Литература и жизнь        
Поиск по сайту
Пользовательского поиска
На Главную
Современная публицистика
Роман "Созвездие Близнецов"
Зарисовки прошлого и настоящего
Библиотека
История Европы и Америки XIX-XX вв
Как мы делали этот сайт
Форум и Гостевая
Полезные ссылки

М.В. Гуминенко

Кукла Мэри

Это третий рассказ о Фрэнке Магваере, мерзавце и негодяе

* Буря *


Бури у нас на Диком Западе - обычное дело. Говорят, это потому, что вся Америка посреди двух океанов лежит и от одного берега до другого недостаточно далеко. Мол, потоки воздуха перемещаются не так, как везде. Насчёт того, что из-за океанов бывают бури - спорить не стану. Тем более, что не знаю, как там "везде" в других местах. А вот что "недостаточно далеко" - это бред наиполнейший. Вы сперва доберитесь хоть от Сан-Франциско до Нью-Джерси, а потом посмотрим, как вам будет "недалеко". Хотя какая, в общем-то, разница, от чего бывают бури? Главное, что никуда от них не денешься. Так что если будете путешествовать (от Сан-Франциско до Нью-Джерси), готовьтесь к сюрпризам.

Из практических советов: если вы очутились посреди степи на лошади и увидели на горизонте подозрительно тёмное облако - так и знайте, что рано или поздно оно вас накроет. При чём скорее рано, чем поздно. Поверьте опытному человеку и плюньте на то, что по логике не может грозовая туча идти против ветра. Может! И придёт! И даже быстрее, чем вы хотите. Так что если увидели её - держитесь крепче или ищите укрытия.

В городах, конечно, попроще. Дома крепкие, да и соседи, если что, на помощь придут. Но и тут, когда приходит гроза, одна и та же тревога: как она пройдёт и с какими последствиями. Вот как в этот раз, стоило старому Сэму Уоткинсу начать ворчать, что у него кости ломит - народ сразу сделал выводы: надо готовиться к грозе, а может быть, и к буре. Так что в ближайшие пять минут человек двадцать по паре раз выходили посмотреть в просвет улицы, не появилось ли на горизонте чего-то, чего до этого не было. Естественно, появилось, заклубилось и двинулось в нашу сторону. И ещё через несколько минут об этом знали все кроме Джейка Райли, потому что Джейку Райли плевать на погоду, да к тому же, он туговат на ухо.

Почтенные матери семейств бросились загонять детей по домам и снимать с верёвок подштанники своих мужей и свои нижние юбки. В домах запирали окна, а бармен выскочил на улицу и спешно позакрывал все ставни. Следом за ним вывалился из салуна Джо Фармер, который пару лет назад получил по челюсти от Фрэнка Магваера и с тех пор вроде почти смирился с потерей "Змеиной горки".

- Мистер Магваер! Куда это вы так спешите? - тут же завопил он, завидев своего "идейного врага", скачущего мимо на ленивой скорости. - Неужели на ранчо?

Фрэнк Магваер вместо ответа продемонстрировал старине Джо крутой зад своего мерина и даже не притормозил. И кто из этих двоих больший сноб - конь или хозяин - ни за что не угадаете. Оба хороши.

- Вот ведь! - крикнул ему вдогонку Фармер. - И не обернётся! Хоть всю обойму вслед расстреляй!

- Ну, тогда точно не обернётся, - пробросил Вэл Уилсон, сплёвывая тёмную от жевательного табака слюну и прислоняясь к растрескавшейся балясине.

Торопиться Вэлу было некуда, потому что ферму он так и не завёл, а работал на шерифа, помогая отыскивать украденный скот. Ну, а когда не было украденного скота, следил за порядком на улицах. Особенно в районе салуна.

- Вэл! Где шериф?

- К мэру пошёл. У того дочка сильно грома боится. Так шериф её отвлекать будет.

