Литература и жизнь        
Поиск по сайту
Пользовательского поиска
На Главную
Современная публицистика
Роман "Созвездие Близнецов"
Зарисовки прошлого и настоящего
Библиотека
История Европы и Америки XIX-XX вв
Как мы делали этот сайт
Форум и Гостевая
Полезные ссылки

М.В. Гуминенко

Правозащитное движение и его актуальность в наши дни
Диссиденты или правозащитники

Чаще всего для современного обывателя слово "диссидент" ассоциируется с поэтами или писателями, которых не хотели издавать в советское время и даже преследовали за смелую критику и неприятие советского строя. Такое понимания явления диссидентства в СССР однобоко и не совсем верно. По определению энциклопедического словаря 1997 года, применительно к СССР 1960-х - 1980-х годов диссиденты - это название участников движения против тоталитарного режима в бывших социалистических странах в конце 1950-х - середине 1980-х гг. [9] Основу диссидентского движения в 1960-1980-е годы в СССР составляли не поэты или писатели, а правозащитники. Но для того, чтобы понять, почему именно правозащитное движение стало актуально в обозначенный период, нужно сказать несколько слов об исторической обстановке, на фоне которой формировалось диссидентство в СССР.


Эпоха застоя


Как утверждают современные историки (И.С. Ратьковский, М.В. Ходяков), уже после смерти Сталина было понятно, что созданная в 30-е годы политическая и экономическая система в стране изжила себя, породив трудности экономического характера и социально-политическую напряжённость в обществе. Поэтому после смерти Сталина новое правительство страны очень быстро стало предпринимать шаги на улучшение обстановки. Сперва за дело взялся энергичный реформатор Н.С. Хрущёв. Наступила пора так называемой "оттепели".

Хрущёвская оттепель - это неофициальное обозначение периода в истории СССР после смерти И.В. Сталина (конец 1950-х - начало 1960-х годов). Характерна ослаблением тоталитарной власти, появлением некоторой свободы слова, относительной демократизацией политической и общественной жизни, большей свободой творческой деятельности [8].

Особо примечательным для данного периода стал XX съезд КПСС (14 февраля 1956 года), на котором прозвучал доклад Хрущёва о разоблачении "культа личности". Доклад был сделан на закрытом заседании, но уже 5 марта 1956 г. высшее руководство приняло решение ознакомить с отредактированным текстом доклада "всех коммунистов и комсомольцев, а также беспартийный актив рабочих, служащих и колхозников". Этот факт воспринимается историками как "беспрецедентная акция приобщения населения страны к высокой политике" [8].

Однако, если проследить дальнейшую политику правительства в отношении к Сталину и руководству страны, то станет понятно, что эти частичные разоблачения так и остались частичными и использовались Хрущёвым прежде всего для борьбы со своей оппозицией и для завоевания популярности в народе. Преступления сталинского периода сперва приписывались личным качествам Сталина, потом только Сталину и его ближайшему окружению, не затрагивая более широкий круг участников. Настоящих расследований по делу репрессий не велось. Уже на XXII съезде КПСС было сформулировано положение о том, что партия сказала народу "всю правду о злоупотреблениях в период культа личности". Таким образом давалось понять, что данный вопрос закрыт окончательно и дальнейшему обсуждению не подлежит.

По официальной версии, с приходом к власти Хрущёва политические репрессии остались в прошлом. Но это вовсе не означало, что стало возможно любое инакомыслие. Тоталитарный контроль над общественной жизнь сохранялся и при Хрущёве, и все последующие годы правления Брежнева. Не было регламента, который накладывал бы конкретные запреты на отдельные проявления гражданской активности. Но не потому, что запретов не было, а потому, что многие запреты внушались и объяснялись советскому гражданину весь предыдущий, сталинский, период, и предполагалось, что советский человек сам знает, что можно, а чего нельзя. Ему же известно, что если он станет общаться с иностранцами - его могут принять за шпиона враждебного Запада. И так же известно советскому человеку, что у нас есть только один возможный стиль для творчества - соцреализм. Всё остальное - "буржуазные пережитки". И уж тем более, всем известно, что нельзя критиковать партию и правительство. Граждане СССР должны были быть довольны уже тем, что после разоблачения "вредных перегибов" времён культа личности просто так, "ни за что", уже не преследуют. Достаточно вести себя правильно с точки зрения советского гражданина - и тебя никто не тронет.

Борис Пастернак "преступил границы дозволенного", опубликовав в 1958 году за границей своё произведение "Доктор Живаго", в котором очень критически рисовалась картина революционных событий в России. За границей Пастернаку присудили Нобелевскую премию, а на родине - устроили травлю как антисоветчику и отщепенцу. И это прямо указывало на незримые и незыблемые рамки, в которых обязан оставаться советский гражданин для своего же собственного благополучия.

Окончательным завершением "оттепели" считается отстранение Хрущёва и приход к руководству Леонида Брежнева в 1964 году.

В самом начале своего правления Брежнев в процитировал докладе по случаю очередной годовщины октябрьской революции одно примечательное выражение Ленина: "У нас ужасно много охотников перестраивать на всяческий лад, и от этих перестроек получается такое бедствие, что я большего бедствия и не знал" [5].

Этой цитатой можно охарактеризовать всю политику советского правительства эпохи застоя: стремление не допустить никаких перестроек и новшеств и сохранить стабильное состояние в стране. С одной стороны, стабильность - это хорошо, это значит, что нет перемен к худшему. Но с другой стороны, стабильность в советской трактовке - это остановка как в экономической, так и в политической жизни. Некий баланс, который соблюдается любой ценой, потому что движение вперёд было уже невозможно, так как страна исчерпала свои ресурсы и потенциал.

По одному из определения толкового словаря живого великорусского языка В.И. Даля "застой" - это всякая продолжительная или вредная остановка в движении чего-либо [4].

