Литература и жизнь        
Поиск по сайту
Пользовательского поиска
На Главную
Статьи современных авторов
Художественные произведения
Библиотека
История Европы и Америки XIX-XX вв
Как мы делали этот сайт
Форум и Гостевая
Полезные ссылки


НАДЕЖДА ПОБЕЖДЁННЫХ

Глава сто восьмая,
из которой станет понятно, что не всем янки дано находить общий язык с южными леди...


27 апреля 1866 года, пятница, утро


Лейтенант Майкл Такер достаточно ревностно относился к своей службе, к тому же ему было всё равно, негра убили или не негра. От любви к чернокожим и борьбы за их права Такер был далеко, но он не упускал случая притянуть какого-нибудь шустрого конфедерата к ответу, если есть за что. Впрочем, сегодня им двигало не только желание проявить рвение. Он знал, что где-то тут, неподалёку, располагается плантация миссис Маршалл - той красивой вдовы, которая взяла себе на службу Ната Ганна. Не зная точно, что именно собирается сказать, кроме необходимого по службе, Такер смело вёл свой маленький отряд во владения Маршаллов.

С лейтенантом, которого прислали из Остина, Такер не виделся с того момента, как они расстались сутки назад. Но даже если бы Стенли передал, что местный мэр считает вдову Маршалл законопослушной, это не остановило бы Такера и не поменяло его намерений. Он полагал, что сама вдова может никого и не прятать, но у неё куча людей, и кто-то из них может оказаться более безрассудным. К тому же, Такер не любил Фланнагана, и не считал слово этого однорукого типа надёжной гарантией. Где-то и в чём-то лейтенант был прав, хотя и не догадывался, насколько близок к истине.

Такер со своими людьми заночевал на одном из ранчо Фланнагана. Том самом, где когда-то пытался осмотреть рану Джо Клинффорда. Правда, сейчас тут не было Фрейзера, но Такеру этот наглый конфедерат был и не нужен. Всё равно он не давал повода с собой разобраться, а без повода Такер предпочитал людей не трогать. Едва рассвело, Такер поднял своих людей, и двинулся в сторону плантации Карен. Так что прибыл он к ней как раз после завтрака, когда все работники уже тянулись на поле.

Янки достаточно внезапно появились на дороге и галопом поскакали к постройкам. Первым их заметил Боб Присли, который ещё не успел уйти спать.

- Миссис Маршалл! - крикнул он, подбегая к Карен. - Солдаты едут.

И он показал пальцем в сторону быстро приближающегося отряда.

У Карен внутри что-то оборвалось. Наверное, в глубине души она надеялась, что военные до неё так и не доберутся.

Ещё накануне, когда Карен приехала из Городка, она собрала всех работников, не дожидаясь ужина, и сообщила им то, что сказал Фланнаган. А именно, что полиция ищет какого-то человека, обвиняемого в убийстве, и проводит обыски на всех фермах и плантациях. Самое главное - и это Карен подчеркнула - не следует вступать с военными в конфликт и вообще не стоит с ними связываться. Когда шустрый Фергал, выступив вперёд, заявил: "А вдруг они начнут вырубать табак?!", Карен ответила, что никакой табак не стоит того, чтобы из-за него отправляться на виселицу.

На следующее утро предназначенные для охраны плантации карабины не были выданы никому. Напротив, Карен заперла их в своём сарайчике. Объяснив Фергалу, что он - человек вспыльчивый, она умудрилась забрать у него и его собственный револьвер. И теперь Карен с напряжением следила за приближающимися фигурами всадников.

Такер подскакал, красиво остановив лошадь, сошёл с седла и сразу же шагнул в сторону хозяйки плантации. Его десяток солдат пока не спешивался.

- Доброе утро, миссис Маршалл! - приветствовал Такер вдову, и даже прикоснулся к шляпе. Правда, снимать её не стал. - Не обессудьте за вторжение, но мне необходимо произвести у вас обыск. Вот предписание. - Он вытащил из-за обшлага сложенный вчетверо лист за подписью майора Майлза и полковника Лемминга, и протянул женщине. - Мы ищем опасного беглеца, так что если вам или вашим людям что-то о нём известно, скажите сразу.

Карен сдержанно кивнула лейтенанту. С неудовольствием она узнала, что это тот самый военный, которого она видела в Ньютоне, и который ей показался тогда несколько навязчивым. Хотя, кто знает, может быть остальные были ещё хуже, чем этот Такер.

Первым желанием Карен было отказаться брать в руки протянутую ей бумагу. Всё равно Фланнаган её уже предупредил об обысках. Но она подумала, что такое её поведение будет выглядеть подозрительно, словно она уже всё знает и была предупреждена. Карен взяла бумагу, развернула, старательно прочитала всё, что там было написано, и вернула лейтенанту.

