Литература и жизнь        
Поиск по сайту
Пользовательского поиска
На Главную
Статьи современных авторов
Художественные произведения
Зарисовки прошлого и настоящего
Библиотека
История Европы и Америки XIX-XX вв
Как мы делали этот сайт
Форум и Гостевая
Полезные ссылки

НАДЕЖДА ПОБЕЖДЁННЫХ

Глава восьмая,
в которой юный бандит Джо Клинффорд отправляется в Городок, на разведку...


28 декабря, вторая половина дня

Купить патроны для банды Колбэрна в Городке не удалось. Янки всё так лихо обставили, что оставалось либо ограбить лавочника и подвести его под наказание, либо уговорить кого-то из местных жителей получить разрешение у шерифа. Но патронов-то нужно было на весь отряд! Допустим, найдётся патриотически настроенный соотечественник, который согласится им помочь. Но чем потом этот фермер будет мотивировать, что купил кучу боезапасов? Тем, что он организовал бизнес и сбывает патроны втридорога в Мексику? Или тем, что его атаковала армия скунсов и он намерен от них отстреливаться? Нет, это не вариант. Надо придумать что-то получше, или отказаться от идеи разжиться патронами в Городке, отправившись дальше. Но где гарантия, что в следующем населённом пункте попытка купить боезапас окажется удачнее, чем здесь?

Мысль воспользоваться арсеналом мэра пришла Колбэрну не сразу. Но пришла. Люди мэра не покупали патроны в той же лавке, в которую заглядывали Гризли и Шеп. Это было логично: зачем янки покупать патроны, если на службе патроны обязаны выдавать. Никто в Городке не делал тайны из того, что при доме мэра устроена казарма для его людей. Арсенал тоже имелся. Один их горожан прокомментировал это так: "Фланнаган хорошо устроился, из дома сделал форт, не удивлюсь, если у него на чердаке пушка стоит, или пулемёт Гатлинга".

Шутки шутками, но ограбить дом мэра было делом непростым. Тем более, что открытое нападение может спровоцировать оккупационные власти нагнать в Городок солдат. Значит, надо сделать всё тихо. А для того, чтобы сделать всё тихо - надо чтобы Палмер разузнал, где именно арсенал мэра и как можно незаметно пробраться в дом. Колбэрн поколебался - и послал в Городок ещё одного разведчика с инструкциями для Фрэнка Палмера...

* * *

В свои пятнадцать лет Джозеф Клинффорд искренне считал себя повидавшим виды солдатом и бандитом, и потому старался вести соответственно, что, по правде сказать, удавалось мало. Слишком уж ярко в его глазах светилась юная жизнерадостность, погасить которую были не в силах все ужасы братоубийственной войны и слишком уж внешне он не походил на бандита.

Впрочем, несмотря на молодость назвать Клинффорда беспечным было нельзя. Он прекрасно понимал, что их отряд в розыске (что, несомненно, льстило тщеславию мальчишки, но создавало дополнительные проблемы), поэтому нужно вести себя в Городке тихо и не лезть в драку без нужды. Конечно, это было не просто, учитывая, что Джо терпеть не мог янки и не обладал особой сдержанностью, но юный бандит надеялся, что на этот раз ему удаться справится с собой. Не подводить же Колбэрна и ребят, когда ему оказано такое высокое доверие (прямо как настоящему солдату!).

Уезжая из отряда, Джо испытывал сложные чувства. С одной стороны, он был, конечно, невероятно горд своим заданием (опасность которого, по молодости, крепко недооценивал), но с другой стороны, испытывал в связи с этим некоторую грусть. За последние два года Клинффорд всегда ездил куда-то только в сопровождении товарищей, так что перспектива провести несколько дней в одиночестве Джозефа совсем не радовала. Правда, поймав себя на таких мыслях и приписав их банальной трусости, юный бандит от души рассердился и запретил себе даже думать о подобных вещах. Чтобы не поддаваться ненужным переживаниям, Клинффорд постарался сосредоточиться на том, что он будет делать по приезде в Городок.

Если он понял капитана правильно, нужно будет, не вызывая подозрений, встретится с сослуживцем и передать ему распоряжение разведать что к чему в доме мэра. Зачем это надо, Джо понял сразу: судя по всему, на этот раз вместо банка, они будут грабить арсенал саквояжника. Данное соображение вызвало в душе юного бандита мрачное удовлетворение - так ему и надо, этому янки, не все же ему южан обирать! Правда, риск в этом случае был тоже высок, всё-таки дом мэра - это не фермерский курятник, так просто не влезешь. Так что Палмеру придется осторожно разузнать нужные сведения, а ему, Джозефу, не менее осторожно передать их капитану.

План Колбэрна насчет того, чтобы прикинуться ковбоем был, конечно, хорош, за исключением того пункта, что Джозефу нужно было делать вид, что он боится каких-то проклятых янки! Еще чего не хватало! Клинффорд, конечно, понимал, что разведчику нужно поступаться некоторыми вещами ради пользы дела, но на такое он пойти не мог при всем желании. Остальное в предложении капитана более-менее устраивало Джо. В конце концов, сейчас, после войны, ищут работу многие, это неплохая маскировка. Правда, существовала опасность, что его на самом деле наймут в ковбои и отправят куда-нибудь к черту на кулички перегонять чьих-нибудь коров, но она была невелика. Сейчас, на разоренном Юге, мало кто мог позволить себе брать наемных работников, тем более, таких юных и неопытных как Джо. Так что он, скорее всего, с чистой совестью проболтается в ожидании ответа Палмера просто так.

С такими мыслями Клинффорд примерно через час зашел в салун Городка, где согласно словам капитана, ошивались прихвостни мэра. Правда, Палмера там не обнаружилось и Джо, убивая время, подошел к стойке бара. Про себя он четко решил, что будет вести себя как будто ему и в самом деле нужна работа. Но и заявлять о своем намерении с порог юный бандит тоже не собирался. Поэтому, купив себе тарелку еды, Джозеф просто присел за один из столиков, не намереваясь пока вступать ни с кем в разговоры.

Мальчишка мало кого заинтересовал. Даже вездесущая Люси в данный момент была занята с каким-то клиентом наверху и не имела возможности прицепиться к молоденькому "ковбою". Из всей "гвардии" наличествовало только двое штатских, которые занимали всё тот же дальний угол салуна и тихо дули пиво в ожидании остальных. Дело шло к вечеру. А поскольку жизнь в Городке, как и в любом другом подобном поселении, по окончании рабочего дня постепенно перемещалась именно в салун, у стойки и за столиками торчало уже несколько фермеров и горожан. Хотя основная масса посетителей должна была собраться ещё позже.