Эпоха застоя в значительной степени базировалась и на боязни самих советских граждан каких-либо перемен. Более полувека страна находилась в разброде, войнах, репрессиях, надрывном побитии рекордов, коллективизации и постоянном страхе. Поэтому проводимая правительством политика, направленная на спокойствие и стабильность, приветствовалась. В шестидесятых годах среди населения СССР господствовала мечта о спокойствии и хотя бы временном, частичном благополучии. Однако, многие представители интеллигенции после окончания периода репрессий и хрущёвской оттепели надеялись на большую свободу и большее соблюдение своих конституционных прав. А творческая интеллигенция надеялись на возможность свободного самовыражения. Но как раз самовыражаться вне чётко установленных партией рамок категорически запрещалось. И на это у правительства СССР были вполне объективные причины.

Чтобы понять суть этих причин, вспомним, к примеру, каким курсом двигалось развитие исторической науки в СССР при Брежневе. Во второй половине 1960-х была предпринята широкомасштабная культурно-идеологическая компания, которая установила жёсткие рамки исторических исследований и преподавания истории. Основу нового курса составили крупные юбилейные даты, которые показывали торжество коммунистической партии. К таким датам прежде всего отнесли празднование 20-летия Победы в ВОВ (1965), 50-летия революции (1967) и 100-летия со дня рождения Ленина (1970). Множество переломных моментов в истории СССР, повороты в политике, смены лидеров и многое другое предавалось осознанному забвению. История таким образом превращалась в нечто прямолинейное, построенное на ленинских теориях и неизменно показывающее триумф КПСС.

Исследования всех текущих событий за последнее столетие были прекращены, а то, что не укладывалось в установленные рамки прославления КПСС - попросту изымалось и предавалось забвению. Такая искусственность истории имела место и при Сталине. Хрущёв позволил её частично оспорить, разоблачая "культ личности", но с приходом Брежнева и установлением главных "юбилейных" дат рамки для историков были установлены не менее жёсткие, чем при Сталине. Например, было запрещено публиковать историю коллективизации в деревне 30-х годов - труд учёных-историков во главе с историком-аграрником В.П. Даниловым. Потому что коллективизация могла опорочить "безупречный имидж" КПСС.

И вот тут можно проследить главную причину нежелания каких-либо перемен со стороны правительства СССР. Любое отклонение от официальной доктрины толкования истории могло привести к новым попыткам критики существующего строя, что для партийного аппарата было совершенно недопустимым. Чтобы укрепиться и создать видимость благополучия - нужно было внушить обществу, что как раз сейчас они и находятся на стадии действительного благополучия, и не видеть этого могут либо заблуждающиеся, которые находятся под воздействием враждебной пропаганды западных провокаторов, либо ненормальные, которые просто ничего не понимают.

В "эпоху застоя" практически любая инициатива рассматривалась как потенциальная угроза стабильности в стране. Просто за то, что это - инициатива, а не слепое следование предписаниям начальства. А сама по себе система запретов и предписаний была далека от представлений о правах человека демократических стран и даже от советской конституции.

Но полностью подавить желание людей мыслить вне установленных рамок правительство СССР уже не могло. Времена Сталина прошли и люди уже не так боялись сомневаться в правильности коммунистического пути. Поэтому диссидентское движение существовало несмотря на те меры, которые предпринимало правительство против них.

Основные принципиальные установки диссидентов: ненасилие, гласность, апелляция к закону.

По формам общественной активности выделялись следующие компоненты: создание неподцензурных текстов, объединение в независимые общественные ассоциации, изредка - публичные акции.

По используемому инструментарию диссиденты действовали через: петиции, адресованные в советские официальные инстанции, и "открытые письма", обращенные к общественному мнению; распространение информации через Самиздат и западные масс-медиа.

Справедливо отнести к диссидентству и так называемое "Православное возрождение", которое так же возникло в конце 1960-х годов. Известны имена священников, которые открыто были связаны с диссидентскими кругами: о. Сергий Желудков, о. Александр Мень, о. Глеб Якунин, о. Дмитрий Дудко.

Тесные связи имелись и между диссидентами и представителями других религиозных конфессий, так как приблизительно в это же время активизировались баптисты-"инициативники", или, например, евреи-"отказники". Тесные связи между этими движениями и "правозащитным ядром" советского диссидентства отмечаются при упоминании Хельсинкских групп правозащитного движения второй половины 1970-х гг.

К движению диссидентства можно присовокупить и некоторых деятелей культуры и искусства, таких как литераторы Солженицын, Галич или Владимов, художники Рабин или Сысоев, скульптор Эрнст Неизвестный и другие. По мнению некоторых исследователей диссидентского движения, ничего резко отличного от общесоветской манеры все эти творческие люди не творили, а лишь говорили и писали о том, о чём было не принято говорить и писать. Тем не менее, если учесть, что советская власть пыталась навязывать деятелям культуры идеологическую направленность и творческий метод для их работы, который состоял в концепции соцреализма, неудивительно, что многих, кто отказывался принимать "социалистические нормы" в искусстве признавались диссидентами. Не исключено, что советская власть сама "сотворила" некую "вторую культуру", благодаря чему в диссидентском движении появились писатели, художники и другие представители людей искусства.

Когда поэту или писателю не давали публиковать его произведение, потому что оно не укладывалось в нормы, задаваемые так называемым "соцреализмом", некоторые писатели или поэты могли просто отложить свои произведения "в стол" до лучших времён. А некоторые шли и издавали свои книги "самиздатом" или "тамиздатом".

Само слово "самиздат", по мнению некоторых исследователей, подарил обществу поэт Николай Глазков, который в 40-х годах печатал собственные произведения на машинке и подписывал на месте издательства "Самсебяиздат". Постепенно слово сократилось до "самиздат". В середине 60-х самиздат становится существенной стороной политической и культурной жизни. В самиздатовском варианте издавалась не только запрещённая цензурой художественная литература, но прежде всего отчёты о судебных процессах, обращения к правительству, к общественности и многое другое.

Рукописи чаще всего распечатывались на пишущих машинках, фотографировались и размножались на копировальной технике. Постепенно возникали целые подпольные типографии, которые хотя и не получили широкого распространения, всё-таки сыграли значительную роль в распространении запрещённой литературы.