- Здесь у нас никого из посторонних не появлялось, по крайней мере, последние полмесяца, - ответила она как можно спокойнее. - И люди мне тоже не сообщали о том, что видели кого-то. Можете осмотреть наши помещения, - она указала рукой в сторону новых построек.

Такер пригладил лихие кавалерийские усы, которые были почти белые, и сильно выделялись на его обветренной и загорелой физиономии.

- Спешиться! - приказал он солдатам. - Сержант! Осмотрите постройки.

Такер успел уже оглядеться и нигде не заметил Ната Ганна. Лейтенант хотел было спросить о нём, но передумал. Начни спрашивать о Ганне - леди подумает, что он боится этого типа. Майкл предпочёл опустить этот вопрос, и перешёл к следующему этапу своей проверки. Пока его люди направлялись к складу, он повернулся к хозяйке плантации.

- Миссис Маршалл! - Он снова пригладил усы. - У вас, как я вижу, много людей. Точнее сказать, много мужчин. Вы должны понимать, что в этом нет ничего личного, но я вынужден вам сказать: вы не можете ручаться, что в этой толпе не прячется посторонний человек. Надеюсь, вы не станете возражать против того, чтобы мои люди лично досмотрели каждого подходящего по возрасту мужчину. Будьте любезны, соберите всех, кто у вас работает, ну хотя бы сюда, к коновязи.

Карен сначала сильно испугалась, предполагая недовольство, возмущение, а может быть и сопротивление её людей, и солдаты-янки могут истолковать его как бунт. Потом она попробовала противодействовать:

- Нет, мистер Такер, вы ошибаетесь. Я очень хорошо знаю всех, кто у меня работает. Я уже три месяца работаю вместе с ними и вижу каждого из них по нескольку раз в день. Кроме того, что я встречаю их всех за завтраком, обедом и ужином. И если бы появился посторонний человек - я бы сразу его заметила! Сегодня утром за завтраком я видела всех, и каждому из них назначала определенное задание на сегодняшний день. Никого из посторонних среди моих людей не было! - произнесла Карен категорично, и не менее категорично добавила: - У мэра Городка есть список всех людей, которые работают у меня на плантации.

Лейтенант согласно кивнул.

- Что же, это замечательно, - признал он. - Но ведь у меня этого списка нет, и я не могу знать всех ваших людей в лицо. Миссис Маршалл! Вам совершенно нечего бояться, если беглеца у вас нет, и его никто не прячет. К тому же, я уверен, что вы сможете разъяснить своим людям, что если они поведут себя благоразумно, долго этот досмотр не продлится. Я всего лишь хочу убедиться, что среди ваших людей нет раненого человека.

Такер не слишком яростно, но всё-таки разглядывал собеседницу, и как раз с таким выражением на лице, которое не допускал себе Нат: заинтересованным и слегка оценивающим. В церкви лейтенант вёл себя не столь нагло, потому что во-первых, в душе побаивался святого места, хотя и был приверженцем другой веры, а во-вторых, ещё не успел как следует заинтересоваться красивой южанкой. Но здесь, вдали от Ньютона, Майкл Такер вёл себя смелее. Тем более что был уверен: эта женщина ничем ему на взгляд не ответит. Он же рук не распускает, ничего непристойного не говорит. Она наверняка постесняется его осадить, потому что он тут же скажет: "Что вы, мэм, у вас мания величия!"

- Соберите людей, миссис Маршалл! - повторил он своё требование. - Или мне придётся это сделать самому.

- Хорошо, - хмуро ответила ему Карен и направилась к своим работникам, которые не пошли на поле, а толпились тут же, возле дома, обеспокоенные приездом военных и ждали, чем всё это кончится. Предчувствия у неё были самые тревожные. "Что же, этот лейтенант собирается заставить всех раздеться, чтобы увидеть, есть ли на ком-нибудь раны или нет?" - подумала она в лёгком ужасе. Гордые техасцы могли не потерпеть над собой такого издевательства.

Она подошла к своим людям и сказала:

- Лейтенант хочет убедиться, что среди вас нет раненых, потому, что тот человек, которого они ищут, был недавно ранен. Он просит всех мужчин подойти к коновязи, - Карен обвела глазами смотревших на неё людей. - Я прошу вас соблюдать спокойствие! Не давайте им повода причислить себя к бунтовщикам!

Стенджерс, который старался даже без оружия держаться поближе к хозяйке, хмыкнул, а Бигс откровенно презрительно скривился.

- Хотел бы я знать, как это он собирается сделать, - буркнул он.

