Литература и жизнь        
Поиск по сайту
Пользовательского поиска
На Главную
Современная публицистика
Роман "Созвездие Близнецов"
Зарисовки прошлого и настоящего
Библиотека
История Европы и Америки XIX-XX вв
Как мы делали этот сайт
Форум и Гостевая
Полезные ссылки

А.И. Сорочкина

"Какая милая, прелестная дрянь!" Существует ли право на незнание?

"Use extreme caution when opening images. Remember: no matter what, it's not possible to unsee something".
("Осторожнее открывайте картинки! Помните: если уж вы что-то увидели, то никак не сможете стереть это из мозга") (надпись на картинке из просторов Интернета)

Здесь я попыталась более развернуто отразить идею, немного неуклюже затронутую в "Монологе лечащегося фаната": это проблема того, что случится, если наши не приемлемые большинством своеобразные фантазии (понимаемые в самом общем смысле) выносить на всеобщее (и не очень) обозрение в художественной форме с помощью Интернета. Я никоим образом не критикую людей, имеющих такие фантазии. Это - лишь попытка по возможности беспристрастно рассмотреть вероятные последствия желания поделиться ими.

Вступление

Ах... Даже не знаю, как бы об этом рассказать. Я - вполне адекватный представитель общества, не нарушающий моральных норм. Я веду себя приемлемо, и вряд ли кому-нибудь придет в голову посчитать, что я могу сознательно навредить другим людям. Но... на досуге я люблю помечтать о ***. Под *** вы можете понимать для условности любую вещь, которая вас действительно шокирует и вызывает отторжение - причем не только у вас, но и у подавляющего большинства людей. Хочу заметить, что у меня нет ни малейшего желания воплощать в жизнь какое-то подобие *** - это не жизненная цель, а именно мечта. Она нужна мне только для того, чтобы думать о ней.

Разумеется, мне и в голову не пришло бы начать обсуждать *** с друзьями и знакомыми - ну не может быть так, чтобы это поняли. Уж слишком оно необычно. А кроме того - у меня хватает ума понять, что для людей, которые сами до такого не додумались, слышать о нем будет как минимум неприятно. А я не хочу быть врагом своим друзьям. В общем и целом: помимо вполне логичных вопросов о том, зачем мне это и откуда взялось в моей голове, а также психологического дискомфорта друзей, я вряд ли чего-то дождусь. Поэтому логичнее всего будет сидеть тихонько и не приставать к людям со своими малопредставимыми для них фантазиями.

А вдруг в мире есть еще кто-то, кто мечтает о подобном? Возможность поделиться мечтами была бы крайне приятной.

Найти такого человека, разумеется, будет нелегко. Да, мне будет приятно, если я найду, но при таком поиске встает серьезная проблема: мне придется сообщить большому числу третьих людей о том, какова моя фантазия. Например, в Интернете: не могу же я проследить, кто именно читает мою введенную информацию кроме тех, кому она адресована - ведь смысл поиска "друзей по интересам" как раз в том, что кто угодно может смотреть на мой "запрос" и решать, подходит он под эту группу или нет. А мне не хотелось бы нагружать этой совершенно ненужной информацией мозги тех, кто сам по себе до такой фантазии не дошел. Поскольку я знаю, что она не очень-то стандартна, и осознать ее означает вывернуть мозги наизнанку. Я не уверена, что имею моральное право заставлять кого-то выворачивать мозги.

"Право на незнание"

Собственно, главная идея данного текста заключается в следующем: существует ли "право на незнание"?

Допустим, человек заходит в Интернет, не зная о том, что такое ***. Он ищет что-то другое, что находится "по соседству" со сведениями о ***. Его взгляд падает и на то, что рядом, то есть на *** - ведь при поиске нужно просмотреть немало информации, не напрямую относящейся к теме. Вне зависимости от того, что искали. Нет, не следует сразу заявлять "наверняка он сам искал что-то не слишком стандартное, если натолкнулся на *** по соседству" - мы ведь прекрасно знаем, что в Интернете не вся информация так строго каталогизирована. Ведь нельзя же по умолчанию думать, что для появления на мониторе, к примеру, порнографии нужно специально ее искать. С любой другой информацией ситуация может быть такой же - пусть даже она и не рекламируется, но в "нетематических категориях" вполне может лежать.

Итак, узнав про ***, наш незадачливый герой понимает, что узнал зря и лучше бы никогда не видел этого. Он возмущается тем, что теперь в его мозгу находится то, чего совсем не ждали. И изобретает гордый лозунг: "У меня есть право не знать, что такое ***!" А бывает ли на самом деле такое право? Можно ли заявлять "я имею право не видеть того, чего не искал"? Можно ли проводить параллели для таких публикаций со своего рода спамом, а свой мозг сравнивать с почтовым ящиком, безопасность которого должна поддерживаться на высоком уровне?

