Литература и жизнь        
Поиск по сайту
Пользовательского поиска
На Главную
Статьи современных авторов
Художественные произведения
Зарисовки прошлого и настоящего
Библиотека
История Европы и Америки XIX-XX вв
Как мы делали этот сайт
Форум и Гостевая
Полезные ссылки

НАДЕЖДА ПОБЕЖДЁННЫХ

Глава двенадцатая,
в которой Нат докладывает мэру о происшествии с конфедератами, и узнаёт о то, что Джеффету Бегунку доверили распоряжаться круглой суммой денег...


29 декабря 1865 года, утро

Росс Фланнаган редко ночевал на своём ранчо. Дом был вполне приличный и сторож следил за тем, чтобы в случае нужды хозяин в любой момент мог здесь остановиться. Но Фланнаган предпочитал свои апартаменты в мэрии, потому что там он всегда пребывал в гуще событий, а здесь, на отшибе, оставался наедине с собой.

В последние несколько лет жизнь только и делала, что подсовывала Россу Фланнагану время для размышлений наедине с собой. Всё началось с того момента, как разорилась маленькая прядильная фабрика его отца. И всё из-за южан, которые вдруг решили, что сами могут сбывать свой хлопок тому, кому они хотят, а не тому, кому предлагает Север. Если бы у старшего Фланнагана была большая фабрика, а ещё лучше - несколько фабрик, они приносили бы солидный доход и временные перебои не оказались бы для семьи роковыми. Но как это обычно бывает, маленькому предприятию разориться гораздо проще, чем большому. Может быть, в случае с их фабрикой виной оказались не столько южане и их спешно организованная Конфедерация, сколько неумение отца поставить дело на широкую ногу и скопить денег на чёрный день. Но Росс мало вникал в это. Зато, в порыве отчаяния и собственного недовольства, он сотворил глупость: пошёл добровольцем на фронт. И в первом же бою получил два серьёзных ранения в левую руку. Это слегка отрезвило Росса Фланнагана, а главное, дало ему много времени для того, чтобы подумать наедине с собой и прийти к некоторым выводам.

Лёжа на госпитальной койке, Росс добросовестно "пролистал" собственную жизнь, отвлекаясь от назойливой боли в левой руке, и решил, что сам во всём виноват. Его мало интересовало отцовское дело, а нужно было взяться за фабрику самому, но он предпочитал улаживать чужие дела, потому что так жизнь бежала интереснее. И выходило, что получив неплохое образование, Росс до сорока лет скопил мизерный капиталец, о котором и вспоминать-то было смешно. А ожидаемое наследство с началом Гражданской войны превратилось в мыльный пузырь и сгорело вместе с остатками фабрики, на которой в довершение всех бед неудачно разбили керосиновую лампу.

Итак, в его бедах виноваты не южане. В его бедах виноват он сам. Значит, надо подниматься на ноги и начинать всё с начала. Это было нелегко. Тем более теперь, когда оказалось, что его левая рука не действует, и оживёт ли когда-нибудь - неизвестно.

Став калекой, Росс Фланнаган всерьёз взялся за ум. Как пострадавший за дело Союза, он получил небольшую пенсию. Этого хватало на скромную жизнь, и можно было вернуться к своей профессиональной практике. Но Росс понимал, что если до сорока лет не сделался знаменитым и высокооплачиваемым архитектором - уже вряд ли станет им в дальнейшем. Однако, шла война, и Росс направил свой взгляд в другое русло: при помощи протекции знакомого в конгрессе, он устроился одним из интендантов при армии генерала Улисса Гранта. Увечье не помешало Фланнагану справляться со своими обязанностями снабженца. Постепенно, войдя во вкус, он заметно преуспел в своём занятии. Сами по себе цели войны его не интересовали. Более того, чем дольше это длилось - тем более аполитичным становился Росс Фланнаган. Когда мог - он даже перепродавал кое-какие боеприпасы контрабандистам, не интересуясь, куда они их денут, и отлично зная, что пойдёт всё это прямиком на снабжение армии южан. Постоянно лавируя и рискуя, к концу 1864 года Фланнаган скопил капитал, какого за всю жизнь не мог скопить ни его отец, ни он сам. Но от природы Росс был наделён не самым спокойным нравом. Это мешало ему раньше, до ранения, мешало и теперь. Периодически он рисковал сверх меры или ввязывался в откровенную авантюру. Не удивительно, что однажды он попал в очень неприятное положение, и чтобы выбраться, вынужден был выложить большую часть того, что успел заработать. Дело удалось замять, а пользуясь из-за своего увечья славой едва ли не мученика, пострадавшего за Союз в первых рядах, обернуть все слухи о том паршивом дельце в свою пользу, так, что его якобы подставили.

