Литература и жизнь        
Поиск по сайту
Пользовательского поиска
На Главную
Статьи современных авторов
Художественные произведения
Зарисовки прошлого и настоящего
Библиотека
История Европы и Америки XIX-XX вв
Как мы делали этот сайт
Форум и Гостевая
Полезные ссылки

НАДЕЖДА ПОБЕЖДЁННЫХ

Глава вторая
в которой говорится о том, какие порядки установила новая власть в Городке, и о том, как к Чарли Хезеру пришла помощь, которой он совершенно не ожидал...


Всё тот же Городок у реки Сабин, всё то же утро 28 декабря 1865 года


Поскольку никто ещё не потрудился придумать название этому населённому пункту, его покамест официально именовали Городком. Два десятка домов, небольшая церковь и почта - вот и всё, что тут было. Нет! Не всё, конечно. На самом деле половина домов здесь имели вполне конкретное функциональное назначение. Большая часть жителей этого округа жила на своих фермах, а не в Городке, и приезжала сюда ради магазинов, почты и салуна.

Единственная улица Городка плавно расширялась к центру, образовывая нечто вроде небольшой площади. Прямо на эту площадь, наискосок друг от друга, выходили салун "Старое Седло" и гостиница "Приют..." - дальше было разобрать трудно, потому что часть вывески раскололась и торчала деревянным веером, продырявленная пулями. Направо от гостиницы стояло одноэтажное строение почты, налево и вполоборота к площади - большой двухэтажный дом, над входом которого висела большая доска с намалёванной чёрной краской надписью: "Мэрия". А строго напротив, следовательно, тоже под углом к площади - невысокое каменное строение с решётками на окнах и табличкой "Офис шерифа" над крыльцом. Почти посреди площади был вырыт колодец и стояла большая каменная поилка со стоком.

С той же стороны, что и салун, от площади вглубь улицы шли пара лавок, кузня, цирюльня и несколько жилых домов. Раздавался звонкий стук работавшего у своей печи кузнеца, скрип колёс медленно ползущего через площадь фургона, разговор фермеров, которые грузили в телегу пустые бочки и попутно негромко переругивались. В общем, ничего особо примечательного. Разве что...

На стене офиса шерифа желтело большое объявление, написанное крупными печатными буквами. Оно же было продублировано бумагой поменьше, висящей рядом со входом в салун, и такой же точно - на столбе перед "Мэрией".

Объявление гласило:


"Декрет

от 25 декабря 1865 года.

Настоящим объявляется, что любое нарушение общественного порядка в Городке (драки, пьяный дебош, нецензурная брань в общественных местах, оскорбление представителей власти и должностных лиц, и тому подобные действия) отныне караются наложением штрафа в 500 долларов.

В случае неплатёжеспособности дебоширов штраф будет заменяться публичным телесным наказанием в размере 50-ти ударов кнутом на городской площади.

Подписано:

Мэр Городка - Росс Фланнаган

Шериф - Джим Корбетт

Одобрено военным комендантом форта Ньютон, полковником Джорджем Лемингом".


На данный момент было уже 28-е декабря. Следовательно, большая часть жителей Городка успела уже ознакомиться с "Декретом". В довершение общей картины парочка заезжих ковбоев, вместо того, чтобы идти в салун, читали по складам объявление, да на крыльце "Мэрии" торчало человека четыре солдат в военной форме армии Союза разной степени поношенности.

Ветер гонял по дороге между домов рыжеватую пыль...

Гризли, Слим и Шэппард въехали в город с юга, предварительно обогнув холмы, расположенные милях в двух отсюда. Это было решение капитана Колбэрна (точнее сказать, бывшего капитана, а ныне - главаря банды отчаявшихся южан) - отправить в город "на разведку" небольшую группу, чтобы не привлекать к себе ненужного внимания. Остальных Колбэрн пока оставил в небольшой тенистой рощице, примерно в миле к востоку от города, на тот случай, если придется покидать это поселение в спешке да еще и с погоней на хвосте.

Трое всадников не спеша въехали на площадь. Лошадь сержанта Баркли (Слима - как звали его товарищи), уже уставшая от петляний вокруг городка, почуяла воду и, радостно фыркнув, уверенным шагом направилась прямо к поилке. Баркли не стал ее удерживать. Вместо этого он спешился, и, подойдя к колодцу, набрал ведро воды и вылил его в поилку. Гризли и Шэп тоже спешились, чтобы помочь товарищу. И уже через минуту все три лошади, довольно фыркая, погрузили свои губы в свежую, колодезную воду.

Пока кони пили, их владельцы внимательно оглядывались по сторонам. Четверо янки, торчавших на крыльце здания, именуемого мэрией, удостоились неприязненного взгляда. Но дальше этого дело не пошло. Разве только Шэп пробормотал что-то нелестное в их адрес, но так, что его услышали только товарищи, да и те слов не разобрали. Наверно, в другой ситуации ни один из ребят не отказал бы себе в удовольствии проучить нескольких северян, но в данный момент они не могли себе этого позволить. А потому, отвернувшись от здания мэрии, они продолжили осмотр, и вскоре их внимание привлекла бумага, висящая на стене офиса шерифа. Гризли и Шэп, не сговариваясь, направились к офису, лишь Баркли остался у поилки, присматривая за лошадьми.

- Ну, что ты думаешь по этому поводу? - поинтересовался Гризли, пробежавшись по бумаге глазами. В ответ Шэп сперва сплюнул, а потом ответил:

- Не выпить, не подраться, не выругаться - скучно они здесь живут, - а затем тихо добавил: - Хотя, эти чертовы янки никогда не умели веселиться. А теперь еще и другим не дают.

Пока парни читали объявление, из двери офиса вышли двое людей. Один, если судить по одной сохранившейся на рукаве кителя нашивке - был капрал-янки. По состоянию его помятой фуражки и обтрёпанности формы можно было предположить, что из армии он уже уволился, но мирным человеком ещё не стал. Его товарищ - невысокий, крепкого вида парень в штатском, держался чуть позади.

"Капрал" не спеша огляделся. Пояс с револьвером у него "по-ковбойски" низко висел на бёдрах. Внимательные глаза, казалось, высматривали внутренность каждого предмета в пределах ближайшей мили. Хмыкнув каким-то своим мыслям, он сказал парню в штатском:

- Приведи лошадей.

Вслед за "капралом" и крепышом на порог вырвался рыжий тип с шерифским значком.

- Мистер Ганн! - быстро обратился он к "капралу", хотя на самом деле это был не капрал, а уже знакомый нам сержант. - Вашу поездку нельзя отложить на пару часов? Вы меня одного оставляете, что ли?

Шериф явно нервничал, но сержанта его нервозность не вразумила.

- Босс ждёт от меня результатов, - сказал он спокойно. Сержант был среднего роста, но спину держал абсолютно прямо, голову высоко, и поэтому с некоторого расстояния казался выше, чем он есть на самом деле. - Сам справишься. Здесь остаётся большинство моих людей. К тому же, ты знаешь, я не люблю смотреть на подобные зрелища. И не прыгай тут, как мартовский козёл, - добавил он чуть тише. - Держи себя в руках.

Он отвернулся от шерифа и сделал пару шагов в сторону Гризли и Шепа.

- Привет, парни! Проездом в наших краях? - спросил он со вполне доброжелательной улыбкой. Хотя глаза сержанта остались холодно прищуренными.

- И вам добрый день, - произнес, не спеша, Гризли, отвечая на приветствие. - Проезжали мимо - решили остановиться.

Самого законника Гризли одарил лишь незначительным взглядом, почти сразу приписав того к "подлипалам" - людям, прислуживающим янки ради денег и уважения к собственной персоне.

Шэп пока предпочитал молчать. Впрочем, ни от него, ни от лейтенанта Стюарта (того самого, который за силу получил от товарищей прозвище - Гризли) не ускользнуло то, что, по словам "капрала", в городке намечалось какое-то "веселье". Причем, раз оно было не по вкусу шерифу, значит, не понравилось бы и остальным. А потому Гризли, натянуто улыбнувшись, добавил, пытаясь хоть что-то разузнать:

- Только, как я посмотрю - неспокойно у вас здесь. Наверно, не стоит и задерживаться.

- Отчего же? - вроде бы удивился Ганн. - Городок тихий, благодаря стараниям нашего уважаемого мэра. Пейте, гуляйте. Только не забывайте о правилах приличия. - И он слегка кивнул в сторону "Декрета". - Разумеется, если у вас нет лишних пятисот долларов в кармане, с которыми вы готовы расстаться. И помните, что любое убийство, даже в честной дуэли, карается виселицей. Так что правил немного, как видите, и они достаточно разумны. Честному гражданину бояться нечего.

Шериф во время диалога созерцал широкую спину сержанта. Вид у него был разочарованный, если не сказать, слегка пришибленный. Бросив беглый взгляд на чужаков, он наконец отвернулся и ушёл в офис. Зато подъехало трое верховых. Один вёл в поводу крупную светло-серую лошадь. Двое других носили солдатскую форму, примерно той же степени потрёпанности, как и их начальник. Разве что, на одном вместо фуражки красовалась кавалерийская шляпа.

- Нам пора, Нат, - хрипло сказал один из верховых, и сплюнул прямо на порог шерифского офиса.

- Погоди, дай с людьми поговорить, - отмахнулся от него сержант. - Если ищете работу, я могу что-нибудь посоветовать. - Это уже относилось к Гризли и Шэпу. - А если ищете неприятностей - то тоже можете обращаться прямо ко мне. - На этот раз он широко улыбнулся, продемонстрировав отсутствие одного из боковых зубов в верхней челюсти.

Мимо прокатила лёгкая бричка. Сидящий в ней человек демонстративно отвернулся, придерживая шляпу. От Баркли, который по-прежнему стоял возле поилки и наблюдал за происходящим издали, не ускользнуло, как проезжавший мимо на бричке мужчина не стал приветствовать солдат янки. И Слим не смог сдержать легкой усмешки, мысленно поддержав южанина.

- Ну, это кого считать честным гражданином... - тихо произнес Шэп, но Гризли предостерегающе толкнул его локтем в бок. Их целью визита в город была вовсе не ссора с горсткой янки. Они приехали лишь за тем, чтобы пополнить боезапасы, и сразу же уехать, не привлекая к себе внимания. А потому, чуть улыбнувшись, но не сводя с сержант-янки прищуренного взгляда, лейтенант ответил.

