Литература и жизнь        
Поиск по сайту
Пользовательского поиска
На Главную
Статьи современных авторов
Художественные произведения
Библиотека
История Европы и Америки XIX-XX вв
Как мы делали этот сайт
Форум и Гостевая
Полезные ссылки

М.В. Гуминенко

Несколько слов в защиту старца Луки из пьесы М. Горького "На дне"

Пьеса Максим Горького "На дне" была написана им в конце 1901 - начале 1902 года. В процессе написания пьесы Горький перебрал несколько названий для неё: "Без солнца", "Ночлежка", "Дно", "На дне жизни". Действие пьесы происходит среди обитателей ночлежного дома для неимущих. Почти сто лет назад Пушкин и Гоголь подняли тему "маленького человека". Горький решил пойти ещё дальше и описать жизнь, быт, мировоззрение куда более мелких людей, таких, что мельче (ниже) просто некуда. Они - на самом дне общества. Они даже не полноценные его члены, они - просто никто. Но тем не менее, это люди. Со временем пьеса "На дне" стала хрестоматийной и входила в обязательную школьную программу по литературе на протяжении всего ХХ века независимо от господствующей в стране власти и идеологии. Советские критики её представляли, как отражение жизни простого народа в Имперской России. Освободившись от навязанной идеологической трактовки, можно сказать, что в этой пьесе изображается жизнь не "угнетённых классов", а определённой социальной группы людей.

Одна из самых "любимых" критиками фигур этого произведения - старец Лука. Он неожиданно появляется в пьесе и незаметно исчезает. Вроде бы это не главный персонаж, но тем не менее, он привлекает к себе много внимания. Есть мнение, что в старце Луке Горький пытался изобразить Льва Толстого, встреча с которым была для Горького очень неоднозначна. Некоторые критики считают, что Лука - лжец, и что его сострадание приносит обитателям ночлежки лишь новую боль и терзания. Другие - что Лука говорит правду, и его сострадание необходимо. При прочтении (или просмотре) пьесы можно заметить, что это самое сострадание Луки однозначно не приносит обитателям ночлежки никакой пользы. Наоборот, к концу пьесы одного персонажа убивают, его убийц ожидает каторга, другой ещё больше озлобляется, третья попадает в больницу с ожогами, четвёртый вешается. Такой результат, как кажется, должен бы склонить читателя к мысли, что Лука всё-таки лжец, и что ничего кроме вреда его сострадание не приносит. Но прежде чем судить о Луке, надо внимательнее посмотреть на самих обитателей ночлежки. Горький характеризует их как людей, которые сами отворачиваются от нравственных законов, и делают это вполне сознательно.

Обратите внимание на короткий диалог из пьесы, который характеризует мировоззрение персонажей, и уровень их нравственности:


"Пепел: Никто здесь тебя не хуже... напрасно ты говоришь...

Клещ: Не хуже! Живут без чести, без совести...

Пепел (равнодушно): А куда они - честь, совесть? На ноги, вместо сапогов, не наденешь ни чести, ни совести... Честь-совесть тем нужна, у кого власть да сила есть...

Бубнов (входит): У-у... озяб!

Пепел: Бубнов! У тебя совесть есть?

Бубнов: Чего-о? Совесть?

Пепел: Ну да!

Бубнов: На что совесть? Я - не богатый...

Пепел: Вот и я то же говорю: честь-совесть богатым нужна, да! А Клещ ругает нас, нет, говорит, у нас совести..."


Понятия чести и совести, по мнению обитателей ночлежки - это то, что должно быть только у богатых. Никто из участников диалога не говорит, что чести и совести не существует. Эти люди признают лишь, что им лично "честь-совесть" - ни к чему. Они, по их же собственному мнению, находятся на таком низком уровне, что это как бы освобождает их от необходимости подчиняться нравственным законам. Нельзя сказать, что им нравится их жизнь. Некоторые из ночлежников, например, Клещ, признают, что их жизнь - это мучение. Но этот самый Клещ ничего не пытается сделать, чтобы её изменить. Он даже не пытается подняться с ночлежного "дна". Даже мысли его и мечтания - здесь же, на дне жизни. Он мечтает не возвыситься, а опустить на дно других, чтобы "все мучились", потому что тогда ему будет "не обидно":


"Наташа: А кому - хорошо жить? Всем плохо... я вижу...

