Литература и жизнь        
Поиск по сайту
Пользовательского поиска
На Главную
Статьи современных авторов
Художественные произведения
Библиотека
История Европы и Америки XIX-XX вв
Как мы делали этот сайт
Форум и Гостевая
Полезные ссылки

НАДЕЖДА ПОБЕЖДЁННЫХ

Глава двадцать третья,
в которой Нат привозит ордер на выселение, а Элмар понимает, что кое о чём ему на "Мокрой Пади" рассказывать не стали...


31 декабря 1865 года. Не очень раннее утро

Утром 31 декабря Нат Ганн и Стив Берри появились в конюшне, как раз когда Джо заканчивал уборку. Нат успел побриться, раздобыть новый шейный платок вместо той тряпки, которая обычно болталась на его шее, и одел чистую, выглаженную рубашку. Кроме того, бывший сержант подтянул ремень на своих слишком больших брюках и все лишние складки загнал за спину, под прикрытие кителя. Так что выглядел почти прилично.

- Поедешь с нами, мальчик, - сказал Нат Джо Райту, и направился в дальний угол, к своему жеребцу.

Стив Берри, притащившийся следом за своим начальником, слегка удивился. Джо нанимали как конюха и с какой радости Нат решил взять его с собой, Стиву было не совсем понятно. Но возражать Берри, разумеется, не стал. Джо ему нравился. Так что, одобрительно хлопнув мальчишку по плечу, Стив отправился седлать свою лошадь.

А дело было в том, что парочка личностей из "гвардии" мэра вообразила, будто этот мальчишка, Джо Райт, попал в любимчики к Нату. Им бы следовало вообще не обращать внимания на какого-то конюха. Но наверное все были слишком раздражены и жаждали к кому-то прицепиться. А Нат обращался с Джо слишком мягко и даже посоветовал не цепляться к мальчишке, когда кто-то в казарме попытался дать Джо пинка. Элси Браун, который чуял задним местом, что ему самому скоро дадут пинка и выставят, видимо решил, что ему терять нечего и заявил вечером, что "этот недобитый конфедератский гадёныш наверняка торчит здесь, чтобы шпионить". В связи с чем Громила намеревался устроить Джо "допрос с пристрастием" при первом же удобном случае. Нат этих обещаний не слышал, но Громилу заложил Фицджералд. Не от большой любви к Джо, а от желания выслужиться перед начальником. Нужно было принимать меры, но Нат ещё не решил, какие именно.

Можно было врезать Громиле по физиономии и посоветовать не лезть не в своё дело, но этим Нат только подтвердил бы при всех, что в лице Джо у него появился ещё один любимчик. Можно было пойти к Фланнагану и посоветовать всё-таки выставить Брауна - и пусть те, кто этим недоволен, катятся за ним следом. Если захотят терять 120 долларов, конечно. Но это не решило бы проблему, потому что Нат в свою очередь нутром чувствовал: парни при первом же удобном случае отделают мальчишку, просто чтобы душу отвести. И постараются, чтобы Нат об этом ничего не узнал. А сам Джо слишком гордый и наверняка не станет жаловаться. Бывший сержант был не против, чтобы "гвардейцы" слегка перебесились и отделали-таки мальчишку, тогда можно будет с чистой совестью выгнать самых буйных за систематическое нарушение дисциплины, а остальные наконец успокоятся. Но Нату было жалко Джо и не хотелось делать из него пресловутого мальчика для битья. Бывший сержант снисходительно относился к молодёжи. Конкретно мистер Райт нравился ему своей наглостью и непосредственностью одновременно. Может быть, Нат видел в Джо самого себя в том же возрасте...

Когда пришло время ехать на "Мокрую Падь", Нат забрал в качестве сопровождения Стива Берри, который уже достаточно пришёл в себя, чтобы ехать верхом, но ни в какую не желал присоединяться к остальным "гвардейцам". А когда Нат и Стив отправились седлать коней, бывший сержант пробросил, проходя мимо Джо:

- Поедешь с нами. - А потом крикнул с дальнего конце конюшни, неожиданно назвав мальчишку по имени, вместо этого безликого слова "мальчик", которое обычно употреблял: - Седлай вон того вороного, Джо! - И, показав рукой на одну из лошадей, помощник мэра добавил: - Да поторопись!

Конь был хорош, но редко какая лошадь могла угнаться за белым жеребцом Ната. Сажать Джо на какую-нибудь клячу смысла не имело. Потом придётся на каждом повороте ждать, когда он догонит. А ездить медленно Нат не любил.

- Не забудь стребовать дополнительную плату за выполнение работы, на которую не нанимался, - с ухмылкой посоветовал юному конфедерату Стив. - Кстати, Нат! Ты сказал, чтобы я тебе напомнил отдать Джо два доллара, которые он заработал.

- А я разве не отдал? - откликнулся Нат, который действительно упустил из головы такую мелочь. Обманывать он не любил, памятуя, что достаточно один раз не выполнить своё обещание - и в следующий раз тебе не поверят. Шлёпнув жеребца по шее, бывший сержант вернулся, порылся в кармане и протянул Джо две долларовые монеты. - Ладно, держи.

Джо без возражений принял честно (по его мнению) заработанные деньги и торопливо отправился седлать вороного. Возражать против поездки он и не думал, равно как и требовать за это дополнительную плату. Сейчас для Клинффорда любое занятие, сулящее хоть какое-то приключение казалось весьма занятным. Будучи довольно непоседливым мальчишкой, Джо изнывал от скуки, несмотря на то, что переплет, в котором он оказался, казалось бы, к этому совсем не располагал. Разумеется, Джо не был ни слепым, ни глупым, и недоброжелательное к нему отношение некоторых "гвардейцев" не могло им не ощущаться (порой даже весьма болезненно ощущаться), но принимал это как данность. Более благоразумный разведчик, безусловно, сбежал бы подобру-поздорову, пока ему не досталось более крупным образом, но Клинффорд не был ни разведчиком, ни благоразумным. Бегать от всяких янки он считал ниже своего достоинства, к тому же вполне серьезно считал, что задание нужно выполнять пусть даже и под угрозой верной смерти. Правда, встречи с людьми Колбэрна Джозеф всё же избегал, опасаясь, что у капитана может прямо противоположное мнение на этот вопрос, и подельники без лишних разговоров утащат слишком инициативного мальчишку из логова янки. Долго задерживаться в мэрии Клинффорд и сам, конечно, не собирался - он намеревался узнать, что ему надо и покинуть Городок с концами. Тем более следовало обрадоваться поездке, так как предоставлялась возможность хоть одним глазком взглянуть, где янки хранят оружие. Если оно, конечно, понадобится.

Эти мысли как вихрь пронеслись в создании Джозефа, пока он седлал лошадь. Движения бывшего кавалериста были четкими и быстрыми, но Клинффорд не видел нужды скрывать свои таланты наездника - всё-таки он южанин, а все южане с малолетнего возраста хорошо ездят верхом. Закончив, он любознательно осведомился у Стива и Ната:

- А куда поедем? Там опасно? Если что - у меня патронов мало, - на всякий случай предупредил Джозеф, разумеется, соврав.

Вряд ли бы, конечно, сержант поехал бы в опасное место в сопровождении одного только Стива и малолетнего конюха, который еще умеет ли стрелять - большой вопрос, но Клинффорд подумал, что преувеличить свое простодушие не будет лишним.

- Я тебе из своего револьвера отсыплю, если понадобится, - пошутил Нат, выводя в проход своего великолепного коня. - Хорошо справляешься, - похвалил он мальчишку, проходя мимо. - Не соврал, что кавалерист.

Разумеется, Нат не считал, что сейчас хоть где-то может быть безопасно. Но и вооружаться до зубов причин не видел. Равно как не видел повода считать Джо злоумышленником или соглядатаем. В принципе, такой возможности Нат не исключал. Но перспектива оказаться в одной компании с потенциальным предателем казалась Нату гораздо менее реальной, чем перспектива того, что пока он ездит на "Мокрую Падь", личности типа Громилы вышибут из мальчишки дух.

Выйдя из конюшни, Нат подобрал повод, намереваясь вскочить в седло. Белый жеребец тут же напружинился, раздул ноздри и задрал хвост, готовый привычно сорваться с места, едва хозяйская нога окажется в стремени.

- Не отставайте, - бросил Нат, одним движением оказываясь на спине коня.

В следующую секунду его во дворе уже не было. Жеребец легко перелетел через невысокую ограду фланнагановского дома и дунул по улице так, будто за ним черти гнались. На ходу ловя второе стремя, Нат свернул в сторону Западной дороги.

- Быстрее! - крикнул Стив, которого эта манера Ната носиться со страшной скоростью приводила почти что в щенячий восторг.

