Литература и жизнь        
Поиск по сайту
Пользовательского поиска
На Главную
Статьи современных авторов
Художественные произведения
Библиотека
История Европы и Америки XIX-XX вв
Как мы делали этот сайт
Форум и Гостевая
Полезные ссылки

НАДЕЖДА ПОБЕЖДЁННЫХ

Глава двадцать вторая,
в которой Элмар Сайбер возвращается на "Мокрую Падь" и узнаёт, что у мистера Эскейпа всё-таки был кофе...


31 декабря 1865 года. Раннее утро

У Элмара Сайбера была хорошая лошадь. Лучшая лошадь с ранчо его отца. Она только выглядела ледащей, потому что за последние несколько недель ей пришлось много побегать. Но даже очень хорошая лошадь после двухнедельного похода не в состоянии преодолеть галопом дважды по сорок миль в течение одних суток. Поэтому Эл не стал гнать несчастное животное быстрее, чем оно было в состоянии бежать. Элмар прикинул, что в любом случае будет на "Мокрой Пади" не позднее шести утра. При всём желании насолить конфедератам янки вряд ли поднимутся раньше шести, а следовательно прибудут на ранчо миссис Фронтайн только часов в восемь-девять. Скорее всего, даже позже.

Облака, которые было собрались с вечера, разогнало ветерком и луна освещала дорогу, окрестности и самого Элмара вместе с его конём. Но даже если бы видимость не была такой хорошей, Эл без колебаний пустился бы в путь. За годы рейнджерства он привык не зависеть от времени суток, если надо куда-то ехать. Были и такие люди, которые вообще предпочитали ездить по ночам, потому что меньше вероятности встретить нежелательных попутчиков. Простые обыватели, правда, считали, что в ночное время проще нарваться на индейцев, потому что те якобы лучше видят в темноте. Но Эл прекрасно знал, что индейцы видят в темноте точно так же, как белые, а порой и хуже. Поэтому ночных поездок он боялся не больше, чем дневных.

У ручья, примерно на середине пути от Ньютона до "Мокрой Пади", Элмар позволил лошади напиться и сошёл с седла, чтобы покурить. На почте он выпросил у служителя несколько листов бумаги за пару лишних центов и теперь неторопливо свернул себе папироску, оглядываясь по сторонам. Видимость была на столько хорошая, что Эл не сомневался: шевельнись хоть что-то на равнине - он непременно это заметит. Янки не сильно искусны в засадах на хорошо просматриваемой местности, а индейцев в окрестностях Сабина не видели уже очень давно. Так что и бояться опытному рейнджеру было особо нечего.

Элмар думал о Джоне Риддоне, которого оставил в гостинице Ньютона, и о его сестре, наверняка изнывающей от тревоги у себя на ранчо. Ему было легко осознавать, что за его спиной огромная семья, которая устояла и перед индейцами, и перед бандитами, пережила революцию и две мексиканские войны, а теперь ещё и Гражданскую. Эл был уверен, что выдержит его семья и Реконструкцию. Но у Эйбби с Джоном никого больше не было и им не на кого положиться. Они уязвимы и беззащитны, поэтому Элмар так легко бросил всё и занялся их делами. Именно для того, чтобы оказывать помощь нуждающимся, он пошёл в своё время в рейнджеры.

Элмара совершенно не удивляло, что его родители и родственники, несмотря на всю горячую к нему любовь, ни разу не возразили против его деятельности, что бы с ним не случалось и в какие бы авантюры он ни вмешивался. Родные признавали его право самостоятельно выбирать себе путь, ведь он был мужчиной. А он сам воспринимал свой образ жизни как должное. И таким образом между Элом и родственниками царила полная гармония. Ни претензий, ни недовольств, ни непонимания.