Ещё одним путём был "тамиздат" - пересылка запрещённых произведений за границу, печать и последующая тайная перевозка в СССР и распространение. Так издавались книги, подпольные журналы и прочее.

Конечно, самиздат не мог сравниться по количеству издаваемой литературы с официальными издательствами. Но иное произведение самиздата передавалось с рук на руки, копировалось и зачитывалось до дыр, в то время как официально изданные книги могли годами пылиться на полках и к ним почти никто не прикасался. С этой точки зрения у самиздата было даже преимущество "запретного плода", потому что редкую и запрещённую вещь с большим удовольствием будут читать.

Если бы не запреты издавать то, что отличается от соцреализма и не укладывается в его жёсткие рамки, писателям незачем было бы становиться диссидентами. Ещё более наглядно обстоит дело с живописью и скульптурой. Казалось бы, что диссидентского в памятнике Эрнста Неизвестного Никите Хрущёву? Тем не менее, "советская общественность" была возмущена и в газетах сыпались призывы "дать по рукам" таким, как Неизвестный. Поэтому мысль о том, что деятелей искусства диссидентами делало само правительство СССР, верна в большей части случаев. Но само диссидентское движение зародилось не потому, что кому-то из писателей или поэтов не давали публиковать свои произведения. Даже все вместе взятые писатели-диссиденты не могли бы составить основу для столь значительного явления советской эпохи, как диссидентство. Основой движения стало движение так называемых правозащитников.


Правозащитное движение как ядро диссидентства


По определению, данному в Международной Амнистии, "правозащитниками называют людей, которые в одиночку или совместно с другими пропагандируют или отстаивают права человека мирными средствами. Правозащитник отличается тем, что защищает права окружающих, и не важно, кем он является по профессии. Правозащитники отстаивают всеобщность и неделимость всех прав человека. Они не отдают предпочтение какой-то одной группе прав в ущерб другим..." [7]

После смерти Сталина в советской юстиции можно проследить положительные изменения. В частности, признание обвиняемого уже перестало считаться главным доказательством его вины. Послесталинские карательные органы ввели обязательный сбор свидетельских показаний, вещественных улик, экспертизу и многое другое. Если при Сталине достаточно было найти у человека книги, брошюры и статьи "врагов народа" - это уже служило гарантированным основанием для приговора. При Хрущёве следствие приобрело более нормальный порядок, но это не делало сами законы более лояльными или справедливыми. То есть, само по себе отношение закона к любого рода оппозиции не изменилось и осталось достаточно категоричным. Никакую оппозицию советская власть не терпела и не собиралась допускать. Таким образом, при видимой отсутствии злоупотреблений законом, сам закон более справедливым не стал.

По советским законам всякое инакомыслие само по себе было предосудительным. Хотя Советский Союз в теории должен был олицетворять собой государство, в котором "вольно дышит человек", на деле партия допускалась только одна, творить и говорить человек должен был с точки зрения "коммунистической религии", которая диктовала все узаконенные "ритуалы", за рамки которых советский человек выходить был не должен. Если человек высказывал любое альтернативное суждение, которое не соответствовало "официально утверждённому" - его высказывание трактовалось как опасное государственное преступление. Надо признать, что никакой свободы слова не было, а было лишь разрешение "высказываться свободно" с точки зрения сознательного советского гражданина.

Никаких официально утверждённых "рамок" между тем не было. Как уже было сказано выше, сознательный советский гражданин обязан был сам знать, что можно, а чего нельзя. Подобная размытость и нечёткость "рамок" действовала на руку советским законодателям. Они могли по своему разумению объявлять то или иное явление правильным или предосудительным. А советский гражданин вынужден был жить с оглядкой на то, являются ли его слова разрешёнными или нет. Это психологическое давление теоретически должно было автоматически сужать рамки высказываний и подавлять всяческие недовольства. Ведь если человек не знает чётко, что можно, а чего нельзя, ему более безопасно для себя самого посчитать, что то, что он хотел бы высказать - высказывать нельзя - и на всякий случай не высказывать свои собственные соображения или недовольства вовсе.

С людьми, которые выходили за установленные незримые и непонятные рамки, поначалу старались бороться, не обнаруживая политической подоплёки. Так Иосифа Бродского судили "за тунеядство", а вовсе не за его вольности, которые он допускал в писательской деятельности. Но подобная формулировка очень скоро была сочтена неподходящей, неконкретной, а следовательно, недостаточно дающей понять всем остальным, что поступать так, как Бродский - предосудительно. Поэтому 16 октября 1966 года указом Президиума Верховного Совета РСФСР в уголовном кодексе РСФСР появились статьи 190-1, 190-2 и 190-3, которые как раз и были направлены на конкретизацию так называемых "антисоветских" действий [6].

В статье 190-1 предусматривалось наказание "за распространение измышлений, порочащих советский государственный и общественный строй". То есть, любой критикующий советские порядки становился"крамольником" и его полагалось привлечь к уголовной ответственности. Вдумайтесь: за то, что человек мыслит не так, как все, он мог попасть в разряд уголовных преступников. В стране, которая ратовала за "свободу" и боролась за "права и свободы" всяких "угнетаемых империализмом товарищей", на самом деле под словом "свобода" подразумевалась некая категория, на столько абстрактная, что определить, что она означает, не представляется возможным. Вполне обосновано будет сказать, что там, где громко говорят о свободе, на деле этой самой свободы нет. Будь свобода очевидным фактом - о ней не надо было твердить постоянно, напоминая всему миру, что СССР - "свободная страна".

Статьи, подобные статье 190-1, противоречили советский Конституции. Например, в Конституции 1977 года, в статьях 49 и 50, можно прочесть следующее:

Статья 49. Каждый гражданин СССР имеет право вносить в государственные органы и общественные организации предложения об улучшении их деятельности, критиковать недостатки в работе. <...> Преследование за критику запрещается. Лица, преследующие за критику, привлекаются к ответственности.

