Литература и жизнь        
Поиск по сайту
Пользовательского поиска
На Главную
Современная публицистика
Роман "Созвездие Близнецов"
Зарисовки прошлого и настоящего
Библиотека
История Европы и Америки XIX-XX вв
Как мы делали этот сайт
Форум и Гостевая
Полезные ссылки

М.В. Гуминенко

Миссия писателя
Эссе

ХОТИТЕ ИЛИ НЕТ, НО ВЫ ВОСПИТЫВАЕТЕ

Писатель может создавать своё произведение, преследуя самые разные цели. Кто-то пишет ради развлечения, кто-то ради моды или ради заработка. Одни стремятся поразить читателя хитросплетениями своих сюжетных ходов, другие пытаются кому-то что-то доказать, кого-то превзойти или кого-то задеть. Стоит ли во имя подобных целей марать бумагу или переводить место в виртуальном пространстве - каждый решает сам. Но настоящее предназначение литературы состоит не в удовлетворении своих писательских амбиций. Хотим мы того, или нет - и художественная, и публицистическая литература всегда воспитывает и содержит нравоучительный подтекст. Можно страстно не желать никого учить, можно даже попытаться доказать себе и другим, что сейчас нравоучительный смысл в литературе никому не нужен. Однако, писатель в состоянии избежать воспитательного влияния на своих читателей только в одном-единственном случае: если раз и навсегда откажется от писательской деятельности.

Читатель, который хочет найти в произведении, чему бы поучиться, непременно отыщет что-то для себя полезное. Но даже если читатель не собирается ничему учиться, а ищет только развлечения - он не избежит влияния прочитанного на своё подсознание. Какая-то часть всё равно отложится и внесёт свои коррективы в его жизненные представления. Зачастую это происходит помимо воли и совершенно не зависит ни от желания читателей, ни от желания автора.

Слово воздействует на людей и в литературе, и в реальной жизни. Например, старожил в посёлке сказал двум приезжим новичкам: "Да тут кур и гусей всегда воруют!" Новички тут же пошли - и украли курицу. Конечно, они находились в стеснённых обстоятельствах: они не имели возможности купить эту самую курицу и тем удовлетворить свою потребность в мясе. Но они имели другую пищу и не помирали с голоду и, вероятнее всего, не пошли бы на воровство, если бы старожил не сказал, что "здесь так принято".

Другой пример: старшекурсница произнесла при первокурснице фразу: "В моём возрасте уже стыдно быть девственницей!" Первокурсница, поддавшись влиянию слов "старшего товарища", посчитала себя "старомодной", "отставшей от жизни" и "мало опытной". Поэтому она срочно "исправила положение" - вступила в половую связь с первым попавшимся мальчиком. Неосторожно брошенная фраза оказала существенное влияние на того, кто её услышал, превратившись в указание к действию, которое старшекурсница и не думала давать.

И в первом, и во втором случае слова были сказаны один на один, то есть их слышали только те, кто непосредственно участвовал в разговоре. А то, что пишет писатель в своём произведении, может повлиять на гораздо большее количество народа. Произведение писателя публикуется (в Интернете, или в книжном варианте) и слово писателя могут прочитать десять, сто, тысяча человек, а может быть и больше. Забывать об этом писателю никак нельзя. От того, какой смысл он вкладывает в своё произведение, зависят жизненные установки его потенциальных читателей. И надеяться на то, что произведение никому не повредит и никого ничему не научит - совершенно бесполезно.

Нравоучительный и воспитательный смысл можно отыскать даже у самой примитивной детской сказки, даже у анекдота типа: "Шёл ёжик, забыл как дышать - и умер". Например, можно истолковать несчастье, приключившееся с ёжиком, так: человеку свойственно думать, что он гарантирован от ряда неприятностей или опасностей. Но на самом деле никто ни от чего не гарантирован и даже ёжик может "забыть дышать". И поэтому с каждым из нас потенциально может случиться всё, что угодно.

В современном мире средств влияния на мировоззрение людей достаточно много. И конечно, кино, как одно из самых распространённых и очень зрелищных направлений массовой культуры, воздействует на подсознание зрителей более явно, чем книга. О феномене формирования мировоззрения и менталитета посредством кинопродукции говорилось неоднократно. Например, американцы не раз поднимали в своих фильмах тему того, как подростки, "проглотив" массу детективных фильмов, идут и устраивают налёт, ограбление или убийство. Делают они это зачастую даже не для получения денег, а просто ради того чтобы попробовать, "как оно на самом деле" - то, что показывают в кино.

