Литература и жизнь        
Поиск по сайту
Пользовательского поиска
На Главную
Современная публицистика
Роман "Созвездие Близнецов"
Зарисовки прошлого и настоящего
Библиотека
История Европы и Америки XIX-XX вв
Как мы делали этот сайт
Форум и Гостевая
Полезные ссылки

М.В. Гуминенко

Предпринимательство в России и в Америке: особенности национального менталитета русских и американцев

Культура предпринимательства у любого народа складывается на основе менталитета и характерных особенностей, присущих этому народу. Есть мнение, что у России и Америки много схожего и поэтому в современных условиях российские предприниматели должны перенимать американский опыт - и будет им от этого счастье. Так ли это?

Считается, что в некоторой степени это так, потому что и Россия и Америка - страны многонациональные. Но пожалуй, на этом сходство между ними и заканчивается. Потому что всё остальное - это лишь различия, достаточно существенные и глубинные. Сделать из России Америку невозможно. Да и не нужно. Потому, что Россия лучше Америки. И потому, что сойти со своего национального уровня можно только вниз, то есть к деградации. Это справедливо для любой страны, но на примере России и Америки это особенно хорошо можно проиллюстрировать. Что, собственно, я и попытаюсь сейчас сделать.

Начнём с русских. Русское предпринимательство берёт начало ещё с древней Руси, когда русские купцы ходили в Византию и в скандинавские страны, русские товары можно было встретить во многих странах Европы. На менталитет русского делового человека накладывало свой отпечаток Православие, влиял семейный уклад и русская соборность.

По православной вере все равны перед Богом: бедные и богатые, правители и подчинённые - все встанут на Страшном суде и будут отвечать за свои дела. Никакое богатство от Страшного Суда не спасёт, равно, как и бедность от Страшного суда не избавит. Богатство не считается пороком, точно так же как не считается пороком бедность. Человек, имеющий достаток и богатство, никогда не осуждается за то, что он богат. Он может быть осуждаем, если ведёт себя развратно, обижает ближних, как-то ещё проявляет себя с нехорошей стороны. Но за разврат и жестокость осуждаем и бедный в равной степени. Однако, одновременно с тем, что богатство не считается пороком, в православии принято считать, что богатому сложнее попасть в Царствие Божие, потому что обременённый своим богатством, заботе о преуспеянии, он может не успевать или же забывать радеть так же ревностно о своей душе. Поэтому помимо равенства в русском менталитете поощряется ещё и благотворительность, меценатство. Богатые всегда были щедрыми покровителями, содержали больницы и богадельни, отдавали большие пожертвования в монастыри и приюты, чтобы своими благими делами приближать себя к Раю. Это естественно, потому что чем больше человек имеет - тем больше с него спрашивается. Быть щедрым и странноприимным для богатого - обязанность, для бедного - подвиг.

Помимо обязанности богатого быть благотворителем, именно среди православных людей было распространено в конце жизни отказываться от богатства и почестей, от власти и известности и уходить в монастыри, принимать постриг и заканчивать свои дни вдали от мира. Естественно, это не было обязательным правилом для всех без исключения. Но такая благочестивая традиция существовала. Среди людей, выбравших подобный путь, есть прославленные святые:

Благоверная княгиня Мария Димитриевна (дочь Димитрия Александровича, внука святого великого князя Александра Невского). По смерти своего мужа князя Довмонта (в 1299 г.) Мария Димитриевна изъявила желание уйти от мира и с именем Марфы была пострижена в монашество в Иоанно-Предтеченской женской обители. Такому же пути последовали преподобные Кирилл и Мария Радонежские, родители Сергия Радонежского. Преподобный Кирилл состоял на службе сначала у ростовского князя Константина II Борисовича, а потом у Константина III Васильевича. Около 1328 г. преподобные Кирилл и Мария переселились из Ростова в Радонеж. Как сказано в житиях, по распространенному на Руси обычаю под старость принимать иночество и простым людям, и князьям, приняли его и праведные Кирилл и Мария, родители преподобного Сергия Радонежского.

Ещё один пример: Петр и Феврония Муромские (XIV век) княжившие в Муроме и в конце своей жизни изъявившие желание уйти от мирской суеты и принять монашеский постриг.

Такой взгляд на жизнь и на свою судьбу доказывал, что богатство, не является конечной целью, даже в земной жизни. Богатство - это всего лишь участь, владение и распределение богатства - это дело, которое тебе поручено исполнять.

