго. Прошло немного времени, и Саул снова с войском пошел отыскивать Давида. Саул расположился станом в горах. Настала ночь. Давид прокрался в шатер Саула, взял копье, стоявшее у его изголовья, и сосуд с водою, взошел на противоположную гору и закричал: «Воины Саула! Вы достойны смерти за то, что не бережете господина своего, помазанника Божия. Посмотрите, где копье царское и сосуд с водою, что были у изголовья его?» Саул проснулся, узнал голос Давида, увидел в его руках копье свое и опять раскаялся в том, что несправедливо преследовал Давида.

Вот это подлинно высшая степень любви ко врагам и, как составляющая подвиг высокий, привлекает, конечно, на человека и особенную милость Божию. Для подтверждения этой истины, возьмем хоть бы того же Давида. За его незлобие Господь даровал ему царство, помог победить все соседние народы, восторжествовать над домашними врагами, обещал утвердить престол его до века. И как было с Давидом, так будет и со всяким, кто утвердит в себе эту высокую, с самораспятием соединенную любовь. Св. Златоуст говорит: «Егда узри ши врага твоего в руках твоих, не мучи его, но паче помилуй. Тогда бо ти подобает пощадите брата твоего, егда ему господин будеши; помиловав бо, и сам от Бога обрящеши милость. Аще ли и ты когда впадеши в некую лютую напасть, с великим дерзновением и сам испросиши от Бога отдания, паче же и милость от Него получиши» (Прол. Июл. 4).

Созидайте же, братие, спасение свое и чрез врагов, если таковые есть у вас, и не забывайте, что и враги могут служить для вас одним из средств к достижению Царства Божия, если только злобу к ним замените любовью и зло, которое они вам сделали, покроете добром. «Люби врага твоего, — говорит святитель Димитрий Ростовский, — чудотворец будеши, свою же и того душу спасеши. Аще же не имаши ми веры, искуси сам себе, начни отныне любите; Сын же Божий будет ти в том поручник (Лк. 21, 33): небо и земля мимо идут, словеса же Его не мимо идут. Конечне сын Вышнего будеши, коего сыновства мне и всем желая, глаголю: аминь» (Соч. св. Дим., изд. 1857 г., ч. 2, л. 527-528).

5-й день

Ищущим чудес

(Слово св. Иоанна Златоустаго о жидех, како в пустыни прогневаша Бога, да никтоже, сия слышав, преступит заповеди Божия.)

Люди, ленивые к делу своего спасения, желая оправдать свое духовное нерадение, часто говорят: «Я оттого мало тружусь для своего спасения, что не вижу чудес. Вот, как бы видел чудеса вокруг себя и над собою, тогда бы и жил по-другому и великим постником и молитвенником был». Так ли?

Св. Златоуст о иудеях, странствовавших по пустыне, говорит: «Не вся ли видимая тварь служила им? На торг не ходили, ничего не покупали, а наслаждались всем. Не пахали, не сеяли, не требовали дождя, не веяли, не молотили, не нуждались в печалях, ни одежд не ткали себе, но все им, по слову Божию, было, и имели готовую и обильную пищу без труда. Господь их манною питал; одежда и обувь у них не ветшала; болезней они не знали, о врачах и лекарствах не помышляли. Извел их Бог из Египта с серебром и золотом. Днем зной солнечный не вредил им, потому что столб облачный покрывал их, а ночью в свечах не имели нужды, потому что столб огненный источал им свет и, как искусный вождь, указывал по пустыне путь. По морю они ходили, как по суху, и вода расступалась пред ними, и гробом была для врагов их, и камень реки источал, и птицы, служившие в пищу, как облаком покрывали стан их. А что сказать о других чудесах? Без пролития крови, как будто играя, врагов своих побеждали и трубным звуком и пением хананейских царей истребили. И все это сделано было для того, чтобы они лучше учение Моисея исполняли. И все преславные Божии чудеса вместо книг даны им были, чтобы они помнили о благодеяниях Божиих. Между тем, и при такой благодати, и при таких чудесах, и при такой к ним милости Божией, и при таком учении Моисеевом, и при великих победах, и при чудесной пище, поелику были непокорны и непослушны, устроили тельца, и воловьей голове кланялись, и идолов просили устроить себе, и все благодеяния Божии забыли, и не пошло им на пользу и учение Моисеево, потому что слабы в вере в Бога истинного были».

Теперь, ищущие чудес, смотрите, сколько чудес сотворил пред иудеями Бог? А, однако, неверные дотоле Ему, сделались ли верными после чудес? Увы! Но и вся история церковная говорит то же. Благочестивые оставались благочестивыми и без чудес, а нечестивые оставались нечестивыми и при чудесах. Вот книжники и фарисеи, вот Иуда: они ли не видали чудес? Однако, первые не уверовали во Христа, а последний и предал. Да и что такое искание чудес? Это признак отсутствия любви к Богу, и лишь какое-то наемничество. «Докажи мне, что Ты дашь мне небесные блага, тогда только для них я и буду трудиться, чтобы наслаждаться ими, а Сам Ты мне не нужен». И этого мало: искать чудес значит искушать Бога. Разве Бог не знает лучше тебя, когда и пред кем явить чудо? Зачем же идешь против воли Божией? Зачем искушаешь? Зачем себялюбием оскорбляешь? Нет, не ухищрениями и лжемудрствованиями нам указано идти в Царство Божие, а сердцем простым и младенческим; не дух себялюбия в себе развивать, а кротость и смирение; не искушать Господа безрассудным исканием того, на что им до времени завеса положена, а пленять свой разум в послушание Христово, т.е. со вниманием читать и слушать слово Божие и по оному располагать жизнь свою. Истинно говорю вам, — учит Господь, — если не обратитесь и не будете как дети, не войдете в Царство Небесное (Мф. 18, 3). Аминь.

6-й день

О смирении

(Слово о успении иже во святых отца нашего Сисоя.)

Боже, — говорят иные из самообольщенных, — хвалу Тебе воздаю, яко несмь, якоже прочии человецы, хищницы, неправедницы, прелюбодее... Пощуся двукраты в субботу, десятину даю всего, елико притяжу (Лк. 18, 11-13). Проще, они привыкли думать о себе, что они праведники. Хорошо ли это? Конечно, нет. Так самодовольно судить о себе значит забывать Господа, забывать, что суд Его о нас может не сходиться с нашим самомнением. Разве не часто бывает, что то, что кажется высоким в очах наших, является мерзким пред Ним; и разве, наконец, не Он сказал, что всяк возносяйся смирится; и только смиряяй себе вознесется (Лк. 18, 14)? Да, братие, нехорошо много мечтать о себе. Как бы кто ни преуспел в жизни благочестивой, никто никогда не хвались собою, но до самой смерти постоянно осознавай только свое недостоинство пред Богом и покаянием и слезами чаще очищай себя.

Когда преподобный Сисой Великий почувствовал приближение смерти, то, как муж высокой чистоты и святости, находясь еще в теле, удостоился войти в общение с загробным миром и созерцать тайны Царства Божия. Окружавшим его инокам он с просиявшим лицом сказал сначала: «Пришел авва Антоний!» Немного помолчав, воскликнул: «Является лик пророков!» В это время лицо его просияло еще более, и он стал с кем-то невидимым беседовать. «С кем беседуешь, отче?» — спросили монахи. «Господни ангелы, — отвечал старец, — пришли взять меня, но я умоляю их, чтобы хоть на малое время оставили меня здесь покаяться». — «Да ты вовсе не требуешь покаяния», — возразили ему. «Нет, братие, — сказал преподобный, — не знаю, положил ли я даже хоть только и начало малое своему спасению!» Удивились иноки смирению праведника, а между тем, в это время лицо его уже просияло как солнце. «Смотрите, — наконец, воскликнул он, — вот пришел Сам Господь!» Все ужаснулись, и тут послышался голос: «Принесите Мне сосуд избранный от пустыни». И старец за сим скончался, и блеснула как бы молния, и наполнилась келлия благоухания.

Итак, смотрите, и при великой святости истинные рабы Божии сознавали себя недостойными Царства Божия и находили нужду в покаянии. А мы? О, братие, хоть отселе перестанем кричать о себе: «Я, я!» Пусть скажет, кто — мы, Господь. А дотоле будем чаще опускать долу очи свои и, бия в грудь себя, говорить: Боже, милостив буди мне грешнику (Лк. 18, 13)! А иначе не забудем, что аще речем, яко греха не имамы, то только себе прельщаем, и истины несть в нас (1 Ин. 1, 8). Аминь.

7-й день

Урок целомудрия

(Повесть о великой княгине Евдокии, в инокинях Евфросинии, супруге великого князя Димитрия Иоанновича Донского.)

Чтобы спастись, нужно соблюдать не одну чистоту души, но и тела. Иже Христовы суть, говорит апостол, — плоть распяша со страстьми и похотьми (Гал. 5, 24). Да, впрочем, одно без другого и немыслимо. Чистый телом, большей частью, чист и духом, а у оскверняющего свое тело всегда худое и на уме. А между тем, язва сладострастья за последнее время есть едва ли не самая ужасная язва общественная. Сквернится и тот, и другой, и третий, да еще оправдывается, «Что делать, человек я во плоти, не могу так прожить, я не ангел». Ты не можешь прожить, да как же святые-то жили? Ведь они были такие же люди, как и мы, облечены были тою же плотью, так же были подобострастны нам, однако хранили же чистоту и целомудрие? Скажешь: они в пустынях спасались, у них соблазна не было. Неправда, возлюбленный! Многие из них и не в пустынях, а при дворах царских и даже в самом сане царском сохранили себя от скверны и тем говорят против тебя. Ты не веришь этому? Так слушай же, мы самым делом это покажем тебе.

Блаженная княгиня Евдокия, во инокинях Евфросиния, оставшись вдовою после мужа своего, великого князя Димитрия Иоанновича Донского, строила церкви и монастыри и проводила святую жизнь. Но неразумные люди по внушению диавольскому смущались, глядя на нее, и говорили: «Неужели она, будучи самовластной и живя в такой неге, может прожить целомудренно?» Об этом слышали и дети ее, услыхала и сама она. И вот однажды, когда заметила, что один из сыновей ее был смущен худою молвою, то призвала его и остальных сыновей и с плачем сказала им: «Любезные дети, не смущайтесь. Всякую клевету и поношение я с радостью приму, но, видя одного из вас сомневающимся во мне, я вам открою тайну мою». И, раскрывши малую часть одежды на груди, показала им часть тела, которое от сурового воздержания казалось почерневшим и как бы сожженным огнем, и плоть ее вся приросла к костям. Сыновья ужаснулись. Княгиня же запретила им говорить об этом и просила не преследовать поношавших ее. И оттоле, говорится в житии ее, наипаче подвизашеся прилежными к Богу молитвами.

Что же теперь скажете на это вы, говорящие: «Не могу так прожить, я в миру живу, я не ангел?» Вот и в царском житии святая сохранила себя, распяла плоть свою и, мало того, — можно сказать, умертвила ее. Почему же вы не можете? Да потому, что не хотите, не только не избегаете искушений ко греху, но еще ищете их. Но, во всяком случае, не льстите себе: ни блудницы... ни любодеи... — говорит слово Божие, — Царствия Божия не наследят (1 Кор. 6, 9-10), но им, наряду с другими великими грешниками, часть в езере горящем огнем и жупелом, еже есть смерть вторая (Апок. 21,8). Аминь.

8-й день

Как православный воин должен вступать в битву

(Память святого великомученика Прокопия.)

Вы, воины боголюбивые, призваны на службу царскую для того, чтобы защищать отечество наше от врагов. Слава Богу, пока у нас их нет, но, кто знает, не сегодня, так завтра враги придти могут, и вам придется выступить в борьбу с ними. С чем же вы пойдете против них? С одним оружием воинским? Но ведь таковое же и у врагов ваших будет, и, следовательно, одно оно еще не обеспечит вам победы. С храбростью? С любовью к царю и отечеству? Это хорошо, но ведь такие же чувства могут воодушевлять и врагов ваших. Значит, что-нибудь и еще нужно при выходе на брань. Что же? А вот что: нужно идти на войну не с одним оружием плотским, но и с духовным, оградить себя верой и вооружиться молитвой и упованием. Вот тогда подлинно от войны вашей и успеха ждать можно.

Однажды святому великомученику Прокопию, в то время еще не совсем утвержденному в вере Христовой и шедшему на брань против сарацин, явился кристалловидный крест, и от него Прокопий услышал голос: «Аз есмь распятый Иисус, Сын Божий». Этим видением Прокопий уже совершенно утвердился в христианской вере и, вошедши в один из городов (Скифополь), повелел устроить себе из золота и серебра крест и на нем написать на еврейском языке три имени: вверху «Эммануил», а по сторонам «Михаил» и «Гавриил». Когда крест был сделан и принесен, Прокопий с благоговением облобызал его и затем смело пошел на врагов. Он пришел к Иерусалиму и там на сарацин напал, одержал над ними много побед и пленил многих. Так, живая вера и живое упование на Бога пред выступлением на брань принесли и плод не мертвый.

Но это пример не единственный, подобный же находим и в истории нашего отечества. Раз российскому князю Андрею Боголюбскому надлежало идти на войну против болгар. Как князь, не именем только, но и делом благоверный, он всегда соблюдал правило, чтобы перед воинством его носимы были икона Спасителя и Честный Крест и чтобы войско не прежде устремлялось на врага, как изливши теплые молитвы перед сею иконою и облобызав сей Крест. Такая вера князя не тща была. Враги отечества, сколько ни усиливались, не могли устоять перед лицом воинства православного; гордость и сила их были сокрушены до того, что едва не все грады их достались победителю. Что знаменитая победа сия была плодом не одного мужества сражавшихся, а паче действием помощи свыше, непреложным для всех доказательством того послужил необыкновенный свет небесный, который во время самой упорной сечи исходил от иконы Спасителя и Честного Креста и видим был всеми.