- Хорошо, мистер. Если нам понадобится что либо из вами перечисленного, мы вас найдем, - и с этими словами он легонько дернул Шэпа за рукав, давая понять, что им лучше уйти.

- Меня нетрудно отыскать, - пообещал Ганн, после чего коснулся двумя пальцами козырька своей помятой фуражки, отвернулся и упругой походкой двинулся к лошадям. Расслышал ли он фразу Шепа, или нет, он не подал вида.

- Чёртовы южане... - начал было один из солдат, теребя лошадь и заставляя её гарцевать. Ему и не нужно было слышать ничьих фраз, чтобы косо смотреть на двух незнакомцев, отвлекающих командира от дела.

- Заткнись, Свен, - посоветовал сержант равнодушно и вскочил в седло.

Серая лошадь рванулась с места лихим галопом, едва вторая нога сержанта коснулась стремени, хотя у всадника не было ни шпор, ни хлыста. Солдаты и штатский едва поспели вслед за своим начальником. Вся группа ветром умчалась через площадь, куда-то на другой конец Городка и быстро скрылись из виду.

- От чёртова янки слышу, - негромко произнес между тем Шэп вслед ускакавшим северянам. Гризли окинул его взглядом и, неодобрительно покачав головой, произнес:

- Шэп, ты часом не забыл - зачем мы здесь? - в ответ Дэниэл поморщился, словно у него начал болеть зуб, и нехотя ответил:

- Помню я, помню. Внимания к себе не привлекать, ни с кем не заводиться... Только... - Шэп снова поморщился, вздохнул и что "только" договаривать не стал.

- Вот и не нарывайся, - подытожил лейтенант.

Высокий парень в рубашке с закатанными рукавами подвёл к поилке двух упряжных лошадей. Странное выражение досады и тревоги промелькнуло на его лице, когда он посмотрел из-под руки вслед умчавшимся янки. Потом парень взялся за ведро и вопросительно глянул на Слима.

- Не возражаете, мистер? - спросил он, прежде чем взяться поить своих лошадей.

- Пользуйтесь сколько угодно, мистер, - дружелюбно ответил Слим на вопрос парня. А затем, проследив его взгляд, которым тот проводил уехавших солдат, в свою очередь спросил: - Как я погляжу, в вашем городе не очень-то их жалуют. Полагаю, есть за что?

Подошедший Гризли, прежде, чем что-то сказать, внимательно оглядел незнакомца. Но затем, не заметив ничего подозрительного, произнес, вроде бы не обращаясь ни к кому конкретно, но в душе надеясь, что парень поддержит разговор:

- Кажется, эти янки уехали, чтобы не смотреть зрелище, устраиваемое шерифом. Интересно, что такого он собирается показать?

Местный парень с лошадьми сперва набрал воды и вылил её в поилку, а только потом ответил, ни к кому конкретно не обращаясь:

- Объявление читали? Вчера один проезжий парень повздорил с человеком сержанта Ганна... Ну, того, у которого нашивка капрала на рукаве, то есть. В общем, кончилось дракой. Так что если задержитесь до полудня - увидите зрелище... - Он поддёрнул одну из лошадей за повод, не давая монополизировать поилку. - Шериф пообещал выпороть обоих. По Декрету. - Он сплюнул и поморщился, будто упоминание о бумаге вызывало у него оскомину. - Платить ни тому, ни другому, было нечем. Только не верится, чтобы Ганн позволил прилюдно бить своего человека. Куда он поехал?..

В последнем вопросе проскользнула изрядная доля тревоги, будто любая поездка сержанта не предвещала ничего хорошего. Посмотрев на Слима, парень добавил:

- Я - Фрэнк Лассали. Вы сами-то... По домам возвращаетесь?

Незнакомые люди могли принести хоть какие-нибудь новости, хотя наверное, уже никому не верилось, что эти самые новости могут оказаться хорошими. И всё-таки, парень был не против завязать разговор. Только опасался, как бы чужаки не сочли его слишком любопытным. Поэтому и начал с нейтрального на его взгляд вопроса.

Гризли чуть усмехнулся, и, прищурившись, посмотрел на парня.

- Мне тоже интересно было бы знать, куда они укатили, - заметил он, не отвечая на вопрос фермера.

Теперь нервозность шерифа становилась понятна. Вот только вряд ли солдаты-янки были настолько впечатлительными, что не могли вынести зрелища публичной порки. Тем временем, парень, похоже, был не против поболтать. По мнению Слима не стоило упускать такую возможность узнать что-то новое, а заодно поподробнее разузнать о том бедолаге, которого сегодня в полдень собирались выпороть. Поэтому Баркли кивком головы указал лейтенанту на здания в дальнем конце площади, туда, где располагался салун и лавки, предлагая им с Шэпом идти туда, а его оставить здесь. Гризли понял его намек.

- Пойдем, - обратил он к товарищу. - А то у меня, как и у наших коней, в горле пересохло. Пусть они пьют здесь, а мы - выпьем там, - и с этими словами он направился по направлению к салуну. Шэп, немного злой после всего услышанного, потянулся за ним.

- Черт, ты слышал? Они собираются выпороть этого парня? И что, мы так просто развернемся и уедем? - тихо произнес он, когда они отошли на расстояние, с которого новый знакомый не мог их слышать.

Стюарт понимал товарища. Судя по всему, повздоривший с человеком сержанта парень был южанином, вполне возможно, таким же солдатом, как и они. И бросать его на произвол судьбы было нехорошо. С другой стороны, их в отряде было не так уж много, и неизвестно сколько в местном гарнизоне солдат.

- Не горячись, - спокойно произнес Гризли, обдумывая ситуацию. - Сперва мы все разузнаем - и уж тогда решим, что делать.

Разговаривая, они дошли до салуна, но заходить в него не стали, а направились чуть дальше, в одну из лавок.

- Добрый день, сэр, - поприветствовал Стюарт стоявшего за прилавком сухонького старичка, видимо, владельца магазинчика. - Мы бы хотели пополнить боеприпасы. Вы ими торгуете, надеюсь?

Хозяин магазинчика, к которому обратились Гризли и Шеп, нервно посмотрел на незнакомых людей и подавил вздох.

- По шесть штук в одни руки, - невнятно проговорил он, пряча глаза. - Пол доллара за штуку. - При этом он не поторопился демонстрировать товар, а вместо этого несколько раз оглянулся на окна и двери. - Если хотите купить больше - надо разрешение от шерифа, мистера Корбетта. Простите, ребята! - И он пожал худыми плечами, избегая смотреть незнакомцам в глаза.

Такого оборота Гризли не ожидал. Идея капитана пополнить боеприпасы, что называется, накрылась. Выход оставался только - ограбить лавку. Вернее, не совсем ограбить, конечно. Обирать старика-лавочника никто из отряда естественно не стал бы, но если тот, в силу ограничений, не может им продать большее количество патронов, то нужно ему "помочь". А именно - насильно забрать боеприпасы, оставив старику взамен деньги. Так и он окажется чист перед законом, и отряд получит то, что ему нужно. Вот только прежде, чем принимать подобное решение, нужно было спросить капитана, а потому Гризли пока лишь натянуто улыбнулся и ответил:

- Не густо, скажу я вам, мистер. Особенно учитывая, что по нынешним временам этот товар расходуется больше всего, - а затем, вытаскивая из кармана десять долларов, добавил. - Ну что же, давайте нам с товарищем на двоих сколько можете.

Лавочник, неловко улыбнувшись, полез куда-то под прилавок. Но вовсе не за патронами, а за ключом. Этим ключом от отпер металлический ящик позади прилавка, покопался в нём и вернулся с двенадцатью патронами, которые пересчитал дважды и, вместе со сдачей, выдал парням.

- Я бы бросил это занятие, - пожаловался он. - Вы ещё спокойные, а есть такие, которые начинают хватать за грудки и требовать. А что я могу? Сами посудите, мне старуху мою кормить надо. А если обнаружится, что я продал патроны сверх нормы без письменного разрешения шерифа - меня же вздёрнут! Хуже того: если ограбят не дай Бог - так поди потом докажи, что я их не сам отдал. Чего только я по этому поводу не наслушался за последнее время! Но, увы... - Он так охотно говорил, потому что попались мирные покупатели, и это явно радовало лавочника. - Я и говорю всем: можете меня грабить. Только потом уж кормите мою старушку, если я не смогу доказать, что меня действительно ограбили. Да-а, времена нынче... Торговать не захочешь. Хотя... Говорят, в иных местах и похуже бывает. Вы небось всякого повидали, пока едете, и лучше меня всё знаете.

И он печально вздохнул, запирая железный шкаф и пряча ключи.

Не иначе, старик читал мысли. И хотя умом Гризли понимал, что такое вряд ли дано кому-то из смертных, и что, скорее всего, лавочник заговорил об ограблении случайно, легкое ощущение тревоги в душе все же появилось.

***

Оставшийся у поилки Слим тем временем вел беседу с новым знакомым.

- Приятно познакомится с вами, мистер Лассали. Меня зовут Барстон, Майк Барстон. И вы правы, мы с товарищами возвращаемся домой... - Врать, что они техасцы Слим смысла не видел. Выговор у них у всех был далеко не местным, а потому, если парень не дурак - он быстро распознание вранье. А ложь - не лучшее начало для разговора. И потому, сержант после секундного молчания уточнил. - На восток, - и задал встречный вопрос: - Вы тоже?

- Да нет, - ответил мистер Лассали прямо. - Мне не посчастливилось быть здесь фермером. То есть, не прямо здесь конечно. У меня ферма в десяти милях от Городка. Думаю, скоро тоже подамся отсюда. Но не на Восток, а на Запад. Говорят, там много ничейной земли, и янки туда не торопятся. Здесь всё равно скоро совсем житья не станет. Не знаете, сколько ещё это продлится? - спросил он, не поясняя суть вопроса.

Но он и не решился бы пояснить. В Техасе, как и на всей территории, совсем недавно бывшей Конфедеративными Штатами Америки, сохранялось военное положение, проще говоря - оккупация, которую пафосно именовали Реконструкцией. Нужно было учиться не говорить прямо, потому что кто знает, кому твой собеседник передаст твои слова. А свой, южанин, поймёт, о чём идёт речь, и без пояснений.

Естественно Баркли был достаточно умным человеком, чтобы понять осторожные намеки собеседника.