Западному мировоззрению более чем русскому православному свойственно разделять: "Кесарю - кесарево, а Богу - Божье". В то же самое время, когда достойным финалом жизни для русского было посвящение себя Богу, на Западе господствовала эпоха Ренессанса - XIV-XVI века. Можно сказать, что на Западе служить Богу - надоело. И культура и быт и сама жизнь стали антропоцентричны. Девиз стал: красота и наслаждение сейчас, здесь, в земной жизни, а что дальше будет - неважно! А для удовольствий и наслаждений нужны деньги. Так богатство становится не возложенной обязанностью, а вожделенной целью.

Никто не навязывал Западу атеизм, тем более в принудительной форме, как в России ХХ века, но отношение с христианством сложилось весьма своеобразное. Можно вспомнить характеризующbе это состояние слова Эриха Фромма: "Так же как современные психиатры пекутся о счастье трудящихся, чтобы привлечь клиентуру, так некоторые священники пекутся о любви к богу, чтобы самим оказаться более удачливыми. "Сделай бога своим партнером" - это скорее значит сделай бога своим партнером в бизнесе, чем воссоединись с ним в любви, справедливости и истине. Так как братская любовь заменена безличной ярмаркой, то бог превратился в далекого Генерального директора акционерного общества Вселенной: ты знаешь, что он есть, что он руководит предприятием (хотя, вероятно, оно также могло бы управляться и без него), ты никогда не увидишь его, но ты признаешь его руководство, делая то, что тебе надлежит". (Фромм Эрих. Искусство любить. 2004).

Но вернёмся к России. Помимо православия, очень большое влияние на личность русского предпринимателя и на русский менталитет оказывал семейный уклад. Семья для православного человека - это маленькая церковь. В семье, во временной жизни, человек старался заботами о ближних проложить себе дорогу к жизни вечной, поэтому забота о семье важна была для русского человека особенно. Часто умножение и процветание рода воспринималось как благословение Божие.

Не менее силён был всегда в русском человеке патриотизм, основой которому служит коллектив, соборность, осознание себя членом семьи, общины, народа. Русь сильна в единстве. И вот как раз здесь можно проследить одно из коренных отличий от американского народа.

Русский народ на протяжении своей истории очень часто страдал от набегов иноплеменников. Недаром даже в молитве русский человек постоянно просит уберечь страну Российскую "от нашествия иноплеменных..." Кто только ни покушался на целостность русского государства! Чреда хазар, монголо-татар, немецких рыцарей, шведских захватчиков. Русская нация выросла и повзрослела в атмосфере необходимости всем миром защищаться от иноплеменников - иноверцев. Это в значительной степени способствовало единству и соблюдению общности народа. Потому что без общности Русь не выстояла бы перед внешними захватчиками.

В советский период, уничтожая православную традицию в народе, идеология уничтожала историческую память, извращая её. Уничтожался институт общины, который не нужен был советской власти, т.к. мог быть потенциальным оплотом сопротивления правительственным мерам. Сначала община бела перекроена в колхозы, а через несколько десятилетий и колхозы стали редкостью: их перевели в совхозы - организации не с выборной, а с назначаемой сверху властью. Община фактически перестала существовать и её культурные традиции не помнят уже несколько поколений людей.

Уничтожались прежде всего те три основы в русском человеке, которые формировали его русским человеком.

Перекраивался институт семьи. Родители виделись только ночью: восьмичасовой рабочий день + час на обед + час на дорогу до работы и час на дорогу обратно. Дети воспитывались строго в рамках идеологии специально подготовленными людьми теперь уже не в семье и не в общине, а в специальных дошкольных и школьных учреждениях, где специально подготовленные люди следили прежде всего за правильностью идеологических принципов.

Православие уничтожалось наравне с "богатыми", изживалось всеми доступными способами, начиная от идеологических бесед и кончая физическим уничтожением верующих. Соборность заменили коллективом, чисто внешне который походил на коллектив дореволюционного русского народа. Но в основе советского коллектива было стремление заставить человека перестать существовать для самого себя, думать о ближних и о душе. Он должен был думать о партии и мировой революции и ударно трудиться, получая за свой труд мизерную плату. В то же время, стало процветать доносительство и недоверие, которое так же подрывало веками сложившуюся общность русских людей.