Из всего этого ясно видно, что, выходя на брань, мало надеяться на свою храбрость и силу, а равно недостаточно и того, чтобы воодушевить себя любовью к царю и отечеству. Правда, и это все нужно; но главное — необходимо призвать Бога на помощь и на Него единого возложить всю надежду и упование. Недаром и пословица говорит: «Идешь в битву, молись усердно». Да, сила и храбрость не помогут там, где перестанет помогать Бог. Голиаф и силен, и храбр был, а Давид неопытен и юн; но поелику первый надеялся лишь на свою силу, а второй на помощь Божию, то сей и победил первого, и его же мечом ему голову отсек.

Вот и еще пример победоносной силы веры и молитвы. Раз на иудеев напал Сеннахирим, царь Ассирийский, с огромным войском. Царь Езекия и воины вместе с пророком Исаиею стали молиться. И возопиша, — сказано, — на небо. Что же вышло? И посла Господь Бог ангела, и порази всех мужей храбрых и братиков, и начальников, и воевод в полцех царя Ассирийска, и возврати лице его со стыдом на землю его (2 Парал. 32, 20—21). К этому прибавлять нечего. Сами теперь видите, что значат на брани вера и молитва, а потому, выходя на врага, прежде всего старайтесь укрепить в себе веру и усердие к молитве, молитесь день и ночь, и Господь сил покорит врагов под ноги ваши, как бы ни были они сильны и многочисленны. Это дело уже испытанное. Аминь.

Тот же день

Не следует предаваться безмерной печали

(Слово о печали века сего.)

Когда кого из нас постигает тяжкое несчастье, то мы, обыкновенно, предаемся малодушию и унынию. А другие и еще хуже делают: от уныния переходят к отчаянию и погибают. Разумно ли это? Очевидно, нет. Если попал в яму, надобно стараться выбраться из нее, а не копать глубже; и если тонешь, все усилия нужно употребить, чтобы достигнуть берега, а не нарочно на дно погружаться. Кого посетит скорбь, тот прежде всего должен напомнить себе, что у всех нас есть общий Отец, над всеми нами Бог всевидящий и правосудный, от Которого не могут утаиться печали наши и Который всегда может и готов подать руку помощи в них. Зачем же Его оскорблять безнадежностью? Зачем Его оставлять и о Нем забывать? Этим делаем мы тяжкий грех.

«Нехорошо, — говорится в слове о печали века сего, — предаваться безмерной печали и изнемогать, но когда постигнет скорбь, нужно смириться пред Богом. Возверзи, — сказано, — на Господа печаль твою, и Той тя препитает (Пс. 54, 23). Поэтому не скорби много, ибо скорбь многих погубила, и облегчения в ней не найдешь; и излишняя печаль кончается смертью, она же сокрушает сердце. Как моль точит одежду и червь дерево, так и она точит его. Не будем же впадать в безнадежное уныние, но к Богу в слезах, с воздыханиями и молитвой обратимся и чрез это от Него помощь и избавление приимем».

Скажем опять и мы от себя: не будем изнемогать в несчастьях, оставим малодушие и уныние и исцеление от смертной тоски не будем искать в каких-нибудь нелепых, иногда суеверных средствах. Но когда томительная скорбь будет тяготить душу нашу, то скорее в слезной молитве повергнемся пред Господом, откроем скорбь свою и печаль свою Ему возвестим. Он милосерд и потому или пошлет нам Свою благодатную силу, которая даст душе нашей терпение и великодушие, или от всех бед и скорбей совершенно избавит. Аминь.

Тот же день

Необходимо всякому христианину поучаться в слове Божием

(Слово св. Иоанна Златоустаго, яко подобает учащему тако творити, я коже и учити.)

Ныне, братие, мы так счастливы, что книга слова Божия легко может быть в руках всякого: и богатого, и бедного. Только не ленись, читай и поучайся. К сожалению, как-то мало видишь охотников читать слово Божие. Заговорите о нем с простолюдинами, и они вместо всякого ответа скажут вам: «Мы — люди темные!» Обратитесь к людям так называемым образованным, и очень часто окажется, что они всякие книги о земном читали и изучали тысячу раз и ни разу не брали в руки Библии. Худо от этого тем и другим; первые от незнания слова Божия живут и умирают в неведении истинного Бога или слушают подобных им невежд и уходят в раскол, а последние от незнакомства со словом Божиим часто остаются в неверии всю жизнь и в оном погибают. Отобоюду тесно!

Чем побудить к поучению в слове Божием тех и других? Предлагаем их вниманию слово св. Златоуста. Если нас не слушают, то дай Бог, чтобы послушали хотя вселенского учителя.

«Господь сказал, — говорит он, — что всякий книжник, наученный Царству Небесному, подобен хозяину, который выносит из сокровищницы своей новое и старое (Мф. 13, 52). Книжник тот есть, кто с трудом и тщанием изучает Божественное Писание, выносит сокровище из Ветхого и Нового Завета и, в свое время, этим сокровищем через учение делится с другими. Тех же, которые не заботятся о книжном учении, тех нельзя назвать домовитыми, но они суть люди, ничего не имеющие; другим ничего не подают и сами гибнут гладом неразумия. Как земля, не напоенная дождем, не может возрастить семени, в нее брошенного, так и душа, не напоенная Писанием, не может принести плод добрый. Великое зло не разуметь, подобно бессловесным. От этого происходит множество зол, от этого и ленивое житие, и душевная слепота. И как не прямо ходит лишенный света, так и не поучающийся в Божественном Писании на каждом шагу спотыкается. Поэтому, чтобы избежать сего, и поучает апостол, говоря: «Внимай чтению, учению, утешению». Не ленитесь же, но читайте книги и иных поучайте, чтобы сугубую мзду принять от Господа».

К чему призывает вас св. Златоуст, к тому же призываем и мы. Не ленитесь, читайте или слушайте со вниманием слово Божие, ибо оно есть истинно неисчерпаемая сокровищница спасительного ведения, оно откроет нам источник высоких Божественных истин и правил жизни, возвысит вашу душу, вознесет ее к Богу, откроет величие, благость и премудрость Творца, укрепит в вашем сердце искреннюю и крепкую любовь к Богу, возбудит ревность к соблюдению Его святых заповедей, убедит, что Господь Иисус Христос есть от века рожденный, Единородный Сын Божий. И поверьте, что слово Божие непременно произведет на ваше сердце такое благодатное действие, если только будете читать или слушать его с усердием, надлежащим вниманием и готовностью ему последовать. Его благодатный свет всегда светит и всех озаряет в православной Христовой Церкви. Не закрывайте же перед этим светом своих очей. Читайте слово Божие с верою и простым и откровенным сердцем, и спасение ваше будет несомненно. Аминь, аминь глаголю вам, — говорит Господь, — яко слушаяй словесе Моего, и веруяй Пославшему Мя, иматъ живот вечный: и на суде не приидет, но прейдет от смерти в живот (Ин. 5, 24). Аминь.

Тот же день

Чем должно предотвращать всенародные бедствия

(Память святого и блаженного Христа ради юродивого Прокопия, Устюжского чудотворца.)

Иногда в наказание за наши грехи, а больше для нашего вразумления, исправления и обращения к Себе, Господь попускает на нас бедствия не только частные, но и общественные, напр., бездождие, безведрие, град — все это происходит от руки Божией, частью карающей, а вяще вразумляющей нас. И вы, конечно, согласитесь, братие, что в подобных случаях надежда на человеческую помощь суетна и никакие человеческие усилия не в состоянии отвратить такого рода бедствия. Что же остается делать при наступлении оных? Как вести себя? Чем отвращать их?

В житии Христа ради юродивого блаженного Прокопия Устюжанского чудотворца, между прочим, пишется следующее. «Некогда за грехи восхотел Бог истребить город Устюг градом и молнией. Прокопию об этом открыто было, и он, придя в церковь, причту и народу поведал об этом и говорил так: «Покайтесь, братие, в своих грехах, чтобы получить от Бога милость. Если же не покаетесь, все погибнете от огня и града». Люди не поверили ему и рассуждали: человек этот юрод и разумно никогда не говорит: зачем его слушать? Святой же не переставал увещевать их: «Бдите, братие, и молитесь, да не внидете в напасть!» — восклицал он. На третий день, вышедши из храма, он уже пошел по всему городу и со многими слезами всех убеждал, чтобы позаботились отвратить грядущий гнев Божий. Жители и тут не послушали его. Тогда он, ушедши на свое обычное место пребывания — паперть церкви Пресвятыя Богородицы, начал со многими слезами умолять Бога за город и людей. Через неделю после этого, в полдень, вдруг внезапно нашло на город необыкновенное облако, и днем сделалось темно, как ночью. Видя это страшное явление, люди, недоумевая, восклицали: что же это такое хочет быть? И вот, с четырех сторон облекли город грозные тучи, беспрестанно стала бороздить небо молния, раздались такие ужасные раскаты грома, что даже земля восколебалась и воздух сделался удушливым до крайности. Тут только народ и вспомнил слово Прокопия о грозящей погибели городу, и тотчас же все бросились в соборную, Пресвятой Богородицы, церковь и со слезами стали просить Господа о помиловании. Вместе же с народом пришел и блаженный и, падши пред иконою Пресвятыя Богородицы, также молился со слезами. Молитва о помиловании была услышана. Во время всенародного молебствия от иконы Владычицы истекло миро, воздух тотчас переменился, тучи отошли на необитаемые места, и там выпал из них над лесом такой необычайный град, что был подобен камню и сокрушил даже деревья, а молния попалила их. От людей же никто не пострадал, и даже остался невредимым и домашний скот».

Итак, плач о грехах, чистосердечное в них раскаяние и молитва о помиловании — вот первые средства для отвращения грозящих бедствий общественных. И доказательство на сие в примере устюжан еще не единственное. Подобным им средством и ниневитяне отвратили определение Божие о разрушении их города, и когда покаялись, то увидел Бог, сказано, что они обратились от злаго пути своего, и пожалел Бог о бедствии, о котором сказал, что наведет на них — и не навел (Ин.З, 10). Впрочем, если вы, братие, знаете, что общественные бедствия суть следствия наших грехов, то не всего ли лучше отвращать их тем, чтобы избегать грехов? Конечно, так. Тогда и одна святая жизнь ваша предотвратит бедствия, и вам и к раскаянию прибегать не нужно будет. Аминь.

9-й день

Труды житейские тогда на пользу нам бывают, когда мы на оные испрашиваем благословение Божие

(Слово о двою соседу, яко добро ходите в церковь и молитися.)

Много между нами богатых, много и бедных, и это неудивительно; но вот что замечания достойно: иной всю жизнь свою трудится — работает, мучится день и ночь, а все у него и работа не спорится, и при всех усилиях он из нужды выбиться не может, а другой и меньше его знает по работе, и меньше трудится, а все и больше добывает его, и счастье и довольство так и текут к нему. Отчего это? Да, в некоторых случаях, конечно, и понять это трудно, но в иных дело просто объясняется.

Два клирика, бывшие соседями, добывали себе хлеб насущный шитьем одежд. Один из них имел много детей, жену, содержал кроме них отца и мать и имел обыкновение каждый день ходить в церковь. Этот без нужды, с помощию Божией, прокармливал свою многочисленную семью. Сосед же его несравненно лучше знал свое ремесло, в церковь не ходил, а работал даже и в праздники, но и одного себя прокормить не мог. Этот последний и позавидовал первому и раз с гневом сказал ему: «Откуда и как богатеешь ты? Я несравненно больше тружусь тебя, а все-таки обнищал. Отчего так?» Первый и говорит ему: «Я оттого богатею, что каждый день хожу в церковь и на пути в нее нахожу потерянное на дороге золото. И если хочешь со мною постоянно ходить в церковь, то, пожалуй, я согласен находимое золото делить с тобой пополам». Бедный клирик поверил и также стал ежедневно посещать церковь. Что же? Хотя он никогда никакого золота на дороге и не находил, но тоже вскоре приобрел достаток. Тогда первый сказал ему: «Видишь ли, брат, сколько хождение в церковь принесло пользы и душе твоей и тебя как обогатило? Но поверь мне, что и я не ради золота, которого никогда не находил на пути, посещал церковь, а посещал потому, что веровал словам Господним: ищите прежде Царствия Божия и правды Его, и сия приложатся вам, и они оправдались на мне. А если я и сказал тебе о находимом мною золоте, то и в этом, как видишь, не погрешил, ибо подлинно, чрез хождение в церковь, оба мы: и ты, и я, приобрели все нужное нам».

Этот пример во многих случаях объяснит нам причину того, что одни и много трудятся, но никак на выбьются из нужды, а другие и при меньшем труде благоденствуют. Первые надеются на свои силы, а последние на Бога; первые без благословения Божия трудятся, а эти каждый день за правило считают испрашивать оное. Да, справедливо говорит слово Божие: аще не Господь созиждет дом, всуе трудишася зиждущии; аще не Господь сохранит град, всуе бде стрегий (Пс. 126, 1-2). И учит наоборот, что любящим Бога вся поспешествуют во благое (Рим. 8, 28). Значит, и нужно понять из сего, как важна и необходима помощь Божия в наших трудах, и всегда молитвою испрашивать ее. Истина известная: когда кого Бог благословит, все у того хорошо будет; не благословит, сколько ты ни трудись, сколько ни работай, только себя изгубишь, а пользы не получишь. Аминь.

10-й день

Против гордости

(Слово о величавых и возносящихся.)

