Литература и жизнь        
Поиск по сайту
Пользовательского поиска
На Главную
Статьи современных авторов
Художественные произведения
Библиотека
История Европы и Америки XIX-XX вв
Как мы делали этот сайт
Форум и Гостевая
Полезные ссылки

Монастыри и храмы Северо-запада


М.В. Гуминенко

ВЫБОР СОКОЛЬСКОГО
Часть вторая
Пути и встречи

Глава первая. О необходимости самоконтроля

Питерский двор

Инга проснулась и поняла: она не дома. Потолок высоко! Лепнины нет - квартиры родителей и Сокольского отпадают. В комнате никого, но ощущение, будто где-то вода журчит... Она села в кровати - и взялась за голову.

- О, нет!

Это была комната Славы Ольгина, которую он снимал у любителей зарабатывать грыжу на даче. Время - шесть тридцать. Утра или вечера? Не поймёшь эти циферблатные часы! Парни из наружки сменили их в Гавани под утро. Пока Инга со Славой ехали по городу - совсем рассвело. "Значит, сейчас шесть тридцать вечера. Проспала собственный выходной!.." Ну вот скажите: до чего нужно докатиться, чтобы позволить затащить себя после ночного дежурства в постель? Берестова подумала, что поступает нечестно со Славой. "Интересно, он понимает, что я кидаюсь ему на шею с досады? - Она опустилась на мятую подушку. - Чушь какая!"

Последние дни она тупо злилась, что шеф женился. К Серафиме Инга относилась терпеливо, пока Сокольский просто жил с нею. Но он взял - и обвенчался с этой женщиной! Если у кого и были сомнения в серьёзности его чувств, то теперь никаких вопросов не осталось. Вчера Славик сказал: "Понимаю, любой девушке хочется, чтобы все мужики прыгали вокруг неё, но это нереально". Кажется, она запустила в него подушкой...

- Я - дура! - сказала Инга потолку.

- Ты просто его любишь, - отозвался Ольгин, входя в комнату с подносом в руках.

Она села, недовольно уставившись на парня.

- А тебе, как бы, без разницы, что я его люблю, а с тобой сплю? - ехидно спросила она.

- Ну почему? - Слава поставил поднос на тумбочку рядом с кроватью и присел на край. - Мне не всё равно.

Он был в одних тренировочных штанах, мускулистый, широкоплечий - если честно, ничуть не хуже Сокольского. Тот уж слишком сухой и жилистый, и мышцы у него - как пучки верёвок, которые туго накрутили на изящный костяк. Слава проще и... приятнее на ощупь, что ли?

- Что это ты принёс? - Инга перестала на него глазеть и потянулась к подносу. - О, кофе! И яичница? Славочка! Ты - настоящий друг! Самое время поужинать!

Она перетянула поднос на кровать и принялась есть. Ольгин наблюдал за ней, не зная, на что решиться. Эта женщина продолжала ставить его в тупик бесцеремонностью и парадоксальной уверенностью в себе. Кем она считала мужиков вроде него? Неизбежным жизненным балластом, с которым надо мириться? То она становилась холодной куклой, отсекая саму мысль о возможной близости, то вдруг принимала его условия. Как вчера, когда он поцеловал её в подъезде, а она прижалась к нему так горячо, что он не удержался - и до своего этажа тащил её на руках...

- Ты уже ел? - спросила она, намазывая кусок хлеба маслом.

- Нет. Хотелось сперва тебя накормить, - признался Ольгин. - Ты у меня в гостях.

- Брось! Или я перестану чувствовать себя, как дома.

Она переставила поднос ближе и сунула ему в руку готовый бутерброд. Через пару минут они уже весело перепихивали друг другу куски еды, чокались кофейными чашками и вспоминали всякую чепуху. Вчерашние заботы развеялись, до тех пор, пока не зачирикал мобильник Ольгина.

- Блин, да кто это?! - возмутился Слава, но глянул на номер и отложил недоеденный бутерброд. - Ольгин у телефона! Здравия желаю, товарищ генерал!.. Понял! Нет, ей звонить не надо, она тут... В смысле, мы тут засиделись... Понял!

Он закрыл "раскладушку" и посмотрел на притихшую Ингу.

- Шефу требуется помощь в Приозерске и генерал поручил это лично нам, - сообщил он. - Ехать надо прямо сейчас, как можно быстрее.

Она потянулась и слезла с кровати, накинув на плечи его рубашку.

- Дай мне пять минут! - и умчалась в ванную.

Ольгин повалился на то место, где она только что сидела, прислушиваясь к ощущению тепла, оставшегося от её тела. "Но спишь-то ты со мной, - подумал он. - И жизнь прекрасна!" Через мгновение он вспомнил, что сказал генерал Чёрный, энергично вскочил с кровати и стал собираться...


* * *


Закат

Сокольский стащил носок и ощупал лодыжку.

- Что у тебя с ногой? - озаботилась Ирина.

- Связку потянул, - ответил Игорь. Плохо дело: сустав начал опухать.

- У мамы был эластичный бинт, - вспомнила Ирина.

- Подойдёт! - обрадовался Сокольский.

Ирина ушла в кладовую за кухней. Каретов до этого момента молча пил кофе, держась подальше от окна. Тут он не выдержал.

- Я не знаю, какие инструкции у Чирика! Что если он ночью дом подожжёт?

Сокольский с интересом посмотрел на него.

- Так вы получили приказ найти компромат или перебить всех, кто заночует у покойной бабы Вари? - спросил он.

Каретову показалось, что он издевается.

- Парень может позвонить за новыми инструкциями, пока мы тут сидим, - возразил он мрачно.

- Так позвони сам и узнай новые инструкции, - подсказал Сокольский.

- Считаешь, я должен доложить о тебе полковнику? - Каретов надеялся спровоцировать Сокольского хоть на какую-то реакцию, но тот заинтересованно разглядывал ногу. - Кстати, Чирикову я не сказал, кто ты, - сделал ещё одну попытку Стёпа.

- Какая секретность! - Сокольский отвалился на спинку стула, прищурившись на Каретова. - Темнишь ты. Если бы твой шеф направил тебя официально, ты бы первым делом позвонил и объяснил ему ситуацию. А ты что? От меня указки ждёшь?

Ирина вернулась на кухню с аккуратным рулончиком эластичного бинта. Каретов как раз открыл рот, чтобы возразить, но захлопнул челюсть и мрачно выдохнул сквозь зубы.

- То, что надо! - похвалил Сокольский хозяйку. - Давайте, я сам намотаю. И сядьте тут, - добавил он, кивнув на стул рядом с собой.

Он засучил штанину и принялся бинтовать лодыжку. Даже если травма серьёзнее, чем кажется, надо продержаться до приезда подмоги. "Часа два, если не три", - мрачно подумал он. Покидать дом и выезжать по темноте на трассу не менее рискованно, чем сидеть на кухне с единственной дверью и окном, к которому незаметно не подберёшься. Сокольский не верил, что полковник СБ, шеф Аркаши Каретова, отдаст приказ взорвать или поджечь частный дом. Может, зря он так хорошо думал о коллегах?..

Глава вторая. О русских дорогах и тех, кто по ним ездит

Улица Питера

(Осенний вечер 2018 года, трасса между Питером и Приозерском)


- Недобрый знак, - буркнул Ольгин, когда они выезжали через узкую подворотню на улицу.

- Какой знак? - переспросила Берестова. - Чёрную кошку раздавил?

- За руль меня пустила, - пояснил Ольгин на полном серьёзе. - Либо я стал водить лучше, либо тебе не до того.

Лицо Инги осталось непроницаемым, как у фарфоровой куклы.

- Не по-чину майору везти старшего лейтенанта! - отрезала она.

- Можно вопрос, товарищ майор? - обратился к ней Ольгин, ничуть не смутившись.

- Попробуй, - многообещающе предложила Берестова. Мыслями она была где-то совсем в другом месте, даже на дорогу не смотрела.

Слава вздохнул и переключил скорость, встраиваясь в негустой поток машин.

- Потом, - решил он.

Она посмотрела на него, не меняя выражения лица.

- Я вспоминала, как познакомилась с Сокольским! Он за шесть лет дал мне больше, чем все остальные вместе взятые. Как думаешь, такой мужик заслуживает, чтобы в него влюбиться?

- Думаю, да, - согласился Слава.

- Тебе я тоже доверяю, - выдала она новое признание. - Не знаю, с чего бы это?

"Похоже, я должен считать себя осчастливленным, - подумал Ольгин. - Чёрт! С любой другой девушкой в сто раз проще!"