Правда, через ограду Берри прыгать не стал, воспользовавшись открытыми воротами. Он не был таким хорошим кавалеристом, как Нат Ганн. Войну Стив Берри прошагал с пехотой, а до войны ему редко приходилось ездить верхом. Хотя за последние несколько месяцев он научился неплохо держаться в седле и уже не видел в скачке по

пересечённой местности особой проблемы.

* * *

Нат придержал жеребца только тогда, когда последние дома Городка скрылись из виду. Не столько потому, что надо было подождать слегка отставших Стива и Джо, сколько потому, что на самом деле не видел особой надобности спешить. Всё равно, будь его воля - этой поездки вообще бы не состоялось. Зачем ехать, когда наверняка Риддон не успел отвезти налог в Ньютон? Внешне Нат ничем не выдавал своей досады, но на деле он здорово злился на брата Эйбби. Ну зачем того понесло в Городок?! Теперь наверняка у него просто сил ни на что нет.

Конечно, Нат ещё вчерашним вечером одолел мэра, постаравшись доказать, что накануне нового года везти кому-то ордер на выселение совершенно необязательно. Нат всеми силами пытался выбить для миссис Аббигейль отсрочку. Но Фланнаган не любил откладывать заранее запланированные дела и лишь заметил, что Нат уже не в том возрасте, когда плачутся по поводу невозможности отпраздновать новый год. Вот вернётся с "Мокрой Пади" - может располагать собой весь оставшийся день, как душе заблагорассудится. Сильно настаивать Нат побоялся, чтобы не возникли ненужные подозрения, поэтому вынужден был ехать.

Правда, в ордере на выселение значилось, что миссис Фронтайн даётся семь дней на то, чтобы либо заплатить, либо убраться с ранчо. Но тут уж Нату не хотелось откладывать дело. Он не мог гарантировать, что через семь дней мэр не даст ему какое-то другое задание, а на "Мокрую Падь" с окончательным требованием убираться оттуда либо предъявить расписку об оплате отправит кого-то другого. Да и мало ли, что ещё может случиться за семь дней. Может полоумных конфедератов снова принесёт нелёгкая в Городок, или полковник Лемминг в Ньютоне уедет куда-то по своим делам и приостановит сбор налогов на время своего отсутствия. Или самого Ната прихлопнут какие-нибудь придурки вроде тех, что побили его за "приставания" к горничной мэра.

Так и не решив пока проблему, Нат сжал коленями бока жеребца и похлопал того по мощной шее, чтобы успокоить.

- Тихо, малыш! Торопиться некуда.

Безошибочно уловив настроение хозяина, конь перестал рваться и прискакивать боком по дороге, и остановился, косясь блестящим глазом на приближающихся Стива и Джо.

- Причиндалы не растеряли? - поинтересовался Нат. - Джо! А ты хороший всадник. Этот вороной звереет, когда на нём сидит пехота вроде Стива. - Берри надулся было, но возражать не стал, а Нат продолжил, пустив коня шагом по дороге: - Скажи по-честному, Джо: ты бы пожаловался, если бы парни, пока меня нет, отделали тебя как тех бедолаг два дня назад?

Разговаривать о проблемах миссис Фронтайн Нат не собирался, а молчать в данный момент был не склонен. Поэтому и прицепился к мальчишке.

Джозеф бросил на помощника мэра удивленный взгляд. Уж кому-кому, а ему Клинффорд побежал бы жаловаться в последнюю очередь! Но всё же на вопрос ответил развернуто, хоть и давал себе слово не разговаривать с этим слишком умным для янки парнем без лишней нужды.

- Нет, не стал бы. Я же южанин, как те бедолаги, - пояснил Клинффорд спокойно. - А тех отлупили безнаказанно. Смысл жаловаться?

На самом деле у Джо были очень большие сомнения, что он остался бы в живых, если бы его избили так же, как конфедератов два дня назад - всё-таки те парни были взрослыми крепкими мужчинами, а не худыми подростками, но распространяться на эту тему не стал.

Клинффорд вообще не хотел разговаривать с Натом - его очень насторожило замечание насчет кавалерии. Джозеф очень хорошо запоминал всю ложь, сказанную им янки, чтобы не завраться и мог с уверенностью сказать, что о своей службе именно в кавалерии даже не заикался. С чего, спрашивается, Ганн сделал такой вывод? Впрочем, Джо был склонен предположить, что сержант сказал просто наугад. Так что Клинффорд, от греха подальше, не стал заводить опасные разговоры о своем военном прошлом и оставил слова помощника мэра без внимания. Пусть думает, что хочет - ни подтверждать, ни опровергать его догадку Джозеф даже не собирался. Чтобы окончательно переменить тему, юный бандит поинтересовался в очередной раз:

- И все-таки, куда мы едем?

К слову сказать, красоваться по дороге своим умением держаться в седле, собирая по дороге все ограды и препятствия, Джозеф и не думал. В недавнем прошлом кавалерист конфедеративной армии, он всё еще подсознательно подчинялся привычке беречь хорошую лошадь, а как бандит в настоящем - относился к быстрой езде как к способу спасти жизнь и не иначе. Хотя похвала янки, была Клинффорду, безусловно, приятна.

- Прямо, а потом налево, - бросил Нат на вопрос Джо.

Нат не изучал психологию, но один провокационный психологический приём употреблять любил: скажи человеку, что он сам утверждал то-то или то-то - и посмотри на реакцию. Конечно, такие эксперименты на пустом месте не делались. Если бы Джо не знал, с какой стороны подходить к коню, или трёхался в седле как новичок - Нат бы не стал заговаривать на тему кавалеристов. Реакция Джо оказалась донельзя правильной: он просто не поддался на удочку и оставил реплики Ната о кавалерии без внимания. Чем заставил бывшего сержанта не возвращаться к теме. По крайней мере, пока. Да и Стив помог, неожиданно встряв в разговор:

- А почему безнаказанно? - спросил он. - Нат! В самом деле, почему? Только потому, что они - южане? Ты не думаешь, что это несправедливо?

Нат зло рассмеялся.

- Парень! Ты всю войну прошёл, а говоришь о какой-то справедливости, - заявил он, оскалившись. - Вся справедливость закончилась до тысяча восемьсот шестьдесят первого года. Нет, некоторые могут сказать тебе, что то, что творится сейчас - это "справедливость победителей". Плюнь им в рожу! У слова "оккупация" нет ничего общего со словом "справедливость". Вот, Джо это понимает. - Нат ткнул пальцем в сторону Клинффорда. - Джо! Объясни этому наивному человеку, что нужно, чтобы здесь, на Юге, была справедливость.

Берри с любопытством посмотрел на Джо. Похожие речи от Ната он и раньше слышал. Собственно, именно открытое неодобрение Натанаэлем Ганном Гражданской войны и всего, что с ней связано, служило главным препятствием на пути его военной карьеры. Некоторые считали, что Нат - потенциальный предатель. И только его многочисленные воинские заслуги не позволяли начальству отправить его под трибунал за подобные речи.

Джозеф отнесся к словам Ната весьма настороженно. Для конфедерата слышать такие рассуждения от янки было, мягко говоря, непривычно и, разумеется, Клинффорд не мог не усмотреть за ними подвоха. На прямую провокацию было, конечно, непохоже - если бы Нат хотел подвести нового конюха под петлю, он бы сделал это уже два дня назад (причем собственноручно), к тому же Джо помнил свой разговор с Бэрри насчет прошлого сержанта. Так что возможности, что он говорит правду было нельзя исключать. Впрочем, вести политически неблагонадежные разговоры в красках, Клинффорд всё же поостерегся. Он прищурился, припоминая, что на тему Реконструкции говорили ребята из отряда кто пообразованней.

- Не знаю, что вы подразумеваете под "справедливостью", - заметил он осторожно, - но на Юге явно не помешало бы вернуть право голоса бывшим конфедератам. Когда все руководящие должности на Юге будут занимать местные, южане, - пояснил он для Бэрри, - тогда порядка будет больше.

В принципе, даже за такую корректную формулировку в определенных местах могли вздернуть, но Джо не стал скрываться. Он был, конечно, бандитом, но всё же еще совсем молоденьким и потому доверчивым. Клинффорда так и подмывало задать Ганну какой-нибудь хамский вопрос типа: "а что вы делаете на службе у мэра с такими взглядами?", но он сдерживался, не желая продолжать разговоры на такую тему. Еще не хватало как-нибудь ненароком себя выдать.

- А ехать нам еще долго? - осведомился он с невинным видом, на этот раз уже у Бэрри, надеясь, что тот пояснит хоть немного цель поездки.

- Если бы я знал, - честно признался Берри. - Нат! А всё-таки, куда едем-то?

