Литература и жизнь        
Поиск по сайту
Пользовательского поиска
На Главную
Статьи современных авторов
Художественные произведения
Библиотека
История Европы и Америки XIX-XX вв
Как мы делали этот сайт
Форум и Гостевая
Полезные ссылки

НАДЕЖДА ПОБЕЖДЁННЫХ

Глава семнадцатая,
в которой миссис Аббигейль разговаривает с братом, но в их семейную беседу бесцеремонно вмешивается Сайбер...


Ночь с 29 на 30 декабря

Ночь дана людям на то, чтобы спать. Но далеко не все обитатели "Мокрой Пади" использовали отведённое для отдыха время по назначению. Пожалуй, по-настоящему спали только двое: старый негр Сэм и Элмар Сайбер. При чём последний уснул с твёрдым намерением отдохнуть пару часов - не больше, а потом сменить миссис Фронтайн на её посту в комнате мистера Риддона. Сам Джон Риддон может спал, может дремал, но явно некрепко и тревожно. Роза дожидалась, когда её сменят, а миссис Аббигейль как раз намеревалась это сделать.

То ли движение Розы, то ли шаги на лестнице, ещё и Марка Кэмерона вырвали из его горячечной дремоты, полной каких-то теней. В комнате было мало света, но чуть приподняв веки, Марк разглядел какое-то лёгкое шевеление и даже определил, что скорее всего то, что колышется перед его глазами, является женской юбкой. Подавать голос Марку не хотелось, хотя сверху на нём лежала какая-то тяжесть (вообще-то это были простыня и довольно лёгкий плед, но Марку казалось, что всё это давит на него как груда медвежьих шкур), от которой ему сперва захотелось избавиться. Но несмотря на то, что в комнате было хорошо натоплено, Марку казалось, что снаружи, вне этой тяжести, которая покрывает его, очень холодно. Поэтому он передумал просить неизвестную женщину, чтобы та скинула с его спины всё, что на ней лежит. Лучше всего было оставить всё как есть и не тревожить понапрасну незнакомку. Может, она сама подаст голос и Марк определит, кто это: хозяйка дома, или её чернокожая прислуга. Если бы это была Роза, Марк непременно попросил бы её кое о чём, но если это миссис Аббигейль - лучше бы промолчал. По привычке спрятав глаза под ресницами, Марк решил не подавать виду, что проснулся.

На несчастье рейнджера, в комнату вошла именно миссис Аббигейль. После ужина она немного отдохнула в своей комнате и пришла к выводу, что пришел ее черед дежурить. Шепотом обменявшись с Розой парой незначительных фраз по поводу самочувствия больных, миссис Фронтайн сменила няню на посту.

Уходя, чернокожая служанка старалась не шуметь, но Джон все равно проснулся. Проснулся с явным ощущением того, что выспался, хотя свежести и прилива новых сил, обычно сопутствующих пробуждению, почему-то не было. Зато присутствовали тупая боль заживающих ран и проклятая слабость во всем теле. Беспокойно заворочавшись, Риддон невольно привлек внимание сестры, которая тут же подошла к нему.

- Тебе хуже? - тихо шепнула она Джону, с тревогой ощупывая его лоб. - Принести тебе воды?

- Я в порядке, но от воды бы не отказался, - ответил брат таким же шепотом и с неодобрением посмотрел на бледное лицо сестры. - Хотя тебе бы надо идти спать. Я ведь уже выспался и могу присмотреть за Марком, - предложил он.

- Не стоит, - отмахнулась Аббигейль. - Мне все равно не спится.

Она подошла к столу, чтобы налить в чашку воды, мимоходом отметив, что Джон сменил прежнее обращение к гостю с официального "мистера Кэмерона" на простое "Марк". Такая небрежность со стороны хорошо воспитанного Риддона говорила о том, что после совместных приключений брат сменил гнев на милость и перестал подозревать рейнджера во всех смертных грехах. В другое время такое наблюдение порадовало бы Эйбби, но сейчас мысли об этом только омрачили лицо вдовы, напомнив о печальных обстоятельствах, в ходе которых конфедераты познакомились ближе. Вздохнув, миссис Фронтайн дала Джону напиться, а затем переместила плошку с оставшимся жиром на край камина, решив, что если уж один больной все равно не спит, то стоит обработать его раны. После этого миссис Фронтайн подошла к кровати брата и опустилась на колени возле ее изголовья.