Через четверть часа они поднырнули под эстакадой Кольцевого шоссе, двигаясь по трассе с названием "Сортавала". Этот участок проходил в стороне от населённых пунктов. Вокруг - поля и перелески. Инга думала о своём, полагаясь на Славу. Тот ловко перестраивался в негустом потоке машин, обходя более осторожных водителей. Наверное, если бы они не торопились и не перегоняли всех подряд, он бы не обратил внимание, что за ними по пятам двигается тёмная иномарка. Где она к ним присоединилась, Ольгин сказать не мог. "Лопух я! - решил он. - Но не от самого же дома нас пасут? Ладно, поглядим, на что ты способен"...

Слава снова перестроился, заняв зазор между двух трейлеров на крайней полосе. Инга встрепенулась.

- От кого прячемся?

- Да прицепился какой-то! - с досадой ответил Ольгин. - Идёт носом в хвост, как приклеенный.

- Давно?

- Не заметил... От Энгельса - точно! Он за нами на развязке пристраивался. Не обгоняет, даже когда может. Вот увидишь: из-за фуры выйду - снова привяжется.

- Давай! - скомандовала Инга.

Ольгин дождался свободного пространства и вывернул на вторую полосу. Обгоняя фуру, заметил в зеркале заднего вида знакомый массивный нос "Ленд-Крузера".

- Она!

- Номера не видно, - пожаловалась Берестова.

- Знать бы, что им нужно, - Ольгин обогнал фуру и вернулся на крайнюю полосу. - Подпустить или газануть?

- А толку? У них движок вдвое мощнее. - Инга следила за дорогой по навигатору. - Через триста метров ответвление на строящийся участок, - предупредила она.

Ольгин прибавил скорости, воспользовавшись свободным пространством дороги, но преследователь поравнялся с ними и теперь упорно держался рядом. Ольгину это не понравилось. Перед самым ответвлением он прикинул расстояние до идущего за ними трейлера - и сбросил скорость. Иномарка вильнула в их сторону, но не рассчитала, что они тормознут - задеть успела лишь по касательной. "Ладу" вынесло на перпендикулярную дорогу. Слава позволил машине сделать полный разворот, не касаясь тормоза. Асфальт кончился, задние колёса пробороздили свежий гравий обочины. Машина встала.

- Мягкая посадка, - съязвил Ольгин.

Инга уже нащупывала крепление ремня безопасности.

- Пусти меня! - потребовала она.

- Сам справлюсь! - брякнул Ольгин, заводя заглохший мотор - и вывернул обратно на дорогу.

Берестова смирилась. Прижавшись затылком к подголовнику, она постаралась совладать с выбросом адреналина. Что дёргаться-то? Слава справился не хуже неё. Даже лучше! Она попыталась бы удержаться на трассе, а следом шёл огромный грузовик...

Теперь они летели вслед за иномаркой, укатившей далеко вперёд.

- Ждали момента, чтобы столкнуть, - высказал предположение Ольгин. - Они что, знают, куда мы едем?

- Догоним - спросим, - пообещала Берестова. - Гони, Славочка! Им ещё несколько километров с дороги деваться некуда.

У неведомого противника могли оказаться совсем иные планы, но всего не предугадаешь...


* * *


Трасса Питер

Трассу А-121 за последнее время сильно облагородили. Ближе к городу она шла в четыре полосы. Через пять километров после Стеклянного иномарка свернула на двухполосный участок, который в таком виде должен был тянуться аж до самого Приозерска. Зато обочины здесь были примерно такой же ширины, как полосы. За ними темнел лес.

Впереди шёл внедорожник. За ним, отставая метров на пятьдесят - их "Лада". Стемнело, машин попадалось мало. Освещение отсутствовало.

- Похоже, ребята торопятся, - оценил Слава.

- Или нас торопят, - подсказала Инга. - Ты заметил, что за нами ещё какой-то хрен на старой "Шкоде" увязался?

- Мы за 110 идём, - напомнил Ольгин. - Может, боится перегонять?

- Ага! Зато догонять не боится...

Через пару минут стало ясно, что вторая машина "прописалась" за их багажником. Когда Ольгин начал сбрасывать скорость, "Шкода" тоже притормозила. Идущий впереди внедорожник сперва исчез за изгибом трассы, но побоялся их потерять: они его быстро нагнали. Теперь весь "поезд" ехал со вполне пристойной скоростью около 80-ти км в час. По мнению Инги, в темноте, на извитой трассе в две полосы, с не идеальным асфальтом и мелкой моросью с неба, безопасно они могли двигаться лишь строго вперёд. Попробовать дотянуть до железнодорожного переезда в Лосево? Это ещё километров двадцать. Противник мог раньше на что-то решиться...

- Через три километра, налево от дороги, будет съезд на площадку, - сказала Берестова, жалея, что сама не села за руль.

- Знаю, - откликнулся Ольгин. - И что на площадке?

- Ничего. Но от неё начинается старая грунтовка, которая идёт под прямым углом на восток и должна выводить к основной трассе.

- Предлагаешь потягаться с внедорожником? - Ольгин усмехнулся.

- Внедорожник проскочит вперёд, - не согласилась Инга. - Пока развернётся и догонит - за нами уже будет идти эта пошлая "Шкода". У нас проходимость больше.

- Больше! - весело согласился Ольгин и стал едва заметно сбавлять скорость. - Если на повороте не вылетим.

- Давай! - крикнула Инга.

Слава крутанул руль, воспользовавшись, что на встречке никого нет. Их отнесло метров на десять от нужной точки. "Шкода" проскочила мимо. Краем глаза заметив, как она тормозит, Ольгин закрутил руль, возвращаясь к едва заметному в темноте съезду. Несколько секунд спустя они прыгали по ухабам колдобистой дорожки. Грунтовой она была когда-то, очень давно. Фары высвечивали ёрш сухой травы между выбитыми колеями.

- Сядет, зараза! - пожелала Инга преследователю.

- Сядем все! - процитировал Ольгин. - Если он идиот и сунется следом. А если пропустит Ленкрузер?

- Меньше болтай! - посоветовала Берестова, оглядываясь. Машину подбрасывало и трясло. Далеко позади сверкнули фары. Глазомер подсказывал, что габариты преследователя превосходят "Шкоду".

- Давай, Славочка! - подбодрила Инга. - Проскочим! На трассе, километрах в пяти, есть стоянка грузовиков.

- Предлагаешь замаскироваться под трейлер? - пошутил Ольгин.

- Предлагаю тупых вопросов не задавать!

Слава замолчал, крепче стиснул зубы и рискнул газануть, прорываясь через блестящую под колёсами лужу...


* * *


Трасса Питер

Когда на стоянку вывернула грязная по самую крышу машинка, Шарап оглянулся, позабыв, что собирался лезть в кабину своего КамАЗа.

- Куда эта блоха прёт? - возмутился он.

- Чего там, Георгич? - спросил напарник, высовываясь из-за колеса. - Оба-на! Они по грибы ездили, что ли?

По машинке можно было лишь догадываться, что она принадлежит к славной линейке отечественной "Лады". За ней следом вывернул грязный внедорожник, такой же огромный в сравнении с "Ладой", как с ним самим - стоящие вокруг трейлеры. "Лада" развернулась и встала в конце площадки. Внедорожник тормознул напротив фуры, у которой притаились дальнобойщики. Обе передние двери распахнулись и изнутри вылезли два амбала с битами. Из "Лады", навстречу им, вынырнул рослый, широкоплечий парень. Он вскинул руки, отсвет фонаря блеснул на воронёной стали пистолета - и мужики с битами замерли, как на стену наткнувшись. Вслед за стрелком, из грязной "Лады" выскочил стройный человечек. В свете фонарей голова его показалась Шарапу абсолютно белой. Оббежав машину, он встал рядом с товарищем, тоже подняв руку.

- Смотри! Девка! - воскликнул Шарап, сообразив по движениям белобрысого, что мальчиком он никак быть не может. - Эй! Да я её знаю! Витька! Дуй к нашим, скажи - пусть сюда бегут!

Выдавая ЦУ, он подхватил из ящика с инструментами тяжёлый разводной ключ и шагнул в сторону внедорожника. Его напарник Витька опрометью исчез между грузовиками.

- Эй, парни! - крикнул высоченный и здоровенный Шарап, подступая к амбалам с тыла. Один из них обернулся.

- Катись отсюда, дядя! Тебе проблем не хватает? - предупредил он, сунув руку во внутренний карман. - Стрелять буду!

- Замри! - крикнула белобрысая. - Башку продырявлю!

Из проходов между грузовиками выбежало ещё несколько человек. Они как раз и замерли, оценив реплики про "стрелять" и "продырявлю".

- Инка! - крикнул Шарап. - Ты, что ли?

- Я это, Мишаня! - подтвердила Берестова. - Не лезь, у них стволы!