- Ого! Мне бы такую работёнку - чью-нибудь дочку "отвлекать".

- Стань шерифом - авось кто и позовёт.

Взбивая пыль, пронеслась парочка фермеров, придерживая шляпы и буйно понукая коней. Спешили вернуться к своим хозяйствам, загнать скот в укрытия. Ветер между тем усилился, поднимая пыль и мусор и швыряясь всей этой ерундой в стены и окна. Потом мимо салуна потрусил старый метис. Ветер тут же завладел им и стало казаться, что метис гонится за своей цветной накидкой, а ветер дёргает его за бороду.

Пока Джо и Вэл делились впечатлениями, семья парикмахера Вирджела пронеслась мимо всем составом и с какими-то укосинами наперевес. Не иначе, спешили укреплять кучу кирпичей перед своим недостроенным домом. И то сказать, однажды буря половину не просохшей кладки такого же вот дома раскидала по всей улице. Едва Вирджелы исчезли за поворотом - стало с любой точки видно, как быстро растёт туча, и щерится ослепительными зубами молний. Солнце спешно натянуло на себя облака, прячась от страха подальше. В пыль упали первые капли. Болтуны запрыгнули в салун, позабыв о своих наблюдениях. И вовремя. Через несколько секунд дождь хлынул так, будто это волна от океана примчалась аккурат для того, чтобы слизнуть наш город весь и полностью. Пики молний били теперь отовсюду и черно стало, как ночью.

- Вот это да! - заявил Фармер, почёсывая макушку. Он вроде даже протрезвел. Особенно когда совсем рядом так грохнуло, что бармен почти что в полный голос прочитал короткую молитву. - А у меня жена на ферме одна с детьми осталась. Ну, дела!

- У тебя дом крепкий, - рассудил Вэл. - Выдержит. А вот с Мэрдоками туго придётся. Опять кто-нибудь получит по роже их воротами.

Мэрдоки жили на самой окраине и у них каждый раз во время грозы падали высокие дощатые ворота. При чём не просто падали, а уносились куда-то, так что обнаруживали их в самых неожиданных местах. Однажды они подпёрли дверь в кузне, так что кузнецу пришлось вылезать через чердачное окно. И как они крепят свои ворота, эти Мэрдоки?

Ставни на угловом окне отбили о раму почти идеальную дробь. Вэл подозрительно покосился на них и сплюнул прямо на пол.

- Крепче закрывать надо, - буркнул он - и тут же спросил, чисто риторически: - И почему я не пошёл к "мамаше" Полли? Сидел бы сейчас с её девочками.

- Выпей, - посоветовал Фармер. - Минут через двадцать это закончится. Не успеешь соскучиться.


* Повозка *


Конечно же, Фармер оказался прав. Гроза закончилась быстро. Вот только не для всех так же быстро закончились её последствия.

- Ну же, милые мои! Ну! Давайте!! Ну!.. Ах, вы, за-р-разы!!!

Роджер Пинч никак не мог ожидать, что именно с ним такое случится. Ладно, буря. От бури он успел укрыть свой небольшой фургон с подветренной стороны скалы. Ладно, дождь. Вода, даже если и прорвётся сквозь плотный верх их дома на колёсах, высохнет и следов не оставит. Но кто мог подумать, что эти несчастные клячи испугаются рухнувшего дерева и ринутся со всей дури с глинистого берега! А результат - они сидят всей маленькой семьёй в нескольких метрах от твёрдой земли и не могут сдвинуться с места. Колёса завязли в дне по самые оси, до бури относительно спокойная речка бунтует и клокочет мутным потоком, норовя перевернуть фургон, а лошади, которые едва не разорвали постромки и не выворотили дышло, когда шарахнулись в ужасе, теперь изображают из себя каменные столпы посреди воды. Хорошо хоть, дождь кончился. Всё-таки, когда мокро и сверху и снизу - это совсем тоскливо.