Несмотря на непосредственную близость людей Фланнагана, салун оставался популярным местом сбора. Тем более, что перекусить в Городке более было негде и салун помимо своего прямого назначения играл роль закусочной. Здесь подавали "дежурное меню" - жареную говядину и бобы. Почти всегда. Летом добавлялась кое-какая зелень, но зимой - бобы и говядина, говядина и бобы. Хочешь большего - иди работать к Фланнагану. Для его людей повар иногда готовил что-нибудь типа яичницы с беконом или похлёбки с требухой.

Через некоторое время по внутренней лестнице спустился всклокоченный Стив Берри. Он наконец-то выспался и был абсолютно трезв. Более того, даже заправил рубашку в свои форменные синие брюки с обтрёпанными жёлтыми лампасами и рискнул натянуть на плечи подтяжки. Спина у Берри по прежнему болела, но уже не так сильно. Саднила содранная кожа и руками было лучше не размахивать, но в остальном терпимо. Кивнув своим, Берри прошёл через салун к стойке и хмуро потребовал от бармена "какой-нибудь еды". А сам навалился локтями на край стойки и некоторое время сосредоточенно чесал лоб, размышляя, стоит ли попросить ещё и выпивку. Нат со своим обещанием пороть его за пьянство слегка перепугал Стива. Особенно в свете событий сегодняшнего утра. В армии Берри ни разу не нарывался на порку, которая, по правде говоря, была запрещена ещё в середине 1861 года, но продолжала применяться в тех случаях, когда исчерпывались иные методы воздействия на дебоширов, и когда начальство не боялось использовать "запрещённые приёмы" наведения дисциплины. Стиву Берри везло, в армии он вёл себя паинькой, так что впечатления от "рождественской порки" в Городке для него были новыми. Так и не решившись попросить налить себе виски, Берри забрал принесённую барменом тарелку с холодной говядиной и чуть тёплым варевом из бобов. Пошёл было в дальний угол, к своим, но подумал, что сразу начнутся дурацкие шуточки - и брякнул тарелку на первый попавшийся столик. За ним, правда, уже сидел какой-то долговязый белобрысый "ковбой", но Берри его заметил, только когда сам опустился на стул.

- Не мешаю? - спросил он, смущённо улыбнувшись.

В пьяном виде Стив Берри задирался, в трезвом вёл себя дружелюбно, но иногда довольно навязчиво.

- Я... это... Поговорить тут не с кем, - пожаловался он Джо и запустил пятерню в свои нечёсаные русые волосы, словно хотел минимум выдрать клок побольше. Потом передумал и посмотрел на юного бандита. - Ты издалека? Что слышно нового?

Тупейшие вопросы, но Стиву не пришло в голову ничего более умного.

Учитывая, что последние полгода Джозеф был в бегах и блага цивилизации в виде газет и прочего видел лишь во сне, ничего особо нового о мире он сообщить не мог. Да и не испытывал никакого желания делится последними новостями с какими-то лохматыми янки. Вместо этого он старательно ел. Может кому-то, конечно, и не нравилось местное варево, но Клинффорд уминал его с аппетитом. Вообще, изрядно насидевшись на "шомполушках" и прочих "деликатесах" конфедеративной армии, Джо был до крайности неприхотлив в еде и считал вкусным всё, что являлось съедобным и не содержало кукурузы.

Правда, удовольствие от приятного обеда изрядно подпортил какой-то подсевший к нему солдат-янки. Причем мало того, что подсел, так еще и полез с разговорами. Первым желанием Джозефа было буркнуть в ответ что-то невразумительное и отодвинуться от незваного собеседника вместе с тарелкой, но он тут же сообразил, что это глупо. Все-таки вот так сразу демонстрировать свою неприязнь к янки было, конечно, похвально с точки зрения патриота, но слишком уж неразумно с точки зрения разведчика. Мало ли что полезного можно узнать из разговора с этим, по всей видимости, разговорчивым малым. Поэтому Клинффорд не стал шарахаться в сторону, а ответил более-менее любезно:

- Да, не то, чтобы издалека. Из соседнего штата. Работу пытаюсь найти. А что ты со своими не разговариваешь? - спросил в свою очередь юный бандит, отметив тот факт, что солдат поздоровался с двумя типами у углу, видимо, своими знакомыми.

Берри с отвращением поковырял вилкой в тарелке, но есть не стал. Не то, чтобы его не устраивала еда, просто на душе было погано.

- Своими... - Он покосился на Джо. - Ну их! Ты здесь работу не найдёшь, - перешёл он на более лёгкую тему. - Меня, кстати, Стив зовут. Стив Берри. - Он снова запустил руку в волосы и слегка подёргал себя, словно пытался вытряхнуть из головы что-то ненужное. - Не, работы здесь точно нет. Сейчас и денег-то ни у кого нет. Разве что, наймёшься к кому-нибудь за прокорм.

Мимо них от двери прошествовал ещё один парень в форме янки, заметил Берри и "дружески" похлопал его мимоходом по плечу.

- Привет, парень! Протрезвел? Как спина?

Стив резко подался из-под его руки и со злости запустил вслед шутнику вилкой. Тот хохотнул и быстро убрался в дальний угол. Стив поморщился, жалея, что сделал резкое движение. В сущности, не было ничего удивительного в том, что к Берри цеплялись, если он сам дал повод. К тому же, он ухитрялся считаться любимчиком Ната и у него были в этой компании свои недоброжелатели, к которым он особенно упорно цеплялся по пьяному делу. Особенно когда рядом не было ни одного южанина для реализации агрессивного настроения. Так что кидаться на обидчика Стив не стал. Покосившись на Джо, он поёрзал на стуле и поправил подтяжки.

- Ты это... утром в городе не был? - спросил он, на этот раз наблюдая за мальчишкой подозрительно. - Лучше сразу скажи, я драться не буду.

Джозеф фыркнул и напустил на себя самоуверенный вид.

- Думаешь, я боюсь, что ты драться начнешь? - осведомился он насмешливо. - Не на того напал.

