Литература и жизнь        
Поиск по сайту
Пользовательского поиска
На Главную
Статьи современных авторов
Художественные произведения
Библиотека
История Европы и Америки XIX-XX вв
Как мы делали этот сайт
Форум и Гостевая
Полезные ссылки

НАДЕЖДА ПОБЕЖДЁННЫХ

Глава двадцать первая,
в которой Фланнаган раздумывает над тем, кого бы ему уволить, а Бегунок дважды отчитывается о том, как выполнил задание...


30 декабря. Ближе к вечеру

Эффектная расправа над двумя конфедератами, учинённая пару дней назад, в очередной раз показала Россу Фланнагану, что его "гвардия" - это не те люди, на которых можно положиться. Правда, удачная сделка с Тернерами и приобретение ещё одного участка земли (третьего по счёту) несколько отвлекла мэра от разборок со своими служащими. Но сколько ни откладывай проблему, а решать её всё равно придётся. Поэтому после отъезда Бегунка мэр вызвал к себе Ната, заперся с ним в кабинете и провёл обстоятельный "военный совет". Фланнаган твёрдо вознамерился уменьшить количество людей в своей охране. Оставалось только решить, кого выставить вон.

Проблема состояла в том, что люди, к которым мэр был более расположен, как раз и оказались "в первых рядах" зачинщиков самосуда над Риддоном и Кэмероном, лишний раз демонстрируя собой поговорку насчёт "потёмков" чужой души. Фланаган с удовольствием выставил бы Марти Стоуна с его идеями, мотивировав это тем, что южанин провоцирует остальных на противоправные действия. Но Марти был как раз таким человеком, на которого мэр привык полагаться. До стычки с конфедератами он ни в какие конфликты не вступал и вёл себя благоразумно. Он умел наблюдать и обстоятельно докладывать, не упуская мелочей. В общем, до сего момента он был надёжным человеком. Мэра сильно подмывало выдрать Стоуна исключительно за то, что тот не оправдал его доверия. Но исправить этим положение было невозможно. Марти Стоун уже показал, что доверять ему нельзя, да и Нат намекнул, что уже "отделал" Марти своим способом, не прибегая к показным наказаниям.

В конечном итоге Фланнаган пришёл к выводу, что Стоуна он увольнять не будет. Но он и Бородача МакКуина не хотел увольнять. Парень был туповат, но до этого момента вполне справлялся со своими обязанностями и когда надо - даже сдерживал остальных от драк и склок. И что с ним случилось, что он кинулся в первых рядах выделывать всякие гадости за спиной у мэра?! Нет, увольнять Энди МакКуина Фланнаган не хотел. Тем более, что Энди сильно раскаивался, может быть даже сильнее всех (особенно после трёпки, учинённой Натом), и не дать ему шанса исправиться Фланнаган тоже не мог. Тогда следовало выгнать Громилу Элси Брауна. Уж этот-то если и делал в отряде "погоду", то не в лучшем смысле. Но вместе с Элси могли уйти его закадычные друзья Фитцджералд и Мердок. Мердок, по мнению мэра, мог катиться на все четыре стороны, но вот Фитцджералда Фланаган терять не хотел.

Из оставшихся самым малоценным был Чез, но он вообще не участвовал в драке. Тихоня Брент и вечно мрачный Моллиган сейчас заменили собой Бородача и изо всех сил пытались показать, что они очень уважают мэра и драка с их стороны была "безобразной ошибкой". Оставались Нил и Джойс. Но не наказывая главных зачинщиков - какой толк выгонять "шестёрок"?

Кончилось тем, что Фланнаган оставил всех, но передал через Ната, что при первом же замечании вышвырнет любого на улицу. Нат, разумеется, сделал так, чтобы предупреждение стало как можно более веским и дошло до всех без исключения. На этом разборки с "гвардией" мэра пока и закончились.

* * *

К тому времени, когда Бегунок вернулся с "Мокрой Пади", Над валялся на диванчике в прихожей и жевал сосновую палочку, которой только что ковырял между зубов после жаркого с бобами. Он успел пообедать только через несколько часов после обычного обеденного времени, потому что ездил куда-то с поручением мэра. Диванчик не предназначался для того, чтобы на нём лежал взрослый человек, поэтому ноги в пыльных сапогах помощник мэра удобно устроил на обитом красной плюшевой тканью подлокотнике, а на противоположный подлокотник положил голову в своей привычной мятой кепке. В комнате Ната всё ещё обитал Стив Берри, поэтому он и решил отдохнуть прямо в прихожей. А заодно подсмотреть, когда явится Бегунок, неожиданная поездка которого волновала помощника мэра едва ли не больше, чем самого Фланнагана.