Статья 50. В соответствии с интересами народа и в целях укрепления и развития социалистического строя гражданам СССР гарантируются свободы: слова, печати, собраний, митингов, уличных шествий и демонстраций. [11]

Как можно увидеть, свобода критики в адрес выше стоящих инстанций и свобода митингов и демонстраций закреплены в Конституции СССР. А по статье 190-1 любой критикующий советские порядки, объявлялся крамольником. Исходя из этого и подобных фактов диссиденты-правозащитники протестовали и требовали отмены такого "административного указа". Однако, статья 190-1 была отменена только при Горбачёве, 11 сентября 1989 года.

Не все статьи, против которых восставали правозащитники, бесспорно являются ущемлением прав и свобод граждан. Например, уголовная ответственность за надругательство над советским гербом и флагом (статья 190-2), так же введённая в 1966 году, вполне логична. Уважения к гербу и флагу требуют в любой стране, будь она демократической, монархической или тоталитарной. Герб и флаг своей страны не заслуживают того, чтобы над ними надругаться и действия подобных "надругателей" вполне можно расценить как уголовно наказуемые. В царской России вряд ли кому-то пришло бы в голову надругаться над собственным флагом или гербом. Поэтому и закона, который предусматривал бы уголовную ответственность за такие действия, не было. Однако, постепенное падение нравов, которому способствовала и сама советская власть, привело к тому, что государственные герб и флаг стали нуждаться в защите. Поэтому не совсем понятно, почему с точки зрения диссидентов статья о надругательстве над государственным гербом и флагом является грубым нарушением конституционных прав. В данном вопросе полностью согласиться с диссидентами нельзя.

Тем не менее, следующая статья, 109-3 УК РСФСР ("Организация или активное участие в групповых действиях, нарушающих общественный порядок") уже является более спорной из-за своей трактовки.

Уголовное наказание организаторов не за групповые действия, а за их возможные последствия, включало в себя такие составляющие:

1) грубое нарушение общественного порядка;

2) явное неповиновение законным требованиям представителей власти;

3) нарушение работы транспорта;

4) нарушение работы государственных, общественных учреждений или предприятий.

Участники демонстраций, которым приписывалась статья 109-3, опирались на конституционное право проводить митинги и демонстрации. И подобное противоречие УК и Конституции, и расправа над участниками демонстраций, уже выходили за рамки логичных и соответствующих нормам и правам человека и гражданина.

Таким образом, правозащитное диссидентское движение в основе своей опиралось на требования соблюдений законности и конституционных прав и свобод. И именно правозащитников можно назвать главной движущей силой в диссидентском движении 1960-1980-х годов.


Правозащитное движение с практической точки зрения


Всякий человек, который отстаивает конституционные права и свободы, является правозащитником. Для того, чтобы быть правозащитником, не нужно вступать в специальные ассоциации, заканчивать какой-то специальный вуз или публично заявлять "Я - правозащитник!"

Как уже указывалось выше: "Правозащитниками называют людей, которые в одиночку или совместно с другими пропагандируют или отстаивают права человека мирными средствами. Правозащитник отличается тем, что защищает права окружающих, и не важно, кем он является по профессии..." [7]

Правозащитное движение имеет место и в наши дни. Возьмём современный пример: борьбу с торрентами, которую в данный момент готово объявить государство.


Справка: BitTorrent (букв. англ. "битовый поток") - пиринговый (P2P) сетевой протокол для кооперативного обмена файлами через Интернет. Файлы передаются частями, каждый torrent-клиент, получая (скачивая) эти части, в то же время отдаёт (закачивает) их другим клиентам, что снижает нагрузку и зависимость от каждого клиента-источника и обеспечивает избыточность данных.


На сколько торренты, на которых осуществляется скачивание, к примеру, художественных фильмов, могут нарушать авторское право? Обратимся к закону об авторском праве, по которому каждый человек имеет право лично для себя скопировать один экземпляр любой информации, чтобы использовать в своих частных целях.


Авторские права в действующем законодательстве (ГК РФ):

Статья 1273. Свободное воспроизведение произведения в личных целях

Допускается без согласия автора или иного правообладателя и без выплаты вознаграждения воспроизведение гражданином исключительно в личных целях правомерно обнародованного произведения, за исключением:

1) воспроизведения произведений архитектуры в форме зданий и аналогичных сооружений;

2) воспроизведения баз данных или их существенных частей;

3) воспроизведения программ для ЭВМ, кроме случаев, предусмотренных статьей 1280 настоящего Кодекса;

4) репродуцирования (пункт 2 статьи 1275) книг (полностью) и нотных текстов;

5) видеозаписи аудиовизуального произведения при его публичном исполнении в месте, открытом для свободного посещения, или в месте, где присутствует значительное число лиц, не принадлежащих к обычному кругу семьи;

6) воспроизведения аудиовизуального произведения с помощью профессионального оборудования, не предназначенного для использования в домашних условиях.


То есть, по настоящему тексту Авторского права, человек имеет право скопировать себе один экземпляр фильма и смотреть дома в кругу семьи. Что, собственно, и делает большинство пользователей с торрент-трекеров.

Мы не говорим здесь о том, что с помощью торрент-трекеров некоторые пользователи скачивают не предназначенные для копирования элементы, например, взломы программ, т.к. это четко сказана в вышеуказанной статье: "исключится воспроизведение программ для ЭВМ", но долее мы ведём разговор о копиях фильмов и музыки, которые скачиваются лишь для того, чтобы просматривать их в кругу семьи.


Статья 1275 (ГК РФ) Свободное использование произведения путем репродуцирования

1. Допускается без согласия автора или иного правообладателя и без выплаты вознаграждения, но с обязательным указанием имени автора, произведение которого используется, и источника заимствования репродуцирование (подпункт 4 пункта 1 статьи 1273) в единственном экземпляре без извлечения прибыли:

1) правомерно опубликованного произведения - библиотеками и архивами для восстановления, замены утраченных или испорченных экземпляров произведения и для предоставления экземпляров произведения другим библиотекам, утратившим их по каким-либо причинам из своих фондов;

2) отдельных статей и малообъемных произведений, правомерно опубликованных в сборниках, газетах и других периодических изданиях, коротких отрывков из правомерно опубликованных письменных произведений (с иллюстрациями или без иллюстраций) — библиотеками и архивами по запросам граждан для использования в учебных или научных целях, а также образовательными учреждениями для аудиторных занятий.