- Может, надо поехать за помощью? - спросила миссис Пинч, выглядывая из повозки и прижимая к себе девочку лет четырёх, с любопытством глазеющую то на отца, то на бурную воду, то на мокрые зады лошадей.

- Сами выберемся! - сощурившись на "умытое" солнце, не пожелал сдаваться мистер Пинч. - Вода чуть спадёт - и я постараюсь понять, за что зацепилось это проклятое колесо!

Последние слова мистера Пинча перешли в недовольный вопль. А как тут не протестовать? Когда из города выехали - небо синело до самого горизонта. Правда, старый Сэм Уоткинс бормотал что-то про "старые кости" и про грозу. Но не хотелось верить, что их накроет так быстро, едва они доберутся до переправы через речку. И вот, пожалуйста! Попался мистер Пинч, как какой-то бродяга-новичок! Будто только припёрся из Европы! Обидно! Надо было погостить у родственников ещё день. Ведь предлагали же!

Роджер Пинч от души хватил правую лошадь хлыстом по крупу, в надежде, что она подастся вперёд и хоть как-то поменяет положение повозки. Но лошадь поджала зад и всхрапнула, не желая вытаскивать копыта из вязкой грязи дна.

- Крепко вы застряли, сэр!

Пинч подскочил гораздо живее своей лошади, всем телом развернувшись в сторону берега. И увидел всадника. Из-за шума воды ли тот подъехал незаметно, или мягкая земля поглотила стук копыт, но вроде незнакомец не собирался специально прятаться. Он живо оглядывал увязшую по самые борта повозку, небрежно сдерживая своего покрытого свежей грязью коня. А конь действительно был грязен. По самую шею. Даже на носу у него висела грязная нашлёпка. Правда, он это тут же и исправил, шагнув с берега и сунувшись мордой в реку. Всадник выудил его поводьями из воды, но только для того, чтобы послать вперёд, к застрявшему фургону. Крепко расставляя ноги, конь подошёл так уверенно, что мистер Пинч с досады едва не крякнул. Есть же на свете нормальные лошади! А незнакомец свесился с седла и заглянул зачем-то под передок повозки.

- Плохо ваше дело, - сказал он прямо. - Давайте-ка, перебирайтесь на берег.

- Думаете, поможет? - мрачно переспросил Пинч, которому ни в малейшей степени не хотелось оставлять повозку один на один со зловредной рекой.

- Повозке не поможет, а вот вам - да! - отрезал незнакомец. - У вас ось так стоит, что непонятно как держится. Если лошади снова начнут рваться - выломают передок и окажетесь вместе с вашим добром в воде. Вылезайте!

Он толкнул коня к борту фургона и протянул руку к девочке.

- Как тебя зовут, малышка?

Ребёнок ничего враждебного в дядьке на грязном коне не увидел и выбрался поближе к краю, тут же ответив:

- Мэри.

- Мэри? Отлично, Мэри! Давай-ка я прокачу тебя на лошадке до берега.

Девочка оглянулась на мать, мать оглянулась на мужа. Мистер Пинч сурово вздохнул, кивнул - и то же движение повторила его жена в сторону девочки. И тут же подхватила её и передала с рук на руки незнакомому мужчине. Доверчиво обняв того за шею одной рукой, маленькая Мэри старательно прижимала к себе второй рукой тряпичную куклу.

- Вот и отлично, Мэри! Давайте и вы, миссис, - скомандовал незнакомец, как Мэри свою куклу прижимая к себе саму Мэри и протягивая свободную руку женщине.

Та без особого труда перебралась на сомнительной чистоты круп его коня - и незнакомец повернул к берегу.

- Выбирайтесь скорее, сэр! - предупредил он мистера Пинча.