- Хотелось бы верить, что недолго, сэр, - искренне произнес он. А мысленно добавил: "И я бы много отдал ради этого". - В конце концов, солдаты захотят домой и уйдут...

Вообще-то признавать, что за каждым янки стоит семья - мать, жена, дети - Слиму было нелегко. Слишком трудно убивать человека, которого, как и тебя, ждут дома родные, которого, как и тебя, будут оплакивать. С другой стороны, по мнению сержанта - янки были врагами, и этим сами выбрали свою судьбу.

- Ну что же, дай вам бог удачи на новом месте, - Баркли еще немного помолчал, а затем спросил, переводя разговор в нужную для него тему: - Скажите, а тот парень, которого хотят выпороть, он тоже возвращался домой? Или это заезжий саквояжник?

Парень у поилки ответил Майклу с некоторым сомнением:

- Южанин - это точно. А вот по какому случаю здесь был... Наверное проездом. Мне вот на что интересно посмотреть: действительно эти янки и своему всыплют за драку, или чем-то отвертятся? - Он посмотрел на солнце. - Недолго ждать осталось. А если шериф начнёт сильно нервничать - так и полудня дожидаться не станет.

Между тем, что-то незаметно начало меняться вокруг. Стало побольше народа, подъехала парочка телег, хозяева которых вместо того, чтобы прокатить дальше, на другую сторону площади, остановились, как-то боязливо прячась в тени почты. Вроде никто конкретно по площади без дела не шлялся, но если понаблюдать - то понятно становилось, что многие бредут через открытое пространство слишком уж не спеша, и поглядывают на офис шерифа. Вроде маленький и довольно сонный, Городок оживал вопреки всякой логике, по которой днём большинство людей должны заниматься своей работой и не бродить по единственной улице без дела. Правда, некоторые прохожие напускали на себя деловой вид, явно прикидываясь, что просто шли мимо и вовсе не на площадь. Но большинство даже и вида никакого не делало. Техасцы - народ откровенный и скрывать своё ожидание они не собирались.

Потом к общему передвижению присоединились новые лица. Со стороны Мэрии, прямо через площадь, то есть мимо Слима и его собеседника, не спеша, продвигалась группа из двух солдат-янки, и двух каких-то типов неопределённой наружности. Они не спешили, но курс держали явно в сторону тюрьмы. Двое штатских отстали и о чём-то заговорили с парочкой прохожих, после чего остались у коновязи напротив салуна, где к ним присоединилось ещё двое, до этого момента видимо сидевшие внутри заведения. Через минуту ещё пара человек в обычной одежде вышли из гостиницы. Да тут и остались, удобно устроившись по обе стороны двери. Один из них кивнул издалека продвигающимся к тюрьме солдатам-янки. Шериф вышел на крыльцо своего заведения, задрал голову и посмотрел на солнце. Вслед за ним вышло двое парней, вероятно, его помощники. Все трое так и остались пока стоять перед дверью офиса, поглядывая в сторону мэрии.

- Я же говорил! - сказал мистер Ласали, подхватив поводья своих лошадей. - Сейчас начнётся...

И он, кивнув Слиму, заспешил к фургону, который стоял в дальнем конце площади.

Как раз в этот момент лавочник, который только что продал двенадцать патронов Гризли и Шепу, сказал, покосившись на окно, из которого было видно, как группа янки направляется в сторону тюрьмы:

- Неужели они всё-таки это сделают?

- Да уж, не позавидуешь вам, - произнес стоящий рядом Шэп. - Я-то всегда думал, что торговля дело прибыльное и уважаемое, - и трудно было понять, шутит он или говорит серьезно. - А времена нынче везде сложные...

Но продолжить Шэп не успел, поскольку старик отвлекся, глядя в окно. Судя по всему, на улице что-то происходило. И это что-то, наверняка, было связано с предстоящей публичной поркой.

- На всё воля провидения, мистер, - ответил на никому конкретно не адресованный вопрос старика Гризли. - Хорошего вам дня, - и с этими словами вместе с Шэпом вышел на улицу.

Пройдя чуть вперед, лейтенант и Шэп остановились на углу салуна, отсюда хорошо была видна вся площадь и то, что на ней происходило. Похоже, местные были правы - янки собрались спасти своего, заставив заезжего парня отдуваться за двоих. По крайней мере, именно на такую мысль наводила горстка солдат, направляющихся к тюрьме.

- Чёрт, горожане правы - янки не дадут своего в обиду, - прошипел на ухо Гризли Шэп, у которого при виде происходящего руки сами сжались в кулаки. - И что, мы будем просто стоять и смотреть?! Лейтенант?!

Гризли понимал горячность товарища, у него у самого от всего происходящего в душе начинала закипать злость. Никаким правосудием здесь и близко не пахло. С другой стороны, предпринимать что-то раньше, чем ситуация прояснится до конца было глупо. Да и что можно предпринять? Отбить парня силой? Вряд ли... А вот заплатить за него вполне реально, если иметь эти пятьсот долларов. Вообще-то, несколько дней назад они напали на дилижанс янки, перевозивший золото и деньги для какого-то форта. Так что, деньги у отряда были. Вот только стоит ли спешить отдавать захватчикам деньги?..

- Ты как хочешь, а я не буду просто стоять и смотреть, - снова зашипел ему в ухо Шэп, которому все труднее и труднее становилось сдерживаться себя.

- Не горячись, - спокойно ответил Гризли. - Подождём и посмотрим, что будет дальше. У меня есть идея.

Тем временем Слим, также успевший понять, какие события назревают в городе, решил, что и дальше торчать посреди площади небезопасно, а потому, подхватив коней за поводья, он быстрым шагом направился туда, куда ушли Гризли и Шэп. Привязав коней у коновязи рядом с салуном, он устроился рядом и, облокотившись на столбик крыльца, начал не спеша скручивать сигарету, наблюдая за происходящим. И на душе у него было неспокойно.

Между тем, солдаты добрались до шерифа, перекинулись с ним парой слов и исчезли внутри здания шерифского офиса. Время шло, но ничего не происходило. Разве что, народ не расходился, а наоборот помаленьку собирался напротив тюрьмы. Даже лавочник, которого Гризли заподозрил в чтении мыслей, вышел на улицу и поднялся на крыльцо салуна, чтобы лучше видеть, что происходит. На самом деле, он не читал ничьих мыслей. Просто его уже с десяток раз пытались ограбить и побить за то, что не продаёт больше положенных шести патронов, поэтому свою "лекцию" о старушке-жене и тяжком житьи-бытьи лавочник начинал заводить всем новичкам сразу, не дожидаясь, пока покупатели начнут лезть с кулаками.

Прошло ещё не меньше четверти часа, прежде чем со стороны мэрии показалась ещё одна группа людей. Их было всего трое: двое солдат сопровождали высокого светловолосого штатского. Когда вся троица шествовала через площадь, люди сторонились, давая дорогу. С более близкого расстояния стало видно, что пиджак высокого блондина висит на его широких плечах как-то странно. И действительно, он был одет только на одну руку, а на другое плечо лишь накинут. Левая рука человека покоилась на кожаной перевязи, а в правой он держал дымящуюся сигару, которой периодически салютовал горожанам.

- Прошу прощения, что всех задерживаю, - донеслось до Слима, когда троица проходила ближе всего к салуну. - Джентльмены! Прошу прощения! Сейчас мы покончим с этим делом...

Лавочник заметил покладистого покупателя и подошёл к Гризли.

- Это мэр, Росс Фланнаган, - прокомментировал он. - Он как-то договорился, что никто из гарнизона Ньютона не будет торчать тут сутками и пугать народ, так что можно сказать, он здесь всему хозяин.

Мэр поднялся на крыльцо шерифского офиса и повернулся к горожанам. Гомон стих. Большинству хотелось послушать, что скажет Росс Фланнаган.

- Сограждане! - начал блондин. - Я не думаю, что нам следует превращать рядовую разборку в событие. Я, как ваш мэр, обязан присутствовать, но никому не возбраняется просто уйти и заниматься своими делами.

Мэр помолчал с минуту, но поскольку никто не изъявил желания уходить, он пожал плечами и кивнул шерифу. А сам отошёл и сел на плетёный стул, который ему вынес один из помощников.

Шериф откашлялся и вынул из кармана бумагу. Как раз в этот момент из дверей тюрьмы вывели двоих дебоширов. Один, невысокий и худощавый солдатик-янки, оглядывался. Вид у него был довольно затравленный. Второй - среднего роста, крепкий на вид брюнет, людям Колбэрна был хорошо знаком. Руки у арестантов были свободны, но по обе стороны от каждого стояло по солдату и ещё двое помощников шерифа подошли и остановились сзади.

- По правилам соблюдения порядка в Городке, - начал шериф, не особенно представляя себе, как именно нужно сформулировать свою речь, - за нарушение общественного порядка и драку в публичном месте к наказанию приговорены Стив Берри и Чарльз Хезер. Поскольку нарушители отказались платить штраф, каждый из них получит по пятьдесят ударов кнутом. Командуйте, капрал, - с облегчением закончил рыжий шериф свою речь и отступил, пропустив вперёд высокого плечистого бородача, который вышел из дверей без кителя, сверкая белой нижней рубашкой, перечёркнутой кожаными подтяжками. На его кавалерийской шляпе не менее ярко, чем нижнее бельё, сверкали до блеска начищенные "перекрещенные кости" (точнее, сабли) - эмблема военных-северян. В руке он держал свёрнутый бухтой кнут.

- С кого начать? - спросил он у Фланнагана.

- С Берри, - бросил тот без малейшей запинки - и сунул сигару в рот.

Солдаты тут же вцепились в своего и потащили к коновязи. Парень заметался и попытался вырваться, что-то горячо заговорив своим. Но те только пожимали плечами и не собирались останавливаться. Капрал в нижнем белье шествовал следом.

- Поверить не могу! - выдохнул кто-то рядом с салуном.

Народ замер, так что казалось, можно услышать жужжание мухи на противоположной стороне площади. Гризли окинул человека, которого лавочник назвал мэром, цепким взглядом. И остался не очень доволен увиденным. Что-то в этом типе было неприятное... Вот только что - с первого взгляда и не поймешь.

- Он - янки? - спросил лейтенант, отвечая старику, хотя в глубине души и сам знал ответ. Конечно, мэр был северянином. Новая власть и близко не подпустила бы к управлению города бывшего мятежника-конфедерата.

