Литература и жизнь        
Поиск по сайту
Пользовательского поиска
На Главную
Статьи современных авторов
Художественные произведения
Библиотека
История Европы и Америки XIX-XX вв
Как мы делали этот сайт
Форум и Гостевая
Полезные ссылки

НАДЕЖДА ПОБЕЖДЁННЫХ

Глава восемнадцатая,
в которой Бегунок собрался ехать на Мокрую Падь...


Утро 30 декабря 1865 года, суббота

На следующий день Бегунок проснулся довольно-таки поздно - часов в девять утра. Все-таки как было хорошо, когда после бессонной ночи не нужно мчаться куда-то дальше, ночуя урывками на холодной земле, а можно было спокойно выспаться в теплой комнате, да еще и после сытного ужина! Честно говоря - такое выпадало не так уж часто.

Первым делом Бегунок пошел к своим лошадям. По всей видимости, конюшня мэрии должна была обслуживаться, как и все обычные конюшни: утром овес задавали, скорее всего, часов в пять-шесть утра. Таким образом, после кормежки прошло часа три-четыре. Мимоходом взглянув на рыжую кобылу, на которой приехал вчера, и, не увидев на ней ничего такого, что бы ему не понравилось, Бегунок прошествовал дальше к своим лошадям. Он отвязал их и вывел поить на главную площадь - ведь именно там была поилка возле старого мексиканского колодца. Городок уже давным-давно проснулся и Джэфет ощутил себя несколько "отставшим от жизни": а вдруг с утра пораньше подручные этого самого Ната опять кого-нибудь поколотили, а он проспал и ничего не знает.

Напоив лошадей Бегунок поставил их обратно и задал по мере овса из того же самого ящика, который обнаружил вчера. На новое задание Фланнагана он намеревался ехать на "своих двоих".

Далее следовала узнать поподробнее об этих фермерах, к которым ему предстояло ехать, да и вообще, выяснить, где эта ферма находится. Сначала Бегунок решил спросить об этом у Ната, но потом прикинул, что вообще-то он подчиняется не Нату, а мэру и может статься такой момент, что например, Фланнаган не хочет ставить в известность своего помощника о том, куда посылает Бегунка. Это было, конечно, маловероятно, но не следовало игнорировать и такую возможность. Поэтому спрашивать нужно было именно у мэра.

Бегунок наскоро позавтракал в салуне, "чем Бен послал", и, узнав, что мэр вроде как "у себя", поднялся на второй этаж мэрии, намереваясь там найти Фланнагана.

Навстречу Бегунку из кабинета мэра выплыла сухощавая особа в чёрном платье с траурным крепом. Лет ей было не больше тридцати пяти, но старательно зализанная волосок к волоску причёска, чёрный головной убор и выражение тихого недовольства старили эту в общем-то красивую женщину лет на десять. Смерив бывшего охотника за скальпами подозрительным взглядом, она шагнула от двери в сторону и поджала губы.

Мэр был в кабинете. Чувствовал он себя уже лучше, поэтому залёживаться не стал и по привычке поднялся часов в семь, успев сделать парочку дел. Бегунок застал начальство в кабинете сразу после разговора с миссис Присли - вдовой, которая прибиралась в покоях Фланнагана. Она приходила за своим жалованием и теперь спешила воспользоваться полученными деньгами.

- Мистер Эскейп! - Мэр заметил присутствие Бегунка в коридоре. - Проходите, не стесняйтесь. Миссис Присли! Вы можете не приходить ближайшие два-три дня. Я сам справлюсь.

Женщина повернулась к нему и с достоинством ответствовала:

- Чтобы потом мне пришлось убирать в несколько раз больше? Благодарю вас, сэр, но я лучше знаю, что означает "содержать дом в чистоте".

- Конечно, миссис Присли! Как скажете, - согласился Фланнаган, скрыв улыбку. Вдова не отличалась мягкостью характера и не забывала категорично дать понять, что не ожидает от янки ни аккуратности, ни порядка. Мэр привык с этими мириться, тем более, что найти другую домработницу могло оказаться не так просто. Да и миссис Присли нуждалась в тех деньгах, которые он ей платил. Как только она ушла, мэр обратился к Бегунку. - Я надеюсь, вы хорошо устроились на новом месте?