- А пусть попробуют! - с усмешкой предложил Шарап, шлёпая разводным ключом по ладони. - За меня тут любого в асфальт закатают!

- Вы в меньшинстве, пацаны! - подал голос Ольгин, держа в прицеле одного из бандитов. - Лучше сдавайтесь, пока целы!

Дальнобойщики хаотично, но быстро окружили площадку, но соваться к вооружённым незнакомцам не торопились. Впрочем, пистолет оказался только у одного. Второй предпочёл положить биту на асфальт и поднял руки.

- Предлагаю решить миром! - крикнул он.

Его напарник опустил руку.

- Брось ствол! - приказал Ольгин.

Человек неохотно уронил пистолет и оттолкнул его ногой.

- Поговорим? - предложил он.

В этот момент на стоянку завернула ещё одна старенькая машинка и остановилась на въезде. Её водитель оценил обстановку - и сдал назад. Гнаться за ним не было возможности. Он исчез во тьме, укатив вперёд, по трассе.

Через пару минут неизвестных хозяев "Ленд-Крузера" повязали, а гигант-дальнобойщик по фамилии Шарап отвлёкся на старую знакомую.

- Ё-моё! И вправду - Инка Чёрная!

- А почему "чёрная"? Она же белая! - не понял один из дальнобойщиков.

- Потому, что фамилия такая, - проворчал Шарап, но тут же отвлёкся на девицу. - Помнишь? Заходит один, спрашивает: "Кто у вас тут Чёрная?" А ему в ответ: "Вон та, белобрысая!"

Берестова облегчённо рассмеялась - и исчезла в объятиях медведеподобного мужика, потом вынырнула где-то на уровне его живота.

- Не раздави! Всё растёшь, Мишаня!

- Не, это ты худеешь! Кто это с тобой?

Инга высвободилась из его объятий и поманила Ольгина.

- Это Слава. Он, типа, мой парень.

Ольгин только хмыкнул на такое представление и засунул конфискованный пистолет во внутренний карман.

- Да ну?! Здорово, малой! - Миша Шарап протянул ему лапу, вызывающую трепет своими размерами. - Здесь-то вы какими судьбами? Я-то думал: Инка Чёрная после полигона подалась куда-нибудь, на гонки Дакар!

Она отмахнулась.

- О чём в детстве не мечтаешь! Я тоже думала, что ты до сих пор на Опытном грузовики дрессируешь.

- Не, я теперь сам по себе. Ну рассказывай, что за беда?

Инга оглядела собравшихся в кружок любопытных дальнобойщиков. Парни пришли в восторг, что белобрысая оказалась знакомой одного из них.

- Отойдём, - предложила Берестова.

Шарап кивнул в сторону своего КамАЗа. Оставив Славу в окружении водителей, Берестова и Шарап ушли за кабину.

- Это удача, что ты тут, - призналась Инга.

- А ты на что рассчитывала?

- На то, что на виду у посторонних эти парни не станут сильно рыпаться. Они нас от самого города вели, чуть в кювет не спихнули.

- Что им надо? Кто такие?

- Погоди! - Берестова положила руку ему на грудь, останавливая вопросы. - Мишаня, ты должен знать: я теперь в серьёзной конторе работаю. Может, ты даже связываться не захочешь.

Она вынула удостоверение и показала старому знакомому. Тот прочитал и тихо присвистнул.

- Ну, чего-то такого я ждал, - признался он. - Значит, к деду под крыло подалась? Оно и правильно! А тут, типа, на задании?

Берестова кивнула.

- Значит, помощь нужна? - Шарап не стал дожидаться ответа. - Больше ксиву свою никому не показывай. Не то, что вашего брата... то бишь, сестру не любят, но народ перепугается.

- Нам нужно до ночи попасть в Приозерск, - объяснила Берестова. - И этих гавриков с собой забрать, вместе с их машиной. За баранку "Тойоты" я могу Славика посадить, но за нами, сам видел, ещё какой-то паренёк гонится. Может на трассе гадость подстроить. Есть у вас кто-нибудь с пустой фурой, в сторону Сортавалы или Приозерска?

На крупном лице Шарапа появилась довольная улыбка.

- А знаешь, это ты по адресу! - с энтузиазмом сообщил он. - Поможем! Жаль, конечно, порожняком идти...

- Мишань! Довезёшь - лично добьюсь, чтобы тебе рейс оплатили, как помощь следствию, - серьёзно пообещала Инга...

Глава третья. О лёгких способах приобретения врагов

Деревня под Питером

Несмотря на боль в лодыжке, Сокольский сам обошёл весь дом, запер верхние ставни и проверил замки на дверях. В сомнительных местах поставил "пирамидки" из легко падающих вещей. Если кто-то захочет забраться внутрь - сразу будет слышно. Вернувшись в кухню, он прислонился к косяку, не глядя на напряжённо застывшую женщину и растерянного Каретова.

Они оказались в невыгодном положении. Попытаться подманить неизвестного парня по фамилии Чириков? Что-то подсказывало Сокольскому, что он знает, с кем имеет дело. Стёпа Каретов утверждает, что Чирика дал ему в сопровождающие его собственный начальник - полковник Вапшевич. Допустим! Но что за компромат на начальника аналитического отдела УВР, Сергея Сергеевича Ланского, мог оказаться у бабы Вари? Откуда у неё крестик его покойного брата, Олега Сокольского и почему она была так уверена, что Игорь должен заполучить её "посылку", спрятанную, к слову, совсем не здесь? Где? Это ещё придётся установить... когда появится возможность покинуть дом.

- Чирик, - повторил вслух Сокольский и посмотрел на Каретова. - У этого Чирика нет шрама вот тут, где волосы начинаются?

Он показал пальцем кромку волос на собственном лбу. Каретов задумался, даже на стуле поёрзал, потом неуверенно мотнул головой.

- Точно не скажу. У него волосы на лоб падают... Сейчас мне кажется, что есть что-то похожее. Не уверен...

- Какие-то отметины, татуировки на теле?

- Да что я, разглядывал?! - возмутился мужчина. - Он в одежде всё время. На руках, по крайней мере... Погоди! Крайние фаланги указательных пальцев загнуты немного внутрь. Заметно так, хотя ему не мешает.

- Понятно! А говорит как? - не отставал Сокольский.

- Нормально. Слова не коверкает, голос низкий, но не очень. У тебя ниже. Жуёт всё время, но мне показалось, что у него с желудком непорядок. Мы каждый раз, как поедим - он тут же жвачку в рот. И таблетки какие-то глотал. Розовые такие... В рекламе их показывают, для желудка.

- Мезим? - рискнула спросил Ирина.

- Точно! - воскликнул Каретов. - Хотя, нет! По-моему, какие-то другие, но для желудка - факт!

- Ну, наконец-то! - похвалил Сокольский. - Партизан! Всё из тебя клещами тянуть надо!

"Чирик. Указательные пальцы искривлены, желудок больной. Внешность обычная. Агрессивный, - перечислил Сокольский в уме. - Может быть шрам на лбу... Не сказал бы шеф Каретова, что этот Чирик - его информатор, я бы решил, что это..."

Сокольский прикусил губу. Очень не хотелось, чтобы его предположение оказалось правильным.


* * *


Деревня под Питером

(Октябрь 2011 года)


- Парня моего не калечь!..

Орлик в этот момент был искренне признателен Махею за то, что его окрик отвлёк противника. Опасность в невзрачном на вид мужике "истинно арийской" внешности, примерно одних с ним лет чувствовалась с первой секунды. Таких, как он, лучше не упускать из виду, тем более, не конфликтовать без нужды. Но Ариец вёл себя нагло, не ответить ему - подорвать свой авторитет в окружении Махея.

Как Орлик ухитрился пропустить выпад - он сам не понял. Через секунду противник прижимал его щекой к зелёному сукну бильярдного стола, держа запястье вывернутой за спину руки так, что не вздохнуть - не пошевельнуться. То есть, можно рискнуть, но не факт, что тебе не вывернут кисть или не выломают ключицу из того места, где она крепится к грудине. Орлик прекрасно знал этот приём, но сейчас знание анатомии ему не помогало. Под его свободной рукой лежал бильярдный шар, но и эта штучка бесполезна, пока противник контролирует его движения.

И тут прозвучал требовательный возглас Махея:

- Парня моего не калечь! Ирод!

Ариец отвлёкся на мгновение, скосив глаза на хозяина дачи. Орлик кинул бильярдный шар через плечо. Что вообразил противник - неизвестно, но он дёрнулся назад. Орлик тут же лягнул его каблуком в пах. В следующую секунду он извернулся, схватил Арийца за шиворот и влупил его лбом об деревянный бортик стола. Противник упал на колени. Орлик отскочил, заметив жест Махея: тот отрицательно качнул головой, показывая, что сейчас не до драк.