Известно, что от гордости погиб и высший из ангелов Денница со своими клевретами, а равно и то, что гордость была причиною падения и наших прародителей. Соблазнили последних слова диавола: будете яко бози (Быт. 3, 5), и вот из-за гордости и непослушание Богу явилось, и заповедь Божия нарушена, и осуждение за грех на смерть, и изгнание из рая последовали. Примеры эти, как доказательства того, что гордость есть величайшее зло, казалось бы, убедительны; но, к сожалению, далеко не все ими пользуются. Много еще и теперь можно встретить людей со спесью на лице, с гордостью в сердце. Много и теперь есть мечтающих: на небо взыду, выше звезд небесных поставлю престол мой... взыду выше облак, буду подобен Вышнему (Ис. 14,13-14). Жалкое заблуждение! Ибо горе, говорит Исаия, тем иже мудри в себе самих и пред собою разумни (Ис. 5, 21). И поистине горе им! Ибо Бог им противится, и людям часто они бывают несносны и жалки в себе самих. Устоит ли, например, гордый в несчастии? Никогда. Да, горе им! Мерзок, — говорит слово церковное о величавых и возносящихся, — мерзок пред Богом и людьми всякий возносящийся. Начало человеческого греха есть гордыня, и держащийся ее мерзок всем и в конце совершенно отпадает от Бога. Сердце гордого не имеет умиления. О, убогий человек, ради чего возносишься? Ведь ты земля и пепел. И что безумнее гордого? Возносящегося и величающегося ничему более и уподобить нельзя, как мыльному пузырю. О, гордый, познай свое заблуждение! Ведь ты смертен, а мечтаешь о себе, что как будто бы вечно будешь жить. Высоко, подобно орлу, мыслью паришь, но Господь говорит, что и оттуда тебя свергнет, ибо Он гордым противится, и очи величавых смирит и воздаст воздаяние гордым. Тогда только они и раскаются, и скажут: какую же пользу принесло нам величание наше? И что, богатство с гордостью помогли нам? Прешли они как тень, а мы вечной муке предаемся. Не правда ли же, братие, что гордым поистине горе? Быть противным Богу, быть мерзким людям, быть жалким в самом себе, что может быть ужаснее положения подобного? Пусть же гордые смирятся этим и в заключение послушают, что говорит им святитель Тихон: «Чем блуждать тебе, — учит он, — по чуждым тебе высотам и смотреть с презрением на других, смотри лучше долу, чаще обращайся к родной земле, которую попираешь; ибо ты сам земля и в землю пойдеши (Быт. 3, 19), — и твой прах будет попираем. Твоему взору предложат места смертного покоя, это кладбища; распознай же, где здесь лежит царь и где воин, где славный и неславный, богатый и нищий, сильный и немощный, благородный и простой, ученый и некнижный, — распознай и вместе хвались здесь своим благородством, превозносись своим разумом, величайся красотой, богатством, честью, исчисляй пройденные тобою классы и полученные знаки отличия... — О, бедное ты создание! Бедное как по началу жизни, так по продолжению и концу ее!» (Воскр. Чт. 1840 г. № 30, стр. 269.) Аминь.

Тот же день

Молитва за отсутствующих

(Слово от бесед святого Григория.)

Случается, что некоторые из близких нашему сердцу отправляются иногда в далекие пути; долгое время живут в отдалении от нас, и о том, как они совершают свой путь, затем, где живут, как живут, мы о том и не знаем. О таковых, братие, нам молиться особенно нужно. Не говоря уже о том, что таковая молитва, несомненно будет умерять и скорбь нашу о разлуке с ними, она и для самих отсутствующих сможет быть благотворной чрезвычайно.

Св. Григорий, папа Римский, рассказывает следующие два случая. «Слышал я, — говорит он, — об одном муже, который, окованный цепями, несколько лет прожил в плену у врагов. Во время плена жена его в некоторые дни приносила в церковь о спасении его дар и усердно молилась. Когда через несколько лет муж ее воротился домой, то рассказал ей, что во время плена, в известные дни, невидимой рукою он освобождался от уз. Оказалось, что это были именно те дни, в которые жена его нарочито приходила в церковь и молилась о нем». Другой случай. Патриарх Римский приказал епископу города Панорма явиться в Рим. На пути туда морем корабль, на котором плыл епископ, выдержал страшную бурю. Во время бури один из матросов, именем Варак, был в лодке, которая была привязана к кораблю. Но от сильного порыва ветра веревка порвалась, и Варак в ладье скрылся из глаз бывших на корабле. Полуразбитый корабль, хотя и с великою нуждою, успел, однако, достигнуть безопасной пристани на острове Устика. Прошло три дня, и ни на одной стороне моря лодки с матросом не видно было. Епископ, любивший Варака, повелел молиться о душе его. После сего прошло еще несколько времени, и когда починили корабль, епископ и бывшие на нем отправились в дальнейшее плавание и через несколько дней достигли берегов Италии и остановились в городе Тупорте. Тут к величайшему изумлению они нашли целым и невредимым того матроса, о котором молились и которого считали погибшим. Обрадованный епископ начал спрашивать его, как он мог при такой страшной буре живым остаться и как он пробыл на море столько дней? Матрос сказал, что он целые сутки — день и ночь боролся с волнами, держась за края лодки и стараясь удержать равновесие, наконец, силы его от голода и непомерных усилий истощились, и он впал в забытье. Но тут явился ему неизвестный муж и предложил пищу. Подкрепленный ею, он снова продолжал бороться с волнами, и вскоре один из плывших мимо него кораблей взял его и тем спас ему жизнь. «В какой день это последнее с тобою было?» — спросил епископ. Варак сказал. И опять оказалось, что это был именно тот самый день, в который епископ велел совершить молитвенную службу о душе его. Ввиду этого, братие, не забывайте молиться и за отсутствующих. Если молитва братий наших нам и всегда нужна, то она отсутствующим и вовсе необходима. В пути им и много опасностей предстоит, и с чужим народом трудно бывает сжиться, и тоска по родине может их сокрушать. Молитва же наша, конечно, привлечет им заступление Божие и от опасностей, трудностей и тоски избавит. Но, повторим, она небесполезна будет и для нас самих, ибо несомненно скорбь нашу о разлуке с ближними умерит. Это мы испытали на себе самих и потому смело уверяем в этом. Аминь.

11-й день

Святая благоверная княгиня Ольга

(Успение блаженныя и великия княгини Ольги, жены великого князя Владимира. Пролог, Июл. 11.)

Нашу святую Русь прославили своим благочестием и ревностью по вере не одни святые мужи, но и некоторые из жен. И эти последние украшали себя иногда подвигами апостольскими и являли собою поучительные примеры благочестия.

Святая благоверная княгиня Ольга, родом псковитянка, была женою Игоря, князя всей Русской земли, престол которого был в Киеве. За ним княжил Святослав, сын его. Люди на Руси тогда были почти все идолопоклонники, истинного Бога не знали и угодное диаволу творили. Блаженная же Ольга, будучи мудрой, видя всех прельщенными диаволом, скорбела о них. Услышавши же о греческой вере, она пошла в Царьград, узнала истины христианской веры и была просвещена святым крещением от патриарха Фотия и возрадовалась душою. Патриарх и еще поучил ее христианской вере и затем, прощаясь с нею, в заключение сказал: «Благословенна ты в женах российских, и благословят тебя в роды родов русские люди». Во святом крещении имя ей было наречено — Елена. Потом, принявши от патриарха крест и взявши с собою священника, она возвратилась в свою землю. Она обошла всю русскую страну, установляя везде порядок, сокрушая идолов, и была как истинная ученица Христова. Она раздавала много милостыни не только православным, но и язычникам, чтобы Бога сделать своим должником. И Господь за сие так ее прославил, что даже и тело ее увенчал нетлением. Перед смертию она призвала сына своего Святослава и заповедала ему никаких языческих обрядов при погребении ее не справлять. Скончалась она семидесяти пяти лет.

Возблагодарим Бога, братие, воздвигшего земле Русской и из числа жен такую великую просветительницу, а следовательно, и благодетельницу. Она своим примером открыла, так сказать, путь к просвещению и крещению и всего народа русского. И труды для себя в этом деле она понесла великие; идет в далекую страну, изучает истины христианской веры, принимает св. крещение, обходит всю свою землю с проповедью евангельской, сокрушает идолов и своим милосердием пленяет в послушание Христово и язычников, до нее не знавших истинного Бога и не почитавших Его.

Итак, слава и тебе, Ольга приснославная. Аминь.

12-й день

Для чего Господь главным образом попускает на нас скорби и напасти в веке сем

(Слово о первых монасех и о нынешних и о последних.)

Для чего Господь попускает на нас скорби и напасти в веке сем? Святитель Димитрий, митрополит Ростовский, этот вопрос решает так. «Хотя Господь, — говорит он, — исцелити и очистите душу нашу от греха, различны скорби и печали зде многажды попускает на ны, яко да очищшеся яко злато в горниле, светли явимся... В скорби бо многажды к Богу прибегаем, в радости же забываем Его... Бог хощет нас в мире сем имети всегда во утеснении и скорби, а не в пространстве и благоденствии, да не разливаемся в земных прелестных сластех: да от здешнего утеснения и скорби, усерднее и успешнее восходим к горнему и вечному о Господе пространству: и тамо во вечное утешени, присно о нем радующеся и веселящеся, во веки безконечные будем» (Ч.-М., л. 401-402). Итак, по святителю Димитрию, следует, что Бог для того попускает на нас скорби и напасти, чтобы мы ими спаслись. И это совершенная правда.

Иоанн Сирин о некотором монахе (думают же, о себе самом) рассказывает следующее: «Был, — говорит он, — один старец в ужасе и сподобился видения такового: три монаха стояли на берегу моря, с другого берега вдруг они услышали голос, говоривший им: «Примите крылья огненные и перелетите ко мне». Двое из них подлинно получили крылья и тотчас перелетели на другой берег, а третий остался по сию сторону, плача и вопия. Однако, через несколько времени и этому даны были крылья, но уже не огненные, а весьма слабые. И вот и он, хотя и с величайшим трудом и даже часто потопляясь, все-таки достиг до другого берега, куда отлетели первые иноки. Что же значило это видение? Первые монахи, принявшие огненные крылья, это те, которые жили здесь, на земле, лишь в Боге и для Бога и попечения ни о чем земном не имели; а последний, принявший крылья немощные и слабые, означает тех, которые через несчастья спасаются. Род нынешнего времени, — заключает сказание, — оплетшийся житейскими суетами и никогда умом к Богу не возносящийся, только напастями и спасается».

Итак, справедливо святитель Димитрий рассуждает, что и беды, и напасти Бог попускает нам во спасение. Оно так и на самом деле есть. Когда человек усерднее молится? В скорби. Когда реже ходит в собрания грешников? В скорби. Когда бывает щедрее на милостыню? В скорби. В глубокой скорби, где помочь люди бессильны, человеку не на что надеяться и не во что и веровать, кроме Бога; ибо у него и остается один только Бог, его единственная надежда и сила; а потому и невольно к Нему он и стремится и невольно у него являются живая вера и упование на Господа, которыми он и спасается. Значит, у Бога все, не исключая и ниспослания нам скорбей и бедствий, все премудро устроено и все к нашему спасению и к нашему блаженству. В природе видимой после ведра Бог посылает дождь; он очищает воздух и оплодотворяет землю; в природе нравственной после радости посылает скорбь, и последняя также очищает нашу душу от скверн греховных и тем оживотворяет ее и таким образом к Богу приводит. Аминь.

Тот же день

Молитва за врагов

(Из жития преподобного Михаила Малеина.)

Господь учит нас молиться за врагов: молитеся, говорит, за творящих вам напасть и изгонящия вы (Мф. 5,44). О чем же тут молиться? Как молиться? Что говорить? В чем должна состоять сущность такой молитвы? Если не знаем этого, братие, то поучимся у Господа и святых Его.

Господь, среди жесточайших мучений крестных, когда вся глава Его была покрыта кровавыми струями, руки и ноги пробиты были и пригвождены ко кресту, когда уста опалены были нестерпимой жаждой, когда от страшных мук не было покоя, в такую невыразимую тяжкую минуту молился так: Отче, отпусти им: не ведят бо, что творят (Лк. 23, 34).

Когда святого архидиакона Стефана иудеи, выведши за город, стали побивать камнями, то он говорил: Господи Иисусе! Приими дух мой. Потом, преклонив колена, воскликнул громким голосом: Господи, не вмени им греха сего! И, сказав сие, почил (Деян. 7, 59-60).

От тех же иудеев апостолу Павлу пять раз дано было по сорока ударов без одного. Три раза его били палками и однажды камнями побивали (2 Кор. 11, 24-25); но он говорит: молилбыхся бо сам аз отлучен быти от Христа по братии моей (Рим. 9, 3).

Находим примеры молитвы за врагов и в житиях святых; например, когда преподобный Михаил Малеин сделан был игуменом в Кименской, на Афоне, обители, то «нецыи от братий монастыря того вельми преподобного оскорбляху и нелепотная нань глаголаху», но он же наедине молился о них Богу: «Господи, Боже наш, — взывал он, — Ты заповедал нам любить ближних, как самих себя, и Ты знаешь сердце человеческое! Молюсь Тебе, не презри спасения душ их, но помилуй их и всели страх Твой в сердца их, чтобы они познали Тебя и надежду на Тебя полагали и поработали Тебе воистину чистотою сердца».