Когда Джэфет Эскейп вошёл в двери, Нат повернул голову и выплюнул зубочистку на пол.

- Добрый день, мистер Эскейп! - весело поздоровался он, поднимаясь в сидячее положение. - Если вы к мэру - то он прилёг отдохнуть у себя в комнате. Но я вас провожу. Как дела на "Мокрой Пади"?

Он упруго поднялся и подошёл, засунув руки в карманы штанов и улыбаясь.

Бегунок остановился и посмотрел на помощника мэра. Почему-то он всегда ожидал со стороны Ната в свой адрес какого-то подвоха. Всегда - это уже третий день. Почему, Бегунок и сам не понимал. В принципе, это как раз Нат предложил Джэфету работу курьера при мэре, и ничего необычного в таком "возвышении" бывшего охотника за скальпами в глазах помощника мэра быть не должно. Но почему-то все равно, Джэфет продолжал искать в словах Ната Ганна какой-то двойной смысл. Вот например, почему это Нат вызвался провожать Бегунка к мэру? Он что думает, что за прошедшие несколько часов Джэфет забыл расположение комнат в мэрии?

- Благодарю вас, - сухо ответил Бегунок. - Я еще пока и сам помню дорогу.

- Ну, тогда я просто навещу мэра. Вдруг ему что-то от меня понадобится, - ничуть не смутившись, заявил Нат, направляясь вслед за Бегунком.

Нату не терпелось спросить, как поживает хозяйка фермы, но он не хотел привлекать лишнее внимание к делам, которые считал своими личными. О том, что мистер Эскейп ожидает от него подвоха, бывший сержант не догадывался. Как раз к новому курьеру Нат относился очень по-дружески. Более того, уважал. И всё потому, что Бегунок ухитрился сразу показать себя бывалым человеком, которого не возьмёшь наскоком. Нат всегда внимательно смотрел на людей, стараясь разгадать, какие они и как на них можно воздействовать. Если бы мистер Эскейп с самого начала позволил собой помыкать и покорно отвечал на все вопросы - он не вызвал бы уважения. Но он не побоялся противостоять и показал, что знает свои обязанности и своё место и не намерен позволять кому-то, путь и помощнику мэра, требовать с него то, чего он не обязан делать. Нат сделал вывод, что с Бегунком нужно держаться честно и дружелюбно. Поэтому спросил, шагая вслед за ним по лестнице:

- Меня действительно волнует, как поживают эти бедняги, которых отделали мои люди. Не каждый день такое случается. Да и хозяйка наверняка перенервничалась. Всё-таки избили её брата. Так как они там?

Нат не отставал. И с этим нужно было смириться. Пока они шли по коридору, Бегунок прикинул, что Нат Ганн вполне может иметь повод и основания интересоваться тем, что сейчас происходит на Мокрой Пади. Во-первых, все эти безобразия наделали его люди, его подчиненные. А они, по словам мэра, поступили самовольно, без его ведома. Кроме того, Натаниэль Ганн, как он сам объявил, следил за порядком в Городке и его окрестностях и должен был знать, что происходит в округе. Немного подкорректировав свое отношение к вопросам помощника мэра, Бегунок остановился возле двери в кабинет мэра, посмотрел на Ната и сказал:

- Я только что приехал. После доклада мэру я обязательно зайду в салун выпить обещанный мэром стаканчик виски. Мы можем там поговорить.

Не дожидаясь ответа Ганна, Бегунок постучал в дверь кабинета, назвался и попросил разрешения войти.

- Ловлю вас на слове, сэр, - моментально нашёлся Нат и, протянув руку через плечо Бегунка, толкнул двери.

Нату было забавно, как серьёзно и с каким достоинством новый курьер Фланнагана устанавливает дистанцию. И ведь ни к чему не прикопаешься, он выполняет поручения мэра, а не какого-то отставного сержанта Ганна. Ухмыльнувшись, Нат громко поинтересовался прямо через порог, не входя в комнату:

- Сэр! Я вам буду нужен в ближайшие час-полтора?

- Входите, мистер Эскейп! - Мэр предпочёл ответить на вопросы в том порядке, в котором они были заданы. - Нет, ты мне пока не нужен. Но не исчезай далеко.