Отвлеченный разговором со стариком, Гризли не сразу заметил, как солдаты вывели из здания тюрьмы двух арестантов. А потому, когда прозвучало имя Чарльз Хезер, Стюарт сперва подумал, что ослышался, но, взглянув на площадь, понял, что это не так.

- Чарли?! - если слышно произнес он, все еще не веря своим глазам. "Говорят, гора с горой не сойдется, а человек с человеком..." - мелькнуло в голове. О том, что привело Хезера в Техас, можно было лишь догадываться. Ведь после капитуляции он хотел вернуться на свою ферму. Впрочем, выяснить, как Чарли тут оказался, можно было и потом, а в настоящий момент нужно было спасти его от порки. Теперь Гризли даже не особенно заботило, выпорют янки своего или нет. Хезер был их боевым товарищем, и этим сказано все.

Сзади послышался возмущённый возглас Шепа:

- Мать моя! Это же... Это же Чарли Хезер?

- Потише! - опасаясь, что они могут привлечь к себе ненужное внимание, осадил товарища Гризли. - Пошли, - и с этими словами он, не торопясь, направился к тюрьме, изображая из себя любопытного зеваку, который хочет получше разглядеть происходящее. Шэп потянулся за ним.

Стоящий у салуна Слим естественно тоже узнал своего бывшего сослуживца, причем, раньше, чем Гризли, и от неожиданности даже перестал скручивать сигарету. От мысли, что сейчас его боевого товарища публично накажут солдаты-янки, внутри зародился отчаянный протест. Баркли огляделся, пытаясь отыскать взглядом Гризли, и увидел, как лейтенант вместе с Шэпом выходящих из-за угла салуна и направляющихся к нему. Слим немного поспешно, двинулся на встречу товарищам.

- Там Чарли, - тихо сообщил он.

- Я знаю, - последовал такой же тихий ответ Гризли. Как раз в это время двое солдат-янки тащили своего товарища к коновязи. Гризли проводил их взглядом, а затем прошел еще немного вперед, останавливаясь в нескольких метрах от офиса шерифа. Слим и Шэп встали рядом с ним. При этом Шэп то и дело поглядывал на Чарли, стараясь привлечь внимание Хезера.

- Прекрати, если они что-то заподозрят - Чарли мы не поможем, - вновь осадил его Гризли. Шэп нахмурился, но крутиться перестал.

- Что, так и будем стоять? - недовольно прошипел он. - Чего мы ждем?

- Увидишь, - последовал краткий ответ.

Росс Фланнаган не столько следил за тем, что творится у коновязи, сколько рассматривал толпу. Особенно "новичков", пришлых. Поэтому он просто не мог не заметить взгляды, которые Шеп адресовал Чарли Хезеру. Ещё бы он этого не заметил, когда это происходило буквально перед его носом! Фланнаган состроил задумчивое лицо. "Трое, и ещё один, с которым они явно знакомы... Сослуживцы скорее всего. По домам возвращаются? Может быть", - подумал он. Конечно, они могли быть просто людьми, которые в голодное время решили поискать работу ковбоев. Фланнаган взял их на заметку, но никаких особенных выводов пока не сделал.

Солдаты между тем стащили с товарища одежду, обнажив до пояса, и верёвкой крепко прикрутили его руки к коновязи. И тут же спешно отошли, уступив место высокому бородачу в нижней рубашке. Тот, не особо церемонясь, размотал кнут и приступил к делу. Сильно себя утруждать он явно не собирался, тем более что само количество ударов было нешуточное.

Внимание горожан переключилось на рядового Берри. Парень дёргался и всхлипывал при каждом ударе, но в целом не производил впечатление распоследнего слабака. Ударе на двадцатом он шлёпнулся на колени и уже не делал попыток подняться. Не сказать, чтобы зрелище кому-то нравилось. Человек мог быть хоть каким янки, но всё равно вызывать сочувствие, свяжи его при всём народе и начни полосовать кнутом. По счастью, в толпе почти не было женщин. Разве что, какая-то проститутка вышла из салуна и теперь со слезами на глазах вглядывалась в то, что происходит на другой стороне площади.

Закончив, бородач шагнул в сторону и не спеша смотал кнут, наблюдая за тем, как двое солдат отвязывают Стива Берри от коновязи. Шериф, довольный тем, что пока всё идёт спокойно и без лишних эксцессов, повернулся к Хезеру.

- Твоя очередь, - сказал он, кивнув в сторону коновязи.

Откровенно говоря, Гризли до последнего ожидал, что янки не станут пороть своего, и придумают какую-то отговорку, хотя бы с тем же внесением денег, чтобы избавить товарища от наказания. Но он ошибся. Любоваться тем, как кого-то избивают кнутом, у Стюарта не было ни малейшего желания, а потому он отвернулся и вновь переключил все свое внимание на мэра. Выходило, Фланнаган действительно старался насаждать закон, пусть и не самыми гуманными методами. Закон, который был бы беспристрастен ко всем. С одной стороны, это вызывало уважение, с другой, лейтенанту нелегко было поверить в такую принципиальность и беспристрастность этого янки. Нет, Гризли уже давно не делил мир на черное и белое, и прекрасно понимал, что среди северян много честных и порядочных людей, точно также как среди южан можно встретить немало подлецов и негодяев. Но все равно, Фланнаган вызывал у него ничем не объяснимую антипатию.

От раздумий о личности мэра Гризли отвлёк очередной возглас Шэпа:

- Ну же! - возмутился он, не в силах поверить в то, что сейчас на его глазах горстка янки публично унизит товарища, а он будет просто стоять и смотреть. Баркли держался спокойнее, но это было лишь внешне. Внутри Слим ощущал нервную дрожь, настолько сильным было напряжение, но говорить ничего не спешил, лишь смотрел на лейтенанта выжидающим взглядом.

"Пора!" - мысленно скомандовал себе Гризли, чувствуя, как сердце тревожно сжимается - затеянная им авантюра могла плохо закончиться, и лейтенант это прекрасно понимал, но отступать не собирался. А потому он повернулся и не спеша направился к крыльцу офиса шерифа. Баркли и Шэп хотели было пойти за ним, но он сделал им знак, чтобы оставались на месте.

- Извините, мистер Корбетт, но, по-моему, вы ошибаетесь, - громко произнес Гризли, стараясь, чтобы голос его звучал как можно более дружелюбно. Руки он тоже держал подальше от оружия, и даже слегка улыбался. - Этого парня нельзя пороть.

Шериф, который и без того чувствовал себя неуверенно, вздрогнул, когда Гризли обратился к нему.

- Что значит, нельзя? Он что, наследный принц?

Слова вырвались сами собой, мистер Корбетт совершенно не собирался шутить. Но его высказывание приняли за шутку и один из солдат усмехнулся, а парочка горожан, что были поближе, уставились на шерифа с удивлением. Зато Росс Фланнаган никакого удивления не показал. Он продолжал сидеть на своём стуле и в этот момент как раз поправлял перевязь, на которой покоилась его левая рука. Перевязь давила на шею и периодически Фланнаган испытывал потребность хоть как-то изменить её положение. Два его телохранителя ненавязчиво придвинулись, просто потому, что им не понравилась постановка вопроса, с которой Гризли обратился к шерифу и они решили держаться поближе к Фланнагану.

Кстати, солдатам-охранникам никто никакой команды не подавал, поэтому они продолжали делать своё дело. Взяв Хезера под руки, они повели его к коновязи. Пока только повели, а не потащили. Но готовы были в любой момент применить силу, если это потребуется.

"Любопытно, что вы ещё скажете, мистер?" - думал про себя мэр, приладив перевязь поудобнее и обнаруживая, что его сигара погасла.

- Дай огоньку, Джек, - попросил он одного из телохранителей - и тот с готовностью вытащил спичку, чиркнул о штанину и протянул боссу. - Спасибо! - как ни в чём не бывало, поблагодарил мэр, продолжая наблюдать и слушать завязавшийся разговор.

- Ну, так высоко мистер Хезер не залетал, - усмехнулся между тем Гризли на слова шерифа, а затем добавил уже серьезнее. - Нет, он не принц. Он просто честный человек. Признает свою вину, и готов заплатить 500 долларов за то, что устроил драку. Все как в вашем декрете, - лейтенант кивком головы указал на прибитую к столбу бумагу и вытащил из кармана пачку десятидолларовых купюр, показывая их шерифу. - Так за что его пороть?

Солдатам, которые вели Чарли к коновязи, не удалось отойти далеко от офиса шерифа, поскольку дорогу им перегородили Слим и Шэп.

- По-моему, вы слишком рьяно выполняете свою работу ребята, - произнес первый. - Подождите, что решат шериф и мэр.

Второй только мрачно улыбнулся, едва сдерживаясь, чтобы не устроить драку. И Баркли, почувствовав это, с тревогой посмотрел на товарища и подумал, что лучше бы Гризли поторапливался со своими объяснениями, а то так никаких долларов не напасешься.

Арестант взглянул на Слима и Шэпа, которые перегородили янки дорогу, и по его разбитым губам скользнула приветственная улыбка. Если бы кто-нибудь сказал Чарли Хезеру полгода назад, что янки будут публично пороть его в одном захудалом городишке Техаса, то он бы очень удивился и вряд ли поверил бы говорящему. Не поверил хотя бы потому, что не имел тогда планов переезжать в Техас. В ту пору бывший охотник надеялся, что, если ему удаться пережить войну, он вернется домой, на свою ферму и заживет по-прежнему. Поэтому после капитуляции Юга Хезер попрощался с ребятами и покинул отряд, всем сердцем желая скорее добраться до дома. Но он спешил зря...

Потом Чарли часто вспоминал, как слушал короткий и горький рассказ Кэтти, своей сестры (к которой он заглянул по дороге домой) о том, что случилось с фермой матери. Как солдаты Шермана подчистую обобрали их нехитрое жилище, забрав все более-менее ценные вещи, как забрали всех животных, и как сожгли дом, предварительно выгнав его хозяйку. "Мама последнее время часто болела, - сказала тогда Кэтти, - поэтому, когда она до нас добралась..." Сестра осеклась, заплакав, а Чарли молча кивнул, поняв всё без слов. Но, несмотря на постигшее его горе, бывший охотник не думал сдаваться, надеясь, что со временем он восстановит хозяйство и построит новый дом. Он ошибался, ошибался как и многие другие южане, думавшие, что с окончанием войны окончились и их горести. Они только начинались, вместе с новыми порядками, которые установил на Юге победивший Север.