Находим, наконец, молитвы, если не за врагов, то относительно врагов, и у святителя Димитрия Ростовского. «О, сладосте, превыше всех сладостей, Иисусе! — говорит он. — О, любы, всякое желание побеждающая, Иисусе! О, хлебе небесный! О, пребезсмертное наше насыщение! О, вечное наше наслаждение, Иисусе! Кий язык исповесть сладость Твою? Кий ум постигнет, действуемое Тобою в любящих Тя сердцах, услаждение! Увеселение, радосте и сладосте наша, Иисусе! Да стекутся зде врагов моих руце, да соберут от всех четырех концев вселенные камение, да ниспустят на мя аки дождь и град, и тучу, каменное метание! И о всем том небрегл бых, точию да узрю светлое лице Твое, Свете мой Иисусе! (Соч. свят. Димит. Ч. 2, л. 532, изд. 1857). Даждь любовь в сердцах наших, якоже ко ближним, сице и ко врагом нашим нелицемерну» (Там же, л. 544). Итак, вот в чем должна состоять молитва за врагов: мы должны молиться, чтобы Бог простил их, вселил в сердца их страх Свой, обратил их к Себе и дал нам к ним любовь нелицемерную. Да иначе может ли и быть, когда требуемая заповедью любовь к врагам внушает, чтобы прощали им обиды, не воздали злом за зло и искренно желали добра? Да и может ли быть иною молитва наша за врагов, когда за любовь к ним Господь обещает простить нас (Мф. 6,14) и даровать нам благодатное имя сынов Божиих, яко да будете, говорит, сынове Отца вашего, Иже есть на небесех (Мф. 5, 45). И будет, учит, мзда ваша многа, и будете сынове Вышняго (Лк. 6, 35). Но, впрочем, при нравственных немощах наших к указанной молитве за врагов можно присоединить и другую молитву о том, чтобы Бог дал нам силы перенести оскорбления и обиды, причиненные нам врагами, и, конечно, и об этом молитва поможет нам. Несомненно, когда мы откроем скорбь свою Господу и печаль свою Ему возвестим, тогда Он даст нам и силы забыть и перенести оскорбление, и душа наша тогда успокоится, волнение сердца утихнет, и обида наша пройдет со слезами, как солнечный зной проходит с появлением дождя. Аминь.

Тот же день

О смерти

(Житие и подвиги преподобного отца нашего Михаила, игумена бывша Кименския обители, яже есть в Малейнстей горе вскрай Афона великия горы святыя.)

Слово Божие заповедует нам размышлять о смерти. Поминай, говорит оно, последняя твоя.

А как поминать? Очень страшно. В самом деле, вот мы видим себя в смертный час распростертыми на одре болезни, борющимися со смертью, с оцепеневшими членами, объятыми смертельным холодом, с языком, окованным цепями смерти, с неподвижными и как бы покрытыми густым туманом очами, пред которыми все начинает исчезать. Вот представляем наших ближних и друзей, стоящих окрест нас и усугубляющих в нас страх и раскаяние своими вздохами и обильными слезами. Вот весь мир пред нами исчезает, мы сами навсегда лишаемся земных отличий и достоинств наших, сопровождаемся в гроб одними только делами нашими, и должны вскоре предстать пред Богом. Что может быть страшнее такой думы? Так думать — можно, пожалуй, и в тяжкое уныние придти. Что же делать? Да можно думать о смерти с другой точки зрения, более отрадной. С какой же? Думайте о смерти так, что вот вы постараетесь умереть истинными христианами, всем выразить перед смертью благожелание, всех простите, у всех сами испросите прощение, покаетесь в своих грехах, причаститесь Св. Таин и с миром предадите дух свой Господу. Скажете: мы не знаем, как так думать? Если не знаете, то чаще читайте или слушайте, как святые умирали, и узнаете. А для примера мы сейчас один случай смерти святого представим вам и надеемся, что он останется для вас небезназидательным.

Св. Михаил Малеин, память которого св. Церковь совершает 12 июля, умирал так: когда он почувствовал приближение смерти, то призвал братию своей обители и сделал им наставление, чтобы пребывали неленостными в воздержании и молитвах и подвизались во всех добрых делах; чтобы всегда были во всеоружии против козней диавольских; друг к другу имели бы нелицемерную любовь; мысли бы свои устремляли к Богу: соблюдали чистоту душевную и телесную, от всяких скверных похотей и дел уклонялись, при вкушении пищи и пития соблюдали скромность и наиболее бы себя украшали смирением; чтобы не забывали страннолюбия, ненавидели бы споры и пререкания, славу и честь мира сего ни во что бы вменяли, но от Бога, мздовоздаятеля всех, вечных благ наслаждения ожидали. В заключение святой сказал им: «Итак, я, братия, иду в путь отцов моих, ибо вижу себя призываемым от Господа; вы же будьте внимательны к самим себе и, что слышали от меня, сохраните. Отныне я предаю вас в руки всемогущему Богу и Пречистой Его Матери Марии, Которая да будет вам прибежищем и стеною от всяких сетей вражиих». Затем наступило предсмертное изнеможение, и преподобный причастился Св. Христовых Таин. По причащении, он воздвиг руки свои на небо и со многими слезами стал молиться, говоря: «Господи, Иисусе Христе, Сыне Божий, приими душу мою с миром и избави ее от воздушных мытарств! Госпоже моя, Пречистая Владычица Богородица, помощница всему роду христианскому, умоли Сына Твоего, Христа Бога нашего, да приимет душу мою с миром, и да не предана будет миродержцу тьмы века сего». Потом преподобный многие часы молился о своем братстве; по молитве преподал всем мир и благословение и затем с молитвою предал честную душу свою в руки Господа месяца июля в двенадцатый день. Представляя себе эту и другие, подобные сей, кончины святых, по ним располагайте и свои думы о смерти вашей собственной. И понятно, что подобные думы о кончине истинно христианской и безотрадными быть не могут, ибо в них мысль невольно будет представлять вам и ближайшее соединение ваше с Господом в загробном мире, и наслаждение благами вечными в Его небесных обителях. Но не забывайте при этом, братие, и то, что дума думой, а дело делом, и от думы до дела еще весьма далеко. Можно и должно, конечно, и думать, и желать кончины истинно христианской, но в то же время и не получить ее, ибо все в руке Господней. А ежели так, то, конечно, с размышлением о кончине мирной необходимо и просить таковую от Господа. Поэтому и будем просить ее; будем просить, чтобы Он дал нам кончину христианскую, безболезненную, непостыдную, мирную и добрый ответ на Страшном Суде Его. Аминь.

13-й день

Урок для всех

(Поучение св. Василия о всякой добродетели. Прол. Июл. 13.)

Поучения пастырей к пасомым могут быть различны: одни могут быть сказаны только к некоторым из прихожан, а иные идут и ко всем без изъятия. Последнего рода поучение мы сегодня и предлагаем всем вам и думаем, что оно будет небесполезным и для всех вас.

Слово церковное говорит: «Братие, будьте благотворны и милостивы. Будем избегать грехов, чтобы не сгореть в огне оном вечном. Не будем добывать богатства неправедным путем, как некоторые это делают. Не будем смешивать своего имения со слезами убогих и примем вечные блага. Будем слушать Бога, говорившего: «Помилуй и помилован будешь. В нюже меру мерите, возмерится вам». Будем подражать святым мужам и женам, которые творили Божии дела любви и носили на себе одни лишь тела свои, да и те изможденные и умерщвленные постом и бдением, и поклонами земными. Откроем и мы уста на молитву, очи на бдение и слезы, руки на воздеяние к небу, ноги на предстояние пред Богом день и ночь. Плоть покорим дру, да душу на небо возвысим. Согрешившие, спешите к покаянию, взявшиеся за спасение, преуспевайте в нем. Богатые, подавайте убогим, знатные, украсьте себя смирением, нищие — благодарением, иереи облекитесь, в кротость и правду. Судьи праведный суд творите, избавьте убогого, искупите обидимых вдов и сирот, избавьте пленных от смерти, не обходите нищего, лежащего пред вашими вратами. Пойдем по стопам нашего Владыки и убежим от диавола, губящего наши души. Потщимся, наконец, стремиться не к маловременной настоящей жизни, а к будущей, которая есть вечная и непрестающая».

Мы теперь уже уверены, братие, в том, что слышанное вами церковное слово, предложенное всем, и небесполезно для всех. В самом деле: каких добродетелей оно не указывает нам? К каким не призывает? И каким не научает? Множество их оно указало нам, и все они необходимы нам для достижения Царства Небесного, и все исполнимы. Потому слово церковное и приглашает нас к исполнению всех их. А вследствие сего к одному подвигу будем прилагать другой; преуспевая в одной добродетели, будем заботиться о стяжании и иной еще и о преуспеянии в ней. И будем помнить, что лишь при таких условиях будет благонадежно и спасение наше. Аминь.

14-й день

Не должно судить об участи в загробном мире скоропостижно умерших

(Слово о покаянии, яко не токмо Бог исповедавших грехи своя приемлет, но и обратившихся от грех к покаянию.)

Мы часто, братие, рассуждаем о том, о чем судить вовсе бы не наше дело. Для примера, возьмем следующее: умирает человек скоропостижно, не успевши исповедаться и причаститься, мы и начинаем говорить: жил он грешно, умер без покаяния, худо ему на том свете будет! Справедливо ли так судить? Чтобы показать всю неосновательность подобных суждений, мы спросим так рассуждающих: что, вы на суде Божием были, когда скоропостижно умершего судил Господь? Или вы все внутренние расположения сердца покойного знали? Или, что думал умерший в последние минуты своей жизни, тоже знаете? Нет? Так значит, и суждение ваше о загробной участи его есть не более как пустое, грешное празднословие. Кто единственный судия живых и мертвых? Бог. А отсюда, наша загробная участь в чьих единственно руках? Также единственно в руках Божиих. Следовательно, и из этого ясно открывается, что все наши суждения об участи умерших всегда могут быть ошибочны. Для доказательства этого возьмем хоть бы вот что: кто мог думать, что разбойник, распятый со Христом, прежде святых войдет в рай? Но ведь, однакоже, вошел. Кто мог думать, что множество блудниц и других великих, но покаявшихся, грешников впоследствии будут причтены к лику святых и блаженствовать там, в обителях Отца Небесного? Однако же, причтены и блаженствуют. Следовательно, не наше дело определять место на том свете как скоропостижно умершим, так и другим всем, а пусть определяет им оное Сам Бог.

В городе Селуни был женский монастырь. Одна из инокинь оного, вышедши некогда из обители, по действу диавольскому, впала в смертный грех и затем в монастырь уже не возвращалась, а осталась в миру и несколько лет провождала греховную жизнь. Наконец, пришла в себя, образумилась, пожелала обратиться к Богу, внутренно раскаялась и пошла снова в монастырь, в котором прежде жила, чтобы благочестивой жизнью загладить прежние грехи. Но случилось так, что как только подошла к воротам монастырским, то внезапно упала около них и умерла. После ее смерти один епископ имел следующее видение. Видел он ангелов, которые приняли душу умершей, и следовавших за ними бесов, споривших с ними за душу ее. Ангелы говорили: «Она долго жила в монастыре и работала Богу много лет, следовательно, она наша», — а бесы говорили, что она и последний раз шла в монастырь в лености, следовательно, им принадлежит. Ангелы на это сказали им: «Бог видел ее помышления, ее внутреннее раскаяние и то, что она шла в монастырь, чтобы начать новую жизнь, и потому принял ее покаяние, а что она умерла скоропостижно, это не наше дело, а Божие». Бесы после сего бежали посрамленными.

Что сказать после этого судящим о загробной участи скоропостижно умерших? Скажем вот что: один старец осудил некоего брата. Прошло несколько времени, и видит старец, что ангел принес к нему душу осужденного им брата и говорит ему: «Вот, тот, которого ты судил, умер. Куда велишь теперь отнести душу его: в царство или в муку?» Старец ужаснулся. «Ведь ты судия праведным и грешным, — продолжал ангел, — так говори же, что прикажешь о душе сей. Помилуешь, что ли, ее, или мукам предашь?» Понял тут старец, что, осудивши брата, сам впал в тяжкий грех, и со стенанием и плачем стал просить себе прощения» (Прол. Сент. 27, л. 89 на об.). Не ясно ли отсюда, что мешаться в распоряжения Господни грех? Поэтому, чем судить о том, где будут после своей смерти скоропостижно умершие, вы лучше поступайте так: если видите, что человек умер, не успевши принести спасительных плодов покаяния, то и поймите, что ему молитва живых нужна особенно; поэтому и молитесь, как можно усерднее, чтобы Господь дал душе его ослабу и покой, принесите за него дар в церковь и раздайте по душе его щедрую милостыню. Вот это подлинно с вашей стороны хорошее будет дело; и для вас полезное, и для души умершего спасительное. Аминь.

15-й день

О том, с каким расположением духа должно идти в церковь и как вести себя в церкви и по выходе из оной

(Слово о молитве, яко достоит стояти в церкви со страхом. Прол. Июл. 15.)

Когда в праздники звон колокольный призывает нас в церковь, мы обыкновенно говорим: «Звонят, значит, надо идти». А как идти, с каким расположением духа, как вести себя в церкви и по выходе из оной, о сем мало думаем. А между тем, для нашей души все это дело, дело большой важности. Посему несколько слов от учения святых отцов о нем и скажем.

Когда церковь Божия зовет тебя на молитву, оставь земные дела и взойди на земное небо со тщанием. Иди в церковь с таким расположением духа, с каким Петр и Иоанн шли ко гробу Господню. И когда идешь во святой храм, размысли и о том, не прогневал ли ты кого в каком-нибудь деле, и сейчас же гнев изгони из сердца твоего, и тогда благодать Божия осветят твою душу. Не говори: я много согрешил и беззаконновал и потому не могу припасть к Богу в Его церкви. Не отчаивайся, и силою Всемогущего Бога не будешь посрамлен. Когда придешь в церковь, пресвитерам Христовым, проповедникам Его Тайной трапезы, честь воздай. Перед епископами же и пастырями словесных Божиих овец преклони свою голову и припади к ногам их и умоли их, чтобы они дали тебе свое благословение. Вознеси в церкви ум и сердце твои к Богу, и страх Его да придет в твое сердце. Стой со смирением, опустивши вниз очи твои, ум же к небу возведи и молись с умилением.

По выходе из церкви будь ко всем приветлив, утешай печальных; в горе будь терпелив, к нищим щедр и милостив, странников введи в дом твой, будь кроток, не празднословь, отгони от себя гордость и корысть, усердно молись, никого не осуждай и будь, наконец, защитником обидимых и человеком нелицемерным. И, поступая так, будешь чадом Евангелия и сыном воскресения и наследником жизни будущей.