Фланнаган сидел в кресле перед камином, положив ноги на маленькую скамеечку, обитую таким же красным плюшем, как и диванчик в прихожей. Почти всю здешнюю мебель, ковры и картины он приобрёл по случаю у одного разорившегося луизианского плантатора, а дом купил у прежних хозяев, которым надоела глушь маленького техасского городка и они уехали в Калифорнию, продав дом первому подвернувшемуся покупателю и даже не посмотрев на то, что им оказался янки. По правде, основной причиной их уезда была вовсе не глушь, а Гражданская война и Реконструкция, от которой хотелось держаться как можно дальше. А Калифорния в войне благоразумно не участвовала и манила обещаниями мирной и спокойной жизни вдали от волнений оккупированного Юга. Так что мэр ни в коем случае никого не выселял и не обирал, а купил честным путём и дом, и мебель.

- Присаживайтесь, - предложил мэр Бегунку после того, как Нат исчез, закрыв двери. Фланнаган всем своим посетителям предлагал присесть, потому что считал, что не должен вести себя высокомерно и подражать тому же полковнику Леммингу. Комендант Ньютона считал, что все северяне обязаны стоять, отдавая долг его мундиру, а уж южане и вовсе не заслуживают приличного с собой обращения. - Что можете рассказать интересного о своей поездке? - поинтересовался мэр, палочкой придерживая страницу лежащей у него на коленях книги.

Его левая рука лежала над подпихнутой сбоку подушке. Кожаная перевязь свободно болталась на шее. Вид у Фланнагана был вопиюще домашний и даже какой-то вальяжный. Не хватало только рюмки хорошего виски и старой легавой на коврике перед камином.

- Ничего особенного, сэр, - ответил Бегунок. Он тут же воспользовался приглашением Фланнагана и сел на стул напротив мэра. - Я приехал на ферму около полудня. Видел там Марка Кэмерона, саму хозяйку - миссис Фронтайн и ее двух негров. Брата ее я не видел к сожалению, и за все время моего визита он из дома не выходил. Может быть - спал. Судя по всему, он достаточно нормально себя чувствует: когда я спросил хозяйку, не тяжело ли ей одной управляться тут, она ответила, что ей помогает брат, ничего не упомянув о его нездоровье. Кэмерон, вообще-то выглядел не лучшим образом. Он вышел навстречу, но был очень бледен.

Бегунок не стал докладывать свои домыслы, ведь о них Фланнаган не спрашивал. Самое главное было сказать, что он конкретно видел. Конечно, по идее Бегунку нужно было непременно добраться до Риддона и посмотреть на него своими глазами. Но как Джэфет не крутил мозгами, там, на "Мокрой Пади"он не мог выдумать повода, который позволил бы ему увидеть брата хозяйки. А теперь: что есть, то есть!

- Уже хорошо, что все живы, - решил мэр.

После того, что натворили его люди, Фланнаган ожидал чего угодно, начиная от того, что брат хозяйки "Мокрой Пади" лежит при смерти и кончая тем, что на ранчо обиженных конфедератов собралось "народное ополчение", готовое объявить войну оккупационной власти. Но если верить Бегунку (а не верить ему у мэра не было оснований) всё более-менее обошлось. Хотя вопросы всё равно остались.

Заложив страницу палочкой и закрыв книгу, Фланнаган некоторое время размышлял, поглаживая чисто выбритый подбородок, а потом спросил тоном лёгкого недоумения:

- Я не понимаю, откуда вообще взялся этот Кэмерон. По моим сведениям, никого кроме самой миссис Фронтайн, её брата и двух слуг на ранчо быть не должно. Как вы считаете, кем он может оказаться? Родственником? Знакомым? Случайным прохожим? Может быть, наёмником? - Мэр чуть пожал плечами, понимая, что на такие вопросы можно ответить только предположениями, а предположения совершенно необязательно будут правильными. Но Фланнагана и интересовали предположения мистера Эскейпа, потому что он знал: от первого незаинтересованного взгляда иногда больше пользы, чем от скрупулёзно раздобытых фактов, кто чей сын и где родился. - Каково ваше впечатление об этом человеке? Что может представлять из себя этот Кэмерон?

- Он - рейнджер, - ответил Бегунок. - И судя по всему - хороший рейнджер, раз до сих пор жив. Мы с ним даже встречались до войны, кажется возле южной границы Техаса. Он был с МакЭлрэем - это один из самых знаменитых рейнджеров в округе. - Бегунок пояснил так подробно, потому что не был уверен, что слава МакЭлрэя докатилась до северных штатов. - Что он сейчас делает на Мокрой Пади - не знаю. Может быть, просто помогает. Рейнджеров ведь правительство распустило. Возможно, он - сослуживец Риддона, хотя не исключено, что дальний родственник. Я об этом ничего не знаю. Он - неплохой парень, - добавил Бегунок. - Я бы не стал его обижать.