Клещ (до этой поры неподвижный и безучастный - вдруг вскакивает): Всем? Врешь! Не всем! Кабы - всем... пускай! Тогда - не обидно... да!"


Безучастного Клеща расшевелила лишь одна перспектива: "Все бы мучились - и мне было бы легче". В Клеще говорит зависть - бесплодное чувство, которое прежде всего вредит самому человеку. Ведь для того, чтобы вырваться из ночлежки, нужно предпринимать какие-то активные действия, например, снова начать работать, но Клещ по всей видимости ничего не хочет менять, хочет лишь согреваться сознанием, что другим стало так же плохо, как и ему.

Практически каждый обитатель ночлежки завидует кому-то: не только богатым и успешным, но даже тем, кому чуточку лучше, чем им. И даже тем, кому не лучше, но кто с меньшей злобой и большим смирением относится к своей жизни в ночлежке. Смирение приносит в душу покой и равновесие - вот как раз этому равновесию и завидуют те, кто кипят разрушающей душу злобой.

Каждый ночлежник считает свою жизнь ужасной, но, самое парадоксальное, они ничего не хотят менять. Наверное, главная причина этого нежелания состоит в том, что человеку, для того, чтобы измениться, надо начать что-то делать, а как раз делать эти люди ничего и не хотят. Им проще завидовать, желать другим мучений, оправдывать своё собственное бездействие воспитанием, или природной ленью. Так один из героев, Пепел, ещё достаточно молодой человек, которому всего 28 лет, заявляет, что его "сызмалетства" только вором и называли, и поэтому он действительно сделался вором. Другой, 45-летний Бубнов, оправдывается, почему он не может работать:


"Злющий запой! Как начну я заливать - весь пропьюсь, одна кожа остается... И еще - ленив я. Страсть как работать не люблю!.."


И это в его глазах является вполне уважительной причиной к бездействию.

Ещё один персонаж, сорокалетний Сатин, в оправдание своей ненависти ко всему миру произносит такую речь:


"А если меня однажды обидели и - на всю жизнь сразу! Как быть? Простить? Ничего. Никому..."


"Ничего и никому"! Но что именно не желает прощать персонаж? То, что он не смог наладить свою жизнь? То, что он жульничает в карты и его за это бьют? Или то, что он - пропойца, не хочет совладать с собственной ленью, предпочитая злиться и завидовать?

О схожем чувстве, когда человек обвиняет других людей в своих собственных ошибках, и обвиняет так, что не прощает всему человечеству, не прощает тем, кто хоть чуточку лучше его, говорил не только Горький. У Леонида Леонова в произведении "Барсуки" есть интересный эпизод: живут в бедной семье два брата-мальчишки. Родители привозят их в город и устраивают на подработки к более богатому родственнику. Однажды зимой хозяин посылает одного из мальчиков за уксусной кислотой. Когда мальчик возвращается и везёт на саночках бутыль, он ухитряется зазеваться на что-то, споткнуться - и разбить стеклянную тару. Испугавшись, мальчишка начинает собирать осколки, ранит и обжигает кислотой руки. Хозяин приходит в ужас от того, что произошло, и ругает ребёнка не за то, что он разбил бутыль, а за то, что разбив, полез в неё руками. Проходит несколько лет. Этот самый мальчишка взрослеет, подаётся в революционеры, становится коммунистом и комиссаром. И этот взрослый человек встретившись со своим братом, потрясает обожжёнными по своей же глупости руками и заявляет: "Этого прощать нельзя!" Он посвящает свою жизнь уничтожению тех, кто по его мнению, живёт чуточку лучше и немножко богаче, чем жил он сам. Его позиция очень похожа на позицию обитателей горьковской ночлежки, с той лишь разницей, что комиссар выбирает активные действия и начинает разорять других, а не просто сидит и сетует как Сатин, или Клещ, что если бы всем было плохо - тогда ему было бы легче.