Итак, идя в церковь в праздники, идите в нее с рассуждением; войдя в нее, молитесь с умилением и страхом Божиим и смирением; по выходе из церкви украшайте себя добродетелями и бегайте от грехов. К сему же, прибавим, никогда не пропускайте драгоценного времени, назначенного для общественной молитвы. Приходите сюда все как можно чаще утолять, кроме молитвы, глад духовный и словом Божиим. И живы будете во веки. Аминь.

16-й день

За послушание и борьбу с леностью человек получает от Бога венцы

(Слово о послушании некоего старца.)

Святитель Димитрий, митрополит Ростовский, говорит: «Подвизайся усердие, не ленися, не унывай, настоит бо ти подвиг, предлежит ти победа. Подвигоположник зрит, венцы уготовани, почесть предлежит, слава и наслаждение непременно» (Свят. Дим. Ч. I, л. 420. Изд. 1857 г.). Правда ли, что кто подвизается, не ленится, не унывает, борется с самим собою, тот получает венцы? Да, правда, так говорит святитель, и непреложная истина, что за подвиги, борьбу с леностию, унынием и греховными помыслами человек подлинно венчается. Это мы постараемся доказать самым делом.

Некоторый старец, живший в Вифаиде, имел у себя разумного ученика. Старец имел обыкновение каждый день учить его о спасении души, а после учения творил молитву и отпускал ученика спать. Случилось, однажды пришли к старцу некоторые из его почитателей; он поставил им трапезу, и времени прошло довольно. Отпустивши посетителей и прочитавши правило, вечером, по обычаю, он стал беседовать с учеником, но вскоре от утомления заснул. Ученик дожидался, когда проснется его учитель, и в это время все думал: «Не уйти ли от старца без позволения?» Однако, он всячески боролся с этой мыслью, и семь раз являлось у него непреодолимое желание уйти от старца без позволения, и семь раз он преодолел оное и остался при старце. Когда же прошла ночь, и старец проснулся, то удивился, видя около себя ученика, и воскликнул: «Неужели ты и доселе здесь?» Ученик сказал: «Я не смел уйти потому, что ты не отпустил меня». Старец сказал: «Да что ж ты не разбудил меня?» Ученик отвечал: «Я не смел и этого сделать, чтобы не обеспокоить тебя». После этого пропели они утреню, и старец отпустил ученика. Когда же старец остался один, то имел видение: некто показал ему светлое место и престол на нем, а вверху престола лежало семь венцов. Старец спросил показавшего: «Кому эти венцы?» Явившийся отвечал: «Место это и престол, и венцы ученику твоему даны зато, что он не ушел от тебя в эту ночь». Слышав это, старец удивился и, призвав ученика, спросил: «Скажи, что ты сделал или что помыслил в истекшую ночь?» — «Прости мне, отче, — отвечал инок, — ничего доброго я не сделал». Старец не переставал допрашивать, и тогда ученик сказал: «Разве только одно я сделал, что семь раз думал уйти от тебя в эту ночь без твоего позволения и не ушел». Тут понял старец, что сколько раз противился грешным помыслам его ученик, столько же, за седмикратную борьбу с ними, и венцов получил. И пользы ради сказал об этом некоторым из опытных старцев, чтобы знали, что и за борьбу с греховными помыслами венчает нас Бог.

Итак, несомненная истина, что за подвиги, борьбу с унынием, леностию и греховными помыслами, а вместе и за послушание христианин получает венцы. Но здесь остановимся. Если, как мы видели, и за малую борьбу ученик старца был увенчан, то что же сказать про тех, которые постоянно бодрствуют над собою и облекаются во все те оружия, которые указаны нам в слове Божием против врагов нашего спасения, и постоянно подвизаются, не поддаются соблазнам и искушениям мира и побеждают и его, и плоть, и диавола? О, конечно, они и венчаются больше, и получают ту величайшую из наград, которую Господь обещает победителям. Что же это за награда? Да вот как о ней говорит Господь: побеждающему дам сети со Мною на престоле Моем (Апок. 3,21). А поэтому, заключим слово опять словами свт. Димитрия: и «возставляй убо, человече, восставляй вся своя чувства, воспряни не ленящися и не унывающи, не пощади плоти, не пощади души, да венцем нетления увязешися» (ч. 1, л. 427). Аминь.

17-й день

Против отчаяния

(Слово о согрешающих и не хотящих каятися.)

Всякий грех, в котором человек истинно кается, не повторяет его и заглаждает добрыми делами, — прощается ему. Только грехи неверия, нераскаянности и ожесточения не отпускаются, потому что неверующие, нераскаянные и ожесточенные грешники не приносят покаяния. Всяк грех и хула, говорит Господь, отпустится человеком; а яже на Духа хула, не отпустится (Мф. 12,31); под хулою на Св. Духа осуждается упорное неверие, нераскаянность и отчаяние. Итак, все эти грехи — грехи страшные. А между тем, к великой скорби, сколько есть еще людей и причастных к оным! Сколько еще можно встретить несчастных, говорящих: «Погибать, так погибать: все равно меня Бог не простит!» И с этими словами глубже и глубже падающих во глубину зол? Чем образумить таковых? И как подать им руку помощи, чтобы исхитить их из власти сатаны? Будем молиться за них; а вместе, пока еще есть время для них на покаяние, будем и вразумлять их. Как? Да и от собственного рассуждения, и от слова Божия, и от учения святых отцов. Сегодня, например, дадим им урок первый от наставления последних.

В Прологе, в слове о согрешающих и не хотящих каяться, между прочим, читаем следующее: «Многие из согрешающих часто говорят: «Будучи исполнен греховного смрада, как я могу приблизиться к Господу? И как могу умолить Его, лютыми одержим грехами?» О, брат, зачем такая безнадежность? Приди к Богу и получишь великое дерзновение... Ибо, не столько сам ты себе спасения желаешь, сколько хочет его Бог. Не говори же: «Что мне теперь делать; погиб я!» Ты имеешь Врача, Который силен излечить всякую болезнь и всегда хочет исцелить тебя от твоего недуга, если только откроешь оный Ему и исповедаешь пред Ним твои прегрешения. Покаяние делает чистым кающегося. Хорошее дело, чтобы не грешить; но благо и то, чтобы согрешивши — покаяться, как больному избавиться от болезни и стать здоровым. Не то зло, что упадешь, но то худо, когда, упав, не встанешь, а будешь лежать. Скажешь: «Я смертно согрешил?» Но, скажи мне: кто же и без греха на земле?.. Помни, что сказано: глаголи ты прежде беззакония твоя, да оправдишися (Ис. 43, 26). Плачь, пока есть время на покаяние, чтобы не пропустить времени и не дожить до того, когда оного уже не будет. Будем делать доброе, пока можем. Не столько отец любит сына, сколько Бог любит кающегося. И человеколюбие Божие настолько велико, что Он ни от одного из кающихся не отвращается, и желающий спасения во всякое время может оное найти. «Так и разбойник не временем спасся, но только верою и тем, что осудил себя по делам своим и тем себе сокровище Царства Небесного снискал».

Итак, грешники нераскаянные, очиститесь от своего неразумия и раскайтесь. Видите, что говорят святые отцы: «Не столько сам себе желает спасения человек, сколько желает ему оного Господь; и не столько любит отец сына, сколько кающегося любит Бог; и милосердие Божие настолько велико, что Господь ни от одного из кающихся не отвращается». Зачем же, после этого, оскорблять беспредельную благодать Божию? И зачем лишать себя благодатного источника духовных исцелений — покаяния? И зачем от бесконечно любящего Отца бежать к злейшему врагу — сатане? Очнитесь же, повторяем, и не отчаивайтесь. Тяжки ваши раны греховные, но ведь Спаситель наш силен исцелить раны всего мира. Бесчисленны ваши грехи, но бесконечно и милосердие Божие к кающимся грешникам. Не отчаивайтесь же, но сокрушайтесь о своих грехах и скорее спешите к Господу. Раскройте пред Ним греховные недуги ваши и несомненно получите от Него прощение, ибо в этом неложным свидетелем для вас становится Он Сам: обратися ко Мне, говорит, и избавлю тя (Ис. 44,22). В этом же уверит вас и возлюбленный ученик Господень: аще исповедаем грехи наша, учит он, верен есть и праведен, да оставит нам грехи наша; и очистит нас от всякия неправды (1 Ин. 1, 9). Слышите ли? Не от какой-нибудь, но от всякой неправды, значит, от всех грехов, как бы тяжки они ни были. Не отчаивайтесь же, но скорее к Богу с покаянием тецыте и прощение получите и оправданы будете от Него. Аминь.

18-й день

Против лжи и злословия

(Слово о злоязычием человеце.)

Бог дал нам язык для того, чтобы мы говорили истину, а не ложь, чтоб друг друга назидали, поддерживали на пути ко спасению, а не для того, чтобы друг друга обманывали. А между тем, особенно за последнее время, видим, что ложь вместе со злословием и наушничеством положительно господствуют между нами. Лжем мы просто так — по привычке; лжем для шутки; лжем иногда для того, чтобы сделать ближнему зло; лжем из-за корысти; лжем из-за лести. Грешим злословием и насмешками; грешим наушничеством. Хорошо ли это? Нет, весьма худо, ибо и простая ложь есть мерзость пред Господом, как и говорит Соломон: мерзость Господеви устне лживы (Притч. 12, 22). А ложь вредная, ложь, с коварством и наушничеством соединенная, есть двойная мерзость, ибо последствия ее для ближних часто бывают ужасны.

«Муж двоязычный, — говорит о сем в Прологе слово церковное, — разделит друзей, между мирно живущими поселит клевету и ссоры... Наушник и двоязычник заслуживают проклятия, ибо многих миролюбивых сгубили. Язык лживый многих возмутил и погубил, так что от языка и города твердые разрушились, и домы богатых развратились. Язык лживый добрых жен изгнал из домов и лишил их плодов от трудов своих. Кто слушает его, не найдет покоя и не проживет мирно. Многие пали от острия меча, но не столько, сколько пали от языка. Блажен, кто укроется от него и кто избежит ярости его».

Не ясно ли отсюда, братие, что и всякая, а в особенности ложь, с наушничеством соединенная, может вести за собой самые гибельные последствия и, следовательно, подлинно есть мерзость пред Господом? Конечно так, ибо это мы можем подтвердить, кроме Соломона, и другими местами из слова Божия: язык — небольшой член, говорит апостол, но много действует. Посмотри, небольшой огонь как много вещества зажигает? И язык огонь, скопище неправды: он заражает все теле, и воспаляет круг жизни, будучи сам воспаляем от геенны... Это неукротимое зло. Он исполнен смертного яда (Иак. 3, 5-6, 8). Так же учит и Сирах: язык трегубый многи потрясе, и разлучи я от языка в язык, и грады тверды разори, и домы вельможей преврати. Внемляй ему не имать обрести покоя, ниже вселится с безмолвием (Сир. 28,16-19). И в самом деле: не язык ли чаще всего поселяет семя несогласий и раздоров между супругами, между домашними, между старшими и младшими, начальниками и подчиненными, между друзьями и соседями? Не язык ли многих лишил мест, а с ними насущного хлеба? Не язык ли многих довел до отчаяния? Все это, братие, горькая, но и непреложная истина.

Будем же бегать лжи, как смертоносного яда. Будем непрестанно помнить, что она гибель за собой другим несет, а потому, за то и лжецу грозит гибелью, как и сказано: погубит (Господь) вся глаголющия лжу (Пс. 5, 7). Будем помнить, что этот грех есть прямо грех диавольский. Вы отца вашего дьявола есте, говорит Господь про лжецов-иудеев, и похоти отца вашего хощете творити. Он человекоубийца бе искони, и во истине не стоит; егда глаголет лжу, от своих глаголет, яко ложь есть и отец лжи (Ин. 8, 44). А, помня это, поставим себе за всегдашнее и постоянное правило говорить одну правду, обращаться со всеми искренно, без лжи и обмана, — без притворства и лести; будем остерегаться передавать речи одних другим без необходимости, или не наушничать, не оскорблять чести других, не поносить, не насмехаться над другими, не судить, наконец, и не осуждать никого. Аминь.

19-й и 20-й дни

О духовных завещаниях

(Слово св. Иоанна Златоустаго о милостыни, яко и по смерти милостыня добра есть. Слово о покаянии.)

Многие из нас оставляют завещания на случай своей смерти. Одни в этих завещаниях оставляют жертвы церквам, монастырям и бедным в надежде получить за это помилование от Бога, а другие на добрые дела ничего не завещают, думая, что если творить добро, то надо творить оное при жизни, а добро по смерти — несть добро. Как вы думаете, братие, справедливо рассуждают последние или нет? По нашему мнению, не справедливо; ибо, во-первых, лучше поздно сделать добро, чем никогда; а, во-вторых, о том, что пользу делает душе добро, и в завещаниях оставляемое, свидетельствует и такой учитель, каков св. Златоуст.

Так, в слове о милостыне, «Яко и по смерти милостыня добро есть», он, между прочим, говорит: «Можно и при последнем издыхании милостынею Богу угодить, хотя, конечно, и не так, как можно было бы при жизни. Но, что возможно это, — то истина. Как и каким образом? Если при смерти, хотя уже и по нужде, напишешь в завещании Христа вместе с твоими наследниками, дашь и Ему часть от твоего имения, то выйдет так, что ты как бы накормил Его при жизни, хотя это сделал, уже отходя из нее. И когда уже становишься не господином своего имения, дай и тогда Ему часть, чтобы разрешить грех нечеловеколюбия. Иначе, какую же получишь милостыню, когда и жив будучи, не питал Его, и при смерти не хочешь и малый принести Ему дар?» (Прол. Июл. 19.) Так говорит св. Златоуст. Но в подтверждение нашей мысли, говорит и еще слово церковное о покаянии, положенное в Прологе на 20-й день июля. Там читаем: «Поне на конец жития твоего заповеждь твоим подати убогим и помощника тебе сотворити милостынями и приношениями. Напиши в завете твоем с чады твоими и сродники, Небесного Владыку причастника твоему имению быти, глаголюща: убогия накорми; и Аз Сам споручник буду, яко Царствия Небесного не лишен будеши. И паки: да никтоже лжу мнит, еже по смерти милостыни творите; но добро, и благоугодно, и благоприятно».

