Литература и жизнь        
Поиск по сайту
Пользовательского поиска
На Главную
Современная публицистика
Роман "Созвездие Близнецов"
Зарисовки прошлого и настоящего
Библиотека
История Европы и Америки XIX-XX вв
Форум и Гостевая
Как мы делали этот сайт

М.В. Гуминенко

Предыдущая глава

Гражданская война в Испании
VIII. Предварительные итоги за 1936-1937 гг.

Сделаем небольшой обзор по уже рассмотренному периоду, чтобы увидеть разность положения, в котором находились противоборствующие стороны в Испании к 1938 году. И для этого вернёмся немного назад, к самому началу событий.

Итак, к 1936 году испанская Республика, возглавляемая малоинициативным Временным правительством, не смогла создать крепкого, объединённого государства, которое устроило бы всех граждан. К моменту начала Гражданской войны существенная часть населения Испании сочувствовала националистам, а не республиканцам, которые стояли у власти. Это дало возможность военным организовать собственную революцию и попытаться захватить власть в стране, сместив республиканское правительство [1].

К 18 июля, когда националисты устроили в Мелилье (испанский город-порт на Африканском побережье Средиземного моря) переворот, республиканское правительство пребывало фактически без руководителя, так как председатель правительства Касарес Кирога ушёл в отставку. Его заменили временным правительством во главе с Диего Мартинесом Баррио, который этой же ночью пытался связаться с мятежными военными для переговоров и остановить разгорающуюся войну. Однако, генерал Мола, возглавлявший мятежников, не собирался разговаривать с временным правительством, дав понять, что ничто не сможет остановить его сторонников - националистов.

19 июля к власти у республиканцев пришёл Хосе Хираль. Вплоть до сентября 1936 года кабинет Хираля существовал при поддержке левых республиканцев, социалистов и коммунистов. За это время неудачи националистов-военных почти заставили последних отступить от задуманной ими революции. Однако, доверие к республиканскому правительству уже значительно пострадало из-за неумения взять ситуацию под контроль, а ещё больше благодаря распространившимся по всему миру новостям о кровавой расправе в Бадахосе (испанском городе на границе с Португалией, центре одноимённой провинции), в середине августа, где 23 августа республиканцы казнили без суда около 70-ти человек который считали своими политическими противниками. Среди убитых был консервативный республиканец Мелькиадес Альварес, лидер испанской националистической партии Хосе Мариа Альбинана, фалангисты Фернандо Примо де Ривера и Хулио Руис де Альда и многие другие известные деятели [1].

Испанская Республика с самого начала оказалась в тяжёлом для себя положении. К началу сентября 1936 года повстанческая армия националистов стояла уже под Мадридом. Не исключено, что в таком скором продвижении националистов играла роль прежде всего их военная выучка и дисциплина, который не было в лагере республиканцев. Помимо этого Республика не смогла получить никакой поддержки от Франции и Англии, к которым обращалась за помощью.

В надежде поправить ситуацию, Республиканское правительство обратилось к новому лидеру - вместо мало инициативного Хосе Хираля у власти оказался Франсиско Ларго Кабальеро. В сформированном новом правительстве значительную часть мест занимали коммунисты. Одновременно с этим партия анархистов организовала в Каталони своё собственное автономное правительство во главе с Луисом Компанисом и не согласовывала свои действия с Мадридом. Примерно такую же картину, благодаря анархистам, можно было наблюдать и в провинциях Арагон, Сарагоса, Уэска и Теруэль. Как мы видим, республиканцы не могли достичь единства в своих рядах, в отличие от дисциплинированных военных-националистов.

Другие регионы Испании, находящиеся в составе Республики, под влиянием чужого примера - Каталони, так же требовали для себя автономного статуса. И хотя правительство Республики в Мадриде этого не одобряло, ради сохранения единства оно вынуждено было пойти на уступки и позволить местным органам самоуправления работать без директив центрального правительства Республики.

В конце октября, когда войска генерала Франко пришли к Мадриду, республиканцы в очередной раз поменяли правительство и ради привлечения поддержки партии анархистов, ввели в правительство четырёх анархистских деятелей: Хуана Гарсию Оливера, Хуана Пиеро, Федерика Монтсени и Хуана Лопеса Санчеса. Война поставила и анархистов, и коммунистов в такую ситуацию, что политика изоляции друг от друга была уже невозможна и анархисты приняли приглашение и заняли места в руководстве Республикой.

