Литература и жизнь        
Поиск по сайту
Пользовательского поиска
На Главную
Статьи современных авторов
Художественные произведения
Библиотека
История Европы и Америки XIX-XX вв
Как мы делали этот сайт
Форум и Гостевая
Полезные ссылки

Монастыри и храмы Северо-запада


С.Е. Данилов

История Тучи
Фанатам "Звёздных войн" посвящается...

Глава 1

Видели когда-нибудь хатта, подвешенного за хвост? Своеобразное зрелище. Жара стояла на столько невыносимая, что в полдень смаривало даже надсмотрщиков. Они убирались в тень и им было наплевать на то, что все их подопечные вместо работы сползлись к колодцу и валяются вокруг него вповалку.

Одежда у парня была невообразимо ободранная. Выгоревшая на солнце шевелюра торчала грязными патлами. И все же, он не выглядел таким заморенным, как остальные. Некоторое время он просто сидел и посматривал через плечо на лежащего метрах в пятидесяти от всех, в отдельной загородке, хатта. Собственно, хатт уже часов пять лежал там без движения. Последние несколько дней он провисел вниз головой со стрелы крана, к которому была прикреплена цепь, тянущаяся от его хвоста. Воспитательные поползновения надсмотрщиков слишком затянулись, хотя понять их было можно. Хатт так бушевал и кидался на всех, что им ничего другого не оставалось, как включить лебедку и поднять его повыше от земли. По крайней мере, в таком положении он ни до кого не мог дотянуться. Зато теперь хатт лежал на спине, вытянувшись во всю свою пятиметровую длину и не подавал признаков жизни. Возможно, даже такому выносливому созданию, как он, несколько дней висения вниз головой, на жаре, без воды, оказалось достаточно.

Ободранный парень встал, забрал ведро с водой и пошел в сторону хаттского загона.

- Эй! Ты куда собрался?

Один из надсмотрщиков как раз вышел из-под навеса по каким-то своим делам. Шагнув навстречу, он сердито ударил парня по руке, выбив ведро.

- Это не твое дело, - напомнил он.

Терпеливо подобрав ведро, парень вернулся к колодцу, наполнил его снова и пошел, на этот раз обходя навес, под которым изнывали от жары надсмотрщики. Самый рьяный хотел было снова вмещаться, но его одернули.

- Оставь. Если эта дрянь сдохнет - лучше не будет.

Подойдя, парень некоторое время разглядывал лежащего на спине хатта. Посмотрел и на пробитый в двух местах конец его хвоста, в который было вдето огромное кольцо цепи. Потом потолкал хатта в бок. С таким же успехом можно было потолкать гору сырой глины. Тогда парень поставил ведро, зачерпнул руками воды и старательно размазал ее по плотно зажатой щели хаттского рта. Никакой реакции. Парень повторил операцию. С третьего раза хатт шевельнул губами - и рот слегка приоткрылся. Подняв ведро, парень принялся лить в него воду. Хатт забулькал, но глаз не открыл. Пришлось принести еще ведро воды, а потом еще... После третьего ведра хатт наконец соизволил пошевелиться. Из-под сморщенных век показались коричневые глаза и некоторое время косились на человека с ведром. Наконец хатт совсем пришел в себя и снова шевельнул ртом.

- Зачем?... - прошамкал он невнятно. - Зачем ты... делаешь это?..

- Могу больше не делать.

Парень привалился к хаттскому боку, придя к выводу, что хатт не на много грязнее его самого. А воняло здесь везде достаточно смрадно, чтобы не обращать внимание на специфический хаттский запах.

- Нет, ну почему же? - тут же откликнулся хатт. - Можешь... еще принести! Еще через некоторое время хатт достаточно пришел в себя, чтобы переместиться на бок и как следует разглядеть своего благодетеля.

- Спасибо, - сказал он вдруг. - Я думал, что уже все...

- Я тоже так думал, глядя на тебя, - со скептической ухмылкой произнёс парень. - Как ты им попался?

Хатт некоторое время молчал. Оставив ведро, парень сел ему под бок (благо здесь была тень) и не без наслаждения вытянул босые ноги.

- Меня сманили, - признался наконец хатт. - Сказали, что я очень сильный, запудрили мозги какими-то идеями.

- Здорово! А теперь ты дерешься для них на ринге? Просто отлично. Но как им удалось посадить тебя на цепь?

- У них есть газ, действующий на хаттов, - признался хатт.

- Никогда не слышал ни о чем подобном.

- Я раньше тоже не слышал. Как тебя зовут? - спросил вдруг хатт.

- Это имеет значение? - Парень поморщился, растирая ушибленную надсмотрщиком руку, на которую до этого момента на обращал внимания. - Хотя, какая разница... Эвин Макнамара. А тебя?

Хатт вдруг застеснялся. Как ни странно было это видеть, такая махина тоже может застесняться.