- Да ладно тебе, парень! - встрял Фергал, и на этот раз в его глазах не то что сумасшедшинка была, а прямо-таки огонь благородного безумия. - Ну, покажешь янки кое-чего, так после того, как мы дружно драпанули после капитуляции, удивляться нечему. - Он посмотрел на миссис Маршалл. - Простите, мэм. Сорвалось с языка.

- Ладно, идём, - скомандовал между тем Бигс, не собираясь дожидаться, когда Фергал всех заведёт.

Он первый повернулся и пошёл в сторону скучающего янки. Остальные неохотно потянулись следом, и только Стенджерс упорно не собирался никуда уходить.

- Нет, - сказал он тихо, но достаточно категорично. Правда, слышала его только Карен.

"Какая она покладистая!" - думал между тем Такер. Только он приготовился с нею спорить и набивать себе цену!.. Такер вздохнул и прислонился к перекладине коновязи. Его сержант уже сигнализировал, что в помещениях никого нет.

Карен посмотрела на Стенджерса с сочувствием и подошла к нему ближе.

Поначалу ей очень не нравился этот человек. Он дичился, держал себя настороженно и замкнуто-враждебно. Но Ганн взял его под своё покровительство, стал давать ему мелкие поручения и постепенно Стэнджерс втянулся, нашёл себе место, которое устраивало и его, и других. Он даже помогал в охране плантации. Карен заметила и его некоторое "тяготение к начальству", которое выражалось вовсе не в том, что он заискивал или лебезил - вовсе нет. Он держался, как существо, которое, чувствуя свою уязвимость или неуверенность, ищет другое более сильное или властное существо, чтобы в его покровительстве найти защиту. Раньше Стэнджерс цеплялся к Ганну, теперь, когда Ганн уехал, он стал держаться ближе к Карен. Ничего пошлого или непристойного в его манерах не было, и Карен относилась к этому спокойно. Более того, она чувствовала, что этот человек нуждается во внимании более, нежели остальные.

Сейчас она спросила его так же негромко, как и говорил он сам:

- А что случилось, Стэнджерс? Тебя что-то беспокоит?

- Я не пойду, - более конкретно выразился Стенджерс, и посмотрел на Карен умоляющим взглядом. - Не могу. У меня даже оружия нет. - Потом он всё-таки сосредоточился и проговорил: - Мы отступали и я отстал. Потом пришли янки, вот с ним. Он там командовал. - Стенджерс показал взглядом на лейтенанта у коновязи. - Он сказал: "Мы не можем тащить с собой пленного. Убейте его".

Стенджерс помотал головой. Он не мог быть уверен, что это именно тот самый лейтенант, которого он видел больше года назад, и всего несколько минут. Но почему-то Стенджерс вбил себе в голову, что это именно он.

- Этот янки меня узнает и добьёт, - высказался он.

- Стенджерс! Война уже закончилась! Вас никто не тронет! - Карен взяла Стенджерса за руку и старалась говорить медленно и убедительно, едва ли не по слогам. - Война уже закончилась. Не надо ничего бояться. Все боевые действия уже прекращены, все военные приказы теперь аннулированы!

Карен не была уверена, что её терминология, в данном случае, верна, но надеялась, что общий смысл дойдёт до Стенджерса.

- Не бойтесь! - повторила она. - Я пойду с вами. Но пойти нужно обязательно, иначе янки подумают, что вы причастны к недавнему убийству.

То, что Стенджерс боялся и был до крайности возбуждён, миссис Маршалл могла почувствовать, как только взяла его за руку. Парня била нервная дрожь, которую он не пытался сдержать. Вырывать свою руку из руки хозяйки он не стал, и даже был не против, чтобы она и дальше держала его вот так, потому что он был уверен: янки не станут в него стрелять, пока рядом с ним миссис Маршалл. Они же должны понимать, что нельзя убивать женщину. Хотя, в последнем Стэнджерс был не совсем уверен. Сомнение отразилось на его лице, и он вздохнул сквозь зубы.

- Нет! - сказал он как можно более твёрдо. - Вы не ходите. Если они начнут стрелять по мне, а вы рядом, они могут попасть в вас. Я обещал мистеру Нату, что буду вас охранять. Я больше не хочу отступать, не хочу бежать.

Последнюю фразу Стенджерс высказал с отчаянием, после чего резким движением высвободил руку, отвернулся и пошёл прямо к коновязи.

Между тем, Такер успел сделать солдатам знак, чтобы подошли к нему. Несмотря на то, что лейтенант мало чего боялся, ему вдруг сделалось неуютно, когда толпа работников Карен двинулась в его сторону. Захотелось на всякий случай иметь за спиной солдат.