Нат поглядывал на Джо с интересом и вроде проигнорировал вопрос. В его голове явно крутились какие-то другие мысли. Но когда Стив открыл уже рот, чтобы переспросить, Нат его опередил:

- На "Мокрую Падь". - Он посмотрел вдаль, ища глазами знакомый поворот, за которым дорога уходила через холмы, к ранчо миссис Фронтайн и добавил, возвращаясь к предыдущей теме: - Ты прав, Джо. Только вряд ли это случится слишком скоро. Ладно, парни, перед смертью не надышишься. Поехали быстрее.

Он вроде ничего не сделал, только чуть подобрал повод - и жеребец с шага тут же перешёл на лёгкий галоп. Настроение у помощника мэра и так было - хуже некуда. Разговор странным образом усугублял его состояние. Когда несколько месяцев назад Фланнаган чуть не бросился расстреливать негров после убийства той вдовы, у которой осталось двое маленьких детей, Нат понимал его чувства, но не до конца. Сейчас, после встречи с Аббигейль, мистер Ганн на себе испытал, на сколько в самом деле он беспомощен. Его план строился на куче "если": если миссис Фронтайн успеет внести налог, если Фланнаган не переспросит, всё ли она заплатила, если на ранчо не забредёт толпа бездомных негров и не разграбит это "конфедератское пристанище", если... И сколько бы ни продлилась проклятая Реконструкция - "если" будут только добавляться. Самое неприятное, что даже если (опять это вездесущее "если"!) Эйбби станет его женой - это вовсе не значит, что он сможет уберечь её ранчо. Нат считал, что он - всего лишь янки-отступник, который во время Гражданской войны не пожелал нарушить присягу и дезертировать, и поэтому остался в армии Союза. Но он никогда не скрывал, что окажись он на момент отделения Южных штатов в гарнизоне, который остался на территории Юга - он стал бы конфедератом и сражался бы за Конфедерацию куда охотнее, чем за Союз. Кстати, наверняка дослужился бы до больших чинов, потому что не испытывал бы терпения армейского начальства и не высказывал бы крамольных мыслей, за которые его так часто грозились расстрелять. А сейчас для южан он - проклятый янки. А для северян - чокнутый сержант, который за 38 лет жизни не добился ничего путёвого. Неудачник.

Нат, разумеется, не давал всем этим мыслям управлять собой и всё равно твёрдо был намерен сделать, как решил. А уж что получится...

Когда они свернули с основной дороги налево, Нат снова придержал коня. У него возникла идея.

- У тебя есть шанс встретить старых знакомых, Джо, - сказал он. - Тех самых, на которых ты заработал два доллара. Дам ещё два доллара, если сумеешь с ними подружиться. Попробуешь? - И он испытующе посмотрел на мальчишку.

- Нет, не буду я пробовать! - наотрез отказался Джозеф и посмотрел на помощника мэра возмущенным взглядом. - Не стану я ни к кому втираться в доверие за деньги!

Несмотря на то, что Клинффорд не брезговал ложью и предательством для достижения своих целей, обманывать своих соотечественников казалось ему несусветной подлостью. Так вот, значит, для чего Нат прихватил его в поездку! А он-то всё терялся в догадках.

Название "Мокрая Падь" ничего не сказало юному бандиту, но по намеку сержанта он понял, что речь идет о тех конфедератах, которых он выхаживал два дня назад. Интересно! Несмотря на одолевающий его гнев, Джо всё же отметил странность: зачем янки нужно посылать его к каким-то южанам? Тем более что у Клинффорда не сложилось впечатления, что северянин желает тем парням зла - стал бы он иначе о них заботиться - так зачем же тогда? Впрочем, разбираться в мотивах чужих поступков у Джозефа не было никакого желания. Он только добавил, уже успокоившись:

- К тому же такие убежденные конфедераты мне не поверят. Плохая идея.

На этот раз Нат рассмеялся по-настоящему весело. А Стив Берри с удовольствием присоединился к начальнику.

- Молодец, Джо! - Нат с размаху хлопнул мальчишку по плечу.

Впрочем, жест вовсе не был попыткой выбить Клинффорда из седла. Бывший сержант просто забавлялся.

- Вот! - продолжил он, просмеявшись и обращаясь к Стиву. - Я тебе говорил: чистая душа, что на уме - то и на языке. Но хитёр! Когда надо - смолчит. - Он повернулся к Джо. - Молодец, парень! Был бы ты на моей стороне, я бы тебе от себя жалование прибавил.

Нат перестал веселиться, присвистнул - и все три лошади, не дожидаясь указания хозяев, сорвались с места в карьер и понеслись через холмы, к "Мокрой Пади".

* * *

Эл проспал ровно два часа, как и обещал. Марк под конец не выдержал и тоже прилёг, но поднялся сразу же, как только проснулся его друг и капитан. Они проговорили с пол часа вполголоса, в основном о том периоде, который не виделись. Естественно, не рассказали друг другу и сотой части, но очень сложно взять и связно пересказать события целого года. Тем более, что событий было более чем достаточно. Потом Эл оставил Марка караулить у окна (со второго этажа хорошо просматривалась дорога до ближайшего холма), а сам спустился вниз - помочь по хозяйству.

Сидеть без дела Элмар Сайбер не любил. Тем более, что в большом доме, в сельской местности, всегда найдутся дела, предназначенные для мужчины. Эл выяснил у Сэма, что в сарае покосились двери и надо бы забить петлю на пару новых гвоздей. После того, как с починкой двери было покончено, Элмар наколол дров, наносил в дом воды, помог ещё в каких-то мелочах Розе, которую упорно продолжал именовать "мисс Роза" и никак иначе. Он привык, возвращаясь из своих походов и поездок, сразу включаться в домашние дела своего огромного семейства и помочь обитателям "Мокрой Пади" для него было так же естественно, как дышать или курить.

Примерно около одиннадцати Марк спустился вниз и сообщил о том, что на холме показалось трое всадников. При чём по белому жеребцу мистера Ганна Марк сразу понял, кто именно едет.

- Оставайся в доме пока, - распорядился Эл. - Вон у того окна. Если будут вести себя тихо - можешь выйти. Пусть знают, что здесь достаточно народу.

Элмар живо отыскал миссис Фронтайн и сообщил ей, что "гости" едут.

- Я могу сам их встретить, - сказал он. - От янки можно чего угодно ожидать. Тем более, что они свой визит даже ради нового года не отложили.

Элмар был без понятия о той махинации, которую предложил миссис Аббигейль Нат Ганн. Марк тоже не проболтался. Так что потенциально Элмар действительно мог предположить со стороны янки абсолютно любое поведение. В том числе и провоцирующее.

Марк между тем устроился у окна на первом этаже, на всякий случай прихватив карабин. Он знал о предложении Ната, но не особенно ему верил. Поэтому тоже был готов ко всему.

Миссис Фронтайн как раз перебирала на кухне фасоль, когда мистер Сайбер принес ей весть о том, что янки едут. Задумчиво кивнув на его последние слова, Аббигейль всё же ответила на предложение рейнджера самому встретить сборщиков налогов отказом.

- Нет, мистер Сайбер, - сказала она, снимая с себя кухонный фартук и аккуратно складывая его на стуле. - Я не стану прятаться.

Возможно, следовало бы ответить что-то вроде "нам незачем боятся янки, мы же заплатили все налоги", но сказать столь откровенную ложь у миссис Фронтайн не хватило хладнокровия. Ей и так потребовалась добрая доля всего своего самообладания, чтобы утаить от собеседника волнение, непростительно сильное для законопослушной хозяйки фермы. Аббигейль ведь не могла ручаться за то, что мэр пришлет на "Мокрую Падь" именно мистера Ганна, да и по правде сказать, всё же слегка сомневалась можно ли верить янки. И что, спрашивается, она будет врать, если что-то пойдет не так? Впрочем, тогда ложь уже навряд ли понадобится.

Несмотря на свои трусливые мысли, Эйбби все же решила держаться с достоинством. В конце концов, она из рода холодных, невозмутимых Риддонов, которые всегда умели проигрывать. Поэтому, приняв горделивый спокойный вид, всю фальшь которого выдавала лишь легкая настороженность взгляда, Аббигейль поспешила к входной двери. Мистера Кэмерона, усевшегося возле окна с карабином она заметила, но ничего не сказала, мысленно понадеявшись, что до стрельбы дело всё же не дойдет. Открыв дверь, хозяйка "Мокрой Пади" степенно вышла на крыльцо. Говорить первой она не собиралась.

Эл вышел вслед за миссис Фронтайн и теперь стоял за её плечом, с интересом разглядывая подъезжавших янки. На лице его привычно жила лёгкая улыбка, коротковатый нос был воинственно задран, но зелёные глаза смотрели оценивающе и без малейшего веселья.

Нат подлетел к ограде и тут же соскочил с седла, заметив миссис Фронтайн на крыльце. За её спиной стоял какой-то незнакомый тип. Нат сразу понял, что это не Риддон, и не Марк. "Очень интересно! Наверное, конфедераты здесь размножаются, стоит зазеваться," - подумал он про себя.