Джэфет не смог бы много рассказать про Кэмерона. Он Марка почти не помнил, как справедливо предполагал сам Кэмерон. Вот МакЭлрэй - другое дело! Его нельзя не заметить и не запомнить. Этот человек даже в мирной жизни всегда вёл себя очень ярко, был душой любой компании. А Кэмерона Бегунок припоминал довольно смутно, хотя поверил ему на слово, что это действительно он, а не какой-то самозванец.

Вот ещё один феномен, о котором Фланнаган имел лишь смутное представление: техасские рейнджеры. Вроде как в Техасе без них - никуда. Во всяком случае, так было до войны. Со слов военных, того же полковника Лемминга, да и людей поумнее полковника, Фланнаган знал, что после войны оккупационной власти предписывалось рейнджеров распустить. Наверное потому, что слишком хорошо они умели воевать. На всякий случай Фланнаган запомнил фамилию "МакЭлрэй".

Однако, и личность этого неизвестного мэру Кэмерона тоже вызывала вопросы. Особенно после рекомендаций Бегунка. Он - рейнджер. То есть, один из тех людей, которые вызывают серьёзные опасения у правительства янки. Да ещё со слов мистера Эскейпа, Кэмерон - хороший рейнджер. Неудачную стычку вдвоём против восьмерых можно во внимание не брать. Почему-то Фланнагану думалось, что если бы конфедераты взялись за револьверы - с большей частью "гвардии" можно было распрощаться и проблема "кого уволить?" просто не вставала бы сейчас. Но конфедераты предпочли стрельбу не открывать, что с их стороны было очень благородно и даже не так глупо, как может показаться на первый взгляд. Если бы они убили несколько янки, находящихся на службе у мэра, хочешь - не хочешь, а пришлось бы повесить их, при чём военные наверняка бы вмешались, под горячую руку перебудоражив гораздо больше народу, чем требуется. Стало быть, Джон Риддон и его приятель - рейнджер Марк Кэмерон - люди умные и умеющие держать свои собственные желания на коротком поводке.

- Да его уж и так обидели, дальше некуда, - со вздохом проговорил Фланнаган, поглаживая кожаный переплёт книги. - Я бы хотел никого не обижать и найти способ компромиссного существования. Но похоже, до счастливых времён ещё далеко. - Он посмотрел на Бегунка. - Однако, вы добрый человек, мистер Эскейп. Мне это нравится. Как по-вашему, этот "неплохой парень" не вздумает отомстить за нанесённую ему обиду?

- Не думаю, мистер Фланнаган! - ответил Бегунок. - Рейнджеры - здравомыслящий народ, а месть - это глупость. А уж мстить представителю власти - глупость в двойне. Я не сомневаюсь, он понимает каковы могут быть последствия такой "мести". А как раз последствия - это первое о чем должен думать настоящий рейнджер!

Бегунку были чужды горячая жестикуляция или ярко выраженная мимика. Маленький невзрачный, незаметный человек, он и во внешнем поведении своем был малозаметен. Теперь он тоже скромно занимал свое место на стуле: сидел не развалясь и не закидывая ногу на ногу, но и не жался на кончике стула, боясь шелохнуться. Просто сидел на стуле, так, что и сказать о его позе было нечего.

К сожалению, Бегунок был еще и не охотник точить лясы. Он бы много о чем мог порассказать Фланнагану, но находил, что все это не к месту в данный момент.

Совсем иное мнение было у мэра. Всё интереснее и интереснее! Фланнаган отложил на время все остальные вопросы и решил, что есть повод порасспросить Бегунка о специфике Техаса, о которой сам Фланнаган имел мало представления, а остальные его люди - ещё меньше. Даже Нат тут ничем не мог помочь. Обращаться же за помощью к южанам мэр пока не хотел. Так что подумал про себя, что надо будет чем-нибудь выразить свою признательность бывшему сержанту, приволокшему этот кладезь информации.

- Рейнджеры, - повторил Фланнаган вслух, глядя на собеседника очень заинтересованно. - Что вам о них известно, мистер Эскейп? Что за человек этот МакЭлрэй, которого вы упомянули?

Говоря всё это, он отложил книгу, забрал с подушки левую руку и положил к себе на колено. В отличие от мистера Эскейпа, который ничем особенным не отличался и сидел-то на стуле просто и обыкновенно, Фланнаган имел привычку совершенно не задумываясь время от времени перекладывать или поворачивать покалеченную руку, чем часто привлекал внимание собеседников. Казалось, будто он подсознательно не может смириться с её неподвижностью.

- Если я правильно понял, до войны вы занимались с ними примерно одним и тем же делом? - закончил Фланнаган свою коротенькую речь.