Благодаря военной поддержке Советского Союза и попытке объединения Республики под единым началом, республиканцам удалось затормозить наступление националистов на столицу. Объединёнными усилиями представителей различных партий, республиканский Мадрид выдержал осаду. Хотя он и оставался отрезан от всей остальной Испании, окружённый осаждающими его войсками генерала Франко.

Продолжая стремиться к единовластию, коммунистическая партия постепенно ставила на все руководящие посты в Республике своих членов. Слабость социалистов и анархистов, которые действовали недостаточно слаженно, позволила коммунистам укрепиться на руководящем положении. Этому способствовали и присланные из СССР военные специалисты, которые выступали на стороне испанских коммунистов. "Тайная полиция" из Советского Союза, НКВД, доставленное из Москвы, тут же занялось чисткой и ликвидацией инакомыслящих [3], для того, чтобы коммунисты получили в Республике абсолютную власть. Чистка началась в Каталонии, где были отстранены от власти все члены объединённой социалистической партии Каталонии и члены ПОУМа (Рабочей партии марксистского единства). Генеральный секретарь ПОУМа, Андре Нина, вышел из состава правительства 16 декабря 1936 года.

Следующей жертвой чисток стали попытавшиеся отсоединиться анархисты Каталонии. При репрессивных действиях против анархистов коммунисты нашли поддержку среди населения Испании. Многих испанских граждан ужасали революционные эксперименты анархистов, уничтожавших привычный уклад жизни в угоду своей идеологии. Кроме того, анархисты делали ставку на созданный ими агропромышленный комплекс, который осенью 1936 года практически развалился. Коллективизированное хозяйство оказалась не в состоянии предотвратить спад производства уже с июля того же года. Коммунисты первым делом поддержали мелких фермеров и тем сами получили поддержку [3,4].

В отношениях центрального правительства Республики со Страной Басков ситуация была тоже очень напряжённой. Мадрид предоставил автономию Стране Басков и была создана республика Эускади, полунезависимое государство со своей армией. Центральное правительство Республики между тем настаивало, что армия должна оставаться частью общей военной структуры республиканской армии.

Напряженные отношения между коммунистами, анархистами, социалистами, умеренными баскскими националистами и республиканцами сделали невозможной выработку какой-либо единой политики, а следовательно и возможность выиграть войну значительно уменьшалась.

Весной 1937 года политические группы республиканцев едва удерживали относительное единство, поскольку Мадрид оставался на осадном положении. Когда же националисты сняли часть сил с мадридского фронта и перебросили их на завоевание Севера страны, политическая ситуация для республиканцев стала ещё более напряжённой. Мадрид получил передышку, но успешные операции националистов на Севере страны подвели Республику к кризису, который настал в мае 1937 года.

Основные события происходили в Барселоне. 1 мая 1937 года в этом городе подготавливались мероприятия для проведения Дня Труда, который должен был продемонстрировать моральный дух республиканской Испании для всего внешнего мира. Но правительство запретило проведение каких-либо демонстраций из боязни, что возникнут беспорядки из-за деятельности профсоюзов - и улицы Барселоны в этот день остались пустынны.

Вскоре коммунисты под предводительством генерального секретаря Хосе Диаса выдвинули протест из-за того, что здание Telefonica в Мадриде было подконтрольно партии анархистов и практически анархистская партия контролировала все звонки с телефонов правительства. Телефон был взят под контроль анархистами ещё в июле 1936 года. Теперь республиканское правительство попыталось забрать здание под свой контроль и для этого 3 мая был выслан отряд, в задачи которого входил захват телефонной станции. Анархисты оказали решительное сопротивление, но не выдержали натиска и вынуждены были отступить.