Конь несколько раз недовольно поддал крупом, выдёргивая задние ноги из злополучного дна, потом оттолкнулся посильнее - и вырвался на скользкий откос. Небрежно отмахнувшись сосулькой хвоста, он в два упругих усилия вытащил всех седоков на твёрдый берег. После чего незнакомец подал руку женщине и помог ей спуститься на землю.

- Ну вот, Мэри, мы и на месте, - сказал он девочке. - Красивая у тебя кукла. Подаришь её мне?

Маленькая Мэри прижала своё сокровище к груди и замотала головой.

- Как же я тебе её подарю? Она мне нужна.

Незнакомец засмеялся и передал девочку на руки матери.

Мистер Пинч между тем продолжал мучиться сомнениями. Он совсем уже собрался перебраться через фургон назад, потому что оттуда было ближе до берега, но так ему не хотелось бросать лошадей и имущество! Нерешительно водя туда-сюда поводьями, он наконец тяжко вздохнул и понадеялся, что пока вода спадёт, прогноз незнакомца не оправдается и повозка уцелеет. Потом пожевал ус, посопел и с досады дёрнул левую лошадь, всё ещё рассчитывая, что свершится чудо и фургон сдвинется с места. Но левая лошадь неожиданно оказалась более буйной. Всхрапнув, она рванулась было вперёд, потом в бок, вовлекая в своё перемещение и правую лошадь. Повозка вдруг стала крениться, мистер Пинч вцепился в поводья, замерев не то от ужаса, не то он надежды. А потом что-то хрястнуло - и лошади с удвоенной силой ринулись вперёд, дёрнув мистер Пинча с передка и буквально выбросив его на стремнину. Сам ли он отпустил вожжи, или они оборвались - разглядывать было некому. Но его жена заметила, что после треска муж исчез - и издала красноречивый вопль.

Незнакомец обернулся вместе с конём - но мистера Пинча уже потащило вниз по течению.

- Ваш муж умеет плавать? - быстро спросил незнакомец, подбирая поводья.

Распахнутые во всю ширь глаза оказались достаточно конкретным ответом. И тут маленькая Мэри поняла, что с папой что-то случилось. А может, с высоты маминого роста увидела его голову, мелькнувшую в потоке.

- Папа! Папа! Спасите папу! - закричала она. И тут же с новой силой: - Спасите папу! Я отдам вам куклу!

Незнакомец уже развернулся вдоль берега, но тут крутанулся на месте с конём, придерживая рукой шляпу.

- Сбереги её для меня! - крикнул он - и его конь, броском преодолев кусты, исчез из вида.


* Спасение *


В какой-то полумиле от того самого места, где застряла повозка Пинчей, у нас на реке пороги и водопад. Небольшой, но достаточно каверзный, с острыми камнями в расселине и прочими прелестями, с которыми и хороший пловец встречаться не захочет. А у мистера Пинча ловкости хватало - лишь чтобы держаться на поверхности. Если он вообще держался, а не сама река его всё время вверх выталкивала. Рассчитывать на то, что он выберется, не приходилось ни в малейшей степени. Конечно, можно было никуда и не скакать и попытаться сразу нырнуть в воду следом за ним, понадеявшись, что человек, который пытается сопротивляться потоку, плывёт медленнее, чем человек, который потоку помогает. Но мечтать догнать утопающего быстрее, чем их обоих шваркнет о пороги или скинет в водопад - только свою дурь демонстрировать. Поэтому спаситель на грязном коне решил, что альтернативой дури может быть только другая дурь - и погнался за Пинчем по берегу.

Вы не пробовали скакать вдоль реки? Нет, не когда она тихонько бежит по равнине, а когда вокруг холмы, лес и скалы. Когда пойма забита колючими кустами и корявыми деревьями. Когда из земли торчат зубастые камни, за безобидной травкой скрывается глинистый откос, да ещё ручьи и протоки то и дело лезут под ноги. Если у вас есть лошадь и вы хотите непременно сломать себе или ей шею - можете рискнуть. Хотя, такой прогулкой никого из воды не выудишь. Но мистеру Пинчу повезло: его спаситель оказался опытным. Раз проломился сквозь колючую поросль, еле увернулся от толстого сучка, когда конь сиганул через поваленный ствол, не рассчитав высоты всадника - и дёрнул повод, уводя не в меру усердную скотину от коварной поймы.