- Я не хочу называть своё имя. Оно говорит о моей принадлежности к хаттскому роду. Я не хочу, чтобы кто-нибудь узнал мой род. - Хатт покосился на парня. - Знаешь, зови меня, как хочешь.

- Очень интересно! - Макнамара повернулся и некоторое время разглядывал хатта. - Ладно. Хочешь, буду звать тебя... к примеру, Туча?

- Туча, - повторил хатт, скосив глаза на безоблачное, белесое небо. - Туча - это слишком красиво.

- Да мне не жалко, - от щедрот высказал Эвин.

- Пусть будет Туча, - согласился хатт. - И что теперь?

- Ну, полагаю, теперь, когда нас двое, надо выбираться отсюда.

- Для этого мне надо избавиться от цепи. Макнамара оглянулся на его хвост. Кивнул.

- Что-нибудь придумаем. Надо позаимствовать у них ключ. И не только для тебя. - Он поднял левую руку и показал металлический браслет.

- Дистанционка? - уточнил хатт.

- Угу! - Эвин повернулся и облокотился на своего нового знакомого. - Надеюсь, хоть ты меня поддержишь. А то тут никого не сдвинешь с места, так бедняги боятся. И потом, не зря же я трудился, воду тебе таскал.

- Я не против, - подтвердил свою готовность к действиям хатт, не отрываясь от земли.

- Я так и подумал, что мы договоримся. После твоих выкрутасов три дня назад я понял, что ты не робкого десятка. Ладно, Туча! Считай, что мы уже почти выбрались. Осталась самая малость: придумать гениальный план и осуществить его.

- Я верю в твои интеллектуальные способности! - тут же поддержал нового друга Туча, всё так же не двигаясь с места.

Глава 2

Если так можно выразиться, он был еще совсем молоденький хатт. Даром что пять метров в длину. А еще он был очень любознательный. Как считал он сам (теперь) - это происходило от недостатка "правильного хаттского воспитания". До него никому не было дела. Почему - этого он Эвину Макнамаре не стал объяснять.

Ему так хотелось посмотреть, что вокруг, в галактике делается, что он охотно общался с любыми существами, лишь бы они умели складно выражать свои мысли. И вот однажды заговорил не с тем, с кем следовало.

Человек смекнул, что дружба с хаттом может принести выгоду. И стал убеждать Тучу (тогда его, естественно, звали по другому), что вокруг масса несправедливости и что с минимальными усилиями с его стороны несправедливости в галактике может стать значительно меньше. Глупость? Да. Но молодой хатт заслушался. И новый друг тут же в подробностях расписал, что есть некий богач, кровопийца и вообще, нехороший человек, который зарабатывает деньги на бойцовском ринге. А на деньги жиреет и покупает себе рабов. Если удастся раз от разу побеждать его - можно существенно пошатнуть его состояние и на вырученные деньги рабов выкупить и отпустить на свободу. Нужно только, чтобы Туча как следует потренировался и стал сражаться на ринге. А остальные хатты, его родственники, которым и без того до него нет дела, просто ничего не узнают, потому что планета, на которую они отправятся, находится очень далеко. Понятно, что подобная схема - еще большая глупость, чем воображать себя "освободителем народов от рабства". Но Туча поддался. Это ведь было еще и способом сбежать из дому и посмотреть мир.

Сперва все было не так уж плохо. Туча учился драться с механическими гладиаторами, "нарабатывал мышцу", в общем, готовился к своей миссии. Сомнения появились после первых нескольких побед на ринге. Туча как-то не видел своими глазами, чтобы кого-то выкупали на заработанные деньги. Наоборот, он узнал, что его "друг" держит неподалеку карьер по добыче каких-то ценных металлов. И на этом карьере трудятся рабы. Разгневанный хатт потребовал объяснений. "Друг" сказал, что карьер - только прикрытие. И что денег еще мало. Но Туча уже заподозрил, что его обманывают. И разгневался еще больше. Тогда "друг" вынул небольшую капсулу и кинул в лицо хатту...

Проснувшись, Туча обнаружил, что валяется в каком-то загоне. А когда он попытался выползти - увидел, что его хвост пробит и он прикован к длинной цепи.

Сперва хатт сопротивлялся очень активно. Потом, поскольку освободиться было невозможно, он согласился пойти на переговоры. И его уговорили поучаствовать в боях еще, чтобы выкупить уже свою свободу. При чем, "друг" снова был очень убедителен и даже как-то оправдался за то, что поступил нечестно. Мол, его вынудили обстоятельства и он очень нуждался в деньгах.