В одной из современных российских публицистических передач рассказывалось о девочке подросткового возраста, которая, насмотревшись фильмов про Никиту, приняла участие в захвате заложника, потому что считала, что когда она попадёт в тюрьму, спецслужбы тут же её заметят, убедятся, какая она "крутая", займутся подготовкой из неё будущей "Никиты", а затем предложат секретную работу. Пятнадцатилетняя девочка постаралась выстроить свою жизнь по тому фикшену, который ей предложили в качестве развлечения. Но в результате она попала вовсе не в детективный сюжет о секретной агентессе, а в колонию для несовершеннолетних.

Даже Фантомас, несмотря на свою сомнительную внешность и синюю физиономию, не раз становился кумиром и примером для подражания, потому что "красиво жил", делал что вздумается и каждый раз уходил и от тупой полиции, и от умного журналиста. Ситуация из советского фильма "Анискин и Фантомас", снятого по мотивам произведения Виля Липатова, ничуть не надуманная, а вполне вероятная и жизненная. Насмотревшиеся Фантомаса советские дети принялись играть "в Фантомаса", а в результате дошли до ограбления кассира.

В советское время среди зрителей не раз говорилось об аморальности показа сериала "Следствие ведут знатоки", в котором подробнейшим образом, как инструкция начинающему уголовнику, описывается, как именно нужно организовать то или иное преступление.

Примеров отрицательного влияния фикшена на зрителей можно привести много. Примеров положительного тоже. В своё время, после показа многочисленных фильмов про индейцев с Гойко Митичем в главных ролях, множество мальчишек и девчонок бросилось в спортивные секции, стремясь стать такими же развитыми и сильными, как их кумир. Правда, вторым, уже не таким положительным аспектом "индейской эпопеи", снятой киностудией ДЕФА, оказалась навязанная коммунистическим режимом идеализация американский индейцев и их "борьбы с подлыми американцами", что до сих пор мешает смотреть на так называемый "индейский вопрос" непредвзято.

Но вернёмся к литературе. Книги, может быть, и не так категорично, но ничуть не меньше кинематографа влияют на людей, создают стереотипы, идеалы, которые откладываются в подсознании и могут видоизменять мировоззрение отдельных личностей и даже менталитет целой нации. При чём это касается любого произведения, в каком бы жанре и объёме оно не было преподнесено автором. Именно поэтому важно помнить: для кого-нибудь наши опусы могут оказаться соблазном, примером для подражания, возможно даже сценарием его собственной жизни.

У Ивана Андреевича Крылова есть басня "Сочинитель и разбойник", в которой баснописец как раз и поднимает проблему влияния писательской деятельности на читателей. Сюжет басни таков: умирают сочинитель и разбойник, попадают в ад - и их за совершённые грехи сажают в котлы, под которыми разводят огонь. Под разбойником огонь сразу же загорается ярко, ведь он убивал, грабил и совершал много других злодеяний. А под писателем огонёк поначалу едва теплится. Но проходит время, огонь под котлом разбойника начинает угасать, а под писателем разгорается всё ярче. Когда же писатель начинает взывать о справедливости (он же никого не убивал, не грабил), ему объясняется следующее: деятельность разбойника закончилась с его смертью, а то, что оставил миру после себя сочинитель, продолжают читать всё новые и новые люди, которые учатся из его произведений разврату, подлости и прочим подобным страстям. Чем больше проходит времени - тем больше людей совращают произведения писателя. И тем большей кары он заслуживает.

Эта притча как нельзя лучше иллюстрирует результаты писательской деятельности. А примеры жизненных подтверждений влияния фикшена на жизнь можно продолжить.

Одна моя знакомая, ветеринарный врач с высшим образованием, была убеждена, что лошадей нужно зимой держать в как можно более холодной конюшне, чтобы температура внутри помещения была приближена к температуре на улице. Почему? Потому, что Александр Дюма написал в своём произведении "Учитель фехтования", что зимой жители России испытывают большой, в сорок градусов, перепад между температурой в помещении и на улице и из-за этого масса народу, как только выходит из тёплого помещения, в котором плюс 25, на холодную улицу, где минус 25 - так сразу заболевают воспалением лёгких.