Воспитание, которое получил Эл, подготовило его ко многим жизненным проблемам и невзгодам. С одной стороны он не знал отказа практически ни в чём, если это касалось его желания получить, и как можно скорее, какие-нибудь нужные знания или навыки, новое ружьё или самую хорошую лошадь. С другой стороны, и отец и старшие братья обращались с ним строго и не баловали зря. Правда, к тому, чтобы его баловать, была очень склонна женская половина обширного семейства. Отцу и братьям пришлось в своё время повести себя категорично, чтобы как можно быстрее дать понять самому младшему Сайберу, что никакие женские юбки не спасут его, если он поведёт себя недостойно будущего мужчины. Пусть женщины его балуют, раз им так хочется. Но это не даёт Элмару никакого права капризничать и увиливать от ответа за свои поступки. Эл, как умный мальчик, быстро усвоил урок. И хотя в нём с детства жила какая-то стихийная сила, толкающая на всяческие проказы и выходки просто из любопытства, он воспринимал заслуженные наказания стоически и никогда не искал утешения у женщин. Вряд ли какая-нибудь из них могла похвастать что видела его слёзы.

Вот чего Элмар совершенно не выносил - так это несправедливости. И если осознавал, что прав, не давал к себе прикоснуться, мог запросто запереться у себя в комнате, в чулане, или в сарае, и на все требования выйти отвечать, что конечно же, непременно выйдет, когда взрослые разберутся в том, что произошло. Так, ища своим пытливым умом, что бы узнать и чему бы научиться, отстаивая справедливость, покорно перенося то, что заслужил и с благодарностью принимая любовь и ласку, он вырос и стал самим собой.

Лошадь напилась, Элмар усмехнулся детским воспоминаниям, затушил наполовину сгоревшую папироску и сунул остаток в кисет. Надо было двигаться дальше и думать о насущном.

Мысли о Городке не давала Элмару покоя. Конечно, и в других местах Юга фермеров и бывших плантаторов сгоняли с земли, стоило только этой земле приглянуться кому-то из янки. Элмар Сайбер понимал, что не может разорваться на весь Юг. Но он мог хоть попытаться помочь той же миссис Фронтайн. К тому же, у него душа болела за бесчеловечно избитых брата Эйбби и своего друга. Если уж местная власть дошла до того, чтобы сечь неугодных без всякого повода - это было плохо, очень плохо. Так они и вешать могут начать просто за то, что ты - южанин. Проехать мимо этого Эл не мог. Хотя сам пока не знал, что будет делать. Но он приучил себя к тому, что проблемы нужно решать по мере того, какая из них ближе. Сейчас его дело - доставить расписку и проследить, чтобы янки не обидели миссис Фронтайн, когда они заявятся на ранчо, чтобы увидеть расписку. А уж потом можно будет разбираться, что делать дальше.

Около шести утра, в предрассветных сумерках, Эл свернул с дороги к небольшому двухэтажному дому, в котором обосновались хозяева "Мокрой Пади". Он понимал, что если кто-то не спит - его непременно увидят из окон. И наверняка разволнуются, когда поймут, что это он, и что он один, без Джона Риддона. Следовало поскорее разъяснить хозяйке дома ситуацию. Поэтому, привязав лошадь, Эл решительным шагом направился к двери.

И дверь тут же распахнулась - его ждали.

Ночь у обитателей "Мокрой Пади" выдалась изрядно беспокойной. Если до вечера Аббигейль была занята хлопотами по хозяйству, которые отвлекали ее разум от тревожных мыслей, то после заката переживания захлестнули ее с новой силой. Хорошему сну это не способствовало, поэтому полночи миссис Фронтайн просто проворочалась с боку на бок, вслушиваясь в тишину безмолвного дома. Вслушиваться было бесполезно - она помнила, что до форта пятьдесят миль, и что полковник может принять южан далеко не сразу, так что ждать брата и мистера Сайбера раньше утра, определенно, не стоит. Под утро, правда, на кухне послышались шорохи - Роза, видимо, тоже не могла уснуть, тревожась за Джона, а может быть, и за всех остальных. Поняв, что всё равно не заснет, Эйбби позвала ее, чтобы одеться и к шести утра, вот уже два часа как сидела у окна своей спальни в ожидании брата. Больше всего прочего ее волновал именно Джон. Несмотря на все заверения брата, миссис Фронтайн всерьез опасалась за его самочувствие. К тому же при всем желании она не могла поручиться за его дурной нрав. Конечно, как и во всех Риддонах, в Джоне была изрядная доля холодной сдержанности, но в прошлом она не раз побеждалась его горячей кровью. Вспомнить хотя бы все дуэли, на которых по юности дрался Риддон-младший, причем по поводам - глупее не придумаешь.