2. Под репродуцированием (репрографическим воспроизведением) понимается факсимильное воспроизведение произведения с помощью любых технических средств, осуществляемое не в целях издания. Репродуцирование не включает воспроизведение произведения или хранение его копий в электронной (в том числе в цифровой), оптической или иной машиночитаемой форме, кроме случаев создания с помощью технических средств временных копий, предназначенных для осуществления репродуцирования.


Обратите внимание на следующую строчку: "Репродуцирование не включает воспроизведение произведения или хранение его копий в электронной (в том числе в цифровой), оптической или иной машиночитаемой форме". То есть, если вы скопировали себе в компьютер текст книги и используете его для себя лично, не переиздавая его каким-либо способом для дальнейшего распространения, это даже не считается репродуцированием и ни в коей мере не может быть названо нарушением закона об Авторском праве.

Теперь обратимся к тексту Конституции:


Статья 29. 4. (Конституция РФ)

Каждый имеет право свободно искать, получать, передавать, производить и распространять информацию любым законным способом. Перечень сведений, составляющих государственную тайну, определяется федеральным законом. [1]


Иными словами, нарушается авторское право - когда человек начинает копировать чужие произведения и распространять их за деньги, получая таким образом коммерческую прибыль. Если обратиться к международным правам человека, то каждый человек имеет право беспрепятственно получать и распространять любую информацию. Это - его право.

Всеобщая декларация прав человека. Статья 19

Каждый человек имеет право на свободу убеждений и на свободное выражение их; это право включает свободу беспрепятственно придерживаться своих убеждений и свободу искать, получать и распространять информацию и идеи любыми средствами и независимо от государственных границ.


Как тогда быть тем, кто хочет получить деньги за свои программы, фильмы и пр.? Но нарушаются ли их права, если их продукция не присваивается, их авторство не ставится под сомнение? Это вопрос сложный.


Статья 44. 2 Конституции РФ гласит:


Каждый имеет право на участие в культурной жизни и пользование учреждениями культуры, на доступ к культурным ценностям.


Кино - это тоже культурная ценность. И закрывая гражданам свободный доступ к культурным ценностям, нарушаются права человека, данные ему Конституцией, в соответствии с международными нормами Прав человека. Те, кто хочет бороться с торрентами, добиваются того, чтобы мы не могли пользоваться своим правом сохранить себе одну копию для личного пользования и индивидуального просмотра. Они хотят, чтобы мы эту нужную нам копию покупали у них за деньги.

Допустим, мы запретим торренты и масса народа, которая скачивает фильмы всех стран мира и всех режиссёров мира, вынуждены будут довольствоваться только тем, что имеется на полках магазинов. А лежит там продукция коммерческая, зачастую имеющая очень низкую культурную ценность, или вовсе не имеющая культурной ценности. Не оставляя нам права выбора, государство сознательно обедняет жизнь своих граждан, расставляя препятствия на пути их желания узнать большее и найти лучшее. Это можно с полным основанием назвать сужением культуры, сведением кинематографической культуры на примитивный уровень.

Мировой кинематограф - это явление обширное, грандиозное, познать которое полностью не хватит человеческой жизни. Но условно этот кинематограф можно разделить на "искусство" и "коммерцию". Вы знаете, что существует масса киностудий, которые выпускают фильмы низкого качества, рассчитанные на кассовый сбор: простенькие боевики, не слишком умные комедии, рассчитанные на массового, "всеядного" зрителя, либо на определённый контингент зрителей, готовых поглощать эту продукцию в неимоверных количествах, потому что она не занимает голову и будит инстинкты, приятно щекоча нервы. И именно такая кинопродукция наиболее доступна современному зрителю. Что же касается классики, произведений мастеров, знаменитых кинорежиссёров, актёров, композиторов, то чаще всего она недоступна потому, что не закупается. Таким образом, ставя запрет на торренты, мы лишаем нашего современника возможности познакомиться с шедеврами мировой культуры, изданными несколько десятков лет назад и не имеющимися в настоящее время в прокате или продаже. Это так называемое "кино не для всех", которое мало переиздаётся, так как не пользуется широким спросом среднестатистического обывателя и потому получается просто вычеркнутым из современной культуры.

У нас в стране часто поднимается вопрос о "тлетворном влиянии западного кинематографа на молодёжь". Но под этим красивым лозунгом надо иметь в виду именно худшие, коммерческие образцы, которые как раз и покупаются благодаря своей относительной дешевизне. Молодёжи, о которой так пёкся человек, впервые произнёсший лозунг о "тлетворном влиянии", просто неоткуда взять хорошее кино. Продукция современного российского кинематографа совсем не такого качества, как хотелось бы. А бесконечное пересматривание советских фильмов - это тоже не способ расширить свой кругозор. Мы не можем узнать другой народ, не изучая его искусство. А кино на данном этапе - очень значительный пласт культурной жизни, отражающий менталитет, историю, психологию, обычаи и особенности другой страны. Иными словами, хотите "мира во всём мире" - изучите своих соседей и дайте изучить себя.

В советское время доступ к Западному кинематографу был практически закрыт. То немногое, что достигало наших экранов, строго проверялось цензурой и допускалось только в случае строгого соответствия господствующей идеологии. Результат - мы и сейчас не понимаем наших соседей по планете.

Те, кто предлагает отрезать людей от возможности знакомиться с кинематографом других стран, действуют точно так же, как коммунисты, которые открыто запрещали всё "не советское".

Проблема в том, что вступая в борьбу с людьми, которые пользуются торрентами, государство само создаст такие условия, при которых гражданин этого государства сможет знакомиться только с посредственными и худшими образцами импортного кинематографа. А лучшие образцы станут полностью недоступны.

Проблема не в торрентах, а в том, что человек может скопировать и продать так называемую "пиратскую копию". Вот это уже будет противозаконно, потому что нарушаются имущественные права автора оригинала: статьи, программного обеспечения, книги, фильма и пр.