Новое правительство назначило за ферму Хезеров очень высокий налог - 200 долларов. Сумма для бывшего солдата и обобранного фермера неслыханная. Не имея имущества, которое можно было бы продать, ни возможности заложить ферму (так как закладывать ее было некому, все в округе голодали), Чарли пришлось собрать свое нехитрое добро и уйти куда глаза глядят. Дожидаться, пока с шерифских торгов будут продавать землю, где жило не одно поколение его семьи, бывший охотник не стал.

Перенесенные горести наложили на характер Хезера странный отпечаток - и так будучи по природе неразговорчивым, теперь он молчал целыми днями. Молчал и старательно думал, что делать дальше. Конечно, призрак голодной смерти не стоял перед Чарли - его глаза по-прежнему были зоркими, а рука твердой, поэтому он всегда мог вернутся в своей прежней профессии, не говоря уже о том, что крепкого здорового парня охотно наняли бы в работники если не на Юге, так на Севере. Но эти варианты Чарли совсем не устраивали - он испытывал стойкое отвращение к бродяжьей жизни да и всю жизнь гнуть спину на чужих не желал. Но нищие не выбирают, поэтому в поисках работы Хезер слонялся по Югу, пока однажды не услышал новость, которая пробудила в его сознании нешуточный интерес.

Чарли узнал, что его прежние сослуживцы занялись разбоем. Само по себе это было неудивительно (преступность на Юге после войны расцвела пышным цветом), но про людей Колбэрна говорили, что они не простые бандиты. Якобы они грабят только янки, а южан не обижают и даже порой помогают. Хезер сначала в это даже не поверил: где это видано, чтобы преступники делали различие между своими жертвами? Но потом он призадумался. Даже если слухи и преувеличивали, ребята явно не изощрялись с зверствах да и зарабатывали, наверное, неплохо. И чем дальше Чарли думал об отряде, тем всё более и более соблазнительной казалась ему мысль, чтобы к ним присоединится. Действительно, в этом случае он ничего не терял, зато приобретал надежду. Надежду заработать денег и восстановить свой спокойный, домашний мир, разрушенный войной и Реконструкцией. Конечно, у бандита большой риск лишиться жизни, но Чарли был согласен на него пойти - в конце концов, на охоте и при охране чужого скота погибнуть можно с не меньшим успехом. Поэтому Хезер отправился на поиски банды Колбэрна, которые и привели его в Городок. Драка, из-за которой его и солдата-янки потащили на порку, была пустячная. Перебравший юнец прицепился к Хезеру в салуне, когда тот наводил справки об отряде Колбэрна. По мнению Чарли, они бы разобрались и сами, тем более что солдат-янки едва стоял на ногах. Но прибежал патруль и скрутил дебоширов. Только потом бывший охотник понял причину такой оперативности властей - оказывается, за нарушения порядка в здешних местах положен нешуточный штраф. На вопрос шерифа сможет ли он заплатить 500 долларов, Чарли рассмеялся ему в лицо. Если бы у него были такие деньги, разве ходил бы он в бродягах?

К своему будущему наказанию Хезер отнесся спокойно. Стоя перед толпой, в несколько избитом состоянии (досталось при задержании) Чарли не испытывал ровным счетом никакого унижения. Просто неприятная процедура, которая замедлит его поиски, не более того. Правда, по закону подлости, именно перед своим наказанием, Хезер заметил тех, кого он так долго искал. Разумеется, Чарли не думал, что сослуживцы будут его выручать, он только надеялся, что они останутся до конца экзекуции, а не уйдут куда-нибудь. Поэтому он спокойно, не сопротивляясь, дал солдатам увести себя к коновязи. Правда, до Хезера всё же донеслись слова лейтенанта. Тот, судя по всему, предлагал за него выкуп. По мнению Чарли, отряду не стоило тратиться, но всё же забота ребят согрела бывшему охотнику сердце.

Солдаты, которых так эффектно остановили Баркли и Шеп, прорываться с боем не стали, но отпускать локти Хезера тоже не собирались. Один из них, криво ухмыльнувшись, оглянулся на шерифа, а второй напряжённо разглядывал людей, преградивших им дорогу, попутно через них поглядывая на бородача с кнутом. Тот как раз оказался позади незнакомцев. Правда, один: двое его товарищей как раз уволакивали с площади Стива Берри, закинув его руки себе на плечи. Им было недосуг разбираться, что там делается у офиса шерифа.

- А говорят, что у южан денег нет, - заметил один из телохранителей мэра.

- Находят, когда подожмёт, - скептически откликнулся другой.

Фланнаган не обратил внимание, что там обсуждается над его головой. Он смотрел на шерифа. А тот - на Гризли.

- Приговор уже вынесен... - сказал было он, но тут мэр наконец вмешался.

- Мистер Корбетт! - окликнул он шерифа, вынув ополовиненную сигару изо рта. - Всё нормально, точные сроки внесения денег в Декрете не указаны. Если джентльмены решили сделать это сейчас - так тому и быть. Примите штраф, выпишите расписку и отпустите мистера Хезера.

- Ладно, - отступил шериф, почему-то вздохнув с облегчением. - Погодите, парни! Отпустите арестованного. - Это уже относилось к солдатам, конвоирующим Чарли к коновязи. - Пройдёмте в мой офис, джентльмены! И мистер Хезер тоже. - Он сделал приглашающий жест в сторону двери, и сам первый шагнул в ту сторону.

Солдаты отцепились от Чарли Хезера. Нехорошо поглядывая на бесцеремонных южан, они отошли к бородачу в нижней рубашке, который напротив явно выглядел очень даже довольным. Он уже устал махаться кнутом и заинтересованно поглядывал в сторону салуна.

- Интересно, зачем было тянуть время? - вполголоса поинтересовался Росс Фланнаган, забыв о своей сигаре. - Что, эти парни хотели помучить своего, потомить ожиданием "заплатят - не заплатят"?

- Может, просто грели в руке денежки, потому что жаль было расставаться с целой пачкой? - подсказал один телохранитель своему боссу. Второй только пожал плечами. Ни тому, ни другому не пришло в голову, что может быть, южане боятся, как бы после их выплаты янки не постарались отмазать от наказания и своего человека. Как бы ни сильна была антипатия между северянами и южанами, предположить, что одна сторона проявит исключительную зловредность, чтобы полюбоваться наказанием представителя другой стороны, было бы странно. Обычно зрелища публичных порок никому не нравятся.

Едва шериф повернул к своему офису, Фланнаган резво поднялся со стула и коснулся рукой с сигарой края шляпы.

- До встречи, джентльмены! - громко обратился он к товарищам Чарли Хезера. - Желаю вам хорошо провести время в нашем Городке. Мистер Хезер! Больше не буяньте.

С этими словами он сошёл с крыльца и направился через толпу обратно к мэрии. Телохранители потянулись за ним.

Услышав ответ мэра, Гризли облегченно выдохнул. Откровенно говоря, он опасался, что его затея может не сработать - Чарли откажутся отпускать в обмен на выкуп. Но этого не случилось. И опять же благодаря Фланнагу. Лейтенант должен был признать, что за сегодняшний день местный мэр сумел удивить его дважды, причем удивить приятно. И, наверно поэтому, ничем не объяснимая антипатия по отношению к нему быстро уходила, сменяясь еще не симпатией, но чем-то похожим на уважение. Похоже, Фланнаган был порядочным человеком... Впрочем, расслабляться еще рано.

- Конечно, мистер Корбетт, - улыбнувшись, ответил Гризли шерифу, направляясь к входу в офис.

* * *

Солдаты как по команде набились в салун. При чём первые за его дверями исчезли те двое, которые тащили почти волоком наказанного Стива Берри, и бородач с кнутом, так и позабывший о том, что надо одеть китель. За ними следом рванулась проститутка, на которую вид окровавленной спины рядового Берри подействовал самым удручающим образом. А следом прошествовали ещё двое, помогавшие осуществлять приговор и два штатских, которые до этого дежурили у двери гостиницы.

Кроме солдат в салуне почти никого не было. Так, парочка фермеров, которые приехали зачем-то в город и зашли пропустить по стаканчику. Янки убрались в дальний угол довольно обширного заведения. Вся компания расположилась с удобствами. Как ни странно, Берри тоже сидел за столом, а вовсе не валялся где-то в комнатах наверху. Навалившись грудью на столешницу, он хлебал виски и шипел на проститутку, которая заботливо обмывала кровь с его спины. Бородач, повесив кнут на спинку стула, вытянул длинные ноги в проход и тасовал колоду карт. Остальные рассредоточились кто как хочет. В общем, создавалось впечатление, что они уже давно тут торчат и изнывают от безделья.

- Люси! Ты меня угробить хочешь?! - вздрагивая, возмущался Берри, на что проститутка мало обращала внимания, продолжая своё дело.

- И что, мы спустим этим чёртовым южанам, что они вмешались? - бросил через плечо один из штатских.

- А где Нат? - спросил кто-то.

- Уехал на ферму к этой... ну как её? В общем, на "Мокрую падь", - объяснил бородач.

Солдаты непонятно чему захихикали. Только Берри остался мрачен, но веселиться ему мешали собственные ощущения. Он помаленьку накачивался виски.

- Всё-таки ты - сволочь, МакКуин! - окрысился он на бородача.

- Сам виноват, - бросил тот лениво. - На кой тебе понадобилось сцепляться с этим конфедератом при всём народе? Теперь терпи...

Двое фермеров у стойки на всякий случай делали вид, что ничего не видят и не слышат.

В салун вошёл ещё один человек: помощник упомянутого уже Колбэрна, по фамилии Палмер. Он приехал в Городок позже остальных, чтобы проконтролировать ситуацию, и успел уже повидаться с остальными, после чего Гризли, Шеп и Слим, забрав спасённого ими от порки Чарли Хезера, покинули город, уступив Палмеру дальнейшее наблюдение. Войдя в салун, Палмер огляделся, равнодушным взглядом окинул собравшихся в углу солдат и направился к стойке.

- Виски, - произнес он, обращаясь к бармену. В сторону разговаривающих янки он старался не смотреть, хотя внимательно прислушивался к их разговору.

Судя по всему, солдаты не могли так просто смириться с тем, что их выставили дураками, и жаждали отмщения. "Ну-ну, посмотрим до чего вы договоритесь, ребята" - мысленно усмехнулся Палмер, пригубив виски. По его мнению, все, на что были способны эти янки - это спровоцировать новую драку. Хотя, кто знает?