- Со стороны может так показаться. Но на самом деле рейнджеры и охотники за скальпами - совсем разные люди. Я бы никогда не пошёл в рейнджеры, - ответил Бегунок и задумался. - Самоотверженности бы не хватило! - добавил он через пару секунд. - Они работают или вовсе без оплаты, или за очень символическое жалование. А я, например, никогда не буду воевать с индейцами бесплатно. Это слишком опасная работа!

Помолчав ещё пару секунд, Бегунок продолжил:

- Среди охотников за скальпами есть люди разные и не всегда порядочные. Иногда можно своими действиями спровоцировать нападение индейцев на мирных жителей. Например, возле южной границы был такой случай: трое охотников за скальпами напали на отряд индейцев. Всех убили, а один удрал. Он добрался до своего племени и объявил, что на них напали белые. Воины племени поднялись и уничтожили ближайшее к ним поселение фермеров*. Индейцы не будут доискиваться, кто конкретно на них напал, не будут расследовать, искать убийц - они слишком тупы для этого. Они просто вырежут ближайший посёлок мирных жителей. А вот рейнджеры в таком случае, не упустили бы этого индейца. Они бы гнались за ним до тех пор, пока не настигли его, даже с риском для жизни, потому, что они понимают последствия. Тем охотникам за скальпами было лень догонять удравшего индейца. Они посчитали, что скальпов и так хватит, деньги будут и уехали восвояси, а фермеры остались и расплачивались за них... - Бегунок помолчал ещё чуть-чуть и добавил: - У рейнджеров и охотников за скальпами разные цели. Охотники за скальпами зарабатывают деньги, а рейнджеры - охраняют местное население.


_______________________________

* Эпизод из фильма "Land Raiders" (1969)

_______________________________


Потом он вспомнил про ещё один вопрос Фланнагана.

- С МакЭлреем я мало сталкивался, раза два и то мимоходом. Я больше слышал о нём от других. Всё-таки охотники за скальпами с рейнджерами не ходят. А я вообще обычно хожу в одиночку. МакЭлрей - удачливый рейнджер, говорят, что воевал ещё в Мексиканскую войну, не раз спасал людей и от мексиканских бандитов, и от команчей.

Бегунок замолчал. В общем-то, он не собирал сказания о подвигах достохвальных рейнджеров Техаса.

Фланнаган кивнул. Для начала информации было более чем достаточно.

- Значит, таких вот замечательных людей оставили без работы? - в задумчивости проговорил он. - Мне, наверное, стоило бы выгнать всех своих головорезов и пригласить к себе на работу рейнджеров. Вот только вряд ли они согласятся.

Он разочарованно пожал плечами. На самом деле, патриоты, работающие не за деньги, а за совесть, не слишком привлекали Росса Фланнагана. С такими людьми всегда больше хлопот, потому что они должны каждую минуту осознавать, что действительно необходимы и делают правильное дело. В противном случае их ничего не удержит. С человеком, работающим за конкретное жалование, иметь дело проще. Ну а уж тот, кто соглашается работать и за совесть, и за вознаграждение, по мнению Фланнагана был надёжнее всего. Правда, таковых в окружении мэра на данный момент было всего двое: Нат и этот бывший охотник за скальпами, скромный и чрезвычайно полезный мистер Эскейп (во всяком случае, на сколько можно судить о последнем после двух выполненных Бегунком поручений). И вряд ли кто-то из бывших конфедератов согласится стать третьим.

- Я - не слишком привлекательный для южан работодатель, - сказал мэр, поглаживая левую руку. - Я ведь янки. Да к тому же, мне поручено провести компанию по сбору налогов. И уж разумеется, эти налоги сами конфедераты считают несправедливыми. Сказать по правде, я тоже считаю их несправедливыми. Но, - он неопределённо повёл рукой, - если я откажусь этим заниматься, сюда пришлют кого-то другого. И вряд ли он будет лучше. Как мне это объяснить фермерам - я пока не знаю. Ну да ладно! - Мэр пришёл к выводу, что отступлений уже достаточно. - Что скажете о миссис Фронтайн? Какая она? Можно ли с ней договориться, если всё-таки мне придётся предложить ей продать землю? Или она из тех железных леди, которые ни за что не согласятся иметь дело с янки?

Бегунок озадачился вопросом мэра. Кто его знает, какая это самая миссис Фронтайн?

- Ну... такая миловидная девушка... - начал Бегунок, но припомнив, что хозяйка фермы уже вдова, поправился: - молодая женщина. Скромная, доброжелательная. Я, правда, не говорил, что я приехал от вас, возможно, если б она это узнала - она бы не была столь доброжелательна! - Бегунок слегка усмехнулся. - В разговоре с ней не было заметно, чтобы она намеревалась продавать землю. Скорее наоборот - она хочет здесь остаться и вести хозяйство. О северянах она не лучшего мнения и, мне кажется, не ждёт от них ничего хорошего. К сожалению, мне не удалось увидеть её брата.