- Будьте здесь, - приказал он Стиву и Джо, намотав повод жеребца на верхнюю перекладину.

Предупреждать парней, чтобы смотрели в оба, он почему-то не стал. Стив, когда трезвый, и так внимательный. А заставлять Джо драться со своими братьями-конфедератами в планы помощника мэра не входило. Поправляя на ходу ремень, Нат лёгкой кошачьей походкой направился к крыльцу дома.

- Добрый день, миссис Фронтайн, - начал он ещё издалека, вежливо улыбаясь. - Я прошу прощения за свою безобразную выходку в прошлую нашу встречу, и безусловно прислал бы кого-то другого вместо себя, чтобы не мозолить вам глаза. Но увы! - Нат непосредственно развёл руками, остановившись перед крыльцом. - Вам придётся ещё раз потерпеть моё присутствие. Доброе утро, сэр! - вежливо обратился он к парню в точно такой же конфедератской шляпе, как у Кэмерона, но сразу же от него отвлёкся. - Как себя чувствует мистер Риддон? Надеюсь, с ним всё хорошо?

Он мимоходом разглядывал улыбчивого парня с волосами цвета выгоревшей соломы и двумя револьверами на широком поясе, стараясь оценить, на сколько тот серьёзный противник, но делал вид, что всё его внимание принадлежит миссис Аббигейль.

Берри остался сидеть на лошади, потому что так удобнее было наблюдать за двором.

- Это не твой знакомый? - спросил он у Джо, кивком показывая на мистера Сайбера.

Стив не видел ни Марка, ни мистера Риддона. Все самые "интересные" события он проспал в комнате Ната.

Джозеф отрицательно покачал головой в ответ. Этого парня он не знал, так же как и не знал вышедшую из дома женщину. Старых знакомых, про которых говорил Нат почему-то не было, но памятуя про их состояние Клинффорд решил, что выпоротые конфедераты до сих пор плохо себя чувствуют. Ну, или же напротив, уже здоровы и сидят в доме, взяв на прицел приехавших неизвестно зачем (но явно по каким-то пакостливым делам) янки. Джозеф на всякий случай насторожился. Разумеется, со своими же он драться не собирался, но быть подбитым из-за угла тоже не желал. На нем же не написано "южанин-патриот". Слезать с лошади Клинффорд не стал, и просто занял позицию наблюдателя, ожидая, что ответит на вопрос Ната миссис Фронтайн. Он предположил, что мистер Риддон - это как раз тот неназвавшийся конфедерат, который был с Кэмероном. Хотя, может быть и нет.

Миссис Фронтайн, тем временем, с непроницаемым лицом выслушивала мистера Ганна, демонстративно не ответив на его приветствие.

- Мистер Джон в порядке, - заверила она янки с ледяной вежливостью, которая заменяла воспитанным Риддонам прямые оскорбления. - Но чем я обязана этому вторжению?

- Мне очень жаль, миссис Фронтайн, но за вами долг. Вы не все налоги заплатили, - сообщил Нат, придав лицу скорбное выражение. - Я привёз ордер на выселение. - Он медленно достал из-за пазухи сложенный втрое листок, косясь на бравого конфедерата, не примет ли он жест за попытку вытащить оружие.

Следовало предъявить ордер хозяйке "Мокрой Пади", чтобы она его прочла и убедилась, что это действительно официальная бумага. Если при этом женщина сильно расстроится или наоборот, прогневается - даже лучше. Уж если ломать комедию, так в полную силу. Свидетель со стороны людей мэра присутствовал только один, но с точки зрения Ната этого было достаточно. Берри - парень ответственный и мэр знает, что на его слово можно положиться. Лишних вопросов Стив тоже задавать не станет и даже если поймёт, что Нат крутит какие-то свои делишки - в худшем случае спросит прямо, что всё это значит. Нат был уверен, что от Берри как-нибудь отвертится. Ну, а мистер Джо Райт просто не шёл в расчёт. Мальчишка старается держаться от Фланнагана подальше, так что даже если что-то заподозрит - не побежит докладываться мэру.

Сомневался Нат лишь в русоволосом джентльмене, стоящем за плечом миссис Фронтайн. Что он знает и почему находится здесь? Или миссис Фронтайн и ему всё рассказала? Впрочем, конфедерат подавно не станет выдавать своих же конфедератов. Хотя количество осведомлённых людей, растущее как трава после дождя, Нату совершенно не нравилось. Он рассчитывал, что в идеале кроме него и миссис Фронтайн никто ни о чём не догадается.

- По этой бумаге вы обязаны заплатить налог в течение семи дней, или вы лишитесь вашего ранчо и земли, - добавил Нат, держа сложенный лист в руке и не торопясь показывать его содержимое.

- Позвольте мне взглянуть, - вмешался Элмар, протянув руку, и пояснил: - Я часто имею дело с официальными бумагами и ордерами на выселение. Надо убедиться, что всё оформлено по закону.

Он больше не улыбался. Просто смотрел на янки, держа в поле зрения двух его сопровождающих. Судя по всему, иных гостей не предвиделось, но в любом случае, выселять миссис Фронтайн прямо сейчас эти люди не имели права. Поэтому большое количество народу им и не требовалось.

Миссис Фронтайн весьма насторожило вмешательство мистера Сайбера. Разумеется, она ничуть не возражала против того, чтобы умный человек помог ей с налогами, но опасалась упустить инициативу в разговоре. Ведь если Элмар начнет придирчиво рассматривать все документы, он может потребовать расписку об уплате налогов, сам не ведая, что подводит хозяйку. Поэтому хочешь - не хочешь, а придется вести себя невоспитанно. Мистер Сайбер, наверняка, обидится, но она ему потом как-нибудь правдоподобно объяснит свое поведение. Если получится...

- Боюсь, это напрасный труд, мистер Сайбер, - мягко осадила она рейнджера, печально вздохнув. - Здесь нет закона. - И тут же осведомилась у мистера Ганна все тем же холодным тоном: - Вы покажете мне ордер или нет?

Нат сделал ещё пол шага вперёд и теперь смотрел снизу вверх на Аббигейль. Ведь она стояла на крыльце и возвышалась над ним. Своё восхищение этой маленькой леди Нат старательно спрятал. С позиций отставного сержанта-янки она вела себя безупречно. И было в ней сейчас какое-то особое достоинство, которое наверное подразумевало, что все вокруг должны подчиняться именно ей.

- Конечно, мэм, - сказал Ганн неожиданно мягко для своей привычной манеры общения, после чего протянул женщине сложенный втрое ордер. - Может быть, закон сейчас не в тех руках, - признал он печально. - Но тем не менее, он есть. И мы все вынуждены ему подчиняться.

На последних словах бывший сержант задрал подбородок, взглянув на русоволосого телохранителя Эйбби снизу вверх так, как если бы смотрел сверху вниз. Сколько бы ни скопилось вокруг миссис Аббигейль молодых красавчиков-конфедератов, Нат готов был поспорить с ними за внимание этой женщины. Почему-то он был уверен, что любить её по-настоящему никто из них просто не додумается. Может быть, ему, осознающему, на сколько он далёк от этой леди, и на сколько безобразен по сравнению с ней, было легче благоговеть перед ней? А что могут эти мальчики? Что они вообще понимают в женщинах?..

Марк пришёл к выводу, что уже хватит сидеть у окна. В одном из сопровождающих мистера Ганна он узнал паренька, который ухаживал за ним и мистером Риддоном ночью. Второй сопровождающий не показался Марку серьёзным противником. К тому же, Эл сам сказал, что лучше показать, что в доме достаточно народу. Поэтому Марк встал и вышел. Плащ он надевать не стал. Всё-таки сейчас ему было сподручнее, чтобы на плечах не висело ничего лишнего. Вдруг придётся вступить в бой с янки.

Марк обошёл компанию на крыльце, выясняющую детали ордера на выселение, и не спеша направился к забору, неся карабин в опущенной руке. Точнее, направился к Джо. Ему хотелось убедиться, что мальчишке не сильно досталось за попытку устроить побег двум конфедератам. К тому же, по мнению Марка, будет совсем не лишним, если мистер Ганн подёргается немного из-за того, что за его спиной есть человек с оружием, помимо двух его людей, с которыми мистер Кэмерон рассчитывал при надобности справиться без особых проблем.

Выйдя за изгородь, Марк бросил быстрый взгляд на Стива Берри. Парень был ему незнаком. Либо он не участвовал в драке два дня назад, либо присоединился в самом конце, когда Марку было уже не до разглядывания противника. В любом случае, выглядел Берри не сильно солидно. Почти такой же тощий, как Джо, только постарше. Марк сделал вид, что не сильно им заинтересовался. Подойдя к Клинффорду, он остановился так, чтобы не выпускать второго сопровождающего из виду. Подняв голову, Марк, слегка сощурившись, посмотрел на Джо. Синяки всё ещё не сошли с лица мистера Кэмерона, хотя выглядел он уже гораздо лучше. Самое главное - крепко держался на ногах.