Здесь оказалась почти гладкая тропа. Конь, почуяв свободу, распластал по ветру мокрый хвост, заработав конечностями, как машина - поршнями. Осталось только обогнать мелькавшую в потоке голову мистера Пинча и перехватить его всего целиком перед порогами. Что и сделал незнакомец, промчавшись далеко вперёд, выметнувшись в просвет кустов на берег и прыгнув в воду прямо с коня. Нет, любой на его месте и ног бы не стал мочить. Кинуть лассо и выловить тонущего - чего проще? Если длины лассо хватит. Но увы, наша речка шире, чем нужно для таких фокусов. Так что выбора у спасителя мистера Пинча не было.

Роджер Пинч уже ничего не соображал и перестал бороться, когда что-то вцепилось в его волосы и выдернуло в очередной раз на поверхность. Судорожно захлебнувшись сперва водой, потом воздухом, Роджер Пинч взмахнул руками, неосознанно стремясь только к одному: схватиться за то, что схватило его самого. Но руки поймали воду. И вместе с глотком воздуха с новой силой взметнулась паника.

Дотронуться до своего спасителя Пинч не мог. Тот, кто держал его голову над поверхностью, памятовал, что утопающий не только соломинку может пустить на дно, если схватится. Пинч бился руками, не понимая поначалу, что теперь его что-то или кто-то тащит поперёк потока. Точнее, пытается тащить, потому что поток всё-таки был сильнее, берег по прежнему проносился мимо где-то достаточно далеко, а сам мистер Пинч так усердно боролся за свою жизнь, что непонятно было, помогает он своему спасителю или мешает. Но Пинч мог дышать и его больше не утягивало под воду. Так что он не забывал судорожно втягивать воздух сквозь кашель, сипя и хрипя, словно старался надышаться на всю оставшуюся жизнь.

Сколько такое продолжалось, Пинч не мог понять, но потом почувствовал, что ему в грудь упёрлось нечто твёрдое.

- Хватайся за неё! - выкрикнул кто-то над его ухом - и мистер Пинч понял, что его руки наконец зацепились за какую-то ветку.

А через пару секунд он сообразил, что это сук поваленного бурей дерева. Пинч страстно обнял сук, боясь потерять обретённую опору и не в силах подтянуться и выползти по нему на такой близкий берег.

- Давай, парень! Жена заждалась! - рявкнул спаситель, больно врезав Пинчу по спине и выталкивая его в сторону берега. - Вперёд, придурок!

Крайние меры иногда идут на пользу. Пинч мгновенно вообразил, что сейчас спаситель раздумает с ним возиться и бросит обратно на стремнину, перепугался - и судорожно потянулся вперёд со всей силой паники. При этом он опёрся обо что-то ногой, брыкнул - и усилия его привели к некоторому успеху: он протолкнулся на пару футов и почувствовал, что его верхняя часть лежит на чём-то твёрдом. Это был толстый, мокнущий наполовину в воде, ствол. Шершавый и такой надёжный!

А сзади раздался треск. Пинч с трудом повернул голову вбок, но успел увидеть только, как оторванная от своего основания ветка вместе с его спасителем нырнула в поток. Пинч рискнул повернуться ещё сильнее, но позади вились вокруг невидимых камней солнечные блики. А совсем недалеко поднималась водяная пыль, сверкая на солнце радужными красками. Там поток воды срывался с водопада.

Далеко не сразу Роджер Пинч сообразил, что снова прибиться к берегу у его спасителя просто не было времени.