Еще некоторое время Туча, очень недовольный, но продолжал участвовать в боях. Пока не догадался, что отпускать его никто не собирается, потому что он приносит владельцу слишком большие деньги. Тогда хатт разбушевался снова. И разбушевался так, что его хозяевам пришлось запустить лебедку (к которой Туча был на всякий случай сразу прикован) и поднять его воздух за хвост. Хатт, естественно, оскорбился и разъярился окончательно. И бушевал сутки. На вторые сутки он просто висел и не бушевал, но при любой попытке подойти тут же принимался раскачиваться и тянуться за обидчиками. Третьи сутки он уже почти не шевелился, потому что сил не было. Но сдаваться не собирался. А дальше... Он очнулся, когда некто пытался напоить его водой.

Больше всего Туча хотел вырваться и уйти. Того же хотел Эвин Макнамара, который сам, после некоторых приключений, попал на ту же пресловутые карьеры. А молодой хатт, пусть и неопытный, умел не переносить свою ненависть к одному человеку на всех, кто ему ни попадется.

Глава 3

- Вот, что мне удалось раздобыть, - похвастался Эвин, появляясь ночью в хаттском загоне и выкладывая на землю какой-то сверток.

Туча тут же переместился к свертку, ухватил рукой за край тряпки и вывалил содержимое.

- Эй, аккуратнее! - предупредил Эвин. - Тут есть хрупкие штуки.

Молодой хатт видел в полумраке гораздо лучше, чем человек. Поэтому сразу разглядел то, что надеялся разглядеть.

- Электронный ключ от кольца? Ты молодец! - похвалил он Макнамару.

- Ага, - согласился тот. - А заодно две портативные рации, бластер, пара зарядных блоков и фонарь. - Он сел и привалился спиной к животу Тучи. - Только одного нет, - констатировал он уже без всякого хвастовства. - Нет ключа от моего браслета. Скорее всего, все ключи хранятся где-нибудь подальше отсюда, у хозяина. Зачем надсмотрщикам ключи, с помощью которых можно кого-то освободить? С другой стороны, вряд ли кто-то захочет по своей воле приближаться к твоему хвосту... Ну, не знаю! Может, я просто проглядел эту штуку. Там было темно, а я торопился.

- И что? - переспросил Туча задумчиво.

- Ничего. Придется припрятать это все и подождать...

- Эти люди - дураки, - согласился Туча. - Но не на столько, чтобы не заметить, что у них что-то пропало.

Эвин подергал и покрутил браслет, но только в очередной раз убедился, что снять его просто так невозможно.

- Если бы у меня была дамская ручка, - с досадой сказал он. - Или если бы у меня не было большого пальца...

Некоторое время и хатт, и Макнамара помалкивали. Потом Туча вдруг повернулся к нему.

- Дай, я посмотрю, - скомандовал он.

Эвин может и задумался бы, стоит ли протягивать руку. Но Туча, достаточно гибкий и быстрый, уже сам схватил его за руку. Подтащив Макнамару к себе, хатт некоторое время крутил его кисть в разные стороны.

- Эй, аккуратнее! - предупредил Эвин. Его вдруг одолело нехорошее предчувствие. Он даже попытался отнять свою руку у Тучи. Но безрезультатно. Все равно, что вырываться из механических тисков.

И тут хатт схватил его за большой палец...

- А-а-ай! Ты что?!

- Не ори: услышат, - предупредил Туча.

Макнамара непременно заорал бы, если бы Туча вовремя не напомнил, что они не одни на этой планете. Было слишком больно, чтобы не заорать. А потом Туча дернул еще раз. Эвину показалось, что щелкнуло у него в голове. Он дернулся от хатта изо всех сил... и сел на задницу. Туча больше его не держал.

Едва сдерживаясь, чтобы не покрыть хатта всеми нецензурными словами, какие пришли в голову, Эвин зажал одну руку другой. Пришлось некоторое время просто сидеть и дышать сквозь стиснутые зубы. Потом чуть полегчало и он попытался рассмотреть, что с рукой. Палец был на месте и даже двигался. Но болел при этом зверски.

- Да ты совсем уже!..

- Да все в порядке, - заверил его Туча, поигрывая чем-то.

И тут до Эвина дошло, что браслета нет. Он у Тучи.

- Один раз мне пришлось вправлять человеку вывихнутый палец, - объяснил Туча. - Больше некому было. Ничего сложного. Так что я немного разобрался, как вы устроены. Всего-то надо вывернуть палец из сустава - и браслет можно спокойно снять. А потом просто ставишь все на место...

- Ну, знаешь ли!!! В общем, спасибо! - не без сарказма поблагодарил Макнамара.

- Да что там! - искренне откликнулся Туча. - Думаю, нам пора подумать о второй части твоего гениального плана.

Эвин молча подобрал с земли тряпку, в которой принес вещи и принялся старательно заматывать болящую руку.

- Тебе помочь? - невинно спросил Туча.

- Не стоит! - категорично отклонил помощь Макнамара.

- Да мне нетрудно, - искренне заверил его хатт.

- Я уже понял... Знаешь! Держись от моих рук подальше!

Хатт забулькал, как котел с кипятком. Смеяться вслух, чтобы перебудить всех надсмотрщиков, он не стал.