Настроение у мэра улучшилось пропорционально его физическому состоянию. Бок почти не болел. Предыдущий день прошёл на удивление мирно. Может, из-за того, что все его люди находились под впечатлением учинённой им взбучки, но больше они никого не побили. Мэра затишье вполне устраивало, да и каких-либо особых слухов и недовольств по поводу учинённой "гвардейцами" расправы пока в Городке не возникло, что само по себе было хорошо. Правда, миссис Присли ворчала, убирая утром в спальне Фланнагана на ту тему, что "всем янки воздастся за то, что они творят", и намекала она при этом именно на расправу, которую учинили "гвардейцы" над Джоном Риддоном и Марком Кэмероном. Но мэр не особенно обращал внимание на слова вдовы. Что-то подобное она повторяла после любого мало-мальски заметного происшествия.

Джефет снял шляпу, поклонился мрачной горничной и прошёл в кабинет.

- Добрый день, сэр! Благодарю вас, мистер Фланнаган! Комната прекрасная и я прекрасно отдохнул, - ответил Бегунок на вопрос мэра. По правде говоря, он не сильно-то рассматривал комнату. Вчера, находясь в тепле и сытости и осознании того, что его лошади накормлены, а сам он в безопасности - он уснул моментально, как только принял горизонтальное положение. Сегодня тоже не было особенно много времени, чтобы изучать отведённую ему комнату. Бегунок только отметил, что окно его комнаты выходит на задний двор и, благодаря высокому первому этажу, прыгать из него не очень удобно.

- Я пришёл, чтобы узнать, как зовут этих избитых фермеров и где находится их ферма. - Бегунок решил перейти прямо к делу.

Фланнаган как раз подумывал, стоит или не стоит всё-таки просить мистера Эскейпа съездить на ранчо к миссис Фронтайн. Никаких вестей о том, что в округе кто-то помер, пока до Городка не доходило и это позволяло думать, что избитые конфедераты как-нибудь сами оклемаются. Но других поручений для Бегунка у Фланагана пока не было, поэтому он решил: "Почему бы не послать человека, разведать обстановку?" Лишним-то не будет.

- Рад, что вы готовы ехать, - сказал Росс Фланнаган. - Собственно, меня интересует, как чувствует себя мистер Джон Риддон. Он, если я правильно понял, брат хозяйки фермы, миссис Аббигейль Фронтайн. Это ранчо называется "Мокрая падь". Ехать надо по дороге, которая ведёт на Запад, а через четыре мили свернуть налево. Там будет наезженная тропа между холмами. Проедете миль 8-9, потом вам нужно будет переехать через такой невысокий холмик - и с него вы увидите ранчо. Оно стоит в низине, недалеко от широкого ручья. - Фланнаган сделал жест здоровой рукой, видимо попытавшись изобразить, какой ширины должен быть ручей. - В общем, вы не ошибётесь. Может, что-то надо записать?

Он тут же с готовностью вытащил свой блокнот, который по большей части использовал как черновик, и из которого в отсутствие Фланнагана Нат выдирал листочки для своих самокруток.

По-видимому, записывать Джэфету ничего не требовалось. Он проигнорировал предложенный мэром блокнот и снова обратился к Фланнагану:

- Вчера вы сказали, что там было два фермера... - неуверенно начал Бегунок. - Второй... Он тоже живет на Мокрой Пади?

Джэфет старался припомнить, как именно звучал рассказ мэра вчера: "Нет, он точно говорил о двух фермерах! Не мог же он "вторым фермером" посчитать сестру этого самого Риддона!" В легком ужасе Бегунок подумал, что не могли же "гвардейцы" Фланнагана выпороть женщину! Такое в голове никак не укладывалось! Однако при повсеместном падении нравов после войны, можно было предположить и такое тоже.