Сторонники анархистов в Барселоне в ответ на вести из столицы забаррикадировали улицы и, заручившись поддержкой милиции ПОУМа, приготовились сопротивляться правительству Республики. Таким образом, к 4 мая Барселона, находясь в тылу, оказалась в состоянии войны. Министры Хуан Гарсия Оливер и Федерик Монтсени призывали по радио сложить оружие, потому что важнее с их точки зрения была борьба против фашизма (так именовались в их речи националисты-военные). Но многие из анархистов, вышедшие на баррикады, не собирались следовать такому призыву, потому что не хотели отказываться от своего "революционного идеала", за который воевали в июле 1936 года. Никто не сложил оружие. 5 мая 1937 года анархисты из воинских частей в Арагоне уехали в Барселону, на помощь барселонским анархистам, серьёзно ослабив таким образом республиканский фронт. Но на счастье республиканцев, как раз в это время националисты были заняты наступлением на Север и у них не хватило сил атаковать ещё и Арагон.

К 8 мая в Барселону прибыло республиканское подкрепление из Мадрида и анархисты вынуждены были капитулировать.

Анархисты как таковые были уничтожены. Коммунисты окончательно забрали власть в Республике и теперь могли предпринять те шаги, которые считали нужными. Для начала коммунисты распустили кабинет Ларго Кабальеро и 15 мая сам Кабальеро вынужден был подать в отставку. Нужно было выбрать ему замену. Коммунисты поддержали кандидатуру Хуана Негрина, который до этого был министром финансов и организовывал отправку испанского золота в СССР.

К концу мая коммунистические чистки были в самом разгаре. 16 июня была закрыта штаб-квартира ПОУМа в Барселоне и место анархистов заняли ставленники коммунистической партии. Одновременно были арестованы высшие руководители ПОУМа, в том числе и Андрэ Нина. Испанские историки прямо указывают на то, что он стал жертвой сталинских чисток НКВД [4]. Считается, что он был доставлен в тюрьму Алькала-де-Энарес, где советские агенты пытались заставить его подписать признание, что он - агент фашистов. Поскольку он отказался это сделать, его убили [2,3,4]. Исчезновение Нина стало больным вопросом для правительства Хуана Негрина. Общественность требовала ответа: "Негрин, где Нина?" Коммунисты быстро сфабриковали подходящий к ситуации ответ: "В Берлине", - сказали они, указав таким образом, что Нина бежал из Испании в Германию, что было неправдой. Карательные акты против членов ПОУМа продолжались вплоть до конца 1937 года [4].

По мнению коммунистов чистки были необходимы, чтобы поддержать сильное руководство, способное справиться с войной. Поэтому коммунистическое правительство действовало методами систематических репрессий и полицейского надзора. Специально созданное отделение занималось "внутренними шпионами" и левыми диссидентами из числа тех, кто не соглашался с преобладанием коммунистических взглядов в республиканском правительстве. Вскоре было внесено предложение избавиться так же от оставшихся анархистов, в частности от влияния Совета Арагона под руководством анархиста Хоакина Аскасо [4]. Совет в социальном плане действовал успешно, решая внутренние вопросы провинции, но не оказал эффективного вклада в общую войну против националистов и представлялся препятствием на пути реорганизации фронта. 11 августа 1937 года под командованием Энрике Листера в Арагон было отправлено подразделение, чтобы восстановить власть центрального правительства. Совет Арагона был распущен и начались аресты членов партии синдикалистов, которая к этому моменту была наиболее сильной в Арагоне.

1937-й год стал годом репрессий не только для СССР. Сталинское НКВД активно действовало и на достаточном отдалении от своей страны - в республиканской Испании, благодаря поддержке правительства Хуана Негрина. Но Негрин, видимо, исходил из соображений, что если он будет противоречить коммунистам - он не получит помощь в войне и неизбежно её проиграет. Негрин и коммунисты считали, что победить можно только в том случае, если объединить все усилия под единым началом и с этой точки зрения нельзя сказать, что они противоречили логике. В Республике не было порядка и каждая область, каждая партия делала то, что считает нужным. Однако, цели не могут оправдать репрессивных мер, благодаря которым было уничтожено очень много испанских граждан [3,4]. К тому же эти самые репрессивные меры настраивали многих испанцев против коммунистов.

При помощи коммунистов и благодаря репрессиям всякая диссидентская активность в испанской Республике была прекращена и власть сосредоточилась в одних руках. К началу 1938 года это дало надежду для республиканцев, которые считали, что теперь имеют шанс выиграть войну.