Теперь сестре оставалось лишь надеяться, что брат стал старше и мудрее, а так же на то, что он объективно оценил свои силы, которых ему должно достать для возвращения домой. Подобными мыслями Эйбби была занята до того момента, как заметила из окна приближающегося всадника. Сердце у миссис Фронтайн упало - она ведь ожидала двоих! - но всё же она не сдвинулась с места, чтобы присмотреться, кто приехал. В конце концов, всадник мог оказаться кем угодно. У Эйбби даже мелькнула догадка, что Джон вернулся один, а Элмар отправился домой, но она не подтвердилась. Приехавшим оказался именно мистер Сайбер.

Едва разглядев лицо гостя, Аббигейль торопливо выбежала из своей комнаты и направилась к двери. Шум при этом, без сомнения, имел все шансы разбудить остальных в доме, но миссис Фронтайн об этом даже не подумала. Открыв дверь, она тут же поинтересовалась:

- А что с Джоном?

Одной рукой Эйбби предусмотрительно вцепилась в косяк, чтобы не упасть, если мистеру Сайберу вздумается стаскивать с головы шляпу, оповещая ее о смерти брата. При одной мысли об этом вдова побледнела, но всё же нашла в себе силы сдержаться, ожидая ответа.

- С ним всё в порядке, - тут же сообщил Элмар, быстро поднявшись по лестнице (чтобы успеть подхватить хозяйку, если ей вдруг вздумается падать в обморок).

Волнение женщины было понятно Элмару. И даже радовало. Младшему Сайберу нравилось, что в семье его новых знакомых такое трогательное друг к другу отношение. Но любоваться на встревоженную Эйбби, томя её неизвестностью, Эл не собирался, поэтому тут же объяснил, не дожидаясь новых вопросов:

- Мистер Риддон очень устал и поэтому решил остаться ночевать в Ньютоне. - Говоря это, Элмар действительно снял шляпу, приветствуя Эйбби. - Он в гостинице миссис Бёрнс, почтенной вдовы. Вам не о чём беспокоиться. Миссис Бёрнс обещала присмотреть за вашим братом, и уж точно не отпустит его без завтрака. - Эл улыбнулся. - Так что мистер Риддон вернётся днём. Он попросил меня срочно отвезти вам расписку.

Элмар достал из-за пазухи сложенный втрое лист и вручил его Эйбби. Спрашивать про Марка он пока не стал. Сперва нужно было убедиться, что миссис Фронтайн удовлетворена его ответом и у неё не будет новых вопросов, а уж потом отвлекать её от мыслей о родном брате, оставшемся в чужом городе, на попечении незнакомых людей.

Но миссис Фронтайн была вполне удовлетворена ответом. Не скрывая облегченного вздоха, она приняла из рук Элмара бумагу, но разворачивать ее не стала.

- Благодарю вас, сэр, проходите в дом, - пригласила она гостя и посторонилась, предоставляя ему дорогу.

Странным образом, но улыбка ее нового знакомого подействовала на Аббигейль успокаивающе. Если бы Джон лежал в Городке при смерти - вряд ли бы мистер Сайбер был бы так безмятежен, значит, действительно, повода для паники нет. Конечно, новость, что брату стало хуже, не могла обрадовать сестру, но сообщение о том, что он хотя бы жив, заставило Эйбби успокоиться и вспомнить о вежливости.

- Не хотите ли чего-нибудь съесть или выпить с дороги? - предложила она все еще слегка дрожащим от волнения голосом, но уже на порядок спокойнее. - Заодно отдохнете и расскажите мне о своей поездке.

- Миссис Фронтайн! Я буду вам очень признателен и за еду и за пару кружек кофе, - тут же ответил Эл, широко улыбаясь и заходя в дом. - И пожалуй, я бы даже поспал потом пару часов. - Собственно, он и не собирался никуда уезжать. О чём и оповестил хозяйку: - Я обещал вашему брату присмотреть тут за вами на тот случай, если приедут янки. Так что задержусь до возвращения мистера Риддона, а потом уже поеду в Городок. Не могу сказать, чтобы в разговоре с комендантом форта было что-то особо интересное. Но я охотно вам расскажу.