Глава 4

Предрассветная серость пробирала до костей. Ну, хаттским костям это было не страшно. Другое - дело человеческим.

Макнамара некоторое время рассматривал ангары и лётное поле, на сколько это было возможно в неясном свете раннего утра.

- Экономят они, что ли, - проворчал он, имея в виду полное отсутствие хоть какого-то освещения. - Вон подходящий корабль, - показал он наконец.

Хатт дёрнул хвостом.

- Маленький, - вынес он вердикт.

- Зато близко к выходу. К тому же, мне ещё нужно как-то открыть ангар и успеть вернуться, - напомнил Эвин. - А этот кораблик очень удобно стоит. В общем, давай туда, а я помудрю с выходом.

Ничего больше не сказав, хатт перевалил через гребень, за которым они прятались, и пополз в сторону указанного Макнамарой корабля. Эвин кивнул - и направился в противоположную сторону.

Охрана отсутствовала вместе с освещением. Дремала наверное где-то. Макнамаре удалось добраться до ручного управления створами ангара. Помянув про себя хатта с его "хирургическими" наклонностями (палец болел и мешал), Эвин кое-как отсоединил крышку распределителя и углубился в изучение проводов. Минуты через три ему удалось соединить нужные. Створы ангара дрогнули, со скрипом включился механизм - и ворота ангара стали открываться. Осталось только очень быстро добраться до корабля. Эвин проскользнул мимо вахты и бросился бегом в нужную сторону. Он был уже почти рядом, когда с разбегу налетел на какую-то выскочившую будто из-под земли парочку. Естественно, все полетели кубарем. Готовый дорого продать свою жизнь, Эвин ухватил одного из "врагов" за запястье. Послышался сдавленный вскрик - и Эвина брыкнули ногой.

- Ах, ты так!..

Несколько секунд возни и бессвязной ругани - и Эвин вдруг понял, что борется с девушкой. А вторая девушка, вцепившись в его руку, пытается отцепить его от подруги.

- Эй, вы кто такие? Какого этого вы здесь делаете? - чуть не зашипел на обеих Макнамара.

- Это ты что здесь делаешь? - вернули ему вопрос.

Даже в неясном свете Эвин быстро разобрался, что на охранников девицы не похожи. Слишком ободранные. Значит, тоже пытаются удрать.

- Ну, просто день побегов! - Эвин отпустил обеих девиц, чем они и воспользовались, отскочив от него подальше. - Ладно, девочки, мне туда.

- Это нам туда, - возразили девицы - и рванули за ним.

Самое любопытное, что никто до сих пор не вышел на их возню и, что ещё любопытнее - на открывшиеся со скрипом ворота ангара. Но разбираться, откуда такая удача привалила, было некогда. Вся троица, облюбовавшая один и тот же корабль, ринулась к своей цели.

Пандус был опущен. Эвин с девицами взбежали по нему и... вторично полетели кубарем, споткнувшись обо что-то большое и упругое.

Одна из девиц взвизгнула, потому что нечто, обо что они споткнулись, пошевелилось и даже стукнуло по полу.

- Спокойно! - рявкнул Эвин. - Это всего лишь хаттский хвост.

- Хатт?!! - На этот раз взвизгнули обе девицы. И одна спешно добавила: - Откуда хатт? Нет, не надо хаттов.

- Вот что! - Эвин решил взять руководство на себя, тем более, что хвост дёрнулся снова - и из глубины корабля послышалось вполне недвусмысленное:

- Эвин! Где ты там?!

Хатт был зол, как кошка, которую запихали в валенок. Он с трудом заполз в узкий коридор и теперь делал доблестные попытки дотянуться до пульта. Получалось плохо - хатт не помещался. Туча бушевал, так что по его телу прокатывались волны.

- Короче, либо вы летите с хаттом, либо мы летим без вас! - выдал Эвин девицам. Возразить тем было нечем, поэтому они просто уставились на него. - В рубку! - скомандовал Эвин.

Хатту наконец удалось активировать пульт и включить прогрев двигателей. Зло извернувшись, он продвинулся ещё на пол метра в глубину рубки, окончательно забив собой проход. Через обзорное стекло видно было, как наконец из подсобки выбежали какие-то люди. Зато пандус стал закрываться и внутренние двери корабля наконец захлопнулись.

- Эвин! Я не знаю, что делать дальше! - заорал хатт.

Вся троица уже карабкалась через него в сторону рубки.

- Пусть он даст задний ход! - потребовала одна из девиц.

- Если он даст задний ход - здесь останутся три барельефа на стенках, - возразил Эвин.

Против этого было возразить уже нечем. А потом, с некоторыми усилиями, всей троице удалось закарабкаться на хатта и пропихнуться в узкое пространство, оставшееся над ним. И попасть наконец в рубку. Надо сказать, что Туча занимал её почти всю.

- Взлетай срочно! - потребовал хатт.