Немногословный Бегунок опять стал характерно для себя немногословен. Он затруднялся охарактеризовать маленькую хозяйку Мокрой Пади. Он считал, что не разбирался в женщинах и никогда не знал "что у них на уме". Так и теперь, окажется ли миссис Фронтайн "железной леди" или нет - он даже предположить не мог.

Фланнаган и не ждал, что мистер Эскейп тут же выдаст ему точные ответы на все вопросы. Однако, над сведениями, которые привёз новый курьер, следовало как следует подумать. Поэтому мэр решил пока ограничиться теми вопросами, которые уже задал и не предлагать новых.

- Хорошо, мистер Эскейп. - Он переложил руку обратно на подушку. - Я доволен результатами вашей поездки и благодарен вам за помощь. Думаю, что сегодня вы мне больше не понадобитесь. Можете отдохнуть и располагать своим временем так, как считаете нужным. Ну, а завтра... - Росс Фланнаган задумчиво посмотрел в камин. - Завтра видно будет, - договорил он, думая о "Мокрой Пади" и о том, что теоретически именно завтра Нат должен наведаться к миссис Фронтайн и предупредить о том, что срок уплаты налогов для неё истекает.

Пока что Фланнаган не увидел для себя причин отказываться от попытки заполучить в собственность ещё одну весьма крупную ферму и замкнуть круг своих владений. Остальные ранчо интересовали его гораздо меньше.

- Благодарю вас, сэр! - ответил Джэфет, поднимаясь со стула. Больше всего ему понравилась новость о том, что остаток дня Фланнаган отдает ему в собственность. Честно говоря, Бегунок, как приехал два дня назад в Городок, так и не успел до сих пор ни помыться, ни побриться. Щетина на его лице не особо бросалась в глаза, так как тоже была несколько "бесцветная" как и ее хозяин: светлая и не особо густая, и это было еще не так страшно. Но вот мыться в дороге, т.е. плескаться во встречных ручейках и речках в конце декабря Бегунку никак не хотелось, и он последний месяц, что был в пути, мечтал о бадье горячей воды у какого-нибудь цирюльника.

- Мистер Фланнаган! - Бегунок замедлил идти на выход. - Нат Ган интересуется моим визитом на Мокрую Падь. В том, что я видел, нет ничего секретного?

Фланнаган удивился было такому вопросу, но тут же сообразил, что в договоре говорится о соблюдении секретности. Скрупулёзность Бегунка нравилась мэру. Можно было надеяться, что на этого человека действительно можно положиться, пусть и в рамках заключённого контракта. Но на большее Фланнаган пока и не претендовал.

- Разумеется, - кивнув, ответил он, снова берясь за книгу. - От мистера Ганна у меня секретов нет. По крайней мере, в этом деле. Но вы правильно сделали, что спросили, - добавил он, указав пальцем на Бегунка, словно ставил его кому-то в пример.

Пока что у Фланнагана не было причин не доверять своему помощнику. Хотя Нат - человек своеобразный и непредсказуемый. Мэр старался это учитывать. Некоторые свои планы он скрывал до времени даже от Ната. Но не говорить человеку, что делается на ранчо, на которое он сам завтра же и поедет, было бы глупо. Единственное, почему мэр услал своего помощника, когда пришёл Бегунок - это потому, что любил по возможности разговаривать с людьми с глазу на глаз. Обычно некоторая интимность располагала к большей откровенности.

Фланнаган кивнул Бегунку, после чего отвернулся и раскрыл свою книгу.

Бегунок тоже кивнул мэру, надел шляпу и вышел. Как и обещал Ганну, он пошёл, прежде всего, в салун, который кроме того, что был увеселительным заведением, был ещё и единственным местом в Городке, где можно поесть. Бегунок не надеялся, что и на этот раз проститутка будет ему бегать за едой и потому сам подошёл к бармену, который по совместительству выполнял роль ещё и официанта, и осведомился, чем сегодня кормят. Кроме запоздавшего обеда Бегунок действительно рассчитывал воспользоваться обещанным по контракту виски, о котором он вчера каким-то несуразным образом забыл.

Оглядев зал, он попытался определить, где находится Нат Ганн.

Нат, конечно же, был тут как тут! В заведении набралось уже некоторое количество народу и отставной сержант вынырнул откуда-то из дальнего угла, вальяжной походкой подойдя к стойке бара и широко улыбнувшись.