Выйдя из воды почти сухим и с небольшой суммой денег, Росс Фланнаган решил, что пора изменить тактику и одним из первых предложил себя в качестве исполнительного чиновника для оккупационной власти. Снова помогла протекция, и едва закончилась война - Фланнаган отправился в Джорджию. А через пару месяцев он вынужден был "заминать" последствия очередного скандала, и, чтобы не будить больших неприятностей, избрать местом следующего назначения для себя как можно более удалённую точку - штат Техас.

У Фланнагана всё ещё оставалась часть денег, которые он мог пустить в ход. На этот раз он действовал осторожно и решил во что бы то ни стало держать себя в рамках закона (в том виде, в котором закон существовал к этому моменту на территории оккупированного Юга). Крошечный, захолустный Городок, конечно, был мало перспективным местом. Но Фланнаган принял этот подарок судьбы с благодарностью, свёл дружбу с комендантом гарнизона в Ньютоне, быстро, при помощи денег и военных, заполучил место мэра и взялся за новое предприятие. Теперь он действительно старался вести себя разумно. И сломанное ребро оказалось первой, по счастью, маленькой неприятностью, за два месяца на новом месте.

Приехав после встречи с Тернерами на своё ранчо, выпив рюмку коньяка и устроившись на постели в полупустом доме, Фланнаган долгое время размышлял и вычислял, не допускает ли он какой-нибудь новой ошибки и не является ли злополучный удар, которым Сара Тернер совершенно неожиданно сломала ему ребро, предупреждением свыше. Когда вернётся Кейси Тернер, неприятности вполне могут продолжиться, а Фланнагану совершенно не выгодно было доводить дело до того, чтобы сперва купить за бесценок землю Тернеров, а потом всё равно пришлось бы повесить мужа Сары за нападение на мэра Городка. Где гарантия, что горячий конфедерат не захочет отомстить человеку, лишившему его семью законной собственности?

- Эту проблему надо как-то решить, - проговорил Фланаган вслух, и постановил, что первым делом, когда вернётся в Городок, отправит телеграмму в Ньютон и убедится, что деньги с его новым курьером доехали до места и Тернер отпущен восвояси. А уж потом постарается оформить покупку земли до того, как молодой Тернер возвратится в отчий дом.

Поворочавшись в постели и кое-как найдя более-менее удобное положение, в котором меньше болел бок, Росс закрыл глаза и постарался заснуть. Ему необходимо было восстановить силы, чтобы быть готовым к решительным действиям.

* * *

Городок едва начал просыпаться, когда Росс Фланнаган в сопровождении своего телохранителя Джека подъехал к мэрии. Спешившись, он направился внутрь, бросив на ходу часовому:

- Найди Ната. И пошли кого-нибудь в салун, пусть Бен сварит мне кофе.

Поднявшись в свой кабинет, Фланнаган кинул шляпу на раздвоенный кусок оленьего рога, прибитый к стене в качестве вешалки. Бок, успокоившийся за ночь, снова болел после утренней проездки верхом. Но Фланнаган всё-таки решил начать с кофе, а не с коньяка, опустился в кресло и стал терпеливо ожидать своего помощника.

Нат появился раньше, чем кофе. Выпроводив перед рассветом избитых накануне конфедератов и отправив Джо отсыпаться, он с чистой совестью проспал сам часа два, на диване в прихожей Фланнагана, пока его не разбудила Люси.

К тому времени, когда шеф явился с ранчо в Городок, Нат успел побывать у шерифа, забрать с почты письма и провести ещё одну разъяснительную беседу со своими людьми на тему "почему нельзя творить самосуд". Результат, откровенно говоря, был сомнительным и Нат не надеялся, что все его до конца поняли. Но по крайней мере, нарываться на его кулаки никто не пожелал.