Итак, несомненно, что жертвы, оставляемые и в завещаниях, должны быть угодны Богу и могут принести пользу нашей душе. Помимо приведенного учения о сем ев. отцов, это не трудно понять и по простому рассуждению. Все мы веруем, что молитвы, творимые живыми за умерших, приносят пользу последним. А если твое добро пойдет на благодеяния и по смерти, разве оно не доставит тебе молитвенников? Без сомнения, доставит. Откажешь милостыню церкви и ее служителям, церковь тебя вечно поминать будет; откажешь бедным, бедные молитвенниками за тебя станут. А молитва церкви и бедных всегда сильна пред Богом и поэтому всегда и в загробной жизни благотворна для тебя будет. Но о пользе завещаемого в пользу бедных говорят наконец даже и сами умершие: «В стране моей, — говорил Кир Лука, — умер князь и был погребен, как должно. Я тогда был еще отроком. Однажды, проходя мимо кладбища, я увидел при одной могиле стоящего человека, черного, как потухший уголь, и звавшего меня к себе. Когда я подошел к нему, в испуге и онемении, то он говорил мне так: «Я написал в завещании моем, чтобы раздали бедным такую-то сумму денег за избавление моей души; почему же до сих пор не сделали сего? Ступай, скажи, чтобы раздали непременно, а иначе я навсегда останусь в том положении, в каком ты меня видишь». Испугавшись такого явления, я не сказал никому ничего от робости; за то до сих пор мучаюсь угрызениями моей совести» (Воскр. Чт. 1841 г. № 43, стр. 386).

Итак, братие, не будем скупы на благодеяния в пользу церкви и бедных и в завещаниях. Если ты с добрым чувством и при смерти принесешь жертву Богу, то, конечно, Он по беспредельному милосердию Своему и ее примет и за нее даст душе твоей в загробном мире ослабу и покой. Аминь.

21-й день

Не должно смущаться тем, когда иногда видим, что благочестивые умирают внезапной смертию, а грешники обыкновенною и погребаются честно

(Слово святого Афанасия, яко праведниц злою смертию умирают, а грешнии праведною.)

Смерть безостановочно делает свое дело и беспощадно, на каждом шагу, косит и богатого, и бедного, и праведного, и грешного. Но постигает она не всех одинаково: один умирает спокойно, другой в страшных мучениях; один после продолжи тельной болезни, а другой внезапно. Тут мы часто и приходим в недоумение. Иной раз, видишь, и грешник умирает спокойно и погребается честно; а иной раз и благочестивый отходит внезапной или тяжкой смертью и погребается бедно. Мы и думаем: за что же грешнику дана хорошая смерть и честное погребение? И за что благочестивый так бесславно умер и погребен убожески? Как решить эти вопросы?

Один инок, придя в город, чтобы продать свое рукоделье, видел погребение некоторого злого вельможи и удивлялся тому, что беззаконника провожали с великой честью церковной и гражданской. Еще более поразило его то зрелище, какое он увидел, возвратясь в пустыню: благочестивый старец, наставник его, лежал растерзанный гиеной. «Господи, — взывал осиротевший пустынник, — почему это злой вельможа сподобился столь славной смерти, а этот святой муж растерзан зверем?» Плачущему явился ангел и сказал: «Не плачь по твоем учителе. Злой вельможа имел одно доброе дело и за то сподобился честного погребения; но награда его только здесь, а там ожидает его казнь за все злые дела его. Напротив, твой наставник, хотя во всем угоден был Богу, однако, у него был один порок, от которого он и очищен злою смертию (Прол. Июл. 21).

Итак, нечего нам много рассуждать о том, отчего так праведник умер и отчего иным, лучшим его, образом умер грешник. Будем помнить, во-первых то, что пути Божии неисповедимы, а во-вторых, что главное дело не в смерти человека и погребении его состоит, а в том, что его ожидает по смерти. Ведь и приточный богач тоже, конечно, богато погребен был, а Лазарь бедно. Но что из этого? Первый, сказано, пошел во ад в муку, а второй несен был ангелами на лоно Авраама. Значит, наше дело по отношению к умершим, не судить, кто как из них умер, а в том состоит, чтобы молиться за них. Бог лучше нас знает, кому какую смерть послать и что кому и по смерти воздать. Когда же мы судим об этом последнем, то тем вмешиваемся в распоряжения Господни и грешим. Да не будет же подобных бесполезных суждений об умерших между нами впредь, а пусть горячая молитва наша сопровождает каждого из них в загробный мир. Аминь.

Тот же день

О терпении

(Слово от старчества.)

Святой апостол Иаков пишет: блажен муж, иже претерпит искушение: зане искусен быв, приимет венец жизни (Иак. 1,12). Итак, по апостолу, за терпение ждут нас венцы. Но чем убедиться в этом? Думаем, что лучше всего примерами. А потому истину слов апостола и покажем одним из них.

Одному старцу были показаны места, где по смерти покоятся святые. И вот в одном чудном месте он увидал некоего мужа и спросил: чем ты занимался в мире? «Я, — отвечал сей, — был работником у одного злого человека, терпел от него до конца, платы не получал, а делал он мне одно только зло. За это после смерти сюда и принесли меня». Потом старец увидал другого человека, также в чудном и славном месте, и этого спросил: чем он заслужил сие? Этот отвечал: «Я был прокаженным и с благодарностию, даже до конца, перенес свою болезнь и за это после смерти получил место сие». Наконец, старец увидел третьего мужа, но не в столь славном месте, и этого спросил: за что он здесь? Сей сказал: «Я долгое время был монахом и постоянно трудился для спасения своей души; впоследствии сделали меня епископом».

Итак, несомненно, что за терпение в будущей жизни ждут нас венцы, а равно и то, что все скорби века сего, перенесенные без ропота, заменятся радостями нескончаемыми. «Будем же непрестанно помнить, что если будем терпеливы, то придет время, когда Господь отрет все слезы с наших очей (Апок. 7, 17), и что если постраждем с Ним в сей жизни, то с Ним и прославимся в будущей, что здесь скорбь минутная, а там за нее ожидает претерпевших до конца блаженство вечное; что здесь темница, а там свобода, здесь мрак, а там свет, здесь страна чуждая, а там страна родная». Претерпевай же мужественне, говорит свт. Димитрий, во временной сей жизни всякие скорби, яко да во грядущем веце вечно о сем возрадуешися (ч. 1, л. 409). Претерпи доблественне вся находящая искушения, яко да внидеши в покой и венцем нетления венчаешися. Пребуди всегда в неизменном терпении... и тем проженеши бесы, угасиши геенский пламень, укротиши страсти всеконечно, муки и горести избудеши и жизнь вечную получиши, к тому и присносущных благ сподобишися о Христе Иисусе Господе нашем (там же, л. 413). Аминь.

22-й день

Кто из иноков самонадеян и без позволения игумена оставляет свой монастырь, тот впадает в смертные грехи

(Слово от Патерика о черноризце, впадшем в любодеяние. Прол. Июл. 22.)

Некоторые из иноков, будучи самонадеянными, думают, что они всегда сами собою могут быть свободными от того или иного греха, без позволения игумена оставляют свой монастырь и идут из него, куда глаза глядят. Это, братие, очень нехорошо. Знайте, что таких людей, за их самонадеянность и непослушание, диавол особенно преследует и ввергает даже иногда и в смертные грехи.

Однажды некоторый старец, живший в скиту, сильно заболел. Братия стали ухаживать за ним. Видя, что он беспокоит монахов, старец сказал себе: «Чтобы не беспокоить братию, уйду в Египет». Авва Моисей стал отклонять его от ухода и говорил: «Не уходи, в смертный грех впадешь!» Старец опечалился этими словами Моисея и отвечал: «Что ты, авва? Тебе ли говорить это? Ведь у меня все тело омертвело, и я умер миру!» И с этими словами ушел в Египет. Там, между прочим, была одна дева-христианка, которая ему служила. Однажды она заболела, и старец исцелил ее. Но враг не дремал. Старец соблазнился девицей и пал с нею. Она стала непраздна. Народ, заметив это, говорил ей: «От кого у тебя это?» — «От старца», — отвечала она, но ей не поверили. Старец же сам сознался в грехе и прибавил: «Имеющего родиться ребенка вы сохраните и его не трогайте». Родившееся дитя, по его слову, было вскормлено и сохранено. Чрез некоторое же время, когда в скиту был праздник, старец, с ребенком на руках, пришел туда и воскликнул: «Вот смотрите: плод моего преслушания; вот до чего, в преклонном возрасте, оно довело меня! Дитя, которое вы видите, это чадо моего непослушания! Но молитесь за меня Господу!» Возвратясь же в келлию, он стал горячо молиться Богу о прощении ему греха его.

Итак, иноки, не будьте самонадеянны, никогда не выходите из послушания игумену и никогда не говорите: «Я умер миру и свободен от греха!» Видите, до чего доводят самонадеянность и непослушание? Много лет прожил старец в монастыре, жил так, что получил дар исцелений, а чем кончилось? Позором перед людьми, смертными грехами перед Богом. В один миг, можно сказать, все потеряно: и пост, и бдения, и поклоны, и может быть, и слезы молитвенные! Каково это? А между тем, удивительного тут ничего нет. Ибо трудно взбираться на гору, а пасть с нее ничего не значит. Трудно приобрести сокровище, а потерять оное опять ничего не стоит; трудно, наконец, подвигом добрым подвизаться, а потонуть в грехах можно весьма легко и скоро. Помните это и от самонадеянности и непослушания бегите, как от змия в пустыне или как от губительной заразы. Аминь.

23-й день

Как должно вести себя женам, чтобы заслужить похвалу от Бога и от людей

(Слово о женах добрых и молчаливых и о кротких. Прол. Июл. 23.)

Как должны вести себя жены христианские, чтобы заслужить похвалу от Бога и от людей? Что на сие ответить?

В слове церковном на 23-й день июля читаем: Сказал Господь Еве: «К мужу твоему обращение твое, и он тобою пусть обладает». Ему ты повинуйся в молчании. Жена, с покорностию относящаяся к своему мужу, во-первых, сохраняет заповедь Божию и благословенна будет; а, во-вторых, получит похвалу и от людей. Жена добрая, трудолюбивая и молчаливая есть венец своему мужу. Нашедший добрую жену, одно добро износит из своего дома. И счастлив муж с таковою женою: он проживет век свой в добром мире. Так же счастлив и имеющий жену молчаливую. Затем, жены в церкви пусть молчат; ибо не велит им апостол в церкви разговаривать, но молиться в молчании. А если хотят что узнать, то пусть спрашивают мужей своих о том у себя дома. Грешно женам разговаривать в церкви. Слышавши об этом, жены, научитесь молчанию и кротости, и люди похвалят вас, а Бог благословит».

Итак, вот что нужно жене-христианке для того, чтобы заслужить похвалу от Бога и от людей: нужны повиновение, кротость, доброе сердце, трудолюбие, обуздание своего языка и молитва. И эти добродетели, кроме похвалы от Бога и от людей, составят для жены и счастие семейное. Обретый жену добру, износит из дому своего благая. Да, именно одно добро из дома своего износит таковой счастливый муж. Такая семья при такой матери и жене уже не семья, а рай. В ней ангелы Господни пребывают, на ней благословение Господне почиет.

Да, подлинно, и еще скажем, счастлив муж, имеющий таковую жену! Цена ее, говорит Соломон, выше жемчуга (Притч. 31, 10). Она воздает мужу добром, а не злом, во все дни жизни своей (ст. 12). Она уста свои открывает с мудростию, и кроткое наставление на языке ее (ст. 25, 28). И дети ублажают ее, и муж хвалит (ст. 29). Аминь.

24-й день

Бог избавляет от напастей нищелюбцев

(Слово о милостыни, яко тою всякая напасти избудем и Царство Небесное получим. Прол. Июл. 24.)

Благочестивый израильтянин Товит, делая наставления сыну своему Товии, между прочим, говорил: «Из имения твоего подавай милостыню, и да не жалеет глаз твой, когда будешь творить милостыню, ни от какого нищего не отвращай лица твоего: тогда и от тебя не отвратится лице Божие. Когда у тебя будет много, твори из того милостыню, и когда у тебя будет мало, не бойся творить милостыню и понемногу. Ты запасешь себе богатое сокровище на день нужды» (Тов. 4, 7-9). Как понимать эти слова?

Был некто в Александрии христолюбец, человек богатый и милостивый. Он имел обыкновение ежемесячно раздавать щедрую милостыню старцам и нищим. Но вот однажды этого человека постигло несчастие. Злые люди оклеветали его перед воеводою и разграбили имение и его, и жены, и детей, и даже его тестя. Нищелюбец из богача сделался бедным, а диавол возрадовался тому, что ему нечем будет творить милостыню. Но друг нищих и в бедности не переставал каждомесячно из последнего помогать им. Так прошел месяц, прошел другой, наступил третий. Нищие опять пришли и сказали рабу милостивца: «Скажи своему господину, чтобы оделил нас милостынею и сегодня, как прежде». Раб пошел и сказал, да еще и от себя прибавил: «Что ты раздаешь последнее; чем ты будешь жить?» Господин отвечал: «Ведь если не поможем им, гнев Господень постигнет нас, и потому, пока живы, разделим с ними и последнюю копейку». И что же? Господь призрел, наконец, на Своего раба и от нужды и напастей его избавил. Нищелюбец явился к воеводе, рассказал о своем бедствии и умолял произвести расследование его дела. Воевода внял мольбам невинного, произвел строгое расследование, и клевета врагов его была обнаружена. Нищелюбцу возвращены были все его имения, а его враги, разорившие его, были строго наказаны. Все это произошло, заключает сказание, милостыни его ради. Поэтому и мы случающиеся с нами напасти будем терпеть,.. ожидая от Бога великой милости.