* Рассуждения *


Доктор Маккорнак, конечно, медик не по призванию, но в нашем городке он - большая персона. Единственный врач с дипломом на всю округу. Все его уважают. Ну, или почти все. Но кто не будет уважать доктора с дипломом? Конечно, только такой исключительной вредности тип, как Фрэнк Магваер. Что он и продемонстрировал как раз в вечер после грозы. Да так, что доктор Маккорнак от расстройства изменил своему обыкновению и вместо того, чтобы ехать прямиком домой, уже по темноте натянул поводья у салуна.

- Как дела, доктор? Что-то у вас усталый вид, - заметил сочувственный бармен, спешно наливая доктору виски в чистый стакан.

Маккорнак сперва выпил, придерживая стакан двумя пальцами и одновременно обмахиваясь шляпой.

- Только что вернулся со "Змеиной горки", - сказал он наконец, ставя стакан на стойку и по всей видимости горя желанием с кем-то поделиться своей досадой.

- И что у них там? - живо подвинулся к нему Джо Фармер, который успел навести порядок в своём хозяйстве, успокоить жену и снова вернуться в город.

Доктор живо и поделился:

- Во время бури у них косяк лошадей вырвался из загона. Разъехались искать. Да мистера Магваера потянуло сдуру к старой каменоломне. А там грязь. Лошадь оступилась - и вот результат. - Доктор развёл руками, будто его слушатели и сами уже должны догадаться, но закончил: - Вывихнул левое плечо и разбил голову, так что пришлось швы наложить. Раньше чем через месяц вы его не увидите.

- Да, бывает такое, - посочувствовал Магваеру Вэл Уилсон, который в равной степени был горазд и ругаться и сочувствовать, если есть повод. - В этот старый карьер можно так сверзиться, что потом не встанешь.

- Ну так богатый пациент - это хороший пациент, - заметил Фармер, не собираясь, впрочем, сильно злорадствовать.

Не повезти может всякому, а разобраться с Магваером за "Змеиную горку", как считал Джо, честнее с глазу на глаз. Зачем разводить сплетни, пока его рядом нет? Да и боязно. Всем известно, что стоит над другим посмеяться - как сам непременно в такое же и угодишь.

- Да он меня замучил получше индейцев! - пожаловался доктор, который в отличие от Фармера сплетничать никогда не стеснялся. - Советами своими. Я не выдержал и говорю: "Мистер Магваер! Если вы так хорошо разбираетесь в медицине - зачем вам я?" А он: "Это ваше дело. Вот и извольте, делайте его хорошо". И откуда только берутся такие, как этот Магваер? Не человек, а какое-то... бедствие! Пол часа мне объяснял, как именно нужно вправлять вывихи! А этот его управляющий на своей деревяшке - просто бандит! - Доктор ткнул пальцем почему-то в сторону окна, словно управляющий "Змеиной горки" должен был непременно сейчас подглядывать. - Смотрел на меня так, будто я собрался зарезать его хозяина.

И доктор Маккорнак позволил себе пропустить ещё стаканчик для успокоения нервов. В образовавшуюся паузу в салун заглянул мистер Пинч. На Магваера (а может, на доктора) плюнули и внимание перекинулось на него. Все уже знали о его чудесном спасении из нашей разгулявшейся по случаю прошедшего урагана речки.

- Ну что, мистер Пинч! Нашли парня, который вас вытянул? - спросил Вэл. - Здесь он?

- Представьте, нет! - с досадой воскликнул Пинч, плюхаясь на ближайший стул.

- Значит, не из наших, - назидательно изрёк доктор Маккорнак, решив не мириться с потерей внимания. - Я точно знаю, у нас никто не пропал. Вроде бы... Может, он нездешний? Мимо ехал?

Пинч, расстроенный донельзя, пожал плечами.