Поскольку Такер наблюдал краем глаза за хозяйкой плантации, он заметил, что один из работников сперва остался рядом, а потом, после короткого разговора с нею, двинулся в его сторону настолько категорично, будто намеревался с кем-то драться. Повинуясь скорее какому-то внутреннему чувству, чем логике, Такер выпрямился, неприметным движением расстегнув кобуру. На всякий случай.

Карен не могла оставаться в стороне. Она чувствовала свою ответственность за работавших у неё людей и не могла бросить их в такую минуту. Она боялась, что янки позволят себе что-нибудь оскорбительное в их адрес и работники не выдержат. Карен пошла вслед за всеми, надеясь, что её присутствие может удержать солдат в некоторых рамках. А если - нет, то может быть она сможет сдержать своих людей...

Стенджерс немного до Такера не дошёл, потому что, заметив его слишком категоричное приближение, Бигс шагнул навстречу и преградил ему дорогу.

- Постой тут, парень, - предложил он. - Зачем лезть в первые ряды?

Стенджерс, наткнувшись на препятствие, слегка растерялся, и Бигсу с Зандером удалось оставить его за своими спинами. Даже не разбираясь, что на него нашло, они предпочли удержать ситуацию под контролем, хотя бы настолько, насколько это вообще было возможно.

- Ладно, джентльмены! - Такер решил пока не заострять внимание на инциденте, да и чувствовал себя вполне уверенно, потому что солдаты с карабинами наперевес подошли и рассредоточились вокруг него. - Я не буду никого задерживать. Я вас не знаю, а мне нужно гарантировать, что здесь, - он обвёл пальцем пространство вокруг себя, - нет преступника. Давайте облегчим друг другу жизнь. Этот человек был ранен в верхнюю часть туловища. Всё, что вам нужно сделать - это раздеться. До пояса, - уточнил он через крошечную паузу. - Сержант пройдёт и посмотрит, нет ли на ком-то из вас свежей раны. Надеюсь, всё понятно? - Он оглядел переминающихся людей, многие из которых были явно недовольны его предложением. - Выполняйте приказ, - потребовал Такер.

Никто не пошевелился.

- Он издевается, - сказал один из работников, хотя и не посмел выдвинуться на передний план.

- Это уж конечно, - согласился Фергал, который и без того стоял впереди и ему никуда выдвигаться было не нужно. - Это ты сам придумал, или подсказал кто? - поинтересовался он у лейтенанта-янки.

Такер шагнул к нему.

- Тебе нужны неприятности? - спросил он.

Фергал хмыкнул, и выразительно сплюнул под ноги, но добавлять ничего не стал.

Такер повернулся в ту сторону, где была Карен.

- Миссис Маршалл! Это ведь ваши люди, так объясните им, что в их интересах повиноваться, - сказал он вежливым тоном.

Карен и сама спешила вмешаться в разговор. Она остановилась перед людьми и обвела их взглядом. Держалась она прямо и старалась говорить уверенно и четко.

- Все вы знаете, что лейтенант прибыл сюда, разыскивая человека, совершившего убийство! - она снова обвела взглядом стоявших мужчин. - У него есть только одна особая примета этого человека - то, что он ранен в грудь. Я бы очень хотела, чтобы лейтенант поверил моему честному слову, что я знаю каждого из вас, что вы работаете здесь уже три месяца и что последнюю неделю никто никуда с плантации не отлучался и среди вас нет раненых. Но даже если бы лейтенант вдруг поверил моему ручательству за вас, у него тоже есть своё начальство, которому он обязан доложить результаты обыска. И что же он скажет? Что вот "одна дама ему сказала..."? - Карен недоговорила и посмотрела на Фергала, Бигса и нескольких других стоящих впереди. - Многие из вас в прошлом знакомы с военной жизнью, и вы знаете, что так отчёты не составляются! Как человек, выполняющий задание, лейтенант должен самолично убедиться во всём и доложить об этом! - секунду помолчав, Карен отступила на полшага. - Хорошо! - продолжила она, словно соглашаясь с молчаливым протестом людей. - Допустим, способ, предложенный лейтенантом Такером - плох! Вы, мистер Фергал, или вы, мистер Зандер, - Карен по очереди посмотрела на обоих. - Можете предложить другой, лучший способ?

Несколько секунд все молчали. Речь миссис Маршалл произвела впечатление на тех, у кого в голове были мозги, а у кого их не было - просто помалкивали за компанию с остальными. Такер сохранял серьёзное выражение лица, хотя испытывал странные чувства. С одной стороной, эта женщина ухитрилась поразить его продуманностью своих аргументов, а с другой - он испытывал лёгкую досаду, потому что где-то в глубине души не терпел женщин, которые умнее его и так откровенно это показывают. Он вообще считал, что женскому полу необязательно иметь много ума. Это только проблемы создавало.