- Бен! Передай на кухню, чтобы мистеру Эскейпу подали всё побыстрее и побольше, - бросил он бармену. - И налей нам выпить. Присаживайтесь, сэр! - Он указал на один из свободных столиков.

К сожалению, тот, который Бегунок облюбовывал предыдущие разы, был кем-то занят. Но Нат всё равно выбрал место подальше от входа и почти такое же уединённое.

- Сегодня суп с говядиной, - уведомил бармен Бегунка. - И ещё осталось жаркое с фасолью. Сейчас скажу, чтобы принесли.

Он поспешно налил две стопки и скрылся за дверью, которая вела в кухню. А Нат, забрав свою стопку, посмотрел на Бегунка.

- Надеюсь, конфедераты встретили вас не слишком... нелюбезно? - поинтересовался он. - Так как чувствует себя миссис Фронтайн?

- Я не докладывался конфедератам, что я от мэра. Так что приняли меня вполне нормально, - ответил Бегунок, забрал свой стаканчик с виски и пошел к свободному столику. Усевшись и повесив шляпу на спинку соседнего стула, Бегунок посмотрел на Ганна и перешел ко второму вопросу: - Миссис Фронтайн чувствует себя вполне нормально, но, по всей видимости, сильно переживает за брата. Брата ее я не видел.

Бегунок отхлебнул виски, нахмурился на стаканчик и стал ждать обещанного супа с говядиной.

Нат подсел к столу и некоторое время изучал виски, словно после реакции Бегунка сомневался, стоит ли вообще это пить. С той поры, когда мистер Ганн выпивал всё, что горит и извращался в способах добывания спиртного даже там, где им и не пахло, прошло не так много времени. Какие-то пол года всего. Служба у Фланнагана действовала на отставного сержанта благотворно: пить его особо и не тянуло. Но одну стопку в день он мог себе позволить. Тем более, что дело шло к вечеру и никаких срочных дел не предвиделось. Решившись и одним глотком покончив с виски, он вальяжно отвалился на спинку стула и посмотрел на Бегунка.

- Понятно, что беспокоится за брата, - сказал он задумчиво. - И что, она принимала вас одна? Кстати, а этого второго конфедерата вы не видели? Такой мрачный, небритый тип. - Нат почесал собственный подбородок и пришёл к выводу, что ему самому следовало бы побриться перед завтрашним визитом, после чего спешно добавил: - Он называется Кэмероном. Хотя... Ему тут досталось посильнее, чем Риддону.

Бармен вынес поднос с едой и поставил на стол перед Бегунком миску с супом и тарелку жаркого. Правда, на этот раз двойной порции мяса мистеру Эскейпу никто не положил: Люси была занята.

- Видел, конечно! - ответил Бегунок на один из вопросов Ната, а остальные отложил на потом, сначала отдав все свое внимание говяжьей похлебке. Но, съев несколько ложек, снова поднял глаза на помощника мэра. - Кэмерон там и никуда не делся. Если ему досталось больше, чем Риддону, то с Риддоном, можно считать, все в порядке! - Бегунок снова принялся за суп. - Кэмерон тоже вышел мне навстречу, хотя был такой бледный, что я боялся, что он вот-вот грохнется в обморок! - продолжал Джэфет, периодически отрываясь от похлебки. - Мне его приходилось встречать раньше, он - рейнджер. Не знаю, чем он так тебе не понравился - нормальный парень!..

Бегунок принялся вылавливать из своей тарелки куски мяса, и, казалось, был очень увлечен этим занятием.

- Я не женщина. Почему этот красавчик должен мне нравиться? - грубовато возразил Нат. - Значит, рейнджер... Это интересно.

Бывшему сержанту совершено не нравилось неожиданное присутствие на "Мокрой Пади" этого типа привлекательной наружности. Тем более, если тот выходит навстречу гостям, как будто чувствует себя частью семейства. Когда Нат разговаривал позавчера с Риддоном, Кэмерон не проронил ни слова, но зато как смотрел! Так, наверное, человек смотрит на гремучку, случайно заползшую к нему на кухню, а сам прикидывает, чем её лучше пришибить: поленом или ножкой от стула. Нат плевал обычно на то, кто как на него смотрит, но соперники ему были совершенно некстати.

- Вообще-то я против мистера Кэмерона ничего не имею, - не моргнув глазом соврал он. - И рад, что парень уже на ногах. Ну, а как вела себя с ним хозяйка? Как с родственником?