Клинффорд верил в то, что говорил - он на самом деле не боялся драк, хотя на вид казался слишком юным и худым (два года службы в армии с очень плохим снабжением даром не прошли), чтобы сойти за хорошего бойца. Откинувшись на спинку стула, Джо с интересом посмотрел на своего нового знакомого. Сопоставив услышанное и увиденное с тем, что рассказали ездившие сегодня утром в Городок ребята, Клинффорд предположил, что перед ним тот самый Стив Бэрри, которого публично выпороли сегодня утром за драку с Хезером. Юный бандит даже мысленно слегка посочувствовал этому янки - такое позорное наказание и на виду у всех, неудивительно, что он теперь дуется на своих. Джо на его месте тоже бы обиделся. Подумаешь, драка, с кем не бывает...

Правда, надо было учесть, что этот самый Стив умудрился сцепиться не с кем-нибудь, а с Чарли Хезером, одним из самых спокойных людей в отряде Колбэрна. За два года службы бок о бок с Чарли Джозеф ни разу не слышал, чтобы тот даже повысил голос выше своего обычного занудного тона, а тут разозлился настолько, что даже бросился в драку. "Интересно, что такого этот янки ему сказал?" - с любопытством подумал Джозеф, но почти тут же понял, что никогда этого не узнает. Чарли, сегодня утром снова вернувшийся в банду Колбэрна, за полгода отсутствия стал еще молчаливее прежнего и из всего отряда обстоятельно поговорил только с капитаном, а этот Бэрри, судя по всему, не был настроен вспоминать прошедшее - ишь как лихо разбрасывается вилками в ответ на одно упоминание об этом. Решив, что недовольство собеседника вполне можно использовать в своих целях, Джозеф поспешил успокоить этого Стива:

- Нет, сегодня утром меня в городе не было, - сказал он спокойно, отправляя в рот полную ложку бобов. - Я только что приехал. Кстати, меня зовут Джо Райт, - представился Клинффорд в свою очередь, едва прожевав бобы.

Соображения Джо насчет отсутствия в Городке работы оказались верными - лишних денег ни у кого нет, никто никого не нанимает. Такое положение вещей более чем устраивало юного бандита, но он счел необходимым выразить подобающее случаю сожаление.

- Плохо, что здесь нет работы, - заметил он сокрушенно, - я уже давно ищу, мне бы хоть что-нибудь перехватить. А ты сам тоже за еду работаешь? - осведомился Джозеф с интересом, хотя полагал, что уже знает ответ.

- Ещё чего! - буркнул Стив. - Я на государственной службе.

Не сказать, чтобы ответ Джо насчёт отсутствия его в Городке при утрешних событиях, успокоил Берри. Рассчитывать на неведение человека только потому, что он приехал чуть позднее какого-либо происшествия, не приходилось. Наверняка местные пересказали подробности всем, кто только захотел слушать. Но пока новый знакомый осведомлённости не обнаруживал, так что Берри решил уйти от темы.

Выудив пальцами полуразваренный боб, Стив сунул его в рот и мрачно пожевал, борясь с искушением выплюнуть еду на пол. Вот если бы выпить сперва, тогда и надоевшее варево пойдёт за милую душу. Но Стив решил не пить хотя бы сегодня, поэтому снова отвлёкся на собеседника.

Джо Райт, конечно, был всего лишь мальчишкой. Двадцатипятилетнему Берри он казался человеком едва ли не другого поколения. Сам Стив сильно взрослым не выглядел бы, пей он поменьше. С его худосочной фигурой и лёгкой нескладностью он не тянул больше чем на двадцать. Только глаза выдавали. Веки казались не по возрасту тяжёлыми и вокруг них собрались тонкие полоски морщин. К тому же, вблизи и не мельком видно было, что он успел уже "подсохнуть" и скорее был жилистым, чем по-настоящему тощим. Армия сделала его выносливым и способным легко переносить личные неудобства. Не пристрастись он после войны к выпивке, из него наверное ещё вышел бы толк.

Так и не решившись прислониться к спинке стула, Берри ухмыльнулся, показав чуть неровные, но достаточно белые зубы.

- Если ты не боишься драться, может, Нат и взял бы тебя. Но скорее всего не возьмёт. Лет тебе маловато. - Он почесал губу. - Нет, точно не возьмёт. Да ещё мне даст в зубы, если узнает, что я тебя "вербую". Хотя, платят у нас хорошо, двадцатку в месяц. - О конечной сумме Стив говорить не стал, потому что действительно был уверен, что этого мальчишку Джо Райта никто не запишет на государственную службу. - Но вообще, можешь попробовать к нему сунуться. Если не боишься. Вдруг повезёт.

- А причем тут мало лет? - изумился Джозеф, очень уязвленный намеком на свою молодость. - Я хорошо работаю и много чего умею.

Возраст был больной темой для юного бандита. Именно по этой причине два года назад его не взяли в войска внутреннего охранения штата Миссисипи, что и подвигло Джо на побег из родительского дома в регулярную армию, где вербовщики были не так разборчивы. И надо сказать, что на войне Клинффорд показал себя довольно неплохо (по крайней мере, он сам считал, что неплохо). Тем обиднее было слушать, как какой-то недобитый янки заявляет, что он, Джо, видите ли, слишком молод для какой-то там работы, которая явно была побезопаснее действующей армии!

Клинффорд уже почти собрался возмущенно просветить этого Бэрри насчет своей службы в лучшей на свете южной кавалерии, которая не раз побеждала северян даже в неравном бою, но сдержал свой неразумный порыв. Всё-таки он приехал в Городок не бахвалится своими воинскими успехами, а тихо и незаметно собирать сведения. Так что разумнее всего было бы не болтать лишнего.

От осознания невозможности похвастаться своей службой в рядах конфедератов, юный бандит недовольно засопел и принялся обдумывать ситуацию. С одной стороны, одна только мысль, что ему придется идти к какому-то проклятому янки и наниматься на работу, вызывала у Джозефа резкое отторжение. Не говоря уж о том, что без упоминания о военном опыте он вряд ли может претендовать на должность выше мальчика на побегушках, что само по себе было унизительно. Да и еще вдобавок янки могут прицепиться к нему с ненавистной Железной клятвой, дать которую Клинффорд не согласился бы ни за что на свете. Но с другой стороны, со слов ребят Джо знал, что наказанный сегодня утром солдат был человеком мэра, а стало быть, именно к нему на службу и предоставлялся шанс попасть. Завербуйся Джозеф в люди Фланнагана, пусть даже на самую черную работу, он смог бы беспрепятственно и не вызывая подозрений общаться с Палмером, да и самому что-то разведывать, а это неизбежно пошло бы на пользу делу отряда и, возможно, позволило бы избежать лишних жертв.