Караульный разыскал бывшего сержанта в конюшне, где Нат баловался с жеребцом, скармливая ему кусочки сахара. Он забежал всего на пару минут, убедиться, что всё в порядке и новый конюх справляется со своими обязанностями. Честно сказать, Нат не нашёл пока повода что-то делать с Джо. Мальчишка, конечно, проявил себя строптиво и сбрасывать со счетов, что он мог наняться, преследуя какие-нибудь вредные для янки цели, Нат не собирался. Но Джо вёл себя достаточно прямо и смело, чтобы заслужить симпатию бывшего сержанта. Так что велев кое-кому приглядывать за новым конюхом, Нат оставил его в покое.

Поднявшись на второй этаж, Нат мысленно припомнил все свои аргументы в пользу того, как он разрешил вчерашнее происшествие с конфедератами и по привычке без стука зашёл в кабинет Фланнагана.

- Доброе утро, сэр! - сказал он, быстренько оглядывая фигуру начальника и прикидывая, не выглядит ли мэр бледнее обычного. Неожиданное желание Фланнагана остаться ночевать на ферме несколько удивило Ната и он пришёл к выводу, что наверное у Тернеров не всё так гладко, как хотелось бы. - Могу я поинтересоваться, как прошла ваша встреча?

Нат позволял себе задавать с порога вопросы мэру, вместо того, чтобы дожидаться вопросов от мэра. Для этого бывший сержант был достаточно бесцеремонен. К тому же, сам Фланнаган занимался только наиболее важными для себя делами, вот Нат и беспокоился, всё ли в порядке.

- А могу я поинтересоваться, как дела в городе? - парировал Фланнаган, слегка раздражаясь на манеру Ната первым делом выведывать, что да как поделывал без него мэр. Но всё же ответил на вопрос: - Мистер Тернер должен приехать днём в Городок, для окончательного заключения сделки по покупке земли. А его шустрая невестка сломала мне ребро прикладом. - Он качнул головой с некоторым сожалением. - Становлюсь нерасторопен. Надо было живее реагировать. Но по крайней мере, это упростило переговоры. Я отправил нового курьера в Ньютон. Так что сейчас же пошли кого-нибудь на почту, пусть даст телеграмму полковнику Леммингу, получил он деньги или нет. И пусть дождётся ответа. А теперь, когда я отчитался о своих делах, могу я услышать подробный отчёт о том, что творится здесь?

И Фланнаган осторожно откинулся на высокую спинку кресла, выжидательно глядя на Ната.

Нат с искренним интересом выслушал весть о том, что оказывается шустрая девчонка Тернеров сломала мэру ребро. Судя по Фланнагану, чувствовал он себя не слишком плохо, поэтому интересоваться, не требуется ли ему помощь, Нат не стал.

- Ну надо же! - заявил он вместо этого. - Я всегда говорил, что от этой дикой кошки жди беды. Надо мне было с вами поехать. Этого бы не случилось. - Понимая, что испытывает терпение Фланнагана, Нат перешёл к докладу. - Мои парни подрались вчера с Джоном Риддоном и ещё одним конфедератом - Кэмероном, - начал он с самого основного. - Риддон - это тот, сестра которого получила в наследство "Мокрую Падь". - Он постарался, чтобы упоминание о миссис Фронтайн проскользнуло как можно более небрежно. - Так вот, Риддон приехал просить, чтобы ему отсрочили уплату налогов. Я, конечно, развёл руками и объяснил, что это не моё решение и обращаться нужно к вам.

Если Нат врал, то делал это без малейшего зазрения совести, поэтому получалось всегда очень естественно. Объяснять, зачем на самом деле приезжал брат Эйбби, Нат конечно же не собирался. Но вот дальше сделал свой доклад как можно более детальным и скрупулёзным.

- Когда эти двое южан, Риддон и его приятель, пошли к своим лошадям, их подстерегли Элси Браун, Мердок, Брент, Джойс и Моллиган. Завязалась драка. Потом к ней присоединились Нил, МакКуин и Стоун. Нил стукнул Риддона поленом, тогда приятель Риддона, Кэмерон, выхватил револьвер. - Нат облокотился на каминную полку, видимо решив, что в такой позе проще рассказывать. - Ни одного выстрела он не сделал, но парни слегка притормозили, и Стоун предложил выяснить отношения без оружия. Риддон согласился и они двое подрались, пока другие смотрели. Риддон оказался ловчее, схватил Стоуна и приставил к его горлу нож, потребовав, чтобы их с Кэмероном выпустили. Но парни плюнули на Стоуна. Элси снова бросился в драку, так что благодаря ему Стоуну оцарапали шею. С ним всё в порядке. Южан всё-таки завалили, избили, а потом отволокли на задний двор салуна и выпороли. Я, к сожалению, слишком поздно узнал, что происходит, когда с поркой было уже покончено. Мне осталось только распорядиться, чтобы Риддона и Кэмерона на ночь принесли сюда, а утром я их выпустил.