Он так и не спросил про Марка, проходя на уже знакомую кухню, в которой хозяйничала Роза. Язык не повернулся отвлекать миссис Эйбби, когда она беспокоится о брате. Тем более, что если бы Марку стало хуже, наверняка женщина предупредила бы его сама.

В бытность свою рейнджерами они сталкивались с Марком не так уж часто и Эл лучше был знаком с Августом, чем с его юным напарником, мистером Кэмероном. Но война свела Элмара и Марка в один полк и разводила за всё время только дважды: один раз когда Марк попал в госпиталь, а другой - когда Эл получил тяжёлое ранение и выбыл уже до окончания военных действий. Они успели крепко сдружиться. Молчаливый, замкнутый Марк и улыбчивый, открытый всему миру Элмар, прекрасно дополняли друг друга. К слову, Марк из-за своей серьёзности выглядел даже старше Эла. Особенно после того, как взял за обыкновение отращивать бороду. Но верховодил в их маленьком союзе именно Элмар, покровительствуя Марку, как человеку, младше себя на четыре года.

Отложив расспросы про Марка на некоторое время, мистер Сайбер освободился от плаща и шляпы, присел на свободный стул и тут же начал рассказывать:

- Мистер Риддон - очень мужественный человек. Я пол дороги отговаривал его от личной встречи с комендантом, но ничего не получилось. - Он развёл руками, не переставая улыбаться. - Даже Марк не такой упрямый... Я хотел сказать, упорный, - ничуть не смутившись, поправился он. - Но упорство - полезное качество. Мы смогли почти сразу попасть на приём к полковнику и как тот ни пытался спровоцировать мистера Джона - всё было бесполезно. Ваш брат держался абсолютно хладнокровно, так что этому янки пришлось отступить, взять налог и написать расписку. Даже клятву полковник не смог получить. Я ещё на войне заметил, что мы то и дело одерживаем победы в отдельных сражениях, потому что янки против нас - ничто. Вот только вопрос: почему несмотря на все эти победы, мы всё-таки проиграли войну? - Эл сделал рукой разочарованный жест, но тут же вернулся к рассказу. - Потом полковник вынужден был нас отпустить с миром и мы отправились в гостиницу. Мистер Джон попросил меня отвезти расписку. Я думаю, что янки заявятся требовать с вас налог раньше, чем вернётся ваш брат, поэтому хочу быть рядом. На всякий случай. Кстати, это ведь не все налоги, которые вам нужно заплатить?

Вопрос прозвучал вполне естественно. Эл ведь не знал, может быть, миссис Фронтайн остальное уже выплатила. Но на всякий случай решил убедиться в этом.

- Сейчас ни в чем нельзя быть уверенным, - вздохнула Аббигейль, неторопливо проводя кухонным полотенцем по поверхности стола, смахивая невидимые крошки. - Сегодня требуют один налог, завтра другой. Мы ведь уже так лишались земли и дома, в Джорджии, - спокойно пояснила миссис Фронтайн, не сдержав, правда, горечи в словах.

Она даже не обратила внимания на то, что назвала домом штат, которым им уже и не являлся. Эйбби не хотелось вспоминать прошлое, так как же, как и не хотелось разговаривать о налогах.

Мистер Сайбер, конечно, показал себя человеком, которому можно довериться и его вопросы, безусловно, были вызваны самыми благими намерениями, но всё же объявлять ему, что налоги уплачены не все, Аббигейль не желала. Он, пожалуй, начнет осуждать хозяйку и спорить с ней, а на это у миссис Фронтайн душевных сил не имелось - тем более что всё равно уже ничего изменить было нельзя. Поэтому, отвлекаясь от скользкой темы, Аббигейль сменила выражение лица и тему разговора.

- Угощайтесь, - радушно предложила она, тем более что Роза уже успела накрыть на стол, - и вообще чувствуйте себя как дома. Я очень рада, что брат именно с вами ездил к коменданту. Без вашей помощи ему наверняка было бы сложнее, - сказала миссис Фронтайн, ничуть не сомневаясь в своих словах.

Рассказ о разговоре с янки Эйбби выслушала с большим вниманием, слегка осуждающе покачав головой в ответ на упоминание об упрямстве брата. Конечно, Джону не стоило так упираться - тогда бы сейчас он был бы дома, а не в окружении чужих людей. Но сладить с что-то вбившим себе в голову Риддоном было на редкость сложно - это было известно еще с детства. Хорошо еще хоть брату хватило хладнокровия вынести все провокации янки.