- Может, ты все-таки расскажешь мне, что случилось, Джонни? - нерешительно поинтересовалась она и тут же пояснила: - Там, куда вы вчера ездили.

Возможно, в другое время Эйбби и не стала бы лезть с вопросами, но, учитывая обстоятельства, она полагала, что имеет право знать, что произошло. Не говоря уже о том, что сейчас в темноте и без посторонних (судя по всему, Марк спал и не шел в счет) брату будет намного проще рассказывать о своих злоключениях.

Впрочем, Аббигейль напрасно щадила самолюбие Джона - Риддон не чувствовал такого уж унижения, чтобы прятаться по углам и тем более, он не собирался утаивать правду от сестры.

- Мы ездили в Городок, поговорить с помощником мэра, - спокойно ответил он, не повышая голоса. - Я хотел выяснить, чего ему от нас надо.

Подобное признание слегка огорчило Эйбби - учитывая характер брата, она предположила, что Джон был не совсем вежлив мистером Ганном. Неодобрительно покачав головой (как некрасиво требовать объяснений у того, кто хочет им помочь!), миссис Фронтайн осведомилась:

- Выяснил?

- Выяснил, - неохотно подтвердил Риддон, чувствуя, что как в душе закипает раздражение при одном воспоминании о нахальстве янки. Но, не желая беспокоить сестру, Джон ответил, пытаясь, чтобы голос его звучал ровно: - Он сказал, что ничего не надо. Мы вроде бы нормально поговорили, а потом, когда уже собрались уезжать, на нас напали солдаты. Судя по всему, решили показать, кто в Техасе хозяин, - заметил он, предвосхищая естественный вопрос сестры "зачем они это сделали". - Вроде как по собственному почину действовали, но наверняка я не знаю - кто разберет этих янки.

Пожав плечами, Джон продолжил, пользуясь тем, что сестра его не перебивает:

- Их было много, около восьми, но мы могли бы отбиться, если бы начали стрелять. Марк даже достал револьвер... Но как стрелять, если знаешь, что первый же выстрел в любого из этих мерзавцев - это все равно что прямой бунт? - Джон говорил по-прежнему спокойным шепотом, но в голосе его звучали нотки горького отчаянья. - И чертовы янки это прекрасно понимали, предложили закончить дело, как обычную драку. Разумеется, обманули. Пока я дрался с одним из них, они обезоружили Марка и принялись его избивать. Я взял заложника и хотел пригрозить янки, но он оказался южанином и не представлял для сослуживцев особой ценности. Так что они одолели и меня, а потом утащили нас с Марком на задний двор и выпороли, якобы за драку...

Возможно, Джон бы сказал что-нибудь еще, но спохватился, что и так наговорил сестре лишнего. Несмотря на то, что разговор с родным человеком на эту тему принес ему облегчение (даже стало не так стыдно за свои побои), Риддон почувствовал угрызения совести: все-таки не стоило рассказывать леди о драке в подробностях. Он взял сестру за руку и виновато ее пожал, надеясь, что Эйбби в этот момент не плачет.

Но миссис Фронтайн уже успела выплакать все слезы, определенные ей на этот день. С горечью она слушала рассказ брата, дивясь наглости захватчиков. Настоящие бандиты! Да нет, хуже бандитов - по крайней мере, на преступников можно смело поднимать оружие, защищая свои жизни. Но как воевать с военными властями? Если бы была хоть малейшая надежда на правосудие, Аббигейль бы задумалась об официальной жалобе на противозаконные действия нападавших, но о каком правосудии могла идти речь на послевоенном Юге? Скорее, Джона с мистером Кэмероном самих накажут за то, что посмели оказать сопротивлении при избиении...