Нат остановился в своём рассказе, придя к выводу, что будет лучше, если мэр переварит информацию и задаст вопросы.

- Тебя самого нужно выпороть! - в сердцах высказал Фланнаган, поднимаясь и подходя к Нату. - Какого чёрта ты не следишь за своими людьми?

Он ткнул пальцем в грудь своего помощника, но тут же поморщился. Резкое движение напомнило о сломанном ребре. Выпрямившись, мэр осторожно вздохнул и поправил перевязь, чтобы тяжесть левой руки не добавляла неприятных ощущений боку.

Иногда мэра просто поражало спокойствие отставного сержанта. Только Нат мог так непринуждённо пересказывать, что его "гвардейцы" устроили дебош, наверняка переполошив весь Городок, и при этом держаться так, будто ведёт речь о покупке овса для лошадей. Мало этого: мэр искренне пожалел, что ночевал на ранчо.

- Значит, Риддон устроил бунт? Ладно, допустим, ты где-то прохлаждался и не видел, что у тебя под носом делается. - Мэр ещё раз вздохнул и постарался взять себя в руки. - Допустим, парни перепились и устроили драку. Но зачем ты отпустил южан?

Разумеется, мэру пришло в голову, что можно было бы притянуть Риддона к ответу и отобрать у его сестры ферму точно так же, как он проделал это с Тернерами. Но видимо Нат не считал, что с этими не в меру агрессивными бывшими конфедератами нужно что-то делать.

- Нат! - Фланнаган посмотрел своими серо-синими глазами в лицо сержанту. - Ты - мой помощник, но это не значит, что ты уполномочен мной решать, кого выпускать, а кого - нет. Ты должен был запереть их в тюрьме, а заодно арестовать самых ярых драчунов из своих людей. И оставить это дело до моего возвращения. Ты же это знаешь.

Нат пожал плечами, ничуть не обескураженный выговором начальника. Он ждал, что Фланнаган именно так подойдёт к делу, и готов был продолжить развитие своей точки зрения.

- Сэр! При всём уважении, в данном случае, я поступил правильно. - Он выпрямился, не отводя взгляда от лица Фланнагана (хотя для этого и приходилось смотреть снизу вверх). - Если вы хотите, чтобы здешние граждане уважали вас, поступайте не только справедливо, но и милосердно. Накажете этих южан дважды - и ваш... политический имидж заметно пострадает. - Нат не улыбался, хотя в его исполнении словосочетание "политический имидж" выглядело почти как издевательство. - Подумайте сами. Ваши люди спровоцировали драку. А никто не поверит, что двое конфедератов по своей воле напали на восьмерых янки. Тем более, что в салун Ридон с Кэмероном не заходили. Никто их там не видел, значит, и упиться до состояния невменяемости они не могли. Так вот, восемь янки из вашей охраны напали на двоих южан. Избили их, а потом нанесли им обоим по полсотни ударов кнутом, и, кстати, очень крепко. Я думал, они к утру не в состоянии будут даже шевелиться. Их пришлось запихивать на лошадей и я даже не знаю, добрались ли они до своего ранчо, или где-нибудь в канаве валяются. О том, что произошло, уже весь Городок знает. И если сейчас их будут судить за бунт и повесят, выйдет, что они - мученики, пострадали дважды за драку, которую спровоцировали не они. Нехорошо получается.

Нат ухмыльнулся и наконец опустил глаза долу. После чего смиренно добавил:

- А меня наказывайте, пожалуйста, если я заслужил. Тут вы, наверное, правы. - Он снова вскинул голову и посмотрел в глаза мэра. - Только скажите, я позову Бородача, он с удовольствием это сделает. Ему от меня вчера вечером крепко досталось.

И Нат тихо засмеялся, ничуть не смущаясь серьёзностью момента.