Помимо семьи, православия и общности русских людей, очень сильно пострадали трудовые основы. Трудолюбие русского крестьянина, который в зоне негарантированного земледелия преуспевал и прокармливал и себя и семью, было выбито при помощи продразвёрсток, колхозов и ликвидации частной собственности. Зная, что в любой момент твою единственную корову могут отнять и твой урожай могут экспроприировать, крестьянин просто переставал работать и заботиться о своём хозяйстве. Зачем, к примеру, кормить корову, если её могут в любой момент отобрать? Так, если её не кормить, хоть менее обидно будет, когда её лишишься. И крестьянство в России, точнее в СССР, было поставлено в такие условия, в которых оно очень быстро выродилось. А если учесть, что в 20-е годы прежде всего уничтожались зажиточные крестьяне и середняки, которые трудолюбиво работали на земле и получали с неё урожай, неудивительно, что и выжили в конечном итоге только нищие бездельники, которые и так работать не хотели, и любовь к труду своим детям не в состоянии были привить.

Возвращаясь к изначальной теме, можно сказать, что когда Россия наконец выбралась из советского периода - стало понятно, что старая культура уничтожена, прежний менталитет едва теплится где-то на уровне глубинного подсознания, а у кого и совсем уже не теплится. А жить дальше надо. И вот, растеряв свою культуру, мы стали искать вокруг себя тех, кто бы мог предоставить нам свой способ жизни и хозяйствования. И обратились к Америке.

Прежде всего разница между русским и американцем в том, что американский предприниматель - это индивидуалист. Заселяя Америку, будущие граждане США привыкли к постоянной атмосфере жёсткой конкуренции. Вот приехали переселенцы, вышли на поле с колышками, им скомандовали: "Вперёд!" - и они бросились столбить себе участки. Что успел ухватить - то твоё. Каждый должен быть сам за себя. Потому что если ты не успеешь застолбить себе кусок земли - никто тебе его уже не даст. Меня такой странный способ заселения здорово удивляет, особенно если учесть, что земли в тот момент в Америке на всех было достаточно. Зачем сразу было разводить такую вот соревновательность - не совсем понятно. Но наверное им было так удобнее, чем назначать кого-то, чтобы он ходил, отмерял, выдавал, фиксировал, призывал к порядку.

Время освоения Дикого Запада - это конечно совсем не то, что нам показывают в вестернах. Но ведь дыма без огня не бывает. И раз американцы показывают в своём кино такое вот заселение - значит, в какой-то мере оно имело место. И каждый при этом заселении был сам за себя, мог уйти на свой страх и риск куда-то в прерию и поставить там своё индивидуальное ранчо. Кстати, наверное с той поры в американцах есть привычка селиться далеко от всех. К примеру, сейчас есть целые районы, где каждый дом находится в нескольких километрах от других, и их связывает только шоссейная дорога. Каждый оберегает свою свободу и свой индивидуальный участок земли с домом и совершенно не заботится о том, что вокруг на много километров ни единого человека.

Индивидуализм американцев можно вносить в поговорки и пословицы. Предпринимательство американцев строится примерно по такому же принципу, как оно строилось при освоении Дикого Запада: кто проиграл - не получил ничего. Соревновательность поощряется во всём. К примеру, при приёме на работу. И соревновательность по-американски - это только одно единственное первое место. Ни вторых ни третьих не предусмотрено. То есть, проигравшие буквально не получают ничего, даже если они всего лишь чуть уступают выигравшему кандидату и могли бы принести много полезного форме.

Например, в художественном фильме "Деловая девушка" (режиссёр Майк Николс) как раз происходит вполне характерная для американского делового мира ситуация. Две девушки конкурируют за место в компании. Выигравшая получает и место, и любимого мужчину и признание. Проигравшая выгоняется вон, ни с чем, ни на какой должности её не оставляют и скорее всего она вынуждена будет начинать заново всё с нуля. Конечно, можно сказать, что героиня Сигурни Уивер сама виновата. Но такое положение - норма для американцев. Если бы проиграла её соперница - тоже бы ничего не получила, в том числе и лишилась бы того, что уже имеет. Может быть, для американского бизнеса это и нормально, жить по принципу "Выживает только сильнейший". Но подобная соревновательность не видится мне абсолютно честной и уж тем более привлекательной. Она откладывает свой отпечаток на человеческую сущность. Исследователи американского менеджмента, в частности А.В. Карпов, отмечают, что если в американской фирме одному работнику повысили зарплату - все остальные будут ощущать себя так, будто их зарплату понизили на ту сумму, которую получил поощрённый работник. Поэтому все заработные платы держатся в секрете, чтобы не вводить никого в состояние депрессии. Не могу признать, что такой вот подход к управлению кажется мне нормальным.