Взобравшись почти что на пульт, Макнамара кое-как активировал наконец системы, двигатель заработал в стартовом режиме - и корабль двинулся в сторону выхода (к слову, уже начавшего закрываться, вероятно охранники все же проснулись). Но теперь уже ничто не могло их остановить. По аккомпанемент бессвязной ругани и предъявляемых друг другу претензий, корабль вырвался из ангара - и взмыл в рассветное небо.

Глава 5

- Пусть этот хатт...

- Его зовут Туча, - осадил девицу Эвин. - Кстати, а вас как?

- Пусть этот твой Туча найдёт себе другое место для лежанки! Здесь же ни шагу не ступишь!

- Какое место? - Эвин посмотрел на девицу укоризненно. - Скажите спасибо, что мы взяли вас с собой.

- Меня зовут - Розель, - сказала вторая девица, решив, что толку от конфликта всё равно не будет. - А её - Делори. Ты кстати, тоже не представился.

- Эвин Макнамара. Значит так, девочки. Нужно пошарить по этому корыту, в котором мы все оказались и поискать какой-нибудь еды. Потому как до ближайшей планеты нам лететь дня два-три.

- И эти три дня мы будем ползать через хатта? - возмутилась никак не хотящая успокаиваться Делори.

- Что у тебя с рукой? - спросила Розель, кивнув на перевязанную тряпкой кисть Эвина.

- Поспорил с Тучей, - коротко констатировал тот.

Обе девицы уставились на него - после чего перестали выяснять отношения.

Примерно через трое суток, съев все запасы, которых на корабле было до обидного мало (особенно если учесть, что хаттам тоже надо чем-то питаться), они приземлились наконец на какой-то захолустной планетке.

На этот раз руководство взял на себя Туча. Мотивировал это тем, что вся троица людей выглядит слишком оборванно и не производит нужного впечатления. А хатт - всегда хатт. Даже если его шкуру украшают шрамы.

Оказалось, что это мнение правильное. В гостинице, куда Туча приполз впереди всех, к нему отнеслись очень почтительно.

- Мне нужен номер, - объявил Туча. - Со мной трое моих товарищей.

Хозяин гостиницы тут же вообразил себе ещё трёх хаттов, задрожал от страха - и выделил самые большие покои, какие только у него были. Каково же было его удивление, когда вслед за хаттом прошествовал какой-то донельзя ободранный парень с двумя чуть менее ободранными девицами.

Естественно, никакой платы вперёд с них не потребовали, потому что хатт - существо солидное, обстоятельное, платит тогда, когда сочтёт нужным. Загвоздка правда была в том, что денег ни у Тучи, ни у остальных вообще не было. Но об этом пока умалчивалось.

Посреди обширных покоев был бассейн. Естественно, никому бы не пришло в голову предложить хатту нечто меньшее. Туча как только увидел этот бассейн, сразу заорал:

- О! Хаттская ванна! - и с ходу плюхнулся в воду, окатив Эвина с девицами с ног до головы.

- Это не хатская ванна! Это бассейн! - пыталась было возразить Делори.

- Сами говорите, что от меня воняет, - отмахнулся хатт, погружаясь в воду по самый нос. - Где там их моющие средства? Может, кто-нибудь потрёт мне спинку?

- Обойдёшься, - ответил хатту Эвин - и протянул нечто вроде швабры на длинной ручке. Вероятно, этой штукой мыли стенки бассейна. - Воспользуйся вот этим.

Пришлось ждать, когда Туча вдоволь наплескается, оттирая свою очень давно не чищенную шкуру. А потом, когда хатт выполз, ещё пришлось сливать воду и отмывать стенки бассейна от грязи. Девицы посовестились и стали помогать. Но едва бассейн залили снова - хатт развернулся и моментально плюхнулся обратно.

- Ну я же должен сполоснуться, - сварливо заявил он. - Если на моей коже останется мыло - железы начнут работать слишком активно - и я опять начну вонять, а вы - возмущаться.

Когда наконец он вылез, пришлось повторить всю процедуру с бассейном ещё раз. При этом и Эвин и девицы косились подозрительно на сушащего свою шкуру ручным феном хатта и переругивались.

- Можно было бы попросить отдельный номер с нормальным душем, - ворчала Делори.

- Можно было бы взять билет на комфортабельный лайнер и лететь сразу на Корускант, - подначил Эвин, выкручивая до отказа водяные краны.

- А можно было бы выбирать себе друзей помельче! - парировала Делори.

- А можно не ругаться? - поинтересовалась наконец Розель.

- Мы первые! - заявила Делори.

- Это ещё почему? - Эвин отбросил от себя швабру.

- Потому, что это из-за твоего хатта мы даже помыться нормально не можем.

- А если бы не "мой" хатт - вас вообще бы в эту гостиницу на бластерный выстрел не подпустили...

Туча изящно повернулся, как бы невзначай задев всю троицу хвостом - и сбросив в воду.