Фланнагану осталось только усмехнуться, хлопнуть подчинённого по плечу и в очередной раз прийти к выводу, что армейское начальство Ната было абсолютно тупым. Этот человек способен на большее, чем сидеть в сержантах исключительно из-за своего не слишком удобного характера. Правда, у мэра оставались ещё вопросы, ответы на которые ему требовались прямо сейчас. Машинально потрогав бок, он спросил:

- И что, по твоему, следует сказать об этом происшествии? Или ты предлагаешь его попросту замолчать, и пусть наши граждане сами делают выводы?

Повязка, которую утром перемотал Джек, успела слегка съехать, от чего бок болел сильнее. Но Фланнаган ждал ответа и старался не обращать внимания на неудобство.

- Нет, сэр, - тут же ответил Нат, перестав ухмыляться. - Не думаю, что стоит молчать о том, о чём все уже знают. Но и оправдываться и пытаться что-то объяснить тоже не следует. Надо лишь сделать так, чтобы слухи развивались в нужном направлении. - Внимательно посмотрев на руку Фланнагана и на его бок, Нат предположил: - Сэр, если вы приехали сюда верхом, то повязка должна была сбиться. Давайте я вас перевяжу заново, и по ходу расскажу, что думаю о создавшемся положении.

Усадив мэра на стул, Нат принялся привычным уже образом снимать с него верхнюю одежду, чтобы добраться до повязки.

- Так вот, - заговорил он, не отвлекаясь от темы. - Допустим, что всё действительно было лишь пьяной дракой. Но южане схватились за оружие и даже ранили одного из людей мэра. - Он помог Фланнагану снять рубашку и принялся разматывать одолженную у миссис Тернер простыню, попутно сразу скатывая освобождающийся конец в аккуратный рулон. - Применение оружия выходит за категорию просто драк, - продолжил он. - Но мэр, ознакомившись с ситуацией, счёл возможным не возводить этот конкретный случай в разряд бунта, с тем условием, что южане тоже не будут иметь претензий. Да, это выглядит, как сделка... Вы позволите? Я всё-таки хочу взглянуть на ваш бок. - Он не стал дожидаться ответа и принялся расстёгивать пуговицы на нижней рубашке мэра. - Так вот, это выглядит, как сделка. Но это и есть сделка. И эта сделка выгодна прежде всего самим южанам, потому что если бы их застукал в драке против янки с оружием в руках военный патруль - они в любом случае пошли бы на виселицу. И здесь это всем прекрасно известно.

Нат полюбовался огромным синяком на боку Фланнагана и решил не трогать. Только заставил мэра выпрямиться и выдохнуть. Потом собственной рукой прижал конец простыни к торсу Фланнагана и быстро перекинул другой конец вокруг его тела, расправил углы и принялся заматывать дальше. Его ничуть не смущало, что пришлось на какие-то несколько секунд обнять мэра как девушку, чтобы собственным телом удержать конец простыни в нужном положении.

- Я выпустил этих двоих рано утром, чтобы никто не видел, в каком они состоянии, - продолжил он. - То есть, это скорее всего и так будет известно, но в форме всё тех же слухов. А если бы их выпустить при всём народе и наши сограждане полюбовались бы на все их, хм, повреждения... - Нат развёл одной рукой, потому что второй держал конец простыни. - В общем, всё то, что касается вопроса, почему вы решили не назначать расследование, я подкинул в виде размышлений Люси, а она умеет делать информацию общим достоянием.

Нат закончил наконец и помог мэру одеть рубашку. Тут как раз раздался стук в двери. Сержант быстро подошёл и выглянул наружу. Оказалось, что это Бен принёс кофе. Забрав у него поднос и даже не запустив на порог комнаты, Нат прикрыл двери и отнёс поднос с кофейником на стол. Он знал, что мэр не любит, когда посторонние видят его в полуодетом виде.

Логические выкладки бывшего сержанта были простыми и понятными. Во всяком случае, на первый взгляд никаких особых преткновений в них не было. А будут ли эти самые преткновения - время покажет. Фланнаган не спеша поднялся со стула и перешёл обратно к себе за стол. Пиджак и жилетку он решил пока не надевать, а искалеченную руку вместо перевязи положил на колено. Ему хотелось немного отдышаться и поразмыслить.