Через пару минут холодный расчет в душе юного бандита одержал победу над его чувствами, и Джозеф решил рискнуть. Даже если ему и откажут - ничего страшного ведь не произойдет, наоборот, усыпит возможные подозрения - якобы он и на самом деле работу искать приехал. Было бы неплохо, конечно, чтобы этот Берри его порекомендовал своему начальнику, или кем там ему приходится этот Нат, но, увы, судя по всему, Стив не собирался этого делать. Оставалось только воспользоваться собеседником для получения некоторой информации.

- Плата, действительно, хорошая, - проговорил Джо, постаравшись придать тону завистливый оттенок. - А что делать надо? На государственной службе этой? - уточнил Клинффорд на всякий случай. - И где найти этого Ната?

Берри отодвинул тарелку и оглянулся, будто надеялся увидеть, что начальник спрятался тут же, в ближайшем тёмном углу и только и ждёт, как бы появиться. К слову, Нат и любил так появляться, когда никто не ожидает. Но видимо, сейчас был не тот момент. Поэтому Стив повернулся к Джо и сцапал мальчишку за руку прямо через стол.

- Да чёрт с ним! Пошли! - заявил он, поднимаясь и потянув Клинффорда. - Он наверняка в мэрии сидит. Пошли, я тебя с ним познакомлю!

Он прямо-таки преисполнился энтузиазма. Парню нужна была работа, и пусть Нат хоть голову оторвёт за подобные "рекомендации", но почему не сделать доброе дело? Берри ужасно хотелось сотворить что-то наперекор собственному унынию и тому, что товарищи считают его никчёмным пьяницей. Он не трус, и он не прячется за чужие спины. "И не провалиться ли им всем?!" Он посмотрел бы, как бы себя вёл кто-то другой на его месте сегодняшним утром! Небось визжали бы, как поросята! А он терпел, потому что даже если с его точки зрения с ним поступали не совсем справедливо, он понимал, что так надо. И у него хватило выдержки не орать и не упираться. Ну, почти не упираться. И ещё... Ему не хотелось, чтобы Нат считал его трусом. Пожалуй, это было самым главным. Если бы Нат присутствовал при порке, Стиву было бы легче умереть, чем закричать. Нат был его старшим товарищем, человеком, которому Стив верил безоговорочно и во всём, даже если и слегка побаивался. Но кто не боится Ната?

- Только о работе с ним будешь говорить, а не со мной, - заявил Берри, энергично потащив Джо к выходу. - Он вообще-то не любит, когда без его ведома болтают, что и как.

"Темные, по всей видимости, дела обстряпывает господин мэр, раз его служащие о работе своей должны помалкивать", - сделал мысленный вывод Джо, невзирая на удивление, которое вызвал в нем поступок Бэрри.

Внезапный энтузиазм янки изрядно ошарашил Клинффорда. Совсем недавно этот Стив боялся получить от начальства в зубы просто за то, что рассказывает о своей службе, а теперь горит желанием познакомить с ним Джо прямо сейчас. У юного бандита даже мелькнула мысль - не дал ли он случайно повод себя подозревать, но почти сразу отверг ее как бредовую. Клинффорд был уверен, что вел себя естественно, а значит, дело было просто в характере нового знакомого. Мысленно отнеся этого Стива Бэрри в разряд ветреных и несерьезных людей, Джо вырвался из цепкой хватки янки и с достоинством оправил одежду.

- Я сам могу идти так-то, - заявил он запальчиво и добавил: - Показывай дорогу в вашу мэрию.

Берри не обиделся на то, что новый знакомый так резво высвободился от его хватки.

- Ладно, пошли! - с не меньшим энтузиазмом предложил он.

До мэрии было рукой подать, только площадь перейти. Поправляя на ходу подтяжки, Стив бодрым шагом устремился вперёд, оглядываясь на Джо и каким-то чудом не спотыкаясь. В таком темпе они быстро добрались до большого двухэтажного дома и Берри, не притормозив и бросив охраннику "Это со мной!", протопал через палисадник, и ворвался внутрь. Он только собрался повести Джо через устланный ковром просторный холл, стены которого украшали картины и охотничьи трофеи, как сбоку донёсся чей-то голос:

- Куда разогнался?

Берри ухватился за перила лестницы, до которых успел проскочить, и повернулся на голос. В уголке холла, положив ноги в грубых солдатских сапогах на низенький столик, сидел Нат с папироской в зубах. На мэрские сигары он никогда не покушался, предпочитая доморощенный местный табак в виде самокрутки. Он с интересом смотрел на незнакомого высокого паренька и улыбался, как кот на сметану. Берри оттолкнулся от перил, тут же ринувшись к начальнику.

- Нат, слушай! Это Джо Райт. Мы тут разговорились в салуне... Ну, в общем, он работу ищет. Я подумал: ты всё в городе знаешь, может поможешь, а?

Нат вынул папироску и ухмыльнулся, глядя теперь уже на Берри.

- Ну хоть трезвый, и на том спасибо, - заявил он, будто это было куда более существенным, чем какой-то там незнакомый Джо Райт, который искал работу. - Хотя с головой у тебя всё равно не в порядке. Никак не можешь запомнить, что вопросами найма я занимаюсь сам, без твоей помощи. Что, и за это тебя тоже драть?

Берри стушевался, стал рассматривать что-то вокруг себя на полу, но нашёл в себе мужество снова поднять глаза на начальство.

- Я хоть раз просил кого-то взять на работу? - заявил он прямо.

- Да нет, на твоё счастье, - согласился Нат, сунул папироску в рот и снова посмотрел на мальчишку. - Какую работу ты ищешь, мальчик? - спросил он, и выцедил сквозь зубы облачно дыма.

- Я не мальчик, - с мало чем обоснованной уверенностью заявил Джо, и, бросив Ната сердитый взгляд, нагло соврал, - мне уже почти семнадцать лет.

Юный бандит с изрядным любопытством осмотрелся - в таких красивых домах ему не доводилось бывать довольно давно. Правда, долго таращиться по сторонам Клинффорду не довелось - уже в холле обнаружился начальник Бэрри - сидел в углу на столе. Янки составлял такой резкий контраст с окружающей обстановкой, что невольно походил на одного из мародеров Шермана в доме какого-нибудь южного плантатора. Разумеется, подобная ассоциация симпатии к Нату со стороны Джозефа прибавить не могла. Впрочем, Клинффорд был достаточно выдержан, чтобы не демонстрировать своих истинных чувств без крайней нужды. Он с интересом прослушал занимательный диалог между Бэрри и начальником (в ходе которого отметил, что первый, видимо, часто напивается, а второй достаточно осведомлен в делах города), после чего стал говорить сам.