Бармен выдал просимое и косо поглядел в дальний угол. Солдаты и их приятели в штатском передвинулись за один стол и затеяли игру в карты, некоторое время вполголоса обсуждая ставки. Берри окончательно рассорился с проституткой, обозвав её стервой и потребовав, чтобы она оставила его в покое.

- Ну и чёрт с тобой! - заявила девица, демонстративно бросив ему на спину его же рубашку.

Парень взвился было, но его поймали и усадили на место.

- Люси! Уймись, - посоветовал бородач миролюбиво, но девица уже шествовала в сторону стойки, не оглядываясь.

Высокая для молодой девушки, стройная, может быть даже тощеватая, но с выраженным бюстом, проститутка была одета почти прилично и могла показаться даже красивой. Во всяком случае, симпатичной. Подойдя к незнакомцу, она мигом решила, что иметь с ним дело вполне можно, и тут же заговорила первая:

- Он неплохой парень, когда не напивается до чёртиков. Просто вчера вечером спьяну пристал к одному вот такому, вроде вас. Так его сегодня за это и отделали. Вот и злится теперь. - Она отвела душу, после чего переменила тему: - Купите и мне какой-нибудь выпивки?

Она придвинулась ближе и заглянула мужчине прямо в глаза. Мало ли, что человек выглядит серьёзно. Может, он не против потратить доллар-другой на удовольствие.

- Конечно, мэм, - Палмер приветливо улыбнулся женщине. Обернувшись к бармену, он жестом велел тому обслужить даму.

Палмер, хотя внешне остался равнодушен к появлению проститутки, уже успел пробежаться глазами по ее фигурке, мысленно окрестить ее довольно милой, и в душе признать, что не прочь провести с ней пару часов, а то и всю ночь. И наверно поэтому он произнес, отвечая на ее объяснения по поводу Берри:

- А тот парень, к которому он пристал, я так понимаю, ему удалось отвертеться? - Он постарался, чтобы его вопрос звучал как можно более нейтрально.

Проститутка Люси пришла к выводу, что с приезжим вполне можно иметь дело. Тем более, что солдатня занялась картами и её персоной никто не интересовался, а Бэрри вообще уснул от переживаний и от выпитого виски, удобно положив голову на столешницу.

- Похоже, за того парня, которые подрался со Стивом, кто-то заплатил, - сказала Люси. - И хорошо. Терпеть не могу, когда кого-то мучают. - Теперь её внимание полностью переключилось на Палмера, потому что Люси не могла не заметить, что он пробежался взглядом по её фигуре. Да и держался он просто. - С этим декретом тут куча народу пострадает, - сказала она, пригубив виски. - И не смотри на меня так! - это уже относилось к бармену. - Скажешь, я не права? Тут в округе у одного-двух найдутся свободные пятьсот долларов.

- Ты бы не раскрывала рот зря, - тихо посоветовал бармен, неодобрительно покачав головой.

Люси дёрнула плечом и оглянулась на солдат.

- Они заняты, - определила проститутка. - Может, пойдём ко мне наверх? - предложила она Палмеру. - От этих янки мало проку, они норовят всем пользоваться в кредит. - Она пренебрежительно повела плечиком в сторону картёжников.

Конечно, Палмер был не против воспользоваться таким предложением, но прежде, чем ответить, он подумал. Проститутка могла оказаться достаточно неплохим источником информации, но в настоящий момент развлекаться времени не было. А потому Палмер лишь чуть заметно покачал головой, а вслух произнес:

- Может быть, чуть позже, дорогая. А пока, давай угощу тебя еще одним стаканчиком.

Немного разочарованная, проститутка хмыкнула и уселась возле стойки.

- Ладно, хоть выпьем, - сказала она, поправляя спадающие на лоб тёмные кудряшки волос. - Ты странный парень. - Она покосилась в дальний конец салуна. - Не думаю, что ты здесь ко двору придёшься. Приедет Нат - наверняка к тебе прицепится. Он ни одного приезжего мимо не пропускает. Начальство разыгрывает. - Она понизила голос. - А у самого вся спина в шрамах. Уж наверное, в армии за так просто не секут. Бандит - он везде бандит. Терпеть его не могу! - Она откровенно врала, но сама верила в то, что говорит. На самом деле, Нат ей нравился, но было обидно, что он мало обращал на неё внимания. - И что мистер Фланаган в нём нашёл такого, что поставил главным над всеми этими?... - Заметив что бармен косится в их сторону, Люси добавила громче: - Но если передумаешь - мне сейчас всё равно заняться нечем. Так что моя дверь открыта.

И она выразительно заглянула Палмеру в глаза. Ей явно хотелось, чтобы этот южанин передумал. Тогда был бы повод уйти и не слушать, как солдатня переругивается, играя в карты.

Палмер ни за что не отказался бы от такого предложения, но он ещё не всё выяснил. Так что приходилось сидеть и ждать. А потому, усмехнувшись, он ответил на слова девицы:

- Ты очень любезна, дорогая. Я буду иметь это в виду. А что касается Ната... Не так страшен черт, - сержант снова усмехнулся, и пригубил пиво.

- Ты так считаешь? - фыркнула проститутка. - Вы, мужики, все очень смелые... до поры, до времени.

Она с удовольствием высказала бы что-нибудь ещё, но сдержали два момента. Первый - это воспоминание о том, что однажды Нат уже угостил её оплеухой, узнав, что она болтает о нём с первым встречным. Вторым моментом оказался рядовой Берри, который неожиданно проснулся, огляделся по сторонам, увидел девицу, болтающую с каким-то типом у стойки, и тут же решил вмешаться.

- Эй, Люси! - позвал он через весь салун. - Кончай болтать с этой образиной, с этим чёртовым недобитым конфедератом! - По-видимому, Берри "записывал" в конфедераты всех, кто был не из "своей" компании. - Всё равно он ничего не может!

- А ты можешь, пьяная морда? - тихо высказала Люси, но вслух ничего не сказала, предпочитая делать вид, что ничего не заметила. Только придвинулась поближе к Палмеру.

- А ты хорошо разбираешься в мужиках? - улыбнулся Палмер. В его словах не было никаких скрытых намеков или попыток оскорбить Люси, просто его позабавила фраза девицы. Но ответить та не успела, поскольку проснувшийся парень-янки, которого меньше получаса назад выдрали на площади, похоже снова жаждал приключений на одну из своих частей тела, на спину, если быть точнее.

- Люси!

На этот раз Стива Берри никто не успел остановить. Он поднялся, морщась от боли в спине, и направился к стойке, натягивая на себя рубашку. Ходить полуголым ему явно не нравилось, но попасть во второй рукав удалось только на самом подходе к "недобитому конфедерату". Схватив девицу за руку, Берри зло посмотрел на незнакомца.

- Стив! - Бородач в подтяжках отвлёкся от карт и посмотрел через плечо. - Не жди, что тебе кто-то одолжит пятьсот долларов.

- Плевать! - бросил Берри, глядя на Палмера решительным взглядом.

Он был невысокого роста, довольно щуплый для своих двадцати пяти лет, так что издалека вполне мог сойти за подростка. К тому же, после перенесённой экзекуции, он был не в лучшем состоянии. Но Берри принадлежал к породе таких людей, которые и в трезвом виде взвиваются по поводу и без повода. Тем более, в серьёзном подпитии. Как маленькая, но храбрая собачка, Стив Берри не задумывался о последствиях, сцепляясь с заведомо более сильным противником. А сейчас он ещё и переживал из-за того, что наказали его одного, а южанину удалось отвертеться. Так что он вполне намеренно затевал ссору, а остальные янки не особенно торопились его останавливать. По большей части им просто лень было отрываться от игры.

- Ты бы топал отсюда, дядя, - предложил Берри, дёргая проститутку себе за спину и наступая на Палмера.

В отличие от Берри, Фрэнк уже давно не взвивался из-за каких-то там слов, да и не только слов. Так что попытки подвыпившего парня оскорбить его больше позабавили сержанта, нежели разозлили. Что ему не понравилось, так это то, как Берри обошелся с проституткой. И даже не потому, что тот был груб с женщиной, а потому, что та не хотела идти с ним, и он силой заставил ее подняться. По крайней мере, именно так показалось Палмеру. Развернувшись, сержант смерил парня взглядом сверху донизу. Он был выше его, и шире в плечах. К тому же, от янки за милю несло виски, судя по всему, он крепко надрался. В общем, вряд ли можно было считать его достойным противником. Фрэнк поморщился, и на губах у него появилась нехорошая улыбка.

- Надеюсь, ты уже позабавился, малыш? И забава это была чисто детской, - спокойно произнес сержант. - А теперь отпусти женщину и иди - позови сюда кого-то из взрослых.

Палмер держал руки на поясе и казался расслабленным, но внимательно следил за каждым движением Берри, чтобы не пропустить момент, если тот захочет напасть.

Если сержант Палмер хотел подлить масла в огонь, то у него прекрасно получилось. Лицо растрёпанного солдатика побелело. Оскалившись, Стив Берри отцепился от проститутки и кинулся на незнакомца, сделав попытку обеими руками дотянуться до его горла. Оружия у него не было, но он, похоже, всё равно предпочитал рукопашную. Когда у человека есть привычка хвататься за револьвер, он в критической ситуации опускает руку к бедру даже при отсутствии револьвера. А Берри просто прыгнул вперёд, с голыми руками налетев на Палмера. Люси взвизгнула, отпрыгнув в сторону. Она давно усвоила простую истину: если мужчины начали драться, женщине лучше убежать как можно дальше. Попасть в кучу-малу - не самое приятное приключение. Янки побросали карты и вскочили. Трое человек во главе с бородачом МакКуином рванули к стойке.

Если Берри и намеревался вцепиться Палмеру в горло, то ничего у него не вышло. Возможно, парень был слишком пьян, возможно, просто не рассчитал хватку, но раньше, чем его руки сомкнулись у сержанта на горле, тот резким движением просто отпихнул противника в сторону. Силы Фрэнку было не занимать, а потому солдатик отлетел чуть ли не под ноги своих вскочивших друзей.

- Не надо нервничать ребята, - спокойно произнес Палмер, хотя сам внутренне уже был готов к возможной потасовке. - Я не ищу неприятностей. Просто заберите своего дружка и будем считать, что ничего не было... Пожалейте его шкуру, а то на ней скоро живого места не останется.