- Ой, извините! Ну ничего, вы все трое отлично поместитесь.

Глава 6

Был поздний вечер того же дня.

- И что ты разузнал? - спросил Туча.

Эвин пожал плечами. Он сидел полуголый в углу комнаты, рядом с лежанкой хатта, и старательно зашивал рубашку. Девицы спали в другом углу.

- Ничего особенного. Обычный городишко: парочка гостиниц, игра в саббак, подпольный ринг, торговцы дурью. Губернатор ни на что не обращает внимания, разводит цветочки... Если бы было что поставить, я бы хоть в саббак поиграл. А так, - Эвин махнул рукой - и вернулся к своему шитью.

- Что за ринг? - переспросил Туча.

- Ринг - как ринг. Боевые дройды, экзотические животные и тому подобное. Большой ринг, народу много собирается. А что?

Туча подёргал хвостом, размышляя. Наконец выдал:

- Будешь моим импресарио. Пойдёшь к содержателю ринга и скажешь, что у тебя есть боевой хатт, который готов драться.

- Тебе охота шкуру портить? - Эвин уставился на него, никак не ожидая, что после того, как Тучу принуждали драться на ринге - он туда добровольно захочет.

Хатт глянул на него из-под морщинистых век. Потом протянул руку и ухватил за плечо, повернув спиной к себе.

- На свою шкуру посмотри.

Эвин вывернулся (хатт не особенно старался удержать).

- Это - другое. По своей воле я шкуру не подставляю. - Потом помолчал немного - и пояснил: - Я участвовал в гонках на карах. Но это было давно, лет восемь назад.

- Больше похоже на следы хлыста, - высказал Туча.

Эвин оставил шитьё и посмотрел в морду хатта.

- Угадал. Мой друг погиб на гонках. В память о нём я отказался участвовать в этом. Раз и навсегда. Но себе я тогда не принадлежал.

Продолжать повествование он не стал. Но хатт и так понял, чего Эвин не договорил.

- А потом ты сбежал, - закончил он за Макнамару. Покрутив кончиком хвоста, Туча ещё немного поразмышлял. - Драться на ринге ради себя самого - другое дело, - заключил он. - Утром пойдёшь к содержателю ринга. И не забудь вытребовать с него задаток. Чтобы было что поставить в тотализатор.

Макнамара откусил нитку и покосился на хатта.

- Ты действительно серьёзно?

Туча закрыл глаза, не удостоив его ответом.

Глава 7

Огромный амфитеатр был забит народом почти с самого утра. Ещё бы, обещанный бой с настоящим хаттом привлекал людей и нелюдей как магнит - железные опилки.

"Даже если твой хатт проиграет - я сегодня сделаю себе состояние", - беззастенчиво заявил содержатель ринга Макнамаре. И у него были все основания сказать такую фразу - в этом Эвин уверился, узнав мимоходом цену входного билета и прикинув на глаз, сколько народу могут вместить трибуны амфитеатра. По счастью, ему, как импресарио Тучи, полагалось бесплатное место в администраторской ложе. Чем он и воспользовался, протащив в эту самую ложу обеих девиц, просто жаждущих самолично проследить за тем, "что такое они затеяли с этим хаттом".

Оставив невозмутимую Розель и возмущённую Делори в обществе трёх местных дилеров человеческой расы, косматого ботана и парочки трусливо-вызывающих безносых неймодианцев, Эвин протолкался к служебному тоннелю и спустился в помещение, предназначенное для бойцов.

Туча лежал, опершись верхней частью торса о стену и прикрыв глаза.

- Спишь? - поинтересовался Эвин. - А ты этого дройда видел, как его там... Босса-Крушителя?

Хатт даже глаз не открыл.

- На ринге увижу.

- Прикинь, машинка тонн на двадцать весом. А может и больше. Про его арсенал я вообще молчу.

- Вот и помолчи, - посоветовал хатт. - Я коплю силы.

- Ну, тебе виднее.

Накануне Эвин уже изложил все свои соображения насчёт неразумности некоторых хаттов, готовых рискнуть остаться без хвоста, или без головы (как повезёт). Повторять свою лекцию он посчитал абсолютно бесполезным. По сему, просто сел у той же стены и стал ждать, когда подадут сигнал для выхода. "Привязался я к нему, что ли? - подумал Макнамара в очередной раз. - Конечно привязался. Ну, ему-то явно всё равно. Толстошкурый, бесчувственный эгоист..."

Туча повернул один глаз, чуть приоткрыв веко и некоторое время созерцал сгорбленную фигуру рядом с собой. Его трогало то, что этот парень так о нём печётся.

От размышлений отвлёк сигнал выхода на ринг. Представление начиналось. Макнамара вскочил, Туча тут же превратился из расслабленной кучи в упругую пятиметровую змею в несколько тонн живого веса.

- Не беспокойся. Я справлюсь, - бросил он, направляясь к выходу.