- Ну, никакой конкретной работы я не ищу, - ответил он на вопрос Ната, весьма успешно подавив неприязнь к янки в голосе и в выражении лица. - Могу сказать только, что хорошо сижу в седле, неплохо стреляю, умею читать, писать...

Джозеф задумчиво поднял вверх глаза, припоминая, что он еще умеет, но, судя по всему, навыки Клинффорда просто закончились, что было крайне подло с их стороны. А о своей службе в армии Джо рассказать, разумеется, не мог, поэтому некоторым опасением подумал, что ему, как молодому и неопытному, вполне могут предложить только какую-нибудь очень грязную и малооплачиваемую работу. Но тут же укорил себя за гордыню - кем бы не взяли, пусть даже подметать полы в мэрии, всё равно это даст ему возможность шпионить, а стало быть, будет оправданно с точки зрения пользы дела. А для блага отряда никаких жертв Клинффорду было не жалко.

- Есть у вас что-нибудь для меня подходящее? - осведомился Джо у янки спокойно.

- Да уж найдём работу, как не найти! - пообещал Нат, убирая ноги со стола и глядя на Клинффорда снизу вверх со своего кресла.

Конечно, мистер Ганн выслушал похвальбы Джо, но от усмешки просто не мог удержаться. Очень уж его позабавило, как мальчишка похвастался, что он "не мальчик". Берри откровенно засмеялся и хлопнул Джо по плечу, хотя от этого движения одна подтяжка сдвинулась, неприятно проехавшись по засохшим струпьям. Морщась, Стив заявил:

- Ну ты молодец! Берегитесь, девки!

В прихожую заглянули двое караульных. Нат на них даже не посмотрел и они тут же ввалились внутрь, топча сапогами ворсистый ковёр.

- А что случилось? - спросил один, в то время, как второй разулыбался, заранее предвкушая веселье.

- Да вот, парень утверждает, что он уже не мальчик, и поэтому его надо взять на работу, - не переставая смеяться, заявил Берри. И к его смеху присоединились караульные.

- Ладно, хватит ржать! - скомандовал Нат, сделав папироской примерно такой же жест, который делает дирижёр, останавливая играющий оркестр. Как ни странно, подействовало и смех стал в разы тише. - Даже не знаю, что тебе предложить, - сказал он Джо, перестав улыбаться. - Разве что, у нас тут приличная конюшня. Мистер Фланнаган скорее всего раскошелился бы и взял тебя убирать за лошадьми. Да заодно уж и в казарме у этих весельчаков. Там, пожалуй, дерьма даже побольше, чем на конюшне. Если устроит - долларов десять-пятнадцать в месяц заработаешь. А там уж посмотрим, на что ты способен.

Стоило бы спросить у мальчишки, где он научился стрелять, но Нат никогда не выдавал все мысли разом. Может быть, Джо и было семнадцать. Но чтобы неплохо стрелять - надо иметь возможность регулярно это делать. А где в последнее время можно было лучше всего набить руку? Правильно, на войне. Конечно, если мальчишка не врёт и вообще стрелять умеет. "Читать и писать" Нат пропустил мимо ушей. Работа секретаря слишком ответственная, чтобы брать на неё кого попало.

Тут двери снова открылись и вошёл Фрэнк Палмер. Но остановился за спинами солдат, хотя в первое мгновение взгляд его буквально пронзил Джо, он предпочёл тут же сделать вид, что они не знакомы.

Джозеф не сразу заметил Палмера - он был очень рассержен тем обстоятельством, что выставил себя на посмешище проклятым янки. Это же надо было ляпнуть такую двусмысленность! Покраснев (скорее от гнева, чем от стыда), Клинффорд волком посмотрел на присутствующих. Мало того, что дурак Бэрри переврал его слова, так еще и этот Нат предложил ему убирать в конюшне. Отличная ситуация! Бывший конфедерат будет метать навоз за лошадьми всяких грязных янки! Вот бы повеселились сейчас все эти солдаты, узнай они правду!

Но при всем своем недовольстве Джо не мог не признать, что ему повезло. В конце концов, конюшня - это такое место, где можно, не вызывая подозрений, переговорить с Фрэнком да и просто подслушать можно много чего. А грязная работа... ну что делать, кому сейчас легко. Он не гордый.

Приняв решение, Клинффорд хмуро кивнул на предложение Ната:

- Хорошо, я согласен на эту работу, - сказал он покладисто.- С деньгами у меня сейчас туго.

Заметив Палмера за спинами солдат, Джо ощутил легкое волнение, но виду не подал.

- Только я не местный, - предупредил он янки на всякий случай, - жить мне будет где?

Нат не собирался тратить весь вечер на какого-то мальчишку. К тому же, он тоже заметил Палмера, а этот тип был на сегодня более важной проблемой, чем Джо Райт. Поэтому Нат кивнул и встал с кресла.

- Будет тебе, где жить. Берри! - Он указал на Стива пальцем. - Раз уж ты в состоянии скакать туда-сюда, покажи парню, где казарма, а где конюшня. А то с вашим бардаком немудрено перепутать. Пусть приступает к своим обязанностям прямо сейчас. Мистер Джонсон! - Это уже относилось к Палмеру. - Мне надо с вами поговорить.

Он резво обошёл солдат и исчез за дверью, а вслед за ним вышел Фрэнк Палмер, больше не посмотрев на своего юного товарища, чтобы не вызывать подозрений. Стив между тем кивнул Джо.

- Ладно, пошли. И не переживай. Нат - человек что надо, сегодняшний день работы зачтёт тебе как полный.

Берри повёл Джо на улицу, вокруг дома, к боковому входу в длинный одноэтажный флигель. Здесь на скорую руку устроили казарму, поставив вдоль стен деревянные нары и накидав на них соломенных тюфяков и солдатских одеял. Крепко воняло потом, виски и табаком, по полу валялся мусор самого разнообразного происхождения, местами присохла выплюнутая каким-то особо пренебрегающим чистотой солдатом табачная жвачка. Единственный стол в углу был заставлен пустыми кружками, а под столом выстроилось несколько бутылок из-под виски.