- А янки не пытались арестовать вас за бунт? - осторожно поинтересовалась она едва слышным шепотом.

- Нет, этот Ганн - он нас подобрал после избиения, - пояснил Джон с крайней неохотой. - Сказал, что попытается убедить мэра, что у нас была просто пьяная драка. Ну и судя по тому, что за нами никто сегодня не приехал, ему это удалось.

Риддон едва удержался от того, чтобы не скрипнуть зубами. Он предпочел бы быть еще раз избитым так же как вчера, чем быть в долгу у северянина, но делать было нечего. Сестра, меж тем, не желая этого, подлила масла в огонь.

- Ну вот, я же тебе говорила, что он - порядочный человек, - уверенно заявила она. - Лишнее доказательство, что ему можно доверять.

Джон скептично хмыкнул, досадуя на привычку сестры видеть в людях только хорошее, но ничего говорить не стал. О том можно или нельзя верить янки, они с сестрой не один час спорили вчера - что толку обсуждать одно и то же? Тем временем, воспользовавшись тем, что брат замолчал, Аббигейль встала подошла к камину проверить в каком состоянии жир. Угли почти прогорели, но все равно их тепла хватило на то, чтобы импровизированная мазь стала мягкой. Прихватив ее, Эйбби вернулась к брату и, сняв с его спины простыню, принялась осторожно смазывать раны.

- Слишком медленно заживают, - сказала она с беспокойством. - Может, тебе не стоит завтра ехать в форт?

Элмар как раз тихо вошёл в комнату, когда миссис Аббигейль задала свой вопрос. Он не стал стучать на тот случай, если Джон и Марк спят. Кивнув женщине, он так же тихо подошёл и потрогал лоб Марка. Нельзя сказать, что состояние друга ему нравилось, но поскольку Марк продолжал делать вид, что спит, Эл оставил его пока в покое, бесшумно повернул стул от стола к кровати Джона и присел рядом с изголовьем.

- Я тоже думаю, что вам не стоит ехать, мистер Риддон, - присоединился он к словам Эйбби, будто вмешиваться в разговоры посторонних людей было для него привычным делом. Так оно и было, если учесть, что беда миссис Фронтайн и её брата уже стала для Эла его личной заботой. - В Ньютон могу поехать я. Мне уже приходилось заниматься налоговыми проблемами Симпсонов и я не в первый раз буду разговаривать с комендантом форта. Отвезти деньги и взять расписку - не такое сложное дело. Я думаю, что обернусь за сутки, а вы могли бы потратить это время, чтобы встать на ноги. - Элмар не думал, что брат Эйбби за одни сутки может полностью поправиться. Но в покое и тепле он наберётся сил, чтобы при необходимости взять в руки ружьё и защитить сестру. - Разумеется, если вы доверитесь мне, мистер Риддон.

Сидя боком на стуле и сцепив пальцы на его спинке, Эл выжидательно смотрел на Джона Риддона.

- У меня нет оснований не доверять вам, мистер Сайбер, - вежливо сказал Джон, едва удержавшись от того, чтобы не сказать "и доверять вам - тоже".

Впрочем, в последнем случае, это было бы не совсем правдой - все-таки, в отличие от того же Кэмерона, Элмар был не случайным прохожим, а родственником их соседей Симпсонов (как успел убедиться Джон - людей добрых и порядочных). Впрочем, как бы то ни было, но посылать вместо себя в Ньютон этого мистера Сайбера мистер Риддон не собирался ни в коем случае. И дело было даже не в благонадежности этого парня, а в первую очередь, в гордости самого Джона. Ладно бы еще он лежал при смерти или в лихорадке, чтобы нуждался в том, чтобы кто-то выполнил его обязанности - так ведь нет! Он почти здоров, в состоянии сидеть в седле (доехал же как-то до Мокрой Пади!), как-нибудь доберется до форта и заплатит этот чертов налог! Правда, несмотря на такой ход мыслей, более близкий к браваде, нежели к объективной оценке ситуации, Риддон все же краем сознания понимал, что в чем-то сестра и этот родственник соседей правы. Путешествие в форт в его состоянии будет стоить ему немало болезненных ощущений и нервов. Но, как бывший офицер армии конфедератов, Джон был уверен, что справится. Армия не раз проверяла его на выносливость и в более жестоких условиях и он всегда справлялся. Справится и на этот раз. Поэтому, твердо решив отказаться от услуг мистера Сайбера, брат Эйбби приподнялся на локте, чтобы видеть собеседника и вежливо ответил ему:

- Конечно, я очень благодарен вам за помощь, сэр, но, думаю, что я справлюсь и своими силами. Все-таки хозяину фермы не совсем удобно сваливать свои проблемы на чужие плечи, когда он сам в состоянии стоять на ногах, - пояснил Джон свою позицию. - К тому же, уплата налога не займет много времени, если я не ошибаюсь...

- Может быть, - кивнув, согласился Элмар. Он был терпеливым человеком и если в беседе не помогали одни аргументы - находил другие. - Вам придётся проехать 50 миль до Ньютона. Потом полковник продержит вас у себя в приёмной часа три-четыре, прежде чем примет.

Эл не стал рассказывать при Эйбби, что если у полковника Лемминга окажется "подходящее настроение", следующий час придётся простоять в его кабинете, выслушивая слегка прикрытые вежливым тоном гадости о конфедератах, о местных фермерах, о южных леди, о бывшем президенте Дэвисе, о том, как янки спасли рабов от их угнетателей и о том, как вешали "сволочей", застреливших великого человека Авраама Линкольна.

Элмар, с его уравновешенным характером и редкостным терпением, смог всё это вынести, находя нейтральные ответы на каверзные вопросы и так и не изменив ни тона, ни выражения лица, пока комендант искал способов вывести его из себя. Но он сильно сомневался, что у мистера Риддона терпения окажется столько же, сколько у него.

- Сэр! Я уверен, что вы всё это выдержите, - добавил Эл. - Но после этого вам ещё придётся разговаривать с комендантом. Мне было бы проще избежать лишнего любопытства с его стороны, если я скажу, что о ферме и ваших делах ничего не знаю, а приехал лишь потому, что меня попросили внести налоговую плату. Просто вы узнали, что я по своим делам еду в Ньютон и воспользовались оказией, так как сами не могли приехать. По крайней мере, это разохотит полковника задавать лишние вопросы.

- Если этот комендант - такая заноза, то он может и не принять платеж от чужого человека, - сказал Джон с сомнением. - Скажет: "пусть сами едут".

Новость, что даже уплата налога и то будет сопряжена с унижением, немедленно всколыхнула в его душе волну ненависти. Но как ни странно, это обстоятельство только усилило решимость Риддона ехать в форт. Что он трус, чтобы прятаться за чужими спинами от каких-то там янки, будь они хоть трижды гнусными и любопытными?

- Лучше не рисковать, чтобы не потерять время, - продолжил Джон все так же спокойно, - поэтому я всё-таки поеду. У меня хватит выдержки для разговора с комендантом.

Безусловно, из уст человека, который не далее, как вчера, ожесточенно дрался с янки, подобные заверения звучали малоубедительно. Но Риддон верил в то, что говорил. В конце концов, ради своей семьи он был согласен на многое - даже на то, чтобы терпеливо снести пару-тройку оскорблений.

- А какие лишние вопросы могут возникнуть у полковника? - резко спросил Джон, чуть нахмурившись. - Простите за излишнее любопытство, просто хотелось бы знать, с кем придется иметь дело, - тут же пояснил он.

Элмар пожал плечами.

- Точно не знаю. Но например, он может спросить, что вас заставило перебраться в Техас и не являетесь ли вы скрывающимся от правосудия военным преступником.