Бигс между тем хмурился, борясь с собой и понимая, что хозяйка права. Несмотря на степенное положение семейного человека, Бигс чувствовал себя оскорблённым выходкой наглого янки, и пытался перебороть собственное нежелание подчиняться. Раздеваться при солдатах ему совершенно не хотелось, но оставлять детей сиротами хотелось ещё меньше. Надо было соглашаться с миссис Маршалл. Хотя Бигс предпочёл бы, чтобы на этот раз кто-то другой сделал первый шаг.

И его сделал Фергал. Ухмыляясь самым ехидным образом, он заявил:

- Браво, леди! Я давно не слышал такой убедительной речи. Сдаюсь, и повинуюсь!

- Как так? - переспросил Зандер, но Фергал его перебил:

- Покажи пример, парень, и не спорь с миссис Маршалл. - Он повернулся к остальным. - Слышали?

Зандер оглянулся на Бигса, тот кивнул, и со вздохом стал расстёгивать рубашку. Тогда немец принялся делать то же самое. Выходило, что они вроде как повинуются не лейтенанту-янки, а своей хозяйке, что конечно, в глазах Зандера, было правильнее.

- Простите, миссис Маршалл, - высказал за всех Фергал, стащил через голову верхнюю рубашку и принялся энергично расстёгивать нижнее бельё.

Нельзя сказать, что кому-то нравилось то, что происходит. Но поскольку подчинились Бигс, Зандер и Фергал, это пришлось сделать и остальным. Только Стенджерс, которого оставили без присмотра, продолжал стоять столбом и смотреть на лейтенанта нехорошим взглядом.

Миссис Маршалл сразу отошла в сторону, чтобы не стеснять мужчин, а заодно и не смущаться самой при виде частей туалета, которые, в общем-то, не предназначены для каждодневного созерцания их леди. Однако далеко она не ушла, чтобы видеть, что происходит и вмешаться, если потребуется. Стэнджерса она просто не заметила за спинами остальных: она не разглядывала придирчиво толпу раздевающихся мужиков, а Стенджерса заслоняли от неё более высокие товарищи.

Теперь она стояла вполоборота, опустив взгляд, и боковым зрением следила за общей картиной происходящего и напряжённо прислушивалась к каждому произнесённому слову.

- Осмотрите их, сержант, - распорядился Такер.

Сержант тут же выскочил вперёд. Он привык быстро и чётко выполнять указания начальника, зная, что лейтенант Такер не любил тех, кто копается и долго думает.

- Встаньте в шеренгу! - потребовал сержант, и тут же шагнул к первому попавшемуся полуголому человеку, хватая его за плечо.

- Руками не трожь! - слегка отпрянув от него, возмутился работник.

- И то правда, сержант, вы бы не лапали, - посоветовал Фергал, которому явно не доставало впечатлений. - Мы ж не девицы!

Кое-кто засмеялся, что заставило сержанта побагроветь от злости. Он терпеть не мог заносчивости южан, но ещё меньше склонен был сносить их насмешки.

- Тогда стойте спокойно! - взбеленился он.

- Вон того не забудь проверить, - издали приказал лейтенант Такер, указав перчатками в сторону Стенджерса. Вокруг того наконец-то стало чуть свободнее, и теперь Такер хорошо его видел.

- Ты! - сержант моментально метнулся к Стенджерсу. - Тебя что, приказ не касается?

Стенджерс не двинулся с места, продолжая смотреть на лейтенанта. Сержант подскочил к нему и сделал то, чего ни в коем случае нельзя было делать: влепил парню пощёчину. Стенджерс отшатнулся, сжав пальцы в кулаки. Бигс моментально подскочил, обхватив его сзади за плечи.

- Нет, Стенджерс! - крикнул он. - Не трогай его, сержант!

Фергал шагнул было к ним, но в этот момент Такер крикнул:

- Оружие к бою! - Защёлкали затворы вскинутых к плечу карабинов. - Никто не двигается!

Фергал, каким бы отчаянным он ни был, предпочёл остановиться.

Карен уже была рядом. Теперь она стояла вместе с работниками в первом ряду и в упор смотрела на Такера.

- Лейтенант! Вы что сюда пришли расстреливать моих рабочих? Мы безоружны и не сделали никакого преступления! - воскликнула она.

- Миссис Маршалл! Либо ваши люди повинуются, либо я заставлю их силой, - веско заявил лейтенант. - Почему этот человек не подчиняется? Может быть, он и есть преступник и ему есть, что прятать? Да только за хамство и неповиновение ваших людей я могу арестовать вот этого, - он кивнул в сторону Фергала, - и этого тоже. - На этот раз Такер указал на Стенджерса.