- Ну, что же ты так с человеком?! - укорил он Орлика.

- Он первый начал, - огрызнулся тот, но нападать на ошеломлённого противника не стал, позволив сползти на четвереньки. Из рассечённой кожи на лбу Невзрачного обильно потекла кровь.

- Махей! Это не по понятиям! - возмутился "дорогой гость", Руслан Арбетинов (в здешней среде - Батя Руслан). Одного из его охранников Орлик только что приложил лбом к бильярдному столу. - Обижаешь!

- Поправим, Русланчик! - Махей кивнул одной из девиц и та исчезла за дверью. - Сейчас придёт мой доктор, полечит твоему человеку лобик. Сюда иди! - поманил он Орлика.

Тот с готовностью подошёл. Махей взял его за шиворот и заставил снова опуститься щекой на зелёное сукно.

- Давай, отомсти, - мягко предложил Махей, поглаживая Орлика по загривку, чтобы не дёргался.

Батя Руслан насторожился, но ему услужливо протянули кий. Он шагнул ближе, глядя на Махея и не понимая, что тот задумал. Потом криво ухмыльнулся, покатал ладонью по сукну ближайший шар, одёрнул рукав пиджака и наклонился, примеряясь к траектории удара. Мельком заметил взгляд Орлика. Тому бильярдный снаряд смотрел прямо в лицо, а он ухмылялся!

- Смелее! - подначил Махей. - Вот увидишь, мои люди меня слушают, как бога: парень не пошевелится, пока я его держу. Давай, бей! Действуй, если уверен, что мой человек виноват!

Гость вдруг выпрямился, бросил кий на стол и отступил. Он не видел начала стычки и был совсем не уверен в том, что виноват Орлик. А ещё - боялся спорить с Махеем в его логове, в окружении его людей. Орлик так смирно лежал на столе, что можно было поверить: охрана Махея размажет любого, стоит боссу бровью шевельнуть.

- Да ладно, я не в обиде, - проворчал Руслан, отступая ещё на шаг. - Вижу, погорячился мой парень.

- На том и порешим, - согласился Махей, похлопал Орлика, как коня, по шее - и отпустил...

Когда Батя Руслан и его люди покидали гостеприимный махеевский дом, Орлик вышел посмотреть. Его невзрачный противник, с зашитым и перевязанным лбом, проходя мимо, процедил сквозь зубы:

- Найду, падла! Хоть через сто лет.

- Буду ждать! - пообещал Орлик и помахал ему ручкой...


* * *


Закат на Ладоге

(Октябрь 2018, тот же вечер)


"Забавно, что настоящая фамилия у него была - Шрам, - вспомнил Сокольский. - Андрей Максимович Шрам. И ведь получил пожизненное! Кто же тебя выпустил, Чирик? И как рискнул шеф Стёпы Каретова назвать тебя своим информатором? Чтоб мне тебе тогда череп не проломить!.."

- Ничего нельзя поручать другим, - произнёс он вслух.

- Что?! - подскочил Каретов.

- Хорошую компанию тебе начальник нашёл - вот что!

Сокольский встал и подошёл к окну, посмотрел в щёлочку, не касаясь шторы. Темно - хоть глаз коли! Он подумал, что лучше бы попытать Стёпу Каретова не на глазах у Ирины Александровны, но не рискнул отсылать её из кухни. Есть такие ситуации, когда всех, кто с тобой, лучше держать на виду.

- Сейчас ты расскажешь, честно и с подробностями, почему именно тебя отправил сюда полковник Вапшевич, - холодно сказал он, остановившись перед парнем. - Или я вышвырну тебя из дома и твой Чирик с большим удовольствием избавится от свидетеля.


* * *


Дом на участке

Андрей Шрам, он же Чирик, сидел в этот момент в своей машине, посреди декоративных зарослей на чьём-то участке. Хозяева давно не появлялись, ворота держались еле-еле. Шрам просто толкнул их задом своего мощного автомобиля - и прокатил по хрустнувшим гнилым доскам, как по помосту, не побоявшись гвоздей. Автомобиль смял палисадник и вломился в кусты. В темноте осенней ночи, за четыре дома от Орликов, Шрам чувствовал себя в полной безопасности. Никто не станет искать его по посёлку, рискуя поломать ноги или оказаться мишенью для притаившегося снайпера. "Надо было потребовать, чтобы дали мне прибор для ночной слежки", - спохватился он, с досады выплюнув в окно жвачку.

Бросить всё и уехать Шрам не мог, по трём причинам. Первая - у полковника Вапшевича, этого хитрого гада из СБ, остались его фальшивые документы, которые тот обещал по-тихому ввести в базу, как настоящие - и отдать в обмен на "посылку", оставленную на хранение покойной бабе Варе Орлик. Вторая - у Шрама был свой "кодекс чести": он назначил за работу конкретную сумму и Вапшевич на неё согласился. Надо отрабатывать. Третья - он узнал своего давнего врага. Последнее обстоятельство казалось бредом, мистикой - но Шрам своими глазами видел днём у кладбища того самого человека, которого уже пару лет считал дохлым - дохлее не бывает! Орлик! Это был Орлик, которого он убивал уже дважды!

Шрам не мог отступить. Как наркоман, которого ломает без дозы, он изнывал от жажды вернуть мертвеца туда, откуда он явился! Вернуть и вбить осиновый кол в его могилу, если потребуется! Когда у него в кармане завибрировал мобильник, Шрам вздрогнул. "Нервы ни к чёрту!" - ругнулся он и активировал трубку.

- Где ты болтаешься?! - напустился он на подельника. По его расчётам, парень даже на своей старенькой "Шкоде" должен был уже подъезжать к Приозерску. Ответ его не обрадовал.

- Спеклись пацаны этого твоего гражданина начальника, - сообщил он. - Повязали их.

- Чего?! Кто их мог повязать?

- Откуда я знаю? - беспечно ответил подельник. - Они мне сообщили, что в твою сторону едет кто-то из ФСБ, из той группы, которую мы пасём. Ну, ты сам намекал, что вроде у твоего нанимателя есть способ отследить все их служебные машины.

- И что? Вы на двух тачках не могли их прижать? Они на броневике сюда катят, что ли?

- Да погоди! - перебил его подельник. - Мы их зажали, да они ушли. А пацанчики эти, спецы грёбаные, сдуру сунулись следом - ну и огребли по полной, насколько я могу судить. Что делать будешь?

Шрам с досады не обратил внимания на это "что будешь", а не "что будем".

- Где они сейчас? - спросил он.

- На трассе зависли.

- Тащи свой зад ко мне! Вдвоём справимся, - решил Шрам.

- Э, нет! - живо возразил собеседник. - Мы так не договаривались! Мне до тебя часа полтора ещё пилить. Откуда я знаю, что за это время там у тебя случится? А может эти, которые по твою душу ехали, быстрее доберутся!

- Ты их далеко обогнал? - Шрам изготовился давить на логику, но не тут-то было.

- Обогнать-то обогнал, но ты забыл на минутку, с кем дело имеешь. Может, твои подопечные вертушку вызовут на помощь! Извини, как хочешь, но своя шкурка дороже. Я сваливаю.

- Только рискни, гад! Я тебя сам урою! - вспылил Шрам.

Это обещание оказалось роковой ошибкой.

- Да пошёл ты! - выплюнул в ответ подельник и отключил телефон.

Шрам с досады швырнул трубку об пол кабины. Потом попытался взять себя в руки. Он ничего не добьётся, если начнёт психовать. Нужно придумать новый план и действовать как можно быстрее! Едет сюда кто-то или не едет - у него в запасе хотя бы час. Приходилось и за более короткий срок решать проблемы. Всё в его руках...

Глава четвёртая. О том, что очевидное может не быть истиной

Двор решётка Питер

(За неделю до основных событий)


Полковник Герман Иванович Вапшевич не любил больниц. К запаху дезинфекции здесь примешивается различимый душок человеческих испражнений. Смесь йодоформа и камфары напоминают о бренности человеческой жизни: сегодня ты есть - завтра твоё тело накроют простынёй, вывезут на железной каталке к гремящему лифту - и опустят вниз, в подвальный этаж, предваряя спуск ещё глубже - в могилу.

- В восемнадцатой палате, - сказала ему медсестра, едва шевельнув губами.

"Интересно, мне предоставят персональное помещение, когда я буду помирать? - подумал Вапшевич, тяжело передвигая своё ещё не старое, но успевшее привыкнуть к мягкому креслу тело. - И угораздило же ему именно сюда загреметь! Уж лучше пуля!" Сам он никаких пуль себе не желал, но мог представить, каково это - оказаться на койке с безнадёжным диагнозом. "Лучше пуля", - повторил он, как заклинание, толкая дверь палаты...