Эл не раз слышал от отца, что при женщинах не следует обсуждать три вещи: политику, налоги и других женщин. Но в данный момент миссис Фронтайн Элмар рассматривал, как своего союзника. Джон Риддон оказался весьма упрямым человеком, которого нелегко убедить даже в очевидных вещах. Правда, и сам мистер Сайбер был ничуть не менее упрям, когда пытался достичь цели. Поэтому он взглянул на Эйбби и добавил, на этот раз максимально кратко:

- А потом он захочет, чтобы вы принесли клятву верности Союзу.

- Даже так, - задумчиво протянул Джон, переводя взгляд с собеседника на свои руки.

Что же, судя по всему, комендант был любитель поиздеваться над гордыми южанами... Иначе чем еще можно объяснить подобные вопросы? Риддон не относился к людям доверчивым, но в данном случае не видел причин сомневаться в правдивости Сайбера - какой смысл ему врать? Тем более что рассчитывать на то, что Джон испугается злословия какого-то ублюдка и останется дома, было, по мнению брата Эйбби, наивно. Он просто помрачнел, в очередной раз, почувствовав себя в ловушке: никакой жизни от этих янки! Риддон, конечно, слышал, что они требуют от бывших конфедератов отречения от дела, за которое сражались, но не думал, что эта необходимость придет к нему так скоро. Но от судьбы не уйдешь. Не пришлось присягать на верность проклятому Союзу под Аппоматтокссом, видимо, придется делать это в каком-то Богом забытом форте...

- Если потребуется, я дам Железную клятву, - ответил Джон спокойно, но во взгляде его мелькнула какая-то ожесточенность.

Он понимал, что порядочные конфедераты, такие как этот мистер Сайбер или тот же мистер Кэмерон его не одобрят и посчитают лицемером и подлипалой. Но если порядочные конфедераты думают, что Джон не сделает всего возможного, чтобы защитить своих близких, то это их проблемы. Он не собирается никого задерживать в своем доме.

Скорее угадав, чем увидев ожесточение брата, Эйбби позволила себе вмешаться. Вообще-то она предпочитала не влезать в мужские разговоры, а тем паче - дела, без крайней на то нужды, но, поймав взгляд Эла, подумала, что тот рассчитывает на ее поддержку. Поэтому, слегка поколебавшись, миссис Фронтайн сказала:

- Джон! Может, на постороннего для нас человека и вправду обратят меньше внимания? - предположила она, оставив спину брата в покое и снова присаживаясь у изголовья его кровати. - Зачем приносить лишние жертвы, если есть возможность этого избежать?

- Это не жертва, - категорично махнул головой Джон, в обход хороших манер перебив сестру. - Это необходимость. Все равно рано или поздно янки пристанут ко мне с этой клятвой. К тому же, если этот комендант такая гадина, то он не упустит случая поиздеваться и над чужим человеком, это тоже не выход.

Джон вздохнул и перевел взгляд на Элмара.

- Спасибо за предупреждение, мистер Сайбер, - вежливо кивнул он, - теперь я хотя бы примерно знаю, чего мне ждать. А с Вас тоже требовали в прошлый раз Железную клятву? - осведомился Джон у собеседника, надеясь, что тот простит ему некоторую прямоту обращения.

Эл чуть улыбнулся миссис Фронтайн, благодаря её за попытку вразумить брата. А вот дальше следовало подумать, что стоит говорить, а чего говорить ни в коем случае не следует. Но ответить на вопрос мистера Риддона нужно было честно.