Разумеется, речь при рассмотрении подобных вопросов идет о моральных правах, а не о призывах к регулированию вливающихся в Интернет произведений. В чем же смысл моего бумаго/экраномарания, если в любом случае выводы о моральных правах могут иметь лишь рекомендательный характер? Мне хотелось бы, чтобы желающие опубликовать в Интернете результаты своеобразных фантазий (а также читатели таких публикаций) принимали во внимание моральные последствия такого поступка (как положительные, так и отрицательные) и осознавали их. Возможно, они покажутся надуманными, но это далеко не так. "Психологические проблемы" - это не только политкорректная фраза. В существовании большинства этих проблем автору пришлось убедиться на собственных мозгах. Это не слишком приятно.

Аргументы, выдвигаемые сторонами споров "за свободу/за безопасность психики", трудно классифицировать. Я постараюсь перечислить основные антиномии, которые взаимовыгодно разрешить вряд ли когда-нибудь удастся. Здесь уж, как говорится, если и волки сыты, и овцы целы - значит, волки сожрали пастуха и собаку.

1. "Нужно запретить курение, потому что у многих аллергия на табак!"/"А у меня, может, на французские духи аллергия. И что, мне требовать их запрета?"

"Говорить, что вы против слэша - все равно что говорить, что вы против зеленых свитеров", - так, например, говорится в этом источнике - "Открытом письме к антислэшерам".

Слэш - это описание однополых отношений в фанфикшене, то есть произведении по мотивам другого произведения.

Аргумент заключается в следующем: многое из того, что мы понимаем как шокирующее и недопустимое, есть лишь дело вкуса, не хуже многого другого, о чем мы так не думаем. А если это неугодное нам явление желать искоренить, то тогда наравне с ним придется искоренять и многие другие, которые нам нравятся. Грубо говоря - запрещая тезис, нужно запрещать и антитезис. В нашем свободном обществе толерантность - это все, поэтому, например, на призыв ограничить выброс в сеть слэша можно получить ответ вроде "Однополые отношения имеют такое же право на существование! Если запрещать романтику, то уж всю скопом!" Но вот с описанием того, что не просто "странно", но и однозначно оценивается обществом в реальной жизни негативно - например, насилия - такой номер не пройдет.

А в общем случае вопрос здесь не так уж прост: слишком много аспектов, в которых мы не можем точно сказать, где же кончаются предпочтения и начинается неприятие. Помните, как в мультфильме Мартышка спрашивала Слоненка, сколько орехов можно считать кучей? Один - не куча, десять - куча. С двумя и девятью тоже вроде бы понятно. А когда мы приближаемся к середине, становится труднее. Где же провести грань между тем, что может просто не вызывать желания читать, и тем, что может доставить явный дискомфорт?

2. Описание чего-либо необычного, подобного происходящему в реальной жизни: имеет огромное образовательное значение/дает ложные сведения и запутывает.

Здесь следует учитывать два фактора:

- тот, кто интересуется неким ***, наверняка проделал немалую работу по поиску информации в этой области. Поэтому он может поделиться с читателем сведениями, которыми тот не владеет, и тем самым способствовать формированию правильного представления о ***. А ведь многие *** имеют важное социальное значение. Представление такой информации в художественной форме будет способствовать тому, что информация скорее будет воспринята читателем, чем сухие информационные руководства и справочники.

- описание в художественной форме и абстрактный интерес - далеко не то же самое, что встреча с таким явлением на практике. Поэтому такое произведение может и запутать читателя, забывшего сделать скидку на то, что это [i]художественное[/i] произведение. На примере того же слэша: почитавшие его порой с восторгом признаются, что после этого у них пропало отвращение к таким отношениям (теоретическое) и они стали нормально воспринимать однополые пары. Однако (этот факт подчеркивается во многих источниках, можно даже провести статистический анализ) большинство авторов слэша являются женщинами. Доверяют ли счастливые новопосвященные в слэш в объективном описании отношений между мужчинами женщине? Или пример еще проще: следует ли доверять написание обыкновенной эротической сцены человеку, незнакомому с описываемым на практике, но "имеющему солидную теоретическую подготовку и почитавшему специализированную литературу"? Слово "доверять" я здесь понимаю как "считать, что такое и вправду бывает". По поводу эротики справочной литературы немало, и вполне можно создать более-менее реалистичное произведение... и все равно - если узнаешь, что автор не знаком со своим предметом на практике, подозрения закрадываются. А у тех, кто описывает совсем необычные фантазии, ситуация еще хуже: мало того, что на практике они, скорее всего, с таким не сталкивались, так и сведений об этом явлении меньше.

Подпункт.Описание чего-либо социально неприемлемого может показать человеку: как же это плохо и ужасно, и он тогда ни за что - даже чисто теоретически - не задумается о том, как бы такое совершить/как парадоксально-привлекательно это может быть, то есть "что они в этом находят", и тогда...