Человек, к которому он пришёл, был младшего него лет на пятнадцать. И фамилию носил удивительную, совсем неподходящую для того места, где он сейчас находился: Бессмертов. Лёша Бессмертов, сорока пяти лет от роду, голубоглазый красавец, из таких, которые в любом возрасте на девок производят неизгладимое впечатление. Сложен как Аполлон, везуч донельзя - за чужими спинами никогда не прятался, всегда лез туда, где горячее - и ни одного ранения за всё время службы!

"Что же от тебя осталось, Лёха?!" - подумал Вапшевич, останавливаясь рядом с койкой, на которой лежал худой до изнеможения человек. Кожа его казалась серой, ещё недавно шикарные, волнистые волосы сбились паклей.

- Ты меня слышишь? - Полковник Вапшевич наклонился к самому лицу своего бывшего подчинённого. - Я пришёл. Я тут.

Глаза больного открылись. Он вяло сосредоточился на нависшем над ним начальнике. Потом серые губы дрогнули и он приоткрыл рот.

- Пить дай!

Вапшевич огляделся, заметил на тумбочке поилку и спешно поднёс ко рту умирающего. Тот сделал пару глотков и снова прикрыл глаза.

- Сядь! Я не могу громко говорить.

Полковник оставил поилку и пододвинул стул к самому изголовью.

- Я слушаю тебя, Лёха.

- Я всё думал: почему меня? - начал Бессмертов. - Я ведь везучий. Но раз так... Не хочу ничего за спиной оставлять.

- Да ты что, парень! Ты всю жизнь свою отдал делу, - начал было Вапшевич, но больной открыл глаза и посмотрел на него стеклянным взглядом. Полковник закрыл рот, почувствовав неладное.

- Трус я... и подлец, - уверил его Бессмертов. - Боюсь, не успею всё сказать, пока снова не скрутит. Помнишь, ты хотел вернуть документы, которыми тебя шантажировал этот гад... Шеллер?

Ещё бы Вапшевич этого не помнил! Александр Шеллер, глава преступной шайки, которая, под прикрытием небольшого предприятия в области, занималась "распределением доходов", подыскивая мелких бизнесменов, заключая с ними невыгодные для них договора и отжимая потом деньги, действуя где силой, где убеждением. Таких, как Шеллер, не сажали только потому, что у них всегда находились покровители. Он "отстёгивал" и Вапшевичу, а сам хранил на полковника компромат. Когда Вапшевич сделал попытку надавить на Шеллера, чтобы сильно не наглел - тот напомнил, что держит полковника за горло и ослаблять хватку не собирается.

Полковнику удалось внедрить в окружение Шеллера своего человека - Бессмертова. Операцию полковник спланировал официально, направлена она была на раскрытие делишек Шеллера, но на деле - Вапшевич хотел забрать компромат, которым угрожал ему бандит.

- Тот паренёк, которого убили из-за твоего приказа, - напомнил ему умирающий. - Я ведь должен был его прикрыть, но ты не дал мне этого сделать. Я верил тебе, не знал, ради чего ты стараешься: ради тех бумажек, которые у Шеллера имелись на тебя самого. Вся эта операция... всё было только ради того, чтобы ты спас свою задницу.

- Лёша! - попытался остановить его Вапшевич. - Какая теперь разница? Бандита этого и банды его уже нет, ты своё дело сделал, как надо...

- Погоди! Дослушай. Я когда всё понял, соврал тебе... сказал, что бумаги уничтожил, мол, выбора не было... Но я их оставил. Себе. Испугался, вдруг ты и меня однажды подставишь.

- Что? - Вапшевич приподнялся, вглядываясь в увядшее лицо своего бывшего сотрудника. - Где они?

На истончённых губах умирающего появилась улыбка, похожая на оскал мумии.

- Этого я не скажу. После моей смерти они попадут к Ланскому. Ты ведь и его подставил. Так надо... Для твоей же совести. Помирать будешь - поймёшь...

- Сволочь! - Вапшевич в сердцах схватил умирающего за пижаму и встряхнул. - Куда ты их дел?! Где спрятал?! Говори!

- А то что? - едва слышно прошептал Бессмертов и засмеялся.

Смех его тут же перешёл в кашель, прибор в изголовье отчаянно запищал - и в палату ворвалась медсестра, отпихнув посетителя от кровати.

Вапшевич прождал часа два, надеясь, что удастся ещё раз поговорить с бывшим сотрудником. Потом он ходил к зав. отделением, требовал, чтобы хоть что-то сделали, хоть как-то помогли. Все его заботы получались очень искренними, он действительно был заинтересован в том, чтобы Бессмертов жил как можно дольше. Под конец бабушка-санитарка сказала ему с упрёком:

- Что же вы человеку и помереть-то не даёте? Измучился он!

Вапшевич уехал, получив от врача обещание, что тот сообщит, если можно будет ещё раз посетить больного. На следующее утро ему позвонили из хосписа и сказали, что всё кончено. К этому моменту полковник Вапшевич уже отследил место, куда перед больницей ездил Алексей Бессмертов. Там и нужно было искать следы пропавших документов. Но он опоздал: когда его люди явились в Ряпушково, Варвара Петровна Орлик - учитель и идейный вдохновитель сироты Лёши Бессмертова, по примеру которой он когда-то выбрал свою профессию - умерла во сне, тихо и незаметно. Куда именно она спрятала компромат - у неё уже нельзя было спросить.

Одно обстоятельство полковник Вапшевич знал точно: документы ещё не ушли в УВР ФСБ, к полковнику Ланскому. Иначе тот уже явился бы к неверному коллеге и потребовал ответа.


* * *


Закат на Ладоге

(Неделю спустя, поздний вечер на берегу Ладожского озера)


Сперва Шрам хотел поджечь дом, но отказался от идеи. Слишком много людей сейчас в Ряпушково. Впереди выходные, погода тёплая, осень золотая - народ успел съехаться на отдыхаловку. Заметят пожар - тут же всполошатся. Второй мыслью было выманить кого-нибудь из соседей и взять в заложники, потом потребовать, чтобы Орлик сдался. А он сдастся? Скорей уж, пошлёт подальше и Шрама, и заложника.

"Хочешь кого-то убить - делай это без предупреждения", - так, кажется, учил своих парней Махей? После того, как сгинул Батя Руслан, Шрам пристроился в его банду. Не к самому Махею, а к одному из его "капитанов". Потом он удачно столкнулся с Орликом, когда тот нарушил приказ своего босса и угодил на крюк в захламлённом ангаре. Шрам только этого и ждал. Он из кожи вон вылез, лишь бы его с парой других пацанов оставили охранять "базу". Так появлялся шанс поквитаться со старым врагом, сумевшим украсить его лоб солидной отметиной.

Махей, насколько понял Шрам, убивать Орлика не собирался, хотя поучил крепко. Но кто сказал, что Орлик не может случайно помереть, если добавить к воспитательным мерам Махея ещё несколько ударов? Всё складывалось тогда удачно для Шрама: Орлик ухитрился освободиться с крюка и стукнуть по башке одного из охранников, за что заслужил "добавки": Шрам испытал настоящее удовольствие от того, что получил возможность делать с этим мелким гадом всё, что ему вздумается - и второй охранник его в этом горячо поддержал. А потом базу Махея накрыл спецназ.

Это было в ноябре 2011 года. Шрам успел тогда удрать за пару минут до шухера, но он был уверен, что Орлик отдал концы и уже никогда не возникнет на его горизонте.

Он заблуждался. В мае 2016-го они столкнулись вновь. У Шеллера, в трюме его шикарной яхты. Шеллера Андрей Шрам ненавидел за снобство, за кучу денег, за чёрт знает что ещё, но выбора не было. Работать на себя самого Шрам не умел, ему требовалось, чтобы кто-то отдавал приказы. Однажды, в пленнике Шеллера, он узнал Орлика! Изменился, конечно, зараза и работал на кого-то из шеллеровских конкурентов. На этот раз Шрам дождался окончания допроса и лично всадил в него пулю. А потом (не иначе, вмешались мистические силы!) контору Шеллера накрыли. На этот раз Шраму не удалось уйти. За ним тянулся целый хвост из особо тяжких, так что на снисхождение он не рассчитывал.

Новый шанс ему представился, когда в тюрьме он чуть не загнулся от застарелой язвы - и из больнички, не без помощи "доброго дяди", полковника Вапшевича, выбрался на свободу. Под видом трупа. Чистый документ в наше время не так просто заполучить: на дворе - век компьютеров и электронных баз данных. Услугу требовалось отработать, а работы полковнику Вапшевичу от такого удобного человека, как Шрам, выписанного из мира живых, требовалось много.