- А почему полковнику не удалось получить с Джона Железную клятву? - поинтересовалась Эйбби. Она подумала, что брат вряд ли мог бы избежать присяги, если бы ее стали с него требовать.

- Когда полковник спросил, давал ли мистер Риддон клятву, я напомнил, что в Городке за это должен отвечать мэр, - ответил Эл, невинно улыбнувшись. - Наверное, мистер Лемминг постеснялся заподозрить мистера Фланнагана в том, что тот не справляется со своими обязанностями. Он не стал возвращаться к этому вопросу. - Элмар протянул было руку, чтобы взять что-нибудь из еды, но вдруг вскочил со стула. - Совсем забыл! - объявил он. - Одну минуту...

Не оглядываясь, Элмар прихватил шляпу и выскочил на улицу. Его лошадь так и стояла, понурив голову, у изгороди. Эл быстро спутал ей передние ноги куском верёвки, снял седло и отпустил пастись. А сам пошёл обратно в дом. Кинув седло на крыльце, чтобы было под крышей, он вернулся на кухню с увесистой сумкой.

- Мисс Роза! - Развязав ремни, Эл вытащил и сумки несколько свёртков и вручил их негритянке. - Я подумал, что уж раз мы с Марком добавили вам забот, неплохо это как-то компенсировать. Поэтому купил кое-что в Ньютоне, пока раздобывал себе табак.

Может быть, простые техасские манеры могли и не понравиться выходцам из Джорджии, но Элмар не смущался подобными вещами. Да и время было не самое лёгкое, чтобы церемониться. Он привёз копчёный окорок фунтов на восемь, если не все десять, мешочек сахара, кофе и бутылку масла. Не дожидаясь, пока Роза начнёт возмущаться, Эл кинул шляпу обратно на гвоздь, быстро вернулся за стол, склонив голову прочитал про себя короткую молитву - и принялся за еду.

- Я думаю, мистер Джон справился бы и сам, - пробросил он, вспомнив про благодарность Эйбби. - Просто провозился бы с этим дольше. Кстати, как чувствует себя Марк?

- О, мистер Кэмерон чувствует себя уже намного лучше, - тут же поспешила сообщить Элмару Эйбби хорошую новость, - по крайней мере, лихорадка унялась. Правда, он поправился бы быстрее, если бы ему не пришлось вчера подниматься на ноги. Пока вас не было, к нам на "Мокрую падь" заглядывал один человек, - пояснила миссис Фронтайн, не углубляясь в подробности. - Просил продать овса.

- Янки, - не упустила случая охарактеризовать нового знакомого Роза. В другое время она не стала бы вмешиваться, но мистера Сайбера она уже считала за "своего", поэтому в его присутствии не церемонилась. К слову сказать, на подарок Эла ничуть не обиделась - помогать друг другу продуктами было принято и в Джорджии, особенно после того, как по ее территории прошел Шерман.

- Ну да, он сказал, что приехал из Канады, но уже несколько лет живет на Юге, - несколько рассеянно подтвердила слова горничной Эйбби, но больше ничего рассказывать не стала, посчитав, что мистеру Сайберу вряд ли интересны случайные гости "Мокрой Пади". - Это хорошо, что Джону не пришлось давать никаких клятв, - заметила она одобрительно. - Он не любит нарушать данного слова. Вы очень сообразительны, сэр, раз придумали такую хорошую отговорку, - отметила миссис Фронтайн с легкой улыбкой.

- Пустяки, - пробросил Эл, быстренько справляясь с едой. Он не любил тратить много времени за столом, если все остальные не присоединялись к трапезе. - Я в последнее время только и делаю, что что-то придумываю на эту тему, - легко проговорился он, уверенный, что эти его слова не попадут в уши к какому-нибудь должностному лицу с Севера.

Если Роза уже стала считать мистера Сайбера "своим", то он и подавно чувствовал себя почти как дома. Некоторое время он молча ел, размышляя о том, что сказала Эйбби. Ему показалось каким-то странным совпадением, что именно сюда, на "Мокрую Падь", то и дело кто-то приезжает.