Поступить с новыми хозяевами "Мокрой Пади" так же, как с Тернерами, не получалось. И пожалуй, это было даже хорошо. Одна и та же схема могла не сработать дважды, да и мэр ещё не разобрался, с кем имеет дело и что это за парень - Джон Риддон. Фланнаган всё равно кинулся бы в новую авантюру, если бы Нат вовремя не разрешил ситуацию по-своему и не отпустил побитых конфедератов восвояси. Но наверное, сейчас у мэра как раз такой помощник, который ему нужен: Нат прекрасно умел предупреждать неразумные порывы своего босса. Порыв не состоялся - и Фланнаган пришёл к выводу, что у него самого денег - не бесконечное количество, чтобы скупать разом большие участки земли, даже и втрое дешевле, чем они стоят. К тому же, владельцам "Мокрой Пади" ещё предстояло разобраться с новыми налогами, и мэр был почти уверен, что они не смогут заплатить всё, что от них требуют. Вот тогда и настанет момент подумать, как действовать дальше. Пока же надо познакомиться поближе с миссис Аббигейль Фронтайн и её братом. "Мокрая Падь" была хорошим участком и Фланнаган не хотел его упускать.

После земли следовало подумать и о своих собственных подчинённых. Мэр знал, что эти люди надёжны лишь отчасти и могут натворить бед, оставь их только без присмотра. Но найти других не так просто. К тому же, легче иметь дело с теми, кого хоть немного уже успел изучить.

- Нат, налей мне кофе, - попросил мэр. Ему не захотелось тянуться за кофейником. - Пожалуй, я признаю, что ты всё сделал правильно. Вот только объясни мне: ты действительно где-то болтался и не знал, что творят твои парни, или специально оставил их без присмотра?

Нат хладнокровно забрал кофейник, налил кофе в чашку и, обойдя стол, поставил её перед Фланнаганом. После чего, опершись о спинку стула и честно глядя в глаза мэра, сказал:

- Сэр! Вы знаете, как я отношусь к поркам. Я уже говорил вам об этом, когда вы сочиняли свой Декрет. Кстати, теперь вы сами можете убедиться, что это была плохая идея, потому что некоторым дуболомам - им ведь только дай повод. Они с пьяных глаз одно теперь помнят: что кого-нибудь можно избить на законных основаниях, потому что - Декрет! - Нат пожал плечами. - Выйдет этот Декрет ещё боком, вот увидите. Лично я никогда не подставил бы под порку даже самого паршивого конфедерата, или бродягу из-под забора. И никакого личного зуба на мистера Риддона или его приятеля у меня тоже нет. Я действительно ничего не знал. Хотя мог предположить и должен был проследить, как они уедут.

Он выпрямился, но никуда не пошёл, продолжая возвышаться над сидящим на стуле Фланнаганом. Оправдываться или отнекиваться от очевидных фактов и тем более, от собственных промахов, Нат не то, чтобы не любил, а попросту не умел. Он был чужд уловок и увёрток, если дело касалось его собственного ротозейства. Хотя и раскаиваться, и посыпать голову пеплом, он тоже не спешил. Что сделано - то сделано. Если мэр придёт к выводу, что он достоин наказания за свой просчёт - так тому и быть.

- Виноват, что тут скажешь, - добавил он, усмехнувшись.

Фланнагана удивляло, что такой человек, как Нат, вдруг не уследил за вверенными ему людьми. Мэр со своим помощником общались уже больше полугода и за всё это время Фланнаган не помнил, чтобы Нат допустил просчёт, если только по каким-то причинам ему самому это не было выгодно.

Далеко не сразу Фланнаган понял, какое сокровище получил в лице Ната и как правильно поступил, предложив этому человеку работу. Сперва Нат был просто его сопровождающим и телохранителем. К тому же, Нат сразу и без церемоний взялся ухаживать за будущем мэром Городка, потому что тому объективно требовались некоторые услуги. Нат не видел ничего особенного в том, чтобы застегнуть на Фланнагане рубашку или помочь ему умыться, снять с него сапоги или запихать его искалеченную руку в рукав, а потом водрузить на перевязь. Из него выходил не только телохранитель, но и идеальный денщик. Да и держать язык за зубами Нат тоже умел. Что бы он ни узнавал от Фланнагана или про его дела, он не разбалтывал это даже спьяну.

Поскольку Нат быстро сделался неотъемлемой частью самого Фланнагана, все деловые разговоры велись в его присутствии. Иногда, наедине с Фланнаганом, Нат вдруг высказывал своё мнение или давал совет. Не сразу Росс заметил, что к этим советам желательно прислушиваться. Но однажды...