Бигс продолжал держать Стенджерса за плечи. Тот не то, чтобы рвался прочь, но в напряжении тянулся вперёд, прямо на солдат. Поскольку Бигс был выше и тяжелее, пока что ему удавалось сдерживать этот порыв. Но он чувствовал, что расслабляться нельзя.

- Прекратите для начала избивать моих людей! - проговорила Карен. Слова её на этот раз прозвучали тише. Она хотела очень много что сказать, но понимала, что это только разозлит лейтенанта. Карен сразу повернулась к Сенджерсу, взяв его за плечо. - Мистер Стенджерс! Не надо этого делать! - сказала она ему совсем тихо. - Пожалуйста, я вас очень прошу!..

И она принялась расстёгивать на нём рубашку.

Стенджерс тяжело дышал, но присутствие Карен его слегка успокоило. К тому же, Бигс тихо заговорил ему прямо в ухо:

- Успокойся, парень! Ты подводишь миссис Маршалл. Нат сказал, что надо охранять миссис Маршалл. Ты же не хочешь, чтобы янки начали стрелять?

Стенджерс дёрнулся при слове "стрелять", но понял, о чём ему говорят. Посмотрев на руки Карен, он неопределённо качнул головой, вроде бы соглашаясь. Во всяком случае, перестал напрягаться.

- Я сам, - тихо сказал он. - Не надо, я сам.

Бигс рискнул его отпустить, и Стенджерс действительно принялся раздеваться.

- Ты бы сказал своим парням опустить оружие, - посоветовал лейтенанту Фергал. - Видишь, никто на тебя нападать не собирается.

Такер испытывал что-то вроде угрызений совести из-за того, что хозяйка плантации так самоотверженно вставала между своими людьми и солдатами. Злодеем, который крушит всё вокруг себя просто из принципа, он не был, к тому же досада от превосходства ума хозяйки плантации над своим собственным уже слегка развеяли новые впечатления, и Такер готов был повести себя более благосклонно.

- Вольно! - скомандовал он, и солдаты опустили карабины. - Сержант! Ведите себя прилично при женщине. А с тобой я ещё поговорю, - не удержавшись, пообещал он Фергалу. Всё-таки наглость Такер не спускал даже своим-янки, тем более не желал спускать южанину.

Стенджерс, всё ещё дрожа от возбуждения, стащил с себя одежду. Сержант глянул на него с некоторого расстояния, и даже обошёл, чтобы посмотреть со спины, но пожал плечами и перешёл к следующему.

Карен так и осталась стоять среди своих людей. Она теперь сама дрожала, на манер Стенджерса. После неясной угрозы Такера она уже испугалась за Фергала и с напряжением следила за ним и за лейтенантом.

Ни у кого из работников Карен никаких свежих ран не было. Разве что, старые шрамы, оставшиеся с войны, или от каких-то других событий. Так что сержанту ничего не оставалось, как пройтись туда-сюда, и вернуться ни с чем.

- Увы, сэр, - не по-уставному сказал он.

Майкл Такер кивнул, после чего сержант скомандовал:

- Можете одеваться.

Лейтенант между тем посозерцал миссис Маршалл, покрутил в раздумье ус, и повернулся к Фергалу.

- Ты можешь не торопиться, - бросил он. - За хамство получишь двадцать ударов. Распорядитесь, сержант.

Стенджерс его не заинтересовал. Даже если когда-то во время войны они сталкивались, Такер не запоминал каждого бунтовщика в лицо.

- Какое хамство?! - изумлённо воскликнула Карен и выскочила вперёд из толпы окружавших её людей прямо к лейтенанту. - Разве он сказал что-нибудь оскорбительное для вас? Он ничего не сделал, что заслуживало бы наказание!

- В самом деле, мэм? - Такер посмотрел на неё сверху вниз, и даже задрал подбородок повыше. - Здесь я и мои люди являемся представителями власти и закона, который вам и вашим людям полагается соблюдать, раз уж вы проиграли. Возможно, это не совсем справедливо с моей стороны.

Поскольку Такер свой приказ не отменил, солдаты обступили Фергала и схватили его за руки. Он не сопротивлялся, потому что было глупо дёргаться, когда ты безоружный, полуголый и в окружении вражеских солдат. Но присутствия духа Фергал явно не потерял и оглядывал врагов со снисходительной усмешкой.

- Учитывая ситуацию, - продолжал Такер, - я всего лишь иду вам навстречу, не арестовываю этого парня и не забираю с собой в тюрьму.