- Да, требовал. - Эл пристально, посмотрел на Джона Риддона. - Но на такой случай у меня есть "туз в рукаве". - Он усмехнулся, хотя глаза его оставались серьёзными. Подавшись вперёд и облокотившись на собственные колени, чтобы быть ближе к брату Эйбби, он продолжил: - В январе этого года я был серьёзно ранен. Родным удалось перевезти меня домой. Примерно к началу мая мне удалось встать на ноги, но война закончилась и возвращаться искать свою часть смысла не было. Потом прежнее руководство Техаса сбежало вместе с отступающими людьми Шелдона, а на его месте устроились новые оккупационные власти. Кое-кого из местных им удалось поставить на свою сторону. Наверное, даже янки понятно, что проще будет, если между ними и техасцами будет стоять кто-то, кому техасцы доверяют. Поскольку до войны я был рейнджером, а в заключительном этапе войны не участвовал, да и моя семья - достаточно уважаемая в округе, мне "по-дружески", - он усмехнулся на этот раз слегка скептически, - предложили место курьера при канцелярии губернатора. Я согласился - и получил официальную бумагу о том, что работаю на новую власть. Это помогло мне уладить дела семьи. И это же избавило меня от принесения клятвы. В тот момент, когда я устроился на службу, о клятве ещё не говорили так настойчиво, а потом попросту забыли, приносил я её или нет. Когда с меня спрашивают, поклялся ли я в верности Союзу - я предъявляю официальную бумажку о том, что работаю на губернатора Техаса. И вопрос отпадает сам собой. - Эл выпрямился. - Мистер Риддон! Послушайте меня. Я не собирался заезжать в Симпсонам, когда возвращался из Нового Орлеана. Но несколько совпадений всё-таки привело меня туда именно в тот момент, когда там же была миссис Фронтайн. Так я попал сюда, на "Мокрую Падь". Когда в жизни случаются подобные совпадения - это не спроста. Может быть, я здесь, чтобы дать вам шанс не жертвовать своей совестью и не приносить клятву? Кто знает, что будет дальше. Может, вы и вовсе этого избежите. Поэтому я и предлагаю вам свою помощь.

Он не стал говорить о том, что при помощи своей "официальной бумажки" уже избавил от клятвы некоторое количество особо непримиримых конфедератов. Эл рисковал, выдумывая предлоги для того, чтобы забрать чью-то почту, или отвезти чьи-то налоги. Иногда представлялся родственником, а в это можно было поверить, учитывая громадное семейство Сайберов, породнившееся если не с половиной Техаса, то уж с пятой частью - точно. В другой раз Элмар отговаривался тем, что выполняет просьбу знакомых, у которых глава семьи заболел и не может приехать сам, или просто пробрасывал, что "ехал мимо - вот меня и попросили". Занятие это было зыбким и скользким. Рано или поздно люди, которым помогал Эл, всё равно могли предстать перед необходимостью дать клятву, как бы им этого ни не хотелось. Он сам мог нарваться на неприятности, если бы вдруг всплыло, что он саботирует принесение "Железной клятвы". При чём степень этих неприятностей полностью зависела бы от произвола военных властей янки. Но Эл не мог поступать иначе.

О том, что он делает, знали лишь его отец и два старших брата. И разумеется одобряли. Но Эл старался устраивать дела так, чтобы в случае, если сам попадётся - остальные могли отговориться, что ничего не знают о его инициативе. Поэтому он и не хотел сильно развивать эту тему в разговоре с Джоном Риддоном.

До этого момента Марк хотел вмешаться в разговор и высказать свои соображения в поддержку того, что Джону не стоит никуда ехать, но сперва было никак не сосредоточиться, чтобы сказать что-нибудь вслух, а потом Марк и сам предпочёл ничего не говорить. Выслушав признание Элмара о том, как он собирается отмазать Риддона от клятвы, которую сам Марк давно принёс, он прикусил язык. Может, из-за лихорадки у него мысли путались, но он решил, что его должны презирать теперь за эту клятву. Марк закрыл глаза, будто хотел отгородиться от всего внешнего мира. Дальнейший разговор его не интересовал.

Джон несколько отстранено посмотрел в сторону, обдумывая слова своего невольного гостя. Риддон и без прямых пояснений понимал, что, если мистер Сайбер поедет в форт один, то ему придется как-то объяснять, почему хозяева сами не смогли приехать, то есть лгать и изворачиваться, рискуя навлечь на себя подозрения янки. И всё ради того, чтобы избавить бывшего офицера конфедеративной армии от сделки с совестью. Возможно, при других обстоятельствах Джон и согласился бы на такой расклад. Становится клятвоотступником, присягая на верность ненавистному Союзу, ему, разумеется, не хотелось. Но сейчас, после вчерашнего разговора с помощником мэра, брат Эйбби уже чувствовал себя отступником. По большему счету он уже предал Юг, пойдя на сговор с врагом, так что какую чистоту совести теперь ему предлагает сберечь этот мистер Сайбер? Одним предательством больше - одним меньше...