Теперь обратимся непосредственно к источнику нарушения прав человека на получение и распространение им той или иной информацию, и методам, с помощью которых государство намерено бороться с "качальщиками".


Цитаты из статьи Максима Букина [3]:


Серьезно обижены на "качальщиков" и фиксированные операторы связи. "Вместо того, чтобы смотреть старые фильмы в хорошем качестве за 30-50 руб., абоненты хотят бесплатно загружать последние новинки в DVD- и HD-качестве с помощью торрент-сетей. Это совершенно неприемлемо - снижать цены мы не хотим, но конкурентов надо как-то уничтожить", - заявили нам в руководстве компании "Комстар-ОТС".

Помимо всего прочего, некоторые депутаты Госдумы выступили с более радикальными предложениями, которые имеют все шансы быть принятыми во всех чтениях сразу. Среди них - обязательная установка специального ПО на каждый компьютер, подключенный к Интернету: программа будет фиксировать всю активность пользователя и, в случае использования торрент-серверов,- сообщать об этом в правоохранительные органы и блокировать доступ в Интернет. "Мы готовы создать такое программное обеспечение по заказу государственных органов власти, - заявили нам с оптимизмом в пресс-службах компаний "Лаборатория Касперского", Eset и "Доктор Веб", - такой функционал может быть легко добавлен ко всем нашим продуктам в режиме автообновления, так что пользователи просто не смогут от этого отказаться". Поддержали эту инициативу и в Microsoft: "специальный модуль контроля вполне можно отправить всем использующим Microsoft Update покупателям даже без их согласия - откровенно заявили нам разработчики Windows, - соответствующие пункты в пользовательском соглашении присутствуют. Кроме всего прочего, это позволит нам отключить от Интернета всех пользователей с нелицензионными версиями ОС: двойная выгода!"


Обратите внимание на такие слова, как "конкуренты" и "выгода". Подобные обороты прямо указывают на то, что речь идёт о выгоде и уничтожении конкурентов, а вовсе не о защите чьего-то авторского права. И, ради своей выгоды, возмущённые торрентами компании готовы подняться на борьбу с правами человека. Иными словами, за нами будут следить на законном основании, лишая нас возможности получать ту информацию, которая нам нужна.


Затронут изменения и хостинг-провайдеров: чтобы милиция больше не изымала серверы из ЦОДов, крупные игроки рынка решили самоорганизоваться и создать прямо в серверных специальные рабочие посты для круглосуточного наблюдения со стороны сотрудников правоохранительных органов за трафиком, который циркулирует в Рунете. "Во всех наших серверных мы выделили по три квадратных метра полезной площади, где установили рабочие места из стационарных ПК, кулеров с водой и раскладушек. Таким образом сотрудники управления "К" МВД РФ будут заниматься мониторингом и фильтрацией трафика с помощью системы СОРМ непосредственно на местах, - отметили источники в руководстве сразу нескольких хостинг-провайдеров, пожелавшие остаться неизвестными. - Работа будет проходить в круглосуточном режиме и финансироваться из федерального бюджета".


Итак, то, о чём говорится в данной статье, можно определить двумя словами: ТОТАЛЬНАЯ СЛЕЖКА.

Интернет - это пространство общественное.

Компьютер - это частная собственность, пространство личное.

Для того, чтобы сделать обыск в квартире человека, нужно иметь санкцию на обыск.

Охранник в магазине не имеет права обыскать покупателя, даже если подозревает, что тот что-то стащил, он должен вызвать милицию, так как обыскать может только милиция. Иначе это произвол и за это можно подать в суд на охранников магазина и на сам магазин.

Антивирусные компании предлагают создать программу, которая подобно трояну или вирусу будет проникать в чужой компьютер, то есть в чужую собственность, и производить там обыск. Это - нарушение конституционного прав человека и вмешательство в его личную жизнь.

На основании того, что мы не имеем права скачивать фильмы при помощи торрент-трекеров, за нами предлагают установить слежку. Информационный тоталитаризм в данном случае как раз и состоит в том, что кому-то будет дано право контролировать каждый ПК, не зависимо от желания его владельца. А вместе с тем Конституция гласит:


Статья 55.

2. В Российской Федерации не должны издаваться законы, отменяющие или умаляющие права и свободы человека и гражданина.

3. Права и свободы человека и гражданина могут быть ограничены федеральным законом только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства. [1]


Если антивирусные компании разработают предложенный ими продукт для отслеживания в чужих компьютерах "запретных" программ или информации - чем они, эти разработчики подобной шпионской программы, будут отличаться от тех, кто незаконно вторгается в чужой компьютер с помощью программы троянской?

Закон против "качальщиков" с торрентов могут принять, но тогда он будет идти вразрез с Конституцией. И вразрез с правами человека на международном уровне. Точно так же, как запрещая качать с торрентов, нарушается право человека получать себе в частное владение одной копии любой информации.

Если антивирусные компании сделают что-то подобное - нужны будут правозащитники, которые будут заявлять о нарушении конституционных прав и в том числе права на частную собственность, личную жизнь и защиту тайны личной жизни (переписки и пр.)

Таким образом, мы имеем все основания сказать, что в данный момент автор этой статьи действует как правозащитник. Я доказываю, что начиная "войну" против тех, кто скачивает информацию через торренты, инициаторы такой "войны" нарушают конституционные права и свободы граждан.


Заключение


Итак, эпоха застоя породила в СССР диссидентское движение. После разоблачения "культа личности" люди в СССР надеялись на то, что будут иметь большую свободу и правовую защищённость. Однако, во времена Хрущёва и Брежнева правящие структуры в СССР придерживались политики стабилизации, исключая всяческую инициативу и утверждая, что "социализм" уже построен и подчиняя всю общественную, политическую и культурную жизнь жёстким рамкам партийной цензуры.

Видимость соблюдения законности в СССР, когда человек по Конституции имел право на критику и на высказывание своего собственного мнения, требовала со стороны партии и правительства новых мер по пресечению какой-либо критики в адрес социалистического строя. Для этого были в частности приняты три новых статьи в УК РСФСР, которые рассматривались выше: 190-1, 190-2 и 190-3. Однако, введение подобных статей и их претворение в жизнь шло вразрез с нормами действующей Конституции СССР и международными Правами человека.