- Ага, а если ты ошибаешься - это будет уже не важно, - брякнул Эвин.


* * *


Болевой порог у хаттов гораздо выше, чем у большинства разумных обитателей галактики. Хатты прекрасно регенерируют. К тому же, у хаттов очень толстая шкура и все нервные окончания располагаются в самом нижнем слое, под надёжной защитой. Но это вовсе не значит, что они невосприимчивы к болевым воздействиям. Просто их труднее травмировать, а чтобы хатт и вовсе потерял сознание - надо очень и очень постараться. Хатт, теряющий сознание - это почти уже мёртвый хатт. Ещё точнее - это первый признак того, что дело действительно обстоит из рук вон плохо.

Туча прекрасно сознавал, что если бы не неожиданная помощь Эвина тогда, на руднике - он сейчас был бы уже мёртвым хаттом. Несколько дней вниз головой, без воды, довели Тучу до грани, за которой начиналось настоящее забытьё, из которого хатты, как правило, не возвращаются. А сейчас, на ринге, Туча был полон сил и просто знал, что не проиграет. Что бы ни предпринял этот здоровой механический урод, расставивший свои механические "клешни" с лазерными пилами, шоковыми копьями, механическими секирами и прочими подобными "чудесами техники" - он просто обречён превратиться в груду металлолома.

Сегодня Туча дрался за себя и за своего нового друга Эвина Макнамару, не особо подозревающего, на сколько на самом деле привязан к нему этот вредный, непонятный и эгоистичный хатт.

Босс-Крушитель действовал напролом, стараясь наехать на противника своими толстыми гусеницами, глубоко взрывающими песок арены и целясь достать хатта всем своим арсеналом, предназначенным только для одного: наносить как можно более тяжёлые повреждения.

Хатт, по мнению зрителей, решил взять дройда измором. Сначала он просто ползал по всей арене, уворачиваясь и не делая попыток как-то ещё воздействовать на Босса-Крушителя. Потом, когда надоело "бегать", стал двигаться в опасной близости от боевой машины. Туча оказался слишком проворным для обычно медлительных хаттов. Он успевал увернуться, вовремя отдёрнуть хвост, на скорости ползать вокруг робота, вынуждая того вертеться на месте. Естественно, гусеницы Босса-Крушителя от таких манипуляций вязли в песке всё глубже. Несколько раз электронный мозг машины подавал сигналы о том, что следует сменить тактику, но Туча спокойно давал дотянуться-таки до себя, жертвуя шкурой, но при этом поселяя в роботе обманчивую уверенность в уязвимости противника. И Босс-Крушитель послушно продолжал кружиться на одном месте.

На очередном развороте Туча вдруг резко перекатился на живот, хвост взметнулся в воздух и со всей силы обрушился на один из манипуляторов дройда. Скрежет и искры - это было пол беды. Хвост хатта - недостаточное оружие, чтобы разбить прочную броню боевой машины. Но когда хатт откатился, проворно увернувшись от ответного движения - оказалось, что манипулятор с лазерной пилой заклинило намертво.

Амфитеатр взорвался истошными воплями, а Туча картинно крутанул хвостом, демонстрируя зрителям, что удар совершенно не лишил его способности быстро двигаться.

Эвин напряжённо следил за поединком, не обращая внимание на вцепившихся в него с обоих сторон девиц. На их вопли и страхи он просто не реагировал, словно был слеп, глух и лишён какой-либо чувствительности. Туча слишком уж эффектно разыгрывал сражение, чтобы зрителям со стороны казалось, что он постоянно "ходит по грани". Эвин как-то позабыл, что у Тучи в боях на ринге сложился уже огромный опыт. Неудивительно, ведь ни одного прежнего боя Тучи Макнамара не видел. Зато видел сейчас, что боевая машина то и дело машет своими пилами и копьями в миллиметрах от шкуры хатта.

А хатт просто знал, как нужно драться и как нужно работать на публику.

В последующие пятнадцать минут Босс-Крушитель зарылся в песок по самое пузо, лишился ещё двух манипуляторов и смог только трижды дотянуться до хатта, оставив на его толстой коже ещё несколько заметных даже с трибуны разрезов.

Те, кто ставил на дройда, всё ещё на что-то надеялись. Зрители буйствовали, дилеры, неймодианцы и ботан в ложе безмолвствовали, девицы пытались зачем-то оторвать руки Макнамары от заградительного бортика, содержатель ринга сидел с плохо скрываемым выражением торжества на лице, а Туча преспокойно разделывался с механическим противником. Ещё несколько ударов - и все манипуляторы дройда замерли в неестественности. После чего Туча перешёл к планомерному вколачиванию оного дройда в песок, попутно развлекаясь тем, что сбивал с него внешние сканеры и датчики. Напоследок хатт влез на вяло дёргающую на месте груду металла и злостно открутил дройду оптический датчик. На этом он и удовлетворился, улёгшись сверху и обмотав своё гибкое тело вокруг бесполезной уже боевой башни дройда.