- Вон то место свободное, - показал Берри на одну из коек в углу, ближе ко входу.

Стив Берри только сейчас понял, на сколько устал. Запас нервной энергии понемногу истощился, ноющая спина и пустой желудок напомнили о себе. Кое-как стащив с плеч подтяжки, Берри посмотрел на Джо.

- Чёрт с ней, с казармой. Может, сам посмотришь на конюшню? - Он присел на крайнюю койку, сунул руку назад, за воротник, и аккуратно потрогал что-то на спине. - Я бы тебе помог убрать, но не сегодня, - добавил он миролюбиво и даже с некоторым извинением в голосе. - Обойдёшь дом с обратной стороны и увидишь такой большой сарай. Это и есть конюшня. Лопата и метла в пустом стойле. Берегись пегой кобылы, она третья справа. Эта стерва лягается как одержимая. И держи ухо востро с большим серым жеребцом, он в самом дальнем углу. Он спокойный, но строгий. Может куснуть, если зазеваешься. И вообще, не напрягайся. Нат туда всё равно до темноты не заглянет. Я надеюсь.

Напутствовав таким образом Джо, Берри отвернулся и аккуратно лёг на живот, даже не сняв сапог и решив про себя, что хоть гром грянет - он больше сегодня не пошевелится.

- Конечно, я сам найду, - покладисто согласился Джозеф и выбежал наружу. Компания Бэрри на этот вечер в его планы не входила, да и сам вид казармы нагонял на него тоску. Учитывая, что Клинффорду было противно находиться с янки в одном помещении, в восторг от перспективы житья с ними он, разумеется, не пришел. У него даже мелькнула мысль, а не ночевать ли ему где-нибудь снаружи, например, на сеновале возле конюшни, но, подумав, Джо отверг эту идею - слишком уж подозрительно выглядела такая фанатичная преданность работе.

С чувством плюнув в сторону - никакой жизни от этих проклятых янки! - Клинффорд отправился за своей лошадью, которую оставил возле салуна. По дороге он раздумывал о том, зачем Нат вызвал к себе Палмера и не стоит ли ему попытаться что-нибудь подслушать. Правда, тут же передумал - не хватало еще попасться в первый же рабочий день за неприглядным занятием, да и глупо это. Если нужно - Фрэнк ему все равно всё расскажет. Главное, чтобы Палмер понял, где искать своего юного связного.

Забрав лошадь, Джозеф нашел сарай, служивший янки конюшней и принялся за работу. Он надеялся, что Фрэнк (или как его зовут тут? Мистер Джонсон?) найдет его, когда освободится.

Высокий светло-серый жеребец тревожно косился на незнакомого паренька, пока тот сновал по конюшне. Не то, чтобы жеребцу не нравились южане, но незнакомцы всегда вызывали у него подозрение. Большие, влажные глаза жеребца внимательно следили за перемещениями Джо, а маленькие ушки с загнутыми друг к другу кончиками то и дело поворачивались из стороны в сторону, припадали к шее - и снова становились торчком. Во всей округе жеребец без подозрения относился только к одному человеку - своему хозяину. Нат подкармливал его лакомством, ревниво пресекая попытки кого бы то ни было ещё это сделать. Нат не боялся его, что не может не оценить хорошая лошадь. И у Ната были удивительные руки: мягкие и сильные одновременно. Он не боялся, когда жеребцу приходило в голову взыграть от избытка энергии, и поэтому никогда не дёргал. Просто крепко сидел в седле и направлял задор жеребца в нужную сторону. Нат чувствовал коня, и конь чувствовал его.

До Ната жеребец ходил под седлом у одного трусливого офицерика (бывают и такие). Офицерик, чуть что, начинал драть мундштуком губы жеребца, непонятно зачем тыкать шпорами и одновременно пытаться удержать на месте. Сколько раз он летал через голову жеребца - трудно было сосчитать. Но офицерик ко всему был ещё и упрямый, и раз от раза снова влезал в седло, надеясь "всему научиться".

Коню было невдомёк, что офицерик до встречи с ним ездил только в экипаже. Война забросила этого бедолагу из последнего призыва прямиком в кавалерию, потому что кавалерия была престижнее, чем пехота. А научиться хорошо ездить офицерик так и не успел. Он польстился на породистую лошадь какого-то разорённого плантатора, а через несколько недель его самого застрелили в стычке с конфедератами. Жеребец удрал, и жил некоторое время собственной жизнью, уходя с дороги людей. Пока его не выследил Нат.

* * *

Джо убирал конюшню, когда в неё заглянул Фрэнк Палмер. Сержант надеялся найти здесь мальчишку, но пришёл не только за этим. Здесь же, в угловом стойле, хрустела сеном его собственная лошадь.

Быстро пройдясь по конюшне и не заметив ничего подозрительного, Палмер отошёл в дальний угол, как раз к стойлу белого жеребца Ната, и поманил Джо рукой.

- Иди сюда! У нас мало времени. Какого чёрта ты здесь делаешь? - с ходу спросил он.

Жеребец неодобрительно переступил с ноги на ногу и прижал маленькие ушки. Палмер был здесь таким же чужим человеком, как и Джо.

- Мне велено кое-что тебе передать, - вполголоса ответил Джо на вопрос. Он взял лопату и подошел к стойлу. Было бы, конечно, славно выглянуть из конюшни и посмотреть, нет ли кого снаружи, но Клинффорд не стал этого делать - всё-таки Палмер только что зашел, наверное, заметил бы что-то подозрительное, если бы оно было.

Небрежно опершись о черенок лопаты, чтобы произвести на случайного свидетеля (если он будет) впечатление заболтавшегося нерадивого чернорабочего, Джозеф тихо сказал:

- Капитан просил разведать все, что можно о доме мэра. Входы-выходы, охрана, где хранится оружие и прочее. Сможешь?

Палмер выругался, что для него было крайне нехарактерно. Он вообще старался не выходить из себя и держаться с достоинством.

- Ничего не выйдет! - сказал он с досадой, и прислонился спиной к перекрытию между стойлами. - Этот... - Палмер оглянулся, но кроме жующих сено лошадей в конюшне никого не было. Только белый жеребец ничего не жевал, а косился на людей. Палмер с досады плюнул прямо в стойло этой явно украденной в каком-нибудь разорённом имении лошади. - Этот их Нат изволил уговорить мэра не брать меня на службу. Я им не подхожу.