Для борьбы с правонарушениями на государственном уровне в СССР сформировалось движение правозащитников, которые собственно и составили основу диссидентского движения. Правозащитники действовали ненасильственными методами, путём составления и публикации "открытых писем", апелляций и петиций, призывали к соблюдению законности, обращались к правительству и общественности, издавали книги, посвящённые противоправным уголовным процессам, которые учинялись над диссидентами.

Правозащитное движение актуально и в наши дни, потому что различные нарушения норм международных прав человека, равно как и нарушения наших конституционных прав, допускаются и сейчас.

В рамках данной статьи в качестве примера приведена проблема свободного доступа через сеть Интернет к кинематографическому искусству. Борьба, которую стремятся объявить торрент-трекерам некоторые компании, грозит перерасти в стадию информационного тоталитаризма, который допустить ни в коем случае нельзя.

Полезно задать тут один вопрос: информация - это роскошь? Да, в СССР информация была роскошью. Позволить себе что-то узнать о жизни за границей, например получить представление о западном кинематографе, могли очень немногие "избранные". Будет ли так же недоступна информация нам сейчас, в наши дни - вопрос пока открытый. Судя по настрою тех, кто готов объявить войну "качальщикам" - будет.

Если некие государственные или частные организации будут проникать в личную жизнь людей - это нарушение Конституции и прав человека. Если гражданин будет лишён возможности участвовать в изучении культуры другой страны по той причине, что якобы он должен довольствоваться тем, что имеется на прилавках магазинов - это будет нарушение прав человека на свободный доступ к информации, её использованию и передаче.

Нельзя разделить различные нарушения прав человека на "значительные" и "незначительные" и разрешить на государственном уровне "нарушать незначительно". Можно ли посчитать значительным или незначительным вторжение в чужой ПК с целью обыска, шпионажа и слежки? И как можно посчитать незначительным вмешательство в личное пространство человека и его частной жизни и установление за ним тотального контроля?

Правозащитное движение должно бороться с любыми нарушениями Конституции и прав человека. В наши дни это актуально точно так же, как и во времена СССР.



Два вопроса, заданные юристу по поводу данной статьи


Вопрос: Не могли бы Вы указать более профессиональную трактовку указанных статей ГК РФ, упомянутых в данном исследовании.


Ответ юриста:По поводу конституции и иных декларативно-нормативных документов:

Подобные документы [конституция] носят декларативно нормативный характер, то есть в основе своей содержат только правовые принципы, которые впоследствии расшифровываются и уточняются нормативными правовыми актами.

Как пример излишне общего характера норм Конституции следует рассмотреть тот же п. 4 ст. 29:

"Каждый имеет право свободно искать, получать, передавать, производить и распространять информацию любым законным способом. Перечень сведений, составляющих государственную тайну, определяется федеральным законом".

Данная статья особняком ставит лишь одну группу информации - сведения, составляющие государственную тайну, но это не означает, что эта категория - единственная подлежащая нахождению в свободном доступе и оперировании.

Статьей 10 Федерального закона от 29.07.2004 г. № 98-ФЗ "О коммерческой тайне" ограничен доступ к сведениям, содержащим коммерческую тайну. Ст.3 Федерального закона от 26.09.1997г. № 125-ФЗ "О свободе совести и о религиозных объединениях" установлено, что тайна исповеди охраняется законом. От операторов персональных данных ст.7 Федерального закона от 27.07.2006 г. № 152-ФЗ "О персональных данных" требуется строгое соблюдение конфиденциальности обрабатываемой информации. И подобных законов множество, вкупе с главой 13 Кодекса об административных правонарушениях "Административные правонарушения в области связи и информации" и статьей 183 "Незаконные получение и разглашение сведений, составляющих коммерческую, налоговую или банковскую тайну" и главой 28 "Преступления в сфере компьютерной информации" Уголовного кодекса Российской Федерации.

Что касается ст. 55 Конституции, то здесь имеется ряд обтекаемых постановлений Конституционного Суда РФ, в то числе от 22 июня 2010 г. N 14-П "По делу о проверке конституционности подпункта "а" пункта 1 и подпункта "а" пункта 8 статьи 29 Федерального закона "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации" в связи с жалобой гражданина А.М. Малицкого", где звучит формулировка о том, что правовые ограничения прав и свобод оправданы, если только такие ограничения адекватны социально необходимому результату, недопустимо искажение в ходе правового регулирования самого существа конституционного права или свободы. Думаю, ясно, что благодаря подобной трактовке из-под удара можно вывести абсолютно любой законопроект.

Таким образом, делая вывод, можно еще раз указать о декларативности норм Конституции, действие которой упорядочивается (читай - регламентируется) федеральными законами.

На международном уровне картина следующая: диспозитивность Всеобщей декларации прав человека, принятой на третьей сессии Генеральной Ассамблеи ООН резолюцией 217 А (III) 10 декабря 1948 года, провозглашена в преамбуле самого документа:

"Генеральная Ассамблея провозглашает настоящую Всеобщую декларацию прав человека в качестве задачи, к выполнению которой должны стремиться все народы и все государства".

Тем более что в той же Европе уже приняты жесткие законы, касающиеся ответственности лиц, скачивающих фильмов и музыки (стопроцентно могу назвать Германию и Нидерланды, в которых, кстати, прошел уже ряд судов не в пользу условных "пиратов", с 1 июля 2011 года вступит в силу подобный закон и в Швеции).

Теперь непосредственно о нормах Гражданского кодекса Российской Федерации.

Рассматривая ст. 1273, не забываем здесь и о ст. 1245: "Авторам, исполнителям, изготовителям фонограмм и аудиовизуальных произведений принадлежит право на вознаграждение за свободное воспроизведение фонограмм и аудиовизуальных произведений исключительно в личных целях. Такое вознаграждение имеет компенсационный характер и выплачивается правообладателям за счет средств, которые подлежат уплате изготовителями и импортерами оборудования и материальных носителей, используемых для такого воспроизведения. Сбор средств для выплаты вознаграждения за свободное воспроизведение фонограмм и аудиовизуальных произведений в личных целях осуществляется аккредитованной организацией".