Американский индивидуализм чужд для русского человека. Пусть у нас теперь есть какой-то индивидуализм благодаря советской власти, но он совсем иной - у него иные корни и всё же он не так сильно развит. Чтобы получить американский индивидуализм, русскому нужно 300 лет из поколения в поколение жить в условиях Америки.

И именно в Америке, а не в России. В Америке больше гарантий - большая часть страны - зона гарантированного земледелия, мягче климат, легче условия жизни. Этому самому "проигравшему неудачнику", которому нужно начинать с нуля в Америке начать с нуля гораздо проще, чем в России. И потому предпринимательство Америки, несмотря на такие жёсткие условия, процветает. С такими жёсткими условиями Россия не справится. Это страна совсем другая - малоплодородная почва (на большинстве территории), суровый климат. Российское предпринимательство, хотя и конкурировало неизбежно между собой, но всё же держалось на русских основах той же общности, взаимопомощи и соборности.

Россия выдержала не одну войну, навязанную ей извне. И выстояла, потому что была сильна единством. А единство России стояло на её менталитете, на православной вере, соборности и патриотичности. Сможет ли США выжить хотя бы в одной подобной войне и не развалиться? Неизвестно. Но наверное недаром американцы так панически боялись "советской угрозы". Почитайте произведения Тома Кленси, которые написаны до развала Союза и которые написаны уже после, когда в России вовсю шла перестройка и кое-как складывалась демократия. Вы увидите заметную разницу. Если в книгах, в которых фигурирует СССР, о нём говорится очень уважительно, как о сильном и страшном противнике, которого стоит опасаться, то в книгах, написанных после развала Союза, никакого уважения нет. Появляется нарочитое пренебрежение. Можно истолковать этот оборот по-разному. Я предложу один вариант, который лично мне кажется правдоподобным: "А что их (русских) теперь бояться, когда они сейчас изо всех сил пытаются "дотянуться" до Запада?"

А действительно, чего нас бояться? Сейчас нам быстренько привьют всё западное, окончательно разрушат остатки нашего национального менталитета, разобщат нас окончательно и бесповоротно - и мы будем никому не страшны.

Да, советский период нанёс России и русскому менталитету колоссальный урон. Мы разучились хозяйствовать, разучились делать дело, разучились руководить, разучились создавать семьи, разучились верить. Но может быть, стоит в качестве основы российского управления взять то, что было в самой России до октября 1917 года? Может, не нужно искать вокруг себя, у американцев, англичан, немцев, китайцев, японцев, эфиопов способов вести наши дела в нашей стране? Ведь это - наша страна. У нас есть всё, что нам нужно. Мы всегда и во все времена умели постоять за себя и за своих ближних, умели вести дела, умели жить и обустраивать свою жизнь. Если за прошедшие 70 советских лет мы что-то забыли - достаточно просто обратиться к истории и вспомнить. И выбрать то, что всегда было хорошо для России.

А Америка пусть сама решает свои проблемы. Просто копируя её проблемы, которых у неё достаточно - мы не решим свои собственные.

Использованная литература:

Жития святых в изложении святителя Димитрия, митрополита Ростовского. - М.: Терра, 2007.

Ключевский В. О. История России. Статьи. - M: OOO Издательство АСТ, 2003. - 464 с.

Никифоров Г.С., Почебут Л.Г. Теория и практика психологии менеджмента: исторический аспект. // Психология менеджмента / Под ред. проф. Г. С. Никифорова. - Харьков: Изд-во Гуманитарный Центр, 2007. - С. 15-52.

Смирнов П.И. Управленческая мысль в России. // Психология менеджмента / Под ред. проф. Г. С. Никифорова. - Харьков: Изд-во Гуманитарный Центр, 2007. - С. 53-87.

Фромм Эрих. Искусство любить. - СПб.: Азбука-классика, 2004.


Автор статьи - Маргарита Гуминенко


© М.В. Гуминенко. 2009 г.
Опубликовано: "Сибирские истоки". 2014. N 1(64), март. С. 17-19.
По вопросам использования материалов сайта обращаться по адресу: Kippari2007@rambler.ru