- Я думаю, что канадец, который переехал жить на юг - не совсем янки, - рассудил он наконец, смахивая крошки со столешницы в ладонь и быстренько отправляя их в рот. Мать Эла всегда строго следила за тем, чтобы дети уважительно относились к пище и Элмар хорошо усвоил её наставления. - А как он назвался, этот ваш неожиданный гость?

- Ты его наверняка помнишь, - сказал от двери Марк. Он только подошёл и услышал последний вопрос. - Это был Джэфет Эскейп. И он поехал в Городок.

Марк проснулся, когда Эйбби побежала встречать мистера Сайбера. Нет, это вовсе не значит, что хозяйка "Мокрой Пади" топала как старый гренадёр на параде. Но к утру сон Марка стал достаточно чутким. Он проспал довольно долго, почти всё время после того, как уехал Бегунок. К тому же, Марку изрядно надоело лежать на животе. Поэтому он встал и поплёлся к окну. И разглядел знакомый силуэт своего друга, которого давно узнавал даже по походке и движениям, так что и лицо видеть необязательно. Одевался Марк на этот раз довольно долго, потому что никак не мог отыскать сапоги. Оказалось, что он запнул их под кровать, так что пришлось за ними лезть, что с едва поджившей спиной оказалось не так просто, как хотелось. И всё-таки через некоторое время Марк спустился вниз и пошёл на кухню, безошибочно угадав, что это будет первое место, которое осчастливит своим присутствием его друг.

По обстановке на кухне Марк догадался, что скорее всего с мистером Риддоном всё в порядке, раз Эйбби ведёт себя спокойно, кормит гостя и беседует об отвлечённых вещах. Но всё равно спросил, продолжая стоять, опираясь плечом на косяк:

- С Джоном всё в порядке? - Потом добавил, показав рукой на свободный стул: - Я присяду?

- Конечно, присаживайтесь, выпейте кофе, - мягко улыбнулась Эйбби, слегка, правда, удивившись официальности мистера Кэмерона. - Джон немного приболел и остался в Эст- Сабине, но ничего серьезного, завтра он приедет.

Последние слова миссис Фронтайн произнесла, бросив короткий взгляд на мистера Сайбера. Вдова надеялась, что, описывая состояние брата, он не преуменьшил его тяжесть. Но придя в выводу, что рейнджер не стал бы ее почем зря обманывать, переключила свое внимание на Марка. Выглядел он получше, чем вчера, но всё же Аббигейль не была уверена, что ему стоило подниматься на ноги так рано.

- Наверное, я слишком громко хлопнула дверью и разбудила вас, мистер Кэмерон? - осведомилась Эйбби несколько виновато, вспомнив, что слишком шустро для леди сбежала вниз по лестнице.

Роза, тем временем, поняв слова хозяйки по-своему, поставила перед рейнджером кружку с кофе. Несмотря на некоторые погрешности в воспитании, Марк казался ей вполне приличным человеком.

- Нет. Совсем нет, - поспешил уверить Эйбби Марк.

Чувствовал он себя лучше. Поэтому и смущался больше. Особенно в присутствии женщины, которая ему нравилась. Чтобы не показывать смущения, Марк спешно добавил:

- Я, наверное, за несколько месяцев выспался. Спасибо за кофе. Спасибо, Роза, - поблагодарил он и служанку, после чего обратился к Элмару: - Ты его должен помнить, этого Эскейпа.

Элу осталось только хлопнуть себя по лбу.

- Ну конечно! Джэфет Эскейп! Маленький такой, серенький, весь оружием обвешан? Если бы он назвался полным именем, я бы догадался, с кем имею дело. - Эл слышал про Бегунка, но впервые столкнулся с ним лично. - Значит, это он конвоировал Тернера домой из Ньютона. Я хотел купить у него кофе или табака. Но увы, - Эл развёл руками. - У мистера Эскейпа не оказалось ни того, ни другого.

- Почему не оказалось? - удивился Марк, забирая со стола кружку. - Он здесь всех кофе угощал. Сказал ещё, что купил в Ньютоне, - добавил он, отпивая глоток горячего напитка.

Элмар озадачился.