В другое время подобное заявление вызвало бы у Палмера гомерический хохот. Но сейчас, когда капитан ждал результатов, смеяться было нечему. Палмер только что получил от мистера Ганна причитающееся за один день жалование и недвусмысленный намёк на то, чтобы он не сильно задерживался в Городке. Лучше было убраться как можно быстрее. В любом случае, он уже не мог ничего разведать в доме мэра.

- Наверное, тебе придётся разведывать, где тут что, - с сомнением проговорил Палмер, но тут же его осенило, что капитан не одобрит подобный ход. Оставить мальчишку один на один с янки! Только этого не хватало! - Нет! Давай забирай свою лошадь и выводи под каким-нибудь предлогом. Надо уезжать. Ничего не выйдет. Тебе тоже нельзя здесь оставаться.

- Почему это нельзя? - возмутился Джо, не забывая, впрочем, говорить вполголоса. - Меня ведь не уволили, и ни в чем пока не подозревают.

Сообщенная Палмером новость была, безусловно, очень неприятна. При всей своей самоуверенности заявлять, что он сможет стать достойной заменой Фрэнку и разузнать всё, что нужно, Клинффорд не мог. Все-таки его работа на улице, так что при сборе сведений о доме мэра и арсенале, он может рассчитывать, в лучшем случае, на сплетни, услышанные от солдат, а это не очень надежный источник. А на молниеносный карьерный рост надеяться было бы глупо: раз даже сержант оказался для этого привередливого Ната недостаточно хорошим служащим, то чего уж ждать пятнадцатилетнему мальчишке? Конечно, это было очень несправедливо, особенно, если вспомнить каких пьянчуг и задир (типа Бэрри) мэр держит в доме, но какой справедливости можно ждать от "синебрюхих"? Впрочем, может быть, янки доверяют только своим (что весьма разумно с их стороны) и предпочитают не нанимать людей со стороны.

Джозеф с озабоченным видом провел рукой по щеке, на которой тут же образовалась черная полоса, и принял решение. Всё-таки зря он, что ли, сегодня полдня общался с всякими грязными республиканцами и сносил их шуточки!

- Уезжай один, Фрэнк, - сказал он серьезным тоном. - Другого шанса попасть на службу к мэру у нас не будет, видишь, как здесь не жалуют чужаков. Я сделаю, что смогу, так нашим и передай.

На лице у Клинффорда застыло упрямое выражение, очень знакомое как родным Джо, так и его сослуживцам, которое означало, что мальчишка вбил себе в голову бредовую идею и отступать от нее не намерен.

Палмер возмутился. По большей части тому упрямству, что он разглядел в Джо. Но возразить сержант не успел, потому что двери в конюшню открылись и туда вошёл кто-то из людей Фланнагана, таща в поводу ещё одну лошадь.

- Да ладно, ври больше, - сказал Палмер громко, быстро соображая, какой бы бред ляпнуть, чтобы изобразить случайный разговор. - Лошадь как лошадь, только что белая, - продолжил он, для наглядности неосторожно шлёпнув натова коня по мощному крупу.

И тут же отлетел, получив хороший пинок по ляжке. Когда лошадь по-настоящему хочет лягнуть, она делает это молниеносно и без предупреждения.

- Чёртова скотина! - вырвалось у Палмера. Схватившись за ляжку, он едва удержался на ногах и уронил с головы шляпу.

Вошедший в конюшню янки весело рассмеялся.

- Поделом! - заявил он, подволакивая собственного коня к пустому стойлу. - Не суйся, куда не зовут. Эта белая скотина страсть как не любит, когда с ним грубо обращаются.

Палмер заставил себя выпрямиться, подобрал шляпу и, хромая, пошёл за своей лошадью. Сказать Джо что-то ещё, или как-то его образумить, не получалось.

- Ладно, пошли вы все... - пожелал он напоследок.

Поскольку янки, привязав лошадь, тут же принялся её чистить, последняя возможность довести разговор до конца и переубедить Джо отпала сама собой. Выразительно глянув на него напоследок, Палмер вывел свою лошадь и похромал прочь из конюшни. На душе у него было погано, а впереди маячила встреча с Колбэрном, который отнюдь не обрадуется из-за того, что Клинффорд остался в этом "осином гнезде".

- Знакомый что ли? - спросил янки у Джо, когда Палмер вышел.

- Да нет, не знакомый, - спокойно ответил Клинффорд, посмотрев вслед Фрэнку равнодушным взглядом. Жалел ли он о принятом решении? Конечно, на какой-то миг юный бандит почувствовал себя неуютно - всё-таки он оставался теперь совсем один во враждебном окружении. Но долго переживать не стал. Что делать, он уже взрослый человек, более того, разыскиваемый бандит, должен со всем справляться сам.

Правда, Джо всерьез опасался, что капитан не разделит оптимизма своего юного подчиненного и вскоре пришлет ему строгий приказ возвращаться обратно. Но в любом случае это будет нескоро, так что у Клинффорда было немного времени, чтобы разузнать что-либо полезное.

- Я просто предупредил этого парня, чтобы не лез к серому жеребцу - он кусается, - пояснил юный бандит специально для янки. - Тот не поверил. Странный какой-то...

Джозеф снова взялся за лопату и принялся методично наполнять навозом тележку, чтобы потом вывезти ее за пределы конюшни. Работы было много, но Клинффорд был этому даже рад - это позволяло ему тянуть время перед уборкой казармы чертовых янки. Разумеется, рассудком Джо понимал, что ему надо хотя бы внешне спокойно реагировать на синие мундиры, но не был уверен, что его лицемерия хватит надолго. Слегка вздохнув, юный бандит осведомился у солдата, чистящего лошадь:

- Это вас с местного форта на службу мэру прислали?

- Ещё чего! - фыркнул солдат. - Мы работаем на мэра. Армия тут ни при чём, у неё свои проблемы. Просто Фланнагану нужны были люди, которые станут работать по контракту. - Солдат постучал щёткой по стенке, вытряхивая из неё пыль. - Кто уже уволился из армии, или просто деваться некуда - те и нанялись. - Он обошёл лошадь с другой стороны и покосился через её спину на Джо. - Может, принести ещё фонарь? - предложил он искренне. - Скоро темнеть начнёт, тут дальше своего носа не разглядишь.

Палмер между тем уже ехал в сторону той рощицы, в которой остался отряд. И поминутно оглядывался, размышляя, правильно ли поступает. Что если янки заподозрят, что Джо - разведчик? Они же с него шкуру с живого снимут. Во всяком случае, неприятностей будет достаточно. А если ещё Джо проговорится, кто он на самом деле - на них на всех устроят облаву. Может быть, не стоило так усердно пытаться раздобыть патроны именно в этом населённом пункте? Есть же и другие...