Теперь вернёмся к националистам. В их лагере с начала войны картина создавалась совершенно иная.

Изначально запланированный в 1936 году военный переворот удался националистам далеко не на всех направлениях, которые были ими намечены. Тем не менее, на той части Испании, которая оказалась в руках националистов, очень быстро возникла необходимость создания чёткой иерархической структуры государственной власти. Поначалу никакого конкретного претендента на единовластие не было, так как генерал Санхурхо, главный вдохновитель переворота и претендент в правители, погиб в авиакатастрофе 19 июля 1936 года [5]. Власть временно была сосредоточена в руках команды генералов, получивших название Национальной Обороны и обосновавшихся в г. Бургосе. Однако, уже в середине сентября стало понятно, что необходимо назначить главнокомандующего, который координировал бы действия на фронтах и общие цели. И таким главнокомандующим стал Франсиско Франко.

Франсиски Франко - к моменту переворота уже известная в Испании личность, он отличился ещё во время войны в Марокко. Хотя поначалу он участвовал в перевороте с осторожностью, в последующие месяцы Франко стал одним из активных и наиболее подходящих кандидатов на верховную власть в армии националистов. Вверенные ему войска были хорошо вооружены, он нашёл способ переместить эти войска из Африки в Испанию и таким образом завоевал преимущество перед другими кандидатами, такими как Эмилио Мола и Гонсало Кейпо де Льяно. Ещё 21 сентября 1936 года, на встрече в Саламанке, Франко было предложено занять пост главнокомандующего. 28 числа этого же месяца Франко был наконец выбран главой государства "на время ведения войны". 1 октября в Бургосе Франко уже говорил в своём выступлении о себе, как о главе государства, генералиссимусе армии, флота и авиации и национальном лидере [5].

Фашистские режимы в Европе (Италия, Германия) позднее сделали много для поддержки Франко и помогли укрепиться его абсолютной власти. Они поставляли оружие и боеприпасы, но кроме этого, что было немаловажно, поддержали политически: Муссолини и Гитлер признали режим Франко во время битвы за Мадрид (18 ноября 1936 года). Они направляли своих дипломатических представителей в лагерь испанских националистов. Хотя Франко и был осторожен и своей диктатуре именование фашизма давать не спешил, фашистские правительства Италии и Германии были на его стороне.

В правлении Франко были свои положительные и отрицательные стороны. В начале своей деятельности на посту правителя Франко издал указы, облегчающие положение граждан. В частности, он издал указ о возвращении экспроприированных республиканцами земель. Всем политическим партиям, которые были запрещены республиканцами, он вернул их свободы. Основу его государства составляла национальная армия, испанская Фаланга, монархическая партия карлистов и католическая церковь. Поддержка всех этих групп имела решающее значение для самого Франко на его пути к власти.

Испанские фалангисты стремились к преобразованиям, стараясь сделать свою партию массовой ещё до начала военного конфликта. Но только после начала войны появился реальный шанс добиться широкой поддержки, поскольку Фаланга действовала очень активно и поддерживала националистов всеми силами. Так с началом войны у Фаланги было уже более 75 000 членов, а в конце 1936 года их число перешло за миллион [3,5]. Но лидеры Фаланги были заключены в республиканские тюрьмы или были убиты в первые же дни войны. В республиканской тюрьме был с марта 1936 года заключён лидер партии - Хосе Антонио Примо де Ривера. Он был расстрелян 20 ноября 1936 года [5]. Это убийство оказалось одной из самых больших ошибок республиканцев, потому что таким образом они сами освободили дорогу для диктатуры генерала Франко, уничтожив лидера партии фалангистов, который мог бы стать препятствием для Франко и его партии националистов в борьбе за власть. Не исключено, что в лагере противников Республики мог возникнуть раскол из-за того, что националисты и фалангисты начали бы делить власть между собой. Но поскольку республиканцы расстреляли лидера фалангистов, Франко оказалось легко поставить Фалангу под своё собственное влияние.