Победа была полной, окончательной и очень картинной.


* * *


Содержатель гостиницы приплясывал от восторга, когда Макнамара передавал ему деньги за снятые апартаменты, да ещё заплатил на несколько дней вперёд.

- О, как я рад, что вы остановились в моей гостинице! Надеюсь, господин хатт всем доволен? Это был такой бой!..

Эвин, как и подобает компаньону знатной персоны, состроил на лице нечто вроде снисходительной ухмылки - и ушёл в номер. Где тут же выложил на стол гонорар, полученный от содержателя ринга и их собственный выигрыш в тотализаторе - и углубился в подсчёты.

- Всё в порядке? - поинтересовался Туча, выныривая на край бассейна. - Все деньги получил?

- Да, сейчас прикину, сколько мы на этом заработали. - Макнамара почесал шею под воротником новой рубашки.

Розель неодобрительно покосилась на Эвина. А Делори уже помогала хатту промакивать его толстую шкуру полотенцем величиной с гостиничную штору. При чём на удивление нежно обходилась с многочисленными разрезами на его морщинистой шкуре.

- Что с этим делать? - спросила она, показывая на очередной порез длиной минимум в пол метра.

Хатт почесал нос и подумал.

- Зашью, - сказал он.

- Мы поможем! - тут же почти хором заявили девицы.

Туча рассмеялся.

- Девочки! Мою шкуру даже Эвин не проткнёт, - объяснил он свой смех. - Спасибо, но лучше я сам.

- Здорово! - заявил Макнамара, отрываясь наконец от подсчётов. - За один день мы заработали гору денег! Восемь с половиной тысяч в алдераанском эквиваленте. Это почти сто пятьдесят тысяч республиканских кредиток. - Эвин повернулся на стуле и обозрел всю компанию. - По-моему, неплохое начало. Ещё парочка таких боёв...

- Да ты совсем с ума сошёл!? - напустилась на него Делори. И как ни странно, Розель её поддержала.

- Да ты посмотри, что этот дройд сделал с бедным Тучей!! Изверг!

- Бездушный эгоист, тебе бы всё о деньгах!

Туча растянул губы в улыбке и подмигнул из-за спин девиц Макнамаре. После чего отбросил полотенце и пополз к лежанке. Девицы тут же затрусили следом.

Эвин пожал плечами. То они орут, что не полетят вместе с хаттом, потому что от него воняет, а теперь они за этого хатта убить на месте готовы. Странный народ!

Впрочем, выяснение тонкостей психологии противоположного пола не входило в первостепенные задачи. Поэтому Макнамара вернулся к деньгам, прикидывая, не стоит ли часть этого пока ещё скромного, но уже богатства, отправить в ближайший банк.

Эпилог

(Тридцать лет спустя).

Подпольный корускантский ринг знаменитого Тучи считался теперь чем-то вроде "меньшего зла" среди многочисленных остальных зол сектора. На него давно уже закрывали глаза представители власти. В подпольном ринге Тучи были жёсткие рамки, установленные им самим, внутри которых он творил, что хотел, но никогда за них не выходил и других не выпускал. Хатт Туча следил за порядком в своём секторе, не допускал мафиозных разборок и жестоко преследовал продавцов наркотиков. Так что, по мнению полиции, лучше было потерпеть подпольный тотализатор, чем возиться с криминальными элементами, выискивая этих самых "элементов" по запутанным и непредсказуемым "дорогам" нижних уровней.

Туча добился многого. Он пользовался уважением не только среди преступников и контрабандистов. Его ринг посещали и более значимые персоны из "верхнего мира", пряча свой азарт под маски и капюшоны.

У Тучи были деньги, власть, недвижимость, счета в банках. В общем, всё, что только можно пожелать.

Об одном жалел иногда одинокий, оторванный от своего народа хатт: о том, что нет рядом его друга Эвина. Они расстались через пол года после памятного побега с рудников. Долго сидеть на одном месте и заниматься подсчётом выручки было не в характере Макнамары. И он оставил Тучу, как только жизнь того приобрела вид стабильности и процветания.

А совсем недавно до хатта дошли слухи, что Эвина Макнамары нет более в числе живущих в этой галактике. Туча опечалился, вздохнул пару раз и сказал:

- Эвин-Эвин... Говорил я тебе: оставайся со мной. Но такие, как ты, не могут без того, чтобы не нарываться на неприятности.

И хатт Туча уполз на свою лежанку, где много часов предавался печальным раздумьям. А слуги хатта гадали, чем так расстроила этого огромного, грозного и категоричного хатта новость о каком-то там человеке, которого не было рядом уже много лет.

Автор - С.Е. Данилов


© С.Е. Данилов. 2015 г.
По вопросам использования материалов сайта обращаться в Гостевую