Берри воспользовался тем, что его приятели отвлеклись на речь Палмера и вскочил, снова кинувшись на обидчика. На этот раз высокий бородач успел взмахнуть рукой и перехватить его за ворот рубашки.

- Стив! Прекрати! - потребовал он.

Игнорируя окрик, солдатик рванулся с новой силой. Рубашка с треском порвалась... Но секундная заминка позволила второму янки подскочить к нему и удержать за локти. Третий моментально сориентировался и схватил паренька за ноги. Берри извернулся, но на этот раз его держали крепко, и быстро поволокли обратно, в дальний угол.

- Ты псих, ненормальный! - выговаривал на ходу один из солдат. - Остынь! Нат с тебя шкуру сдерёт, если узнает...

Бородач МакКуин упёр руки в бока и пару секунд созерцал Палмера, словно решал, не стоит ли заменить собой Стива Берри. Но передумал.

- Не хочешь, чтобы на тебя кидались - не дразни. Видишь ведь, человек расстроен, - проговорил он медленно и спокойно. - Нервные вы, ребята. А ведь вроде война закончилась. Лучше выпей с нами. - И он сделал приглашающий жест. - Там и помиримся. И все шкуры останутся целы.

Стива Берри упихали в дальний угол и сунули ему в нос кружку с водой, в которую паренёк вцепился, нервно глотая воду и только что не захлёбываясь от возбуждения. Люси уже была рядом и, как ни странно, гладила солдатика по голове и честно старалась успокоить.

Откровенно говоря, пить с янки у Палмера не было никакого желания. И он уже даже хотел отказаться, но в последнюю секунду передумал. В конце концов, они с капитаном пришли сюда узнать, не замышляют ли что-то солдаты. А это был хороший шанс, втереться к тем в доверие, и потому, подавив неприязнь, Фрэнк улыбнулся.

- Вы правы, ребята, - ответил он. - Война давно закончилась. А выпить? Почему бы нет, - и с этими словами он обернулся к бармену. - Налей им всем за мой счет.

Подойдя к столу, где сидели янки, Палмер присел на стул, окинул взглядом сидевшего в углу Берри, который, точно лошадь после долгого пробега, жадно глотал воду, и добавил.

- Да уж, есть из-за чего расстроиться. Ловко те ребята отвертелись, ничего не скажешь.

- "Ловко" - не то слово, - буркнул один из солдат, покосившись на Палмера.

- Ладно, будем знакомы, - не обратив на реплику товарища внимания, сказал бородач, садясь на своё место и салютуя южанину стаканом. - Я - Энди МакКуин, в прошлом капрал армии США, а ныне - исполняющий обязанности няньки за этими всеми. - Он обвёл жестом присутствующих. - А у тех парней просто нашлось лишних пять сотен. Мы как раз говорили об этом: и почему считается, что здесь, на Юге, ни у кого нет денег?

- Тебя бы решили выпороть - тоже нашёл бы пять сотен, - вставил какой-то крепыш в штатском.

- Вот ещё! - возмутился МакКуин, хотя через возмущение пробивался смешок. - Стал бы я тратить такую кучу долларов за счастье избежать порки? Лучше уж потом подкатиться под бок какой-нибудь красотке вроде нашей Люси, чтобы она за мной поухаживала. А деньги потратить на что-нибудь путное.

- Ну-ну, - фыркнул из своего угла слегка протрезвевший Берри. - Языком мелешь только...

Бородач снисходительно отмахнулся и повернулся к Палмеру.

- Так что, надолго в наши края? Может, работу ищешь?

Незнакомец скорее всего был южанином. Но мог потенциально оказаться кем угодно, в том числе и северянином, который ищет тут, чем поживиться. Балагур МакКуин, умевший когда надо находить с людьми язык, не против был разведать, кто он и откуда. Это сэкономило бы нервы сержанта Ганна, а заодно лояльный к новой власти, крепкий человек, умеющий обращаться с кулаками и оружием, мог оказаться весьма ценным в том деле, которое здесь затевал мистер Росс Фланнаган.

- Фрэнк Джонсон, - ответил Палмер, отвечая МакКуину, и добавил. - Не воевал... - а затем объяснил. - Последние годы жил в Калифорнии. Война туда не докатилась.

Сержант слегка пригубил виски, подождав, пока солдаты обменяются репликами. Отвечать на вопрос относительно работы, он пока не спешил. С одной стороны, это был хороший шанс втереться в доверие к янки. С другой, вряд ли отряд задержится в городе слишком долго, а значит необходимости в "своем человеке" среди солдат просто не будет. А потому, Фрэнк произнес:

- Не знаю, я вроде бы как в родные края еду. С другой стороны, лишние деньги еще никому не мешали. А что за работа?

Бородач оглянулся, словно не хотел, чтобы их подслушивал бармен. Хотя никакого секрета в информации не было. О том, что он собрался сказать этому "Фрэнку Джонсону", знала уже вся округа.

- Сверху пришло распоряжение: собрать налоги, причитающиеся с владельцев земли за четыре последние года, - сказал МакКуин неторопливо, вроде бы не глядя на Палмера, но на самом деле здесь было достаточно глаз, чтобы не выпускать новичка из виду. - Через Ньютон налоги будут отправлены дальше. Наше дело - чтобы деньги добрались до форта. А народ здесь всякий, в том числе и довольно буйный. Поэтому нужны люди. Мы ведь не собираемся никого убивать. - Он усмехнулся.

- Мы собираемся только помочь немного, - ляпнул один из солдат, но Бородач так взглянул на него, что он тут же стушевался.

- Чем больше будет народу - тем спокойнее всё пройдёт, - продолжил МакКуин. - Для всех. В том числе и для фермеров. На мистера Фланнагана возложено дело неблагодарное, трудное. Не дёргать же ему всё время военный гарнизон. У них своих дел достаточно. Конечно, если понадобится - они приедут. Но зачем попусту пугать фермеров? Так что подумай. Люди ему нужны. Работа на ближайший месяц минимум. Оплата по результату. Нужно уметь вежливо и убедительно разговаривать, или хотя бы уметь держать в руках пушку.

Да уж, предложение было "заманчивым". Выходит, что местный мэр собирал банду, иными словами это и не назовешь, для того чтобы силой, ну или словами, подкрепленными оружием, забрать деньги у местного населения. "Это ты удачно зашел, Фрэнк", - поздравил себя сержант, понимая, что эта новость может заинтересовать капитана. Но внешне он остался спокойным, даже равнодушным.

- Значит, налоги? - переспросил он, стараясь, чтобы голос звучал как можно более нейтрально. - Выходит, местные фермеры не платили ничего все четыре года, пока шла война? А я думал, они платили налоги в помощь Югу, - а затем, повертев в руке стакан, добавил. - Ну, что касается меня - то пушку держать в руках я умею. Да и способностью двигать языком меня Бог не обидел. Так что я подумаю, над вашим предложением... - Фрэнк еще чуть-чуть помолчал, а затем уточнил, словно это было для него важно. - А сколько будет стоить месяц такой работы?

- На то, чтобы откупиться от порки, не хватит, - философски заметил Бородач. - Но долларов сто - сто пятьдесят заработать можно. Или даже двести, если дело хорошо пойдёт.

- Мало ли, кто что платил на помощь Югу, - фыркнул, не выдержав, крепыш в штатском. - Победил старина Грант, так что пусть раскошеливаются.

- А почём известно, что этот парень вообще стрелять умеет? - влез в разговор Берри, несмотря на то, что Люси старательно теребила его за волосы и старалась отвлечь. - Погоди, Лу! Может, он так, для виду револьвер носит. Отсидится за нашими спинами и заработает двести долларов! Лучше я сам их заработаю...

- Ты по зубам заработаешь от Ната за свои фокусы, - одёрнул его солдат постарше и поспокойнее.

- Так это проверить можно, - осклабившись, заявил Бородач. - А, Фрэнк? - Он с любопытством посмотрел на Палмера. - Может, выйдем на задний двор и постреляем?

Он сгрёб со столешницы карты и сунул их в карман.

"Да уж, веский аргумент," - мысленно ответил Фрэнк парню в штатском, который уже заочно вызвал у него неприязнь одним только этим заявлением. - "Как говорится, победителей не судят". Но вслух сержант больше ничего говорить не спешил, чтобы не вызвать у солдат ненужных подозрений. Он лишь снова покрутил в руках стакан и, усмехнувшись, саркастически ответил на заявление Берри.

- Да уж, тебе двести долларов нужней, чем мне, - а затем, вновь осмотрел на МакКуина и не спеша произнес. - Пострелять - это хорошо. Только патронов у меня маловато. Дорогие они нынче стали, да и не везде купишь. Так что жалко тратить на развлечение. Но если вы мне одолжите десяток, то я с удовольствием.

Бородач МакКуин обдумал просьбу Палмера и кивнул.

- Будут тебе патроны, не сомневайся, - благодушно пообещал он, поднимаясь со стула. - Люси! Уговори этого героя пойти поспать, - сказал он проститутке, кивнув на Стива Берри, который только собрался кинуться для порядка на новичка за его саркастические комментарии. - А то скоро Нат явится, будет не до отдыха.

Упоминание о начальнике слегка остудило солдатика и он не стал дёргаться вслед за всеми. А люди мэра (шесть человек вместе со штатскими) потянулись ко второму выходу из салуна, который располагался почти напротив первого.

- Пошли, посмотрим, на что ты способен, - поманил Бородач Фрэнка. Для убедительности он даже похлопал его по плечу.

"Задним двором" было огороженное с двух сторон забором из жердей пространство, достаточно большое, чтобы сюда можно было загнать табун голов в пятьдесят. Две другие стороны составляли задняя стена салуна и под углом к нему пристроенная конюшня. В углу рядом с конюшней стояла старая телега с переломанным почти пополам дышлом, а около стены, недалеко от чёрного хода в салун, были сложены какие-то тюки и ящики. В самом дальнем конце забора торчало высохшее дерево, которое использовалось вместо одного из столбиков. Прямо в него были наколочены концы жердей.

- Вон наша мишень, - показал Бородач в сторону дерева. - Крепыш! Привесь что-нибудь. Или на забор поставь.