Итак, вот как надо понимать слова Товита к сыну: надо понимать так, что милостыня наша никогда не будет забыта Богом и от нужды и напастей всегда избавит нас. И упомянутый нищелюбец подтверждает это собою как нельзя лучше. Уповая на Бога, он, и в нужде будучи, последнее отдавал бедным, и Бог видел это и, чтобы показать, что видел, снова возвратил ему все имения его и пред всеми невинность его открыл.

Так справедливо, братие, что милостынею мы запасаем себе богатое сокровище на день нужды. А потому и будем держаться ее и прилежать ей. Аминь.

25-й день

Не имеющий страха Божия человек есть человек погибший

(Слово святого Ефрема о бесстрашии. Прол. Июл. 25.)

Человек, не имеющий страха Божия в сердце, есть человек погибший; ибо он делает только зло и всегда готов на всякое нечестие и неправду. Это доказать нетрудно.

Святой Ефрем говорит: «Не имеющий страха Божия в себе способен на всякие диавольские дела. Не имеющий страха Божия в себе повинен есть вечному огню. Он над всеми насмехается, никого не боится, спит без числа, о делах своих нерадит, бывает вместилищем скверных похотей, любит одни мирские удовольствия, не страшится пришествия Господня. Таковой всегда сгорает страстью, радуется праздности, забот бегает, смирение мерзит ему, гордость он любит. И поэтому, когда придет господин его, то растешет его полма и пошлет во тьму кромешную. И кто окаянным не назовет его?» Так говорит о бесстрашном святой Ефрем. Посмотрим, что скажет о нем проповедник другой. Сей говорит:

«Нет у нечестивого страха Божия; поэтому он и дерзает на всякое нечестие и неправду. Нет страха Божия в нем; поэтому он пьянствует, ворует, блудодействует, предается всяким порокам. Нет страха Божия в нем; поэтому он не ходит в храм Божий, нерадит о своем спасении и всю жизнь свою проводит в нераскаянии. Видите ли? В ком нет страха Божия, тот погибший человек». (Поуч. прот. Пискарева, ч. 1-я, стр. 10.)

Так говорят о бесстрашном проповедники. Но посмотрите и еще на дела его. Вот он на улице: что он делает? Без хульных слов он обойтись не может. Они зловонною рекою текут из уст его. За стакан вина он поет мерзкие песни, над всеми издевается и насмехается, кощунствует, позволяет себе неистовые телодвижения, продает честь ближних. Как же он не погибший человек? Ведь в Царствие Божие не внидет ничтоже скверно, а в нем одна скверна только что и есть.

Пусть же, если не раскается, он помнит, что таковые последователи диавола, как он, да, конечно, в числе их и сам он, будут мучимы день и нощь во веки веков, и дым мучения их будет восходить во веки веков, и не будет им покоя день и нощь (Апок. 14, 11; 20, 10). Аминь.

26-й день

Помогают ли душам умерших возносимые за них молитвы и раздаваемые за них милостыни

(Слово Иоанна Дамаскина о усопших. Прол. Июл. 26.)

Св. Афанасий Великий в слове об усопших, между прочим, говорит: «Если кто умрет в благочестии, не отказывайся помолиться за него Христу Богу и свечу, и елей к гробу его принеси. Все это приятно Богу и облегчит участь усопшего... Бескровная жертва и к нищим благотворение много помогут ему». Так учит отец Церкви о пользе для души почившего молитвы и милостыни. Но так ли все это на самом деле?

Что молитва об умерших помогает последним, видно из слов св. Макария Александрийского, Кирилла Иерусалимского и Василия Великого.

Макарий Александрийский говорит: «Когда в третий день бывает в церкви приношение, то душа умершего получает от стрегущего ее ангела облегчение в скорби, каковую чувствует она от разлучения с телом. («Воскр. Чт.», 1841 г., № 43, стр. 390).

Кирилл Иерусалимский пишет: «Превеликая польза будет душам, о которых моление возносится в то время, как святая предлежит и страшная жертва». (Тайнов. поуч. 5, гл. 9.) Наконец, о пользе молитвы для умерших учит и св. Василий Великий. В молитвах Пятидесятницы он говорит, что Господь сподобляет принимать от нас молитвенные умилостивления о иже во аде держимых, с надеждою для них мира, ослабления и свободы.

Что касается пользы для умерших милостыни, то сие видим из следующего: Кир Лука рассказывает: когда составлялось общежительное братство, то к нему пришел родной его брат. Приняв чин ангельский, он провел, однако же, жизнь свою в крайнем небрежении и, не исправленный ни советами, ни слезами своего брата, умер. Сердобольный и попечительный старец не переставал молиться об умершем, прося Бога открыть ему его участь. Находясь же в молитве, он однажды увидал душу брата своего в руках бесовских; в ту же пору послал он некоторых из братий тщательно осмотреть келлии умершего. Посланные нашли золото и дорогие вещи, которые тотчас же приказал старец отнести в ближний город и раздать бедным и нищим. Сделавши это, старец опять стал на молитве и увидел судилище Божие и ангелов света, спорящих с бесами за душу брата. Бесы вопияли: Ты праведен, так суди же; душа наша, ибо она творила дела наши. Ангелы говорили, что она избавлена милостынею, разданною за нее. Бесы противились и восклицали: «Не сей ли, — указывая на самого Кир Луку, — старец?» Но подвижник отвечал: «Да, я сотворил милостыню, но не за себя, а за сию душу». Бесы исчезли, и душа была освобождена от них. («Воскр. чт», 1841 г., февр. 2, стр. 386, № 43).

Итак, и молитва и милостыня приносят душам умерших пользу, как слышали, не простую, а превеликую. Превеликая польза будет душам, о которых возносятся молитвенные умилостивления и жертвы. А ввиду этого и будем помогать умершим и молитвою, и милостынею и будем веровать, что за них Господь подаст усопшим мир, ослабу и покой. Аминь.

27-й день

Воздержание духовное

(Слово святого Нила.)

Многие из простецов думают, что если можно угодить Богу воздержанием, то можно лишь одним воздержанием телесным. Не ешь мяса, не ешь рыбы, не вкушай с маслом, вот и будет, по их мнению, воздержание, и им Богу угодишь. Но они ошибаются. Телесное воздержание без духовного быть не может, а если и бывает, то оно, во всяком случае, недействительно, неистинно и Богу неприятно. Это доказать нетрудно. Вот я ничего не ем и не пью, а в то же время раздираю согласие и дружбу, снедаю ближнего клеветою, памятозлобствую. Будет ли, при таких условиях, мой пост приятен Богу? Конечно, нет. Или, я истончеваю тело воздержанием, а дух мой гордостию распыхается, или зависть пожирает меня. Что, я при этом телесным постом угожу Богу? Опять нет. Или телесно пощусь, а при этом и злыми помыслами услаждаюсь. Тут будет ли мне похвала от поста? Само собою, тоже не будет. Значит, понятно, что для благоугождения Богу необходимо с телесным соединить и воздержание духовное. Какое же? Воздерживаясь от пищи, воздерживайся и языком, и умом, и очами. Это что такое? А вот что: «Воздержание языком, — говорит св. Нил, — это значит не спорить, не сквернословить, никого не укорять, не осуждать, не проклинать, не лгать, не клеветать и ни на кого не наговаривать. Воздержание очами состоит в том, чтобы не взирать с бесстыдством на чужое лицо и не прельщаться красотою. Воздержание умом есть то, чтобы если придет к тебе злой, гнусный помысл, то не сочувствовать ему, не услаждаться им, не принимать его, но всячески отвращаться» (Прол. Июль 27). Все это, по учению святого отца, составляет воздержание духовное. А если таково оно, то, вместе с телесным, держитесь и его. «Постися, — говорит блаженный Кирилл, — от всякого греха, никакой пищи злобы не приемли... Постися от худых дел, воздержись от злых речей, удержи себя от развращенных помыслов, не прикасайся воровским хлебам развращенного учения... Такой пост есть приятен Богу» («Нетленная Пища», стр. 250).

Итак, чтобы угодить Богу постом, нужно соединить пост телесный с внутренним, т.е. расположить себя так, чтобы и внутренность, и внешность не преступали границ воздержания; чтобы ум и сердце, очи и уста, слух и язык, и все части, как внутренние, так и внешние, были в добром расположении. Например, если не вкушаете хлеба и не снедаете ближнего злобою и хлеб нищему подаете, — совершенно ваше воздержание. Если воздерживаетесь от пития и не жаждете корысти, — совершенно ваше воздержание. Если долго молитесь, и в то же время молитесь за обидящих вас, — совершенно ваше воздержание. Если, наконец, для умерщвления плоти повергаете от себя злые помыслы, — совершенно ваше воздержание. И дай Бог всегда вам такое воздержание иметь. Аминь.

28-й день

Насколько велика в очах Божиих добродетель — с терпением переносить незаслуженные обиды и оскорбления

(Слово от Патерика о послушании.)

Трудно, братие, и заслуженные обиды и оскорбления переносить, а незаслуженные — и не выскажешь, как трудно. В самом деле: ничем не виноват пред человеком, ничего, кроме доброго, не имеешь по отношению к нему, а он тебя всячески теснит, оскорбляет на каждом шагу, злословит, мало того, часто — просто неумолим к тебе. Что тут делать? Сердце разрывается на части от таких обид, места иной раз не найдешь, куда деваться от скорби, не знаешь, что делать. Да, трудно это! Но, помните, братие, если и особенно трудно это, то и особенная высшая награда ждет вас на небесах, если вы подобные обиды перенесете с терпением. Не Сам ли Господь говорит: блажени есте, егда поносят вам, и ижденут, и рекут всяк зол глагол на вы лжуще, Мене ради. Радуйтеся и веселитеся, яко мзда ваша много на небесех (Мф. 5, 11-12)? Да, подлинно, многа. Знайте, братие, что переносящие без ропота обиды по смерти причитаются к лику мучеников и столько становятся близкими к Богу, что молитва их может спасти даже и самих их оскорбителей.

Близ Александрии жил один старец, отличавшийся самым неуживчивым характером. Один молодой инок, услышав о нем, сказал сам себе: «Господи, много я грешен пред Тобою; но, чтобы загладить мои грехи, пойду к вспыльчивому старцу, буду работать ему и постараюсь с терпением перенести все, что он мне ни сделает». Как сказал инок, так и поступил; и пришел жить к старцу. «Досаждаше же, сказано, ему старец, яко псу, на всяк день». Бог, видя терпение инока, после шести лет его жизни со старцем показал ему следующее: увидал инок некоторого страшного мужа, который держал большой свиток и сказал иноку: «Вот, половину твоего долга Бог изгладил; позаботься, чтобы изглажено было и остальное».

Должно, между тем, заметить, что неподалеку от инока жил и другой прозорливый старец, который слышал всегда, как характерный старец сердится, как постоянно оскорбляет своего ученика, как последний постоянно просит у него прощения, а старец, несмотря и на мольбы, не прощает его. И, обыкновенно, когда прозорливый старец встречал молодого инока, то спрашивал: «Ну, как, сын мой? Как прошел нынешний день? Не добыли ли мы чего сегодня? Не изгладили ли чего из свитка?» Молодой инок, зная прозорливость старца, ничего не скрывал от него и потому всегда отвечал: «Да, отче, немного потрудились». Когда же день проходил спокойно, и инок не был ни оскорблен, ни заплеван, ни бит и ни выгнан вон; тогда он с плачем вечером приходил к прозорливому старцу и говорил ему: «Горе, авва! Зол был нынешний день; ибо в покое его провели и не добыли ничего».

Прошло еще шесть лет, и терпеливый инок скончался. После его смерти прозорливый старец увидал его причтенным к лику мучеников и молящимся о своем строптивом учителе. «Господи, — говорил инок, — как Ты помиловал меня ради моего старца, так и его помилуй ради щедрот Твоих и ради меня, раба Твоего». И молитва отшедшего была услышана; ибо, «по четыредесяти днех, сказано, взял к Себе Господь и старца в место покойно». Вот, заключает сказание, какое дерзновение имеют к Богу те, которые ради Его скорби терпят».

Не будем же и мы малодушествовать среди незаслуженных оскорблений и обид, но будем уповать и утешаться, помышляя о той великой награде, которая ожидает нас за благодушное перенесение их в жизни будущей. Будем помнить, что когда терпим напрасные обиды, тогда должно радоваться, зная, что сим путем скоропреходящих скорбей мы приближаемся к Царствию Небесному — приобретаем право на вожделенное наследие в обителях Отца Небесного. Не смущайтесь же, когда услышите оскорбительные слова и насмешки или встретите напрасные обиды и даже самое гонение. Напротив, утешайтесь тою мыслию, что вы терпите это ради Господа и, благодушно перенося озлобления, чрез это служите Ему, последуя примеру Его. Утешайтесь словами Его: блажени есте, егда поносят вам, и ижденут и рекут всяк зол глагол на вы лжуще, Мене ради. Радуйтеся и веселитеся, яко мзда ваша многа на небесех (Мф. 5, 11-12).

Тецыте же тако, да постигнете. Аминь.

29-й день

Победа над самим собою

(Слово от Патерика о одолевшем врагу и венец от Бога приимшем. Прол. Июл. 29.)