- Привет, Джо! - сказал Марк негромко. - Прости, что не поблагодарил тогда. Меня зовут Марк Кэмерон. - Он протянул руку, ничуть не смущаясь тем, что мальчишка сидит на лошади. - У тебя всё в порядке? - серьёзно спросил он.

- Да, вполне, - ответил Джозеф удивленно, пожимая протянутую руку. Клинффорд не думал, что конфедерат его вспомнит и, тем более что он вспомнит, что не представился. Впрочем, тогда им с приятелем было не до хороших манер.

То, что Марк демонстративно вышел на улицу с карабином, Джо совсем не понравилось, но юный бандит его понимал. Когда во двор заваливают янки, да еще и с ордером на выселение, то понятное дело, фермеры начинают волноваться. Впрочем, пока всё было тихо и мирно, так что Джо счел возможным поинтересоваться:

- А второй парень, который с тобой был, он где?

Тем временем, миссис Фронтайн знакомилась с ордером на выселение. Как бы хорошо ни умела она владеть собой, все же читать подобное предписание ей было неприятно и, честно сказать, страшно. Ведь ордер являлся настоящим, а шанс, что им с Джоном удастся скрыть, что они не заплатили налог, был невелик. Стоит кому-нибудь в Ньютоне поднять нужные ведомости, обман вскроется сам. Да и где гарантия, что на "Мокрую Падь" как один из лучших земельных участков в округе не позарится (если уже не позарился) какой-нибудь саквояжник? Тогда их точно выкурят с земли, даже и не прибегая ко всяким налогам.

Бегло прочитав написанное, Эйбби вздохнула - то ли от облегчения, то ли от отчаянья - и быстро сложила лист обратно.

- Эти налоги мы заплатили, - хладнокровно сказала она, протягивая ордер обратно помощнику мэра слегка пренебрежительным жестом. - Подождите некоторое время, я поищу в кабинете нужные бумаги.

- Конечно, мэм, - невозмутимо ответил Нат женщине. - Я подожду. Столько, сколько прикажете!

Пока миссис Фронтайн читала ордер, Элмар, естественно, заглянул ей через плечо. Благо, рост позволял. Мистер Сайбер не видел в бумаге ничего секретного, равно как и не понял, что по каким-то причинам ему ордер показывать не хотят. Поэтому и сунул свой любопытный нос в чужое дело, ничуть не мучаясь совестью. Собственно, он всего лишь хотел удостовериться, что бумага подлинная. Печать и подпись поддельными не выглядели - и Эл этим удовлетворился. Правда, его смутило попавшееся на глаза словосочетание "земельный налог", который вкупе с означенным периодом (1861-1865 гг.) совершенно не соответствовал сумме, уплаченной в качестве налога за наследство. А Элмар сам вёз бумагу из Ньютона обратно на "Мокрую Падь". Он знал, что именно оплатил Джон Риддон коменданту форта. Впрочем, миссис Эйбби слишком быстро сложила бумагу, чтобы успеть прочитать её всю, так что значился ли там ещё и налог за наследство - Эл заметить не успел.

Никаких преждевременных выводов Элмар делать не стал. Налог за землю миссис Фронтайн могла заплатить некоторое время назад. Она же не докладывала Элу, что заплатила, а что - нет. И теперь по его расчётам должна была предъявить янки минимум две расписки. Так что мистер Сайбер посторонился, давая женщине возможность вернуться в дом, и остался стоять на крыльце, наблюдая за отставным сержантом, а попутно и за Марком, которого какая-то нелёгкая понесла разговаривать с сопровождающими сборщика налогов. При чём с одним из этих сопровождающих Марк явно был знаком. Хотя Элмара об этом в известность не поставил. Что-то здесь происходило странное, не дающее покоя наблюдательному рейнджеру. Но пока мистер Сайбер не разобрался - что именно. Поэтому ждал, что будет дальше.

Марк между тем не особенно поверил, что Джо удалось так просто отделаться после попытки устроить побег. Хотя, кто знает, может быть мальчишка на самом деле действовал по указке Ната и всё его поведение было спланированной провокацией. Марк не спешил признавать за юным возрастом умение так мастерски прикидываться, но исключать подобную возможность не следовало. Поэтому он совершенно спокойно соврал на вопрос Клинффорда о "втором парне":

- Мистер Риддон отдыхает. - Ложь для дела Марка не смущала, так что он бровью не повёл, глядя на Джо всё тем же серьёзным взглядом. - Как получилось, что ты на них работаешь?

Со своим пристрастием устраивать собеседникам допросы, Марк конечно же не удержался, чтобы выспросить у мальчишки, зачем ему понадобилось присоединяться к компании янки. При этом мистера Кэмерона ничуть не смущало присутствие Стива Берри, хотя его-то южанином никак нельзя было посчитать. Он же носил военную форму янки.

Джозеф озадачился. Он не думал, что ему придется давать какие бы то ни было объяснения своим соотечественникам, так что заблаговременно не придумал никакой отговорки. Признать, что он служит янки по собственной воле было позорно, но еще позорнее было признать, что он это делает по принуждению.

Аккуратно поправив на шее лошади повод, Клинффорд ответил с самым независимым видом:

- Понадобилась работа. Но это, скорее всего, временно, - добавил он, усмехнувшись, - охранники мэра не любят южан.

В то, что мистер Риддон просто отдыхает, Джо не поверил - кто же будет просто так отдыхать, когда в дом заявились янки? Так что юный бандит, скорее, был склонен предположить, что тот парень просто плох до такой степени, что даже не может подняться с кровати. Конечно, его избили слабее, чем мистера Кэмерона, а последний был на ногах, хоть и выглядел неважно, но это ни о чем не говорило. Раны мистера Джона могли просто-напросто воспалиться и вызвать лихорадку или еще какое осложнение (Джозеф был не силен в медицине). Мысленно посочувствовав бедному конфедерату, Клинффорд решил, что пришел его черед задавать бесцеремонные вопросы:

- А ты здесь что делаешь? - поинтересовался он с любопытством. - В гости приехал?

В том, что Марк не принадлежит к числу хозяев, Джо не сомневался - был бы хозяин, не точил бы лясы с приехавшими, а разбирался бы с налогами. По наблюдению Клинффорда, хозяин "Мокрой Пади" в настоящий момент вообще отсутствовал, была одна хозяйка - судя по тому, что именно ей приходилось вести переговоры с Натом. Все-таки то, что налоги - неженское дело, знал даже кое-как воспитанный Джозеф. Значит, все остальные парни - это гости, которым неудобно вмешиваться в дела хозяев.

- Да. - Марк уцепился большим пальцем свободной руки за пояс и улыбнулся одним уголком рта, что придало его спокойному лицу ироничное выражение. - Возвращался после капитуляции, решил зайти.

В том, что янки не любят южан, Марк убедился раз тридцать за весь свой путь через Миссисипи и Луизиану - до Техаса. Но рассуждать на эту тему вслух мистер Кэмерон не видел надобности. Он раздумывал о том, кем может быть этот паренёк, так смело сунувшийся в поисках работы в компанию, от которой хотя бы ради собственной целостности стоило держаться подальше. Нет, Марк не считал, что войну между Севером и Югом стоит продолжать. Войной он был сыт по горло. Но до тех пор, пока янки не уберутся к себе на Север, противостояние будет тянуться и тянуться. Не удивительно, что некоторые части конфедератов предпочли уйти в Мексику. Сам Марк никогда бы в Мексику не пошёл, потому что считал эту державу ничуть не более привлекательной, чем Союз. Но что он будет делать здесь, в оккупированном Техасе - он тоже пока не представлял. Наверное, попытается жить, как пытаются люди вроде мистера Риддона и его сестры.

Оглянувшись мельком на то, что делается у крыльца, Марк снова посмотрел на Джо.

- Нанялся бы к кому-нибудь из фермеров, за прокорм, - предложил он. - Денег ни у кого нет, но лишние руки в хозяйстве не мешают. Или не хочешь питаться мамалыгой три раза в день?

- Кукуруза, - с легким отвращением протянул Джозеф, слегка усмехнувшись своим воспоминаниям. Будучи почти единственной пищей конфедеративной армии в последние годы войны, она успела изрядно опостылеть Клинффорду, но вслух он говорить этого не стал. Конечно, поговорить с таким же конфедератом и вспомнить минувшую войну, было бы весьма занятно, но к своему прискорбию Джо понимал, что своей службой в армии лучше не козырять. Иначе Марк, несомненно, поинтересуется где служил такой юный солдат, а это вопрос в присутствии янки обсуждать не стоило. Так что мысленно от души прокляв янки, которые лишают его жизнь последних радостей, Клинффорд меланхолично заметил:

- Для полевых работ сейчас не сезон - вряд ли зимой фермерам нужны лишние руки, разве что на какое-нибудь ранчо попроситься. А "Мокрая Падь" - ранчо или ферма? - поинтересовался он тут же у Кэмерона.