- Я ни во что не играла, мистер Такер, - ответила Карен негромко. Она, в отличие от лейтенанта, напротив, немного опустила голову. - Но вы мне так и не ответили: какое преступление вы ему приписываете, раз уж собрались арестовывать и везти в тюрьму или наказывать прямо здесь.

Карен била дрожь и она тяжело дышала, словно только что бежала в гору.

- Вы, конфедераты, проиграли войну, - терпеливо объяснил Такер, которого не устраивало, что его не понимают. - Так что если ваш человек считает, что может безнаказанно издеваться над солдатами Союза, или плевать им под ноги, мне придётся объяснить ему, что это не так. Для его же блага. В конечном итоге вы же от этого выиграете, потому что не потеряете ваших работников из-за их же неразумных выходок. Об этом не принято говорить, но вы должны помнить, что на данный момент Техас, как и прочие мятежные штаты, является оккупированной территорией.

Он обернулся на мгновение, заметил, что сержант и солдаты стоят, дожидаясь непонятно чего, и резко бросил:

- Выполняйте приказ!

Сержант огляделся и махнул рукой в сторону коновязи. Солдаты потащили Фергала к ней, намереваясь привязать.

Карен подалась в сторону от лейтенанта, опустив голову ещё ниже.

- А тот капитан, который сжег мой дом и всю мою плантацию, тоже считал, что делает это для моего же блага? - произнесла она совсем тихо, словно говорила это не командиру-янки, а сама себе. Но потом вдруг шагнула обратно к лейтенанту и порывисто произнесла, глядя ему прямо в лицо:

- Я прошу вас, сэр! Пожалуйста, отпустите его!

Голос её звучал взволнованно, а глаза блестели, словно в них стояли слёзы.

Такер смотрел на миссис Маршалл. Точнее, он смотрел на красивую, молодую женщину, готовую наверное расплакаться, несмотря на то, что леди всегда такие гордые и стараются не показывать никаких чувств кроме холодности или презрения. Майкл Такер раздумывал над словами хозяйки плантации. Нет, он не считал, что кто-то из северян виноват, что они жгли чьи-то дома. К войне и её жертвам Такер относился философски. Конфедераты тоже могли бы сжечь его дом, если бы добрались до него. С этой точки зрения, можно было совестью не мучиться.

Такеру даже хотелось уступить этой взволнованной женщине. Просто развернуться, забрать своих солдат и уехать. Но вместо этого он наклонился ближе к Карен, и негромко проговорил, глядя на неё заинтересованным взглядом:

- Мы могли бы договориться, если бы вы, скажем так, проявили благосклонность и согласились на моё покровительство.

Как только Такер попытался наклониться к Карен, она сразу шарахнулась от него и предпочла дослушивать уже с более безопасного расстояния.

- Какое ещё покровительство? - изумлённо переспросила она во все глаза глядя на него. - Я вижу ваши дела и ваше ко мне отношение, какое может быть покровительство от вас ко мне?..

- Леди! - Такер сохранил невозмутимость, и даже дал знак своему сержанту, чтобы пока не начинал. А то у него как-то очень быстро получилось привязать Фергала за руки к коновязи. - Может быть, нам нужно отойти немного и поговорить приватно? Мне бы не хотелось обсуждать такие вопросы при свидетелях.

- Я не знаю, каких свидетелей вы боитесь, - ответила Карен упавшим тоном. - Я у вас просто прошу пощады!.. - голос её дрогнул. - Это единственные возможные между нами отношения!..

Говорила она совсем тихо. Настолько тихо, что чтобы услышать её необходимо было бы подойти непосредственно к говорившим.

- Не единственные, - так же тихо ответил Такер. - И вы напрасно боитесь. Я держу своё слово. Ваша благосклонность - и эту плантацию и ваших людей больше никто не будет трогать.

Он снова подался к ней, но всего чуть-чуть. К тому же, несмотря на всю свою наглость, Такер не мог себе позволить выразиться прямо. Хотя он был уверен, что эта женщина понимает, о чём он говорит.

- Нет, мистер Такер, я вам не верю, - ответила Карен до странности спокойно. - И вряд ли что-нибудь заставит меня поверить вам. - Она повернулась, чтобы уйти. - Делайте что хотите... - оглянувшись, ответила она.

Карен направилась к своему дому, вернее к сараю, заменявшему ей дом. Собственно, всё это - и ворота и "дом" и коновязь находились в одном месте. Нет, это не значит, что главный въезд на плантацию Маршаллов вёл именно к бывшей летней кухне.