Исходя из логики Дюма, если люди живут в Антарктиде и на улице у них минус восемьдесят, то в помещении нужно следить, чтобы температура не поднималась выше минус сорока. В противном случае, будет слишком большое перепад и нельзя будет выйти на улицу. (Как хорошо, что наши учёные, исследовавшие Антарктиду, в отличие от моей знакомой, не руководствовались романами Дюма).

Подсознательное доверие к печатному слову заставило ветеринара с высшим образованием пренебречь уроками зоогигиены, предметом "Внутренние незаразные болезни", собственным здравым смыслом и довериться тому, что сказал писатель-беллетрист. Ведь даже не имея ветеринарного образования, можно из собственного опыта предположить, что если просидеть несколько часов в промозглом помещении или в насквозь холодной электричке, а потом выйти на улицу, то действительно замёрзнешь окончательно и вполне можешь простудиться. Человек предпочитает сидеть в помещении хорошо отапливаемом и выходить на улицу с тепла, чтобы более-менее нормально перенести уличный холод.

Дюма написал о том, чего не знает - и заставил по меньшей мере одну из своих читательниц истолковать свои размышления как указание к действию. Но есть ошибки, которые могут привести к вещам гораздо худшим. Приведу в пример один известный у нас в стране импортный фильм. В нём девушка, чтобы уничтожить акулу-людоеда, стоя по щиколотку в воде, стаскивает с себя мокрый водолазный костюм, кидает себе под ноги (то есть, в воду), становится на него, после чего опускает в ту же воду высоковольтный кабель. Акула благополучно погибает, а девушке ровным счётом ничего не делается. Привожу этот пример просто как предостережение для тех, кто фильм видел: никогда не пытайтесь сделать что-то подобное! Мокрая резина, лежащая в воде - ничуть не худший проводник, чем вода без лежащей в ней резины.

Конечно, далеко не всякий читатель или зритель будет слепо верить тому, что видит в книге или в фильме. Но, так или иначе, преподанная создателем художественного произведения мысль отложится и повлияет и писатель не должен надеяться на то, что ему попадутся исключительно умные, здравомыслящие, недоверчивые, критически настроенные или готовые проверять каждое слово читатели. Поэтому, создавая своё произведение (к сожалению, не все над произведениями работают, хотя все создают), нужно помнить о том, что оно учит.


* * *


Смысл любого произведения, кинематографического или литературного, прежде всего заключается в том, чтобы разъяснить читателю "что такое - хорошо, а что такое - плохо". Если папа-неандерталец учит сына-неандертальца стучать по голове каменным топором - он тоже занимается нравоучением. Просто в его неандертальском представлении стучать каменным топором по голове - это хорошо. Если же интеллект писателя выше интеллекта неандертальца, его представления о добре и зле, о хорошем и плохом будут несколько иными.

Человек привык воспринимать то, что пишут, как модель поведения в различных ситуациях, которую вполне можно использовать в реальной жизни. Для нас положительные герои - пример для подражания, а отрицательные... тоже пример для подражания, если они более крутые, чем положительные, или если читающий хочет бросить вызов обществу и поэтому берёт для себя идеалом отрицательного героя. И даже если мы не отдаём себе отчёт в том, что учимся у любимых авторов, всё равно мы это делаем. Так что писателю при изложении своих соображений насчёт того, что "хорошо", а что "плохо", как "надо", а как "не надо", нужно учитывать, на сколько он сам понимает, в чём состоит отличие данных понятий и на сколько он в состоянии это объяснить другим людям.

Итак, на современном этапе художественная литература пусть и меньше, чем телевидение, кино и Интернет, но в очень значительной степени влияет на мировоззрение людей. Именно поэтому каждый из нас в ответе за то, что он пишет. Писатель должен чётко представлять себе, что в его руках сильнейшее средство воздействия на других людей - СЛОВО.

Человек должен думать над каждым словом, которое произносит, даже если он не является писателем. Неосторожность в обращении со словом может обойтись очень дорого. Я уже приводила примеры с кражей кур и срочным вступлением в половую связь из-за случайно брошенных "старшим товарищем" фраз. Точно так же можно подвигнуть человека на гораздо более опасные и страшные поступки.