- Не знаю, - неуверенно сказал он. - Может быть. Мы ведь с женой потом весь берег обыскали. Сперва сами, потом людей с ближайшей фермы попросили помочь. И над и под водопадом все кусты обшарили. Ох, тяжкое это дело... - Пинч вцепился пятернёй в собственные волосы и качнулся из стороны в сторону. - Как подумаю, что это я его утопил!.. До темноты искали! Ничего! Даже лошадь его куда-то делась.

- Ну, раз лошадь куда-то делась, значит выбрался и уехал, - рассудил бармен, искренне сочувствуя Пинчу.

А как тут не посочувствуешь? Легко ли это - мучиться и гадать, где всплывёт труп человека, который ради тебя жизнью рискнул? Во всяком случае, бармен попытался логикой успокоить беднягу:

- Сам подумай: куда бы она ушла? Паслась бы где-нибудь рядом. Раз её нет - значит, хозяин выбрался и уехал.

Но Пинча это не взбодрило ни капельки.

- Может, она просто домой убежала. А может, мы плохо искали, - сказал он уныло.

- Да-а! - протянул доктор, который в силу характера всегда готов был предположить самое худшее. - По всякому бывает.

- Как он хоть выглядел? - спросил Вэл, перебив доктора, пока тот не наговорил бедняге Пинчу такого, после чего парень вообще растечётся.

Пинч встрепенулся и некоторое время думал. А потом в какой по счёту раз пожал плечами и обвис на стуле.

- Да обыкновенно выглядел. Человек... в шляпе.


* Кукла Мэри *


Вместо того, чтобы ехать дальше, Роджер Пинч прожил в нашем городке ещё недели три. Какой-то шутник пробросил, что Пинч здесь торчит, чтобы больше речку не переезжать. Но ему посоветовали заткнуться. Большинство было уверенно, что Пинч не уезжает из-за того пропавшего у водопада парня. Вдруг объявится - на совести полегчает. Но не сидеть же всю оставшуюся жизнь у родственников? Надо было возвращаться домой. И в начале четвёртой неделе Пинч решился-таки. Правда, вместо ненадёжного фургона, за которым глаз да глаз нужен, по настоянию жены выбрал более спокойный способ передвижения - дилижанс. Приняв решение, свою упрямую пару мистер Пинч продал, а разбитый фургон подарил родственникам.

- Собирайтесь, - сказал он как-то утром жене и дочери.

Маленькая Мэри послушно полезла на скамейку перед окном и сняла с подоконника свою тряпичную куклу.

- Мэри, детка! Зачем тебе эта кукла? - удивилась миссис Пинч. - Ты же с ней совсем не играешь?

- Мама! Как я могу с ней играть? Я её испачкаю. А я обещала её отдать дяде, который спас папу.

Миссис Пинч вздохнула и погладила дочь по волосам.

- Детка! Я думаю, дядя не приедет за твоей куклой.

Но девочка уверенно помотала головой и не согласилась.

- Нет, мама. Я же его жду. Он приедет. Вот увидишь.

Мистер Пинч кивнул жене, чтобы не возражала. Зачем расстраивать ребёнка, тем более, когда он так старательно держит слово. А потом подхватил одной рукой саквояж, другой - самый большой узел - и понёс к выходу.

Дилижанс выехал по расписанию, которое правда никто и никогда не записывал, но и без этого старина Гарри считал за долг держать марку и выводить свою откормленную и неутомимую шестерню за пределы города точно в десять утра. Но не прошло и четверти часа, как дилижанс совершенно неожиданно остановился посреди дороги. И при этом Гарри со своего места принялся что-то орать.

- Что такое! - возмутился коммивояжёр Эрни Брайт, хватаясь за кобуру. - Индейцы?

- Грабители? - поддержал Сэм Уоткинс, который решил прокатиться к двоюродному брату, чтобы пожаловаться на ревматизм - и потянул из-за пазухи пистолет времён войны за независимость.