Так и не повернув назад, Палмер уехал из Городка в расстроенных чувствах.

Джозеф, тем временем, оставил работу и удивленно обернулся на янки. С чего тот предложил ему принести фонарь? Слишком добрый? В доброту северян Клинффорд никогда не верил, поэтому поспешил отказаться.

- Да нет, не надо ничего нести, - сказал он спокойным тоном. - Всё равно скоро в казарму идти. Меня, кстати, Джо Райт зовут, - представился юный бандит, вспомнив о вежливости.

Воспоминание о том, что ему еще предстоит проворачивать грязь в казарме чертовых янки и, скорее всего, под аккомпанемент их гнусных шуточек, не могла добавить веселья в существование Клинффорда, поэтому он погрузился в довольно-таки мрачное настроение. Правда, грусть не мешала ему думать. Значит, гвардия мэра состоит из бывших солдат и всяких проходимцев и подчиняется непосредственно ему. Зачем ему такая прорва людей? Вряд ли для того, чтобы просиживать штаны в доме...

- А что такого особенного в этом контракте Фланнагана? - осведомился Джозеф якобы их простого любопытства. - Со мной никто ничего не подписывал, - добавил он слегка обиженным тоном.

- Ну и радуйся, что не подписал его, контракт этот, - фыркнув, ответил солдат. - Это ж всё равно, что в рабство на три месяца! А если что не так - отправишься в тюрьму. Повод сыскать не трудно. Правда, и деньги хорошие обещают. Но до них ещё дожить надо. Я - Фред Джойс. Ну-ка погоди...

Он повесил щётку на гвоздь и ушёл в пустой денник. Но почти сразу вернулся с ещё одной лопатой.

- Давай, помогу. А то ты до ночи провозишься. А Нат обязательно придёт проверить, как убрано. Как тебя занесло в эту глушь? - спросил он в свою очередь.

Вообще-то сегодня как раз был черёд Фреда Джойса дежурить по конюшне, поэтому он так охотно взялся помогать. Да и уборку навоза за лошадьми Фред никогда не считал чем-то зазорным. До войны он примерно тем же и занимался. Он лихо начал орудовать лопатой, помогая Джо.

Клинффорд не стал возражать против помощи этого парня - пусть работает, если хочет.

- Я здесь случайно, - ответил он на вопрос почти что правду. - После войны сиротой остался, вот и путешествую, то там подработаю, то здесь. Сейчас мало где постоянные работники нужны, - пояснил он. - Приходится перебиваться, чем есть.

Понадеявшись, что он не слишком переусердствовал в образе честного бродяги, Клинффорд вернулся мыслями к контракту. Судя по всему, мэр набирал свою команду не просто для охраны своей особы, но и еще для выполнения каких-то неприглядных и явно опасных дел. О сути этих дел следовало бы поинтересоваться - хотя бы для того, чтобы узнать распорядок дня в доме Фланнагана.

- Ну да, хорошие деньги просто так никто не заплатит, - заметил Джозеф сочувственно и спросил, - а делать что надо? Дом мэра охранять?

- И это тоже, - ответил янки, усердно работая лопатой. - Ну, ещё надо следить, чтобы в Городке был порядок. Потом мы сопровождаем мэра в поездках, и ездим с Натом, когда надо заниматься сбором налогов. Но не все. Нат берёт только тех, кто сразу в драку не кидается.

Тачка наполнилась, и парень остановился, опершись на черенок лопаты, критически оглядывая Джо. С его точки зрения дальше конюшни пареньку ничего не светило. Хотя Нат странный человек, может ему понадобился вот такой юный и шустрый пацан для каких-то своих целей? Предугадать, что делается в голове у сержанта, ещё никому не удавалось, поэтому Джойс хмыкнул на свои мысли и не стал их озвучивать.

- Тут было бы даже весело, - сказал он вместо этого. - Но фермеры - народ горячий, чуть что - лезут с кулаками, или хватаются за оружие. Да ладно, хуже всего в контракте, что мы должны беспрекословно подчиняться. И если что-то сделаем не так - мэр всегда может любого из нас отдать под трибунал. И разорвать контракт, если не будет на то согласие Фланнагана, мы не можем. Хотя, это всего на три месяца. А ты рассчитываешь здесь задержаться? - спросил он напоследок, откладывая лопату и хватаясь за рукоятку тележки.

Но тут как на зло, в конюшню заглянул высокий бородатый янки.

- Джойс! Хватит тут трепаться, - позвал он. - Пошли, разговор есть.

Джойс оставил тележку, пожал плечами и направился на выход, больше ничего не сказав Джо.

Джо слегка разочарованно посмотрел вслед Джойсу (надо же было этому янки отозвать сослуживца именно сейчас), ухватился за тележку и направился к навозной куче. Впрочем потеря невольного помощника огорчила Клинффорда не очень сильно - этот Джойс рассказал немало интересного, так что было, что обдумать в одиночестве.

Значит, подчиненные мэра, крепко-накрепко привязанные к нему контрактом, выполняют самые разные поручения. Это было более чем удобно для банды Колбэрна - значит, можно было выбрать такой день, когда сам мэр и его помощник свалят из города и залезть в дом. Наличествующих в городе солдат (как выяснилось, не самого спокойного нрава) можно будет без особого труда чем-нибудь отвлечь (раз уж они следят за порядком, то можно им обеспечить какое-нибудь чрезвычайное происшествие). Клинффорд удовлетворенно кивнул своим мыслям - определенно, он узнал от Джойса полезные вещи. Правда, оставалось еще выяснить как и где хранится оружие, но тут, увы, придется отираться в казарме и подслушивать - рядового работника явно не пустят даже на порог этой чертовой мэрии.

Вытряхнув из тележки навоз, Джозеф вернулся в конюшню. Доделав там оставшуюся работу, он с кислым видом побрел в казарму - юному бандиту было легче есть песок, чем разговаривать с янки.

На счастье Джо янки были слишком заняты, чтобы с ним разговаривать. В казарму иногда кто-нибудь заглядывал, но кроме Стива Берри никто не задерживался надолго...

НазадСодержаниеВперёд



© М.В. Гуминенко, А.М. Возлядовская., Н.О. Буянова, С.Е. Данилов, А Бабенко. 2014.