Ненависть к тем, кто богаче, или успешнее - черта, присущая, к сожалению, многим людям. Горький в своей пьесе ничуть не грешит против истины, он просто собирает подобных персонажей, ненавидящих тех, кто успешнее, предпочитающих завидовать, но ничего не делать, в одном убогом подвале. Кажется, что из этой среды уже нет возврата к нормальной жизни. Они "варятся" в собственной ненависти, злобе, лени и зависти. Можно ли их вытащить из этого подвала? И вот тут мы подходим к одному очень примечательному моменту, о котором необходимо упомянуть, прежде чем возвращаться к разговору о старце Луке.

Все мы не раз слышали заявление: "Миром правят деньги!" Подобное мнение в корне неверно. Миром правят не деньги, а люди, которые могут заработать деньги. И это правильно, потому что трепачи и бездельники не должны править миром. Даже если трепачу и бездельнику дать возможность править - он погубит мир. Эту мысль можно проиллюстрировать примером общения персонажей Горького со старцем Лукой.

Принято говорить, что Лука только зря обнадёживает и напрасно пытается утешить других. Сам Горький заявлял: "Основной вопрос, который я хотел поставить, это - что лучше: истина или сострадание? Что нужнее? Нужно ли доводить сострадание до того, чтобы пользоваться ложью, как Лука? Это вопрос не субъективный, а общефилософский".

На мой личный взгляд, господин Горький не прав в самой постановке вопроса. Можно ли сравнивать истину и сострадание? А что вообще есть истина? В философии наиболее простым объяснением категории "истина" является следующее изречение: "Истина - это цель, к которой устремлено познание". По другому мнению, истина - это "результат совпадения восприятий большинства". С точки зрения верующего христианина истина - это Бог, только Бог - совершенен, только Он ведает всё обо всём, а значит, является Истиной. А человек всегда судит со своей субъективной точки зрения, и истина у различных людей может оказаться совершенно разная. Иными словами, каждый человек понимает истину по-своему, и обитатели горьковской ночлежки тоже могут иметь свою "истину", далёкую от понимания истины самим Горьким.

Сострадание - категория, которую можно выразить более однозначно, потому что это - умение увидеть и прочувствовать боль другого человека. Без сострадания человек перестанет быть человеком. Он останется равнодушен и бесчувственен к чужой боли, к чужим проблемам. Он станет как раз таким, каково большинство обитателей горьковской ночлежки. Им-то всё равно до чужой боли, они предпочитают смеяться над чужими чувствами и страданием, и жалеют только самих себя. Да и себя-то они именно жалеют, потому что сострадание и сочувствие может подвигнуть человека на то, чтобы попытаться что-то сделать, изменить к лучшему, а жалость - чувство бесплодное. Сидит тот же Клещ и жалеет себя родимого, и с места не сдвигается не только ради умирающей жены, но даже ради самого же себя.

Несмотря на слова Горького о том, что он прорабатывает проблему, что правильнее - истина или сострадание, через его персонажей в пьесе говорится совсем о другом. Персонажи Горького, общаясь между собой, откликаясь на слова и действия старца Луки, показывают зрителю, что если сам человек не хочет ничего менять, ему никто не поможет, какие бы правильные слова не звучали из уст доброжелателя и сочувствующего. Каждое слово старца Луки - правда. В его словах нет и доли лжи, несмотря на то, что многие критики называют его "лукавым". Просто слова Луки падают "на каменистую почву", неспособную дать пищу для всходов. Любой из людей ночлежки мог бы последовать совету Луки, но не захотел. Не "не смог", а именно "не захотел". Они предпочитают только злобно переругиваться, возмущаться, или изображать из себя циников, но продолжать напиваться и проклинать свою жизнь вместо того, чтобы хоть как-то попытаться её изменить. И даже полицейский Медведев, связавшись с этой компанией, запивает и отправляется в закономерную отставку. Хотя казалось бы, у него есть хоть небольшая, но власть, какое-никакое, но жалование, и он мог бы свою жизнь построить по другому.