Раньше здесь была совсем другая дорога: прямая, как стрела, проложенная к двухэтажному дому и заканчивающаяся небольшой круглой площадкой. Но теперь и дома больше не существовало и дорога, ведущая в никуда, заросла. Вместо неё сам собой образовался поворот с просёлка прямо к нынешнему дому Карен и потом возле него из остатков балки плотники сделали коновязь. Именно здесь теперь и остановилась Карен.

Несколько секунд Такер стоял молча, глядя ей вслед, потом резко скомандовал:

- По коням! - Повернулся и пошёл к своей лошади.

Сержант удивлённо посмотрел вслед начальнику, не зная, следует ли продолжать, или надо уходить. Но поскольку Такер уже садился в седло, сержант пришёл к выводу, что порка отменяется. Оставив Фергала, которого и свои могли прекрасно отвязать, янки сели на коней и маленький отряд ускакал в сторону дороги. Майкл Такер даже не обернулся. Признать себя проигравшим ему было неприятно, но он спасовал перед этой леди. Делать что-то просто ей назло он не захотел. Зато у него появился дополнительный стимул усердно искать беглеца на других фермах: он был очень зол.

Всё это было для Карен полной неожиданностью. Услышав окрик за спиной и сразу вслед за ним топот лошадей, она в недоумении оглянулась. Отряд янки действительно уезжал и Такер - впереди всех!

"Значит, он не совсем ещё законченный негодяй!" - подумала Карен и первым желанием её было броситься за Такером и поблагодарить. Но, естественно, она этого не сделала. Она бы его просто не догнала, и ей не хотелось смущать его неправильным толкованием этого своего поступка.

Всё, произошедшее за сегодняшнее утро, сильно потрясло и вымотало Карен, но в данный момент она была счастлива и испытывала невыразимое облегчение от того, что всё закончено и никто не пострадал. Она понимала, что теперь лучше всего отправить всех на плантацию и начать работать самой, чтобы отвлечься и перебить утреннее впечатление, но почему-то не в состоянии была двинуться с места.

Зато её люди успели быстро прийти в себя. Большинство поспешно одевалось, Зандер отвязывал Фергала, словно боялся, что янки вернутся и довершат начатое. Из-за угла выскочила миссис Бигс в окружении детей, и кинулась к мужу. Она с самого начала подсматривала и не подпускала детей, чтобы неровён час не сделали ещё хуже своим появлением. Теперь она откровенно вцепилась в Бигса, и принялась что-то причитать ему на ухо, а дети столпились вокруг. Но Бигс лишь сказал ей что-то успокоительное, и двинулся вслед за миссис Маршалл. А за ним - Фергал, Стенджерс, Зандер, и ещё несколько человек. Пока рядом были вооружённые карабинами янки, никто не смел ничего сделать, и большинство работников лишь переговаривались полушёпотом, скрипели зубами и ждали, чем всё кончится. Но теперь всем явно полегчало.

Из разговора Такера и хозяйки плантации работники мало что услышали, потому что в самые пикантные моменты выяснения отношений и янки, и миссис Маршалл, говорили достаточно тихо. Но судя по тому, как гордо отвернулась и пошла к своему домику Карен, и с какой досадой ускакал лейтенант, люди пришли к выводу, что победа осталась за хозяйкой.

- Миссис Маршалл! - Бигс подошёл первый. - Что вам наговорил этот...

- Тебе не всё равно? - перебил его Фергал, уже одетый, по ходу завязывая на шее платок. - Миссис Маршалл! Спасибо! И это... Вы не сильно сердитесь?

Фергал всё ещё сверкал глазами, но уже понял, что если бы не его выходки, у янки было бы меньше поводов цепляться к хозяйке.

Стенджерс, едва успев натянуть рубашку, встал рядом с Карен, хотя продолжал смотреть вслед уехавшим солдатам. Остальные люди тоже подтягивались ближе. Они всё ещё были под впечатлением от выходки Такера и речи миссис Маршалл.

- Ничего страшного!.. - произнесла Карен в ответ на все вопросы. Она устало улыбалась и оглядывала стоящих перед ней людей. - Я думаю, что самое время приступить к работе!.. Ступайте! - добавила она тихо. - Сейчас я присоединюсь к вам, только на минуту зайду к себе.

Карен необходимо было немного прийти в себя, и она хотела выпить хотя бы тех успокоительных капель, которые она покупала у аптекаря для старого Педро. Она подозревала, что лучше всего выпить чего-нибудь покрепче, может быть, даже виски. Но таких крепких напитков у неё не было. Виски был у Ната в его комнатке при складе. Карен это знала. Но она ни за что не пошла бы шариться по вещам мистера Ганна в его отсутствие. Поэтому пришлось обойтись каплями.

НазадСодержание



© М.В. Гуминенко, А.М. Возлядовская., С.Е. Данилов, А Бабенко. 2014.