Однажды в жизни Фланнагана появилась женщина, южанка, молодая вдова с двумя маленькими детьми. Она находилась в столь отчаянном положении, что казалось, готова ради того, чтобы накормить детей, отдаться первому встречному. Фланнаган дал ей денег. В ней вдруг проснулась гордость, она не пожелала милостыни от янки, но Фланнаган достаточно резко дал понять, что если брать у янки деньги с её точки зрения непозволительно, он будет присылать ей продукты. Постепенно он смог приучить вдову к себе. Может быть, она слегка жалела его из-за искалеченной руки, да и положение её действительно было отчаянное. Она перестала сторониться этого высокого решительного северянина, а ему нравилось, что её дети радуются его появлению в её маленькой квартирке.

Одним утром тело вдовы нашли возле железнодорожных путей. Оказалось, что ночью у одного из детей поднялась температура, прислуга отказалась идти за доктором (время было слишком неспокойное, кругом пьяные негры и бандиты), поэтому вдова отправилась за доктором сама, пешком. Должно быть, она очень торопилась, поэтому пошла напрямик через железнодорожный район, мимо брошенных складов. Здесь частенько нападали даже днём. Тем более, напали ночью.

Поскольку за злодейское убийство по всем признакам ответственны были именно чернокожие обитатели района, дело как-то смяли, и закрыли "за недостаточностью улик". Военные власти не особенно жаждали разбираться. Подумаешь, убили какую-то вдову. А что, собственно, она делала в таком злачном месте?..

Фланнаган отреагировал на событие неожиданно бурно: забрал револьвер и ринулся среди белого дня в железнодорожный район. Нат перехватил его на пол дороге, силой приволок обратно и долго пытался объяснить, что во-первых, он может сгоряча пристрелить не виноватого, а во-вторых, за массовый убой черномазых вздёрнут даже северянина. Кончилось тем, что они поругались и Фланнаган решительно приказал Нату убираться "ко всем чертям". Так далеко Нат не пошёл, ограничившись коридором. И правильно сделал. Пребывая в расстройстве, Фланнаган по неловкости ухитрился смахнуть на пол керосиновую лампу. Керосин выплеснулся на ковёр и мгновенно вспыхнул. Нат услышал возглас своего босса, ворвался в комнату и бросился тушить быстро разгорающийся пожар. Ему пришлось воспользоваться своим кителем, чтобы сбить пламя. В кителе прогорела огромная дыра, Нат здорово обжёг руки, пока сражался с тлеющим ковром и вспыхнувшими шёлковыми занавесками, но кое-как ему удалось справиться.

Пришлось послать за доктором. А после того, как доктор сделал своё дело, обработав ожоги на руках Ната, и убрался восвояси, Фланнаган и его подчинённый ещё долго сидели в полутёмном холле, пили коньяк и разговаривали. Это был первый, а может быть, и последний подобный разговор, откровенный, неспешный, и во многом установивший дальнейшие взаимоотношения между Натом и Фланнаганом.

История закончилась как-то тихо и неприметно. Детей вдовы забрали неожиданно взявшиеся откуда-то родственники. Фланнаган так и не пристрелил ни одного негра. Нат остался его подчинённым, но теперь Росс гораздо внимательнее к нему относился и слушал, что он говорит. Постепенно Фланнаган стал доверять Нату даже больше, чем самому себе. Нат судил обо всём отстранённо, поэтому более хладнокровно. Да и самого Фланнагана мог сдержать от опрометчивых шагов, если потребуется.

С таким грузом взаимоотношений они и переехали два месяца назад в Городок. И сейчас, взвесив все аргументы Ната, Фланнаган согласился с ним и закрыл тему с самосудом, учинённом "гвардейцами". Разумеется, наказывать Ната он не собирался.

- Хорошо, - сказал наконец мэр, отхлёбывая кофе и поглядывая на бывшего сержанта. - Из того, что произошло, делай выводы сам. Теперь по поводу этого нового курьера. Чем-то он мне понравился и я как-то сразу поручил ему расписку на приличную сумму денег. - Фланнаган посмотрел на Ната и усмехнулся. - Впрочем, у меня не было выбора. Можно было послать Джека, но тогда зачем было брать с собой этого мистера Эскейпа? Он, кстати, неплохо себя проявил, быстро справившись с этой сумасшедшей леди - Сарой Тернер. Желательно всё-таки получить ответ из Ньютона до того, как старик Тернер приедет заключать сделку. - Мэр намекал на всё ещё не отправленную телеграмму. - Нехорошо получится, если младший Тернер всё-таки угодит на виселицу, а я уже у них землю куплю. Слишком много поводов для недовольства. Никто не поверит, что я отправил мало знакомого человека с деньгами, и он удрал без моего ведома, а не подстроил всё это специально.