Бесполезно пенять на Луку, или на богатых, или даже на то, что "вором родился", ссылаться на воспитание или "среду", в которой вырос. Безусловно, воспитание и среда закладывают в человеке многое, но у него остаётся свой собственный разум, и с годами копится жизненный опыт, поэтому сам человек в состоянии изменить себя, оторваться от "среды" и добиться чего-то большего, чем у него есть. Лишь бы было желание, ибо без желания, конечно же, ничего добиться нельзя. Ломоносов родился в семье моряка, а сделался учёным. Отец Ломоносова, по отзыву сына, был по натуре человек добрый, но "в крайнем невежестве воспитанный". И тем не менее, сам Ломоносов стал одной из ярчайших фигур своего времени.

Лука пытается направить жизнь окружающих его людей в более правильное русло. Например, он говорит Актёру о лечебнице для пьяниц. Несмотря на то, что некоторые критики указывают на этот момент, как на явную ложь, Лука и здесь никого не обманывает, потому что подобные лечебницы существовали даже в середине XIX века, и тем более в начале XX. Вору Пеплу Лука пытается внушить, что тот может перестать быть вором. Мало ли, что ему с детства внушали, что он - вор! У него есть своя воля, и он может измениться, если захочет.

Лука говорит правильные вещи, пытаясь расшевелить "пьяное царство" и хоть кого-то подвигнуть на попытку изменить свою жизнь. "Человек всё может - лишь бы захотел", - говорит Горький устами своего персонажа. Да, это так. Но к сожалению, слова Луки, правдивые и сострадательные, не могут ничего изменить. Те люди, с которыми разговаривает Лука, уже настолько закостенели в своих пороках, что попросту не желают поддаваться чьим бы то ни было увещеваниям. А если человек не хочет - тут конечно же ему ничем не помочь. Если не имеет желания жить лучше - можно убиться самому, но не сдвинуть его с места.

Люди ночлежки сами понимают, что живут неправильно. Кто-то не знает, куда пойти. Кто-то не хочет двигаться с места. Кого-то устраивает его жизнь, и иной ему не надо. Они вполне критичны, потому что как бы низко человек ни пал, все равно внутри него, где-то в подсознании, остается след нравственных законов. Если человек не понимает, что добро, а что зло - он уже не человек. Иное дело, что человек может сознательно выбирать зло, или попросту не желать делать добро даже для себя самого, потому что лично ему лень, тяжело, потому что делать добро, по его мнению, неблагодарное занятие. Ведь если хочешь найти оправдания - их можно отыскать без особого труда.

Прав ли Лука, что пытается призывать этих людей уйти, вырваться из той среды, в которой они находятся? Прав. Говорит ли Лука неправду? Нет, не говорит. Нужна ли надежда, которую Лука пытается вселить в людей из ночлежки? Нужна. Сказано в Евангелии: "...бывает радость у Ангелов Божиих и об одном грешнике кающемся" (Лк. 15, 10). Так разве не стоит, ради надежды хоть одного человека вернуть к нормальной жизни, "стучаться" и надеяться на то, что отворится сердце его, и он сможет выйти из подвала? Иное дело, что человеку, который сам не желает себя изменить, даже надежда не принесёт пользу. Скорее, он разочаруется и повесится с горя. Виноват ли в подобном исходе горьковский Лука? Нет, не виноват. Потому что призывать к лучшему всё равно надо, а решать, откликнуться ли на этот призыв, или нет - каждый решает сам.

Автор - М.В. Гуминенко


© М.В. Гуминенко. 2014 г.
Опубликовано: "Сибирские истоки". 2015. N 3(70), сентябрь. С. 9-11.
По вопросам использования материалов сайта обращаться по адресу: Kippari2007@rambler.ru