Разумеется, наниматься к кому-то из фермеров у Джо было мало желания, но, учитывая придуманную им легенду, по-другому вести себя было нельзя.

Берри, который пару минут слушал разговор между Джо и Кэмероном молча, неожиданно встрял, не дожидаясь ответа:

- А что, зарабатывать деньги - это плохо? - с вызовом спросил он у Марка. - Джо! Нат скоро разгонит этих придурков, которые на людей кидаются - и будет всё отлично. Вот увидишь! Кстати, война уже кончилась, - напомнил он, поворачиваясь Марку. - Если у нас нет причин драться, почему Джо не может работать там, где ему платят?

Нат увлекательный разговор своих подчинённых с мистером Кэмероном не слышал. Он забрал у женщины бумагу, чувствуя, что после её уверенных слов о том, что налоги уплачены, у него отлегло от сердца. Стало быть, второй конфедерат торчит тут не зря. Миссис Фронтайн нашла человека, который съездит в Ньютон. Замечательно! В пору пожать русоволосому парню руку и обнять его покрепче за то, что решил проблему, которую создали Риддон с Кэмероном... Ну ладно-ладно! Справедливости ради скажем, что создали люди самого Ната. Но конфедераты тоже хороши...

Он отступил на пару шагов и повернулся чуть боком, посмотрев через плечо, что там делает Марк. К слову, Нат заметил, как русоволосый самым наглым образом, через плечо хозяйки, совал свой нос в ордер. Но по мнению Ната, парень должен быть в курсе всей истории, раз уж он здесь торчит. Так что его любопытство Ната не особо встревожило. Да и что он мог сделать? Кинуться отпихивать парня от миссис Аббигейль?

Миссис Фронтайн, тем не менее, любопытство Элмара встревожило не на шутку. Конечно, подобное вмешательство характеризовало его как хорошего человека, которому небезразличны дела обитателей "Мокрой Пади", и он хотел им только добра, но Эйбби переживала, что мистер Сайбер так же непосредственно заглянет в расписки, которые она намеревалась принести мистеру Ганну и подведет ее каким-нибудь случайным вопросом. Но делать было нечего - вдова развернулась и отправилась в свой кабинет. Отсутствовала она недолго - только схватила со стола небольшую шкатулку, где хранила особо важные бумаги и торопливым шагом вернулась обратно. Предположение о том, что она должна показать больше, чем одну расписку, разумеется, пришло ей в голову задолго до сегодняшнего утра. Налога-то было два, да и с предыдущими налоговыми расписками миссис Фронтайн успела ознакомиться, когда разбирала бумаги дяди и обратила внимание на то, что налог на землю оплачивается отдельно. Собственно, всё равно можно было бы показать всего одну бумагу: сопровождающие помощника мэра были далеко и к тому же отвлечены беседой с Марком. Возможно, они даже и не посмотрели бы в ее сторону, но рисковать Эйбби не стала. На крыльце она достала из шкатулки пачку бумаг, сверху которой лежала нужная расписка и протянула ее мистеру Ганну.

- Здесь все налоги за последние четыре года, - оповестила его миссис Фронтайн и тут же повернулась к мистеру Сайберу.

- Извините, сэр, вы не принесете мне стакан воды? - вежливо попросила она Элмара тихим голосом. - Что-то я плохо себя чувствую.

В словах миссис Фронтайн не было ни слова лжи. Последние три ночи она едва спала, переживала за всех, за кого только можно было бы переживать, и теперь еще волновалась из-за налогов. "Не хлопнуться бы в обморок", - с некоторой опаской подумала Эйбби, отчаянно сожалея, что не отдохнула утром (да и ночью тоже) как следует. Насчет налогов Аббигейль тоже не обманывала, она действительно, показала все платежи "Мокрой Пади" за последние годы, в том числе и правительству Конфедерации. В этом вдова не видела ничего страшного - в конце концов, как женщине, ей было простительно и не знать, что нужно показывать, а что нет.

Элмар не слишком жаждал уходить в дом и оставлять миссис Фронтайн наедине с янки. Но не откликнуться на просьбу женщины он тоже не мог. Значит, оставалось надеяться на Марка. Он хоть и не слишком хорошо себя чувствует, но вполне в состоянии пустить в дело свой карабин, если потребуется. Да и вряд ли янки обнаглеет до такой степени, чтобы нападать на женщину, когда против него и двух его мальчишек - два вооружённых конфедерата. К тому же, Элмар вырос в большой семье и знал некоторые женские уловки. Например, когда женщине надо услать мужчину, чтобы не мешал в разговоре с глазу на глаз, она непременно попросит принести себе стакан воды. Странно было бы предположить, что миссис Аббигейль хочет что-то высказать с глазу на глаз янки. Но кто знает.

Элмар молча кивнул, бросил внимательный взгляд на мистера Ганна - и ушёл в дом.

Марк тем временем не без интереса разглядывал Стива Берри. Парень вёл себя странно, уговаривал Джо и явно был заинтересован в мальчишке. Может, они друзья? Не собираясь копаться в этом вопросе (тем более, что краем глаза Марк заметил, что Эл развернулся и зачем-то ушёл в дом и забот у Марка явно прибавилось), он шагнул ближе к забору, прислонившись плечом к верхней перекладине и поставив карабин прикладом себе на носок сапога. Такое незначительное перемещение позволило ему занять более удобную позицию (ещё не скоро, очень не скоро они начнут вести себя в мирной жизни именно как в мирной, а не как на фронте). Теперь Марк лучше видел дом, а для того, чтобы вскинуть оружие, ему хватит одной секунды. Он посмотрел на Джо.

- Я не знаю, ранчо это или ферма, - признался он прямо, а потом продолжил, не глядя на Берри, но явно обращаясь к нему. - Позавчера вечером у нас тоже не было причин драться. Разве не так?

Можно было подумать, что улыбка на лице мистера Кэмерона может быть только скептическая, а по-настоящему он улыбаться не умеет. Но в данном случае, иначе у него не получалось. Хотя почему-то смотрел Марк на мальчишек почти весело. (Почему Марк причислил Стива Берри к мальчишкам?! Лет-то этому янки наверняка было столько же, сколько самому Марку. Но себя Кэмерон мальчишкой не считал, а вот этого худосочного янки записал в ту же возрастную группу, что и Джо. Случается же такое!)

Пока Берри хлопал челюстью и искал, чем бы возразить Марку на его последнее заявление, Нат взял из рук Эйбби пачку листков и проводил её светловолосого телохранителя взглядом аж до самой двери. После чего вместо бумаг посмотрел на хозяйку "Мокрой Пади". Сказать, что Нат был в восхищении от этой женщины - слишком плоско и бесцветно. Он боготворил её? Нет, пожалуй, до этого ещё не дошло. Но он преклонялся перед миссис Аббигейль и ни за что не стал бы этого скрывать. Вот только сейчас его излишнее восхищение могло повредить делу. Пришлось сохранить на лице подобие невозмутимости.

Тем не менее, Нат воспользовался отсутствием конфедерата за спиной женщины. Делая вид, что просматривает бумаги, он сказал тихо:

- Простите за этот инцидент в Городке. Мне действительно очень жаль. - Нат взглянул на женщину, жалея больше о том, что в ближайшем будущем вряд ли случится возможность поговорить с нею. - Постараюсь сделать так, чтобы вас больше не тревожили. Ну, а если не получится... - Он был уверен, что его план должен сработать, но привык к тому, что жизни нет дела до чей-то уверенности: может враз всё переиначить по-своему. - Если не получится - придумаю что-то ещё.

Нат сделал вид, что придирчиво перебирает бумаги, хотя на беглый взгляд, его сопровождающие явно отвлеклись на разговор с Кэмероном.

Что можно было сказать на такие речи, кроме слов самой горячей благодарности? Однако миссис Фронтайн их не произнесла и вовсе не из душевной черствости. Слишком было опасно шептаться на глазах у стольких свидетелей - в таком случае стоило ли разыгрывать сцены? Как леди, Аббигейль, разумеется, не умела играть в карты, но умение блефовать с самым невозмутимым видом до конца игры, позволившее ее деду порядком расширить границы своих владений в Восточной Джорджии, унаследовала от него целиком и полностью.

- Да, я не сомневаюсь в этом, - сказала она громко слегка надменным тоном, словно отвечая на заданный вопрос, - в любом случае, не знаю, как у вас на Севере, а у нас на Юге двери для друзей всегда открыты. Мы ценим помощь в трудную минуту.