По мнению Андрея Шрама, сверхъестественные силы сыграли с ним очередную злую шутку: сегодня он снова столкнулся со старым врагом! Никем другим этот типчик в курточке, выскользнувший с кладбища и укативший на шикарной тачке, быть не мог. Орлик! На бабкины похороны явился! Живучая, неубиваемая тварь! Теперь Шрам сам не знал, чего ему больше хочется: добраться до стервеца и размозжить ему голову в мелкий порошок, или добыть для Вапшевича его вожделенные бумаги. В какой-то момент ему пришло в голову, что самое лучшее - нажать на газ и укатить как можно дальше. Но он этого не сделал.

Оставив машину в кустах, Шрам выбрался на параллельную улочку и зашагал в темноте, держась ближе к обочине. Никаких заложников и пожаров не будет - решил он. Забраться в дом и прикончить врага без предупреждения - несложная задача для матёрого убийцы. На третий раз ему должно повезти! Не за ум, так за упорство...

Глава пятая. О том, что каждый хорош на своём месте

Трасса

Когда они собирались покинуть стоянку у мотеля, Инга с таким любопытством поглядывала на водительское место грузовоза, что Миша Шарап не выдержал и позволил ей "порулить". Его напарник Витька крякнул было, но спорить не посмел. Девка так уверенно справлялась с огромной машиной, с таким неподдельным удовольствием поглаживала пальцами шершавую поверхность кожаной обмотки руля, что он подумал: "Меня бы кто так погладил, да подержал!"

Примерно через полчаса, после Сапёрного, они поменялись местами. Витька утверждал, что места прекрасно знает и нужный поворот с трассы не пропустит даже без навигатора и в темноте. Пришлось поверить ему на слово: пилить до Приозерска, а оттуда выворачивать в обратную сторону - лишний крюк не меньше часа, а навигаторы... "Через двести метров поверните направо!" - а там сплошная стена утонувших во мраке деревьев и кустов. Под какой куст сворачивать?

- Через полчаса будем на месте! - пообещал Витька. Дорога освещалась только фарами грузовика, встречные машины почти не попадались. - Ещё с пол-километра - и будет съезд! Я тут сто раз ездил, то на рыбалку, то по грибы. Так быстрее, чем до развилки, а потом в обратную сторону пилить. Ну вот, я же говорил!

Впереди, среди плотной стены деревьев, действительно показался просвет, в который ныряла грунтовка. Шарап напарнику не возражал и Инга поверила, позволив парню свернуть с основной дороги и углубиться в лес. Теперь они пробирались по плотно утрамбованной, но сильно извитой дороге, на которую грузовик еле вписывался по габаритам. Свет выхватывал мокрые стволы деревьев, рваными тряпками свешивались с веток мох и лишайники. Конца этой темноте и однообразию не было видно, КамАЗ покачивался на неровностях, но уверенно продвигался вперёд. Инга сперва отвечала на вопросы старого знакомого о семье, о родителях, о брательнике, но потом её начало клонить в сон...


* * *


Трасса Лен. обл.

(Осень 2012 года)


- Зачем мне барышня? Своих проблем мало?

Полковник Баринцев уставился на подчинённого: он не ослышался?

- В чём дело, Игорь? - спросил он хмуро.

Грозный вид начальника не произвёл впечатления на капитана Сокольского. Он заложил руки за спину - точь в точь, хулиганский подросток, которому суют учебник, а он отодвигается, чтобы не брать.

- Мне нужен надёжный человек за спиной! - отрезал он. - Предлагаете одним глазом караулить бандитов, а другим - барышню?

- Старший лейтенант Берестова сама о себе позаботится, - сухо высказал полковник, не понимая, какая муха укусила его лучшего агента.

- Правда?

Игорь повернулся к девице и оглядел её с ног до головы, словно хотел оценить физические данные. Берестова была чуть ниже него и моложе лет на десять. Белые волосы, спортивная фигура, лицо спокойное, как у статуи. Препирательства в кабинете начальника оперативного отдела УВР ФСБ её не взволновали, но Сокольский не впечатлился ни внешностью, ни спокойствием.

- Барышня владеет эротическим массажем и борьбой нанайских девочек? - вкрадчиво поинтересовался он.

- Я хорошо вожу машину, - снизошла до ответа Берестова, опередив полковника.

- И?! - ещё заинтересованней переспросил Сокольский.

- И зашью тебе рот, если снова ляпнешь про массаж.

Сокольский криво усмехнулся. Больше походило на гримасу и Берестова подумала: "У него с мимикой всё в порядке?"

- Довольно! - Баринцев накинулся на Игоря: - Напомнить, что ты мне говорил третьего дня? "Парочка влюблённых привлекает меньше внимания. Хорошо бы найти девушку!" Вот тебе девушка! Работайте! - Он указал обоим на двери. - И введи старшего лейтенанта в курс дела!


* * *


Город

Следуя за Сокольским по коридору, Инга изучала его спину. Точнее, движения. Она привыкла рассматривать мужчин. Здесь почти все служащие были мужчинами. Все сильные, все прекрасно подготовленные. По большинству не догадаешься, что перед тобой - не рохля-обыватель, а тренированный агент, способный в доли секунды среагировать на угрозу, стрелять на поражение и наносить удары быстрее, чем противник успевает моргнуть. Казаться незаметными и обычными тоже входило в подготовку.

Берестова уважала профессионализм. Понимала, что ей за мужиками не угнаться, но на своём уровне тоже многое могла. Кто бы спросил, зачем ей всё это? Не ради того, чтобы "облагораживать" мужское общество и отвлекать чужие взгляды. Она хотела каждую минуту своей жизни знать, что рядом - свои, а там - противник, коварный, жестокий, но уязвимый. Нужно лишь вовремя увидеть его слабые места...

Берестова привыкла к тому, что первое впечатление бывает обманчивым. Сокольский отличался от остальных даже внешне: невысокий, жилистый, со спины он производил впечатление юноши. Но в движениях чувствовались сила и уверенность, которые приобретаются только опытом. Если бы он с первого момента не начал к ней цепляться, она бы разочаровалась. Приятно иметь дело с человеком, который говорит, что думает. "Только не очаруйся! - сказала она себе. - Нарвёшься на проверку, как пить дать".

Они вышли во двор. Сокольский остановился в паре шагов от автомобиля, покрутил на пальце ключи и глянул на Ингу.

- Хорошо водишь машину? - переспросил он. - Лови! - И кинул ей ключи.

Инга чудом поймала, нелепо взмахнув руками. Не ожидала такого жеста от напарника. "Как комара ночью!" - с досадой подумала она, направляясь к водительскому месту.

- Для вождения реакция не нужна? - спросил Сокольский, устраиваясь рядом.

- Хам! - бросила Инга.

- Кукла! - вернул ей Сокольский.

Она знала, что он специально её "покусывает" - и не стала спорить. Просто завела мотор.

- Куда едем, капитан?

Он сосредоточенно смотрел вперёд и молчал. Инга повела машину к выезду на улицу: сообразила, что повернуть по Шпалерной они могли только в одну сторону.

- Авиагородок, - произнёс Сокольский перед самым перекрёстком. - У нас сорок минут, чтобы добраться до места.

Ничего в его тоне не переменилось, но Берестова почувствовала, что прошла первый этап проверки. "Сложный паренёк", - подумала она, не смущаясь тем, что Игорь Сокольский старше её лет на десять...


* * *


Трасса

Клуб "Астроном" оказался заведением в стиле незабвенных 90-х: "Что удалось отхватить - из того и сделано". Снаружи помещение напоминало кирпичный ангар. Внутри обустроили небольшой холл с гардеробом, дальше прорубили высокую арку - вход в просторный зал. По ночам хозяева проводили тут дискотеки под живую музыку, а днём превращали своё заведение в кафе, бар и столовую по совместительству. Обстановка - под стать предназначению. В дальнем конце стойка бара и площадка для музыкантов, на стенах - зеркала самой разной формы, вверху - огромный зеркальный шар. По левой стене, на высоте четырёх метров, шла галерея. Сюда, прямо от арки, вела крутая железная лестница, на которую простые работяги, зашедшие пообедать, даже не покушались. Как забирались наверх ночные посетители - вопрос открытый. Может, они поднимались ещё трезвые, а спускались в таком состоянии, про которое говорят: "Мозгов нет - сотрясение не грозит".

Очаровательную парочку, забредшую днём в "Астронома", крутизна не испугала. Невысокий, худощавый мужчина и белобрысая девица (оба в джинсах и спортивных куртках, оба крайне увлечённые друг другом) лихо ринулись наверх, игнорируя предостережение охранника.