То есть делаем вывод: законная схема такова - вы покупаете для личных целей, например, лицензионный диск у уполномоченной - аккредитованной организации, и деньги поступают в установленной пропорции организации и правообладателю. Если вы скачиваете с "торрентов", то отмечаю, что: 1) создатели подобных сайтов, разумеется, не являются аккредитованной государством организацией; 2) вознаграждение правообладатель не получает и, таким образом, у нас прямое нарушение ст. 1245 Гражданского кодекса. Более того, обращаю внимание, в ст. 1273 идет речь о воспроизведении правомерно обнародованном произведении, что это значит? Это значит, что произведение, которые Вы желаете воспроизвести, должно быть обнародовано уполномоченной, аккредитованной организацией.

Здесь есть один интересный момент -если Вы скачали и просмотрели, то ваша доля вины ничтожно мала - только тот факт, что приобрели для личных нужд интеллектуальную собственность не у аккредитованной организации, но если Вы начинаете ее "раздавать", то речь идет уже о передаче информации, а не о воспроизведении, что не допускается ни одной нормой Гражданского кодекса.

Ссылка на ст.1275 в том что касается репродуцирования идет опять речь только о воспроизведении и хранении, но не о передаче информации.

Как вывод, политику следует понимать правильно - данная "слежка" нацелена, в первую очередь, не на тех, кто не посредственно занимается скачиванием, а для того чтобы выйти на подобные сайты и привлечь к ответственности их обладателей, равно, как и вас в случае "раздачи" информации.


Вопрос: На сколько правомерно то, что компании антивирусов собираются внедрять программы, которые будут проводить обыски в компьютерах без ведома владельцев этих компьютеров? Иными словами, на сколько правомерны предполагаемые действия антивирусных компаний, о которых говорится в приведённой мною статье Максима Букина? Возможна ли такая тотальная слежка и законна ли она?

Исходя из этого получается, что люди будут обыскивать компьютеры на предмет "не найдётся ли там что-то незаконное". Но тогда можно на всякий случай обыскивать квартиры граждан, "не найдётся ли в них что-нибудь незаконное".


Ответ юриста:Представленная ситуация пока "размыта" в своих рамках. И поживем-увидим, как будет подобное реализовано на практике. Потому что совсем один момент, если Вы покупаете антивирусную программу (разумеется, лицензионную), которая уведомляет о том, что в случае незаконного скачивания интеллектуальной собственности, будет произведен автоматический поиск данного объекта по всей базе данных Вашего компьютера, здесь действует принцип гражданско-правового договора - оферта содержала указанный элемент, входящий в комплекс услуг, и Вы ее покупкой акцептировали без возражений. То есть, проще говоря, Вы заключаете договор с фирмой на охрану Вашего дома, а там указано: "в случае поступления тревожного сигнала, сотрудники имеют право проникнуть в дом любым способом". Если Вы подписали его с подобной формулировкой, то потом глупо писать иски в суд, о том, что Вам добросовестные стражи вынесли дверь. Не нравятся условия данной фирмы, обратитесь к другой, благо, что сейчас выбор на рынке услуг имеется богатый. Другая ситуация, если подобное будет происходит без уведомления потребителя.

Еще один важный момент связан с о том, каким образом будет происходить процесс "обыска". Обратимся к статьей 17 Федерального закона от 27 июля 2006 г. № 149-ФЗ "Об информации, информационных технологиях и о защите информации":

Лица, права и законные интересы которых были нарушены в связи с разглашением информации ограниченного доступа или иным неправомерным использованием такой информации, вправе обратиться в установленном порядке за судебной защитой своих прав, в том числе с исками о возмещении убытков, компенсации морального вреда, защите чести, достоинства и деловой репутации. Требование о возмещении убытков не может быть удовлетворено в случае предъявления его лицом, не принимавшим мер по соблюдению конфиденциальности информации или нарушившим установленные законодательством Российской Федерации требования о защите информации, если принятие этих мер и соблюдение таких требований являлись обязанностями данного лица.

То есть мы видим, что нарушение закона установлено в случае, если полученная на Вашем компьютере информация будет использована каким-либо образом, а не просто получена.

А чуть раньше еще любопытнее - п.8 статьи 9 того же Федерального закона: Запрещается требовать от гражданина (физического лица) предоставления информации о его частной жизни, в том числе информации, составляющей личную или семейную тайну, и получать такую информацию помимо воли гражданина (физического лица), если иное не предусмотрено федеральными законами.

То есть речь идет о специфической категории информации - личной, семейной тайне, либо персональных данных. Кроме того, обратите внимание на формулировку "если иное не предусмотрено федеральным законом", то есть будет достаточно одного пролоббированного нормативного акта, и понятие защиты становится эфемерным.


Список литературы


1. Конституция РФ. // http://www.constitution.ru/

2. УК РСФСР 1960 года

3. Бакунин М. Охота на "качальщиков" // http://www.pcweek.ru/themes/detail.php?ID=122658

4. Даль В. Толковый словарь живого великорусского языка (современное написание слов). М., 1998

5. Ленин В.И. Полн. собр. соч., т. 44. с. 326

6. Козлов В.А. Неизвестный СССР. Противостояние народа и власти. 1953-1985 гг., М., 2006.

7. Международная Амнистия// http://www.amnesty.org/; http://www2.ohchr.org/english/issues/defenders/index.htm

8. Ратьковский И.С., Ходяков М.В. История России: XX век. СПб., 2005

9. Современный энциклопедический словарь. М., 1997

10. Словарь Брокгауза и Эфрона

11. Конституция (основной закон) СССР, от 7 октября 1977 г. // http://www.hist.msu.ru/ER/Etext/cnst1977.htm

Автор - М.В. Гуминенко


© М.В. Гуминенко. 2010 г.
По вопросам использования материалов сайта обращаться по адресу: Kippari2007@rambler.ru