Приняв решение, Джон как-то сразу постарел, словно груз измены своему слову уже лег на его плечи, и ответил мистеру Сайберу:

- Я не верю ни в предопределения, ни в судьбу, - сказал он жестким тоном, но тут же смягчился, сообразив, что уж кто-кто, а собеседник в их бедах не повинен. - Спасибо вам, конечно, за благородное предложение помощи, я рад, что есть конфедераты, которые помогают другим, но вот только... - Риддон на минуту задумался, определяя, чем мотивировать свой странный, с точки зрения патриотичного конфедерата, отказ. - Думаю, что мне стоит все-таки самому решать свои проблемы. Не люблю прятаться за чужие спины, - просто пояснил он, посмотрев на Элмара прямым взглядом.

При этих словах Аббигейль беспомощно сжала руки. Она так надеялась, что брат одумается. Но что сказать, чтобы отговорить его от этой опасной поездки Эйбби не знала. Просить мистера Сайбера сопровождать брата в форт она тоже не решилась - не хватало, чтобы Джон еще и его втянул в неприятности.

- А ты уверен, что тебе хватит терпения на разговор с комендантом, Джонни? - осторожно поинтересовалась миссис Фронтайн. В другое время она бы ни за что не позволила бы себе подобного сомнения в присутствии посторонних людей, но сейчас было не церемоний. - Как я поняла из рассказа нашего гостя, - Аббигейль вежливо кивнула мистеру Сайберу, - он грубо обращается с южанами.

- Я это понимаю, - с хмурым видом согласился Джон, слегка огорченный сомнением сестры, - и в драку лезть не буду. Честное слово, пусть даже в лицо оскорбляет.

Эйбби горько вздохнула и посмотрела на мистера Сайбера слегка виноватым взглядом, словно извиняясь за упрямство брата, изменить которое не в ее власти.

Элмар мягко улыбнулся миссис Фронтайн. Конечно, позицию её брата можно было понять. Он предпочитал сам заниматься своими делами. Вот только Элмар не любил сдаваться, когда понимал, что прав. Даже если Джона Риддона невозможно удержать дома, бросить его одного в довольно тяжёлом состоянии Эл не мог. Тем более, что неизвестно, в каком виде Джон доберётся до Ньютона. Проехать полсотни миль меньше чем через двое суток после того, как его зверски выпороли, а сперва ещё и избили, было, безусловно, возможно. Особенно для крепкого человека. А Джон Риддон не производил впечатление слабака. Но дело в том, что проехав пятьдесят миль, у него не будет возможности отдохнуть и прийти в себя. Откладывать визит к полковнику до воскресенья было рискованно. Этот янки может заявить: "Приходите в понедельник" - и переубедить его будет сложно, если не невозможно. И так-то где гарантия, что он захочет говорить с Риддоном вечером субботы? А попасть в Эст-Сабин раньше можно было только в одном случае: если Элмару выехать прямо сейчас, ночью. Благо, луна достаточно хорошо освещает дорогу. Но говорить об этом вслух Эл благоразумно не стал. Это могло стимулировать Риддона сорваться с места прямо сейчас. Понимая, что переупрямить брата Эйбби он не сможет, Эл смирился с неизбежным.

- Хорошо, - согласился он. - Тогда поедем вместе. Но сейчас постарайтесь ещё поспать. И утром вам надо как следует поесть, чтобы были силы перенести дорогу. Кое-какое количество крови вы потеряли, так что если упадёте в обморок - мне придётся тащить вас на себе.

Эл виновато улыбнулся женщине, понимая, что ведёт себя грубовато. Но упрямство Риддона, хоть оно и вызывало уважение и даже понимание, с точки зрения Элмара Сайбера ничуть не заслуживало одобрения. Он встал, одним движением развернув стул обратно к столу, и принялся убирать всё, что разложил по столешнице, пока думал вечером, чем ему лечить раненых.