- Ты смотри! Как по заказу! - воскликнул мужчина, цепляясь за перила "трапа" и подталкивая девицу впереди себя. - Полное уединение!

Блондинка захихикала, отмахнулась от его объятий - и они учинили короткую возню на последних ступеньках. Тихий писк, ворчание, хохот - и парочка благополучно ввалилась на галерею. Охранник вздохнул с облегчением: " Погода нелётная, полёт не состоялся!" Минуты через три подъёмник доставил наверх поднос с коктейлями - и парочка прочно обосновалась за одним из столов...

Берестова оценила местоположение: зал внизу, как на ладони. Сокольский уселся спиной к выходу, но стоило ему чуть сместиться - можно было увидеть арку входа в зеркальной стене напротив.

- Кого мы прикрываем? - спросила Инга, крутя во рту соломинку для коктейля.

- Угадай, - предложил Сокольский. - Минут десять у нас есть.

"Очередная проверка", - с неудовольствием подумала Инга.

В таком деле нельзя вертеться по сторонам. Твой косой взгляд может заметить бандит, а если он осторожен - он предпочтёт перестраховаться. Остаются отражающие поверхности. А их много и это - плюс. Жаль, что место для Инги незнакомое, а прийти пораньше оперативники не могли, чтобы не спугнуть преступников. Место выбрали они.

Банда наёмников-подрывников разрабатывалась в УВР уже несколько месяцев. Эти "умельцы" придумали сенсорную бомбу, в мини-компьютер которой закладывались параметры клиента: рост, вес, голос, ещё какие-то данные. Если бомба "опознавала" жертву, она, как человек-паук, выбрасывала вперёд себя липкий состав, который моментально застывал, и повисала на одежде жертвы. Через несколько секунд она взрывалась.

Можно было установить механизм заранее, где-нибудь в подъезде или под краем стойки на проходной, а потом просто ждать, когда нужный человек окажется в полуметре от роковой "посылки". Не сказать, что изобретение работало "с гарантией", но бандитам удалось провернуть два удачных покушения. Третья жертва спаслась: мужик упился до свинячьего состояния и когда оказался в зоне досягаемости бомбы, сенсор не смог определить антропометрические параметры ползущего на четвереньках существа и вычленить в охрипшем голосе знакомые нотки. Зато сам "ползун", не дотянув до двери квартиры, прилёг отдохнуть - и увидел над головой странного вида штуку, наводящую на мысль о терроризме. Инстинкт самосохранения выбил часть алкогольных паров из черепушки пьяного парня и он позвонил в полицию.

Дело передали в ФСБ. Оно оказалось в ведении УВР, оперативным отделом которого руководил полковник Баринцев. Его спецы позабыли покой и сон, но осторожные подрывники долго ускользали от следствия. Наконец, опергруппе УВР удалось найти выход на них и договориться о встрече. Один из опытных агентов изобразил заказчика и сейчас сидел внизу, ожидая посредников. Берестовой предоставился случай опознать его из тех пятнадцати человек, которые болтались в зале.

Инга не удивилась, что террористы выбрали именно "Астроном". Подобраться незаметно здесь мог только призрак. Зеркала, отражающие поверхности и открытое пространство специально рассчитывали так, чтобы на ночной дискотеке было круто, весело и сверкало, как звёздное небо. Но днём спрятаться негде.

Музыкантов и бармена Берестова исключила сразу. Первые были увлечены наладкой своей аппаратуры и что-то тихо репетировали. Сколько людей - столько инструментов. А бармен... Лично она не стала бы устраиваться на работу барменом ради того, чтобы один раз встретиться в "Астрономе" с наёмниками. Бармена все знают и новое лицо вызовет подозрение.

В дальнем углу двое парней с аппетитом ели, отвернувшись от зала. Типичная поза для человека, который пришёл перекусить и торопится сделать это поскорее: спиной к залу, наклонившись к тарелке и усиленно работая ложкой.

Внимание Берестовой привлёк шныряющий между столиками парень в красной рубашке, но через минуту из-за бара вынырнула девица в коротком платье - и он устремился к ней. Они о чём-то заспорили, а потом и вовсе ушли.

В число потенциальных агентов Инга отнесла троих. Коренастый, мощный блондин сидел ближе к бару, за левым столиком. Он нервничал, время от времени поглядывая на часы. Двое других тоже вели себя нетерпеливо, но если агент изображает человека, ждущего встречи с наёмными убийцами - он и должен нервничать, оглядываться и смотреть на часы. На этом этапе своих наблюдений Инга остановилась. Как быть дальше - она сообразить не могла, да и Сокольский отвлекал: то целоваться лез через стол, то конфетками кидался, ведь им приходилось играть крайне увлечённую друг другом парочку.

Инга отвлеклась от зала. Продолжая весело улыбаться Сокольскому, она сама подвинулась к нему через стол и сказала, еле шевельнув губами:

- Блондин слева за столиком.

- Почему? - спросил Игорь.

- Ты не упускаешь его из виду! Когда смотришь в мою сторону - проверяешь зеркало у меня над головой, правый угол. Поворачиваешься - смотришь на музыкантов. Перед ними - он. Продолжить? - Она загадочно улыбнулась.

Он ухмыльнулся - и Инга в очередной раз отметила дефект его мимики: левая сторона менее подвижна, чем правая. Полоска под глазом, которую она приняла за складочку - на самом деле шрам. Недавний.

- Молодец! - похвалил Сокольский и сграбастал её за плечи, притягивая к себе. - Угадала. Наши клиенты тоже подготовились: в зале наблюдатель и хорошо, если один. Попробую выгнать музыкантов, от греха. С галереи - ни шагу! Следи за дверью в углу, может кто-то ещё заглянуть на огонёк.

Он бодро вскочил и лихо скатился с лестницы, придерживаясь за перила...


* * *


Теперь у неё были все основания смотреть вниз. "Её парень" размахивал тысячной бумажкой перед ребятами из музыкальной группы и горячо уговаривал. Они отмахивались, отнекивались - и наконец отступили к выходу за "кулисы". Инга не слышала разговора, но догадалась, что Сокольский изобразил жаждущего меломана, но при этом ухитрился дать понять, что лучше всем сделать перерыв и пойти прогуляться.

Берестова оценила позицию, на которой её оставил капитан. Она заметила, что в арке появились двое. Один остался стоять на месте, а второй неторопливо прошествовал в левый угол, прямо к мощному блондину. И тут дальняя дверь на галерее приоткрылась. Инга замерла, едва не забыв, что должна кого-то изображать. Вошедший не обратил на неё внимания, подошёл и навалился локтями на ограждение. Инга могла поклясться: под просторным пиджаком у него оружие. Стрельнув в его сторону взглядом, что было естественно в данной ситуации, Инга сделала вид, что не нашла ничего интересного и увлеклась тем, что выделывает её приятель внизу, в зале.

Под рёбрами поселилось противненькое сосущее чувство, но Берестова заставила себя незаметно вдохнуть и выдохнуть. Нервничать нет причин. Изображать тупоголовую блондинку - что может быть проще? Парень с оружием не обеспокоился её присутствием. Поборов желание найти предлог слинять вниз, Инга принялась болтать палочкой с конфеткой в остатках коктейля. "У Сокольского свои глаза есть, увидит, что я тут не одна", - решила она.


* * *


Трасса

Что пошло не так - Инга не поняла. Сокольский едва вернулся к лестнице, когда человек, говоривший с блондином, вскочил, опрокинув стол. Его напарник под аркой моментально вытащил пистолет. Сокольский успел прыгнуть к нему и выбить оружие. Раздался хлопок выстрела - и на противоположной стороне посыпались стёкла. Парень на галерее выхватил ствол. "Отвлечь!" - успела подумать девица и натурально взвизгнула, сползая на пол. Противник обернулся к ней. Достать оружие она не успела: мужчина пошатнулся и исчез, перевалившись через бортик. Кто-то подстрелил его снизу.

Инга выглянула через щель между перилами, гадая, кто такой быстрый. Выстрелы, вопли и звон бьющегося стекла слились в единый шум. Она увидела мощного блондина. Тот налетел на противника и оба укатились под галерею.

Сокольского атаковали двое. С одним он сцепился в центре зала. Они упали, опрокинув стол. Сокольский вырвался, успел вскинуть руку и выстрелить в подбегавшего второго. Тот упал. Первый успел подняться и кинул в Сокольского стулом...

- Стоять! - проорал возникший у стойки бара мужик, поднимая над головой рюкзак. Визг и звон стёкол прекратился так резко, что Инга замерла на месте. - У меня бомба! Стоять! Взорву нахрен!.. Оружие на пол! Суки!