С ноября 1936 года началась битва за Мадрид. Националисты надеялись, что она будет "лёгкой прогулкой", но республиканцы оказали сильное сопротивление благодаря советской поддержке и война затянулась на неопределённый срок. Когда стало понятно, что война затягивается, националисты перевели правительство из Бургоса в более безопасную Саламанку, где пребывал до этого момента сам Франко. Таким образом, централизация власти в руках Франко стала очевидной. Теперь у него не было соперников ни из числе генералов, ни из числа фалангистов, правительство напрямую зависело от него. А успехи Франко в военных действиях практически свели на нет усилия его идейных противников как-то ему противостоять.

Наиболее активную поддержку националистическая партия получила у церкви и если фалангисты и карлисты ещё не прочь были заполучить власть в свои собственные руки, церковное руководство полностью доверилось Франко и его инициативе. Несмотря на некоторые сомнения, Ватикан не стал возражать против признания режима Франко [5]. Так же Франко получил поддержку подавляющего большинства сельских консерваторов, которые стремились сохранить традиционный образ жизни и религиозность. Тысячи кастильских крестьян предпочли свою устоявшуюся деревенскую жизнь, а не нововведения и экспроприацию республиканцев. И поскольку Франко предоставил им возможность жить так, как они желают, они поддержали Франко.

Репрессивные меры в лагере Франко так же имели место, но направлены в основном были на республиканцев, так или иначе оказавшихся на территории, подвластной националистам. Обеспечение надёжности и безопасности тыла было первой задачей националистов. Для этого по приказу Франко были уничтожены или расстреляны без каких-либо судебных процедур революционеры (сторонники Республики) и военнопленные, многие попали в тюрьмы. Возражать против этого никто не брался, потому что меры казались очевидной необходимостью, а недовольных могла постигнуть участь бунтовщиков.

Однако, к весне 1937 года политические неурядицы в лагере националистов не только не прекратились, но даже усилились. Ведь формально Франко считался лишь временно исполняющим обязанности правителя. Чтобы умирить наконец все партии, Франко использует политический ход, поручив сторонникам фалангистов и карлистов ответственные должности в националистическом правительстве Испании. В частности, Франко поручил ответственную должность своему брату Рамону Серрано Сунере - стороннику фалангистов. Так же нашёл компромисс Франко и с монархистами-карлистами, которые в свою очередь были привлечены к руководству. Франко было выгодно оттягивать выборы постоянного правителя и всё более подвигать соотечественников к тому, чтобы сделать себя бессменным лидером, который останется у власти на неопределённый срок. Устраивая на хорошие должности других вероятных кандидатов, он ставил и на свою сторону и избегал конфликтов.

Разогнав или примирив с собой лидеров карлистов и фалангистов, Франко добился желаемого результата. После того, как он изгнал из Испании лидера карлистов Фала Мануэля Конде и выслал на пожизненное жительство на Канарские острова лидера фалангистов Хедиллу, Франко добился единоличного диктата и подчинил все силы одному себе.

Таким образом, к 1937 году националистическое движение в Испании достигло своего расцвета. Других идеологий внутри националистического лагеря, которые противоречили бы Франко и националистам, практически не было. Фаланга стала лишь придатком к националистам. Несмотря на то, что официально в правительстве были задействованы и карлисты и фалангисты, фактически они принимали активное участие лишь в официальных церемониях.

С военной точки зрения, несмотря на неудачное нападение на Мадрид, 1937 год явился годом триумфа для дела Франко. Завоевание на Севере страны и общие завоевания к концу октября на всех фронтах позволили националистам надеяться, что война может быть выиграна в кратчайшие сроки. Даже предпринятое в декабре контрнаступление республиканской армии было с успехом отбито и только ещё раз показало преимущество армии Франко над его противниками.

Список использованной литературы


1. La Guerra Civil 1936-1939 // http://www.historiasiglo20.org/HE/14.htm

2. Guerra civil Espanola // http://www.sispain.org/spanish/history/civil.html

3. El Alzamiento: La Guerra Civil Espanola // http://www.guerracivil1936.galeon.com/alzamiento.htm

4. La retaguardia Republicana 1936-1937 // http://www.guerracivil1936.galeon.com/retagrep.htm

5. La retaguardia Nacional 1936-37 // http://www.guerracivil1936.galeon.com/retagnac.htm

Следующая глава

Автор-составитель - М.В. Гуминенко


© М.В. Гуминенко. 2010 г.
По вопросам использования материалов сайта обращаться по адресу: Kippari2007@rambler.ru