Некоторые из благочестивых, но неопытных в духовной жизни людей, борясь со страстями и похотями и побеждая их, думают, между тем, что они не победили, а побеждены, и скорбят о своем мнимом грехе. Но они ошибаются. Победа над страстями и похотями, или, проще, победа над самим собою есть победа, славнейшая из всех побед, и потому не суду предает человека, а возлагает на него венцы.

Несколько иноков были отпущены игуменом в некоторое селение. Дорогой диавол с особенною силою нападал на старейшего из них и склонял на плотский грех. Инок же боролся с самим собою, усердно молился и диавола победил. Но он этого не понял; возвратился домой бледный и смущенный, пал к ногам игумена и воскликнул: «Отче, прости меня, я впал в блуд!» — и рассказал о своей мысленной брани. Прозорливый же старец, увидев в это время на голове его пять венцов, сказал ему: «Радуйся, сын мой! Ибо когда ты пришел ко мне, я увидел венцы на главе твоей. Пять раз восставала на тебя плотская брань, и ты пять раз прогонял ее от себя слезами и молитвою. Поэтому не побежден ты, а победил. Великий подвиг был с твоей стороны вступить в брань с самим собою и победить себя. Так вот было и с прекрасным Иосифом. Когда он был соблазняем женою Пентефрия и устоял против греха, то подвиг его видели ангелы и они великим гласом прославили Бога за то, что Он дал страдальцу силу победить диавола и посрамить его. Да, хорошо, чтобы и в помысле не иметь зла; но когда придет оно, нужно бороться с ним и прогонять его».

Да, братие, подлинно победа над самим собою есть славнейшая из побед, и вот даже ангелы восхвалили Бога гласом велиим, когда увидали Иосифа одержавшим таковую победу. И в самом деле, что может быть выше такого победителя? Он всегда чист и душою, и телом; он всегда близок к Богу, о нем радуются ангелы, диавол не смеет приступить к нему! У таких людей даже и тело одухотворяется, и благодать Божия отражается даже во взорах такого человека. О, поистине, блажени чистии сердцем, ибо они Бога узрят. Аминь.

30-й день

Суетность земных стяжаний

(Слово св. Иоанна Златоустаго о мятежи сея жизни, и о покаянии.)

Много и ныне еще есть евангельских богачей, одевающихся в порфиру и виссон, пирующих по вся дни светло, но при этом не знающих, что такое любовь и сострадание. Много и теперь еще можно встретить, в душе восклицающих: «разорю житницы моя, и большия созижду» (Лк. 12, 18). Много и теперь еще найдется корыстолюбцев, лишь в деньгах полагающих задачу и цель жизни, на них лишь тратящих силы и здоровье, на них меняющих нередко и совесть, и душу. Скажите, братие, кто мог ослепить таковых столь ужасным образом? Ужели они не хотят понять, что все стяжания их, которые стоят им толиких попечений, пронесутся как облака мимолетные, пройдут как сон? Ужели и доселе еще не убедятся, что преходит беспрестанно образ мира сего и похоть его (1 Кор. 7, 31; 1 Ин. 26 17)? Ужели и доселе еще не приметят, что нет ничего на земле твердого, надежного и постоянного? Да, видно, подлинно не хотят еще понять, не хотят убедиться, не хотят ничего видеть вокруг себя, когда живут так. Что же делать с ними? Да, нужно, чтобы поняли, приметили и убедились. Чем же привести их к сему? Постараемся привести словом св. Златоуста. Если нас не слушают, то не послушают ли хотя вселенского учителя. «Поймите, — говорит он, — братие, света сего мятеж и человеческой жизни суету. Бросается человек туда и сюда, и все усилия его вскоре погибают. Думает возвысить себя, и вскоре без чести остается. Как облако расширяется и как сено иссыхает. Как шум волн морских трубит о себе и как искра погасает. Беспокоится и ищет собрания богатств и, ничего не достигнув, умирает. Ему остаются грехи, а богатство его достается другим; ему болезнь в будущей жизни, а иным пища от его стяжаний; ему печаль, а иным сладость и насыщение; его на земле клянут и воздыхают от него, а другие в изобилии пребывают; от него плачут, а другие пользуются его именем; он во аде, а в дому его пресыщенные песни поют. Поистине, здесь, и в малой жизни, человек сам себя мучает, а по смерти мучается вечно. Многоищущий здесь — всегда к неправде готов и имеет тщание лишь о корысти. И что такое гордость здесь величающегося? Не более как малодушная дерзость, развеваемый пепел, быстро увядающая трава. Сегодня гордится, а завтра умирает; сегодня в богатстве, на утро с плачем сопровождается во гроб; сегодня в порфиру облачается, а завтра мертвым износится. Тот, который сегодня грозит, завтра оплакан, который сегодня хвалится имением, мгновенно разлучается с ним и сам не знает, куда идет. А между тем, смертный, по самолюбию, мнит себя вечным. О, великая жития сего суета!»

Ввиду всего этого, зачем же, братие, нам, как неразумным детям, с такою жадностию искать благ земных, которых удержать не можем? Зачем гоняться за собственною тенью, беспрестанно от нас убегающею? Для этих ли суетных и скоропреходящих благ земных призвал нас Господь в мир сей? Зачем повторяем столько веков одну и ту же непростительную ошибку? Зачем временное меняем на вечное? Зачем не поймем, хотя наконец, настоящую задачу и цель жизни? Будем непрестанно помнить, что все на земле тленно и ничтожно, кроме совести и души бессмертной; что должно поэтому обогащать себя тем, что пойдет с нами в вечность, т. е. делами добрыми, и что тот ужасный враг самому себе, кто в себя, а не в Бога, богатеет. Аминь.

31-й день

К поселянам против лености

(Поучение св. Василия к ленивым и не хотящим делати своими руками, и похвала к делателям, ко всем добрым.)

Знаю, православные, что большая часть из вас — люди трудолюбивые и честные. Знаю, как летом вы трудитесь от зари до зари в поле, осенью на гумне, зимою на стороне, в работе время проводите. Знаю все это и радуюсь за вас; ибо верно то, что Бог людей честных и трудолюбивых любит и посылает им как в сей жизни помощь и благословение, так и в будущей блаженство вечное дарует. Но, радуясь за вас, честные труженики, я вместе с тем не могу не скорбеть и о ленивых и беспечных из вас, которые привыкли жить не на свой собственный кошт, а часто обманом, на счет других людей, своих ближних, и у которых лежат в поле полосы или редкие колосом, или вовсе не засеянные. Скорблю я о таких людях и желал бы как-нибудь вразумить их. Но что я буду говорить им, когда говорил уже тысячу раз, что леность их есть и пред Богом грех, и перед добрыми людьми срам, и все-таки они и доселе меня не послушали и не исправились? Разве вот что сделаю: предложу им поучение от св. отца. Оно, конечно, будет действительнее моего слабого слова, и потому не вразумятся ли они хотя им! Но и вы, честные труженики, будьте к этому слову внимательны: оно и для вас небесполезно и нечто скажет вам, если не на вразумление, то на похвалу вашу.

«Если бегаете, братие, — говорит св. Василий, — обработки земли, то не увидите добра; потому что Бог обещал обрабатывающим землю здоровье, а трудящимся спасение. Ленивый же и ничего не делающий, по апостолу, не стоит и накормленным быть. А трудолюбивый земледелец равен монахам, по их постному житию и труду, поелику, оставивши сон, идет обрабатывать землю и более дома поле любит, зной же и холод телом переносит. Поэтому и вкушает таковой плоды своих трудов, собирая нужное на потребу себе. От них же и нищих он насыщает, а в лице их и Самого Христа, Который сторицею умножает плод сеющего, проливая на него благовременный дождь.

Обрабатывающий землю насытится хлеба, и руки его обогатеют, ибо сложит высокий скирд хлеба на гумне своем. Живущий своим трудом благословен Богом, ленивый же обнищает. Если бы леность была угодна Богу, тогда бы Он и траве велел родить хлеба, и лесу всякий овощ. Горе вам, празднолюбцы, могущие работать! Ибо какую награду получите от Бога и что принесете Ему от своего труда?.. Не спящим обещал Бог жизнь вечную,., но труждающимся с верою во всяком деле. Зная это, все люди добрые и трудятся: одни на полях стада свои пасут и, от тех принося Богу дар, спасаются. Другие, кося сено, выкармливают им овец и, от тех одевая нищих, тем воспринимают благословение Господне. Иные по морю плавая и торговлю производя, богатство собирают; и если от него дадут часть церквам и нищим, то по смерти восприимут вечную награду на небесах. И все, которые ремеслами занимаются, пусть подадут милостыню, чтобы через нее обрести милость на суде Божием. И жены должны трудиться и помнить, что труд есть дело доброе, и что никто без труда не венчается».

Что вам сказать после этого, люди ленивые? В слове св. отца вы слышали, что все должны трудиться, и все люди добрые трудятся. Это вот мы и скажем вам. Все мы должны трудиться потому, что есть на то повеление — заповедь Божия. В поте лица снеси хлеб твой, сказал Господь и в четвертой заповеди Своей написал: шесть дней делай. Что же отсюда? А то, что если есть на работу заповедь, повеление Божие, то, следовательно, и сама работа есть дело Божие. А где дело Божие, там не должны ли быть всякое радение и старание, и страх. Конечно, должны; а иначе нерадивому грозит проклятие. Проклят всяк, сказано в слове Божием, творяй дело Божие с небрежением (Иер. 48, 10). Видите ли же, ленивые, до чего вы доводите себя своею леностию? Убойтесь же страшного определения Божия и перемените беспечность на заботу, леность на прилежание, знакомство с нерадивцами на дружбу с людьми трудолюбивыми и богобоязненными. Тогда, вместо проклятия, благословение Божие привлечете на себя, и вы, из чад гнева, соделаетесь чадами Его любви, святыни и благословения. Аминь.

Тот же день

Одежду, которую подаем мы нищему, принимает Сам Христос

(Слово о черноризце от Патерика, давшем свою ризу нищему, и яко Самому Христу вдаде.)

На Страшном Суде Господь стоящим по правую сторону Его, между прочим, скажет: наг бех, и одеясте Мя. Что же это значит? То, что если мы оденем человека, имеющего недостаток в необходимой и приличной одежде, то сделаем большое доброе дело, и это добро наше примет Сам Христос, как о сем далее праведникам Он и говорит: понеже сотвористе единому сих братий Моих меньших, Мне сотвористе (Мф. 25, 40). Поэтому, братие, мы не должны забывать и этого дела милосердия. Будет у тебя просить полураздетый нищий одежду — дай ему, помня, что ее примет Сам Христос и воздаст тебе за оную сторицею.

Некоторый монах имел две одежды: одну новую, а другую ветхую. Раз пришел к нему зимою нищий и просил у него хоть какого-нибудь рубища. Инок принес ему таковое и сказал: «Больше у меня ничего нет». Но нищий не переставал плакать и говорил: «Помилуй меня, ибо мне совсем нечего надеть». Монах сжалился, вошел в келлию, скинул с себя ветхую одежду и отдал ее нищему, а на себя надел новую. Отдавши ветхую ризу, монах задумался: а ведь я, сказал он, не сотворил совершенной любви, отдавши нищему ветхую ризу, а себе оставив новую. Не Христа ли ради он просил у меня? Так зачем же я Христу дал худшее? Христос не лучше ли всех?» И, с этими словами, воротил нищего и сказал ему: «Отдай мне одежду, которую я дал тебе: я дам тебе иную». И, взявши у него старую, отдал новую. Нищий, взяв одежду, продал ее в городе, и она, переходя из рук в руки, куплена была, наконец, одною женщиною. Прошло довольно времени, и вот раз инок, пришедши в город продать свое рукоделие, увидал, что в новую его ризу, которую он отдал нищему, одета была женщина. И весьма опечалился от этого он и, возвратившись домой, стал плакать, говоря: «Недоброе я дело сделал, отдавши ризу: лучше бы было не отдавать ее». Когда же, наконец, он, печальный, заснул, то увидел во сне Господа Иисуса Христа, облеченного в ризу, отданную им нищему. И Господь коснулся его и сказал: «Брат, брат!» Инок от этого проснулся и сказал: «Кто, Ты, Господи?» Господь сказал: «Я — Иисус, взгляни на Меня». Инок взглянул и увидел Господа в одежде, поданной им нищему. И свет разлился по келлии, и сказал ему Господь: «Узнаешь ли эту одежду?» Он отвечал: «Ей, Господи, моя есть». И сказал ему Христос: «Не печалься и не скорби; когда ты отдал ее нищему, Я принял ее». И возрадовался монах о милосердии Божием.

Значит, правду, братие, мы сказали, что если оденем имеющего недостаток в необходимой и приличной одежде, то сделаем большое доброе дело, и добро это примет Сам Христос. А потому и опять повторяем: не забывайте и сего дела милосердия. Да и как иначе, когда сами часто ходим в пышных нарядах, нас покрывают бархат и шелк и шубы дорогих мехов, а там, позади нас, дрожит нагота, одним рубищем прикрывая свои окоченевшие члены. Как не помочь таким несчастным? Или дети: как часто мрут они целыми сотнями единственно по недостатку в одеянии? Неужели и этих оставлять без внимания. Нет, братие, если хладнокровно пойдем мимо этих горьких, то не забудем, что на суде Божием услышим — не наг (бех), и одеясте Мя, а наг, и не одеясте Мя (Мф. 25, 36-43). А каково будет услышать это? Конечно, тогда и все будем готовы отдать бедным, но поздно уже будет. Аминь.

Пролог в поучениях. Месяц Июнь Пролог в поучениях. Месяц Август



Впервые опубликовано: Пролог в поучениях. Сост. свящ. Виктор Гурьев. М. Издание Афонского русского Пантелеймонова монастыря, типо-литография И. Ефимова, 1889.

Гурьев Виктор Петрович (1842 — 1912) — русский православный духовный писатель, протоиерей.


На главную

Произведения Протоиерея Виктора Гурьева

Храмы Северо-запада России