Сокольский перекатился по полу и подхватил оброненный ствол. Два его выстрела почти слились. Бандит с рюкзаком повалился, опрокинув очередной стол. Метатель стульев схватился за ногу и осел на пол. Ничего не взорвалось! Можно было выдохнуть с облегчением. Из-под галереи вырвался блондин и набросился на раненого в ляжку, моментально скрутил и уселся на него верхом.

С высоты Инга видела, как Сокольский поднимается, плавно и медленно оглядываясь. "А если не все?" - успела подумать девица. Она не пересчитывала противников по головам, но чувствовала, что расслабляться рано. И оказалась права!

Из-за стойки вынырнул бармен. С автоматиком Uzi в руках. Сокольский был прямо перед ним, в центре зала. Только начал поворачиваться...

Инга поднялась, плавно вскидывая руки, и нажала на курок. Даже не успела осознать, что делает. Бандит с Uzi повалился обратно за стойку. Блондинка несколько секунд продолжала держать под прицелом место, где он только что стоял. Она видела, как Сокольский побежал к бару, легко перемахнул через высокое препятствие и тоже исчез. Через пару секунд (или часов?) поднялся и показал ей большой палец, опустив его вниз. "Готов!" - вот что это означало. Только тогда Берестова опустила руки с оружием.

"Всё! Теперь всё!" - сказала она себе - и поняла в этот миг, что выстрелила, испугавшись за Сокольского. Она уже убедилась: у этого человека уйма опыта, двигается он с потрясающей быстротой и стреляет без промаха. Но минутой раньше она не задумывалась о его оперативных качествах. Просто испугалась, вдруг бандит успеет первым пальнуть из автомата! Никогда бы себе не простила...

Сокольский сделал ей знак, чтобы спускалась вниз. Она покорно выполнила его приказание, прошла через весь зал, вяло отметив, что из боковых дверей появились ОМОНовцы. Мощный блондин тут же принялся распоряжаться. Инга не слушала, что он говорит. Она подошла к барной стойке.

- Наповал! Глаз как у орла! - похвалил один из парней в касках.

- Как у орлицы, - поправил мощный блондин, отвлёкшись от выдачи ЦУ.

Она заглянула за стойку. По рубашке бармена расползлось тёмное пятно, руки нелепо вывернулись за голову. Берестова отшатнулась и побрела, куда глаза глядят...


* * *


Трасса в Паново

Драка длилась меньше минуты. Оформление и составление протоколов грозило затянуться до ночи. Сокольский сгрузил эту работу на блондина - капитана УВР, Матвея Киппари, сыгравшего в этом деле роль "заказчика". Только закончив с пересчитыванием убитых и раненых, Игорю удалось отвлечься на Ингу, хотя он и раньше следил за ней краем глаза.

Девица сидела спиной к залу, на краю стола. Сокольский подошёл и уселся рядом. Блондинка даже не среагировала. Обхватив руками плечи, она сосредоточенно смотрела перед собой.

- Первый?

Сокольский не особо рассчитывал, что она ответит.

- Со вторым полегчает? - спросила она и сглотнула.

- Нет, - честно ответил он.

- Тогда заткнись!

Он помолчал несколько секунд и сказал:

- Ты мне жизнь спасла.

- Сам бы справился, - не поддалась она.

Сокольский достал пистолет, щелчком выгнал обойму и показал Инге.

- Пусто! Две пули было. Чужой ствол...

Берестова посмотрела сперва на обойму, потом на него. Она вспомнила, как Сокольский перекатывается по полу и подхватывает оружие. Значит, это был не его пистолет? Не сказать, что Инге полегчало, но оцепенение прошло. Она-то была уверена, что напарник успеет выстрелить! А оказывается, стрелять ему было нечем...

Берестова оторвала руки от плеч и выпрямилась.

- Пора ехать, - сказал Сокольский. - Дело ещё не закончено.


* * *


На улице Инга с сомнением остановилась перед капотом автомобиля.

- Может, ты поведёшь? - предложила она.

Сокольский забрал у неё ключи и пошёл на водительское место.

- Я слабачка, да? - спросила она, устроившись рядом.

Он сосредоточенно завёл мотор и выехал со стоянки. Инга пожалела, что ляпнула последнюю фразу и подумала, что Сокольский ничего не ответит. Но он проговорил, глядя на дорогу:

- Ты наблюдательная. А ещё метко стреляешь и хорошо водишь машину. Остальное... Сказал бы, что со временем пройдёт, но это неправда. Не пройдёт. Так и будешь жить с этим. Или откажешься, найдёшь что-нибудь поспокойнее.

- Я не откажусь, - мрачно ответила Инга.

Сокольский кивнул. Он одобрял её решимость.

С тех пор прошло шесть лет...


* * *


Озеро

(Октябрьский вечер 2018 года)


Встрепенувшись на очередной кочке, Инга потёрла лицо и огляделась.

- Я заснула? - спросила она.

- Не! Подремала минут пять, - успокоил её Мишаня.

Мельком взглянув на навигатор, Инга проснулась окончательно.

- Что у вас за ерунда творится? Откуда помехи?

- Да что-то вдруг отключился, зараза! - с досадой ответил Витёк. - Связи нет с этим ихним спутником.

Берестова вынула телефон и ей очень не понравилось, когда Шарап пробасил за её спиной:

- Та же фигня! У меня тоже трубка ни с кем не соединяет.

Инга заметила мигание за окошком.

- Останови! - приказала она Витьке. - Слава сигналит.

Ольгин ехал вслед за ними на внедорожнике. Их "Лада", как менее габаритная, стояла в фуре, надёжно прикреплённая к бортам специальными распорками. Двое пленников сидели внутри её салона.

Едва грузовик остановился, Берестова толкнула дверь и выпрыгнула наружу. Слава уже бежал ей навстречу вдоль фуры.

- Ерунда какая-то творится, - сказал он ещё издали. - Я хотел тебе позвонить, спросить, как долго мы тут ещё тащиться будем, но телефон не сработал. Сигнала нет.

- У меня тоже, - мрачно признала Инга.

К ним по обочине пробирались Витька с Шарапом, но Берестова уже повернулась и пошла вперёд, к кабине. Пришлось честной компании дать задний ход. В свете фар все четверо некоторое время бродили по узкой просеке, уходящей в темноту.

- А вы уверены, что это вообще дорога? - озвучил общее сомнение Ольгин.

- Витька! Чтоб тебя! Куда завёз-то? - возмутился Шарап, пройдя ещё несколько шагов и пнув в сторону упавшую ветку. - Смотрите, тут какие-то колеи есть, только я не я буду, если по ним этим летом хоть раз кто-то проезжал. И куда ты нас затащил?

- Да правильно мы движемся! - принялся оправдываться Виктор. - Ну, по небу смотрите! Вон в той стороне Ладога, а вот там, позади нас - шоссе! Где-то осталось...

- Где-то осталось! - передразнил Шарап.

Пока они препирались, Ольгин ушёл вперёд, за границу освещённого пространства. Инга подошла к нему. Он сидел на корточках и разглядывал что-то в лесу.

- Что там? - спросила она.

- Сам не знаю... Показалось, - ответил Слава. - Вот посмотри: кажется, что лес сплошной, но там явно какое-то пространство.

Берестова присела рядом с ним. Закат давно погас и разглядеть что-то, кроме тёмной массы стволов, ей не удалось. Но у неё уже были возможности убедиться, что Ольгин в темное ориентируется куда лучше многих её коллег.

- Может, мы незаметно с дороги свернули? - предположила она. - А ехать нужно было как раз там?

- Может, - согласился Слава. - Что делать будем, товарищ майор?

- Возвращаться надо, - приняла решение Инга. - Не так уж далеко мы от дороги...

- Минут сорок пропетляли, - "обрадовал" её Слава.

- Что?! - не поверила Берестова. - Ну, Мишаня!! Пять минут, значит...

Они отступили к грузовику.

- Так, парни. - Инга решила, что ответственность на ней, потому что она старшая по званию и это было её глупостью - позволить напарнику Шарапа выбирать, куда сворачивать. - От машины не уходите, фары не выключайте. Мы проверим, не в той ли стороне дорога осталась. Слава там просвет разглядел.

- Фонарь возьмите, - спохватился Витька, горя желанием хоть как-то оправдаться. - Счас!

Он бегом бросился к кабине, за фонарём...


Первая книга
Вторая книга
Третья книга
Четвёртая книга
Пятая книга
Часть первая. Тени прошлого
Часть третья. "Совершите вы массу открытий..."

Автор - М.В. Гуминенко


© М.В. Гуминенко. 2018 г.
По вопросам использования материалов сайта обращаться по адресу: Kippari2007@rambler.ru