В уме у мистера Сайбера мелькнула парочка искусительных мыслей одна другой "краше": стукнуть Джона Риддона чем-нибудь по голове, чтобы не смог никуда ехать, или подождать, пока он уснёт и убедить миссис Фронтайн, что лучше воспользоваться моментом и уехать ему, Элу, в Эст-Сабин прямо сейчас. Кстати, второй вариант вполне можно было обсудить с хозяйкой "Мокрой Пади".

- Нет, надеюсь, что тащить меня не придется, - несколько оскорбленно заметил Джон, но, всё же, мысленно согласившись с доводами Сайбера, не стал более тратить драгоценные силы и время на пустые разговоры. Чёрт с ним, пусть сопровождает его в Ньютон, в конце концов, лишний попутчик не помешает. Закрыв глаза, Риддон честно попытался заснуть...

Аббигейль тихо прикрыла брата сверху простыней и повернулась к мистеру Сайберу. Честно сказать, Эйбби так не нравилась перспектива поездки мужчин в форт, что она уже сейчас начала беспокоиться за ее исход. Правда, в данном случае, от нее зависело мало. Вздохнув, миссис Фронтайн обратилась к рейнджеру:

- Спасибо вам за поддержку, мистер Сайбер, - поблагодарила она его едва слышным шепотом. - Я буду надеяться, что в Ньютоне с вами ничего дурного не случится. А сейчас идите спать, а то вам завтра в дорогу, - предложила она несколько смущенно. - А я тут сама все приберу.

Эл с сомнением оглядел стол, но думал он не о полупустой посуде и не о сумках с лекарствами. Он размышлял, стоит ли предложить миссис Фронтайн свою идею уехать, пока спит мистер Риддон. Чем-то этот вариант Элмару не нравился. Может быть, тем, что это наверняка заставило бы Джона негодовать, а его негодование первым делом обрушится на сестру, а вовсе не на Эла, которого к тому моменту рядом не будет. Да и отказать мужчине в праве самому решать свои проблемы тоже было не совсем верно. Поколебавшись ещё немного, Эл решил, что не станет ничего предлагать. Если Джон Риддон доберётся до Эст-Сабина в таком состоянии, что ни о каких разговорах с комендантом и подумать будет нельзя, значит, Эл оставит его в гостинице и сам всё уладит.

- Спасибо вам, - тепло улыбнувшись, тихо ответил он Эйбби. - Вы прямо как мои племянницы, Бетти и Мэри. Им примерно столько же лет, сколько вам и они такие же самоотверженные. Но всё-таки, через пару часов я вас подменю. - Он оглянулся на Марка. - Не буду будить его сейчас. Сон - тоже лекарство. Но перед тем, как уехать, я хочу ещё раз обработать его раны. Да и вам тоже нужно отдыхать. Силы вам понадобятся, и ничуть не меньше, чем вашему брату.

Он без особого смущения чуть пожал руку женщины, как сделал бы, если бы она действительно была его племянница или сестра. Потом забрал свои сумки и пошёл к двери.

Аббигейль слегка улыбнулась рейнджеру в ответ на рукопожатие, хотя ее изрядно смутило и удивило его замечание относительно самоотверженности. Миссис Фронтайн ничего особенного в своем поведении не видела - в конце концов, заботиться о близких - первейшая обязанность леди. К тому же ей никуда завтра ехать не надо - она вполне может посидеть с больными, а потом днем вздремнуть и восстановить силы. Однако возражать вполне понятному намерению мистера Сайбера поухаживать за другом, Эйбби не стала.

После ухода Элмара, согласно своему обещанию миссис Фронтайн по возможности бесшумно прибрала в комнате, унесла лишнюю посуду и аккуратно сложила разбросанные вещи, а потом тихо опустилась на колени, намереваясь помолиться о здоровье раненных.

НазадСодержаниеВперёд



© М.В. Гуминенко, А.М. Возлядовская., Н.О. Буянова, С.Е. Данилов, А Бабенко. 2014.