Увы, большего Эйбби мистеру Ганну сказать не могла и понимала, что в обозримом будущем не скажет. Все-таки пока вся эта шумиха с налогами не уляжется, помощнику мэра без риска вызвать подозрения на "Мокрую Падь" дороги не будет, а самой миссис Фронтайн в Городке делать было нечего. Но все-таки Аббигейль не теряла надежды, что ей все же удаться поблагодарить мистера Ганна лично, и в первую очередь, за помощь брату и мистеру Кэмерону в Городке. Мысль о том, что леди вообще не следует общаться с янки, ее даже не посетила. В признательности Эйбби ничего дурного не видела. Другой вопрос - как это воспримет Джон, но миссис Фронтайн была более чем уверена, что брат ее поймет. Впрочем, думать на эту тему было еще слишком рано. Опасность того, что их все-таки выгонят с земли, еще не миновала, и неизвестно - минует ли. Может ей вообще по истечении семи дней придется срочно собирать вещи и убираться на все четыре стороны.

Понимая, что с подобным камнем на сердце ей жить еще долго, миссис Фронтайн вздохнула и бросила быстрый взгляд в сторону холма - ей там почудилось движение. Глаза не обманули, к дому приближался всадник, в котором, изрядно присмотревшись, можно было узнать Джона Риддона.

Джозеф, тем временем, приближение еще одного человека проворонил. Он был изрядно удивлен и даже как-то раздосадован вмешательством Бэрри. Такое ощущение, что янки его уже записал чуть ли не в приятели! Уговаривает вот остаться на службе у мэра! Даже само по себе это предложение было оскорбительно, а в присутствии брата-конфедерата еще оскорбительнее, но нагрубить Стиву у Клинффорда не повернулся язык. Всё-таки юный бандит понимал, что в сложившийся ситуации виноват сам. Чего нанялся к чертовым северянам? Терпи теперь.

- Вообще-то Стив с вами не дрался, - заметил Джо справедливости ради. - Но в то, что придурков разгонят, я не верю. Это почти всех надо выгонять, - глубокомысленно заметил он и слез с лошади.

Спешившись, Клинффорд с самым невинным видом подошел к ограде и встал с другой стороны от Марка. Ситуация возле дома ему не нравилась, конфедерат возле дверей ушел зачем-то в дом, а Кэмерон явно был настроен агрессивно. Не то, чтобы Джозеф подозревал фермеров в желании перебить сборщиков налогов (это было бы с их стороны явной глупостью, хоть и весьма понятной), но всё равно посчитал нужным убраться с одной с Бэрри линии огня. Кто знает этих обитателей то ли ранчо, то ли фермы, может они решат отомстить подвернувшимся "гвардейцам" мэра за свою позавчерашнюю порку? А лишаться жизни за компанию с янки, было до слез обидно. Наивно посчитав, что усложнил своим перемещением Марку контроль над ситуацией, Джо непосредственно поинтересовался:

- А почему налогами занимается эта леди? У нее в семье нет родственников мужчин?

Несмотря на вопросы, заданные самым любознательным тоном, Джозеф все же держался настороже.

Марку совершенно не понравился маневр Джо. Верить мальчишке на столько, чтобы позволить ему оказаться почти у себя за спиной, мистер Кэмерон не спешил. Да и вообще, такое перемещение несколько смахивало на попытку окружения. Ограда, около которой стоял Марк, предназначалась для того, чтобы не пропускать скот и была сделана из длинных жердей, наколоченных на врытые в землю столбики. Жердей было всего две: одна примерно на два с половиной фута от земли, а вторая - ещё на три фута выше. Когда Клинффорд приблизился к этой ограде, Марк взялся рукой за верхнюю перекладину и одним движением перебросил ноги через нижнюю, проскользнув между жердей и оказавшись с другой стороны забора. Правда, спина запротестовала против таких неожиданных маневров, но Марк предпочёл не обратить внимания на боль. Только сдвинул брови и плотнее сжал губы. Отступив на шаг, он снова встал так, чтобы видеть одновременно Джо и Стива.

- Леди поступает так, как считает нужным, - ответил он на вопрос Джо. - А прогнав несколько человек, ничего не изменишь. Оставайся здесь, Джо. Возьму тебя с собой.

Марку вдруг захотелось, чтобы мальчишка ушёл от янки, чтобы его можно было не считать врагом. Если бы сейчас Клинффорд согласился - Марк готов был бы даже извиниться за свои подозрения.

Появившегося на холме всадника Марк заметил. Но разглядывать, кто это, пока не спешил. В любом случае, он сам сейчас был внутри ограды и когда человек подъедет ближе - легко определит, кто это.

Джозеф посмотрел на Марка пытливым взглядом, чувствуя, что его положение медленно, но верно становится скверным. Разумеется, согласно придуманной легенде, мальчишка-конфедерат, нанявшийся к мэру от безысходности и ничего, кроме хамского обращения от янки не видевший, должен был обеими руками вцепится в подобное предложение и с радостью его принять. Но согласие в данном случае означало полный провал разведзадания. С таким же успехом можно было бы прямо сейчас вернуться в банду с пустыми руками, а отказ, увы, был почти равносилен открытому признанию в шпионаже.

- Я не против поехать с тобой, - спокойно согласился Джо (а что ему еще было отвечать?), - но здесь не останусь. По-моему здешнее хозяйство не так уж и процветает, чтобы нуждаться в работниках, - сказал он прямо. - А из милости жить я не буду.

После этих слов, разумеется, Нат с чистой совестью мог бы выгнать нахального конюха на все четыре стороны, но по-другому Клинффорд поступить не мог. Хотя в искренность предложения Кэмерона он не верил. Если бы тот, действительно, был расположен к мальчишке, то не стал бы так шустро подныривать под жерди, чтобы держать его под прицелом, а задал бы свой вопрос, стоя с ним рядом. Так что, скорее всего, это было попыткой перетянуть на свою сторону одного возможного противника на случай перестрелки, не больше. Как будто бы Джозеф и без того не взял бы в конфликте сторону южан! Но нервировать подозрительного парня своими перемещениями и дальше Клинффорд не стал, только повернулся в сторону Марка и поинтересовался:

- А уезжать отсюда ты когда собираешься?

- Скоро, - ответил Марк, шагнув обратно к изгороди и поглядывая на Стива Берри, не вздумает ли тот помешать разговору.

Марку оказалось достаточно, что мальчишка согласился с его предложением, показал, что готов уйти от янки. То, что Джо не хочет ни у кого сидеть на шее из милости, тоже было понятно и ещё больше располагало к нему. Поэтому Марк добавил, совершенно не собираясь обманывать собеседника:

- Это не мой дом. Так что жить здесь я не могу тебя пригласить. Тем более, из милости. Но сейчас миссис Фронтайн нуждается в поддержке. Оставайся. Нам не помешает лишний человек. А как только дело уладится - я поеду дальше, в Сан-Антонио. Туда тебя и зову.

Он внимательно смотрел на Джо и на этот раз без всякого скептицизма.

Жаль, Нат не слышал задушевный разговор у изгороди! Иначе точно прослезился бы. Да нет, не прослезился, конечно, но может быть, с удовольствием дал бы Джо пинка в качестве своего благословения. Фланнаган мог обойтись и без конюха, но трогательная забота мистера Кэмерона о Джо явно заслуживала награды. И мальчишка Джо Райт со своими южанами явно будет более на своём месте. Тем более, он так о них радел, что даже готов был побег устроить.

Но у Ната были свои заботы. Он проследил за взглядом миссис Аббигейль и тоже заметил приближение всадника. На таком расстоянии Нат не взялся бы опознать мистера Риддона, которого видел перед тем всего два раза. Но можно было предположить, что это свой, раз женщина не испугалась и не стала спрашивать у Ната, кого это ещё несёт нелёгкая.

Похоже было, что время визита истекает. Нат с сожалением протянул миссис Фронтайн пачку бумаг. Её телохранитель ещё не появился, поэтому бывший сержант проговорил тихо:

- Спасибо, леди! - После чего добавил громче: - Да, я так и понял. Что же, рад, что вы всё уплатили, миссис Фронтайн, и не смею вас долее задерживать. Ещё раз извините за ту безобразную выходку.

Он подразумевал, разумеется, не их первый разговор с Эйбби, а происшествие в Городке. Отступив на шаг, Нат ещё несколько секунд смотрел на женщину, ужасно жалея, что нет повода взять её за руку. А будет ли когда-нибудь? Почему-то Натанаэль Ганн наделся, что будет. Поэтому повернулся спиной к миссис Фронтайн и пошёл к воротам, в сторону задумчивого Джозефа, который как раз размышлял, потому что предложение Марка показалось ему подозрительным. Для каких-таких дел на "Мокрой Пади" посреди зимы мистеру Кэмерону потребовались лишние люди? Можно было, конечно, предположить какой-нибудь невинный вариант вроде того, что на ранчо пропасть работы и этой миссис Фронтайн нужна помощь для восстановления хозяйства, но почему тогда Марк прямо так и не сказал, а прибег к недомолвкам? Но задавать этот вопрос в присутствии янки Клинффорд поостерегся, хотя слова Кэмерона его изрядно заинтересовали. Как знать, может интересы фермеров пересекутся с интересами бандитов Колбэрна? Правда, спешить в этом деле не стоило.