Печатное слово имеет значение ничуть не меньшее, а скорее даже большее, чем устно произнесённое. Как я говорила, услышать то, что человек произносит устно, может ограниченный контингент людей, а произведение, выложенное в интернете или изданное в бумажном варианте, могут прочитать сотни и тысячи. И кто может поручиться, сколько из этих прочитавших произведение людей найдут, чем соблазниться? Даже сейчас, читая этот мой текст, наверняка кто-нибудь прельстится, разозлится, захочет себе или мне доказать, что "всё не так" или примет как указание к действию и начнёт наводнять своё произведение "нравоучительным смыслом". И подтвердит в очередной раз прописную истину о том, что печатное слово воздействует на сознание читателей.


АЛМАЗ ИЛИ БРИЛЛИАНТ?


На свете очень много людей по настоящему талантливых. Каждому от рождения даются какие-то способности, которые он может употребить в будущем. Но хотя талант - это великая вещь и драгоценный дар, одного его недостаточно. Талант - это как самородный алмаз. Разумеется, никто не станет отнимать ценности у необработанного алмаза, который сам по себе стоит достаточно дорого. Но для того, чтобы алмаз стал бриллиантом - его нужно долго и тщательно гранить.

В любом роде искусства требуется длительная, кропотливая работа над тем что ты делаешь. Даже в кинематографии, где, казалось бы, режиссёр выпустил фильм, этот фильм уже увидели сотни или тысячи зрителей - как можно что-то переделывать или добавлять? Тем более, что кино - это не просто печатные строчки на бумаге, технически его переиначить гораздо сложнее и дороже. Но вот, например, американский режиссёр Филипп Нойс в кинокартине "Игры патриотов" (обыкновенном боевике), по его собственному признанию, не постеснялся трижды переснять концовку уже после того, как фильм увидели зрители. Две первые концовки не удовлетворяли прежде всего его самого, потому что создавали совсем не то впечатление о главном персонаже, которое было нужно. (См. интервью с Филиппом Нойсом в док. фильме "Легенды. Харрисон Форд" / "Legends. Harrison Ford", 1999).

Фантастический фильм Ридли Скотта "Бегущий по лезвию", снятый по мотивам произведения Филипа Дика "Мечтают ли андроиды об электрических барашках", претерпел минимум три крупные переделки, на протяжении от 1982 года своего выпуска до 2007 года - финальной версии.

Таких примеров можно привести немало. Неудовлетворение своей работой и желание что-то изменить, поправить, сделать по другому - вполне нормальное состояние для творческой личности. Иногда бывает трудно остановиться на достигнутом, когда перечитываешь своё собственное творение через год-два и понимаешь, что всё это можно было сделать гораздо лучше.

Однако, большинство современных писателей к работе над произведениями не привыкло и предпочитает действовать, как говорит персонаж в сериале "Моя прекрасная няня": "Что написано пером, то потом... лень переписывать". Единожды написанный, текст считается законченным и возвращаться к нему - ни-ни! Зачем?

Самый "невинный" пример такого нежелания работать с собственным произведением я встретила однажды, как сторонний наблюдатель, в сети Интернет: автор не справляется с пунктуацией и лепит запятые практически в конце каждого слова. Рецензент предлагает ему, совершенно безвозмездно, помочь со знаками препинания. Всё, что нужно автору - это прислать рецензенту своё произведение, а получив его обратно уже в готовом виде, заменить текст на web-странице. Автор горячо благодарит... и ничего не делает.

Другой пример (тоже моё личное наблюдение в сети Интернет): автор сам просит у критика оценить его произведение с точки зрения стиля и изложения мыслей. Критик откладывает все свои дела, читает, пишет свою точку зрения на стиль, объясняет, где с его точки зрения что-то неясно, а где многовато подробностей. Но, получив ответ критика, автор тут же бросается доказывать, что "на самом деле дядя Вася-филолог, прочитав моё произведение, пришёл в восторг от моего стиля!" Целая страница А4 переводится, чтобы доказать критику, что тот не прав. Когда такое видишь, возникают два вопроса: "Что ожидал услышать автор от критика?" и "Зачем он тогда вообще просил себя критиковать?" Думаю, и в том и в другом случае можно ответить: а ожидал он услышать что-нибудь типа "О, клёво!" Во всяком случае, работать над своим произведением автор явно не собирался.

Иногда доходит до курьёзов. Я лично знаю одну писательницу, которая может в начале произведения сказать про персонажа, что он смелый, что он авторитетный, что "все слушаются его негромкого голоса", а через парочку-другую абзацев заявить, что этот же персонаж всегда был и остался трус, плакса, растяпа и никто его ни во что не ставит. Когда автора спрашиваешь, перечитывала ли она свой собственный текст, она честно отвечает: "Нет". И так у неё с каждым её произведением, которое "с пылу, с жару" кидается читателям, да там и оставляется, потому что автор спешит уже схватиться за следующее. При этом данный автор печаталась в журнале и, по её словам, даже переводилась на болгарский язык...