- Вот насчёт второго - это интересный вопрос, - тут же оживился мэр, бросив блокнот обратно в ящик стола. - Что это за человек и откуда он взялся - я не знаю. Но предполагаю, что это какой-то сослуживец мистера Риддона. Его фамилия Кэмерон.

Мэр встал и отошёл к маленькому боковому столику, на котором стояла парочка початых бутылок, с виски и коньяком, и несколько пустых стопок. Налив себе на один глоток, мэр покосился на Бегунка.

- Хотите выпить, мистер Эскейп? Не стесняйтесь. Так вот. - Он повернулся к собеседнику, вертя в пальцах стопку, на дне которой плюхалось не выпитое виски. - Если вам случаем удастся узнать, где сейчас этот человек, у Риддона он или уехал куда-то ещё, я буду вам очень благодарен. Он явился сюда как сопровождающий фермера, и довольно громко себя проявил. Так что мне хотелось бы знать, где он сейчас находится. Хотя, если не получится о нём узнать - тоже не беда. Воспринимайте эту поездку как... - Он взмахнул стопкой, подыскивая нужное слово. - Как прогулку по окрестностям. Я предпочитаю держаться в курсе того, что происходит на этой территории, но это не значит, что вам нужно устраивать настоящую разведывательную операцию. Просто может представится случай и вы разведаете что-нибудь ещё и об этом Кэмероне.

Бегунок внимательно смотрел на столик с коньяком, словно опасался, что из-за него может выпрыгнуть индеец, потом не менее внимательно смотрел на Фланнагана, когда тот вновь заговорил, объясняя про спутника пострадавшего фермера. Однако к коньяку Бегунок не приблизился, вероятно, сочтя случай неподходящим.

- А что еще известно об этих Риддонах? - спросил он мэра, и пояснил свой вопрос: - Если я буду что-то у них узнавать, мне нужно знать, о чем спрашивать. Они давно здесь живут? Ферма принадлежит самому Риддону? А его сестра, она не замужем?

- Ранчо принадлежит миссис Аббигейль Фронтайн, - терпеливо начал объяснять мэр, сочтя, что вопросы Бегунка совершенно закономерны. - Она получила его в наследство и переехала сюда совсем недавно, ещё и месяца не прошло. Джон Риддон - её родной брат, который живёт вместе с ней. На сколько я знаю, миссис Фронтайн - вдова. Мужа потеряла в эту войну. Довольно молодая особа, хотя мне ещё не приходилось с ней сталкиваться и больше я ничего о ней не знаю. Нат утверждает, что она - леди. Стало быть, драться и ломать рёбра не будет.

Поскольку Бегунок к коньяку отнёсся подозрительно и пить явно не собирался, Фланнаган сделал предварительный вывод о том, что скорее всего этот бывший охотник за скальпами - трезвенник. Это было хорошо и наверное закономерно. Сам Фланаган, взбреди ему в голову заняться чем-то подобным, тоже не стал бы пить. Если верить рассказам того же Бегунка, индейцы - это такая опасность, с которой не сравнится и толпа обозлённых конфедератов. Так что трезвость и бдительность следует сохранять двадцать четыре часа в сутки.

- Что-нибудь ещё? - спросил мэр у Бегунка, наконец вспомнив о стопке у себя в руке и одним глотком выпив коньяк.

- Нет, пожалуй... - отозвался Бегунок, явно неудовлетворенный ответом. Он так и не мог себе представить какую же линию поведения ему следует выбрать с Риддонами. Почему-то краткие сведения, сообщенные Фланнаганом, не натолкнули его ни на одну мысль. Но дальнейшего повода оставаться в кабинете мэра и продолжать свои расспросы Бегунок тоже не увидел: ему просто не приходило в голову, что бы еще такое можно было спросить про Риддонов.

А потому оставалось только напялить на голову шляпу, поклониться мэру и удалиться.

НазадСодержаниеВперёд



© М.В. Гуминенко, А.М. Возлядовская., Н.О. Буянова, С.Е. Данилов, А Бабенко. 2014.