- Не знаю. Может, мистер Эскейп увидел здесь молодую красивую девушку - сразу вспомнил о кофе. А я - не молодой, не красивый, и не девушка. Зачем меня кофе угощать? - Он весело усмехнулся. - К тому же, он был сильно занят мистером Тернером. - Неожиданно Эл перестал усмехаться и спросил более серьёзно: - Говоришь, он в Городок ехал?

Как профессиональный рейнджер, Эл старался не упускать мелочей. Ему вдруг показалось странным, что Бегунок от Тернеров поехал в Городок через "Мокрую Падь". Элмар хоть и не был лично знаком с Тернерами, но знал, где находится их обширное ранчо. Он вообще всю округу знал. Здесь ведь была и ферма его свояка, мистера Симпсона.

- Любопытно, - сказал он, заглядывая Марку в лицо с каким-то заинтересованным выражением. - Ранчо Тернеров на севере от Городка, почти у самой реки. - Он спохватился, взглянул на Эйбби, и поднялся из-за стола. - Спасибо за завтрак, миссис Фронтайн. Я, с вашего позволения, покурю на улице минут пять. А потом вздремну немного. Марк! Если пойдёшь курить - накинь что-нибудь на плечи. Холодно, а тебе сейчас только простуды не хватает.

Он беспечно улыбнулся хозяйке, кивнул Розе, взял с крючка шляпу и вышел.

Марк сообразил, к чему клонит его друг - и тут же поднялся следом.

- Миссис Фронтайн! Я, пожалуй, действительно пройдусь немного.

Он не нашёлся, что бы такое ещё соврать, прихватил свой плащ - и тоже вышел. Эл уже ушагал к самой ограде. Марк не спеша подошёл и облокотился обеими руками на верхнюю перекладину.

- О чём думаешь, капитан? - поинтересовался он, поглядывая на приятеля пытливым взглядом.

- Думаю, что мистер Эскейп как-то странно ездит зигзагами, - отозвался Элмар, скручивая папироску из остатка бумажки, которую не выкинул с предыдущего раза. - От ранчо Тернеров до Городка - по прямой часа два. А до "Мокрой Пади" наверное все четыре, или пять. И почти в обратную сторону. Я бы ещё мог предположить, что парень заблудился, но такой крюк только специально сделать можно. Что скажешь, лейтенант?

Марк хотел было пожать плечами, но передумал.

- Может, он действительно индейцев высматривает? Ездит по округе...

Марку в голову бы не пришло, что бывший охотник за скальпами работает на янки и приехал сюда с разведкой. Что тут разведывать? Не померли ли они с мистером Риддоном? А кому это интересно?

- Он - неплохой парень, - признал Марк вслух. - Вряд ли заезжал сюда с каким-то умыслом.

- Ладно, проверим, - решил Эл. - Всё равно я собрался в Городок.

Он докурил свою коротенькую папироску и убрал кисет. Марку даже предлагать не стал. Тот не курил. Не пристрастился к этой привычке, и в чём-то наверное был прав. Меньше заботы.

- Я с тобой, - подумав, решил Марк.

- Вот только тебя мне не хватало! - Элмар тихо рассмеялся, ощущая, что наконец-то спокоен за друга и сослуживца. - Нет уж! Сиди тут и охраняй миссис Фронтайн, раз уж не хочешь валяться без дела. Мистер Риддон может приехать днём. И скорее всего снова сляжет. Так что оставайся здесь. Кстати, рад тебя видеть живым. - Он пожал запястье Марка, вовремя сообразив, что не следует сейчас хлопать его по плечу. - Пошли в дом.

Они пробыли на улице не больше пяти минут. Поскольку Элмар пребывал в убеждении, что женщинам не обязательно знать абсолютно всё, о чём разговаривают мужчины, он не стал ничего объяснять. Постарался с порога перевести на другую тему:

- Миссис Фронтайн! Вы не будете возражать, если я устроюсь в комнате вместе с Марком? Там вроде есть ещё место.

Марк молча вернулся за стол и забрал кружку с недопитым кофе. Косясь то на Розу, то на миссис Эйбби, он твёрдо решил, что больше спать не ляжет.

НазадСодержаниеВперёд



© М.В. Гуминенко, А.М. Возлядовская., Н.О. Буянова, С.Е. Данилов, А Бабенко. 2014.