Тот самый штатский, который так не понравился Палмеру, с ухмылкой направился в указанном направлении. Он прихватил с собой несколько пустых бутылок и теперь принялся развешивать их на верёвочки, свисающие с нижней ветки дерева. Расстояние было приличным, хотя и не критическим.

Бородач вытряхнул из кармана несколько патронов и протянул Палмеру.

- Ты первый, - предложил он.

Взяв у МакКуина патроны, Фрэнк аккуратно ссыпал их в карман.

- Пойдут взамен расстрелянных, - улыбнулся он и вытащил револьвер. Расстояние до бутылок было не очень большим, но и не маленьким. Впрочем, это не очень озаботило Палмера. Он умел стрелять достаточно метко, хотя умением быстро выхватывать оружие похвастаться не мог. Впрочем, здесь быстрота и не требовалась. Сержант без резких движений навел револьвер на первую бутылку, и плавно надавил на спусковой крючок. Грохнул выстрел, и стекло брызнуло осколками, а Палмер уже нацелился на следующую бутылку, взведя курок большим пальцем, и снова нажимая на спуск. Осколки брызнули вновь. Прицелиться в третью бутылку оказалось сложнее всего, из-за дыма. Но Палмер надеялся, что не промахнется и в третий, и снова выстрелил.

- Ну как? - спросил он, опуская оружия и чуть прищурившись глядя на МакКуина.

- Неплохо, - сказал кто-то сзади.

Голос был не очень громкий, но все, кто пребывал на заднем дворе, резво обернулись к двери.

На пороге стоял высокий джентльмен в накинутом на плечи пиджаке, из-под которого выглядывала шёлковая жилетка и белая рубашка с аккуратным повязанным под воротничок бантиком из такого же материала, как и жилетка. На голове высокого джентльмена вместо привычной здесь шляпы красовался серый котелок.

Обычно Росс Фланнаган не шастал по задним дворам салунов и прочих заведений. После того, как "представление" на площади закончилось, он вернулся в свой офис. Но Ната не было и вряд ли он приедет раньше, чем через несколько часов. А его негласный заместитель МакКуин, вместо того, чтобы зайти к боссу и осведомиться, не нужно ли чего, смылся в заведение вместе со всеми остальными. Фланнаган поразмыслил и пошёл проверить, всё ли в порядке у управляющего его салуном. Несмотря на то, что Городок был маленький, доход от салуна приходил неплохой, потому что на всю округу это был единственный городок и единственный салун.

Заметив неподалёку от входа какого-то приезжего (капитана Колбэрна), Фланнаган не придал ему особого значения и вошёл внутрь как раз в тот момент, когда последний из его разгильдяев-помощничков скрывался за противоположной дверь. Бармен услужливо выметнулся из-за стойки, готовый в случае чего проводить мэра наверх, в контору, но тот жестом остановил его и пошёл за всеми на задний двор. Ему стало интересно, чем собрались заниматься его подчинённые. Он вышел достаточно тихо, как раз в тот момент, когда Палмер демонстрировал свою меткость.

- Мистер Фланнаган! - Бородач живо подскочил к нему. - Мы тут... знакомимся с новичком. Это - Фрэнк Джонсон из Калифорнии, - представил он сержанта Палмера.

Фланнаган шагнул ближе и его серые в синеву глаза остановились на лице бывшего сержанта армии Конфедерации.

- Хотите получить работу? - доброжелательно осведомился он. - Умение стрелять - это не самое главное. Меня больше интересует - что человек хочет, на что он надеется. - Он заботливо пригладил рукой воротник на пиджаке Палмера. Право рукой. Левая, как и некоторое время назад, на площади, покоилась на кожаной перевязи. - Мне не нужны тупые вояки, - добавил Фланнаган, улыбнувшись какой-то сожалеющий улыбкой.

- Мистер Джонсон показал себя молодцом, - встрял МакКуин, пока остальные делали вид, что они тут просто подышать воздухом вышли, будто чувствовали себя неуверенно в присутствии мэра. - Даже не надавал по роже Стиву, хотя тот сам на него кинулся.

- Правда? - переспросил Фланнаган, продолжая стоять буквально в полушаге от Палмера. - Ну, тогда другое дело. Что они вам порассказали насчёт работы? - спросил он, жестом остановив Бородача, чтобы не встревал и дал новичку самому высказаться.

Честно говоря, незнакомец, который оказался мэром Фланнаганом, произвел на Фрэнка странное впечатление. Он был дружелюбен, даже больше, Палмер бы назвал его слащавым. Вот только эта слащавость шла ему, как лошади шляпа.

- Да, от работы я не откажусь... - произнес Фрэнк, проследив взглядом руку, которой Фланнаган пригладил ему воротник, а затем посмотрев тому в глаза, и уточнил. - От оплачиваемой работы. А что мне сказали ваши люди? Что вы взяли на себя труд избавить военных от головной боли и собрать с окрестных фермеров не уплаченные ими налоги. И для этого вам нужны люди, обладающие... хм, даром убеждения.

- Так прямо и сказали?

Казалось, мэр был удивлён, даже озадачен. Он не смотрел на Бородача, но тот стал переминаться и даже сделал пару шажков в сторону. И вообще принялся разглядывать что-то у себя на сапогах.

- К сожалению, слово "солдат" часто бывает равно слову "болван". Я полагаю, парни не объяснили вам ситуацию, мистер Джонсон. - Мэр взял Палмера за плечо и лёгким движением подтолкнул в сторону, выводя из круга собравшихся на заднем дворе людей. - Думаю, фразу о том, что "война уже закончилась" усвоили все, но вот её смысл... - Мэр снова остановился, доверительно приблизившись чуть не к самому уху Палмера. - Увы, ничего уже не может быть по старому. Это от нас не зависит, не такие, как мы с вами, делают политику. Обычный человек стремится иметь тихий уголок, семью, возможность работать на своей земле. А потом какой-нибудь политик приходит к выводу, что ему нужна эта земля - и начинает воевать. И завоёвывает, превращая мирную землю в оккупационную территорию.

Он говорил, и постепенно словно загорался каким-то внутренним жаром, будто собственные слова жгли его изнутри и причиняли боль. И это заставляло понижать голос почти до шёпота.

- Теперь новая власть хочет денег. Это естественно. - Фланнаган пожал одним плечом и ухмыльнулся с сожалением. - Они же потратились, пока воевали. И они всё равно возьмут своё так или иначе. Мне нужны люди, которые могут с пониманием и уважением отнестись к тем, кто ещё не усвоил эту простую истину. И такие люди, которые могут проявить жёсткость там, где это нужно, потому что если какой-нибудь фермер начнёт сопротивляться, и его сопротивление подхватят другие - плохо будет всем. - Он заглянул в глаза Палмеру. - Сюда придёт армия и просто сметёт с лица земли всех, кто будет ей противостоять. И земля снова опустеет. Поэтому так важно вовремя остановить одного, чтобы не пострадали все. Думаю, вы понимаете, что такое оккупация. А если не понимаете, и если моя речь вам ничего не объяснила - лучше распрощаемся сразу. Мне не нужны тупые вояки. У меня их вон сколько.

И он кивнул в сторону остальных, мрачно усмехнувшись.

Чем больше Фрэнк смотрел на Фланнагана, тем больше тот своими повадками, своим поведением, своей манерой разговора напоминал ему... змею. Вроде бы и небольшая, и с виду не страшная, но смертельно опасная. Судя по всему, местный мэр тоже был не таким уж спокойным и доброжелательным, каким казался с первого взгляда. Иначе, почему его люди так боялись его? От Палмера не ускользнуло, как стушевался МакКуин, под взглядом Фланнагана, и как вели себя остальные. А уж после речи мэра, сержант и вовсе уверился в том, имеет дело с довольно хитрым, осторожным, и в тоже время очень непорядочным человеком, который прикрывается громкими фразами, а сам вынашивает в душе грязные планы.

"Ну и гад же ты, Фланнаган, - мелькнуло у Палмера в голове. - Настоящий ползучий гад". Но вслух он этого не произнес, а, натянуто улыбнувшись, ответил, стараясь, чтобы в его голосе не было сарказма (хотя удержаться от последнего было очень трудно):

- Если я правильно вас понял, мистер Фланнаган, вы планируете не только собирать налоги... Вы планируете защищать местных фермеров от них самих, удерживать их от необдуманных поступков. Ну что же, такая забота о ближнем весьма похвальна.

- Мне не нужна твоя похвала, - сказал Фланнаган мягко, может быть, даже душевно. Даже если он заметил сарказм и натянутость улыбки Палмера, он не подал виду. - Работа сборщика налогов грязна и неблагодарна. Но если ты готов к тому, что тебе будут плевать в лицо и ненавидеть тебя за то, что ты всего лишь выполняешь свою работу - присоединяйся. Оплата - 150 долларов в месяц. Аванс - двадцатка. Патроны и выпивка - за государственный счёт. Но не следует изводить попусту ни то, ни другое. Если устраивает - возьму тебя на испытательный срок. Подумай, прежде чем согласиться.

Росс Фланнаган помедлил пару секунд, но наконец отступил от Палмера. Отвернувшись, он шагнул было к двери, но приостановился, бросив через плечо:

- МакКуин! Проводишь парня в мэрию, если он не передумает. И вот ещё: появится Нат - пусть идёт прямо ко мне. Сразу.

Он шагнул в двери - и те почти бесшумно закрылись за его широкой спиной. Бородач откровенно выдохнул и усмехнулся.

- Ну что, Фрэнк? - спросил он у Палмера. - Ты не передумал? Не смотри, что мистер Фланнаган такой строгий. Слишком много здесь от него зависит, так что, сам понимаешь, работа нервная. Может, выпьем? - предложил он всем и сделал жест в сторону всё той же двери в салун.

Фрэнк проводил Фланнагана задумчивым взглядом, мысленно убеждаясь в том, что правильно "классифицировал" этого типа. Местный мэр явно принадлежал к змеям, причем к самым ядовитым и опасным. А затем посмотрел на МакКуина.

- Строгий, говоришь? - усмехнулся он, хотя глаза его оставались холодными. - А по-моему, его хоть к ране прикладывай... - а затем добавил уже серьезно. - Нет, не передумал, - и с этими словами направился к задней двери салуна, но на пороге остановился и обернулся к солдатам. - Чего стоите, а? Кто-то же предлагал выпить.

НазадСодержаниеВперёд



© М.В. Гуминенко, А.М. Возлядовская., Н.О. Буянова, С.Е. Данилов, А Бабенко. 2014.