- Да, сэр, тут вы перестарались, - заметил Нат, подходя к двери. - Вы могли бы и не верить моей рекомендации на слово. Я тоже могу ошибаться. Но насчёт Бегунка... - Нат вышел за двери, не договорив, и подозвал одного из охранников. - Сходи на почту, Джойс. Отправишь телеграмму в Ньютон, полковнику Леммингу. Пусть ответит, привезли ли ему деньги от мистера Фланнагана. Дождись ответа - и беги сюда. - Убедившись, что Джойс со всех ног умчался выполнять поручение, Нат вернулся в комнату и продолжил, как ни в чём не бывало: - Насчёт Бегунка... Если бы он справился хорошо, ваши рёбра остались бы целы. Впрочем, не думаю, что он так просто возьмёт и удерёт с деньгами. Мне он показался человеком осторожным, так что не захочет он, чтобы за ним начали гоняться по всему штату. К тому же, на платной конюшне остались его лошади. А здесь - его вещи. Если не явится - я заберу его лошадей. Это, конечно, не компенсирует то, что вы потратили... - Нат развёл руками. - Я видел этого человека давно, только издали и мельком, но как-то он больше располагает к себе, чем тот громила, которого подцепил Бородач.

С точки зрения Ната, мэр действительно слишком уж безоговорочно верил его рекомендации. Иногда Нату казалось, что Фланнаган верит ему больше, чем сам Нат верит Фланнагану.

Фланнанан кивнул и допил кофе. Они в общем-то обсудили всё самое важное, осталось лишь дождаться ответной телеграммы и подготовиться к встрече с Тернером. Мэр поднялся, придерживая левую руку правой. Кожаная перевязь болталась у него на шее.

- Хорошо, Нат, остановимся на этом, - согласился он. - Будем надеяться, что мистеру Эскейпу дороги его лошади, о которых он очень волновался, когда мы составляли контракт. Я пойду к себе в спальню, прилягу ненадолго. Если в ответной телеграмме будет всё в порядке, можешь не докладывать. Как только приедет старик Тернер - сразу ко мне.

Фланнаган подошёл к двери, но остановился, отпустив левую руку, и теперь она висела безжизненно вдоль его тела. Подумав, мэр добавил жёстким тоном:

- Следи за своими людьми, Нат. Лучше следи. Я не хочу, чтобы в следующий раз они кого-нибудь повесили без моего ведома.

Он вышел в коридор, и направился в жилую часть, где в этом пристроенном поверх испанской постройки "курятнике" располагались гостиная и спальня.

Нат сунул пальцы за ремень своих потёртых брюк и задумчиво проследил за тем, как удаляется по коридору фигура Фланнагана. Наверное, стоило бы помучиться совестью из-за того, что пытаешься обмануть человека, который столь хорошо к тебе относится и даже не наказывает за откровенное ротозейство. По мнению Ната такой человека как Росс Фланнаган заслуживал только уважения, может быть, даже любви.

Но ничего, похожего на раскаяние, в душе Ната не шевельнулось. С его точки зрения, это был допустимый обман, который самому Фланнагану повредить не может ни в малейшей степени. К тому же, миссис Аббигейль Фронтайн была женщиной, такой хрупкой и слабой, нуждающейся в помощи и поддержке. А ни её сумасшедший братец, ни какие-то заезжие красавчики-конфедераты не в состоянии были ей помочь. Им бы о себе позаботиться и не встревать больше в разборки с янки. А на миссис Эйбби у них просто силёнок не хватит. Так что немного обмануть Фланагана ради того, чтобы помочь юной вдове, Нат считал вполне справедливым.

Поговорить с мэром откровенно и попросить не требовать пока налоги с "Мокрой Пади" Нату просто не пришло в голову. Да и кто сказал, что мэр одобрит подобную просьбу?

НазадСодержаниеВперёд



© М.В. Гуминенко, А.М. Возлядовская., Н.О. Буянова, С.Е. Данилов, А Бабенко. 2014.