Работа с текстом почему-то представляется большинству современных писателей чем-то ненужным. Обычно текст устраивает "как есть", а если что-то в нём непонятно - это, вроде как, личная проблема читателей. Пускай ворочают мозгами. Или и вовсе вступает в дело принцип: "Сойдёт для сельской местности".

Большинство современных писателей, вероятно, ожидают некоего "полёта вдохновения", писания "слёту" и "на ура". Во всяком случае, человека, который способен вернуться к своему "слёту написанному" произведению и поработать над ним, встречаешь крайне редко. Мне таковой попался один раз. Но этот молодой человек, писатель-публицист, увлекается литературными форумными ролевыми играми. Он изначально привык, что руководитель игры (Гейм-мастер) может сказать ему: "Этот пост надо переделать, ты не учёл того-то и того-то". И по правилам игрок обязан свой пост переписать с учётом замечаний. Наверное, именно подобная практика воспитала в авторе адекватное отношение к критике, которую он всегда готов не только рассмотреть, но и по мере необходимости применить в своём произведении. Но к сожалению, далеко не каждый современный автор имеет опыт игры на ролевом литературном форуме.

Для большинства современных авторов главным критерием оказывается принцип "сойдёт и так, а мне нужно срочно бежать дальше". Вот только мне хочется сказать: для автора может быть и сойдёт (он и так знает, что хочет сказать), а вот для читателей - вряд ли. Читатели - не телепаты. Они не могут проникнуть в голову автора и там найти то, что он недосказал. А если читатели не поймут то, что говорит автор - какой смысл вообще начинать писать?

Поэтому писать нужно, подробнейшим образом объясняя всё, следуя аксиоме "читатель не знает того, что знаете вы".

Никогда не стоит ловиться на чувство "это и так понятно", потому что "понятно", как правило, только автору.

Не стоит бояться повторять даже то, что считается прописными истинами, потому что ничто на свете так не нуждается в повторении, как то, что "все и так знают".

Если писатель хочет, чтобы его поняли, он должен работать над каждым словом, над каждой строчкой, каждым абзацем, каждым произведением, постепенно доводя своё творение до максимально совершенного состояния.


КРИТЕРИЙ ОЦЕНКИ


Главный рецензент - это своя собственная совесть. У человека должны быть высокие требования к самому себе и к тому, что он делает.

Казалось бы, чего проще? Перечитывая своё собственное творение, каждый наверняка может почувствовать, что вот тут что-то не так, что-то не доработано, непонятно, недостаточно отшлифовано, а тут наоборот, очень здорово. Каждый человек сам в состоянии почувствовать, удовлетворена его совесть или нет. Ещё в процессе написания можно ощутить, что мысль ложится на бумагу не совсем гладко, или что фраза получилась слегка корявая. Если же постараться перечитать своё произведение непредвзято, оценить его, как чужое, то ошибки и недочёты могут оказаться ещё более очевидными. Полезно посмотреть на свой собственный текст так, как если бы его написали не вы. Просто представить себе, что бы вы сказали другому писателю, если бы тот попросил оценить произведение.

Но просто почувствовать, что что-то не так - недостаточно. Надо согласиться с этим чувством. А согласиться мешает нежелание переделывать уже написанное. И тогда писатель начинает сам себе доказывать, что "всё как раз так, как надо", лукавит перед собой, стараясь избежать новой работы или стремясь поскорее выложить перед читателем своё детище.

Борясь с чувством неудовлетворения собственным произведением писатель порой начинает искать критика, который подтвердил бы, что "всё в порядке и вообще здорово!" Получив же от одного встреченного критика мнение, которое писателя не устраивает (потому что работать над произведением лень), он тут же бросается искать другого критика, который из человекоугодничества (или чтобы от него отвязались) наконец его похвалит и успокоит. А надо всё это лишь для того, чтобы заглушить внутренний голос, который твердит писателю, что произведение не доработано. Ведь если бы всё действительно было так, как надо, писатель не ощущал бы неуверенности и не испытывал потребности искать, за чьё бы мнение спрятаться от нудной работы над собственным произведением.