- Ужас какой! - воскликнула миссис Фарроу, мужа которой недавно чуть не разорил карточной игрой Фрэнк Магваер.

Глядя на пистолет Сэма, женщина прижала к груди плетёную сумку так же нежно, как напротив неё миссис Пинч - маленькую Мэри вместе с её драгоценной куклой. Но девочке было интересно и она всё равно тянулась к окошку, ещё не зная, почему надо пугаться бандитов, индейцев или вооружённого мистера Уоткинса. Однако, в этот раз бандиты с индейцами дилижансу не грозили. Остановился он исключительно по желанию самого Гарри.

Наш старина Гарри - человек непробиваемой честности. Попросите его отвезти письмо и передать кому-то лично в руки - он всё сделает. Но если адресата не окажется дома, а Гарри пора ехать обратно - он ни за какие посулы не согласится отдать конверт соседям или даже родственникам. Увезёт обратно и будет таскать за собой до тех пор, пока адресат сам его не подловит или письмо не истлеет. В этот раз у него тоже было послание, которое надо отдать лично в руки. И не кому-нибудь, а Фрэнку Магваеру. А поскольку ездить на ранчо Фрэнка Гарри было некогда, он и потащил конверт назад. Но и письму и старине Гарри повезло, потому что адресат сам попался навстречу.

Фрэнк направлялся в город. Его рыжий в белых пятнах на груди мерин неспешным галопом скакал по обочине. Гарри знал манеры Магваера, который смотрит на вас только тогда, когда лично ему это необходимо, поэтому толкнул напарника, чтобы останавливался, а сам выхватил письмо и принялся размахивать им для привлечения внимания.

- Мистер Магваер! Мистер Магваер! - памятуя, что любые воздействия лучше использовать в комплексе, заорал он при этом.

Не заметить манипуляции Гарри было попросту невозможно. Точнее, невозможно для всего остального мира, а не для Магваера. Этот проехал бы мимо и не почесался. Но в придачу к крикам и телодвижениям Гарри передняя пара, не успевшая растратить свой подогретый отдыхом и кормёжкой пыл, заартачилась и свернула вбок, прежде чем остановиться. И, естественно, перегородила дорогу. Владетель "Змеиной горки" нехотя потянул повод. Мерин прижал остроконечные уши и встал, мотнув мордой и тут же небрежно осев на левую заднюю.

Старания доктора Маккорнака не подействовали и Фрэнка всего три недели никто в глаза не видел вместо обещанного месяца. Гарри с высоты своего места заметил, что Магваер похудел и повод держит в правой руке. Из этого Гарри сделал заключение, что владетель "Змеиной горки" от вывиха полностью ещё не оправился. Спешно скатившись с передка, честный Гарри протянул конверт.

- Просили передать лично в руки, - быстро сказал он.

Магваер критически оглядел конверт, даже прищурился, словно разглядывал штемпель на расстоянии. А потом приподнял левый ус в усмешке и протянул руку за письмом.

И тут из двери дилижанса раздался детский голос:

- Вот видишь, мама! Я же говорила, что он приедет! Дядя! Дядя! Возьми куклу! Она твоя.


* * *


- Врёшь ты всё! - сказал как-то вечером в салуне Ди Мэрдок Вэлу Уилсону. - Заливаешь!

- Не вру! - вскипел Вэл, и без того распаленный тремя стаканами виски. - Я по делу к Магваеру заходил. Сидит эта кукла на комоде у него. Та самая.

- Ну, сидит себе и сидит, - сдался Ди. - А куда он её денет?

Вот что за человек - этот Магваер? Скажи ему "спасибо" - над одним только поиздевается, а от другого старую ветошь будет хранить, как какую-то реликвию. И ведь если вдуматься, что в ней особенного? Обыкновенная тряпичная кукла. В общем, странный он. Что с него взять?



© Автор: М.В. Гуминенко. 2009.