Рассказы некоторого автора, публикующего свои творения в Интернете, содержат детальное описание насилия. Мнения читателей расходятся: представляет ли он насилие в выгодном свете или, наоборот, показывая все ужасы, отвращает читателя от насилия? Прочитав некоторые из его рассказов, могу отметить, что не только все читатели не могут дать однозначного ответа - даже один не может. По-моему, разные рассказы этого писателя дают разное представление о насилии, хотя точка зрения у него одна. В итоге: вряд ли у автора есть способ наверняка донести до читателя именно тот моральный посыл, который ему хотелось бы. Произведение, призванное выполнить благородную социальную функцию, может сделать и нечто обратное, поскольку восприятие субъективно.

3. Хорошая аннотация решает все проблемы, предупреждая обо всем/Чтобы предупредить, нужно объяснить сущность фантазии, а это уже может быть неприятно.

Допустим, на некотором сайте публикуют рассказ. Автор заботится о нервах читателя и заблаговременно предупреждает его о том, что в этом произведении описываются некоторые неприятные вещи. Аннотация: "Х влюбляется в У, они мечтают о прекрасном и готовятся к свадьбе (предупреждение: описание интимных отношений). Но У похищает Z, прячет в заброшенном доме и издевается над несчастной жертвой, так как психически нездоров (предупреждение: графическое описание насилия). Х спасает У, войдя в доверие к подельнице похитителя путем ее соблазнения (опять интимные сцены) и проникнув в дом. В конце концов Х и У женятся, а Z попадает в психушку (детальное описание быта психушки)". Вроде бы ничего страшного. По крайней мере, здесь не упомянуто ничего из того, что не может быть известно обыкновенному взрослому человеку. Никаких новых сведений автор не сообщил и вместе с тем обо всем предупредил. Действительно, все знают, что такое насилие. Хотя не всем доводилось читать графические описания, но все представляют себе, что это такое. Так что все честно.

А если это - аннотация к фанфику, герои которого взяты из какого-нибудь доброго, трогательного произведения? И, допустим, все они - одного пола, чтоб уж сразу, как говорится, полную обойму в читателя?? Что, хорошая аннотация, "обо всем честно предупреждает и сама по себе не шокирует"? Мда. В предыдущем случае был важен факт того, КАК описывали: в аннотации - лишь назвали, в рассказе - подробно, а читателя может шокировать именно подробность, поскольку о существовали самого явления как такового он знает. А в этом случае важно именно то, ЧТО описывают: пусть в аннотации оно лишь упоминается (возможность определенных отношений между некоторыми персонажами и некоторые их действия), но уже такая информация (о том, что можно поставить героев в такие условия) для читателя является новой и неприятной.

Подпункт. Правильно поставленный рейтинг: решает все проблемы/не коррелирует с потенциальной вредоносностью для психики.

Рейтинг - вещь субъективная. Например, эротический рассказ о банальнейших отношениях между мужчиной и женщиной получит высокий рейтинг. А платонический о каком-нибудь из вариантов "нестандартной любви" (шмель/морской огурец) - невысокий. Это, например, широко практикуется в архивах фанфиков. В то время как сама по себе эротическая сцена оказывает далеко не такой же зубодробительный эффект - ну, в самом деле, что нового она может сообщить.

4. О том, что человека доводит до нервных приступов: можно узнать только в ретроспективе/можно составить вполне надежное представление априори.

Рассмотрим суть такой проблемы опять-таки на примере явления слэша. Здесь сталкиваются две противоречащие друг другу точки зрения на права пользователя Интернета:

- любители слэша считают, что они имеют право обсуждать друг с другом слэш, а также публиковать его в открытом доступе, чтобы и другие любители слэша могли его найти. Также они не против того, чтобы к слэшу приобщились и другие - ведь если "состоявшиеся" слэшеры находят немалое удовольствие в своем увлечении, то почему нужно отказывать в доступе к слэшу еще не состоявшимся? Ведь высока вероятность того, что они тоже найдут свое счастье.

- нелюбители слэша считают, что те, кто еще не в курсе существования слэша, имеют право и не узнавать о нем. Ведь если "состоявшиеся" нелюбители слэша серьезно психически пострадали от него, то почему нужно отказывать в "безопасности" еще не состоявшимся? Ведь высока вероятность того, что и они испытают психологические проблемы.

Здесь опять же присутствует проблема середины. Рассмотрим два конца спектра:

1. Обладатель веселых веснушек,

Петя Васин был круглый отличник.

Он любил стариков и старушек...

2. Под колеса кидать электричек.

А где же провести границу? Как и в первом пункте, здесь есть область "дело вкуса" и "для большинства неприемлемо". Чем ближе к середине, тем труднее сказать, может ли такое навредить нервам неподготовленного читателя. Проблема однополых отношений, похоже, находится близко к той самой середине. Не в плане того, что это хорошо или плохо (я принципиально избегаю этих терминов) - просто это не полностью приемлемо обществом. Всем обществом. Вот и не умолкают споры.

Автор - Сорочкина А.И. Ник в сети - Jay


© Сорочкина А.И. 2009 г.
По вопросам использования материалов сайта обращаться по адресу: Kippari2007@rambler.ru