Вопрос выходил за рамки конспирации, но Нат рискнул спросить. Даже если мистер Эскейп сделает какие-то не те выводы - вряд ли он побежит докладывать Фланнагану, что помощник мэра проявляет странный интерес к тому, что делается на "Мокрой Пади". Тем более, что завтра Нату так и так нужно было везти туда ордер на выселение. Его любопытство можно было объяснить.

Бегунок даже не фыркнул в ответ заявление Ната Ганна, что тот - не женщина, и не бросился доказывать, что он тоже не женщина. Зачем доказывать очевидные факты? И даже не обиделся - не в обыкновении Бегунка было обижаться. Он только продолжал есть. Теперь он уже перешел к жаркому.

- А он разве ей не родственник? - переспросил Бегунок и тут же сам поправился, вспомнив, как миссис Фронтайн и мистер Кэмерон ворковали над разбитой чашкой. - Нет, конечно, не родственник. Но я думал - он сослуживец ее брата. Хотя, впрочем, не знаю!

Некоторое время Бегунок жевал кусок жестковатого мяса и был занят исключительно этим.

- Обыкновенно она вела себя! - буркнул Бегунок, справившись, наконец, с куском жаркого. Почему-то ему не захотелось пересказывать Ганну свое впечатление о трепетных отношениях друг к другу молодой хозяйки и ее раненого гостя. Он не хотел подводить этого рейнджера, тем более, раз уж тот с самого начала так доброжелательного к Бегунку отнесся. А Ганн явно Кэмерону антипатировал. - Там еще два негра при доме и хозяйка упоминала, что при ферме есть работники, оставшиеся с того времени, когда был жив ее дядя. А вообще, по-моему, у них есть нечего. Во всяком случае, они не нашлись, что предложить к кофе, кроме старой кукурузной лепешки. Кофе и тот был мой! - Бегунок, наконец, справился и с жарким и отодвинул от себя пустые тарелки. - Так что нужно признать, что либо у них там повальная эпидемия скупости, либо они голодают, - резюмировал свою речь Джэфет, откинулся на стуле и принялся перочинным ножиком выковыривать жилку, застрявшую между зубов.

Нат пришёл к выводу, что более ничего интересного не узнает. О том, что фермеры едва сводят концы с концами и редко у кого можно найти на столе приличную еду, он знал. А с Кэмероном вопрос оставался открытым и вряд ли мистер Эскейп в состоянии был что-то ещё прояснить. Помощник мэра облокотился о стол и сцепил пальцы, глядя на Бегунка обычным слегка печальным взглядом.

- Да, у нас тут с провизией получше, чем у некоторых фермеров, - согласился он. - Но я надеюсь, что миссис Фронтайн постепенно наладит свою жизнь. У неё хорошая земля. - Он поднялся из-за стола. - Спасибо за сведения, мистер Эскейп. - Он двинулся было к выходу, но приостановился и повернулся к Бегунку. - С вами приятно иметь дело, сэр.

С этими словами он направился к выходу.

- Возможно, вы ожидали от меня более подробного рассказа, - произнёс Бегунок вслед помощнику мэра. - Но хозяева Мокрой Пади сами были довольно скрытны. Несмотря на то, что я не сказал, что служу у Фланнагана, мне всё же пришлось ответить на прямой вопрос южанин ли я.

Бегунка посетило запоздалое раскаяние: и что это он принялся огрызаться этому Нату? Он ведь ничего плохого ему не сделал. Джэфет поднялся.

- Всего хорошего мистер Ганн! Буду рад, если мой рассказ помог вам хоть в чём-нибудь, - заключил Джэфет, поклонился и снова опустился на стул. Он намеревался выпить ещё кофе. Возможно, такое официальное напутствие прозвучало несколько странно из уст бывшего охотника за скальпами.

Нат, разумеется, остановился, повернулся и даже сделал шаг назад, когда Бегунок заговорил. Несмотря на всю свою нарочитую невежливость, которую помощник мэра демонстрировал при каждом удобном случае, с мистером Эскейпом он предпочитал вести себя без демонстративных жестов. Может быть, признавал в новом курьере равного себе. Может, как хищник с хищником, соблюдал некий "кодекс чести", который не позволял Нату вести себя с Бегунком так же, как с прочими работниками Фланнагана.

- Вы мне действительно помогли, сэр, - сказал Нат, улыбнувшись вполне приветливо. - Спасибо за пожелание. Доброй ночи!

На этот раз он всё-таки отвернулся и вышел, рассудив, что вряд ли Бегунок бросится ещё что-то добавлять ему вслед.

НазадСодержаниеВперёд



© М.В. Гуминенко, А.М. Возлядовская., Н.О. Буянова, С.Е. Данилов, А Бабенко. 2014.