Обдумав всё, Джо с сомнением покачал головой:

- Нет, без прямого приглашения хозяев я остаться не могу, - упрямо сказал он. - Это неприлично, я их совсем не знаю. Разве что там, на службе, совсем допекут или выгонят, - признал Клинффорд, но тут же, усовестившись своей слабости, торопливо перевел разговор на другое: - В любом случае, если мои услуги понадобятся, то можете звать, я помогу, честное слово. Может потом и останусь, а так - нет, неудобно.

Кстати, в этом случае Джо не врал - он в самом деле не остался бы у чужих людей, даже если бы и ничего не разведывал в доме мэра.

Элмар вышел на крыльцо как раз в тот момент, когда мистер Ганн откланялся и направился к воротам. Беглым взглядом Эл определил, что Марк держит ситуацию под контролем. Подойдя к миссис Фронтайн, Эл подал ей стакан воды, а сам посмотрел, прищурившись, сперва на компанию янки, а потом на приближающегося с холма всадника. Догадавшись, кто это может быть, мистер Сайбер покачал головой. Конечно, напрасно было надеяться, что Джон Риддон усидит в Ньютоне до утра. Чтобы вернуться так рано, ему нужно было выехать посреди ночи.

- У вас очень настойчивый брат, миссис Фронтайн, - сказал Элмар. Потом посмотрел на женщину и пришёл к выводу, что у неё слишком усталый вид. - Я прослежу, чтобы янки уехали и встречу мистера Риддона. Может быть, вам лучше пойти в дом и отдохнуть? - предложил он, с искренней тревогой вглядываясь в лицо Эйбби.

А Марк снова отступил от забора, заметив приближение отставного сержанта-янки.

- Как знаешь, Джо, - только и ответил он на слова мальчишки.

Разговаривать с Клинффордом и дальше Марк не видел смысла. Он и так наговорил гораздо больше, чем сам от себя ожидал. Поддался на неожиданную симпатию к этому мальчишке, хотя мог бы сообразить: раз Джо нашёл себе именно такую службу - значит, она его устраивает.

То, что Джо предпочитал остаться с янки, можно было понять. Лучше иметь возможность заработать реальные деньги, чем оставаться с сомнительной компанией, в которой явно ничего не заработаешь. Конечно, Кэмерон судил слишком строго, но он и сам был ещё в значительной степени мальчишкой, хоть и причислял себя ко взрослым людям. И ему так же был свойственен максимализм. К тому же, ему были неизвестны мотивы Джо. И, как это часто случается в жизни, своё мнение Марк выстроил на заведомо неправильных выводах. А что сделаешь?

Джозеф понял, вернее, почувствовал, что собеседник им разочарован, но ничего не сказал. То, что его будут принимать за подлипалу, что его соотечественники, что сами янки, не было для Клинффорда открытием, но сталкиваться с этим на практике было очень неприятно. Но кто сказал, что жизнь разведчика - сахар? Это была плата за безукоризненную конспирацию. Правда, судя по всему, сами янки ее такой безукоризненной не считали.

В довольно мрачном настроении, Джозеф вернулся к своей лошади. Честно сказать, после разговора с Марком он остался крепко недоволен, так как переполнилась чаша его терпения. Если бы с разведки юного бандита был хоть какой-то толк, Клинффорд быстро бы себя утешил, но в данном случае утешаться было нечем, так как ничего полезного за последние дни он так и не сделал. Более того, Джо понимал, что с треском провалился - в первый же день вызвал к себе подозрения, где арсенал так и не узнал, конфедератам не помог. Не лучше ли было вернутся к капитану, пока окончательно не провалился и не подвел ребят под тюрьму? Они ведь тоже рискуют, заглядывая в Городок. Джо был, конечно, во многом еще ребенком, но жизнь, которую он вел, заставляла его мыслить по-взрослому. Как вздорному мальчишке, ему хотелось упорствовать до последнего, но не по-детски трезвым рассудком, Клинффорд понимал, что долго светится на службе у янки больше нельзя. Оставалось лишь найти предлог, чтобы свалить, не вызывая подозрений.

Отметив, что Нат возвращается, Джо забрался в седло и стал обдумывать этот самый предлог.

Между тем миссис Фронтайн отрицательно покачала головой в ответ на слова Элмара. Она не хотела уходить в дом, не убедившись, что с братом все в порядке. Торопливо сложив возвращенные бывшим сержантом бумаги в шкатулку (пальцы при этом слегка дрожали, выдавая пережитое волнение), Аббигейль приняла свободной рукой поданный стакан воды и сделала небольшой глоток. Никакого облегчения она не чувствовала, слишком много зависело от того, насколько убедительны будут показания мистера Ганна и его юных сопровождающих и в не меньшей степени - еще и от того, не положил ли кто из саквояжников алчного глаза на ее землю. Ох, будь они с Джоном все-таки хоть чуточку не такими бесправными.

Чувствуя себя довольно плохо, Эйбби не стала спускаться с крыльца, чтобы поприветствовать брата - опасалась, что ей станет еще хуже.

Джон Риддон, тем временем, приближался к "Мокрой Пади". В глубине души почему-то уверенный, что этот Ганн их обманет, Джон не хотел оставлять сестру одну, когда приедут янки, поэтому выехал из Ньютона так скоро, как только смог. Правда, смог он не скоро - лихорадка унялась только ко второму часу ночи, а ехать раньше Риддон не рискнул, чтобы не упасть где-нибудь замертво. Но все равно опоздал.

Подъехав на расстояние, позволившее различить во дворе своего дома столпившихся людей, Джон от души выругался и прибавил ходу. Разумеется, спешить особо нужды не было - все-таки на ферме были мужчины (тот же Сайбер пообещал позаботиться об Эйбби, да и Кэмерон тоже имел все шансы встать на ноги), но Риддон, не лишенный немного фанатичной преданности своему клану, не мог спокойно оставить сестру разбираться со всеми делами в одиночестве.

Въехав во двор, Джон заметил направляющегося в сторону от дома помощника мэра. Обстановка, на первый взгляд, была довольно мирная - но что стояло за этим спокойствием, Риддон не знал. Резко остановив лошадь, Джон осведомился у Ната:

- Что здесь происходит?

Возможно, стоило бы придумать вопрос поумнее или вообще ничего не спрашивать, но время, потраченное Кэмероном на отдых, Джон извел на езду в Ньютон и обратно, поэтому был сейчас в состоянии не вполне здравомыслящем.

- Добрый день, мистер Риддон! - приветствовал брата Эйбби Нат, ничуть не смутившись тем, что молодой человек не посчитал нужным поздороваться. - Я привозил вашей уважаемой сестре ордер на выселение, но вижу, что вы справились с налогами. Рад за вас!

Нат прикоснулся двумя пальцами к своей мятой кепке, отвесил шутовской полупоклон и обошёл лошадь Риддона. По его мнению, парень выглядел не очень хорошо, даже в словах путался. Но за это стоило поблагодарить кое-кого из "гвардейцев", да и самого мистера Ганна, раз уж он не следит вовремя за своими людьми. Правда, предаваться раскаянию, посыпать голову пеплом или бить себя кулаками в грудь Нату было несвойственно. Да и думал он сейчас об Эйбби. Ему не хотелось отвлекаться ни на Риддона, ни на своих людей, ни уж тем более на красавчика Марка Кэмерона. Как иногда ребенок старается не запивать ничем конфету, чтобы во рту подольше оставался её вкус, так и Нат стремился сейчас как можно дольше сохранить в памяти образ маленькой хозяйки "Мокрой Пади".

- Возвращаемся в Городок, - буркнул он Джо и Стиву, берясь за холку своего жеребца.

Со стороны это могло показаться досадой из-за того, что хозяева ранчо вовремя уплатили налоги, но в тот момент, когда Нат подобрал повод, намереваясь вскочить в седло, выражение его лица резко переменилось и стало почти мрачным. Только железная воля отставного сержанта, привыкшего к потерям, помогла ему оторвать собственное сердце от миссис Аббигейль и даже не обернуться, чтобы посмотреть на неё ещё раз хотя бы издали. Сплюнув под ноги коню, Нат одним прыжком взлетел на лошадиную спину. Через секунду он уже мчался по дороге на холм, так что грива и хвост коня вытянулись по ветру не хуже боевых знамён.

Стив успел только кивнуть Джо - и ринулся вслед за начальником...

НазадСодержаниеВперёд



© М.В. Гуминенко, А.М. Возлядовская., Н.О. Буянова, С.Е. Данилов, А Бабенко. 2014.