Писательская деятельность - это очень сложное дело. И как любое дело, его нужно делать, а не ожидать, что оно само как-то получится, на порыве вдохновения, осенения и прочих подобных "чудесных" состояний. Нужно чётко представлять себе цель: чего Вы хотите? Чего-то "тяп-ляп"? Думаю, такого никто не хочет. Большинство хочет, чтобы было: 1) хорошо и гениально (хотя бы - талантливо); 2) быстро и с минимальными затратами энергии (и чтоб уж точно не перечитывать и ни в коем случае не переписывать!). Но такого не бывает. Будет - либо первое, либо второе.

Либо - хорошо, либо - быстро и с минимальными затратами.

Нужно учитывать и то, что каким бы ни был умным читатель, он всё равно не сможет понять произведение точно так же, как толковал его сам автор. Это происходит потому, что каждый человек индивидуален, у него свой образ мысли, он - как преломляющий свет кристалл, каждую идею писателя увидит в том аспекте, который ему наиболее близок и понятен. И каждую идею произведения читатель истолкует так, как это лично ему хочется истолковать.

Чтобы добиться максимальной ясности и донести свои мысли до читателя в как можно менее искажённом варианте, надо очень сильно постараться. И уж точно, на что нельзя надеяться - это на то, что люди "сами как-нибудь до смысла дойдут". До чего дойдут читатели, если мы свою мысль недостаточно чётко выразим - это ещё вопрос. Может быть, вообще ни до чего не дойдут. И тогда произведение будет обречено на забвение. Судите сами: то, что непонятно, чаще всего становится и неинтересным. Невозможно проникнуться красотой китайского литературного стиля, если не понимаешь иероглифов. И точно так же невозможно оценить идею автора, если эта идея выражена в неудобочитаемой форме. Так что работать над произведением надо.

У каждого может быть свой способ работы. Кому-то требуется прочитать текст двадцать раз, чтобы начать видеть, что именно в нём не удовлетворяет. А кому-то надо оставить текст недели на две-три, чтобы позже посмотреть на него "свежим взглядом". Единственное важное условие такой работы: быть абсолютно честными с собой и не отворачиваться в спешке от собственного чувства пусть даже лёгкой неудовлетворённости.

Помню, один руководитель конноспортивной секции сказал: "При покупке лошади нужно доверять своему внутреннему чувству. Если хоть что-то кажется не так, что-то смутно настораживает - брать нельзя!" То же самое можно сказать о том, что пишешь: если есть хотя бы смутное ощущение, что что-то не так - значит, не нужно спешить выкладывать текст на всеобще обозрение. Надо работать дальше. До тех пор, пока чувство дискомфорта не исчезнет и вы не поймёте, что действительно всё сказали.


РЕЗЮМЕ


Писательскую деятельность можно охарактеризовать строчкой из песни Евгения Бачурина "Пегасик":

"...За горизонтом - снова горизонт..."

Тем и прекрасно это занятие - писательская деятельность - что в нём, как нигде более, нет предела собственному совершенствованию. Жизнь огромна, многогранна и чрезвычайно интересна. В ней так много интересного, что за всю жизнь не постигнешь и тысячной доли. Нужно только двигаться вперёд и искать, чтобы, отыскав, поделиться с другими.

А уж если взялись делиться с читателями, надо употребить все усилия, чтобы максимально полно изложить свои мысли. Потому что писательская деятельность - это не только самое прекрасное, но и самое опасное занятие. Она подобна скальпелю в руках хирурга: можно с её помощью вернуть человека к жизни, а можно искалечить или убить.

Тот, кто однажды решил заняться писательской деятельностью, должен сделать очень серьёзный выбор.

Если хочется писать легко, без труда и чтобы не было опасности, что твоим произведением соблазнится много людей - лучше вообще отказаться от этого великого, прекрасного и опасного дела и посвятить свою жизнь чему-то другому. А если отказываться от писательской деятельности всё-таки не хочется - нужно научиться воспринимать это, как любое другое дело, которое нужно делать тщательно, не забывая, что писатель в ответе за каждое написанное им слово.

Вам выбирать.

Автор: М.В. Гуминенко


© М.В. Гуминенко. 2009 г.
Опубликовано: "Сибирские истоки". 2013. N 4(63), декабрь. С. 2-7.
По вопросам использования материалов сайта обращаться по адресу: Kippari2007@rambler.ru